Законы хаммурапи по отраслям

Законы вавилонского царя Хаммурапи

Законы Хаммурапи появились в Вавилоне в середине ХVIII в. до н.э. Они состоят из преамбулы, основного

содержания и заключения, всего 282 статьи. Причины, породившие возникновение Законов: создание единого законодательства для всего государства, укрепление государственной власти, забота об армии, а также необходимость снять социальное напряжение в обществе. Источниками Законов являются обычаи, судебная практика, прежнее законодательство городов-государств Месопотамии. Судебник затрагивает самые различные вопросы права. Правовые положения изложены казуистически, без обобщений. Вполне возможно, что Законы Хаммурапи представляли собой записи судебных решений. Деление по отраслям права отсутствует, хотя составители их стремились к определенной логической группировке правовых норм, в основу которой положен предмет правового регулирования.

Первые пять статей судебника посвящены суду и преступлениям, связанным с отправлением правосудия. В статьях 6-126 регулируются вопросы приобретения и защиты собственности. Статьи 127-195 дают характеристику брачно-семейных отношений, наследственного права и правового статуса должностных лиц. Статьи 196-214 повествуют о наказаниях за преступления против личности. В статьях 215-282 излагаются нормы, регулирующие договор найма и другие правоотношения. При этом преобладают нормы гражданского, уголовного и процессуального права, хотя и в них обнаруживаются многочисленные пробелы. Так, не говорится о государственных и религиозных преступлениях, тогда как их существование в реальной жизни сомнений не вызывает. Очевидно, наказания за них были настолько определенными, что законодатель счел излишним говорить об этом специально. Законам присущ строжайший формализм и примитивная правовая техника. Закрепляя рабовладельческий строй и частную собственность, Законы Хаммурапи вместе с тем содержат пережитки родового строя. Суровость наказаний, талион и ордалии – все это из эпохи, предшествовавшей государству. Эти особенности свойственны всем наиболее ранним памятникам права и других народов.

  • Currently 2.97/5
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Рейтинг: 3.0/5 (1453 голоса)

21. Законы царя Хаммурапи: гражданское право

21. Законы царя Хаммурапи: гражданское право

Немаловажной причиной кодификационной деятельности Хаммурапи было желание смягчить социальные противоречия вавилонского общества, вызванные крайними формами эксплуатации деревни богатыми землевладельцами – арендодателями и ростовщиками. Кодекс в некоторой степени сдерживал круг стяжателей, заботясь главным образом о податных и военных интересах государства: плательщиком налогов и солдатом был крестьянин, и потому следовало предотвратить его разорение. Законы Хаммурапи были созданы в конце его правления. Сборник Законов составлен в казуистической форме, тексты не содержат общих принципов, не имеют религиозного и морализирующего элементов. Сборник состоит из трех частей: введение, 282 статьи Законов, обширное заключение. Источниками сборника историки называют обычное право, шумерские судебники, новое законодательство.

В кодексе подробным образом регламентируются продажа земли и строений, аренда пахотного поля и сада, найм быков для работы в поле, заклад имущества при сделках займа – денежного и натурального – и т. п. Для наиболее распространенных сделок, например, купли-продажи, Законник предусматривает три условия: имущество не изъято из оборота; продавец – действительный собственник вещи и может гарантировать нового приобретателя от эвикции (истребования проданной вещи ее настоящим собственником); оформление сделки происходит в присутствии свидетелей. Исполнение обязательств было непременным для обеих сторон. Только при их обоюдном согласии разрешалось «смочить договор», то есть размягчить глину, на которой он был написан, стереть ненужное, вписать новое.

Брак заключался на основе письменного договора между будущим мужем и отцом невесты и был действительным только при наличии этого договора. Главой семьи был муж. Замужняя женщина обладала некоторой правоспособностью: она могла иметь свое имущество, сохраняла право на принесенное ею приданое, имела право на развод, могла наследовать после мужа вместе с детьми. Однако права жены были ограничены, как и права детей: отец мог продавать детей, отдавать их в качестве заложников и т. п.

Наследование происходило чаще всего не по завещанию, а по закону. Наследовать могли дети, усыновленные дети, внуки, дети от рабыни-наложницы, признанные отцом. Закон стремится примирить между собой два требования: а) сохранить за детьми имущество их матери; б) не изымать его при этом из оборота.

Свод законов Хаммурапи и мы

Вы помните о своде законов Хаммурапи, самом раннем кодексе законов, известном на настоящий момент, о котором почти все мы читали когда-то в учебниках по античной истории?

Этот текст, почти не тронутый временем, написанный клинописными буквами, был обнаружен в 1901 году и спустя два года переведен в американском Корнелльском университете. В нем 282 параграфа, или статьи, из которых часть или совсем не сохранилась, или сохранилась фрагментами.

Свод законов Хаммурапи – барометр, зафиксировавший изначальные ценности человеческого общества и показывающий, куда они сдвинулись спустя 4 тысячи лет

Может, кто-нибудь спросит: а что общего у этого самого древнего в истории человечества свода законов с современной семьей, нашими ценностями, миром? Общее есть. Причем очень много. Этот свод законов – барометр, зафиксировавший изначальные ценности человеческого общества и показывающий, куда они сдвинулись спустя 4 тысячи лет. К лучшему или худшему. Он показателен и облегчает нам понимание регресса ценностей в наши дни.

Это самый ранний документ в истории человечества, в котором мы находим такие слова, как «муж», «жена», «брак», семья, «развод», «измена», «дети», «мужчина» и «женщина». Таким образом, было бы очень полезно в наши времена ценностной дезориентации и хаоса оглянуться назад и посмотреть, что думали человеческие создания 4 тысячи лет назад касательно ценностей.

Это светский документ, поэтому его нельзя заклеймить как «фикцию некоего божества»

Этот свод законов был написан во времена Вавилонского царя Хаммурапи, жившего за 1750 лет до Рождества Христова, то есть более 3750 лет тому назад. От свода его законов нас отделяют самое меньшее 3750 лет. Это светский документ, поэтому его нельзя заклеймить как «фикцию некоего божества». Здесь речь не идет о десяти заповедях Ветхого Завета. Нам говорят, что нельзя приводить аргументы в пользу традиционных ценностей из библейской, христианской и вообще религиозной сфер. Подобные аргументы не принимаются во внимание в спорах, проводимых вокруг современного брака, сексуальной жизни и нравов. Однако свод законов Хаммурапи является мирским документом, и он будет весьма полезен для оценки степени деградации современных ценностей в сравнении с теми, которые были кодифицированы вавилонянами 3750 лет тому назад.

Общие замечания

Кроме того, этот документ дает ясно понять, что в какой-то момент своего развития общество определило, что одни социальные практики являются полезными, а другие нет. В итоге как полезные, так и вредные практики были кодифицированы с целью защищать и поощрять первые и запрещать или карать последние.

Анализ, который мы можем провести сегодня, свидетельствует: на то, на что люди 4 тысячи лет назад смотрели как на нормальное, сегодня смотрят как на ненормальное. Естественно, мы имеем в виду не рабство и прочие институты подобного рода, а многотысячелетний институт семьи и брака.

Слово «брак» упоминается в своде Хаммурапи 13 раз, слово «муж» – 44 раза, «жена» – 67 раз, «измена» – 3 раза, «семья» – 1 раз и «развод» – 3 раза. Слово «секс» не появляется совсем.

Это указывает на то, что для вавилонского общества 4000-летней давности брак был чем-то важным, отношения между супругами были четко определены для того, чтобы защищать единство семьи, а отсутствие слова «секс» указывает на то, что, в отличие от наших дней, «примитивное» общество не было одержимо сексуальностью, как это имеет место сегодня.

Развод упоминается как позволительный в том случае, если женщина оказывалась бесплодной; измена каралась смертью. Муж, бросивший свою семью, больше не мог вернуться в нее, а его жена имела право присоединиться к дому другого мужчины. Суровые наказания за измену и уход из семьи свидетельствуют о том, что вавилоняне всерьез подходили к защите семьи и брака.

Брак

Интересные подробности, касающиеся брака, мы находим в кодексе Хаммурапи. Кодекс определяет брак не прямо, а косвенно. Параграф 128 утверждает: «Если мужчина взял себе жену, но не заключил с ней брачного договора, эта женщина не является его женой». Брак, таким образом, создавался мужчиной и женщиной, мужчина при этом назывался мужем, а женщина – женой. Но чтобы быть официально созданным и признанным в обществе, союз между мужем и женой должен быть задокументирован в форме брачного договора.

4 тысячи лет тому назад общество проводило различие между сожительством и браком

Это указывает на то, что при отсутствии брачного договора между мужчиной и женщиной имели место отношения сожительства. Это означает, что еще 4 тысячи лет тому назад общество проводило различие между сожительством и браком. А почему? Без сомнения, потому, что брак, а не сожительство, придавал стабильность отношениям между супругами, что, в свою очередь, вносило социальную стабильность в жизнь всех членов общества.

Брак ставил пределы сексуальным и семейным отношениям, отношениям между мужем и женой, между родителями и детьми. Все знали свои роли и пределы. Но от этого все только выигрывали: мужья и жены, родители и дети и общество в целом.

Что значит «брачный договор»? Именно то, что в наши дни продолжает отличать брак от сожительства. Сожительство не основано на договоре, а является совместным проживанием по расчету без взаимных обязательств. Брак же основан на договоре. Брачный договор между мужчиной и женщиной означает взаимные обещания верности и моногамии, обещание быть вместе в добре и зле, в здоровье и болезни и исключить из отношений между мужем и женой третьих лиц. Обещания эти давались в присутствии свидетелей.

