Сколько вы ждали приказ на контракт

Консультация юриста: Срок определения соответствия для службы по контракту

Здравствуйте! В прошлом году я решил поступить на военную службу по контракту. Я проживаю в Дагестане. В начале сентября 2013 года я обратился с заявлением в в/ч с указанием желания служить, где мне было выдано отношение в котором говорится, что командование части не возражает и т.д. Далее я обратился в воен. комиссариат и по их указанию начал собирать всякие справки и т. д. В общем я все прошел и успешно собрал личное дело. После этого,11.11.2013 года меня с моим личным делом направили в пункт отбора на военную службу по контракту в г. Астрахань. Там я в очередной раз успешно сдал нормативы по физической подготовке, далее работники данного пункта отбора мне сказали, чтоб я оставил личное дело здесь и направлялся домой, а когда будет принято решение и будет подписан то ли приказ, то ли еще, что то мне сообщат. С этого времени прошло уже 4 месяца, а я все жду и не дождусь ответа. Я звонил в вышеуказанный пункт отбора и они мне сказали, что мол еще ничего не готово. У меня такой вопрос: ведь наверняка где то прописано, какой срок должен составлять для принятия решения о приеме меня на службу?

Магомед, 30 лет, Буйнакск

Магомед, здравствуйте. В соответствии со ст. 34 Федерального закона от 28.03.1998 № 53-ФЗ (ред. от 25.11.2013) «О воинской обязанности и военной службе», отбор кандидатов для поступления на военную службу по контракту из числа граждан, не находящихся на военной службе, и иностранных граждан осуществляется военными комиссариатами.

Отбор кандидатов для поступления на военную службу по контракту во внутренние войска Министерства внутренних дел Российской Федерации и в органы, указанные в п. 1 ст. 2 настоящего Федерального закона, из числа граждан, не находящихся на военной службе, осуществляется также указанными войсками и органами в порядке, установленном нормативными правовыми актами РФ.

Отбор кандидатов для поступления на военную службу по контракту из числа военнослужащих осуществляется воинскими частями и органами в порядке, установленном Положением о порядке прохождения военной службы, если иное не предусмотрено федеральными законами.

Определение соответствия граждан (иностранных граждан), отбираемых военными комиссариатами, требованиям, установленным для поступающих на военную службу по контракту, возлагается на комиссии военных комиссариатов по отбору кандидатов, поступающих на военную службу по контракту.
В работе комиссий военных комиссариатов по отбору кандидатов, поступающих на военную службу по контракту, могут принимать участие представители воинских частей, для которых проводится отбор.

Определение соответствия граждан, отбираемых внутренними войсками Министерства внутренних дел РФ и органами, указанными в п. 1 ст. 2 настоящего Федерального закона, а также военнослужащих требованиям, установленным для поступающих на военную службу по контракту, возлагается на аттестационные комиссии воинских частей и указанных органов.

Копия решения комиссии должна быть выдана гражданину (иностранному гражданину) по его просьбе в трехдневный срок со дня принятия решения.

Основаниями для отказа кандидату, поступающему на военную службу по контракту, в заключении с ним соответствующего контракта являются:

отсутствие в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях и органах вакантных воинских должностей согласно профилю подготовки кандидата или полученной им военно-учетной специальности;

решение аттестационной комиссии воинской части, утвержденное командиром (начальником) воинской части, о заключении контракта о прохождении военной службы с другим кандидатом по итогам конкурсного отбора;

решение комиссии военного комиссариата или аттестационной комиссии воинской части о несоответствии кандидата, поступающего на военную службу по контракту, требованиям, установленным настоящим Федеральным законом.

Контракт о прохождении военной службы не может быть заключен с гражданами, в отношении которых вынесен обвинительный приговор и которым назначено наказание, в отношении которых ведется дознание либо предварительное следствие или уголовное дело в отношении которых передано в суд, гражданами, имеющими неснятую или непогашенную судимость за совершение преступления, отбывавшими наказание в виде лишения свободы. Контракт не может быть заключен с гражданами, лишенными на определенный срок вступившим в законную силу решением суда права занимать воинские должности, в течение указанного срока.

Командир (начальник) воинской части принимает решение о заключении нового контракта о прохождении военной службы или об отказе в его заключении с военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, не позднее чем за три месяца до истечения срока действующего контракта.
В случае отказа гражданину (иностранному гражданину) в заключении контракта о прохождении военной службы он имеет право обжаловать данное решение в вышестоящий орган, прокуратуру или суд.

Магомед, срок определения соответствия граждан, отбираемых военными комиссариатами, требованиям, установленным для поступающих на военную службу по контракту законодателем не определен.

Рабство по контракту

Рассказы контрактников, не пожелавших мириться с нечеловеческими условиями службы и отказавшихся воевать на Украине

С любого перекрестка в Майкопе во все четыре стороны видны границы города, на западе и юге улицы упираются в далекие темные горы, на востоке и севере – растворяются в дымке равнины. Если, конечно, они достаточно широки и вид не закрывают сомкнувшиеся пышные кроны деревьев. Концертный зал, железнодорожный вокзал в восточном стиле и памятник Ленину в центре, кирпичные одноэтажные дома и белые мазанки в частном секторе, военные части. Много военных частей и много военных, которых встречаешь тут на каждом шагу: в магазинах, на рынках, в гостинице. 131-я майкопская бригада штурмовала Грозный в 1994-м, сообщалось об участии 33-й бригады в боях в Донбассе, но сегодня адыгейские военнослужащие стали фигурантами совсем другой истории: за последний год Майкопский гарнизонный суд рассмотрел 68 уголовных дел по статьям 337 (самовольное оставление части) и 338 (дезертирство). Для сравнения: Московский гарнизонный суд за тот же период рассмотрел всего пять подобных дел, военный суд в соседнем Ростове-на-Дону – 11.

Дважды беглец

По словам заместителя генерального директора Первого объединенного союза юристов Кубани Татьяны Чернецкой, защищавшей пятерых военнослужащих, уголовные дела в массовом порядке начали заводить во втором квартале 2015 года и касались они осени 2014-го. Большая часть приговоров – обвинительные, а «бегут» в основном из одной воинской части – 22179, причем часто не просто из части, а с военного полигона Кадамовский, что в 50 км от Ростова и в 60 – от границы с Украиной.

