Субъекты судебно-психиатрической экспертизы

Субъекты судебно-психиатрической экспертизы

Общие положения судебно-психиатрической экспертизы

Судебная психиатрия изучает психические расстройства применительно к задачам, которые решаются в ходе осуществления правосудия по уголовным и гражданским делам. На основании заключения судебных психиатров, которое подлежит оценке в совокупности с другими доказательствами, суд в рамках уголовного или гражданского судопроизводства принимает процессуальные решения — определение, постановление, приговор. Поэтому эта отрасль психиатрии называется «судебной».

Поскольку в уголовное судопроизводство составной частью входит предварительное расследование, то судебно-психиатрические заключения используются здесь не только судом, но также лицом, производящим дознание, следователем и прокурором.

Судебная психиатрия имеет дело с теми психическими расстройствами, с установлением которых в уголовном или гражданском судопроизводстве законодательство связывает наступление специфических правовых последствий (освобождение от уголовной ответственности, применение принудительных мер медицинского характера, признание сделки недействительной и пр.).

В большинстве случаев юридически значимые психические расстройства характеризуются двумя группами признаков (критериев). Первую составляют чисто медицинские (клинические) признаки, используемые как в судебной, так и общей психиатрии: симптомы, синдромы, нозологические формы психических расстройств. Вторая группа признаков (критериев) употребляется только судебными психиатрами и служит основой для так называемой судебно-психиатрической оценки психических расстройств. Применительно к некоторым понятиям, используемым в праве и судебной психиатрии, вторая группа признаков именуется юридическим критерием. Например, юридический критерий невменяемости, юридический критерий гражданско-правовой недееспособности.

Деятельность судебного психиатра имеет несколько относительно самостоятельных направлений. Каждое из них характеризуется своеобразием задач и способов их решения, а также некоторой спецификой правовых форм (юридических правил и процедур), в рамках которых эта деятельность реализуется. По указанным основаниям в судебной психиатрии можно выделить несколько направлений.

1. Судебно-психиатрическая экспертиза по уголовным и гражданским делам. По объему практической работы, числу участвующих в ней судебных психиатров, по степени научной разработанности имеющихся здесь проблем это направление судебной психиатрии можно назвать основным.

Кроме того, судебно-психиатрической экспертизе в наибольшей мере присущи черты, характерные именно для судебно-психиатрической деятельности вообще и отличающие судебную психиатрию от общей психиатрии.

Во-первых, судебно-психиатрическая экспертиза может быть назначена только в рамках уголовного или гражданского дела и только лицом (органом), ведущим судопроизводство. Это должностные лица, ведущие предварительное расследование (дознаватель, следователь, прокурор), или суд (судья), рассматривающий дело по первой инстанции. Иные должностные лица, органы, организации или граждане назначать судебно-психиатрическую экспертизу не вправе.

Во-вторых, лица, назначающие экспертизу, не только принимают решение о ее проведении, но также формулируют экспертное задание (вопросы, поставленные перед экспертами); собирают объекты и материалы, подлежащие экспертному исследованию, и предоставляют их экспертам; выбирают экспертное учреждение или конкретных экспертов, которым поручается экспертиза; оценивают составленное экспертами заключение и, в случае согласия с выводами экспертов, используют эти выводы для принятия процессуальных решений.

В-третьих, именно эти решения (постановление следователя, определение или приговор суда и пр.) являются обязательными для всех органов и организаций, должностных лиц и граждан. Эксперты-психиатры не обладают властными полномочиями, а их заключения и выводы — обязательной юридической силой. Отсюда юридически ошибочны встречающиеся иногда утверждения, что судебные психиатры, признав гражданина невменяемым, освободили его от уголовной ответственности и направили на принудительное лечение. Такими полномочиями наделен только суд. Более того, следователь, прокурор, суд не обязаны безоговорочно руководствоваться экспертным заключением. Они вправе как согласиться, так и не согласиться с экспертными выводами, отвергнуть их как недостоверные, назначить новую экспертизу. Указанные лица обязаны лишь мотивировать свое несогласие с экспертными выводами, указав на те обстоятельства, по которым экспертное заключение отвергнуто.

Наконец, в-четвертых, порядок назначения и производства судебно-психиатрической экспертизы установлен процессуальным законодательством — УПК и ГПК. Здесь неприменимы нормы и правила, регулирующие психиатрическое обследование пациента в общепсихиатрической практике (например, неприменимы те статьи закона «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», которые посвящены психиатрическому освидетельствованию граждан).

Перечисленные особенности экспертизы весьма наглядно демонстрируют специфику деятельности судебного психиатра. Она призвана обеспечить эффективное достижение целей и решение задач, которые поставлены перед субъектами, осуществляющими правосудие, подчинена этим целям и задачам.

2. Применение принудительных мер медицинского характера к психически больным, совершившим общественно опасные деяния (принудительное лечение). Данное направление можно рассматривать вторым по значимости в судебной психиатрии после судебно-психиатрической экспертизы.

Виды принудительных мер медицинского характера, основания их отмены и изменения, а также круг лиц, к которым эти меры применяются, определены уголовным законом (гл. 15 УК РФ).

Назначается принудительное лечение только судом после рассмотрения дела в порядке уголовного судопроизводства. Только суд вправе прекратить принудительное лечение или изменить его вид, причем сделать это он может лишь по правилам, установленным уголовно-процессуальным законодательством.

3. Пенитенциарная психиатрия занимается проблемой оказания психиатрической помощи осужденным к лишению свободы. Выделение ее обусловлено несколькими причинами. Во-первых, среди осужденных обнаруживается немало лиц с неглубокими психическими расстройствами, не исключающими вменяемость и возможность отбывать наказание. Следовательно, эти больные могут нуждаться в оказании им психиатрической помощи. Во-вторых, одной из задач психиатра в местах лишения свободы выступает своевременное выявление у осужденных более глубоких психических расстройств. Если такое расстройство делает отбывание наказания невозможным, то больной освобождается судом от его дальнейшего отбывания (ст. 81 УК РФ). Одновременно с освобождением суд может применить к больному принудительные меры медицинского характера.

Наконец, в-третьих, условия, в которых находятся осужденные к лишению свободы, отличаются от обычных и, как правило, предъявляют к психической сфере человека повышенные требования. В связи с этим немаловажной может оказаться роль психиатра в оказании помощи лицам с неглубоким психическим расстройством, которые испытывают затруднения при адаптации к условиям исправительного учреждения. Это может выразиться в ухудшении состояния психического здоровья, в неадекватных поведенческих реакциях (повышенная конфликтность с окружающими, нарушения режима содержания и т.п.). Успешное терапевтическое воздействие на неглубокое психическое расстройство, выступавшее в роли обстоятельства, способствовавшего совершению данным лицом преступления, за которое он отбывает наказание, может рассматриваться в качестве одного из средств предупреждения преступного рецидива.

Принципиально новым является положение Уголовного кодекса РФ о возможности применения к лицам с психическим расстройством, не исключающим вменяемости, принудительных мер медицинского характера (ч. 2 ст. 22 УК).

Судебно-психиатрическая экспертиза в уголовном процессе

Основные характеристики субъекта преступления

Одним из элементов состава преступления наряду с объектом преступления, его объективной и субъективной сторонами выступает субъект преступного деяния. Лицо, совершившее преступление, является субъектом.

Исходя из классического принципа уголовного права — принципа личной ответственности, понести ее может только физическое лицо. По не любое физическое лицо может быть субъектом преступления. Уголовная ответственность связывается со способностью человека понимать фактическую сторону и общественную значимость совершаемых действий и руководить своими поступками. Подобной способностью могут обладать лишь лица, достигшие определенного возраста. Субъектом преступления может быть физическое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности.

Лица, не понимающие фактическую сторону своих действий или их социальное значение, не могут быть субъектами преступления. Они нуждаются не в исправлении путем применения наказания, а в лечении. Поэтому наряду с достижением определенного возраста субъект преступления должен обладать признаком вменяемости. Физическое лицо только тогда (в юридическом смысле) может быть виновником преступления, когда оно совмещает в себе известную сумму биологических условий, обладает, употребляя техническое выражение доктрины, способностью ко вменению.