Интересно заметить, что Священное Писание в Ветхом Завете определяет брак как договор между мужчиной и женщиной, заключенный в присутствии свидетелей (Мал. 2: 14: «Вы скажете: “за что?” За то, что Господь был свидетелем между тобою и женою юности твоей, против которой ты поступил вероломно, между тем как она подруга твоя и законная жена твоя» [1] ).

Сопоставим это традиционное определение брака, имеющее самое меньшее 4000-летнюю давность, с определениями, предлагаемыми сегодня. Новая идеология семьи больше не основывает брак ни на союзе между мужчиной и женщиной – лицами разного пола, ни на договоре между мужем и женой, на верности, моногамии и исключении третьих лиц из взаимоотношений между мужем и женой. Речь всё больше идет о браке нового типа, об «открытых браках» («open marriages»), в которых муж разрешает жене поддерживать сексуальные отношениями с другими лицами – будь они противоположного или одного с ней пола, и жена тоже разрешает это своему законному мужу. Полиамурность, или групповой брак, тоже является частью этой тенденции и всё громче требует своего легального признания.

Нерожденные дети

Нерожденными детьми дорожили, и они имели реальную ценность в своде законов Хаммурапи. Если человек покушался на беременную свободную женщину и становился причиной гибели ее плода, то назначались не уголовные наказания, а денежные, при этом компенсация составляла 10 сиклей (§ 209).

В кодексе Хаммурапи упоминается много преступлений, подлежащих денежной компенсации, но самой большой была компенсация в случае убийства нерожденного ребенка свободной женщины…

Развод

Развод был разрешен при определенных обстоятельствах, но запрещен при других. Например, если жена заболевала, муж не мог с ней развестись, он обязан был содержать ее до конца ее жизни (§ 148). А если развод разрешался, то муж обязан был отдать жене часть урожая, имущества и благ, чтобы она содержала на это своих детей (§ 137).

Сексуальные преступления

В своде не используется слово «секс», определенные сексуальные отношения были запрещены и карались

При том что в своде не используется слово «секс», определенные сексуальные отношения были запрещены и карались. Инцест был запрещен. Отец, вступивший в кровосмесительную связь с дочерью, подлежал изгнанию из города (§ 154). Отца, который брал жену для своего сына и ложился с ней, вешали, а ее топили (§ 155). Если мужчина ложился с женой своего отца после его смерти, то как его, так и женщину сжигали на гумне (§ 157). Насилие каралось смертью мужчины (§ 130). Измена каралась смертью обоих через удушение и утопление (§ 129).

Актуальность свода законов Хаммурапи сегодня

Вне всякого сомнения, принципы, провозглашенные сводом законов Хаммурапи, были приняты для того, чтобы предотвратить нравственный хаос и нравственный упадок, имевшие место в прежних поколениях. Если Хаммурапи счел за благо определить и стандартизировать брак, то это значит, что его поколение нашло предшествующие способы общежития хаотичными и ущербными.

Брак как раз и был призван поддерживать общественный порядок, регламентировать отношения между полами, родителями и детьми, защищать детей, защищать супругов от вмешательства третьих лиц и обеспечивать гармоничное преемство поколений.

Хаммурапи и древние поколения перевернулись бы в гробу, если бы узнали, что «просвещенные» страны Европы узаконят браки между лицами одного пола

Современные идеологии и практики располагаются на противоположном от этого полюсе. Спустя 3750 лет после записанной истории и 4000 лет человеческого опыта брак заново переформулируется. Хаммурапи и древние поколения перевернулись бы в гробу, если бы узнали, что по прошествии 3750 лет «просвещенные» страны Европы узаконивают браки между лицами одного пола.

Сексуальные преступления сейчас тоже по большей части декриминализированы. Измена уже не подлежит наказанию, инцест тоже. Только насилие всё еще наказывается. Развод либерализован, а веских причин для его получения больше не требуется.

С другой стороны, однако, свод законов Хаммурапи представляет собой стандарт, проводящий разграничительные линии цивилизации. Цивилизация начинается тогда, когда общество научается различать между добром и злом, выбирает добро, отвергает зло, кодифицирует добро и наказывает зло. Следовательно, общество может называться цивилизованным только до тех пор, пока оно обладает рассудительностью, пока оно может проводить различие между добром и злом и запрещать зло.

Пропасть и моральный коллапс начинаются там, где способность проводить различие между добром и злом заканчивается, а желание отвергнуть зло затухает. В этой точке и находится Европа наших дней, возьмем на себя смелость это сказать. Аборты, сексуальная безнравственность, мерзкие сексуальные союзы, культура смерти, порнография, гедонизм, отсутствие интереса к благополучию завтрашнего общества – всё это симптомы того, что Европа утрачивает способность отличать добро от зла и что ее желание отвергнуть зло затухает.

А что Румыния?

Свод законов Хаммурапи кодифицирует первый институт человечества – брак и семью. Тот же институт, который упомянут и в 48-й статье Конституции Румынии [2] . Самый древний институт в истории человечества. Первый и самый важный. Способствовавший появлению и формированию всех остальных институтов. Свод законов Хаммурапи кодифицировал брак потому, что древние поколения сочли его самым полезным и важным институтом для предотвращения возврата общества к варварству.

Поэтому удивительно, а может, даже жаль, что политические лидеры Румынии противятся кодификации этого института в Конституции Румынии. Господа Понта, Бэсеску и Черня [3] выглядят как двоечники в истории. Им было бы неплохо прочитать правила Хаммурапи и осознать, насколько они сами не правы. Может, они и считают себя интеллигентными и образованными, однако выглядят как невежды в истории. Уже 3750 лет как брак кодифицирован в виде союза между мужчиной и женщиной, а их это не волнует.

С 2006 года Альянс семей Румынии борется именно за защиту института брака и определения его в Конституции Румынии в том виде, в каком он был кодифицирован впервые 3750 лет тому назад в своде законов Хаммурапи. Это борьба, которую мы считаем благородной. Да, мы на стороне Истории. А наши руководители – нет.

Альянс семей Румынии

Перевел с румынского Родион Шишков

[1] В рум. и ц.-сл. переводе: «она общница твоя и жена завета (договора) твоего».

[2] 48-я статья Конституции Румынии определяет семью как союз, основанный на добровольном согласии супругов (а не мужчины и женщины). Гомосексуалистское лобби начиная с 2006 г. ведет в румынском парламенте большую борьбу за пересмотр Конституции в выгодную для себя пользу. В том же году было собрано более 650 тыс. подписей против гомосексуальных нововведений в Конституцию; неоднократно выступала против этого и Румынская Церковь, но вопрос и сегодня остается открытым.

[3] Виктор Понта (р. 1972) – премьер министр Румынии с 2012 г.; Траян Бэсеску (р. 1951) – президент Румынии с 2009 г.; Ремус Черня (р. 1974) – председатель Партии зеленых, борец за права человека, за свободу самовыражения и свободу мысли, совести и религии, против дискриминации меньшинств.

Глава 2. Характеристика отраслей права по Законам Хаммурапи.

Гражданское право (вещное, обязательственное, наследственное).

Субъектом права в рассматриваемый период являлся, как правило, свободный мужчина, не находящийся под патриархальной властью. Он мог быть либо свободным общинником (главой патриархальной семьи — авилум, » человек «), либо царским служащим (мушкенум — » падающий ниц «, т. е. » бивший челом «, имеется в виду — царю с просьбой о принятии на службу). Авилум — собственник определенной части общинной земли, мушкенум — держатель участка царской земли под условием выполнения определенной службы.

Свободные люди были привилегированнее, и нанесенное им членовредительство каралось по принципу талиона, т. е. зеркального отражения (око за око, зуб за зуб).

Положение же царских людей на практике могло быть весьма различным: их высшие слои получали от царя большие наделы и были одновременно общинниками, а низшие имели крохотные служебные наделы или даже только натуральные пайки и мало чем отличались от рабов. Т. е. между свободой и рабством у мушкенумов существовали многочисленные промежуточные ступени. Жизнь, честь и личную неприкосновенность мушкенума Законы Хаммурапи оценивают » дешевле «, нежели жизнь, честь авилума (п. 201).

Рабы мушкенумов пользуются, подобно дворцовым рабам, известными привилегиями (например, раб мушкенума или дворца мог вступать в брак со свободной женщиной — п. 176). Следует заметить, что царские служащие высших (а иногда и средних) категорий никакой социальной принадлежности не испытывали, ибо наряду с большими служебными наделами владели (или, во всяком, в принципе случае могли владеть) также участками общинной земли, да и пожалованной от царя землей могли распоряжаться достаточно свободно. По этим причинам они относились к авилумам. Следовательно, мушкенумами в точном смысле этого слова были только царские служащие низших категорий. Они вербовались из людей, по тем или иным причинам утративших связь с общиной (разорившиеся, изгои, беглецы), а также осевших на землю членов пастушеских племен, пришельцев и т. п. Вероятно, часть из них была потомками людей шумерской эпохи. Естественно, что на таких людей свободные общинники смотрели свысока, а доля мушкенумов считалась весьма незавидной. Позже в Новоассирийский период, этот термин означает просто » бедняк «. С таким значением оно попало позже и в арабский (мискин) язык.