«Первым был Олег Калмыков, – рассказывает Татьяна Чернецкая. – Он в сентябре пришел домой и сказал родителям, что им на построении сказали: едем на полигон, а оттуда на Украину». Воевать Олег не хотел и на полигон не поехал тоже, решил уйти с контрактной службы. Впрочем, уволиться из части 22179 не так-то просто: рапорты командование не рассматривает, а если настаивать – передает материалы для возбуждения уголовных дел, как и поступило с Калмыковым. Итог: год колонии-поселения, 2 июня 2014-го приговор был публично зачитан в клубе войсковой части. «Его обманули, – говорит Татьяна. – Обещали, что, если признает вину и будет молчать об обстоятельствах, дадут условно. Он ходил, посыпал голову пеплом, у него даже явка с повинной, но не помогло». Вернувшись домой после приговора, парень сорвался, поругался с отцом, который настоял на контрактной службе, а после советовал пойти на сделку со следствием: «Он приемный сын, говорил, мол, я вам не родной, и теперь вы меня в тюрьму решили отправить». Олег убежал из дома, не поехал в колонию, оказался в Краснодаре без денег, без крова – и сорвал с женщины на улице золотую цепочку. Его быстро поймали и отпустили под подписку о невыезде, родителям удалось уговорить его поехать в колонию, где он просидел всего две недели: отпустили по амнистии. Но вот за грабеж Олегу назначили уже реальное наказание – полтора года строгого режима.

В чистом поле

С сослуживцем Олега Иваном Шевкуновым, также получившим год колонии-поселения, мы встречаемся у него в станице Ханской, что в 15 км от Майкопа. Недостроенный дом, во дворе теплицы с овощами: ими занимается Ванина мама Светлана, помимо зарплаты работающего на КАМАЗе отца, эти теплицы – основной доход семьи. Сидим на просторной кухне, пока это чуть не единственное отремонтированное помещение: красно-белая плитка на полу, опрятная кухонная мебель, стол с компьютером, два кота, 7-летний брат Сережа изнывает от скуки, ждет, пока Иван закончит интервью.

Ивану 20. Говорит он с мягким южным акцентом, без особых эмоций, в отличие от мамы, которая то и дело жалуется на несправедливость и безнаказанность командиров. В 2013 году, закончив техникум со специальностью повара-кондитера, Иван Шевкунов пошел на срочную службу. Три месяца в Краснодарском крае, а после в армянском Гюмри на 102-й военной базе, в ПВО. Про Армению Иван вспоминает с ностальгией: прекрасные условия, работа с ПЗРК «Игла», а самое главное – вежливое отношение со стороны комсостава. «У нас тама рядом с ротой было ж ГРУ, – вспоминает Иван. – Каждый вечер перед сном – телесный осмотр. Не дай бог же ж синячок, пиши объяснительную откуда. Упал. Где упал? – давай свидетелей. Если кого оскорбишь, сразу закроют – не только офицеры не могли послать или что, но даже ж друг другу грубить нельзя». В Гюмри Ивану предлагали остаться на контракт. «Дурак был, не согласился, хотел поближе к маме», – смущенно улыбается он.

В майкопском военкомате Иван написал заявление на контрактную службу, надеясь, что отправят в только что аннексированный Крым. Даже и место было – часть в поселке Привольное. «В Майкопе работы ж нет, средняя зарплата – тысяч 12. Военным обещали 24, а в Крыму – от 56, – поясняет свой выбор Иван. – У меня там приятель сейчас служит, живет один в двухкомнатной квартире от части и получает 56 тысяч. Мне еще через пять лет квартиру обещали». Медкомиссия в Майкопе признала его годным к службе, а вот в Краснодаре забраковали: сколиоз и врожденная деформация грудной клетки. Направили в ту самую часть 22179, где с первого дня начались странности. «Поставили на должность гранатометчика, хотя я гранатомета ж в руках не держал. Просился в ПВО, но сказали: мест нет», – говорит Иван. Первые три месяца зарплаты не было, в декабре выплатили сразу за три, но получилось не 24 тыс., как обещали, а около 17 в месяц. «А на что жить-то? Казарм нет, на дорогу сто рублей в день, на довольствие не поставили ж меня, так покушать надо еще».

В конце сентября роту Ивана отправили в командировку на полигон Кадамовский. В Южном военном округе в то время проходили масштабные учения, а на юго-востоке Украины ждали очередного штурма Мариуполя. «Нам обещали ж, что все будет – палатки, все. Мы приехали часов в 10 вечера, там старые советские палатки с белугой, но и той белуги нет, сами потом обшивали (белуга – сленговое название теплоотражающего светлого материала, которым утепляют изнутри армейские палатки. – Прим. ред.). Пола нет – трава, нар нет, нам сказали, там доски есть, их нам дают, мы их занесли в палатку, постелили на землю. Выдали спальные мешки, на нас были бронежилеты, легли. Вторую ночь тоже спали на земле – не было дерева, с чего нары ставить. Потом мы нашли в другой части палки, дрова, на третий день начали ставить нары, но то гвоздей не хватает, то еще чего. Так и не поставили. Нам сказали ждать эшелон с Астрахани, что там все есть – матрасы, все. Мы ждали».

С питанием в первые дни тоже были проблемы: один сухпаек на сутки на четверых. Воду покупали у подсуетившихся таксистов – 150 рублей за 1,5-литровую бутылку. «Утром выдавали полторашку на 50 человек – умыться, зубы почистить. Кто успел, тот успел. Мы ж там вообще не мылись и не раздевались даже – ночью холодно, ветрюганище. У ребят завелись бельевые вши. Их надо ж было изолировать, они ж ночью перепрыгивают мгновенно, но куда их девать? Одного срочника выкинули на улицу, он там спал, бедный». Чтобы не мерзнуть, в палатке поставили буржуйку, но дров поначалу не было, вырубили близлежащий лесок, впрочем, грела печка плохо: маленькая слишком, а в палатке – 40-50 человек. «А у офицеров был генератор, обогреватели, компьютеры, все. Кушали они в соседней части, там и купались». Рядом с майкопчанами стоял другой лагерь – новые палатки, десяток полевых кухонь, патрули с автоматами, но без опознавательных знаков, в форме «Флора», которую вывели из употребления в российской армии в начале 2010-х годов. На третий день ребята начали питаться у них, оказалось – сборный пункт наемников перед отправкой на Украину. «Они когда услышали про наши зарплаты, говорят, переходите к нам, у нас больше платят, –​ говорит Иван. – То ли $400 в день, то ли 4000 рублей, не помню. И в наш лагерь приходили, агитировали. Я не хотел. У меня тетя на Украине живет, зачем я буду в своих стрелять». Кормили у «ополченцев» вкусно – гречка, макароны с настоящей тушенкой, вот только есть было нечем и не из чего: «Котелков нам не выдали, обрезали пластиковые бутылки и из них кушали. Ложки – пластмассовые из сухпайков, но они ломались мгновенно».

