Великое переселение народов древней руси

Великое переселение народов древней руси

Великое переселение уничтожило античный мир, построив на его руинах Средневековье. Несмотря на множество версий, до сих пор не ясно, что стало главной причиной движения варваров, откуда пришли гунны, и кем были праславяне.

Великое переселение народов, вопреки всеобщему мнению, началось не с нашествия гуннов, а с движения готов, которые мигрировали с территории Центральной Швеции, что тогда именовалась «Готией» к побережью Черного моря во II-III веке нашей эры. В процессе миграции к ним присоединялись все новые и новые племена: гепиды, бораны, тайфалы, герулы, вандалы, скиры. Они оставляли на своем пути лишь разрушения, и стали первыми, кто захватил и разорил Рим под предводительством короля Алариха.

Римско-германские войны впервые поставили под сомнение дальнейшее существование империи. Прочно обосновавшись на среднедунайской низменности, которая отныне стала центром варварского мира, они регулярно отправлялись в новые военные походы против своего могущественного соседа. Одним из самых успешных завоевания, была стратегически важная провинция Дакия, между реками Дунай, Тиссой, Прутом и Карпатами, которая стала впоследствии одним из основных плацдармов для германских вторжений в Империю.
Но какова же была сама причина, породившая эту кровавую миграцию, длившуюся, де-факто, половину тысячелетия: от II до VII веков нашей эры.

На самом деле, среди историков до сих пор нет единого мнения на этот счет, поэтому принято выделять совокупность факторов.

Во-первых, согласно готскому историку Иордану, во втором веке готы, проживающие в Скандинавии, столкнулись с проблемой перенаселения. По преданию, готский король Филимер принял решение переселиться в другую область вместе с семьями: «Когда там выросло великое множество люда, а правил всего только пятый после Берига король Филимир, то он постановил, чтобы войско готов вместе с семьями двинулось оттуда. В поисках удобнейших областей и подходящих мест для поселения он пришел в земли Скифии, которые на их языке назывались Ойум».

Очевидно, что одно перенаселение не могло поднять столь мощную орду варваров, состоящую не только из готов, а из многих других племен. По мнению исследователей, немаловажную роль сыграло общее похолодание или «климатический пессимум раннего Средневековья», который как раз в те времена набирал обороты. Температура падала, а климат оставался чрезмерно влажным. Хуже того, увеличивались ледники – становилось меньше лесов, меньше дичи. Народу грозил голод, а детская смертность увеличилась.

Изменение погодных условий довольно часто является первопричиной важных исторических событий. А климатический пессимум раннего средневековья как раз сопровождал всю историю великого переселения, достигнув своего пика в 535—536 годах.

Ну и, разумеется, не стоит забывать про человеческий фактор. Накануне великого переселения, в хозяйственной жизни германцев и славян произошли существенные сдвиги. В результате усилилось расслоение общества. Из среднего класса выделилась верхушка, не задействованная в производительном труде. Это была племенная элита, которой для поддержания своего статуса нужна была добыча, на роль которой идеально подходила Римская империя.

Осенью 376 года, народы, заселившие территории от Среднедунайской равнины до побережья Черного моря, вошли в движение. По восточным провинциям Римской империи поползли тревожные слухи о неких диких и жестоких варварах, которые едят сырое мясо, и уничтожают все на своем пути. Вскоре к римлянам явились посланцы от их вчерашних врагов остготов и вестготов, с просьбой поселиться на территории империи.
Главной причиной этого беспокойства были гуннские полчища, ворвавшиеся в Европу. Кто они и откуда пришли на тот момент не знал никто. Один из римских историков Аммиан Марцеллин полагал, что они родом с Меотийского болота, то есть с Азовского моря. Современные исследователи ассоциируют их с народом хунну, населявшим степи к северу от Китая, с 220 года до нашей эры по II век нашей. Это были первые племена, кто создал в Центральной Азии обширную кочевую империю. Впоследствии, часть их дошла до Европы, смешавшись по дороге с тюркскими, восточно-сарматскими и угорскими племенами, что образовало новый гуннский этнос.

Их нашествие считают одним из главных факторов, положивших начало великому переселению, точнее, второй его волне. На долгий путь, который привел к столь катастрофическим последствиям, их очевидно сподвигло оскудение пастбищ, что является постоянной проблемой кочевников и причиной их перманентного передвижения. Это же было причиной их постоянных конфликтов с Китаем, в результате чего была построена великая китайская стена. Однако в I веке до нашей эры, Китай воспользовался ослаблением Хуннской державы из-за междоусобиц, и нанес им сокрушительное поражение, которое подвело итог многовековым конфликтам.

Хуннская держава рухнула, и ее разрозненные части разбрелись по Азии и Европе. Часть самых отчаянных или, по словам Гумилева – пассионарии, двинулись на Запад, где прошли через Казахстан в 50-х годах II века нашей эры и вышли к берегам Волги. После 360 года, возможно опять в связи с общим похолоданием, они перешли Волгу и продолжили свой путь на Запад, где разгромили аланов и остготов. Вот как описывал это Аммиан Марцеллин: «Гунны, пройдя через земли алан, которые граничат с грейтунгами и обыкновенно называются танаитами, произвели у них страшное истребление и опустошение, а с уцелевшими заключили союз и присоединили их к себе. При их содействии они смело прорвались внезапным нападением в обширные и плодородные земли Эрманариха — короля остроготов». Вслед за ними последовали готы, которые под натиском кочевников разделились на вестготов и остготов. Гунны прочно обосновались на территориях Северного Причерноморья, вплотную подойдя к римским границам.

На сегодняшний день не существует ни одной общепринятой версии о происхождении славянского этноса. Зато нам известно, что славянское этническое пространство, которое впоследствии станет фундаментом для образования древнерусского государства, образовалось благодаря великому переселению.

Мы практически ничего не знаем о праславянах: кем они были, какой образ жизни вели, и где собственно жили. Античные источники молчат об этом периоде истории наших предков. Это может свидетельствовать о том, что до прихода гуннов и переселения, их территории располагались далеко от границ Римской империи и не входили в круг интересов ее политиков. Правда, иногда нам все-же встречаются редкие упоминания о племенах венедов, о которых вспоминал еще Геродот, а также в более поздних источниках, об антах (уже в поздних источниках VI-VII веков) и склавинах (общее название, использовавшееся византийскими авторами для описания славян), которых принято считать родоначальниками славянских племен.

По некоторым версиям, все возможные прародители славян изначально представляли собой «горючую смесь» из скифских кочевых племен и местных народов (в том числе и греческих). Их общеславянский язык, а также археологическая общность начинает складываться не раньше V века, вероятнее всего на территориях Империи Аттилы. Именно в ней на основе заимствований из различных культур, формируется общеславянский язык, позднее известный как староболгарский или старославянский (болгары известны как ближайшие родичи гуннов). То есть, находясь в составе империи Аттилы, праславяне испытали на себе огромное влияние как кочевых-азиатских, так и оседлых-европейских культур.