Свобода воли является наиболее общим условием любого вида социальной ответственности личности в обществе. В уголовном нраве свобода воли лица при совершении им предусмотренного уголовным законом общественно опасного деяния обусловливает его способность быть виновным, т.е. проявлять свои антиобщественные установки и ценностные ориентации в форме умысла или неосторожности.

Понятие свободы воли охватывает всех людей, как законопослушных граждан, так и правонарушителей. Уголовно-правовое понятие вменяемости распространяется лишь на субъектов преступления и уголовной ответственности. Для уголовного права преступление — это результат собственного выбора лицом противоправного варианта поведения в условиях, когда такой выбор объективно возможен. Именно решение совершить преступление, сознательно (свободно) принятое лицом, составляет субъективное основание его ответственности [1] .

В соответствии с основными принципами уголовного права субъектами уголовной ответственности могут быть лица, которые обладают определенными интеллектуальными, волевыми и эмоциональными качествами, наличие которых формирует способность понимать предъявляемые к ним правовые установления и сознавать общественную опасность своего поведения, которое противоречит правовым требованиям. Совокупность достаточных психических функций определяет также способность лица руководить своими действиями, в том числе и противоправными, а также способность удерживаться от совершения тех или иных действий, в том числе и противоправных. Таким образом, в основе уголовной ответственности лежит фиксированный нормами уголовного права уровень свободы воли личности преступника или свободно и самостоятельно принятое лицом решение совершить преступление.

Предпосылкой к уголовной ответственности как конкретному виду юридической ответственности является вменяемость. Вменяемость — исходный пункт принципа субъективного вменения как важнейшего принципа уголовного права и уголовной политики. Только при наличии вменяемости могут быть поставлены и разрешены вопросы о субъекте уголовной ответственности, виновности субъекта, степени его вины и наличии состава преступления как основания уголовной ответственности. Именно вменяемость является основной предпосылкой способности быть виновным, ответственным. Она — обязательное юридическое основание для уголовной ответственности субъекта преступления.

Вменяемость и невменяемость являются юридическими понятиями, которые позволяют отграничить преступления от общественно опасного деяния. Признанные невменяемыми лица не является преступниками, и совершенные ими общественно опасные деяния не являются преступлениями. Несмотря на это, невменяемое лицо является носителем общественной опасности, поскольку совершенное им общественно опасное деяние причиняет серьезный вред обществу и его конкретным гражданам. В связи с этим чрезвычайно актуальной является проблема охраны общественных отношений от опасных деяний невменяемого, что ставит перед обществом, государством и нравом задачу предупреждения совершения невменяемыми лица м и повторных общественно опасных деяний медицинскими, социальными и уголовно-правовыми средствами.

  • [1]Яковлев А. М. Детерминизм и «свобода воли» (перспективы изучения личности преступника) // Правоведение. 1976. № 6. С. 67—68.
  • Субъекты судебно медицинской экспертизы

    Понятие судебной медицины включает в себя процессуальные действия:

  • Относительно проводимых исследований.
  • Составления экспертных заключений по многим вопросам.
  • Особенности

    Субъекты судебно-медицинской экспертизы РФ установлены действующим на сегодняшний день законодательством. Среди них стоит особо отметить:

    • РЦСМЭ.
    • БСЭМ.
    • Подразделения, входящие в состав медико-санитарных частей ФМБА России.
    • Основное подразделение

      При этом, в качестве основной единицы в структуре субъектов судебно-медицинской экспертизы, которые осуществляют указанную деятельность на территории РФ, выступает БСМЭ.

      Уже в их состав входят все остальные подразделения, среди них «Центр медицинских экспертиз», познакомиться с деятельностью которого позволит посещение сайта организации.

      Субъекты судебно-медицинской экспертизы подчиняются РЦСМЭ в той части, что относится к организационно-методической стороне их деятельности. За административно-хозяйственную часть дают отчет органам управления здравоохранения.

      Кроме этого, в рамках БСМЭ функционируют такие отделения, как районные, городские, региональные.

      Судебная психиатрия — шпаргалка

      4. Виды судебно – психиатрических экспертиз. Судебно психиатрическая экспертиза относится к комиссионным видам экспертиз. В ее производстве принимают участие не менее двух экспертов. Все члены комиссии подписывают акт или заключение судебно – псих. экспертизы и несут за него равную ответственность. Когда члены комиссии имеют свое особое мнение. Оно излагается в отдельном заключении и прилагается к заключению комиссии. Различают след. виды суд. Псих экспертизы: 1. экспертиза в кабинете следователя – проводится однократное обследование субъекта врачем — психиатором. При таком обследовании решают вопросы: о наличии или отсутствии психического нарушения. О необходимости назначения амбулаторной или стационарной суд. – псих. Экспертизы.2. Амбулаторная экспертиза – проводится в психиатрических стационарах, диспансерах или в помещении медицинской службы следственных изоляторов. Такая экспертиза назначается в отношении подозреваемых. Обвиняемых: совершивших правонарушение в состоянии алкогольного опъянения; в случаях временных растроиств психической деятельности; при пограничных психических расстроиствах (последствия черепно – мозговых травм, инфекций и др.); при выраженных психических нарушениях. 3. Стационарная экспертиза – наиболее совершенный вид экспертизы, поэтому к ней следует прибегать во всех случаях, когда возникают трудности в распознании болезни и определения ее тяжести: для установления начальных этапов и стертых форм психических заболеваний; пограничных состояниях; проведения спец. Лабораторных исследований; установление симуляции и диссимуляции психических расстроиств; при проведении повторных экспертиз. 4. Экспертиза в судебном заседании. 5. Заочная экспертиза, проводится по материалам дела. Посмертная экспертиза (чаще всего используется в гражданском процессе.)

      5. Вменяемость и невменяемость в уголовном праве и судебной психиатрии.

      Субъектом преступления может быть только вменяемое лицо. Если рассматривать понятие «вменяемость» в широком смысле, то его можно определить как способность человека нести ответственность за свои действия перед законом. Уголовной ответственности не подлежит лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, т.е не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния психики. Вопрос о вменяемости или невменяемости всегда решается в отношении конкретного правонарушения, поскольку психическое состояние субъекта не остается постоянным. При острых психических расстройствах, как правило, наступает выздоровление, при хронических может наступить период ремиссии (улучшения состояния). При некоторых заболеваниях субъект может осознавать фактический характер и общественную опасность одних своих действий и не осознавать общественной опасности других. Правонарушения, совершенные психически больными, не осознававшими фактический характер своих действий и их общественную опасность, не является наказуемыми. Применения наказания к таким лицам было бы не гуманным, не справедливым и бессмысленным, поскольку их деяние было невиновным, обусловленным психическим расстройством. К лицам, совершившим общественно опасные деяния в состоянии несменяемости, по назначению суда могут быть применены принудительные меры медицинского характера в случаях, когда психические расстройства связаны с возможностью причинения этим лицам иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других. Это особые меры которые не являются наказанием, а имеют целью излечения указанных лиц или улучшения их психического состояния, а также предупреждения совершения ими новых деяний, предусмотренных статьями особенной части УК РФ.

      7.Дееспособность и недееспособность в гражданском праве и судебной психиатрии.

      Дееспособность – способность лица приобретать (осуществлять) права, исполнять гражданские обязанности и отвечать по ним. В полном объеме дееспособность наступает с исполнением гражданину 18 лет. Дееспособность связана со способностью человека понимать значение своих поступков, руководить своими действиями, предвидя возможные последствия содеянного. В силу заболевания лицо, страдающее психическими расстройствами, в судебном порядке может быть признано недееспособным.

      10. Критерии недееспособности.

      В законодательстве РФ сформулированы два основных критерия недееспособности: 1. медицинский — наличие психического заболевания; 2. юридический – невозможность гражданина понимать значение совершаемых поступков. Не дееспособному лицу назначается опекун который принимает решение и совершает сделки от его имени. Наличие психического заболевания само по себе не означает автоматическую недееспособность человека. Здесь важно определить степень заболевания и его клиническое проявление с учетом как медицинских так и юридических критериев оценки. Недееспособность и невменяемость во многом схожи, однако необходимо уметь различать данное понятия. Не всякое недееспособное лицо является невменяемым, как и не всякое невменяемое – недееспособным. Например, существуют различия по медицинским показателям. При невменяемости имеет место психическое расстройство хронической формы, временное расстройство психики человека, проявление слабоумия и другие болезненные формы состояния психики. При недееспособности используют обобщенное понятие психического расстройства. Недееспособность аналогична невменяемости лишь при проявлении хронической формы психического расстройства, которое характеризуется неблагоприятными течением заболевания и прогнозам выздоровления. При временном (реактивном) расстройстве психики человека, возникшее при совершении противоправного деяния, исключается способность гражданина осознавать опасность и характер своих поступков (категория вменяемости). В то же время указанные выше обстоятельства не исключают способности человека осознавать значение своих действий либо руководить ими (категория дееспособности).