Впрочем, и сами учения оказались странными: «Ребята тама стояли по несколько месяцев и говорили, что они даже не стреляли ни разу. Мы траву дергали вокруг палаток – чтобы не было ни одной травинки. Бычки собирали – даже дежурных назначали по бычкам. Командир идет, увидит бычок – наряд вне очереди. Иногда мог и сам кинуть, чтобы придраться». Пришлось забыть и о вежливости Гюмри: «По фамилии нас не называли. Падла, скотина, матами крыли, могли ж и подзатыльников надавать, – говорит Иван. – Мне самому один раз досталось, но уже в декабре, когда зарплату получил. Подошел командир роты капитан Винокуров и говорит: «Отдай мне сорок тысяч – и все у тебя будет хорошо, будешь служить нормально». Я сказал, у меня мама, семья, ничего не дам. Он мне отвесил подзатыльник и сказал хорошо подумать».

На третий день командировки у Ивана начались боли в животе, к тому же он сорвал спину при разгрузке дров. Врача в части не было, с другим контрактником, Владимиром Зацепилиным, Иван отпросился у командиров в Майкоп – сходить к врачу и оформить бумаги на зарплату, Зацепилин же написал рапорт об увольнении (и сейчас тоже ходит под уголовным делом по 337-й). Из Майкопа обратно на полигон Ивана не отпустили, он ежедневно приезжал на службу в часть. Но когда и за январь заплатили всего 17 тысяч, Иван решил уволиться, написал рапорт, но его, как водится, рассматривать не стали. Чуть позже, правда, сказали, что в части будет школа выживания – очередной выезд – достаточно отказаться от нее, чтобы аттестационная комиссия вынесла решение об увольнении. Иван от школы отказался, но его все равно оставили. В третий раз закинул он рапорт в конце февраля, снова никаких новостей, а 6 апреля его пригласили в Военный следственный комитет (ВСК), где сообщили о возбужденном против него уголовном деле. Уже на суде выяснилось, что еще в октябре аттестационная комиссия уволила Ивана Шевкунова, на резолюции даже стояла подпись командующего войсками ЮВО генерала Галкина, но документы завалялись у какого-то полковника в Ростове, тот отправил их обратно в Майкоп, где им тоже не придали значения.

«Нам дали госадвоката, – горячится Светлана Шевкунова. – Он сказал, что бесплатно работать не будет, надо заплатить сначала 30 тысяч, а потом еще неизвестно сколько, чтобы решать вопросы. Я отказалась, потому что денег таких не было». По мнению Светланы, именно отказ от удобного следствию адвоката стал причиной того, что дело Ивана переквалифицировали на более тяжелую статью – 338, дезертирство, изменив меру пресечения на арест. «В СИЗО я провел два месяца, но там было лучше, чем в армии: к нам относились по-человечески, никто не оскорблял. В часть бы таких офицеров», – улыбается Иван.

25 сентября суд понизил статью, но доводы защиты о том, что от службы Шевкунов не уклонялся, постоянно был в расположении части, во внимание не принял. «Дел таких полно, – говорит Светлана. – Просто всех запугали, все молчат. Кенс (начальник отдела кадров части подполковник Сергей Кенс. – Прим. ред.) мне лично говорил, что он передал материалы на 79 уголовных дел. «А теперь оттуда даже офицеры увольняются, – добавляет Иван. – Прошел слух, что в Сирию будут посылать, но никто ж не хочет».

Плата за выход

Если Иван Шевкунов был новеньким в части, 22-летний младший сержант Александр Ененко проходил здесь сперва срочную службу, взяв академический отпуск в Институте искусств Адыгейского госуниверситета. На контракт также остался из-за зарплаты, к тому же в армии ему нравилось: ни на срочной службе, ни первые два года по контракту в роте РЭБ (радиоэлектронная борьба) проблем у него не было, а летом 2014-го его перевели в новый батальон, куда впоследствии попал и Иван. «Первый конфликт случился, когда поехали на полигон Ашулук, – рассказывает Александр. – По приезде инструктор по горной подготовке старший сержант Айдемиров начал мне предъявлять беспричинно. Это все было по пьяной лавочке – прямо в поезде выпивали они, их компания, а я новый человек, никого не знал. Он говорил, что я себя веду не так, что будет забирать мою зарплату: «Будешь выпендриваться, твою семью всю порежу, когда вернемся», – все в таком роде, оскорблял, раз пять ударил ладонью по голове». Александр обратился к командиру роты Аполонову, но тот отмахнулся: мол, они пьяные, протрезвеют – и все будет хорошо. На полигоне Ененко решил не оставаться и с ведома Аполонова вернулся в часть, где к его жалобам вроде бы прислушались, но через месяц все же отправили обратно на Ашулук. «На каждом построении со стороны Аполонова и Айдемирова были унижения морального достоинства, меня подкалывали, обзывали, подзатыльники давали, – говорит Ененко. – Как называли? Матом можно говорить? Ну долбо***м, петушком – такие обидные слова. Да все маты могу перечислить. Я особо не отговаривался, но в один день обратно ответил Айдемирову, что рот закрой, ты меня за****. Он меня ударил по лицу, я упал, он ударил ногой по спине, его оттянули. Я провалялся неделю со спиной, двигаться не мог – он попал как-то по нерву. Мне потом сказали, это невралгия, а все записи в медицинской книжке пропали». Впрочем, били не только Ененко: «Сильных физически никто не трогал. А так всех били. Аполонов на моих глазах пацана однажды избил палкой».

В сентябре Александр ушел на больничный – ему удалили вросший ноготь, а в конце октября отправился на полигон Кадамовский, на котором не пробыл и суток. «Я приезжаю, там командующий армии приехал, и прямо на построении мне полетели угрозы от Аполонова и Айдемирова: что сейчас, мол, построение закончится, а ты, говно такое, про****ся со своим пальцем, сейчас в палатку зайдешь, мы тебя там вдвоем уработаем». Дожидаться «уработки» в палатке Ененко не стал, написал рапорт на увольнение, отдал его полковому писарю и вернулся в часть в Майкоп. Многомесячные попытки перевестись в другую часть ни к чему не привели, Ененко отправили к тому же Аполонову – за резолюцией на рапорт. Вот только подпись свою командир роты оценил в 10 тысяч рублей – почти половину оклада Ененко. Тот заплатил, получил документы, отдал их в производство, но в марте 2015-го ему сообщили об отказе, якобы из-за приказа командующего округом, запретившего любые переводы. «Я не видел документы с отказом, может, никто никуда и не отправлял, а просто так сказали», – говорит Ененко. Вскоре после отказа Александру позвонили из военной прокуратуры и сообщили об уголовном деле. «Я звоню командиру, он говорит: «Я не знаю, я ничего на тебя не писал». Я прихожу в прокуратуру, а там мне показывают бумаги, где Аполонов каждый день расписывает мое отсутствие», – рассказывает Ененко. Младший сержант решил бороться, написал заявления на Аполонова и Айдемирова о вымогательстве и рукоприкладстве, но суд не усмотрел оснований в возбуждении уголовных дел, более того, следствие давило на Ененко, заставляя отказаться от показаний: «Следователь Андрусенко допоздна удерживал Ененко в кабинете, отобрал телефон, заставлял изменить показания, – рассказала РС адвокат Татьяна Чернецкая. – Там ребятам пришлось полицию вызывать, чтобы его вытащить, звонили даже на горячую линию Главного следственного управления. Мы будем еще добиваться возбуждения дела против следователя».