Впоследствии, новый этнос довершил последний этап Великого переселения народов (VI-VII вв.), расселившись в Восточной, Юго-Восточной и Центральной Европе.

Готовые домашние задания

Меню сайта

Великое переселение народов и Восточная Европа. Древняя Русь

С конца IV в. н. э. многочисленные германские племена перешли от набегов на Римскую империю к завоеваниям. К этому времени многие народы Евразии научились изготовлять железное оружие, сели на коней, создали боевые дружины. Война, дальние походы стали в повестку дня истории и евразийской части мира. Вожди звали народы в походы. Так, германские племена гнало вперед желание обрести добычу и новые, богатые, уже заселенные и освоенные римлянами земли. На пути их лежали богатые города и роскошные усадьбы. Так началось Великое переселение народов на Запад. Но это явление оказалось свойственным и всему Евразийскому континенту, от Атлантики до Зауралья и Южной Сибири. Участниками Великого переселения стали, правда с большим историческим запозданием, и народы Восточной Европы, в том числе славяне, угро‑финны, балты, аланы и другие.

Первыми на территории Восточной Европы сдвинулись с мест германские племена готов. Ранее они жили в Скандинавии, позднее расселились в Южной Прибалтике, но оттуда их потеснили западные славяне, и готы пустились в путь. От берегов Балтики во II–III вв. н. э. через земли балтов и восточных славян они пришли в степные пространства современной Украины, прожили там два столетия. Отсюда они вторгались на Балканы, в Малую Азию, атаковали римские владения, греческие колонии, наносили удары по жившему здесь сарматскому населению. Они заключили союз с аланами и вместе с их конницей нападали на Крым. Но количество готов было невелико по сравнению с многочисленным балтославянским и прочим населением лесостепной зоны и района Северного Причерноморья. Они составляли лишь верхушку местного общества и держались у власти, используя распри местных племен. Во главе готов стоял вождь Германарих, который, по некоторым сведениям, дожил до 100 лет. Его имя было первым, упоминаемым на древней территории России. От готов в славянском языке остались слова «хлеб», «плуг», меч», «шлем».

В 70‑x гг. IV в. с Востока надвинулось новое нашествие в лице гуннов. Они безуспешно пытались сокрушить Китай, но китайцы упорно оборонялись: именно против гуннов была выстроена в III в. н. э. знаменитая Великая Китайская стена. Потерпев неудачу на востоке, воинственные гунны двинулись на запад и в IV в. были уже на подходах к Северному Причерноморью – этой дороге всех кочевых орд с востока.

Нашествие гуннов было еще одним, может быть, самым крупным явлением в истории переселения народов.

Гунны были тюркским народом, и вместе с их появлением начинается господство тюрко‑монгольских племен на степных просторах Евразии. Они знали железоделательное производство, ковали мечи, стрелы, кинжалы, во время стоянок гунны жили в глинобитных домах и полуземлянках, но основой их хозяйства было кочевое скотоводство. И почти все время они проводили или в седле, или в кибитках. Все гунны были превосходными наездниками: и мужчины, и женщины, и дети. Главной их силой была легкая кавалерия, вооруженная луками и стрелами. К стрелам они прикрепляли глиняные свистульки, которые при полете стрел издавали пронзительный свист, сеющий панику среди врагов. По данным римских историков, вид гуннов был ужасен: невысокие, заросшие волосами, плотные, с толстыми затылками, кривыми ногами, одетые в меховые малахаи и обутые в грубую обувь, сшитую из козьих шкур. Об их диких нравах и зверствах рассказывали легенды.

В своем движении гунны увлекали всех, кто попадался им на пути. Вместе с ними снимались со своих мест угро‑финские племена, алтайские народы. Вся эта огромная орда вначале обрушилась на аланов, отбросила часть их на Кавказ, а остальных также втянула в свое нашествие. Тяжелая, закованная в броню, вооруженная мечами и копьями, аланская конница стала существенной частью армии гуннов.

Затем гунны двинулись в причерноморские степи и разгромили государство готов. Они прошли огнем и мечом и по южнославянским поселениям. В очередной раз спасаясь от гибели, славянское население бежало под укрытие лесов, бросало свои плодородные южные черноземы. Готы откатились на запад, и в конце концов часть их осела в Испании. А часть славян в составе армии гуннов также устремилась на запад.

Центром своей державы гунны сделали земли по Дунаю, с прекрасными пастбищами. Отсюда они атаковали римские владения и наводили ужас на всю Европу. С тех пор имя гуннов стало нарицательным. Оно означало грубых и беспощадных варваров, разрушителей цивилизации.

Своей наивысшей славы держава гуннов достигла при их вожде Аттиле. То был талантливый полководец, опытный дипломат, но грубый и беспощадный властитель. Судьба Аттилы еще раз показала: сколь бы велик, могуч, страшен ни был властелин, но и он не может продлить вечно свою власть, свое величие. Это непререкаемый закон истории. В середине V в. попытка Аттилы завоевать всю Западную Европу закончилась в 451 г. грандиозным сражением в Северной Франции, на Каталаунских полях провинции Шампань. Римская армия, куда входили отряды многих народов Европы, разгромила наголову столь же многонациональную армию Аттилы. Вождь гуннов увел остатки своего войска на Дунай, где вскоре и умер во время пира на собственной очередной свадьбе. Утомившись от пищи и вина, он заснул и захлебнулся кровью, хлынувшей из носа в горло.

Вскоре между гуннскими вождями начались распри, и держава гуннов распалась. Но движение народов, вспененное гуннской волной, еще продолжалось несколько столетий.

Лекция 1. Великое переселение народов и его этническое пространство

Великое переселение народов и его этническое пространство

Первое тысячелетие истории Европы насыщено важными событиями, связанными с кризисом Римского государства и поступательным движением Барбарикума. Значительная часть Старого Света переживала эпоху Великого переселения народов. К началу Переселения западную и южную часть Европейского континента занимала античная цивилизация, существовавшая в государственных рамках Римской империи. В Центральной и Восточной Европе обитали, жившие догосударственным строем, германские, славянские, балтские, финно-угорские, иранские, и другие племена. На Европейском континенте Великое переселение ознаменовано движением германцев. Почти одновременно с ними из Азии в Европу хлынули многочисленные кочевнические племена и племенные объединения, вызвавшие значительные передвижения среди местных народов.