      11. Маниакально-депрессивный психоз (МДП). Судебно-психиатрическое значение.

      Под термином МДП следует понимать группу выраженных психических нарушений, главным симптомом которых служит пониженное либо повышенное настроение. МДП как правило, относится к группе эндогенных психозов. МДП условно подразделяют: на биполярный тип (МДП в узком смысле), монополярный тип. По этиологии заболевания биполярный тип МДП можно отнести к самостоятельной группе заболевания. МДП протекает в форме часто повторяющихся фаз депрессивного и маниакального состояния. В течении заболевания возможны следующие варианты: смена приступов и светлых промежутков. Состояние ремиссии возникает после совокупности депрессивного и маниакального приступов, фазы маниакального и депрессивного состояния чередуется одна за другой, светлые промежутки отсутствуют. Главная особенность МДП – прямая зависимость начала очередной фазы заболевания от времени года. Психопатологические особенности МДП проявляются следующими характерными расстройствами: сменой настроения; колебаниями скорости психических процессов; изменением волевой деятельности; искажением мышления; расстройством психомоторных функций; соматическими нарушениями. Депрессивные и маниакальные психозы отличаются друг от друга противоположными симптоматическими признаками. При мании происходит патологическое повышение энергетического потенциала, при депрессии, наоборот, — его снижение. На основании этого в маниакально-депрессивной болезни выделяют эндогенно-маниакальные и эндогенно-депрессивные симптомокомплексы.

      12. Заключение судебно-психиатрического эксперта.

      Заключение эксперта – представленные в письменном виде содержание исследования и выводы по вопросам, поставленным перед экспертом лицом, ведущим производство по уголовному делу или сторонами. Согласно УПК РФ заключение эксперта один из видов доказательств которое подлежит оценки судом. Поскольку факты, установленные экспертом и содержащиеся в его заключении, служат одним из видов судебных доказательств, судебно-следственные органы должны оценить заключение эксперта с точки зрения полноты, достоверности, доказательности, относимости. В заключении эксперта должны быть указаны: дата, время и место производства судебной экспертизы; основания производства судебной экспертизы; сведения об экспертном учреждении, а также ФИО эксперта, его образование, специальность, стаж работы, ученая степень, занимаемая должность; сведения о предупреждении эксперта об ответственности за дачу заведомо ложного заключения; вопросы, поставленные перед экспертом; объекты исследований и материалы, представленные для производства судебной экспертизы; данные о лицах присутствовавших при производстве судебной экспертизы; содержание и результаты исследований с указанием примененных методик; выводы по поставленным пред экспертом вопросам и их обоснование. Материалы иллюстрирующие заключение эксперта (фотографии, схемы ит.п.) прилагаются к заключению и являются его составной частью. Заключение судебно-психиатрической экспертизы имеет следующие разделы: введение; сведения о прошлой жизни; описание физического, неврологического и психического состояния, мотивировочная часть; заключительная часть.

      20. Понятие и процессуальные основы судебно-психиатрической экспертизы.

      Судебно-психиатрическая экспертиза (СПЭ) проводится на основе единых федеральных нормативных актов в соответствии с действующим законодательством РФ (уголовное и уголовно-процессуальное, гражданское и гражданско-процессуальное законодательство). Судебная экспертиза представляет собой процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла и которые поставлены перед экспертом судом, судьей, органом дознания, лицом, производящим дознание, следователем или прокурором, в целях установления обстоятельств подлежащих доказыванию по конкретному делу. СПЭ представляет собой регламентированное законом и проводимое врачом-психиатором исследование. Теоретической базой СПЭ является судебная психиатрия, предметом изучения которой является состояние психического здоровья участников уголовного или гражданского процессов. Согласно уголовно-процессуальному кодексу РФ следователь, признав необходимым назначение судебной экспертизы вносит об этом постановление, а в случаях, предусмотренных п.3ч. 2 ст. 29 настоящего кодекса, возбуждает перед судом ходатайство. Судебная экспертиза производится государственными судебными экспертами и иными экспертами из числа лиц обладающих специальными знаниями.

      22. Процессуальное положение эксперта-психиатра, его права и обязанности.

      Эксперту разъясняется его права и ответственность. Эксперт в праве возвратить без исполнения постановление, если представленных материалов недостаточно для производства судебной экспертизы или если он считает, что не обладает достаточными знаниями для его производства. Эксперт вправе: знакомиться с материалами уголовного дела относящимися к предмету судебной экспертизы; ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи объяснений; участвовать с разрешения дознавателя, следователя, прокурора и суда в процессуальных действиях и задавать вопросы к относящиеся к предмету судебной экспертизы; давать заключение в пределах своей компетенции; приносить жалобы на действие (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права; отказаться от дачи заключения по вопросам, выходящим за пределы специальных знаний, а так же в случаях, если представленные ему материалы недостаточны для дачи заключения. Эксперт не вправе: без ведома следователя и суда вести переговоры с участниками уголовного судопроизводства; самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования; проводить без разрешения дознавателя, следователя, суда исследования, могущие повлечь полное или частичное уничтожение объектов или изменение их внешнего вида; давать заведомо ложное заключение; разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с участием в уголовном деле в качестве эксперта. Эксперт обязан принять к производству порученную ему судебную экспертизу; провести полное исследование представленных ему объектов и материалов дела; составить мотивированное письменное сообщение о невозможности дать заключение и направить данное сообщение лицу которое назначило судебную экспертизу; не разглашать сведения, которые стали ему известны в связи с производством судебной экспертизы; обеспечить сохранность представленных объектов исследований и материалов дела. Эксперт вправе: ходатайствовать перед руководителем соответствующего гос судебнэкспертного учреждения о привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов; делать подлежащее занесению в протокол следственного действия или судебного заседания заявления по поводу неправильного истолкования участниками процесса его заключения или показаний; обжаловать в установленном законом порядке действия органа или лица, назначивших судебную экспертизу,если они нарушают права эксперта.

      23. Симптомы психических расстройств

      Под симптомом заболевания понимается его клиническое проявление, отдельный признак нарушения или болезненного состояния организма человека. Симптом психического заболевания — единичный признак нарушения одной из психических функций личности. К симптомам психического заболевания относятся бредовые и маниакальные идеи, галлюцинации, депрессии и др. Для изучения психического заболевания, важно суммировать отдельные симптомы в общей симптомокомплекс, устанавливать их взаимосвязь. Психопатологические симптомы подразделяются на негативные и позитивные. Чем более выражены позитивные симптомы, тем менее-негативные, и наоборот. Негативные симптомы соответствуют признакам регрессирующего либо прогрессирующего, стойкого либо обратимого изъяна, ущерба, дефекта целостности функционирования психической деятельности организма человека. Позитивные симптомы – это признаки патологических результатов деятельности психики. К примеру, галлюцинации, страх, мания, бред и т.д. Существует так же теория, делящая все психопатологические симптомы на субъективные и объективные. К субъективным относится – жалобы больного, его сведения о течении заболевания, к объективным симптомам – данные о больном, полученные с помощь. Анализов и аппаратных методов исследования. Объективный и субъективный симптомы делятся на вероятные и достоверные. Вероятные психопатологические симптомы, в свою очередь, подразделяет на маловероятные и достаточно вероятные. Характеристика и форма симптома зависят от вида болезни и характера повреждения психики человека.

      25. Синдромы психических расстройств.

      Под синдромом подразумевается формализованное определение взаимосвязанных симптомов, соответствующих нозологической единице (заболеванию). Симптомокомплекс не всегда совпадает с синдромом по числу симптомов, он может включать симптомы, которые в синдром не входят. Основная особенность психопатологических синдромов – их связь с поражением функций головного мозга и, как следствие, с нарушением социальной адаптации личности. По структуре симптомов психопатологические синдромы подразделяют на обязательные (ведущие) дополнительные и факультативные. По обязательным симптомам определяют принадлежность синдрома к психопатологической группе. К дополнительным симптомам относят признаки, часто встречающиеся при данном синдроме. Факультативные симптомы практически не связанны с патогенезом образования синдромов, но отражают патопластические свойства.