Из-за того, что с Кадамовского Александр уехал, агитаторов с Донбасса он не видел, но слышал о них от сослуживцев, рассказывавших, что предлагали большие деньги. По их словам, в октябре рота даже отправилась на выезд к границе с Украиной, должны были перейти, но почему-то вернулись на полигон. «Неделю они там стояли или две. Говорят, горилочку пили, им с той стороны границы поставляли».

Суд назначил Ененко наказание в полтора года колонии-поселения, на 29 октября назначена апелляция, Александр надеется на условный срок или на амнистию. В армию возвращаться не собирается – хочет закончить университет, к тому же ему предложили работу в Адыгейском республиканском колледже искусств, но главная мечта – раскрутить музыкальную группу «28 утра», в которой Ененко – солист, автор музыки и текстов: «Пока у нас подъем, второй альбом уже записываем», – хвастается он.

«В МВД все было вежливо»

Другая жертва командиров части 22179 – 36-летний Александр Евенко. Он бывалый военный: срочная служба в Заполярье в конце 1990-х, 8 с лишним лет в ОМОНе с постоянными командировками по всей стране, в том числе на Кавказ, работа в охранной фирме на олимпийских объектах в Сочи. «Из МВД уволился, потому что не дали квартиру, да и хотелось служить поближе к дому. Везде было много рекламы о контрактной службе, решил попробовать профессиональную армию, – говорит Александр. – Но столько вранья я в жизни своей не видел».

Изначально Александра приглашали на должность замкомандира взвода с окладом в 40 тысяч, однако при устройстве в отделе кадров пояснили, что из-за какой-то ошибки это место занято, нужно написать заявление на оператора станции ближней разведки (СБР), а потом его повысят. Но повышения Евенко так и не дождался, более того, если первые месяцы ему выплачивали оклад в 30 тысяч вместо обещанных 40, потом срезали до 15. Александра также сразу отправили в командировку на полигон Ашулук в Астраханской области: «Жара под 60 градусов, песчаные бури, еда с песком – вермишель, рис и гречка без ничего, антисанитария – в туалет по 50 раз на дню бегали, – вспоминает Евенко. – Но самое главное – не было воды. Пойдешь на кухню, тебя гонят, ждали чай, который разносили 4 раза в день. Водовозка приезжала, но вода часто была с тиной, пахла болотом, туда засыпят хлорки – и это пьют. Или можно было ходить в частные лавочки, которые понаоткрывали рядом с полигоном, но там все втридорога». Офицеры же ни в чем недостатка не знали: «Им носили еду, овощи, фрукты, минералка всегда у них в палатках стояла, кондиционеры были, холодильники». Впрочем, по словам Евенко, в полях можно переносить любые условия – на то она и служба, но поражало отношение со стороны командования. «В МВД никто не повышал голос, все было вежливо, офицеры жили в тех же условиях, что и мы, если чего не хватало, старались пробить и решить проблему».

С самого начала у Евенко не сложились отношения с командиром роты Аполоновым. «Он чувствовал себя корольком: мог приложиться к срочникам, на меня один раз замахнулся, но ударить побоялся. Оскорблял всех постоянно, крыл матом». Рассказывает Евенко и о вымогательствах: «Служебная характеристика стоила 5 тысяч, за увольнительную в город нужно было что-нибудь привезти или скинуться на что-то: покупали трубы для обогрева палаток, я вот пленку купил. На Новый год многие получили премиальные – до 120 тысяч, 60% отдавали командирам. Я премии не получил, потому что писал жалобы в прокуратуру», – рассказывает Евенко. Командировочные тоже не платили: «Мне ребята говорили, что за 6 лет не видели командировочных ни разу. В чей карман они шли, неизвестно. Я стал выбивать их, написал письмо в Минобороны, те связались с командованием части и прислали мне ответ: что деньги мне не положены, потому что на полигонах я не был». Бумагу, впрочем, удалось опротестовать и командировочные Евенко выплатили – 28 тысяч за 4 месяца в поле.

После командировки на Ашулуке Евенко вернулся в Майкоп, подал рапорт об увольнении, его приняли, но не зарегистрировали. Более того, выстроили на плацу вместе с другими желающими уволиться и объявили устный приказ – отбыть на полигон Кадамовский. «Мы отказались, пока они не зарегистрируют наши рапорта. Тогда нас, как мешки с картошкой, покидали в КАМАЗы и увезли на полигон». Евенко с Кадамовского не уехал, терпел оскорбления со стороны командиров, а по возвращении снова принялся писать рапорты на увольнение и жалобы в военную прокуратуру. Более того, проходил свидетелем по делу Ененко и другого сослуживца – Павла Тынченко. Против самого Евенко дело возбудили позже: ждали, пока вступит в силу закон об амнистии и он не сможет прикрыться удостоверением ветерана боевых действий. Несмотря на то что Евенко, как и его сослуживцы, постоянно был в расположении части, да и живет от нее в двух шагах, суд приговорил его к году в колонии-поселении, 22 октября апелляционная инстанция заменила срок на условный.