Многие народы в поисках новых мест обитания и лёгкой наживы оставляли насиженные места и «пускались в те великие и сказочные странствия, которые положили начало образованию народов в древней и новой Европе». Римская империя, раздираемая внутренними противоречиями, стала объектом устремлений варварских племён. Сначала это были германцы, которых сменили гунны, а позже авары и славяне. В ходе Великого переселения народов произошла гибель античной цивилизации и падение Римской империи. В её западной части сформировались «варварские королевства», созданные германцами. В восточной сложилась Византийская империя, смирившаяся с утерей значительной части своей территории к югу от Дуная, занятой славянами (и частью тюркоязычными болгарами). Германцы и славяне в ходе Переселения расселились на обширной территории от Британии, Галлии и Испании до Финского залива, Верхней Волги и Дона. Сформировалась новая средневековая цивилизация. Вследствие смешения латинизированного населения бывших римских провинций с варварами сформировались романские народы. Все это существенным образом сказалось на этнической карте Европы: многие народы исчезли с лица земли. Политическая и этническая карта Европы, сложившаяся после Великого переселения народов, в основном продолжает существовать до наших дней, ибо этнополитических метаморфоз, подобных Великому переселению народов, история Европы больше не знала.

Системное изучение Великого переселения народов позволяет определить его как особый период исторического развития, когда на значительном историческом пространстве (уже не Античность, но ещё не Средневековье), ограниченном конкретными хронологическими рамками (II-VII вв.) и определённой территорией (Европа, Азия, Африка), взаимодействие варварства и цивилизации достигло своей наиболее интенсивной фазы. Результатом этого взаимодействия, как следствия взаимопроникновения и взаимоуничтожения римского и варварского миров, явилось зарождение нового типа цивилизации.

Великое переселение народов как временной «зазор» между Античностью и Средневековьем делится на три этапа. Первый (II-IV вв.) – «германский», охватывает время от Маркоманнских войн до Адрианопольского сражения. Второй (IV-V вв.) – «гуннский», между Адрианопольским сражением и битвой на Каталаунских полях. Третий этап (VI-VII вв.) – «славянский», связан с передвижением в Восточной, Юго-Восточной и Центральной Европе славянских племён. Этапы Переселения отличаются характером этнического состава участников Переселения, позицией мигрирующих племён, основными акцентами противостояния и взаимодействия, направлением миграций и их результатом.

В эпоху Переселения народов tanta scriptorum turba продолжали искать ответ на тривиальный вопрос – что скрывается под ёмким понятием «варвар». Как известно, ассоциативный образ «варвара» сформировался античной исторической мыслью уже до начала Переселения. Семантика термина раскрывалась в рамках антитезы «эллины – варвары», «римляне – варвары». Три круга ассоциаций делали восприятие этого образа автоматическим. Первый – этнический. «Варвар» – это иностранец, чужеземец, человек, проживающий вне границ данного государства. Второй круг – этический. Он заключался в формуле: «варвар – это не римлянин», тот считался варваром, кто не обладал пайдейей, греческим воспитанием и образованностью. И, наконец, третий круг – филологический. Незнание греческого и латинского языков – верный признак варварства.

Термин «варвары» использовался современниками Переселений в качестве самой общей дефиниции конгломерата племён, населявших как ближнюю, так и дальнюю периферию античного мира. Образ варвара в период Великого переселения народов традиционно следовал оппозиции «варвары – не римляне». Контраст между Барбарикумом и античным миром в это время достиг своей предельной остроты и напряжённости. В целом содержательная характеристика варваров основывалась на балансе неприятия и заинтересованности. Эта тенденция отразилась в лексике сочинений как латинских, так и грекоязычных авторов. В подавляющем большинстве случаев понятие «варвары» привязывалось к военному контексту и, как правило, сопровождалось словами «разрушили», «осадили», «опустошили», «совершили нападение». В ходе расселения варварских племён в империи частота его употребления заметно сокращалась. Из этого вовсе не следует, что исчез барьер взаимного отчуждения римлян и варваров. «Варвары» воспринимались как поле особой опасности уже внутри империи, хотя эпицентр варварства (Barbavron,barbarikou cwvrou, barbaricum solum), по мнению современников, находился не в империи, а за её пределами. Barbaricum solum – это прежде всего пространство для передвижений варваров, причём непрерывных передвижений (. ). Современники Великого переселения относили к варварами не все народы, отличающиеся от римлян, а лишь дикарей, обитателей отдалённых стран. Варвара как такового характеризовало именно его «место обитания» – Барбарикум. Типичная среда варвара – лесная чаща, труднодоступная, а значит таящая опасность, богатая растительностью, а поэтому тёмная. В качестве Барбарикума, места обитания варваров, фигурируровали большие невозделанные пространства или сумрачные области, расположенные у крайних пределов земли. Все это, по мнению римлян, препятствовало зарождению и развитию цивилизации, способствовало сохранению у жителей Барбарикума примитивного образа жизни. Изменение отношения современников к варварам в ходе Переселения отразилось в частоте использования самого слова «варвар». По мере того, как варвары осваивались на римской земле, показательным стало использование вместо понятия «варвары» других слов-эквивалентов. К примеру, общеупотребляемые слова manus globus, gens, populus, exercitus , или конкретные этнонимы, нередко в сочетании – populus Alamorum, gens Francorum. Понятие «варвары» фигурировало уже не так часто, но оно становится более жёстким. «Варвар» – это не просто невежественный чужеземец, но прежде всего крайне агрессивный и непредсказуемый чужеземец, носитель разрушительного начала. Множественность варваров, их многочисленность в глазах современников Переселения ассоциировалось с «толпой», чаще – «войском». Толпа, неорганизованная масса варваров характеризуется как «перемешанная» (permixta, mixta, immixta), «беспокойная» (tumaltisa), «небоеспособная» (imbellis). Для людей того времени варвар – негативный «иной». Модель поведения варваров заключала в себе прежде всего агрессию. Одновременно, на фоне негативного варварского стереотипа появились новые оттенки образа варвара. С IV в. он уже не только враг (. ), неприятель (. ), но союзник-друг (. ), симмах, энспонд, федерат. В период между Адрианополем и Каталаунами стратегия неприятия варваров выстраивалась на более нейтральном образе «чужого», а не только на образе «врага». В привычном обиходе греко-язычной интеллектуальной элиты IV-V вв. были термины . Уже в первой половине V в. различались «варвар» (. ) и «иностранец» (. ). Ещё раз отметим, что понятие «варвар» как невежественный, агрессивный разрушитель окончательно оформилось в эпоху Переселений. В этом общепринятом, обиходном значении оно пережило её и, пройдя через Средневековье и Новое время, дошло до наших дней.