      13. Общественная опасность психических больных.

      При психических заболеваниях поведение больных определяется психопатологическими факторами. Из этого следует, что болезнь нарушила способность невменяемого отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими. Действующее уголовное законодательство устанавливает, что лица, совершившие противоправные действия в невменяемом состоянии, обусловленном болезнью, не являются преступниками и не подлежат наказанию. Сохраняя объективные свойства преступления – общественную опасность вследствие причинения вреда (ущерба) их действия лишены его субъективной стороны – вины, поскольку психическая болезнь лишает невменяемого способности отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими.

      15. Обязат. Назначение суд. Мед. Эксперт.

      гражданским процессуальным законодательством предусмотрен случай обязательного назначения судебно-психиатрической экспертизы по делам особого производства о признании гражданина недееспособным вследствие психического расстройства (ст. 260 ГПК). Это единственное законодательно установленное основание обязательного назначения судебной экспертизы по гражданским делам Данное положение означает также, что без заключения эксперта-психиатра гражданин не может быть признан судом недееспособным (хотя бы в деле имелись иные доказательства — например, справки из лечебных учреждений и т. п.).Обязательность назначения психиатрической экспертизы по данной категории дел обусловлена включением медицинского критерия в норму материального права, подлежащую применению. Гражданское законодательство связывает возможность судебного признания гражданина недееспособным с наличием психического расстройства, вследствие которого гражданин не может понимать значения своих действий или руководить ими (ст. 29 ГК РФ). Соответственно в судебном процессе подлежат установлению, а) факт психического расстройства (психическое заболевание или иное болезненное психическое расстройство), б) факт неспособности понимать значение своих действий или руководить ими, в) причинная связь между а) и б) (неспособность понимать содержание действий или сознательно руководить ими должна быть следствием именно психического расстройства, а не иных причин) Только при подтверждении всех трех обстоятельств гражданин может быть признан недееспособным.

      21. Лица, страдающие психическими расстройствами, обладают всеми правами и свободами граждан, предусмотренными Конституцией Российской Федерации и федеральными законами. Ограничение прав и свобод граждан, связанное с психическим расстройством, допустимо лишь в случаях, предусмотренных законами Российской Федерации. Все лица, страдающие психическими расстройствами, при оказании им психиатрической помощи имеют право на: уважительное и гуманное отношение, исключающее унижение человеческого достоинства;получение информации о своих правах, а также в доступной для них форме и с учетом их психического состояния информации о характере имеющихся у них психических расстройств и применяемых методах лечения;психиатрическую помощь в наименее ограничительных условиях, по возможности по месту жительства;содержание в психиатрическом стационаре только в течение срока, необходимого для обследования и лечения;все виды лечения (в том числе санаторно-курортное) по медицинским показаниям;оказание психиатрической помощи в условиях, соответствующих санитарно-гигиеническим требованиям;предварительное согласие и отказ на любой стадии от использования в качестве объекта испытаний медицинских средств и методов, научных исследований или учебного процесса, от фото-, видео– или киносъемки;приглашение по их требованию любого специалиста, участвующего в оказании психиатрической помощи, с согласия последнего для работы во врачебной комиссии по вопросам, регулируемым настоящим Законом;помощь адвоката, законного представителя или иного лица в порядке, установленном законом.(3) Ограничение прав и свобод лиц, страдающих психическими расстройствами, только на основании психиатрического диагноза, фактов нахождения под диспансерным наблюдением в психиатрическом стационаре либо в психоневрологическом учреждении для социального обеспечения или специального обучения не допускается. Должностные лица, виновные в подобных нарушениях, несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

      19. острое кратковременно протекающее психотическое расстройство, возникающее при приёме алкоголя (как правило, небольших доз), представляющее собой форму сумеречного помрачения сознания, характеризующуюся внезапным возникновением искажённого, бредового восприятия обстановки в сочетании с аффектами страха, тревоги, гнева, ярости, с развитием резкого двигательного возбуждения, часто с агрессивными действиями в отношении окружающих. У больных нередко сохраняется способность осуществлять сложные целенаправленные действия, однако чаще больной дезориентирован. Больные говорят мало, преимущественно о своих болезненных переживаниях. Патологическое опьянение заканчивается сном так же внезапно, как и начинается, после пробуждения развивается амнезия или сохраняется смутное воспоминание о происходившем. Патологическое опьянение не является тяжелой формой простого алкогольного опьянения, это качественно иное состояние психики — тяжелое психическое расстройство, спровоцированное алкоголем. Термин «патологическое опьянение» представляет собой не столько результат алкогольной интоксикации, сколько выражение своеобразной идиосинкразии к алкоголю, которая может возникнуть при определенном сочетании ряда факторов (см. далее по тексту). Картина патологического опьянения и внешне мало напоминает алкогольное опьянение, поскольку отсутствуют нарушения статики и координации движений, а также пантомимические особенности, характерные для облика опьяневшего человека. Патологическое опьянение может проявиться один раз в жизни, но может и повторяться в отличие от других форм исключительных состояний. Для его развития требуется сочетание ряда привходящих моментов. Оно может развиться и у лиц с безупречным здоровьем, но чаще возникает при различных органических заболеваниях ЦНС у лиц, страдающих алкоголизмом, при мягко или латентно протекающей эпилепсии, у психопатических личностей. Возникновению патологического опьянения способствуют: •вынужденная бессонница •психическое или физическое утомление •психогении •недоедание •аффективные расстройства в форме дисфории

      26. Может быть проведена по решению суда в следующих случаях:

      а) Если суд рассматривает заявление об ограничении дееспособности гражданина или о признании гражданина недееспособным вследствие психического расстройства.

      б) Если суд рассматривает заявление об обоснованности проведенного психиатрического освидетельствования без согласия гражданина или без согласия его законного представителя. в) Если суд рассматривает заявление об обоснованности диспансерного наблюдения без согласия больного или его законного представителя. г) Если суд рассматривает заявление об обоснованности госпитализации в психиатрическую больницу без согласия больного или его законного представителя. д) Если суд рассматривает заявление о необоснованности ограничения выполнять тот или иной вид деятельности по психиатрическим противопоказаниям. е) Если суд рассматривает заявление об обоснованности психической полноценности умершего гражданина (завещателя или участника договора, сделки или тому подобное), проводится посмертная судебно-психиатрическая экспертиза.

      27. Проводится в случаях, когда заключенный проявляет признаки какого-либо психического расстройства, мешающие ему пользоваться своими правами, предоставленными законом. Экспертиза проводится по направлению учреждения, где осужденный отбывает наказание и по постановлению органа, ведающего исполнением наказания. Лицо направляется на экспертизу, которая проводится в медицинском учреждении по месту отбытия наказания либо в психиатрическом стационаре. Изменение психического состояния осужденного может быть вызвано обострением уже существовавшего душевного заболевания, началом душевного заболевания, а также временным расстройством психики. В свою очередь обострение заболевания может быть вызвано природой самого душевного заболевания или неблагоприятными условиями содержания в местах лишения свободы. Если судебно-психиатрическая экспертиза установит время начала заболевания и преступление, за которое осужденный отбывает наказание, попадет в этот период (до суда экспертиза не проводилась), то дело должно быть направлено на пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам. Также судебно-психиатрическая экспертиза дает прогноз течения заболевания, что может повлиять на освобождение осужденного от отбывания наказания и применение к нему мер медицинского характера. Если заболевание связано с легкой, излечимой формой или психозом, то после излечения осужденный должен быть отправлен обратно в места лишения свободы для продолжения отбытия наказания.