Год дали и Павлу Тынченко, показания в защиту которого давал Евенко. Тынченко тоже пытался уволиться после Ашулука, но и его насильно отправили на Кадамовский. «Мы однажды поехали в Ростов жаловаться на превышение должностных полномочий со стороны следователя, – рассказала защищавшая его Татьяна Чернецкая. – Нас там встретили вообще вне правового поля. Вышел некто в прокурорской военной форме, не представился, стал возмущаться: чего вы сюда приехали, Павлу сказал: «Ты вообще на подписке находишься, что ты тут делаешь?» Хотя Тынченко поставил следователя в известность о том, что не согласен с его действиями и едет их обжаловать. Сказал: если отсюда не уберешься, будешь сидеть в другом месте, и вообще – мол, как вы достали со своими жалобами, никак не успокоитесь». По дороге в Майкоп Тынченко стал нервничать из-за прокурорских угроз и сказал адвокату, что если его отправят в СИЗО, он расскажет на следствии о том, что им настойчиво предлагали ехать в Донбасс. «Я отговаривала его, сказала, что в такие игрушки играть с государством нельзя», – говорит Татьяна. Меру пресечения Тынченко все же изменили, предварительно дав отвод его адвокату, и Павел заявил о вымогательстве со стороны командира части, о физическом насилии и о том, что отказался выполнять «преступный приказ» об отправке на Украину. Эти показания следствию не понравились. По словам Татьяны Чернецкой, в СИЗО с Павлом «поговорили», после чего он от своих показаний отказался и признал вину. «Ему грозили тем, что привлекут к уголовной ответственности за более тяжкие преступления с наказанием более 10 лет лишения свободы, обещали освободить из СИЗО и дать условно по 337-й статье, если он признает вину и скажет, что его оговорили адвокаты. Он звонил потом, извинялся. Я его не осуждаю». Из СИЗО Павла и правда выпустили, но срок дали реальный, впрочем до колонии он не доехал – наказание прервали в связи с амнистией. Впрочем, бывшего военного так запугали, что он не только с журналистами отказывается общаться – даже на звонки сослуживцев не отвечает: уверен, что телефоны прослушиваются.

Другие по живому следу

Воинская часть 22179 располагается на окраине Майкопа, с одной стороны – мамы с колясками во дворе пятиэтажек, с другой – старуха копается в огороде, одинокий конь щиплет траву. У входа обычная суета: приезжают и уезжают гражданские автомобили, заходят и выходят люди в форме. Сама часть для прессы – terra prohibita, подполковник Кенс по телефону сказал, что не уважает Радио Свобода, отвечать на вопросы отказался и посоветовал «сначала научиться писать правду». Отмахиваются от журналистов и простые военнослужащие: командование строго-настрого запретило общаться с репортерами. Впрочем, те, с кем удалось поговорить на условиях анонимности, рассказали, что на службу не жалуются, хотя денег мало. Младший сержант Сергей рассказал, что получает 20 тысяч, из которых 8 отдает за жилье. Часть должна доплачивать 3600 рублей на аренду, но оформить это не так просто: «Надо договариваться». Уточнять детали «договоренностей» не стал. Условия на полигоне после скандалов изменились: проведший семь месяцев на Кадамовском сержант Алексей рассказал, что жили они в палатках с кондиционерами, кормили неплохо, хотя с водой по-прежнему бывали проблемы, а многие нововведения сделаны для отвода глаз: есть, к примеру, стиральные машинки, но пользоваться ими нельзя, стирать приходится в тазике. На вопрос о неуставных отношениях улыбаются: «Какая армия без мата и пинка». Вал уголовных дел собеседники РС не отрицали, но пожимали плечами: «Бегут по глупости, думают, что тут рай, а служить не готовы, – пояснил капитан из части. – Хотят быть рядом с домом, передислоцироваться не хотят». А вот слухи об отправке на Украину и в Сирию военнослужащие комментировать не желали или отшучивались: «Военная тайна».

На самом Кадамовском до сих пор стоит много лагерей. «Вот тут чеченцы, тут наши ростовские», – поясняет таксист, переваливаясь по разбитой военной техникой грунтовке, протянувшейся между покрытыми желтой травой голыми холмами. На месте, где стояли майкопчане, сейчас располагается лагерь 7-й военной базы из Абхазии. На территорию лагеря попасть не удалось, отвечающий за часть полковник, вышедший почему-то в сером спортивном костюме, не представился и попросил дежурного по КПП «проводить» корреспондента РС. Впрочем, военнослужащие, что прогуливались за пределами лагеря, охотно рассказали, что и им жаловаться не на что: просторные палатки с нарами, летом работают кондиционеры, а зимой обогреватели, отремонтированные санузлы, с питанием и водой проблем нет, раз в неделю – баня: все, как и в месте постоянной дислокации. «Пострелять», правда, солдаты не успели, но и приехали на полигон пару недель назад; на Украину сегодня не отправляют, про Сирию пока не слышно.

Ребята с недоверием смотрят, когда рассказываешь им майкопскую историю: из их лагеря никто не бежит. Неизвестно, поменялись ли условия на Кадамовском из-за поднявшейся шумихи, но очевидно, что сегодняшние военные в лучшей ситуации. Вот только десятки обвинительных приговоров никто не отменил, новые дела продолжают возбуждаться, а главные виновники массового исхода военнослужащих – командование части 22179 – вряд ли понесут наказание.

Пункт отбора на военную службу по контракту

Требования к кандидату:
— Возраст – 19-35 лет
— Образование – не ниже среднего (полного) общего
— Физическая подготовленность
— Профессиональная подготовленность (Граждане прошедшие военную службу по призыву или по контракту)
— Профпригодность (I, II категории, при отсутствии таких кандидатов рассматриваются кандидаты с III категорией)
— Здоровье (годен к военной службе (Группа А); годен к военной службе с незначительными ограничениями (Группа Б)

Гражданин, изъявивший желание проходить военную службу по контракту, обращается по месту регистрации через отдел военного комиссариата субъекта Российской Федерации по муниципальному образованию, либо непосредственно в пункт отбора на военную службу по контракту.

В военкомате могут быть не очень хорошо осведомлены о том, куда можно устроиться, поэтому отсылают в пункт отбора.
Другой вариант: кандидат сам находит информацию об интересующей его части, по своему почину едет туда, берет отношение (а это отнюдь не всегда быстрая процедура, зависящая исключительно от доброй воли командования конкретной части. Может занимать недели).

Должностными лицами пункта отбора проводится военно-профессиональная консультация кандидата. В зависимости от его уровня образования, опыта работы (прохождения службы) определяются воинские должности, на которых возможно прохождение службы по контракту. Доводится порядок прохождения отборочных мероприятий, перечень документов, необходимых для формирования личного дела. После этого выдается рекомендация отделу военного комиссариата о рассмотрении кандидата для поступления на военную службу по контракту в избранном им виде (роде войск) Вооруженных Сил и кандидат отправляется в отдел военного комиссариата по месту регистрации.