В некоторых случаях субъектом права могла быть и женщина, прежде всего, если она — жрица. В отношении имущественных прав жрицы почти ничем не отличались от мужчин. Замужняя женщина тоже могла иметь в некоторых случаях отдельное от мужа (полученное из отцовского дома) имущество (п. 150) и обезопасить себя от ответственности за его долги, сделанные до женитьбы (п. 151). Известными имущественными правами пользовалась также и вдова: она получала свое приданое и вдовью долю, если муж дал ее ей. Если же муж при жизни не оставил супруге вдовьей доли, то она получала из наследства долю, подобную доле одного наследника. В любом случае она могла и дальше жить в доме своего мужа, правда не могла распоряжаться им, » отдавать за серебро «. Причем ее дети не могли насильно выселить ее из дома (п. 171 и 172).

Дети обычно становились полноправными лишь после смерти отца и наследования семейного имущества. ЗХ и здесь тоже вносят некоторые правовые особенности: так, отец мог лишить сына наследства, если тот дважды совершил тяжкий грех против него (п. 168 и 169).

Отец также мог признать детей от рабыни своими собственными детьми, со всеми вытекающими отсюда правами. После смерти отца они получали свою долю наследства наравне с законными детьми, но даже если он их таковыми и не признавал, они после его смерти все равно получали свободу и их мать тоже, правда в этом случае они уже не могли претендовать на наследство (п. 170 и 171)

Весьма интересно и важно, что в этот период некоторые остатки правоспособности сохраняют также и рабы. Так, за оскорбление действием, нанесенное свободному, раб карался только по суду (п. 205).

Таким же образом карался раб, оспаривающий свое рабское положение

(п. 282). В более ранний период известны судебные процессы, в ходе которых рабы пытались отстаивать свою свободу. Как правило, они их проигрывали. Видимо, и теперь раб мог, по крайней мере теоретически, оспаривать свое рабское состояние в суде, но проигрыш процесса уже грозил ему наказанием. Интересно, что в обоих случаях наказание назначается по суду (вместо непосредственной внесудебной расправы со стороны хозяина) и, будучи мучительным и позорным, вместе с тем не снижает ценности раба как рабочей силы.

Субъектами права могли быть по современной терминологии, не только физические лица, но и лица юридические — храм и дворец (т. е. государство). И в этом отношении ЗХ далеко опередили не только свою, но и дальнейшие эпохи. Правда, практика была здесь не всегда вполне последовательная.

Всякий царский служащий или работник владел землей из дворцового фонда, в зависимости от выполняемой им службы. Однако царь мог в любое время отнять такую землю у владельца или заменить ему один надел на другой. В случае смерти владельца земля не переходила по наследству, если на наследника нельзя было возложить ту же службу (илькум); однако по мере того как во множестве случаев эта земля все же переходила к сыну владельца и так как администрация редко считала нужным менять условия землепользования, то надельная земля со временем все более становилась прочным достоянием владельца и его семьи (п. 27 — 29, 31 — 32).

В письмах этого времени эта земля часто называется, так же как собственная земля, » владением отцовского дома » (цибит бит-абим). Тем не менее земля эта, а также дом и огород, расположенный на ней, не могли отчуждаться по произволу владельца (п. 35 — 38).

Статья 38: » Редум, баирум или приносящий доход не может отписывать из поля, сада или дома, связанных с его повинностью, своей жене или дочери, а также отдавать за свой долг «.

Степень свободы распоряжения надельной землей из царского фонда была различной для членов администрации, крупных ремесленников, жриц (жрецы в ЗХ не упомянуты; судя по тому, что жреческие должности могли распродаваться по частям, служба жреца обычно оплачивалась серебром или натурой) и т. п., которые могли отчуждать эту землю, с передачей покупателю своей службы (п. 40).

Из числа лиц, имевших служебные наделы из царского земельного фонда, в Законах Хаммурапи особое внимание уделяется воинам. Государство Хаммурапи опиралось не столько на ополчение свободных, сколько на постоянное войско (воины получали от царя за службу наделы земли). Это способ довольствования воинов был наиболее удобным для создания профессионального войска в условиях господства в основном еще натурального хозяйства и наличия большого фонда царской земли. Такое войско было независимо от местных общинных влияний и служило наиболее надежным оплотом единства государства и деспотической власти. Чтобы сельскохозяйственные работы не отвлекали воина от службы, существовал институт » подсобников «: воин брал в товарищество другое лицо, обычно воина же, младшего по чину или сроку службы; они по очереди занимались и сельским хозяйством, и повседневными воинскими обязанностями. Однако наем постороннего лица воином взамен себя для участия в военном походе карался смертью и передачей воинского надела нанятому (п. 26). Также и воинский командир, принявший наемника или использовавший воина или членов его семьи не для воинской службы, подлежал смертной казни. Таким образом, закон защищал воина от злоупотреблений со стороны его командира и от эксплуатации им его в своих интересах, что, конечно, противоречило бы стремлению государства поддерживать боеспособность армии (п. 33 — 34).

Царская земля под воинскими наделами полностью исключалась из оборота; лишено было законной силой всякое частноправное распоряжение землей воина (продажа, обмен, отнятие за долги и т. д.). Всякая сделка относительно земли воина считалась ничтожной и приобретатель этого участка » терял свое серебро » (п. 35 — 38, 41). Правило это действительно проводилось в жизнь. Вернувшемуся из плена воину был обеспечен его надел (п. 27), а в случае гибели воина его надел передавался его совершеннолетнему сыну, если же совершеннолетнего сына не было, то жене воина с детьми выдавалась треть надела на пропитание (п. 29).

Государство действительно заботилось о своих воинах, так, например, тамкарам вменялось в обязанность выкупать за рубежом пленных воинов и если у его семьи не хватало средств для возмещения выкупа агенту, то эти расходы возмещал местный храм или, в крайнем случае, казна (п. 32).

Высшая группа держателей царской земли — тамкары, жрицы-надитум, представители администрации и крупные мастера ремесленники не были обязаны пожизненно нести службу (которая к тому же в ряде случаев за

менялась денежными взносами): они могли в любой момент продать свой надел вместе с обязанностью служить по данной должности и, возможно, также поэтому не охватывались понятием » мушкенум «, а считались авилумами, как и граждане общины не связанные с царем или храмом. Размеры их наделов составляли от 12 до 75 га; они, несомненно, принадлежали к классу рабовладельцев. Если (как чаще всего и бывало) им трудно было по характеру своей службы отлучаться для личного участия в работах на наделе, они сдавали его в аренду; иначе же вели хозяйство самостоятельно с помощью дополнительной рабочей силы — наемников, должников и, конечно, собственных рабов.

Любопытно, что арендная плата (рента) частного арендатора называлась тем же термином, что и натуральный побор с работников, сидевших на царской земле, — бильтум или миксум. Очевидно, отношения арендодателя с арендатором мыслились как аналогичные отношения между царем и людьми, работавшими на него за надел, хотя первые заключали между собой договор как равные стороны, а зависимость работников от царя определялась в значительной степени произволом царской власти.

Царские служащие и ремесленники средней категории получали наделы размером 9 — 12 га; надел война обычно составлял 12 га; по мере возможности и они применяли рабский труд, а также прикупали или приарендовывали землю.

Служащим царя не возбранялось приобретать частную землю из общинного фонда (п. 39):

«Из поля, сада и дома, которые он купил и приобрел, он может отписывать своей жене и дочери, а также отдавать за свой долг «.

Большинство служащих высшей и даже средней категории так и делали. Глава индивидуальной семьи мог иметь в своем частном владении участок на общинной земле размером от 1 до 60 — 80 га. Хотя в ЗХ об этой земле и ее собственниках почти ничего не говорится, но из частноправовых документов видно, что она существовала и временами отчуждалась. Собственники такой земли должны были выставлять людей на общегосударственные повинности и платить налог.

Правовая мысль Месопотамии не достигла такого уровня развития, при котором стало бы возможным закрепление в законодательстве общинных принципов уголовного права, абстрактно сформулированных норм, касающихся таких понятий, как формы вины, обстоятельства, отягчающие или смягчающие наказание, соучастие, покушение и т. д.

Но определенные упоминания об этих понятиях есть в Законах Хаммурапи: например, понимание различий между умышленным и неумышленным преступлением (п.206, 207), соучастия в форме пособничества, подстрекательства, недоносительства или укрывательства, обстоятельств, отягчающих преступление.

Так, нанесение в драке побоев, повлекших смерть свободного человека, наказывалось штрафом, сумма которого определялась в зависимости от того, кто был потерпевший: авилум или мушкенум. Эта норма стала исключением из общего правила обычного права: убийство человека, умышленное или неумышленное, наказывается смертью преступника или его родственника.

Неумышленное нанесение раны в драке освобождало от наказания свободного человека. С особой жестокостью – немедленным сожжением — каралась кража на пожаре (п.25), сообщество женщины в убийстве своего мужа (п.153).

Вместе с тем правовые источники Месопотамии (в том числе и Законах Хаммурапи) свидетельствуют о закреплении архаических норм первобытнообщинного строя, самосуде, коллективной общинной ответственности.