      32. Проявления алкогольного галлюциноза (чаще слухового) обычно начинаются в пределах 48 часов после прекращения алкоголизации и сохраняются после отзвучания синдрома отмены не будучи компонентом возможно сопутствующей делириозной симптоматики. Содержание голосов, как правило, неприятно для больного, вызывая реакции страха, тревоги, иногда определяя собой поведение и делая его опасным. Обычно это критический, угрожающий или оскорбительный комментарий, где больной упоминается в третьем лице. Слуховые обманы могут принимать характер элементарных звуков (например, звонки). Расстройство возникает относительно редко, чаще встречается у мужчин; синдром появляется в любом возрасте, но на фоне уже сформированной зависимости от алкоголя. Длительность его разнообразна — от нескольких недель до нескольких месяцев.Психотические расстройства могут принимать характер паранойяльных симптомов или систематизированных бредовых, наиболее известным из которых является алкогольный бред ревности. Диагностику последнего может осложнять наличие реальных обоснований ревности вследствие имеющегося иногда снижения сексуальной функции и утраты интереса больного к делам семьи.От шизофрении и аффективных расстройств эти состояния отличают отсутствие соответствующих данных в анамнезе, временная связь с отменой алкоголя, относительная кратковременность течения, характерное содержание голосов. От алкогольного делирия синдром отличается сохранностью сознания, предпочтительным появлением галлюцинаций не в ночное время.Лечение включает прежде всего мероприятия, проводимые при синдроме отмены. При отсутствии эффекта могут использоваться небольшие дозы высокопотентных нейролептиков с прекращением их приема после устранения симптомов.

      Понятие, объект, предмет, цели, задачи, особенности судебной психиатрии.

      Психиатрия– наука, изучающая клинические проявления, диагностику, лечение, реабилитацию и прогноз психических расстройств, разрабатывающая мероприятия по восстановлению жизни больных с нарушением психики.

      Судебная психиатрия – решает те же самые вопросы, что и психиатрия с целью оказания помощи правоохранительным органам в решении вопросов, касающихся психического здоровья субъектов.

      Объектом изучения судебной психиатрии может быть психически больной и здоровый в повседневной жизни, подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, потерпевший, свидетель, истец, ответчик.

      Предмет судебной психиатрии – состояние психики, болезненные нарушения и психическая деятельность как во время деликта и проведения судебно-психиатрической экспертизы, так и установление психопатологических изменений ретроспективно по показаниям очевидцев, материалам уголовного и гражданского дела, данным медицинских, служебных и личных документов.

      Цель судебной психиатрии – помощь следствию и суду в решении главного вопроса, имеют ли они дело с преступником или с психически-больным человеком.

      Задачи судебной психиатрии: 1. Осуществление судебно-психологической экспертизы при решении вопроса о невменяемости лиц, привлекаемых к уголовной ответственности; 2. дача экспертного заключения о недееспособности психически больных людей в гражданском процессе, а также о невменяемости в уголовном процессе;3. предупреждение опасных действий психически больных лечением, наблюдением, реабилитацией; 4. оказание помощи в определении следственных действий; 5. изучение и разработка организационных и методических вопросов судебно-психиатрической экспертизы и принудительного лечения психически больных; 6. Разработка критериев вменяемости, невменяемости; 7. разработка предложений по совершенствованию законодательства, касающегося психически больных; 8.дальнейшая разработка критериев экспертной оценки отдельных психических расстройств.

      Особенности судебной психиатрии: 1.проведение судебно-психиатрической экспертизы и установление невменяемости (за конкретное деяние) в уголовном процессе и недееспособности (за конкретное деяние и на период обострения психического заболевания) в гражданском судопроизводстве, а также процессуальной дееспособности субъектов уголовно-следственного процесса;2.диагностика и судебно-психиатрическая оценка не только глубины и тяжести клинических проявлений хронического психического расстройства, слабоумия и иного болезненного состояния психики, но и более редких в практике общей психиатрии исключительных и реактивных состояний (психозов и реакций), которые нужно диагностировать или отвергать при обследовании, в основном ретроспективным методом (по материалам уголовного или гражданского дела, медицинским и личным документам); 3диагностика и судебно-психиатрическая оценка оговоров и самооговоров, которые приобретают в юриспруденции социальную значимость и поэтому нуждаются в судебно-психиатрической интерпретации;4.диагностика и судебно-психиатрическая оценка истинной и так называемой превентивной симуляции психических заболеваний здоровыми лицами и патологической симуляции психически больными;5.диагностика и судебно-психиатрическая оценка диссимуляции психически больных

      Дата добавления: 2015-08-12 ; просмотров: 778 . Нарушение авторских прав

      * Публикуется по изданию:
      Первомайский В. Б. Субъект судебно-психиатрической экспертизы и проблема расхождения экспертных выводов // Журнал психиатрии и медицинской психологии. — 2004. — № 4. — С. 35–42.

      * Также опубликовано в издании:
      Первомайский В. Б. Субъект судебно-психиатрической экспертизы и проблема расхождения экспертных выводов // Первомайский В. Б., Илейко В. Р. Судебно-психиатрическая экспертиза: от теории к практике. — Киев: КИТ, 2006. — С. 179–192.

      Учение о субъекте судебной экспертизы является одной из составных частей судебной экспертологии наряду с морфологическим учением о симптомах, свойствах и признаках исследуемых объектов, судебной субстанциологией (изучает структуру и состав материалов и веществ — объектов экспертизы), учениями о методах в судебной экспертизе, о логике в судебной экспертизе, о структуре связей и отношений, об экспертных задачах (алгоритмических и эвристических), об экспертной этике, об экспертной профилактике, об объектах судебных экспертиз, об организационных и правовых формах экспертной деятельности и др. [3].

      Считается, что идеальный эксперт должен обладать такими качествами, как компетентность, реактивность (способность решать творческие задачи), эвристичность, интуиция, предикатность (способность предсказать будущее состояние объекта), всесторонность, объективность, автономность (неподверженность влиянию), оптимальность (по достаточным результатам), надёжность (обоснование выбора методов), знание документации, требований процессуального закона, внутреннее убеждение как субъективная основа для принятия решения [5].

      Условно перечисленные качества можно разделить на три группы:

      • личностные (характерологические, психологические) качества;
      • уровень компетентности (знания, способность ими пользоваться и приобретённый опыт);
      • способность формировать внутреннее убеждение.

      Естественно, что все три группы качеств непосредственно связаны между собой, ибо носителем их является одно лицо. Судебная психиатрия не располагает научными данными по первой группе качеств судебного эксперта и законодатель не предъявляет на этот счёт никаких требований. Отбор экспертов происходит эмпирически в процессе выполнения ими своих обязанностей, хотя это не означает, что нет необходимости профессионального отбора в этой области научно-практической деятельности. Отсутствие социального заказа пока препятствует обсуждению этого вопроса.

      Уровень компетентности является одной из основных предпосылок возможности получения объективного, научно обоснованного экспертного заключения. Этой характеристике эксперта уделяется основное внимание в законодательных и нормативных актах, к чему мы дальше вернёмся.

      Способность формировать внутреннее убеждение является интегральным показателем, производным сочетания качеств первых двух групп. Остановимся на нём более детально. Под внутренним убеждением психиатра-эксперта понимается его категорическое мнение по определённым вопросам, которые составляют предмет судебно-психиатрической экспертизы (СПЭ), убеждённость в соответствии или несоответствии действительности фактических данных, добытых в процессе экспертизы.

      Специфика СПЭ состоит в большинстве случаев в определении психического состояния лица ретроспективно на определённое время в прошлом. Это определяет необходимость дифференцировать внутреннее убеждение относительно судебно-психиатрического диагноза (включающего определение медицинского и психологического критерия) и относительно психического состояния. На первый взгляд представляется, что эти понятия тождественны. На практике это не так. Непосредственно экспертом могут быть добыты факты относительно психического состояния подэкспертного только на момент проведения экспертизы. Все остальные данные о его психическом состоянии в другие отрезки времени опосредуются показаниями свидетелей, потерпевших, другими материалами дела и медицинской документацией, которые отражают субъективное восприятие обследуемого третьими лицами.

      Таким образом, принцип непосредственности исследования в этом случае касается не психического состояния лица, а информации, содержащейся в письменных объектах экспертизы. Фактически эксперт оценивает содержание исследуемых источников информации на предмет его соответствия существующим в психиатрии представлениям относительно определённой психической патологии и применительно к действующим диагностическим стандартам. Именно это и составляет содержание его внутреннего убеждения, которое в значительной мере зависит от полноты и информативности исследованных материалов.