Первые несколько месяцев в пунктах отбора также мало чем могли порадовать кандидата в контрактники, т.к. почему-то никто не удосужился предоставить сотрудникам номера телефонов и адреса воинских частей. Сверху были спущены только номера в/ч и какое количество людей им требуется. Первое время приходилось самим через интернет или знакомых искать нужные адреса и телефоны. По сию пору официальных контактов так и не поступило, сотрудники пунктов отбора пользуются самостоятельно собранной «с миру по нитке» базой данных.

В отделе военного комиссариата кандидат подает заявление. Начальник отдела военного комиссариата рассматривает принятое заявление и дает соответствующие указания о проведении предварительного медицинского освидетельствования, мероприятий профессионально-психологического отбора, проверки уровня образования, профессиональной и физической подготовки.
Вместе с заявлением кандидат предъявляет документ, удостоверяющий его личность и гражданство, и представляет полный пакет документов.
После прохождения кандидатом отборочных мероприятий начальник пункта ходатайствует о рассмотрении кандидата на комиссии военного комиссариата по отбору кандидатов, поступающих на военную службу по контракту. Решение комиссии (выписка из протокола) доводится до кандидата и пункта отбора в течение трех дней.

Приемные дни для контрактников в военкомате – два дня в неделю (в пункте отбора – шесть дней в неделю). Сбор документов занимает до двух месяцев и зависит от вашей сноровки, быстроты прохождения медкомиссии, выдачи справок различными органами и т.п.

Перечень документов оформляемых в личное дело кандидата на военную службу по контракту
[ Нажмите, чтобы прочитать ] Послужной список, который составляется на основании военного билета;
Фотографии размером 9х12 см (анфас);
Личное заявление о желании поступить на военную службу по контракту;
Автобиография, написанная собственноручно и печатная в произвольной форме (пример автобиографии);
Анкета поступающего на военную службу по контракту;
Копии документов, подтверждающих профессиональное или иное образование, заверенные гербовой печатью военного комиссариата;
Копия трудовой книжки, заверенная гербовой печатью военного комиссариата;
Служебная характеристика с последнего места работы (учебы, службы);
Справка из органов дознания, предварительного следствия и внутренних дел, заверенная гербовой печатью военного комиссариата. В запросе обязательно указывать, чтобы была проведена проверка по наличию судимости, привлечению к административной ответственности и проверке по информационному центру ГУВД.;
Выписка из домовой книги;
Копия свидетельства о рождении, заверенная гербовой печатью военного комиссариата;
Копия военного билета, заверенная гербовой печатью военного комиссариата;
Копия паспорта, заверенная гербовой печатью военного комиссариата;
Копии свидетельств о браке и рождении детей для женатых (замужних) кандидатов, заверенные гербовой печатью военного комиссариата
Карта медицинского освидетельствования гражданина, поступающего на военную службу по контракту;
Результаты социально-психологического изучения и психологического (психофизиологического) обследования кандидата;
Выписка из книги протоколов заседания комиссии военного комиссариата по отбору кандидатов, поступающих на военную службу по контракту;
Результаты проверки физической подготовленности;
Копия свидетельства о постановке на учет в налоговом органе физического лица по месту жительства (ИНН);
Копия страхового номера индивидуального лицевого счета (СНИЛС);
Справка из банка где указаны банковские реквизиты.
Кроме того к делу должны быть приобщены сведения по ИНН и банковским реквизитам с копией паспорта супруги (супруга) или одного из ближайших родственников.
В кармане личного дела:
карта профессионального психологического отбора с результатами профессионального психологического отбора кандидата и заключением о его профессиональной пригодности;
флюорография (рентгенограмма) органов грудной клетки в двух проекциях;
результаты ЭКГ с описанием и расшифровкой (в покое и после нагрузки);
результаты общего анализа крови;
результаты анализа крови на вирус иммунодефицита человека (ВИЧ) и серологических реакций на сифилис, гепатит;
результаты общего анализа мочи;
справка из психоневрологического диспансера;
справка из противотуберкулезного диспансера;
справка из кожно-венерологического диспансера;
справка из наркологического диспансера;
результат исследования на наркотест;
справка об отсутствии инвалидности (из МСЭ);
амбулаторная карта;
для граждан женского пола (справка от гинеколога, анализ мазка);
другие медицинские документы, требующиеся для прохождения окончательного медицинского освидетельствования (ВВК);
3 фото 3х4.
На всех медицинских справках ставится угловой штамп лечебного учреждения и печать лечебного учреждения.
В военном билете:
Отметка об изъятии мобилизационного предписания (снятие с учета);
Наличие отметки о группе крови;
Отметка о прохождении дактилоскопии.
Записи в военных билетах и учетно-послужных карточках гражданам (кандидатам), принятым на военную службу по контракту, производятся в воинских частях после подписания командирами этих воинских частей приказов о зачислении их в списки личного состава.
В УПК:
Отметка о прохождении дактилоскопии.
В паспорте:
Отметка о регистрации (прописка);
Отметка об отношении к воинской обязанности.

После того, как личное дело готово, кандидат едет в пункт отбора. Нередко выясняется, что поездка эта напрасна, т.к. то печати какой не хватает, то не ту надпись врач сделал. Приходится возвращаться и переделывать. Если все нормально с бумагами, то кандидат на пункте отбора еще раз проходит профотбор, собеседование, сдает физо

На практике каждый пункт отбора должен быть укомплектован автоматизированным местом для прохождения профотбора, но на деле, например, в пункте отбора Московской области его просто нет. Поэтому профотбор заполняется в бумажном виде. В основном, большинство кандидатов относятся к проходным I и II группам, отмечается, что в последнее время все больше приходит толковых, нормальных мужчин.

В случае признания комиссией кандидата соответствующим требованиям, установленным для поступающих на военную службу по контракту, на основании выписки из протокола пункт отбора отрабатывает материалы для подготовки проекта приказа Министра обороны о заключении контракта и предоставляет их в управление кадров.
После издания приказа Министра обороны Российской Федерации выписку из приказа Главное управление кадров Министерства обороны Российской Федерации направляет в управление кадров военного округа.
Управление кадров военного округа доводит выписку до пункта отбора и в учебную воинскую часть.
С получением выписки начальник пункта отбора вызывает кандидата для подписания контракта (в одностороннем порядке) и вручения выписки из приказа, с последующей отправкой через военный комиссариат в учебную воинскую часть.

На практике ждать подписания приказа Министром обороны приходится по два месяца. Процедуру должны упростить (странная ситуация, все-таки, когда солдатский контракт самому министру надо подписывать), но пока вот так. После подписания приказа кандидат едет на т.н. «курсы выживания» на полтора месяца.