Общая черта месопотамского законодательства – его жестокость, что было характерно и для Законов Хаммурапи. В Законах смерть предусматривалась за 30 видов преступлений. Смертная казнь применялась не только в случае умысла преступника, но и по его неосторожности. Так, например, строитель, построивший дом, который обвалился, убив хозяина дома, подлежал смерти. Если при этом погибал сын хозяина, то убивали и сына строителя (п.230). Лекарю, неосторожно выколовшему глаз больному во время операции, отрубали кисть руки (ст.218). Смертная казнь предписывалась в форме сожжения, утопления, сажания на кол. Впрочем, применялись и членовредительские наказания: отсечение рук, пальцев, отрезание уха, языка, в том числе по принципу талиона (око за око, зуб за зуб), если потерпевший и преступник были равны по социальному положению. Эти наказания соседствовали с другими: обращением в рабство, изгнанием из общины и семьи, штрафом (композицией), принудительным трудом, клеймением, битьём палками и т.п.

Штраф в виде взыскания многократной стоимости похищенного был равнозначен смертной казни. Заведомая непосильность таких штрафов, как например тридцатикратная стоимость похищенного из дворца или храма вола, ладьи и прочего, предполагала неизбежную смерть преступника. Величина штрафа (так же как и тяжесть членовредительских наказаний) зависела от социального положения преступника и потерпевшего.

Если попытаться как-то систематизировать все составы преступления, закрепленные в Законах Хаммурапи, то следует прежде всего выделить так называемые преступления против личности. Это – умышленное или неумышленное убийство (убийство женой мужа, неудачная операция врача, повлекшая смерть больного, доведение до смерти голодом должника в доме кредитора и т.д.), телесные повреждения, оскорбление словом и действием, ложные обвинения, клевета и т.д.

Другую группу составляли преступления против собственности. Воры и покупатели краденого у частных лиц сурово наказывались, но особо охранялась, как уже говорилось, собственность дворца или храма.

Вопреки общему правилу такой состав преступления как посягательство на собственность дворца или храма был сформулирован в статье 6 Законов Хаммурапи в абстрактной форме. “ Если человек украдёт достояние бога или дворца, то этого человека должно убить; а также того, кто примет из его рук украденное, должно убить”.

К имущественным преступлениям, кроме кражи и грабежа, относились снятие с раба его знаков рабства (п. 226-227), мошенничество корчемницы или тамкара в отношении заимодавца (ЗХ, п. 90-95, 108), повреждение и уничтожение чужого имущества, в частности затопление по нерадивости чужого поля водой из своего арыка или плотины (ЗХ, п. 53-55), потрава поля скотом (ЗХ, п. 57) и пр.

Третья группа – это преступления против семейных устоев: кровосмешение, неверность жены, её распутное поведение (Законы Хаммурапи, п. 129, 133, 143), изнасилование (Законы Хаммурапи, п. 130), похищение и подмена ребёнка, бегство женщины от мужа, укрывательство беженки, увоз замужней женщины и другое. При определении наказания за эту группу преступлений учитывалось не только социальное положение преступника и потерпевшего, но и их пол, семейный статус.

Несомненно, жестокость в отношении человека, совершившего преступление, в Вавилонии была обыденностью. Законы Хаммурапи не разделяли преступления, каждая статья предусматривала наказание за конкретное деяние. Уголовное право было примитивным.

Из Законов Хаммурапи видно, что в стране существовало социальное неравенство и закон (на практике) служил интересам богатых.

Судебный процесс в Вавилоне был устным и состязательным. Дела возбуждались лишь по жалобе заинтересованной стороны, а в ходе процесса каждая из сторон должна была доказывать свои утверждения. Протоколы не велись, хотя некоторые важные моменты могли фиксироваться и письменно. Решения и приговоры были устными. Основным доказательством на суде были свидетельские показания (п. 9 — 11). Например, п. 9:

«Если человек, у кого пропало что-либо, схватит пропавшую вещь в руках другого человека, и тот, в чьих руках будет схвачена пропавшая вещь, скажет: » Мне, мол, продал продавец, я купил, мол, при свидетелях «, а хозяин пропавшей вещи скажет: » Я, мол, представлю свидетелей, знающих мою пропавшую вещь «, то покупатель должен привести продавца, продавшего ему вещь и свидетелей, при ком он купил; также и хозяин пропавшей вещи должен привести свидетелей, знающих его пропавшую вещь. Судьи должны рассмотреть их дело, а свидетели, при которых была произведена покупка, и свидетели, знающие пропавшую вещь, должны рассказать перед богом то, что они знают, и тогда продавец — вор, его должно убить; хозяин пропавшей вещи должен получить свою пропавшую вещь обратно; покупатель должен взять отвешенное им серебро из дома продавца «.

В этой статье, как нельзя лучше, представлена важность свидетельских показаний на суде, причем если свидетелей не оказывалось по близости, то, как написано в п. 13, суд отлагался на 6 месяцев, в течение которых человек должен был отыскать своих свидетелей, а иначе его ждала незавидная участь.

В некоторых случаях, при отсутствии иных способов установления истины прибегали к » божьему суду «, который мог иметь две формы:

1) Водная ордалия.

Подозреваемого погружали в реку и если он тонул, то считалось, что Река, т. е. бог реки, покарала виновного, если же нет — то он считался оправданным.

2) Клятва во имя богов.

Клятва богами по тем представлениям неминуемо навлекала на ложно поклявшегося кару богов. Поэтому принесение такой клятвы считалось достаточным основанием для оправдания, а отказ — доказательством справедливости обвинения. Ложное обвинение, как и лжесвидетельство, каралось по принципу талиона, т. е. тем же самым наказанием, которое понес бы обвиняемый, будь его вина доказана.

Семейные отношения играли в Вавилоне достаточно большую роль, т. к. им в Законах Хаммурапи уделяется немало внимания.

Брак в Вавилоне, как и везде, считался законным при соблюдении определенных юридических формальностей: необходимо было заключить брачный контракт, причем при свидетелях (обычно устный), а иначе этот брак не имел законную силу (п. 128).

Неверность со стороны жены каралась смертью (129). Были установлены подробные правила для разбирания обвинений такого рода (130 — 136). При определенных обстоятельствах она могла быть и оправдана, например, в п. 134 говорится: » Если человек будет уведен в плен, а в его доме нет средств для пропитания, то его жена может войти в дом другого; эта женщина не виновна «.

То есть, здесь Хаммурапи поступил мудро, включив в судебник такую статью, ибо в условиях частых войн того времени, пленение, видимо, случалось достаточно часто, а так как большинство семей жило, скажем так, ниже среднего уровня и мужчина был единственным кормильцем, то отсутствие подобной статьи могло бы привести просто к сильному сокращению населения и, соответственно, падению силы государства.

При возвращении же воина из плена, его жена возвращалась к нему, что сказано в п.135, но это правило не распространялось на ее детей, рожденных от другого.

Если же жена в отсутствие мужа могла прокормить себя, но вошла в дом другого, то этот случай приравнивался к измене и, соответственно, карался смертью (п.133).

Правда эти законы о супружеской неверности распространялись только на женщин, муж же, наоборот мог сожительствовать с рабынями и прижитых с ними детей признавать своими законными детьми (п. 170). Смертной казнью он карался лишь в том случае, если соблазнил жену свободного человека, хотя если муж этой женщины хотел простить ее, то ему тоже могли сохранить жизнь (п. 128).

Однако законы в этом случае предусматривают, что если муж будет изменять ей со свободными, » ходить из дома в дом «, то жена могла забрать свое приданое и уйти в дом своего отца (п. 142).

Так как в браке большую роль играло имущество, то Законы Хаммурапи подробно рассматривают вопрос об имущественных отношениях между супругами: о приданом и брачном выкупе (159 — 164), о раздельной ответственности по долгам, возникшим до брака (151 — 152), об имуществе жены, о котором сказано в п. 150, который сам по своему содержанию очень оригинален.

Хотя в законах есть упоминание о выкупе за невесту, однако, вавилонский брак не был браком-куплей, так как размер приданого был больше чем размер выкупа.

Вместе с многочисленными деловыми документами своей эпохи, дошедшими до нас благодаря тому материалу, на котором они были написаны, то есть глине, Законник Хаммурапи свидетельствует о значительной хозяйственной активности вавилонского общества.

Продажа земли и строений, аренда пахотного поля и сада, наем быков для работы в поле, заклад имущества при сделках займа (денежного и натурального) — все это подробным образом регламентируется в Законах Хаммурапи.

Некоторые статьи Законов Хаммурапи наводят на мысль, что немаловажной причиной кодификационной деятельности Хаммурапи было желание смягчить социальные противоречия вавилонского общества, вызванные крайними формами эксплуатации деревни богатыми землевладельцами-арендодателями и ростовщиками.

Законы Хаммурапи в некоторой степени ограничивают возможности этого круга стяжателей, заботясь главным образом о податных и военных интересах государства: плательщиком налогов и солдатом был крестьянин, и потому следовало предотвратить его разорение.

Законы Хаммурапи принадлежат к важнейшим источникам по древневавилонскому и вообще древневосточному праву, они на долгое время служили основой вавилонского права и тем самым дают возможность восстанавливать многие стороны социально-экономического строя Месопотамии II тыс. до н.э.

Следует учесть, что Хаммурапи, существенно усилив роль государства в общественной и хозяйственной жизни страны (впоследствии частично утраченную), не изменил основ этой жизни, как они сложились в начале тысячелетия и сохранялись вплоть до его конца, а частично и позже.

Список использованной литературы

Всеобщая история государства и права [Текст] /Под редакцией К.И. Батыра. — М.: Юристъ, 2006. – 450 с.

Ермов М.Т. О царе Хаммурапи и основах его законов [Текст]/ М.Т. Ермов. — М.: Наука, 2005. – 368 с.