      Внутреннее убеждение относительно психического состояния подэкспертного на определённое время в прошлом зависит от соответствия письменных объектов экспертизы требованиям допустимости документа как доказательства, степени соответствия их содержания истине, согласуемости данных, содержащихся в различных исследованных объектах, уровня квалификации эксперта и других составляющих, о которых речь пойдёт дальше. Однако в любом случае внутреннее убеждение эксперта должно определяться фактическими данными и не может быть следствием интуитивного озарения.

      Вместе с тем, сколь бы ни было определённым внутреннее убеждение, оно не может гарантировать от экспертной ошибки. Теоретически идеальный эксперт должен принимать только правильные экспертные решения. В действительности этому препятствует в той или иной степени целый ряд обстоятельств. Поэтому понятие экспертной ошибки официально признаётся судебной экспертологией [2] и, косвенно, действующим законодательством. Так, известно, что каждый эксперт имеет право на своё особое мнение, которое он, в случае проведения комиссионной экспертизы, имеет право изложить в отдельном заключении. Тем самым закон допускает по одному случаю несколько мнений. Понятно, что все они одновременно не могут быть верными.

      Р. С. Белкин [2], анализируя проблему экспертных ошибок, различает объективные и субъективные их причины. К первым он относит отсутствие разработанной экспертной методики, её несовершенство либо применение ошибочных методов, отсутствие полных данных и применение неадекватных (непригодных) приборов. Ко вторым относятся некомпетентность и профессиональные упущения эксперта, группа признаков, отражающих психологическое состояние эксперта, особенности характера, дефекты органов чувств, логические дефекты умозаключений и дефекты организации и планирования экспертного исследования. Этот перечень не охватывает всех причин экспертных ошибок и не претендует на исчерпывающую классификацию. В таком плане проблема экспертной ошибки в отечественной судебной психиатрии не анализировалась.

      На сегодня тема психиатрического диагноза и диагностических ошибок в специальной литературе не является приоритетной и представлена единичными публикациями и в общей и в судебной психиатрии [4, 7, 10, 15, 16]. Между тем эта проблема в последние годы перестала быть узкопрофессиональной медицинской проблемой, превратившись в юридическую и даже политическую. На этом фоне как никогда остро ощущается серьёзное отставание в системном, методологическом осмыслении и общей и судебной психиатрией всего комплекса вопросов, связанных с диагностикой, включая принятие экспертных решений.

      Данные, накопленные в отделе судебно-психиатрической экспертизы Украинского НИИ социальной, судебной психиатрии и наркологии, позволяют говорить о следующем. В судебно-психиатрической экспертизе экспертная ошибка — это не соответствующая действительности оценка психического состояния подэкспертного и иных объектов экспертизы, которая объективно выявляется вследствие существенного расхождения между экспертными выводами двух и более экспертов [11]. Причём это расхождение не есть результат естественных изменений в объекте исследования при идентичности всех остальных условий. В судебной психиатрии за основу классификации экспертных ошибок приняты такие признаки, как объект–субъект и истинность–ложность (схема 1). В зависимости от их сочетания расхождение экспертных выводов считается или ошибкой, или различием. Истинное различие выводов обусловлено патоморфозом болезни подэкспертного, т. е. непредвиденным изменением её проявлений с течением времени. Ложное различие выводов обусловлено известным науке, естественным течением болезни. Истинная ошибка (ошибочное видение эксперта или заблуждение) может быть обусловлена как объективными, так и субъективными факторами. К первым относятся неполнота исследованной информации, состояние науки, степень разработки вопросов, имеющих экспертное значение. Ко вторым — неправильное применение экспертного метода и отдельных методик, нарушение законов мышления при обосновании выводов и др. Неистинная ошибка (ложный, неправдивый вывод) так же может быть обусловлена и объективными, и субъективными факторами. Объективными следует считать доэкспертную фальсификацию объектов исследования и симуляцию подэкспертным психического расстройства. К субъективным факторам относятся сознательное намерение эксперта или принуждение его к даче заведомо ложного заключения. Остановимся на этих понятиях более детально.

      Соотношение факторов, определяющих расхождение экспертных выводов

      Известно, что обязательным условием любого исследования является чёткое определение содержания используемых в нём базисных основополагающих понятий. Применительно к обсуждаемой теме такими понятиями являются диагноз, расхождение и ошибка. Попытку проанализировать их в своё время предприняли И. Н. Боброва и С. Н. Осколкова [4]. Однако возможности их анализа не исчерпаны ими полностью, вероятно в силу известного противоречия между объёмом исследования и ограниченными возможностями изложения результатов. Именно поэтому у читателя может возникнуть представление о рядоположности понятий «расхождение» и «ошибка», хотя авторы и указывают совершенно верно на первое понятие как более широкое. Между тем уже из приведённых в цитируемой работе определений следует, что расхождение не просто более широкое понятие. Оно является родовым по отношению к понятиям «ошибка» и «различие».

      Не вызывает сомнений, что и различие, и ошибка могут быть определены как несовпадение, несогласие, противоречие [9]. Но различие — это категория, выражающая одну из сторон развития, противоречия, как необходимый момент развития, самодвижения материи, не существующего без тождества [12]. Различие является признаком, характеризующим объект познания. Ошибка же, как неправильность в мыслях и действиях, есть признак, характеризующий субъект познания. Таким образом, различие можно рассматривать как расхождение, обусловленное причинами объективного порядка, определяющими развитие, самодвижение объекта познания. Соответственно ошибка — есть расхождение, обусловленное причинами субъективного порядка, определяющими дефекты процесса познания. А если субъект в процессе познания действует правильно, но расхождение в оценках объекта, разделённых определённым промежутком времени, налицо? В этом случае возникает новое понятие — заблуждение, как иллюзорное осознание действительности, обусловленное в каждый данный момент ограниченностью общественно-исторической практики [12].

      Наконец, если расхождение возникает вследствие умышленного искажения познающим субъектом действительности, истины — то это уже ложь, распознавание которой, применительно к диагностической деятельности врача, входит в компетенцию совершенно других органов. Понятия «заблуждение» и «ложь» входят в объём видового понятия — «ошибка», составляя подвид, ибо и то, и другое характеризует субъект познания. Таким образом, субъективная сторона расхождения, обусловленного ограниченностью знаний в данной предметной области и есть заблуждение. То же, но обусловленное сознательным искажением действительности — есть ложь. Приведённые определения четырёх обсуждаемых понятий соответствует наиболее распространённому способу определения понятия через ближайший род и видовое отличие. Поэтому, следуя логике, например, книгу Н. Г. Шумского [16] правильнее было бы назвать «Диагностические расхождения в судебно-психиатрической практике», если, конечно, её автор не претендует на истину в последней инстанции.

      Из изложенного с неизбежностью следует ряд важных выводов.