Великое переселение народов, как системный процесс взаимодействия Барбарикума и античной цивилизации, сформировало уникальное этническое пространство. Под этническим пространством подразумевается вся совокупность племён и народов, связанных с конкретным историческим явлением и его образом в истории. Этническое пространство, созданное Великим переселением, отличалось многослойностью. Оно представлено германскими, алано-сарматскими, тюркскими, славянскими, италийскими, кельтскими, рето-этрусскими, иберийскими, скифскими, синдо-меотскими, фракийскими, македонскими, иллирийскими, финно-угорскими, кавказскими, мидийскими, балтскими, греческими, малоазийскими, армянскими, семито-хамитскими и африканскими племенами. Среди них можно выделить племена-аборигены и пришлые, инертные и динамичные, племена и народы, населявшие земли Римской империи, её провинций, и племена Барбарикума.

К числу инертных участников Великого переселения можно отнести, главным образом, жителей римского мира, всех народов, населявших Римскую империю и её провинции. Так, жители Италии, практически не меняя мест своего обитания, испытали мощный напор Барбарикума и выдержали не одну волну переселений. Специфическая особенность этнического пространства этого региона сложилась уже в преддверии Великого переселения. Она заключалась в готовности населявших Аппенинский полуостров многочисленных народов к военным и торговым контактам с племенами Барбарикума. Сюда следует отнести и возросшую «внутреннюю», в границах Римского государства мобильность населения, связанную с захватом Римом огромной территории от берегов Рейна, от Альпийских гор до океанского побережья, включая области Пиренейского полуострова. Организация этих территорий в римские провинции и постепенная их романизация приводили к разрушению этнической замкнутости Галлии и Испании. Здесь этническое пространство размывалось социализирующей направленностью римской цивилизации.

Осколки исчезнувшего кельтского мира в целом оказались в стороне от активного участия в миграционных процессах Великого переселения. Известно, что кельты упорно сопротивлялись римлянам. Однако им не удалось устоять перед германцами. После ряда военных неудач, потеряв часть завоёванных земель, кельтское население концентрируется в Средней Европе от Британии до Карпат. Не исключено, что некоторые кельтские племена оказались вовлечёнными в походы, вторжения и грабительские экспедиции племён Барбарикума, особенно на первом этапе Переселения народов. Длительные набеги скоттов на западные берега Британии, постепенное и методическое освоение ими большей части Каледонии не типичный пример миграционной активности кельтов в эпоху Переселения.

Часть этнического пространства Великого переселения народов составлял мир фракийских, иллирийских и греческих племён. Их можно также отнести к блоку инертных участников Переселения. Фракийцы, иллирийцы и греки находились между кельтским миром на западе, германским – на севере и скифо-сарматским – на востоке. Неоднократно районы обитания этих племён до и особенно в период Великого переселения являлись эпицентром многих миграций. Основные события первого этапа Переселения (Маркоманнские войны во II в., готские вторжения на Балканы в III в., борьба племён за Дакию после 270 г., Сарматские войны середины IV в. на Среднем Дунае) сопровождались расселением мигрирующих племён в иллирийском и фракийском мире. Через населённые иллирийцами и кельтами провинции Норик и Паннонию в течение четырех столетий в Италию двигались бурные полиэтничные миграционные потоки.

В контекст этнического пространства эпохи Переселения вписалось и население малоазийского и ближневосточного регионов. Морские набеги причерноморских племён потрясли до основания Каппадокию, Галатию, Вифинию, Понт, Азию, Киос, Родос, Крит, Кипр. Племена европейского Барбарикума проникают вглубь Малой Азии и приходят в тесные соприкосновения (не только враждебные, но и и мирные) с иноэтничным миром местных племён. Прослеживается чёткая безусловная связь первых шагов распространения христианства у германцев в результате контактов с жителями Каппадокии. Роль малоазийского и ближневосточного этнического компонента в Великом переселении народов можно определить как пассивную по отношению к миграционным процессам. Но эти племена, будучи, главным образом, «зрителями» Переселения, все же дали ему дополнительный импульс, способствуя распространению в варварском мире христианства.

Агрессивную, наступательную позицию Барбарикума разделяли не все населявшие его племена. Инертным, безразличным к миграциям оставался мир балтских племён. На первом этапе Переселения спокойная, размеренная жизнь этих племён, их замкнутый, непритязательный уклад были нарушены движениями готов к югу и миграционной волной сарматских племён в район Среднего Подунавья. Внутренние стимулы к переселению у балтов отсутствовали. На незначительные передвижения их подталкивали лишь миграции соседних народов. Будучи инертными в противостоянии «варварский мир – римская цивилизация», балты сыграли значительную роль в стабилизации особого жизненного цикла отдельных регионов Барбарикума. Косвенным образом они способствовали окончательному сплочению славян – лидеров третьего этапа Переселения.

Подобно балтам финно-угорские племена не проявляли миграционной активности вплоть до VI в. Занимая значительные территории от нынешних районов Западной Белоруссии до предгорий Урала, они не были однородными. Разные группы племён этого этнического пространства пересекались и взаимодействовали с лидерами Великого переселения народов – германцами и гуннами. Одни племена вошли в состав «государства Эрманариха», другие – сыграли значительную роль в процессе этногенеза западных гуннов. Отметим, что в то время, когда в Центральной Европе бушевали Маркоманнские войны (166-180 гг.), знаменовавшие начало первого этапа Переселения, в степях Южного Урала в ираноязычном и угро-финнском этническом пространстве уже начал формироваться лидер следующего этапа Переселения – гунны.

Активными, динамичными участниками Великого переселения, лидером и катализатором передвижений выступали германские, тюркские, славянские, алано-сарматские племена.

Германское этническое пространство эпохи Переселения народов являлось одним из наиболее значительных. Уже в начале Переселения германцы занимали обширные территории, преимущественная часть которых отмечена экстремальными географическими и климатическими условиями: огромные леса, обилие рек, озёр, непригодность многих территорий для земледелия и животноводства. Они постоянно испытывали на себе военный и цивилизационный натиск римского мира, особенно усилившийся на рубеже тысячелетий. Как следствие, сформировался довольно высокий уровень мобильности германских племён. Он отражал прежде всего адаптационные возможности и свойства германского этнического пространства. Помимо этого, мобильность германцев символизировала их особую социальную адаптацию. Не только витальные потребности стимулировали движение племён. Грабежи, покорение соседей, разбой в близлежащих римских провинциях, взятие городов, гибель императоров и видных римских военачальников – это и акты самоутверждения, демонстрации мощи племён, из принадлежность к отмеченным традицией победителям и лидерам Барбарикума. «Экспозиция» истории германского этнического пространства весьма представительна. Здесь и обилие названий племён, различные формы проявления их активности, значительный географический размах передвижений, пульсирующий характер расселения, многовариантность договорных отношений с Римом и Византией. За относительно короткий исторический период миграции германцев охватили основные регионы ойкумены – Европу, Азию, Северную Африку. Они способствовали возникновению основных «линий разломов», конфликтных зон в европейской «модели» Переселения. Миграционный опыт германцев различен. Он представлен различными типами миграций: переселение племён, движения отдельных дружин, «профессиональная» миграция (телохранители при императорских дворах), «деловая» миграция (германские ремесленники и купцы). Германское этническое пространство за многие века переселения создало своеобразный «миграционный стандарт», который использовался и другими племенами. Он, к примеру, включал «сценарий» поведения варваров в стереотипных ситуациях (походы, вторжения, переговоры) и стандартный набор их претензий к империи. Различная степень зависимости от римского мира порождала в германском этническом пространстве и различные импульсы консолидации. Их высшим проявлением стали «большие» племена. В ходе Переселения менялась не только горизонтальная динамика варварского мира, его «картина» (вовлечение в переселение все новых и новых племён). Существенные перемены происходили и внутри него. Стремительно менялась этно-социальная вертикаль, внутренняя эволюция двигавшихся племён, их потестарное развитие. Начинал переселение один народ, заканчивал – совсем другой. Многим германским племенам довелось заплатить большую цену за познание принимающего их римского мира.