Веришников С. Царь Хаммурапи [Текст]/ С.Веришников. — М., 2000. – 289 с.

Дьяконов И.М. Законы Вавилонии, Ассирии и Хеттского царства [Текст] / И.М. Дьяконов //Вестник древней истории. — 2002. — С.225-303.

Черниловский З.М. Всеобщая история государства и права [Текст] / З.М. Черниловский — М.: Юристъ, 2006. – 430 с.

История древнего мира. Ранняя древность [Текст] /Под ред. И.М. Дьяконова.- М., 2003. – 470 с.

История государства и права зарубежных стран (Рабовладельческое и феодальное государство и право) [Текст] /Под ред. П. Н. Галанзы, Б. С. Громакова. — М., 2003. – 490 с.

Ильин А.В. Ключевые вопросы истории государства и права зарубежных стран [Текст] / А. В. Ильин, К. Е. Ливанцев — СПб — Пушкин, 2005. – 376 с.

Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран. Древность и Средние века [Текст] /Сост. Томсинов В.А. – М.: Зерцало, 2005. – 389 с.

Хрестоматия по истории Древнего Востока [Текст]. — М., 2000. – 437 с.

Черниловский З. М. Хрестоматия по всеобщей истории [Текст]/ З. М. Черниловский. – М.: 2003. – 378 с.

1Здесь и далее текст законов -Черниловский З. М. Хрестоматия по всеобщей истории. 1993.

Государство и право Древнего Вавилона

Причины и конкретный процесс зарождения государства в Древнем Вавилоне

Обширная низменность, расположенная между Тигром и Ефратом, в южной ее части издавна бала заселена племенами, занимавшимися орошаемым земледелием. Эту территорию древние греки называли Месопотамией (Междуречьем, Двуречьем).

В результате развития земледелия усложняется ирригационная система, объективно способствующая объединению разрозненных общин земледельцев. Как и у других народов Древнего Востока, процесс объединения был очень длительным, и только в конце IV тысячелетия до н.э. появились первые города-государства, возникшие у народов, называвшимися шумерами и аккадянами. Между городами-государствами шла постоянная борьба за первенство, в связи с чем в различные периоды развития Двуречья возвышался тот или иной город-государство. Среди последних в III тысячелетии до н.э. большую роль в истории Месопотамии играли города Ур, Урук, Ниппур, Лагаш, Киш, Умма, Вавилон и другие.

Все вопросы, связанные с развитием государства и права в Месопотамии, будут рассмотрены на примере Вавилонского царства в связи с тем, что, во-первых, став в конце XIX в. до н.э. крупным независимым государством, в XVIII в. оно превратилось в империю, подчинив не только южную часть Месопотамии, но и всю территорию от Персидского залива до Сирии; во-вторых, Вавилонское царство длительное время (триста лет) удерживало первенство и сыграло большую роль в истории Двуречья; в-третьих, именно правовой памятник данного государства (Законы Хаммурапи) сохранился до наших дней, хорошо изучен учеными, что позволяет с большей достоверностью говорить о государственно-правовых явлениях, касающихся истории развития вавилонского общества, государства и права.

Возникновение Древнего Вавилона как города-государства произошло, как и Древнего Египта, под воздействием целого ряда причин, сложившихся в ходе объективного исторического развития населения, издавна проживавшего на территории северной части Месопотамии. И главными из этих причин являются экономические, ибо в условиях сухого и горячего климата занятие земледелием без использования орошения было бесперспективным. Именно необходимость строительства системы орошения с целью сохранения воды и ее экономного расходования до следующего весеннего половодья заставляет земледельческие общины объединяться.

Таким образом, возникновение Древнего Вавилона как города-государства имеет те же особенности, что и возникновение Древнего Египта, т.е. Древний Вавилон возникает главным образом под воздействием остро проявившейся одной главной причины – экономической, тогда как другие причины – социальные и политические – должным образом еще не сложились.

Древний Вавилов как городгосударство возник еще в III тысячелетии до н.э., но не имел самостоятельности, подчиняясь аккадским царям. И только в XIX в. до н.э. Вавилон становится независимым государством и крупным политическим центром Месопотамии.

Существуя с III тысячелетия, до VI в. до н.э. Древний Вавилон в своем развитии прошел несколько периодов. Но, к сожалению, проблема периодизации истории Вавилова как города-государства еще менее изучена, чем аналогичная проблема в отношении Древнего Египта. Исследователи выделяют от 3 до 6 этапов развития Древнего Вавилона, при этом не всегда четко определяя их хронологические рамки.

Таким образом, Вавилонское государство, возникшее под воздействием объективной экономической причины в III тысячелетии до н.э., существовало длительное время и прошло в своем развитии несколько этапов, изменяя правящие династии, название и территорию.

Общественный строй Древнего Вавилона

Классы и социальные группы населения. Их правовое положение. Как и в Древнем Египте, социальная структура общества Древнего Вавилона формировалась под воздействием многоукладного характера экономики и была весьма сложной. Основой экономики было орошаемое земледелие. Для обработки полей использовали плуг, сошник, борону. Значительную роль играло скотоводство, а также была хорошо развита торговля., захваченные и присоединенные к Древнему Вавилову в различное время.

Сложность социальной структуры общества Древнего Вавилона проявлялась, во-первых, в том, что процесс образования классов не был завершен; во-вторых, свободное население по правовому статусу было разделено на две социальные группы – авилум и мушкенум; в-третьих, в обществе как в среде свободных людей, так и в среде рабов было много категорий населения, которые выделялись по различным основаниям (экономическому положению, знатности, наличию власти, виду деятельности, принадлежности и др.). И эту сложность социальной структуры общества Древнего Вавилона, и ее особенности можно объяснить тем, что в Вавилоне очень рано сложился относительно высокий уровень развития товарно-денежных отношений.

До настоящего времени вопрос о социальной структуре древневавилонского общества остается не до конца изученным. Особенно это касается таких социальных групп свободных людей, как авилум («человек») и мушкенум. Однако анализ статей Законов Хаммурапи позволяет утверждать, что мушкенумы относятся к свободной части населения. Так, согласно ст. 176 мушкенум может иметь раба; за побои, нанесенные дочери мушкенума и повлекшие выкидыш уплачивалось 5 сиклей серебра (ст. 211) в то время, как за аналогичные действия и последствия в отношении рабыни уплачивалось только 2 сикля серебра (ст. 213). Но мушкенум по правовому статусу отличается от авилума («человека»), ибо за побои, нанесенные дочери человека и повлекшие выкидыш, уплачивалось 10 сиклей серебра (ст. 209), т.е. в два раза больше, чем за подобные действия в отношении дочери мушкенума. Более того, если выкололи глаз авилуму, то и виновному в качестве наказания должны были выколоть глаз (ст. 196), но если то же самое будет совершено против мушкенума, то виновный уплачивал одну мину серебра (ст. 198), т.е. за увечье мушкенума назначалось не телесное членовредительное наказание, а имущественное наказание.

Правовой статус человека зависел не только от принадлежности к авилумам или мушкенумам, но и от рода занятий, должности, пола и даже принадлежности к церкви.

По роду занятий выделялись воины, жрецы, купцы, ремесленники (ткач, гравер, кузнец, сапожник, плотник и др.), строители, лекари, цирюльники, лодочники, погонщики, пастухи, пахари (землепашцы) и т.д.

Как и в Древнем Египте, особое положение в обществе занимали жрецы, которые являлись проводниками существовавшей идеологии и владели большим богатством в виде храмов, земли, храмовых рабов, скота и другого имущества. Жрецы были обязаны выполнять ритуальные службы в храмах, осуществлять суд, содействовать возвращению воинов из плена и другие обязанности.

Рабы в Древнем Вавилоне никогда не составляли большинства населения страны. Среди рабов выделялись три категории: царские, храмовые и частные рабы. Рабы могли иметь свою семью и имущество. Законом разрешались даже браки между свободными и рабами (ст. 175 Законов Хаммурапи). При этом в любом случае дети, рожденные от такого смешанного брака, всегда считались свободными, а не рабами. Правовой статус раба в обществе был самым низким, ибо его жизнь, телесная неприкосновенность и имущество защищались самыми низкими мерами наказания.

Завершая рассмотрение вопроса, можно отметить, что общественный строй Древнего Вавилона, имея общие черты, свойственные всем странам Древнего Востока, имеет и свои особенности, обусловленные конкретными обстоятельствами, имевшими место в данном государстве.

Государственный строй Древнего Вавилона

За длительную историю существования Древнего Вавилона его государственный строй претерпел большие изменения. Так, если в период Древнего царства по государственному устройству это был город-государство, то уже в период Старого царства это была империя, меньшую часть территории которой составлял город Вавилон, а большую ее часть – присоединенные территории покоренных народов от Персидского залива до Сирии. Вся территория империи была разделена на административные области и округа, во главе которых стояли назначаемые царем сановники.

По форме правления Вавилонское государство во все времена было монархией, но по мере развития экономики, общества и государства сущность монархии и ее правовой статус настолько изменились, что позволяет говорить о наличии ограниченной монархии в Древний период и установлении абсолютной монархии в период Старого царства и ее существовании вплоть до гибели государства.

В последний период правовое положение монарха было значительно выше, чем в предыдущие периоды. Он единолично принимал законы, назначал должностных лиц, проводил административно-территориальную реформу, определял права и обязанности подданных, устанавливал налоги и повинности, совершал воен ные походы, назначал проведение переписи населения и имущества и решал другие важные вопросы в области управления обществом и государством. Абсолютная монархия Древневавилонского государства несколько отличается от абсолютной монархии Древнего Египта. Здесь наряду с сильной царской властью в обществе продолжают функционировать народные собрания, общинные органы управления, осуществляя значительно уменьшенные по объему хозяйственные, административные и судебные функции.