    • Становится ясным, что проблема диагностических несовпадений не исчерпывается понятиями «расхождение» и «ошибка», а предполагает более широкую систему понятий не просто рядоположных, а находящихся в определённых отношениях между собой. Эти отношения определяются правилами деления объёма понятия, согласно которым: при одном и том же делении должно применяться одно и то же основание; объём членов деления, вместе взятых, должен равняться объёму делимого понятия; члены деления должны взаимно исключать друг друга и деление должно быть непрерывным [8].
    • Анализируемая система понятий классифицируется по схеме: род–вид–подвид и включает несколько этапов деления первоначального объёма понятия. На каждом этапе деления используется естественное основание — наиболее существенный признак, характеризующий вышестоящее понятие. На первом этапе деления — это объект и субъект диагностики как ближайший причинный фактор диагностического расхождения, определяющий понятия «различие» и «ошибка». На втором этапе в качестве основания деления должны быть использованы существенные признаки, характеризующие уже понятия «различие» и «ошибка». Поскольку в данном случае первое понятие отражает движение, динамику болезни, то, очевидно, что в этом смысле различие может быть мнимым.
      Это означает, что несовпадение диагнозов у данного больного, разделённых определённым промежутком времени, может отражать этапы одной болезни, её естественное течение. В то же время различие может быть и истинным, отражающим искажение естественного течения болезни в связи с дополнительными производящими факторами (возраст, инволюция, травма, инфекция, интоксикация и т. д.), изменяющими клиническую картину. Аналогично ошибка может быть истинной, или заблуждением, и мнимой, или ложью, в зависимости от добросовестного, непредвзятого отношения субъекта к диагностике или искусственного искажения фактов.
    • Деление первоначального объёма понятия «расхождение» на этом не заканчивается. Истинное различие может дифференцироваться далее в рамках патоморфоза заболевания. Заблуждение может быть обусловлено как объективными факторами, так и субъективными. К первым относится уровень развития соответствующей науки либо недостаточный объём информации, подвергнутый исследованию. Ко вторым — уровень компетентности субъекта исследования, определяемый не только объёмом усвоенных специальных знаний, но и умением правильно применять законы мышления в диагностическом процессе.
    • Субъективная сторона экспертной ошибки определяется понятиями «ложь» и «заблуждение», находящимися в контрадикторных отношениях. Это означает, что при её выявлении отсутствие доказательств заведомо ложного заключения свидетельствует о недостаточном уровне компетентности субъекта экспертизы и наоборот.
    • Объективная сторона экспертной ошибки может определять и ложь, и заблуждение в зависимости от того, известно ли эксперту о фальсификации объектов экспертизы и удалось ли распознать симуляцию.
    • Схема даёт представление о причинных факторах, которые могут определять несовпадение диагнозов как каждый самостоятельно, так и в совокупности. Она же указывает на методические подходы, которые должны использоваться при выявлении причинных факторов и последовательность их применения. Так, очевидно, что на первом этапе подобного исследования, установив несовпадение диагнозов, необходимо определить, является ли оно следствием ошибки, т. е. обусловлено факторами субъективного порядка, либо представляет собой различие, обусловленное объективными факторами. С точки зрения теории аргументации в данном случае наиболее адекватным является использование разделительного доказательства (методом исключения) [6]. Для этого строится следующий силлогизм:

      Расхождение диагнозов может быть либо ошибкой, либо различием или сочетает и то и другое.

      Доказано, что расхождение не есть ошибка

      В этом случае доказательство истинности тезиса осуществляется через исследование субъекта диагностики. Иными словами, чтобы доказать, что установленное расхождение диагнозов есть простое их различие, а не следствие ошибки, необходимо доказать отсутствие умысла на искажение диагноза, исключить сомнения в уровне компетентности субъекта диагностики и доказать, что имело место использование всех материалов, необходимых для диагностики. Но возможно и иное решение, когда значение тезиса и антитезиса презюмируется путём соответствующей группировки материала или организации исследования в заданных условиях. Это означает, что при доказывании наличия ошибки, как причины расхождения диагнозов, отбирается группа случаев, заведомо исключающих какую-либо значительную естественную динамику болезни между моментами установления различающихся диагнозов, как исключающих и влияние объективных факторов, могущих вызвать искажение картины болезни (патоморфоз).

      Таким способом производится стандартизация объекта диагностики по фактору времени. Этот способ применяется в диагностических семинарах, когда группе специалистов предъявляются для диагностики одни и те же истории болезни, или на консилиумах, где специалистами обследуется конкретный больной в определённое время. Соответственно исследование, проведённое с предварительной стандартизацией требований к субъекту диагностики по уровню квалификации, полноте представляемой ему информации и обстоятельствам, исключающим заведомо ложный диагноз, будет доказывать, что несовпадение диагнозов есть не ошибка, а различие, обусловленное либо естественной динамикой болезни, либо её патоморфозом. Эти же методические приёмы используются и на втором этапе исследования, когда необходимо определить, является ли различие диагнозов мнимым или истинным, так же как и ошибка — заблуждением или ложью и т. д.

      Вместе с тем решение указанных вопросов лишается практического смысла, да и просто невозможно без определения главного: какой из несовпадающих диагнозов соответствует истинному состоянию больного. Это неизбежно следует из представленной схемы и означает, что прежде чем говорить о несовпадении диагнозов и исследовать причины этого, необходимо доказать, что один из диагнозов является верным. Если, например, психиатр-эксперт проводит повторную экспертизу, располагая по данному случаю двумя несовпадающими диагнозами, то он не может принять априори за достоверный ни один из них. Ни тот, который установлен позже, хотя для этого, казалось бы, есть такое веское основание как катамнез, ни тот, который был установлен более квалифицированным специалистом или их группой, так как этим не исключается несовпадение научных взглядов и влияние иных факторов. Эксперт обязан исследовать основания, по которым диагнозы установлены ранее, и сделать своё, обоснованное фактическими данными, диагностическое заключение.

      Все эксперты в той или иной мере, сознательно или неосознанно следуют приведённой схеме при проведении повторных экспертиз и экспертиз лицам, имеющим психиатрический анамнез. Именно эксперт является ключевой фигурой в экспертном процессе и все причинные факторы, влияющие на качество экспертного заключения, преломляются через него. Поэтому законодатель предусмотрел определённые нормы закона, соблюдение которых должно гарантировать получение объективного заключения. Выполнение части из них относится к компетенции юристов. Выполнение других должно обеспечиваться органами здравоохранения, в ведении которых находится судебно-психиатрическая экспертиза. Остановлюсь лишь на части из них.

      В соответствии с Основами законодательства Украины о здравоохранении от 19 ноября 1992 г. № 2801-XII (ст. 75), «подготовка, переподготовка и повышение квалификации медицинских и фармацевтических работников осуществляется соответствующими средними специальными и высшими учебными и научными заведениями, заведениями повышения квалификации и переподготовки кадров…».

      В соответствии со статьёй 21 Закона Украины «О судебной экспертизе» от 25 февраля 1994 г. № 4038-XII, «специалистов для специализированных учреждений и ведомственных служб, которые проводят судебные экспертизы, готовят высшие учебные заведения, после чего они специализируются и повышают квалификацию на курсах и в институтах усовершенствования соответствующих министерств и ведомств».

      В приведённой статье 21 Закона Украины «О судебной экспертизе» необходимость судебным экспертам повышать квалификацию на курсах указана без оговорок. Это даёт основания считать, что обучение на таких курсах должно обязательно учитываться при определении квалификационного класса судебного психиатра-эксперта. Пока что этого нет и значительная часть современных судебно-психиатрических подходов остаётся неизвестной для экспертов.

      Так сложилось, что на сегодня вопросы профессиональной подготовки и аттестации судебных психиатров-экспертов в Украине решены неудовлетворительно. Констатируется недостаточный уровень профессиональной подготовки психиатров-экспертов (около половины из них не имеют аттестации как врачи — судебно-психиатрические эксперты) [1]. Аттестация осуществляется по двойному стандарту и регулируется двумя документами, которые не согласованы между собой.

      Так, в соответствии с Законом Украины «О судебной экспертизе», установившим единые квалификационные требования ко всем судебным экспертам, Министерство здравоохранения Украины издаёт приказ № 199 от 31.10.1995 г. «Об утверждении Положения о квалификационных классах судебных экспертов бюро судебно-медицинской экспертизы и Положения о квалификационных классах врачей — судебно-психиатрических экспертов», зарегистрированный в Министерстве юстиции Украины 21 декабря 1995 г. за № 463/999. А через два года издаётся приказ № 359 от 19 декабря 1997 г. «О дальнейшем усовершенствовании аттестации врачей», зарегистрированный в Министерстве юстиции 14 января 1998 г. за № 14/2454, в котором даже не упоминается о приказе, регулирующем аттестацию судебных психиатров-экспертов. Понятно, что оба приказа касаются порядка определения квалификации экспертов и именно в этой существенной части они не согласуются между собой.

      Приведу пример. Согласно приказу № 359 от 19.12.97 г. вычисление стажа для определения врачебной категории по специальности «судебно-психиатрическая экспертиза» проводится следующим образом: «врачам, которые работают по специальности «психиатрия», в стаж работы для прохождения аттестации засчитывается период работы по специальностям «наркология», «психотерапия», «судебно-психиатрическая экспертиза» и наоборот». В то же время, согласно приказу № 199 от 31.10.1995 г., «квалификационные классы судебных экспертов и соответствующие им ранги присваиваются в зависимости от должности и стажа судебно-психиатрического эксперта». Это означает, что согласно приказу № 359, психиатр, нарколог или психотерапевт, проработав по своей специальности 10 лет, через год работы судебным психиатром-экспертом может получить высшую врачебную категорию по специальности «судебно-психиатрическая экспертиза». В то же время, согласно приказу № 199, он не имеет права аттестоваться даже на начальный 5-й квалификационный класс. Между тем в статье 16 Закона Украины «О судебной экспертизе» в отношении аттестации судебных экспертов чётко указано, что «в зависимости от специализации и уровня подготовки им присваивается квалификация судебного эксперта с разрешением проведения определённого вида экспертиз и квалификационный класс». Известно, что закон имеет преимущество перед ведомственным актом. Следовательно, уровень квалификации судебного психиатра-эксперта на сегодня определяется его квалификационным классом, а не врачебной категорией, которая в отношении данных специалистов должна быть упразднена.