Волны миграционных потоков привели в Европу ряд алано-сарматских и тюркских племён. Ираноязычные алано-сарматские племена сыграли значительную роль в становлении народов Восточной Европы, являлись одним из компонентов этногенетических процессов Юго-Восточной Европы и лишь косвенным образом воздействовали на аналогичные процессы в западноевропейском регионе.

Совершенно очевидно, что в миграционных процессах водные бассейны играли столь же большую роль, как и в жизни крупнейших цивилизаций. В эпоху Переселения народов направление передвижения значительного большинства племён, образующих алано-сарматское этническое пространство, определялось не только наличием в данном районе очага цивилизации, но и наличием водных ресурсов. Зачастую эти два фактора совпадали. Танаис безусловно играл такую же роль в истории Восточной Европы, как Рейн для Западной или Истр для Юго-Восточной. Вокруг Меотиды концентрировался и консолидировался ираноязычный племенной мир, также как, например, греческий вокруг Эгейского моря или итало-лигурийский в Запдном Средиземноморье.

В эпоху Великого переселения народов по обширным пространствам Великого пояса степей, тянувшегося от Паннонии до Забайкалья, были сосредоточены различные тюркские племена. Они создали особое этническое пространство. Территории, над которыми устанавливался контроль того или иного кочевого сообщества и с которыми эти кочевники себя идентифицировали, представляли собой своеобразный ареал кочевания племён. В отличие от других варварских миров граница этого ареала не являлась границей тюркского этнического пространства. Этой границей был тот круг людей, который составлял данное кочевое сообщество, принадлежность к которому определялась отшлифованными нормами родства. Тюркский варварский мир – рассеянная пространственная структура. Евразийский степной коридор лишь одна из важнейших межконтинентальных артерий, по которой в Европу шли миграции различных гуннских племён, а впоследствии аваров и булгар. В эпоху Великого переселения народов существовало представление, что волны враждебных римской цивилизации кочевников выплёскивались Меотидой и Танаисом. Идеи о вторжении «варваров» с востока господствовали вплоть до эпохи Возрождения. Кочевники тюркского этнического пространства в эпоху Великих переселений овладели различными средствами адаптации к встречающимся на их пути осёдлоземледельческим племенным мирам: периодические набеги, регулярные грабежи, навязанный «вассалитет», данничество.

Среди тюркских племён складывалось представление о большей престижности военных грабительских походов и завоеваний, в сравнении с мирным трудом. Это накладывало отпечаток на жизнь этих варваров-кочевников, служило основой для формирования у них культов войны, воина-всадника, героизированных предков. В эпоху Великого переселения народов преимущество варваров-кочевников во многом определялось наличием у них верховых животных, в то время имевших особенно важное военно-стратегическое значение.

Для реализации экспансии создавались «племенные» конфедерации, вождества. Экспансия, направленная против крупной цивилизации, в данном случае византийской, создавала новые средства адаптации – кочевую «империю». Сокрушительный эффект степных кочевых «империй» Европа испытывала в течении нескольких столетий.

Нарастающая интенсивность «кочевого марша» тюркских миграций на запад, условно определяемых как «миграция миграций», в значительной степени «увязла» благодаря славянским переселениям.

Славянское этническое пространство эпохи Великого переселения народов формировалось под воздействием разнообразных факторов. Этот обширный племенной мир, как и другие, не был изолированной частью Барбарикума. Славяне этого времени отличались особой интенсивностью межэтнических контактов. Имели место как столкновения племён, так и мирное их соседство, в том числе с балтами, сарматами, германцами, фракийцами, иллирийцами, с некоторыми тюркскими племенами. С течением времени славянские племена менялись, смешиваясь с другими народами, воспринимая их культуру, но не утрачивая при этом своей этнической принадлежности. Пройдя через Великое переселение народов, славянские племена делились, объединялись, создавая многочисленные племенные образования с новыми названиями.

Отличительная особенность славянского племенного пространства – его относительная удалённость от римского мира. Находясь на периферии Барбарикума, славянские племена тем не менее активно включились в миграционные процессы. Можно полагать, что миграционные процессы у славянских племён являлись своего рода адаптацией к предшествующим миграциям других племён и их результатам. Приближаясь к границам римской цивилизации, славянские племена не первых порах не стремились, однако, к взаимодействию и развёрнутым контактам с этим миром. Последующая активность славян в отношении империи была во многом спровоцирована самой империей, а также появлением аварских племён. Славянские племена, начав продвижение на юг и завершив расселение по Балканскому полуострову в VI-VII вв., сливались с фракийцами, иллирийцами и кельтами. Они растворили в своей среде тюркоязычных булгар, вступали в контакты с эпиротами, греками и положили начало южнославянским этносам.

Этническое пространство Великого переселения народов состоит из двух взаимосвязанных компонентов. Первый – это племена и народы, которые являлись реальными участниками исторических событий эпохи Переселения. Второй компонент – это система представлений об этих племенах, которая создавалась как античной и раннесредневековой письменной традицией, так и современными национальными историографиями. Иногда эти компоненты вступают в противоречие. Ключевым элементом в системе представлений был этноним. В эпоху Переселения народов он выполнял функцию своеобразного универсального «языка общения» между варварским миром и римской цивилизацией. Он служил своеобразным «паролем», регулятором межэтнических связей.

И, наконец, каковы же причины явления, получившего название Великого переселения народов? Качественные сдвиги в хозяйственной жизни германских и славянских племён накануне Великого переселения, привели к росту общественного богатства и большого числа людей не занятых производительным трудом. Племенная элита испытывала потребность в накоплении богатств, средством добывания которых становились походы в Империю. Эти походы готовили почву для последующих переселений на земли Римского государства. При этом Римская империя играла активную роль, зачастую стимулируя варваров к миграциям. Появление гуннов в Центральной Европе резко ускорило миграционные процессы. Причины их переселения несколько иные, чем у оседлых народов. В большей степени они связаны и с природными факторами, влияние которых на номадические общества сильнее, чем на земледельческие. «Кочевнический фактор», в соединении с фактором социально-экономических сдвигов в германском и славянских обществах, с фактором кризиса Римской империи, дал импульс к запуску практически безостановочного миграционного процесса на просторах Европы во II-VII вв.