Таким образом, правовой статус монарха Древнего Вавилона несколько иной, чем монархов Древнего Египта. Во-первых, он не само высшее божество, а поставленный последним управлять страной «для блага народа», сам почитающий богов и «любимец богини Телитум»; во-вторых, одновременно с деятельностью большого чиновничье-бюрократического аппарата существовали и общинные органы, которые постоянно разрешали пусть и незначительные по своей важности текущие вопросы в различных сферах жизни общин. При таком положении монарха вряд ли можно без определенных оговорок вести речь о его деспотической власти и деспотическом режиме. Скорее следует говорить об особой разновидности восточной деспотии как форме правления и об особой разновидности деспотического режима в Древневавилонском государстве, при котором сам монарх обязан был соблюдать им же принятые законы.

Монархи Древнего Вавилона осуществляли свою власть с помощью большого по численности центрального чиновничье-бюрократического аппарата, который возглавлял наиболее приближенный к монарху вельможа, именуемый термином «нубанда». Он считался управителем царского дворца и фактически осуществлял текущее управление страной. Назначаемый царем и ответственный перед ним нубанда практически мог решать любые вопросы, кроме принятия законов. В его ведении были вопросы строительства и поддержания в надлежащем порядке всей ирригационной системы; вопросы состояния и пополнения государственной казны; вопросы охраны общественного порядка как во дворце, так и во всем государстве; вопросы строительства и содержания храмов, дворцов, укреплений (рвов, мостов, стен и т.д.); вопросы снабжения армии и подготовки к военным походам и многие другие важные вопросы.

В непосредственном ведении нубанды находились отраслевые центральные органы, основанные на принципах назначения и единоначалия. Лицо, возглавлявшее тот или иной центральный орган в Древнем Вавилоне, называлось «управитель», «распорядитель». Например, «управитель реки», т.е. водного хозяйства страны; «распорядитель царского имущества», т.е. государственный казначей и другие.

Местный государственный аппарат создавался с учетом административно-территориального деления страны на области, округа и общины. Во главе каждой области стоял назначенный царем сановник, который решал вопросы сбора податей и ополчения, обороны, охраны общественного порядка и осуществлял текущий контроль за нижестоящими должностными лицами округа и общины.

Округа учреждались как в самом городе Вавилоне, так и в любом другом подчиненном городе. Округа, как правило, именовались по названию канала, например, округ канала Син. Управитель округа назначался царем и фактически рассматривал те же вопросы, что и управитель области, но только на меньшей по размеру территории. При этом необходимо указать на наличие в округе и других должностных лиц (писцов, надсмотрщиков, контролеров и др.), которые выполняли поручения управителя округа и были ему подконтрольны.

В общине главным должностным лицом был назначаемый чиновник-рабианум, который отвечал за положение дел в общине, осуществляя управление с помощью народного собрания и через избираемых свободным населением общины старейшин. Старейшины общины и народное собрание общины решали не только хозяйственные, финансовые, военные, но и судебные вопросы.

Определенную роль в государственном управлении на местах играли и храмы, которые не только проводили идеологическую работу, связанную с религиозными праздниками и культовыми обрядами, но решали хозяйственные, финансовые и судебные вопросы.

Подводя итог, можно отметить, что государственному строю Древнего Вавилона присущи как общие черты, свойственные всем государствам Древнего Востока, так и некоторые особенности.

Законы Хаммурапи – древнейший памятник права

Основным источником права Древнего Вавилона считаются Законы царя Хаммурапи, принятые в XVIII в. до н.э. Причина их принятия лежит в сфере экономических и социальных противоречий, приведших богатые и бедные слои общества к противостоянию.

Совокупность указанных причин и вызвала необходимость разработать и принять новый крупный нормативный акт, который бы, во-первых, несколько уменьшил социальную напряженность в обществе; во-вторых, укрепил общественный порядок, в том числе и правопорядок, с учетом новых экономических и социальных процессов; в-третьих, содействовал в конечном итоге более действенной правовой защите существующего государственно-политического режима.

До настоящего времени нет сведений, позволяющих проследить историю разработки и принятия Законов Хаммурапи. Можно лишь предположить, что, как и любой памятник права, он готовился в течение относительно длительного времени, а не подготовлен в одночасье. При подготовке проекта Законов Хаммурапи его составители использовали различные источники права: правовые обычаи, традиции, нормативные акты текущего законодательства, правовые прецеденты и религиозные писания. Непосредственное влияние по следнего источника слабо отражено в основной части памятника права.

В силу сравнительно низкого уровня развития законодательной техники по структуре Законы Хаммурапи несовершенны: его текст не разделен на части (главы, разделы) и статьи (параграфы), да и изложение правовых норм дается в казуистической форме, а не абстрактной. Условно в Законах Хаммурапи можно выделить три части: введение, основная часть и заключение. Во введении в описательной манере указываются некоторые причины и цели принятия Законов Хаммурапи, их божественный характер. В основной части излагаются конкретные нормы (правовые предписания) различных отраслей права и ответственность за их нарушение. В заключении вновь подчеркивается божественный характер законов, которые должны соблюдаться всеми.

Законы Хаммурапи обнаружили французские археологи в 1901 г., и первым его переводчиком был французский ученый В. Шейл, который для удобства научного изучения текста и пользования им выделил в нем 282 статьи. Текст Законов был высечен на базальтовой стеле, вверху которой; был изображен бог солнца Шамаш и коленопреклоненный царь Хаммурапи, а затем шел текст самих законов.

Законы Хаммурапи как сборник действующих правовых норм в Вавилоне богат по содержанию. Он охватывает большой круг общественных отношений и содержит правовые предписания (нормы, положения), относящиеся к государственному (конституционному) праву, уголовному, гражданскому, брачно-семейному, процессуальному. При этом следует иметь в виду, что в период действия Законов Хаммурапи древневавилонское право не знало такого понятия как отрасли права, выделение которых и их название введены учеными для лучшего изучения правовых положений памятника права с учетом современной системы права и правовой терминологии.

Гражданское право по Законам Хаммурапи. К основным институтам гражданского права относятся лица, собственность, вещи, обязательства, договоры и др. Они в той или иной мере отражены в Законах Хаммурапи. Лицами в гражданско-правовых отношениях древнего Вавилона в ХVIII в. до н.э. признавались как физические (человек), так и юридические лица (церковь, община, дворец царя). Физическим лицом признавался, как правило, свободный человек (воин, тамкар, ремесленник, надитум и т.д.) независимо от своей социальной принадлежности.

В Законах Хаммурапи не указан возраст гражданской дееспособности. Этот вопрос решался в каждом конкретном случае судьей на основе правового обычая или правового прецедента. Нет отдельной статьи, в которой бы определялся объем правоспособности в зависимости от пола (женщина, мужчина), физического состояния (здоровый или сумасшедший). Только анализ различных норм позволяет сделать общий вывод, что и женщина, хотя и не в полном объеме, наравне с мужчиной обладала гражданской правоспособностью и дееспособностью. Например, в ст. 40 речь идет одновременно о правах тамкара (купца) и надитум (жрицы) на продажу дома, поля и сада; в ст. 109 – о доме женщины-корчемницы. Правоспособность женщины зависела и от того, была ли женщина замужем или нет, была ли она светской женщиной или жрицей и ряда других обстоятельств.

Большое внимание в памятнике права уделено и такому важному институту гражданского права, как собственность. В собственности могло быть как движимое (зерно, раб, лодка, оружие, драгоценности и т.п.), так и недвижимое имущество (дом, поле, сад и др.). Любое посягательство на имущество наказывалось, но тяжесть наказания зависела от формы собственности (дворцовое или частное), от вида имущества и многих других обстоятельств, при которых совершено посягательство на имущество.

Анализ статей 6 и 8 дает основание утверждать, что законодатель различал три формы собственности: дворцовую (государственную), храмовую (церковную) и частную. Способами приобретения собственности по Законам Хаммурапи были наследование (ст. 168), дарение (ст. 150), завещание (ст. 165), договор (ст. 278). Такие способы приобретения собственности, как царская служба и военная добыча, которые имели широкое применение на практике, прямо не указаны в законах.

В Законах Хаммурапи большое внимание уделено такому институту гражданского права, как договор. Следует заметить, что в силу несовершенства законодательной техники в памятнике права нет общего понятия договора, основных условий его законности, но, касаясь того или иного вида договора, указываются отдельные обязательные условия, которые должны соблюдаться сторонами при его заключении. Из анализа статей, посвященных договорам, усматривается, что по способу заключения договоры были и устные (ст.ст. 7, 106, 124), и письменные (ст.ст. 7, 165).

По содержанию в Законах Хаммурапи речь идет о договорах купли-продажи (ст.ст. 9, 40 и др.), найме (лица и имущества) (ст.ст. 78, 228, 257, 273, и др.), залога (ст. 114, 115), аренды (ст.ст. 42, 45, 46 и др.), хранения (ст. 124), займа (ст.ст. 48, 50, 51 и др.), дарения (ст. 165).