После прохождения «курса выживания» военнослужащий направляется для дальнейшего прохождения военной службы по контракту в выбранную им при прохождении отбора воинскую часть, для чего кадровым органом учебного подразделения в управление кадра округа за две недели до окончания «курса выживания» направляется проект приказа Министра обороны РФ о назначении на воинскую должность. При этом учитывается наличие отношений командиров воинских частей, выданных кандидатам в период прохождения ими отбора на военную службу по контракту.

В разных регионах количество желающих разнится. Например, в Москве и Московской области за 2012 год на пункт отбора обратились порядка 700 человек (из которых около 30% женщины), пройти отбор и «курсы выживания» смогли только 95 человек. Основная причина низкой явки: невысокое (для столичного региона) денежное довольствие (от 18 до 24 тысяч рублей) и жилищный вопрос. В других регионах, где уровень зарплат гораздо ниже московского, сообщается, что количество желающих выше.

Российские саперы в Сирии

Интервью сапера сводного отряда разминирования МПЦ ВС РФ, побывавшего в Сирии

Корреспондент: Как ты представлял себе командировку в страну, в которой уже более пяти лет идет гражданская война?

Сапёр: В первый раз было непонятно. Я вообще тогда не слишком интересовался войной в САР (Сирийская Арабская Республика). Так, с товарищами сидели на занятиях по гуманитарному разминированию и время от времени представляли себе, как нас просят о помощи в САР. Смешно конечно было, но когда наши мысли и представления реализовались, смех сразу отошёл на задний план!

Сначала было весело, меня чуть не уволили по статье, но последующие три дня и время, проведенное в командировке в Пальмире, изменили мою жизнь совершенно! По прибытии в САР я окунулся с головой в совершенно другой мир, в мир других людей!

Сначала мне всё показалось диким. Мысли о том, что я затрачу не так много времени, дабы привыкнуть ко всему тому, что окружает меня и товарищей, не давали покоя, так как я любитель частой смены обстановки для внутренней разрядки. Но произошло обратное: я привыкал в течение сорока дней. И в момент убытия с нашей авиабазы, смотря на закрывающиеся люки ИЛ-76М, понял, что наконец привык, но было поздно! Не хотел уезжать, несмотря на то, что жили мы в лагере на передовой, где идут бои, стрельба и взрывы! В двух словах – чертова война!

Когда вернулись домой 9 мая, спустя пару дней, начал вспоминать, что да как было в Пальмире, война дала понять – цени то, что имеешь, ибо когда всё кончится, будет поздно! Первая командировка показалась мне провалом. Из-за чего? Из-за мыслей о том, что это всё было в первый раз!

Миновали дни, месяцы. Но пришел декабрь и принес с собой телеграмму о том, что город Алеппо просит нашей помощи! Тут я понял, что всё только начинается, улыбнулся и улетел туда, где нас ждали с распростертыми объятиями те, кто искренне ценил, ценит и будет ценить наш труд!

Прочитав это, кто-то захочет обсудить, сидя дома на кровати или в туалете, о том, о чем не имеет понятия, искренне прошу вас: не делайте этого.

Корреспондент: Сколько получает сапер, находящийся в Сирии?

Сапёр: Насколько я знаю, для многих это уже не секрет, но всё же повторю: 1 сутки = 62$ + 3 оклада в месяц согласно штатной должности, занимаемой военнослужащим в ППД (Пункт Постоянной Дислокации).

Чем выше должность, тем и заработок соответственно больше. Можно привести пример: офицер и рядовой контрактник. У офицера возьмем оклад примерно 20000, у контрактника – оклад 11000 минимум. Наиболее точную информацию, сколько зарабатывают контрактники в Сирии, можно узнать из источников Министерства Обороны ВС РФ .

Снова строго от себя скажу, что военные российской армии не так преуспели с заработком в Сирии, как российская ЧВК, но всё же мы ценим то, что имеем!

Корреспондент: Страшно ли находиться в горячей точке, понимая, что в любую секунду можешь погибнуть?

Сапёр: В зависимости от того, какова обстановка на местности, где ты дислоцируешься. Всегда надоедливый неопределенный срок, который, как гитарист моей любимой группы, играет на гитаре, только тут игра на нервах. Время – еще тот «нервный музыкант».

Кто говорит, что ему там не страшно, тот лжец, и таких мне жалко, ну дураки просто. Человек без страха – вовсе и не человек-то, я так считаю. Количество мнений равно числу людей на планете, и мнения эти всегда разные, да и повторяются неоднократно. Я себя этим успокаивал, когда время от времени возникали моменты типа «заглянув в глаза страху, главное не ослепнуть», таков был настрой во время работы. Пытаешься потушить страх внутри себя, ведешь себя, подобно простаку. Краткий миг – и страх побеждает. Еще на чистоту – не канает такой вариант, чтобы страх овладел тобой полностью, это может привести к определенным печальным последствиям! Прикиньте только, от меня зависит реально шесть-восемь человеческих жизней, а я там струсил, сел в доме. Да бессмысленно так поступать. Подумать стоит вот о чем: твои ребята, дав отбой чертям, все выжили, и тут ты из дома вылезешь! Боюсь представить, каково бы это было!

Перед сном на кровати лежишь, спокоен, мысли о том, что возможность не проснуться пусть равна даже одному проценту, но всё равно лучше не думать об этом, сами подумайте почему. Меня вот мама дома всегда ждёт. Порой страх пробуждался, когда звонил ей, а она не отвечала! Потом сама перезванивает, и сразу становится легче!

Корреспондент: Какие моменты запомнились вам на всю жизнь?

Сапёр: Новый год – лучшее, что случилось со мной там. Это мероприятие легко можно воспроизвести мысленно во всех подробностях, отпечаталось оно хорошо, забыть невозможно! Мы знали, что придется встретить его рядом с пальмами, в принципе настроя особого не было, были мысли о том, что не хватает тех людей, с которыми хочется вместе войти в этот новый год, вызывали раздражение.

Но всё же Алеппо и его жители, пусть их было не много за нашим столом, в эту новогоднюю ночь приготовили нам свои подарки. Я остался доволен! Лично я очень благодарен своему военачальнику!

Ни чуть не меньше запомнился и наш праздник: 21 января – День Инженерных войск, и тогда мы улыбались от души! Словами не передать.

Корреспондент: Действует сухой закон или многие пьют?

Сапёр: Сами посудите, скажу, что не пьём, – не поверите! Скажу, что пьем, алкашами назовете!

Все равно правду знаем только мы, поверьте.

Корреспондент: Отличия от того, к чему готовились и что ожидали?