1. Агеева Р.А. Страны и народы: происхождение названий. М., 1990.

2. Буданова В.П. Этнонимия племён Западной Европы: рубеж античности и средневековья. М., 1991; 2-е изд. М., 1993.

3. Буданова В.П., Горский А.А., Ермолова И.Е. Великое переселение народов: этнополитические и социальные аспекты. М., 1999.

4. Буданова В.П. Варварский мир эпохи Великого переселения народов. М., 2000.

5. Голубцова Е.С. Община, племя, народность в античную эпоху. М., 1998.

6. Древности эпохи великого переселения народов (V-VIII вв.). М., 1982.

7. Колосовская Ю.К. Рим и мир племён на Дунае. I-IV вв. н.э. М., 2000.

8. Корсунский А.Р., Гюнтер Р. Упадок и гибель Западной Римской империи и возникновение германских королевств (до середины VI в.). М., 1984.

9. Ле Гофф Ж. Цивилизация средневекового Запада. М., 1992.

10. Седов В.В. Славяне в древности. М., 1994.

11. Седов В.В. Славяне в раннем средневековье. М., 1995.

12. Филип Я. Кельтская цивилизация и её наследие. Прага, 1961.

13. Щукин М. На рубеже эр. СПб., 1994.

14. Этнонимы. М., 1970.

15. Этнос в доклассовом и раннеклассовом обществе. М., 1982.

16. Diesner H.J. Die Volkerwanderung. Leipzig, 1976.

17. Wolfram H. Die Volkerwanderung. Freiburg, 1980.

Великое переселение народов

Государственные, политические, социальные и национальные потрясения и катастрофы, разумеется, ведут к трагедиям отдельно взятой личности. Но за слепой борьбой человеческих страстей и вожделений толпы скрываются иные, высшие и оправдывающие смыслы.

Протоиерей Александр Рябков

Всем известны строки Федора Тютчева: «Блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые». Нет человека, который бы не имел понятия о таких вещах, как подвиг, вина, сострадание, искупление, ответственность. Все эти понятия выпукло проявляются именно в роковые минуты истории. И потому возможно утвердительное приятие исторической катастрофы во всём ее неизбежном трагизме.

Психолог Виктор Франкл, переживший катастрофу европейского еврейства не как сторонний наблюдатель, а как заключенный Освенцима, писал: «Осуществляя смысл, человек реализует сам себя. Осуществляя же смысл, заключенный в страдании, мы реализуем самое человеческое в человеке. Мы обретаем зрелость, мы растем, мы перерастаем самих себя. Именно там, где мы беспомощны и лишены надежды, будучи не в состоянии изменить ситуацию, – именно там мы призваны, ощущаем необходимость измениться самим».

Переселение народов не может считаться чем-то исключительно новым и необычным.

В Советском Союзе народы тоже переселялись. Из городов в деревни и из деревень в города. С Юга на Север. И с Запада на Восток. Надо признать, что не всегда они делали это по собственному желанию. Наверно, поэтому эти перемещения и не создали особенной наднациональной формации – советский народ, которая закрепилась бы в словесном обиходе.

Конечно, странно было бы вместо национальности «русский» или какой-нибудь другой называть себя советским. Но и россиянином в смысле национальности сегодня никто вроде бы пока себя не называет. Хотя в бывших югославских республиках есть заметный процент населения, кто называет себя не сербами, хорватами или бошняками, а югославами.

Европейские народы сами являются плодами тектонических движений народов, пришедшихся на раннее средневековье. Готы и славяне попеременно сменяли друг друга то в одном, то в другом уголке Европы, оставляя после себя названия рек, гор и даже городов. Эти два народа, пережив нашествия аваров и гуннов на Европу, доставляли немало хлопот и Риму, и Константинополю. Византия пыталась приручить и тех и других, принимая их на военную службу, для которой у нее становилось всё меньше и меньше человеческих ресурсов.

Многое из истории повторяется и сейчас. Поступление в войска французского иностранного легиона очень похоже на принятие звания федератов Византии варварами. Заключение контракта с армией США обладателем «green card» аналогично является одним из способов социализироваться в этом государстве. Но Византия и Рим кроме комфорта быта, который так ценят сегодняшние переселенцы, обладали высокоразвитой культурой, в том числе и религиозной.

Это разительно отличает наше время от времени Великого переселения народов, а нас и жителей Западной Европы – от жителей Рима и Константинополя. Хотя и религиозная восприимчивость, и склонность к традиционности сегодняшних кочевников довольно сомнительна. Мир поменялся, и не только западный человек, но и восточный думает больше о благах цивилизации, а не о смысле жизни, скрытом в идеалах веры.

Великий правитель Сербии Стефан Неманя, сделав много добра для своей державы и сербского православия, впоследствии принял постриг с именем Симеон. Став афонским монахом, он и тогда продолжал заботиться о духовности своего народа.

На смертном одре он оставил потомкам свое завещание. Обращаясь к своему сыну, святому Савве Сербскому, он говорил:

Святой Симеон Мироточивый (Стефан Неманя)

«Народ создает земля, дитя мое любимое. Народы, которые приходят в какую-либо землю, чтобы ее ограбить, поджечь и разрушить, не являются ее властелинами. Мы давно вошли в эти земли, чтобы их населить, возделать и завладеть ими.

Дитя мое, мы уже здесь сотни лет, а еще в нас не стих кочевой инстинкт. Мы повсюду. Кипит и переливается этот народ и движется во все стороны, как молодое вино.

Еще нас не держит земля, а и мы не знаем, как ее держать. Я боюсь иногда, дитя мое, что разольемся мы в другие, крепкие и устойчивые народы, разольемся, как вода с горы в чужие реки, и исчезнем, как будто нас никогда не было.

Храните землю и любите. Любите в ней не только поля и горы, и реки и море ее, но и каждую пядь и горсть. Вы должны знать, дитя мое любимое, что в этой горсти, которая помещается в ладони – вся земля. Потому возьмите свою землю в ладони и не отпускайте ее никогда и ни за что из своих рук, ибо вы с этой горстью земли в руке – народ, а без этой горсти, с пустыми руками, суть только бродяги среди народов».

Если задаться вопросом, чем созидается народ и его самосознание, ответы «только земля» или «только вера» одинаково будут страдать упрощением. Под словом «земля» можно и нужно понимать не только границы, в которых живет народ, но и связанные с этим местом историю, обычаи и язык народа. Под словом «вера» отнюдь не понимается только религия как связь с Богом, но и вера народа в свое предназначение, что не равно вере в свою исключительность.