Брачно-семейное право по Законам Хаммурапи. Ему посвящена четвертая часть всех статей Законов Хаммурапи. Это свидетельствует о том, что брачно-семейные отношения имели большое значение и основные его институты регулировались в Древнем Вавилоне в XVIII в. до н.э. светским нормативным актом. Брак должен был заключаться на основе специального брачного договора, а не договора купли-продажи, как было ранее. Брачный договор обязательно под страхом его недействительности должен был заключаться в письменной форме. Так, ст. 128 гласит: «Если человек возьмет жену и не заключит письменного договора, то эта женщина – не жена».

Устанавливая новую форму заключения брака, законодатель, безусловно, использовал и некоторые положения прежних правовых обычаев, сложившихся в сфере брачно-семейных отношений. Ст. 159 предусматривала, что жених при заключении брачного договора должен был принести в дом тестя брачный дар родителям невесты и выкуп за нее, а невеста – в дом жениха приданое.

В Законах Хаммурапи, несмотря на большое количество статей, некоторые весьма существенные положения, касающиеся заключения брачного договора, не нашли отражения (не указан возраст брачующихся, требуется ли их согласие на брак, кем определяется содержание брачного договора, от чего зависит размер брачного дара, выкупа и приданого). Также нет ни одной статьи, содержащей общее положение о неравенстве женщин в браке, но анализ конкретных его норм в области брачно-семейных отношений определенно указывает на то, что брак носил патриархальный характер, хотя и в несколько измененном виде, т.е. приспособленном к новым реалиям XVIII в. до н.э.

Интересно отметить, что при наличии такого источника, как религиозные догмы, Законы Хаммурапи допускают расторжение брака не только в связи со смертью одного из супругов, но и в результате развода. При этом инициатива в расторжении брака признавалась как за мужем, так и за женой. Более того, для мужа развод даже тогда, когда жена не рождала ему детей, влек негативные последствия: «Он должен отдать ей серебро в сумме ее выкупа, в также восполнить ей приданное, принесенное ею из дома ее отца» (ст. 138). Но и при разводе в силу патриархального характера семьи больше прав у мужа, чем у жены, да и последствия за развод по одной и той же причине для жены значительно суровее.

Взаимоотношения родителей и детей также получили отражение в Законах Хаммурапи. В ст. 135 четко определен главный принцип этих взаимоотношений: «дети следуют за их отцами», – это означает, что при расторжении брака дети всегда остаются с отцами.

Дети должны проявлять послушание и уважение и не совершать «тяжкого греха» в отношении отца (ст. 169). Анализ статей позволяет утверждать, что равенства детей в семье не было. Сыновья имели больше прав, чем дочери, а среди сыновей мог быть «приятный» сын, которого выделял по своему усмотрению отец (ст. 165). Разные права имели родные и усыновленные дети.

Уголовное право по Законам Хаммурапи. Как и любая другая отрасль права, уголовное право в Законах Хаммурапи содержит и новые положения, вызванные к жизни изменившейся обстановкой, и прежние, уже устаревшие, но еще признаваемые и соблюдаемые в вавилонском обществе уголовно-правовые предписания. Так, кровная месть отменена, что означало шаг вперед в развитии как общества в целом, так и уголовного права в частности. Но в то же время сохранялся и широко использовался в Законах Хаммурапи принцип талиона – «равное за равное». Сохранялся и такой архаичный институт, как ответственность общины за преступление, которое совершено на ее территории, но преступник не найден (ст.ст. 23, 24), т.е. законодатель использовал в карательной политике принцип коллективной ответственности и ответственности без вины. Применял законодатель в XVIII в. до н.э. и такой древний вид наказания, который корнями уходит в родовой строй, как изгнание из «поселения» или «дома отца» за кровосмесительство (ст.ст. 154, 158).

Уголовное право, отраженное в Законах Хаммурапи, не является совершенным: в нем нет общего понятия преступления и его термина, не указаны некоторые виды преступлений, имевшие место в реальной жизни, например государственные преступления. Из анализа статей памятника права усматривается, что любое действие (бездействие), нарушающее закон или причинившее вред (моральный, материальный или физический) считалось правонарушением и наказывалось. Законодатель еще не делает различий между преступлением и проступком, между уголовным правонарушением и гражданским правонарушением, но он, определяя то или иное наказание за совершенное правонарушение, уже различал две группы правонарушений: особо опасные и менее опасные. К особо опасным правонарушениям относились такие деяния, как ложное обвинение в убийстве, колдовстве (ст.ст. 1, 3, 2); кража имущества дворца или бога, кража малолетнего сына, рабов дворца или мушкенума, кража во время пожара (ст.ст. 6, 14, 15, 25); грабеж (ст. 22), некоторые должностные правонарушения (ст. 35, 34), недоносительство о преступниках (ст. 109) и другие подобные правонарушения, которые, как правило, влекли за собой высшую меру наказания – смертную казнь. За менее опасные правонарушения (оскорбление, нанесение телесных повреждений, простая кража и т.п.) применялись другие наказания.

В Законах Хаммурапи можно выделить четыре вида преступлений: против личности, против собственности (имущества), против семьи (семейных устоев) и должностные.

К преступлениям против личности относились: убийство (ст.ст. 153, 229–231), нанесение телесных повреждений (ст.ст. 196–198 и др.), оскорбление (ст.ст. 203–205), ложные обвинения (ст.ст. 1, 3, 11 и др.).

К преступлениям против собственности (имущества) относились, прежде всего, кража имущества (скота, рабов, «пожитков» и др. вещей) (ст.ст. 6–8, 15 и др.); грабеж (ст.ст. 22, 23); повреждение чужого имущества (ст.ст. 53, 55, 57, 59); мошенничество (ст. 108).

К преступлениям против семейных устоев (семьи) относились кровосмесительство (ст.ст. 154, 157), безнравственное поведение жены, мужа, жениха или отца невесты, сына по отношению к отцу и другие подобные действия (ст.ст. 143, 160, 161, 169, 172), а также похищение ребенка (ст. 14) или его подмена (ст. 194).

Должностным преступлениям посвящено небольшое количество статей, в которых идет речь о неправомерных действиях судьи (ст. 5), воинских начальников по отношению к своим подчиненным (ст. 34), об уклонении воина от участия в царском походе путем неявки или отправки вместо себя наемника (ст. 26).

Если проанализировать содержание статей Законов Хаммурапи, то можно заметить, что законодатель много внимания уделяет такому понятию уголовного права, как состав преступления, хотя самого этого термина и не употребляет. Определяя наказание за то или иное преступление, законодатель особо выделяет тот элемент состава преступления, которому по сравнению с другими элементами придается большее значение. Низкая законодательная техника обусловила и то, что в большинстве статей отсутствует тот или иной элемент состава преступления, установить который можно только путем систематического толкования норм Законов Хаммурапи. Кроме того, уровень развития общества обусловил и то, что по многим преступлениям законодатель не указывает субъективную их сторону, т.е. ему безразлично, умышленно или по неосторожности совершено преступление. Примером может служить ст. 209, в которой речь идет о нанесении телесных повреждений. Безразлично относясь к субъективной стороне, законодатель уделяет большое внимание объективной стороне преступления – действию и последствиям («ударит. и причинит выкидыш»).

Важным элементом состава преступления является субъект преступления, которым по Законам Хаммурапи признавался и свободный человек, и раб. Классовый характер уголовного права проявлялся в том, что при совершении одного и того же преступления, например против личности, раб как субъект права нес бульшую уголовную ответственность. Так, по ст. 205, «если раб человека ударит по щеке кого-либо из людей, то должно отрезать ему ухо», т.е. к нему применялось телесное членовредительское наказание. За подобное преступление к свободному человеку применялось имущественное наказание, размер которого зависел от последствий и от того, кем был потерпевший (ст.ст. 203, 204), и только тогда, когда потерпевший был свободным, но «бульшим по положению», чем свободный человекпреступник, то к последнему применялось телесное наказание. Можно предполагать, что законодатель XVIII в. до н.э. отличал общий субъект права от специального субъекта права, так как весьма часто использует термины «судья», «редум», «корчемница», «врач» и т.п., т.е. при определении наказания за некоторые преступления предписывалось узнавать занимаемую должность, профессию (ст.ст. 5, 34, 109, 215 и др.).

Говоря о субъекте права, необходимо отметить, что в Законах Хаммурапи нашло отражение и такое понятие, как соучастие в форме пособничества (ст.ст. 153, 226), укрывательства (ст.ст. 6, 18, 19), недоносительства (ст. 109).

Как уже отмечалось, зная субъективную сторону преступления, законодатель либо не учитывал ее при назначении наказаний, либо особо выделял именно этот элемент преступления, который и определял вид и форму наказания. Так, ст. 206 гласит: «Если человек ударит человека в драке и нанесет ему рану, то этот человек должен поклясться: Я ударил его не умышленно», а также оплатить врача. Именно субъективная сторона принималась во внимание при определении меры ответственности цирюльника за то, что он сбрил «с раба знак»: если умышленно, его «должно убить и зарыть в его воротах», а если неумышленно, то он должен «быть свободным от ответственности» (ст. 227).

Поскольку Законы Хаммурапи не являлись всеохватывающим памятником права и не единственным источником права в то время, то в нем указаны не все объекты преступления, а лишь некоторые, т.е. не все общественные отношения, предметы материального мира и блага личности, находившиеся под защитой государства в XVIII в. до н.э. в Древнем Вавилоне. Однако перечень объектов довольно широк: отношения между частными лицами, к чужому имуществу, к должностным обязанностям, между членами семьи; жизнь, здоровье, телесная неприкосновенность, честь и многие другие.