      Существующий порядок вводит в заблуждение следственные и судебные органы при решении вопроса как о назначении судебно-психиатрической экспертизы, так и при оценке акта СПЭ. Например, в соответствии с п. 17 постановления Пленума Верховного Суда Украины от 30 мая 1997 г. № 8, суд при проверке и оценке экспертных выводов обязан выяснить, кроме прочего, «компетентность эксперта, и не вышел ли он за пределы своих полномочий, не было ли обстоятельств, которые исключают участие эксперта в деле, были ли соблюдены требования законодательства при назначении и проведении экспертизы». И в этом плане требования закона ужесточаются. Так, в соответствии с новым Гражданским процессуальным кодексом [14], в качестве эксперта может привлекаться лицо, которое отвечает требованиям, установленным Законом Украины «О судебной экспертизе», и внесено в государственный Реестр аттестованных судебных экспертов (ч. 2 ст. 53). Согласно прежней формулировке, это мог быть любой специалист, обладающий необходимыми знаниями.

      Существующие противоречия в части определения уровня квалификации судебного психиатра-эксперта вызывают недоразумения при назначении повторной судебно-психиатрической экспертизы, которая, согласно «Порядку проведения судебно-психиатрической экспертизы», поручается иному, более квалифицированному составу экспертов (пункт 7). Этот документ утверждён приказом МЗ Украины от 08.10.2001 г. за № 397 и зарегистрирован в Министерстве юстиции Украины 01.03.2002 г. за № 219/6507.

      Вопросы вызывает и порядок аттестации судебных психиатров-экспертов. На врачебную категорию они аттестуются очно, а на квалификационный класс (именно то, что по закону определяет уровень квалификации) — заочно. Тогда как, например, при аттестации судебных экспертов подведомственных Министерству юстиции обязательным является предоставление аттестуемым рефератов и проектов экспертных выводов, которые предварительно рецензируются и лишь затем принимается квалификационный экзамен.

      Такой подход даёт возможность правильно оценить уровень знаний эксперта. В зависимости от этого, а так же экспертного стажа и опыта эксперта, принимается одно из возможных решений: о присвоении соответствующего квалификационного класса и квалификации судебного эксперта, о подтверждении ранее присвоенного квалификационного класса и квалификации, о снижении квалификационного класса, о лишении квалификационного класса и квалификации, об отказе в присвоении квалификации [13]. Очевидно, что подходы к аттестации судебных экспертов должны быть унифицированы вне зависимости от того, какому ведомству они подчинены.

      Представленные материалы подтверждают точку зрения Р. С. Белкина [2, с. 86], который писал: «Проблема экспертных ошибок, их предупреждения, обнаружения и путей исправления заслуживает серьёзного, глубокого исследования… и хочется надеяться, что оно окажется плодотворным и полезным для экспертной практики».

      Литература

      1. Арсенюк Т. М. Анализ деятельности судебно-психиатрической экспертной службы Украины // Архів психіатрії. — 2004. — Т. 10, № 2. — С. 183–192.
      2. Белкин Р. С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории — к практике. — М.: Юридическая литература, 1988. — 304 с.
      3. Біленчук П. Д., Старушкевіч А. В. Експертологія судова // Юридична енциклопедія: У 6 т. — Київ: Українська енциклопедія, 1999. — Т. 2. — 744 с.
      4. Боброва И. Н, Осколкова С. Н. Некоторые аспекты теории диагноза в психиатрии (обсуждение) // Журнал невропатологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. — 1990. — Т. 90, вып. 3. — С. 143–147.
      5. Винберг А. И., Малаховская Н. Т. Судебная экспертология (общетеоретические и методологические проблемы судебных экспертиз): Учебное пособие / Отв. ред. Б. А. Викторов. — Волгоград, 1979. — 184 с.
      6. Гетманова А. Д. Логика. — М.: Высшая школа, 1986. — С. 205.
      7. Завилянский И. Я., Блейхер В. М. Психиатрический диагноз. — Киев: Вища школа, 1979. — 200 с.
      8. Кондаков Н. И. Логический словарь. — М.: Наука, 1971. — С. 403.
      9. Ожегов С. И. Словарь русского языка. — 20-е изд. — М., 1988. — 545 с.
      10. Первомайський В. Б. Психіатричний діагноз: проблема доведення // VIII з’їзд невропатологів, психіатрів та наркологів УРСР: Тези доповідей. — Харкiв, 1990. — Ч. 2. — С. 47–48.
      11. Первомайський В. Б. Експертна помилка // Юридична енциклопедія: У 6 т. — Київ: Українська енциклопедія, 1999. — Т. 2. — 744 с.
      12. Философский словарь / Под ред. И. Т. Фролова. — 5-е изд. — М.: Политическая литература, 1987. — 402 с.
      13. Хуторян Н. М. Експертно-кваліфікаційна комісія (ЕКК) // Юридична енциклопедія: У 6 т. — Київ: Українська енциклопедія, 1999. — Т. 2. — 744 с.
      14. Цивільний процесуальний кодекс України. Офіційний текст від 18 березня 2004 року. — Київ: Атика, 2004. — 160 с.
      15. Шостакович Б. В. Судебно-психиатрический диагноз. Вопросы теории // Восьмой Всесоюзный съезд невропатологов, психиатров и наркологов: Тезисы докладов. — М., 1988. — Т. 3. — С. 373–376.
      16. Шумский Н. Г. Диагностические ошибки в судебно-психиатрической практике. — СПб: Академический проект, 1997. — 392 с.
      17. Смотрите еще:

        • Сколько стоит госпошлина на загранпаспорт нового образца 2018 Стоимость и оплата госпошлины на загранпаспорт в 2018 Один из наиболее значимых этапов оформления загранпаспорта – оплата госпошлины. В 2018 году эта процедура несколько изменилась, включая и ее стоимость. Эти изменения связаны с […]
        • Приказ обрнадзора сайт Приказ Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки (Рособрнадзор) от 29 мая 2014 г. N 785 г. Москва "Об утверждении требований к структуре официального сайта образовательной организации в информационно телекоммуникационной […]
        • Пенсия если нет трудового стажа в 2018 году Будут ли платить пенсию, если нет трудового стажа в России с 2018 года Государство создает все условия, чтобы люди своим трудом обеспечивали себе будущую пенсию. Чтобы получать хорошие выплаты по старости, необходимо отработать […]
        • Налог на недвижимость граждан россии Платят ли граждане Казахстана налог на покупку квартиры в Москве? 15 января 2018 г. – На данный момент являемся гражданами Казахстана, но планируем перебираться в Россию. Будем ли мы платить какие-либо налоги при покупке жилой […]
        • Закон о молодых педагогах К молодым учителям это также относится. Для получения льгот молодой учитель должен работать по специальности, то есть в школе. И приступить к педагогической деятельности не позже, чем через год после выпуска. Молодым специалист […]
        • Згут ма наглядные пособия по радиотехнике РАДИОКРУЖОК в школе Расстановка ударений: РАДИОКРУЖО`К в школе РАДИОКРУЖОК в школе. Р. в школах называют большую группу кружков, работа к-рых прямо или косвенно связана с изучением основ радиотехники: кружки начинающих радиолюбителей, […]
        • Азербайджан о собственности Между Азербайджаном и Всемирной организацией интеллектуальной собственности существуют тесные связи 5 июня премьер-министр Азербайджанской Республики Новруз Мамедов встретился с генеральным директором Всемирной организации […]
        • Областной закон смоленской области 109 з Закон Смоленской области от 29 ноября 2007 г. N 109-з "Об отдельных вопросах муниципальной службы в Смоленской области" (с изменениями и дополнениями) Закон Смоленской области от 29 ноября 2007 г. N 109-з"Об отдельных вопросах […]