Бог, призвав Авраама, вручил Своему народу не просто землю, а именно Ханаан. И это касалось не только Авраама и его первых наследников. Потом Моисей, Аарон и Иисус Навин вели свой народ туда же. Упростить эту тему не позволяет как наличие данной Богом земли обетованной, так и Богом попущенное рассеяние народа Божия. Иметь Родину не то же самое, что ее не иметь. Как не то же самое иметь дом или быть бездомным.

Христианская вера созидает в первую очередь не народ, а личность. Делает человека человеком.

Вера имеет большое значение в созидании государства, но не подавляющее в созидании народа. В истории были примеры сильных государств, объединяющих людей разных вер в единый народ.

Земля очень важна в созидании народа. До его переселения и после его переселения. Земля – это не просто язычество с идолами. Земля, Родина, Отчизна – это язык, культура и характер народа. Горы, равнина, пустыня, оазис, море формируют менталитет нации. Переселение Авраама было связано с началом монотеизма. Земля и влияние соседей способны рождать новые религиозные направления. Например, Восточная Европа породила хасидизм у евреев. Эта культура неразрывно связана с Восточной Европой.

Яков Бромберг, историк и публицист, писал:

Основатель хасидизма Баал Шем Тов

«Таким образом, хасидизм, возникая у самого географического рубежа латинства и православия, сближается с последним в своем теургическом и нравственном идеале назначения праведника в этом мире. Как известно, именно в этом пункте традиция русского старчества столь сильно расходится с крайностями воззрений латинства на монашеский затвор и умерщвление плоти. Учение же основателей хасидизма об обязательности духовной радости о Господе, о слиянии с Божественной субстанцией в молитвенном восторге – также противоположно суровому, отрешенному от реальности творения духу католического монашества.

Географическое, ландшафтное окружение основателя хасидизма и его ближайших последователей не напрасно совпадает с местностями, освященными в православии старинной религиозной и культурной традицией. Зародившись в глинистых пещерах у Буковинских Кут, где Израиль Межибужский (Баал Шем Тов) проводил целые месяцы в молитве и размышлениях, новое учение неудержимо влеклось на Восток, через Подолию и Волынь в Киевщину и Белоруссию по тем же дорогам, по которым шли паломники в Киевские Печеры, Почаев и Острог».

Если бы, например, у цыган была в наличии ярко выраженная национальная интеллигенция, наверное, в ней тоже нашелся бы мыслитель, похожий на евразийца Якова Бромберга. И он тоже написал бы исследование о формировании цыганской нации Восточной Европой. Хотя цыгане как раз и не объединены единой верой. На Балканах их не касалась смена власти и присущая этой власти религиозность. Религия у них, скорее всего, на втором или даже третьем плане.

Объединяет ли их вообще что-нибудь, кроме того, что они расселились по всей Европе из Византии? Они вышли из Романии – Византии, чтобы дойти даже до Британии. Но их имя «рома» говорит, что они вышли из Византии. И до сих пор их больше всего в Болгарии, которая называлась турками Восточная Румелия. Значит, цыгане – носители уже не только индийской, но и балканской культуры.

Кто такие, например, сербы, – это не только славяне, но и иллирийцы с римлянами. Кто такие болгары, – это и мёзы, и фракийцы, и булгары. То есть они те, кто жил до них на этой земле и чьи традиции они переняли. А земля, ими занятая, была ко всему прочему византийскими владениями.

Похожий этногенез свойственен и другим народам, не только Европы, но и Азии. Так же и с румынами, которые сформировались на основе автохтонов даков. Они сохранили себя, восприняв римское, готское, славянское и другие влияния. Каким-то чудом они сберегли свою отличность от других народов и, спустившись с Карпат, заняли без всякой войны земли, на которых уже расселились славяне. Они стали христианами под влиянием болгар, но не слились с ними в одну нацию. При этом православие не создало их единой государственности. Появилось два равнозначных княжества Валахия и Молдавия. Уже позже под влиянием национальных революций, всколыхнувших Европу, в XIX веке создалось единое румынское государство.

Какова гражданская религия современной Румынии, если использовать этот культурологический термин? Их государственный гимн хорошо это иллюстрирует: «И в нашей груди мы храним с гордостью имя победителя в битвах, имя Траяна. Священники, поднимите распятия, потому что мы христианское войско». Вот это симбиоз! Современные румыны, оказывается, наследники Траяна, императора-язычника и гонителя Церкви. И при этом эти наследники римских ветеранов, осевших в Дакии, составляют сегодня христианское войско, которое возглавляют священники, несущие высоко кресты. И как тут христианство отделить от земли, от истории и от традиций предков?

Так же и с албанцами, которые, скрываясь в горах, сохранили свою идентичность и после схлынувших волн последовательных нашествий римлян, славян и византийцев, со своим укоренившимся в них менталитетом горцев, заняли равнины.

Принятие христианства или ислама народами вводило их в тот или иной мировой наднациональный союз. Не более и не менее.

Да, монотеизм помогал объединять племена в один народ. Но всё-таки принятие христианства державами Восточной Европы делало их в первую очередь полноправными участниками политического диалога с империей франков или византийским императором. Единственно, наверное, в Болгарии это имело значение объединения разных народов в единое целое. Да и то, к принятию христианства там оставалось уже не языковое, а только обрядовое различие между потомками булгар и славян. Но язык их вполне объединял, это отразилось и в имени их крестителя царя Бориса, который уже назывался не ханом, а царем.

Что же касается Древней Руси, то известный допрос волхвов, которые подняли смуту на финно-угорской окраине северо-востока Руси вскоре после массовых крещений в Киеве и Новгороде, показывает, что они были уже и не язычники, а дуалисты, подобные богомилам. Да и язычество не было одинаковым у всех славян, проживавших в Киевской Руси. Хотя она и была едина, но едина не языческой верой, а землей и языком. Имя Перуна было, может быть, общим для славян, живших на севере и юге Европы, но это не делало балканских славян и славян, живших на Днестре и Днепре, одним народом.

Принятие Русью христианства, можно предположить, было уже не отвержением язычества, а принятием общеевропейских ценностей. Когда же дело касалось наследства и владений, тогда и христианство не всегда было в силах остановить междоусобицы князей. То есть, если цель собрать нацию и была, то в вопросе принятия христианства она стояла не на первом месте. Собрать нацию можно «железом и кровью», как собрал Бисмарк Германию, разделенную католичеством и протестантизмом.