Наиболее обстоятельно в Законах Хаммурапи отражена объективная сторона преступления: действие (ударил, украл, обманул, построил и т.д.); бездействие (не схватит, не приведет), место совершения преступления (корчма, на земле общины, в доме), способ совершения преступного посягательства (сделает пролом), последствия (причинит вред, повредит глаз, выбьет зуб, выведет за городские ворота). Такое многообразие обстоятельств, характеризующих объективную сторону, свидетельствует о том, что преступления в древневавилонском обществе были довольно распространенным социальным явлением, и законодатель того времени с целью поддержания стабильного общественного порядка и защиты существовавшего строя с помощью норм права стремится регулировать общественные отношения и наказывать лиц, совершивших неправомерные деяния.

Завершая рассмотрение вопроса о преступлении, его видах и составе, необходимо отметить, что известны законодателю и такие понятия, как рецидив, т.е. неоднократно совершенное преступление одним и тем же лицом, и отягчающие и смягчающие вину обстоятельства (ст.ст. 169, 25, 153, 206, 227 и др.). Представляет интерес то обстоятельство, что о рецидиве говорится только в одной статье, предусматривающей ответственность за неправомерные действия в области брачно-семейных отношений (ст. 169). Это, видимо, можно объяснить тем, что законодатель считал весьма опасными для общества и государства все другие виды преступлений, совершенные даже в первый раз, так как они не носят такого частного, личного характера, как взаимоотношения сына и отца.

Соответственно эпохе в Законах Хаммурапи отражена и система наказаний (виды, формы, цели и принципы). В целом для системы наказаний древневавилонского права характерны принципы классовости, неравенства свободных людей, талиона, неопределенности и множественности.

Принцип талиона («око за око, зуб за зуб») широко применялся в древнем праве при назначении наказания. Исследователи указывают на три разновидности данного принципа: типичный талион, применяемый тогда, когда обе стороны по делу занимали равное социальное положение в обществе; символический талион, по которому виновный утрачивал ту часть тела, посредством которой совершено правонарушение (ст. 195 – сыну, ударившему отца, отрезали пальцы; ст. 192 – приемному сыну, отрекшемуся от вырастивших его родителей, отрезали язык; ст. 128 – врачу, неудачно сделавшему операцию, отрезали пальцы); и зеркальный талион (ст.ст. 229, 230, 231 – строитель подлежал смертной казни, если построенный им дом обрушился и причинил смерть хозяину дома; сын строителя лишался жизни, если в подобном случае погиб сын хозяина дома; строитель должен был отдать своего раба, если в подобном случае был убит раб хозяина).

Определяя систему наказаний, законодатель стремился, как правило, к тому, чтобы четко указывать вид, форму наказания, а если это имущественное наказание, то и его размер. Так, по ст. 8, кража скота или ладьи, принадлежащих дворцу или богу, влекла за собой имущественную ответственность в форме штрафа «в 30-кратном размере». Наряду с тем есть и статьи, которым присущ принцип неопределенности в некоторой степени, например ст. 6, в которой указан только вид наказания («убить»), а форма не определена, тогда как в других статьях четко указывается форма смертной казни (ст. 25 – «бросить в этот огонь», ст. 129 – «связать и бросить в воду», ст. 153 – «посадить на кол»).

В Законах Хаммурапи предусмотрены следующие виды наказаний: смертная казнь, телесные наказания, имущественные наказания, отстранение от должности, изгнание (из общины, поселения, отцовского дома), позорящие наказания. Из перечисленных видов наказаний наиболее широко применялись три вида: смертная казнь, телесные и имущественные наказания. Это было обусловлено теми многочисленными целями, которые преследовал законодатель, определяя карательную политику: устрашение, возмездие, возмещение вреда, пополнение казны, общее и частное предупреждение. Исходя из этого перечня целей, законодатель и указывал виды и форму наказания с учетом состава преступления.

Смертная казнь применялась в простой (менее мучительной) форме и квалифицированной (мучительной) форме. Последняя форма смертной казни осуществлялась различными способами с целью устрашения («разорвать его на этом поле с помощью скота» – ст. 157; «сжечь» – ст. 157; «посадить на кол» – ст. 153 и др.).

Имущественное наказание было предусмотрено в трех формах: штраф, возвращение вещи, материальная компенсация за причиненный вред. Что касается телесных наказаний, то они применялись по Законам Хаммурапи в двух формах: болезненное телесное наказание (ст. 202 – «ударить его 60 раз плетью из воловьей кожи») и членовредительское телесное наказание (ст. 193 – «вырвать глаз», ст. 194 – «отрезать грудь» и др.). Позорящее наказание упомянуто в Законах Хаммурапи только в одной статье 127: «повергнуть перед судьями, а также обрить ему виски». Так же редко применялось такое наказание, как отстранение от должности, которое указано только в одной ст. 5. Судья за совершенное им должностное преступление «должен быть поднят со своего судейского кресла и не должен возвращаться и заседать с судьями в суде». Суровым и применяемым в древнее время наказанием было изгнание, которое по Законам Хаммурапи предусматривалось в различных формах: изгнание из общины, изгнание из поселения и изгнание из дома отца (ст.ст. 154, 158).

Таким образом, основные институты уголовного права, исходя из уровня развития древневавилонского общества, государства и правовой мысли, нашли довольно широкое отражение в Законах Хаммурапи. Реализация норм уголовного права, которому была присуща такая черта, как жестокость, в процессе осуществления карательной политики содействовала укреплению существовавшего в Древнем Вавилоне государственно-политического режима и правопорядка.

Процессуальное право по Законам Хаммурапи. На важность данной отрасли права даже в то далекое время указывает то обстоятельство, что именно в первых статьях памятника права речь идет об ответственности за неправомерные действия, совершенные в ходе рассмотрения дела в суде (ст.ст. 1–5).

Анализ текста Законов Хаммурапи свидетельствует о том, что судебный процесс велся специально назначенными должностными лицами – судьями, которые в своей деятельности должны были руководствоваться установленными для ведения судебного процесса правилами (ст.ст. 5, 13). Нарушение последних влекло довольно тяжкие последствия для судьи: отстранение от должности и уплата штрафа в 12-кратном размере от цены иска. По существовавшей в то время идеологии считалось, что суд осуществлялся по воле царя и всегда справедлив. К сожалению, не все институты процессуального права нашли отражение в Законах Хаммурапи (судебные инстанции, стадии процесса, исполнение приговора и др.) Но сведения, которые имеются в памятнике права, позволяют утверждать, что дело могло рассматриваться как несколькими судьями, так и одним судьей, а процесс в основном был обвинительно-состязательным, который применялся как по большинству уголовных дел, так и по гражданским делам. Следует отметить, что процесс в целом велся устно, но решения судьи должны были оформляться письменно и скрепляться печатью.

Как и уголовное право, процессуальное право несет на себе печать обычаев родового строя и его морали. Это проявляется в том, что процесс начинался, как правило, по инициативе заинтересованной стороны, обе стороны сами должны предъявлять доказательства своей невиновности (ст.ст. 9–11, 112, 116), в ходе процесса использовались такие доказательства, как ордалия (испытание водой) и клятва (ст.ст. 2, 20, 106, 131).

Смотрите еще:

  • Оформление на льготную пенсию учителям Льготная пенсия педагогам в 2018 Работа, связанная с педагогической деятельностью, признается особыми условиями труда, на основании которой педагогам предоставляется ряд государственных гарантий и привилегий при назначении пенсии. […]
  • Нотариус самара услуги Тарифы (гос.пошлина) за оказание нотариальных услуг Статья 333.24. НК РФ Размеры государственной пошлины за совершение нотариальных действий, подлежащих обязательному нотариальному удостоверению ** Госпошлина за удостоверение […]
  • Иск о неисполнении договора оказания услуг исковое заявление по договору услуг В Домодедовский городской суд Московской области. Истец: Бобков Владимир Викторович. Адрес: г. Москва, ул. Дубнинская, д. 3, кв. 40. Ответчик: ООО «Компания «Русская почтовая служба». Адрес: 142000, […]
  • Клевета статья ук рф как доказать Как доказать клевету и что можно предпринять? Прошу помощи профессионалов своего дела. Соседи на протяжение полугода писали жалобы в полицию, администрацию, прокуратуру, ГНК, ОДН и даже губернатору нашего города. Тем самым обвинив мою […]
  • 12 тысяч материнского капитала получить Материнский капитал в 2018 году — будут ли единовременные выплаты? Единовременные выплаты из материнского капитала в 2018 году предоставляться не будут. Напомним, в 2015 и 2016 годах владельцы сертификатов могли разово получить средства […]
  • Приняты не все затраты по налогу на прибыль Статья 270 НК РФ. Расходы, не учитываемые в целях налогообложения Текст статьи. Комментарии к статье Может ли материальная помощь работнику по трудовому договору считаться расходом в целях налога на прибыль? Материальная помощь может […]
  • Образец исковое заявление о признании родства Заявление об установлении факта родственных отношений Случаи, когда человеку приходится заниматься подтверждением родства и подавать в суд заявление об установлении факта родственных отношений, на самом деле не редки. А составить такой […]
  • Прописан на собственности отца Могу ли я прописать ребенка на свою 1/2 собственности, без согласия второго родителя С мужем в разводе, в браке куплена квартира, по 1/2 на меня меня и бывшего мужа, ребенок от брака 3,8 лет,прописан по месту регистрации мужа в […]