Сапёр: Сравнивая первую поездку в Пальмиру и вторую в Алеппо, могу сказать, что разница очень велика! В Пальму собирался, когда вообще не думал, что там будет, меня утешало только одно: меня не уволили и отправили в командировку.

Алеппо стал городом новых открытий, все прекрасно понимали, что территория там больше, чем в Пальме, и это дало свои плюсы.

Сборы в Пальму длились три дня, в Алеппо – одну ночь, утром – выезд. Без понта, но этим краткосрочным сбором мы показали, что служба идет!

Когда первый раз ступил ногой на взлетку авиабазы, сразу возникли вопросы в голове: что, как и зачем? Второй раз был абсолютно другим, ведь я уже знал, что к чему, и сразу становилось понятно, что за чем последует.

Новые ВОП, СВУ и тому подобное. Спору нет, приходилось потрудиться, как следует. Порой бывало, что за раз находили более 200 боеприпасов в одном месте, часто попадаются снаряды американского происхождения.

Корреспондент: С чем чаще всего приходилось работать при разминировании?

Сапёр: Чаще всего работаем с ВОП (Взрывоопасный предмет), вообще только с ними работаем, и, конечно же, работа над самим собой тоже важна. Важно не поддаться азарту, потеря чувства страха недопустима! Помни, дома ждут всегда.

Корреспондент: Местные девушки харам?

Сапёр: Если интересует этот вопрос в плане проституции, элементарно просто и дёшево. 4$ час! А так с прохожей дамой само собой не стоит связываться, не смотря на то, что ты военный из России и типа тебе все можно.

Красивых девушек много, бывает как волной тебя со всех сторон окружают, одна красивее другой. Но я-то знаю, да бы не подцепить гадость, лучше держать своей «револьвер» при себе, а то потом стрелять не сможет. С гигиеной конечно уйма проблем, вы бы видели, сразу бы каждый сам себе сказал «это я ещё что-то жалуюсь на свою жизнь».

Корреспондент: Часто ли вы думаете о своей семье и друзьях

Сапёр: Да, конечно. Думаю это и спрашивать не стоит. Каждую свободную секунду думаю, на пример когда выкуриваешь сигарету в свободное от работы время или когда едешь верхом на броне. Есть конечно один человек, о котором думаю всегда, когда работаю не понятно где и сами знаете с чем, это мама! Вообще маме благодарен за все, о ней всегда надо помнить, она же меня не забывает. Есть много людей которые громкими словами выражались мол давай приезжай, повидаемся, нагуляемся и тому подобное. О них тоже что-то иногда думаю, хоть не могу понять зачем?

Корреспондент: Приходилось ли саперам участвовать в столкновениях с террористами?

Сапёр: Нет, не приходилось. Было конечно несколько ситуаций, но они в тайне к сожалению. Было интересно.

Корреспондент: А лично сам или кто из отряда видел хотя бы на расстоянии террористов?

Сапёр: Пленных видели.

Корреспондент: Что находили при разминировании в домах?

Сапёр: Дом проверяли, в комнату зашёл и кровать огромная, белье светлое на нем, на душках кровати по 2 веревки толстых и кровавые потеки на белье. Боевики девушку привязали за руки и за ноги, изнасиловали! Что дальше с ней делали, представить страшно, хватает просто представить ее привязанной и изнасилованной. Какими бы не были женщины, с ними нельзя поступать плохо, ни с одной из них, никогда!

Корреспондент: Как вам Тайфун-К?

Сапёр: На тайфуне не катался, товарищи катались, говорят вроде отлично.

Корреспондент: Какие мысли при транспортировке взрывчатки?

Сапёр: При транспортировке не мысли, а одни эмоции. Один раз в КАМАЗе ночью перебирал имущество, давление поднялось, думал кровью из носа затоплю кузов.

Корреспондент: Как к вам относятся бойцы САА и Хезболлы?

Сапёр: Хезболла, САА, все они для меня садыки. Отношения хорошие.

Корреспондент: Можешь что-нибудь рассказать про экзоскелеты или роботов?

Сапёр: Нет, не работал с ними.

Корреспондент: Как отдыхали вне работы

Сапёр: По возможности так скажем экскурсии по городу. Походы в храмы, цитадель, спортивно массовые мероприятия ну и само собой время поспать выделяли. А так сам себе распределяешь время отдыха. Автомат почистить, если водитель, то можно обслужить технику. Главное самим себе не подпортить выходной день!

Смотрите еще:

  • Измерения учебное пособие Учебные издания Издательская деятельность Издания по годам 2018 2017 2016 2015 2014 2013 2012 2011 2010 2009 2008 2007 2006 2005 2004 2003 2002 2001 2000 1999 ОПТИЧЕСКИЕ ИЗМЕРЕНИЯ. Учебное […]
  • Признаки делимости правило Признаки делимости правило Пример. 7150 делится на 25 (оканчивается на 50), 4855 не делится на 25. Признаки делимости на 10, 100 и 1000. На 10 делятся только те числа, последняя цифра которых нуль, на 100 - только те числа, у которых две […]
  • Как посчитать пенсию рф На размер будущей страховой пенсии влияют: Чем выше Ваша официальная зарплата, тем больше будет Ваша пенсия. Чем дольше Вы работаете, тем больше страховых взносов перечисляет Ваш работодатель в счет вашей будущей пенсии. Военная служба по […]
  • Пособие ребенку школьного возраста Пособие ребенку школьного возраста Социальные учреждения г. Зеленогорска Общественные организации Общественный совет Фотоальбом Социальная поддержка Право на ежегодное пособие на ребенка школьного возраста (далее - ежегодное пособие), […]
  • Сайт богучанского районного суда красноярского края Богучанский районный суд Красноярского края Первое упоминание о работе народного суда в с. Богучаны найдено в книге приказов по Богучанскому народному суду от 14 января 1938 года. Книга приказов в настоящее время находится в Богучанском […]
  • Пенсия в сентябре 2018 выплаты Пенсии в сентябре 2018 Роста не будет – пенсии в сентябре 2018 года, даже если правительство примет закон об увеличении пенсионного возраста, будут выплачены в прежнем объеме. В правительстве заявили, что увеличение социальных выплат […]
  • Юристы мурманска отзывы КУДАШЕВ Сергей Владимирович Мурманск и Мурманская область Вы попали в затруднительное положение? Нужна квалифицированная юридическая помощь? Консультация грамотного профессионального юриста? Тогда вы обратились по адресу! Я, адвокат […]
  • Правила продажи для всех равны Статья 245. Определение долей в праве долевой собственности 1. Если доли участников долевой собственности не могут быть определены на основании закона и не установлены соглашением всех ее участников, доли считаются равными. 2. Соглашением […]