Крещение Руси князем Владимиром

Таким образом, земля, язык и воля вождя действительно формирует народ. Английский историк Арнольд Тойнби писал, что творческие личности вождей увлекали за собой следовать по дороге, которая им открывалась, нетворческое большинство к созиданию цивилизаций. Отдавая дань роли религий в смене цивилизаций, он, однако, отмечал, что и сами цивилизации способны к смене религий.

Вера, а в особенности христианство, созидает не народ, а отдельного человека. Делает его из рядового индивидуума неповторимой личностью.

Хотя, конечно, из личностей и составляется народ. Но сначала Личность, а уже потом народ. И понятию «личность» всё-таки более свойственно понятие «свобода». Народ же более детерминирован многими внешними факторами.

Можно сказать, что потеря своей земли или потеря численного преобладания на своей земле – это потеря народом себя и прекращение его существования. Является ли здесь христианство исключительным лекарством для народа, сходящего с мировой арены? И можно ли утверждать, что упадок церковности есть причина упадка государственного?

Византия прекратила свое существование при всём расцвете христианского богословия в ней. Зрелая богословская мысль как раз и воспрепятствовала союзу с католическим Римом, который сулил военную помощь. Но верить в возможность этой помощи тоже было бы наивно. В последующие времена христианская Европа вполне находила в лице Османской империи для себя верного союзника.

Как государство Византия погибла, но как культурный феномен продолжила существовать. Среди греческих публицистов есть авторы, которые считают, что Великая Порта была прямой наследницей греко-римской Византии при всей своей исламской религиозности.

Христианская вера не помогла выжить Византии политически, но помогла выжить отдельным людям, из которых сформировалась, например, греческая нация. Во главе национального сопротивления на Балканах всегда был православный крест, отсюда и строки из румынского гимна: «Священники, поднимите распятия, потому что мы христианское войско!» Правда, в греческом обществе велись жаркие споры о том, что считать началом своей государственности: Древнюю Элладу, империю Александра Македонского, Византию, бывшую наследницей Рима, или национальную революцию 1821 года.

Сделать из христианства национальную или государственную идеологию всё равно не получится.

Неправильно сказать европейским народам: «Примите снова христианство, и у вас повысится рождаемость». А что толку от рождаемости? Даже те из православных, у кого много детей, ставят себе задачу дать им любой ценой какое-нибудь, но высшее образование. Преобладающее число юношей и девушек из тех, кто еще остался в провинции, ставят себе задачу переселиться в мегаполисы, и, конечно, не для того, чтобы работать там малярами-штукатурами. Что можно в таком случае говорить о селах и деревнях, которых почти не осталось?

Когда в поздние советские времена деревни Нечерноземья стали стремительно пропадать с областных карт, бывшие селяне, переселившиеся в города и сумевшие стать кем-то выше дворника, пренебрежительно смотрели на колхозников. Но времена, меняясь, не меняют людей. Сегодня мы, утром выходя из дома, видим каждый день дворника родом из бывших советских республик. И уже равнодушие или превозношение сменяется в глубине души горожанина копошащимся страхом. Ведь перед ним не вчерашний привычный колхозник из Средней полосы или студент из провинциального городка, который временно метет улицу и скоро по распределению отправится на производство. Перед ним человек другой культуры, человек-ребус, человек-загадка без всякого советского налета, который был в телевизионных фильмах про установление большевистской власти в Средней Азии.

Самое лучшее, что мы можем сделать в этом случае, – сказать: «Доброе утро!» Может, это поможет нам самим измениться и установить контакт с огромной общностью, которую не остановят никакие границы. То, что мы видим в Европе сегодня, уже было IV-VII веках, и мы видим, что, как тогда, так и сейчас невозможно остановить народы, не изменив себя.

На трудный вопрос, как изменить себя, и ответ может получиться довольно тяжелый. Кроме возвращения к религии, видимо, придется еще вернуться и к земле. Необязательно это должно означать, что придется стать крестьянином, фермером или землепашцем. Но это означает необходимость проведения работы по исправлению избалованного сознания, отданного целиком во власть примитивных земных желаний и зависимого от житейского комфорта.

Смотрите еще:

  • Что характеризует физический закон Интегрированный урок физики, литературы, русского языка. Решение задач по теме: "Законы Ньютона"на литературном материале. Урок развития речи: сочинение — рассказ Разделы: Физика Цели: развивающая: умение видеть мир в многообразии; […]
  • Идентификация судов Правила плавания по внутренним водным путям Средства идентификации судна I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ II. СРЕДСТВА ИДЕНТИФИКАЦИИ СУДНА III. ВИЗУАЛЬНАЯ СИГНАЛИЗАЦИЯ IV. НОЧНАЯ ХОДОВАЯ СИГНАЛИЗАЦИЯ V. НОЧНАЯ СТОЯНОЧНАЯ СИГНАЛИЗАЦИЯ VI. ДНЕВНАЯ […]
  • О публикации законов КЗОТ РФКЗОТ РФ КОДЕКС ЗАКОНОВ О ТРУДЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (КЗОТ) Глава I. Общие положения ст. Глава II. Коллективный договор ст. Глава III. Трудовой договор (контракт) ст. Глава III- А. Обеспечение занятости и гарантии реализации права […]
  • Пример специального закона Портал "Юристъ" - Ваш успех в учебе и работе! Теория государства и права Глава 17. Правовой акт. Нормативно-правовой акт. Международный договор 347 Имеется два официальных способа установления классификации законов: 1. Конституционный, […]
  • Жалобы сожаления Приключение собаки (Фредерик Марриет, 1837) «Это было в январе 1699 г. Окрашенное черной краской одномачтовое судно проходило в виду берегов близ Бичи-Хэд (Beachy Head) с быстротой не более пяти миль в час. Оно шло под малыми парусами, […]
  • Учебное пособие по кредиту Деньги, кредит, банки - Лаврушин О.И. - Учебное пособие Автор: О.И. Лаврушин Жанр: Финансы и кредит Издательство: «Кнорус» Формат: PDF Качество: Отсканированные страницы Количество страниц: 320 Описание: Учебное пособие «Деньги, кредит, […]
  • Закон сохранения в механике презентация Урок физики по теме "Законы сохранения в механике". 10-й класс Презентация к уроку Загрузить презентацию (100,6 кБ) Внимание! Предварительный просмотр слайдов используется исключительно в ознакомительных целях и может не давать […]
  • Приказ 1129 ростехнадзора ПРИКАЗ Ростехнадзора от 26.12.2006 N 1129 "ОБ УТВЕРЖДЕНИИ И ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ ПОРЯДКА ПРОВЕДЕНИЯ ПРОВЕРОК ПРИ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ ГОСУДАРСТВЕННОГО СТРОИТЕЛЬНОГО НАДЗОРА И ВЫДАЧИ ЗАКЛЮЧЕНИЙ О СООТВЕТСТВИИ ПОСТРОЕННЫХ, РЕКОНСТРУИРОВАННЫХ, […]