Роль постановлений пленума верховного суда рф в уголовном праве

Оглавление:

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс.
СПб.: Питер, 2005. 272 с. – (Серия «Краткий курс»).

Раздел I. Общая часть

Глава 2. Уголовно-процессуальное право

§ 5. Роль в уголовном судопроизводстве постановлений Конституционного Суда Российской Федерации, разъяснений Верховного Суда Российской Федерации, приказов и указаний, положений и инструкций, издаваемых Генеральным прокурором РФ

Наибольшее значение для уголовного судопроизводства имеет такое полномочие Конституционного Суда, как проверка конституционности законов и иных нормативных правовых актов. Посредством этого полномочия Конституционный суд может не просто толковать уже существующие законы, а исправлять их, приводить в соответствие с Конституцией, создавая таким образом новые, правомерные нормы, которые встают на место признанных неконституционными. При этом Конституционный Суд не пересматривает само дело, а лишь принимает решение по вопросу о конституционности подлежащего применению в нем закона. Его постановления с полным основанием могут считаться самостоятельным источником права, поскольку, по существу, создают судебные прецеденты, то есть обоснованные в судебных решениях новые правовые нормы, обязательные в дальнейшем для применения всеми судебными и иными органами. Прецедентные нормы создаются Конституционным Судом, исходя из положений Конституции Российской Федерации, а также, как свидетельствует практика конституционного правосудия, из принципов и норм общего международного права.

Значение данных полномочий Конституционного Суда можно рассматривать в нескольких аспектах. В политико-правовом плане оно состоит в том, что правовая система государства приобретает благодаря им устойчивость, гарантированность от нарушений конституционного порядка. В социально-правовом отношении последствия применения данного юридического механизма особенно примечательны – любой гражданин, даже тот, кто обвинен в совершении преступления, получает реальную возможность, опираясь на рычаг права и принципы справедливости, непосредственно влиять не только на исход своего конкретного дела, но и на сам закон, добиваясь его оперативного изменения. С технико-юридической точки зрения признание нормативного акта неконституционным обычно влечет его отмену компетентным органом и принятие другого акта, соответствующего решению Конституционного Суда.

Особое место в уголовном судопроизводстве занимают толкования правовых норм, содержащиеся в решениях Верховного Суда РФ. Если судебное толкование содержится в решении ( приговоре, определении, постановлении ) по результатам рассмотрения конкретного дела, то оно всегда является не нормативным, а казуальным, юридически обязательным только в отношении лиц, участвовавших в деле и в пределах решения суда. Другими словами, такое толкование дается лишь в интересах рассматриваемого дела. Приговоры, определения и постановления Верховного Суда формально не обязательны для нижестоящих судов, однако, будучи опубликованными, имея высокий профессиональный уровень и моральный авторитет, они служат ориентиром для судебной практики, порой приближаясь по своему фактическому значению к судебным прецедентам.

Сложнее вопрос с юридическим статусом разъяснений, которые Верховный Суд РФ вправе давать по вопросам судебной практики ( ст. 126 Конституции РФ ; п. 5 ст. 19 Закона «О судебной системе РФ» ) . Такие разъяснения являются официальным судебным толкованием, однако особого рода, так как, во-первых, они даются не в интересах какого-либо конкретного дела, а в интересах закона, а во-вторых, в силу принципа независимости судей при осуществлении правосудия формально имеют для судов лишь моральное ориентирующее значение. Вот почему было бы неправомерно требовать от судов, чтобы они ссылались в своих решениях не только на закон, но также и на постановления Пленума Верховного Суда. Вместе с тем, практическая роль разъяснений правовых норм, содержащихся в постановлениях Пленума Верховного Суда России, распространяется далеко за рамки формально-юридических дефиниций. Также как и решения Верховного Суда по конкретным делам такие разъяснения воспринимаются нижестоящими судами как руководство к действию, ибо именно Верховный Суд РФ является высшей инстанцией страны для судов общей юрисдикции и, осуществляя свои полномочия по пересмотру уголовных дел в кассационном и надзорном порядке, он, безусловно, способен заставить уважать свою точку зрения по вопросам правового толкования.

В соответствии со ст. 17 Закона о прокуратуре Генеральный прокурор Российской Федерации издает обязательные для работников органов прокуратуры приказы, указания, распоряжения, положения и инструкции, регулирующие вопросы организации деятельности системы прокуратуры Российской Федерации. Естественно, что в ряде этих документов содержаться обязательные для прокурорских работников разъяснения и по поводу содержания и применения норм права, не в последнюю очередь – уголовно-процессуального. Таким образом, толкование правовых норм, содержащееся в этих актах, может рассматриваться как разновидность легального, так как оно в силу закона обязательно для прокурорских работников. Однако фактически значение его значительно шире. Поскольку именно прокуроры осуществляют надзор за расследованием уголовных дел и вправе давать обязательные указания следователям и органам дознания ( ч. 2 ст. 37 УПК ) , толкование правовых норм Генеральной прокуратурой, на практике воспринимаются органами предварительного расследования, независимо от их ведомственной принадлежности, как обязательное.

О роли и значении постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации

В соответствии со ст. 56 Закона РСФСР от 8 июля 1981 г. «О судоустройстве РСФСР» Верховный Суд РСФСР «изучает и обобщает судебную практику, анализирует судебную статистику и дает руководящие разъяснения судам по вопросам применения законодательства РСФСР, возникающим при рассмотрении судебных дел. Руководящие разъяснения Пленума Верховного Суда РСФСР обязательны для судов, других органов и должностных лиц, применяющих закон, по которому дано разъяснение».

Хотя данная норма не отменена, некоторые ученые и практические работники полагают, что она вступила в противоречие с положением ст. 120 Конституции Российской Федерации о том, что «судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону», и поэтому должна действовать лишь в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации и Федеральному конституционному закону «О судебной системе в Российской Федерации».

Иными словами, предлагается исходить из того, что разъяснения Пленума Верховного Суда РФ по вопросам применения действующего законодательства не могут быть обязательными для судов при рассмотрении ими конкретных дел и материалов.

В этой связи представляется необходимым определиться по вопросу о роли содержащихся в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ разъяснений и их значении для практики федеральных судов общей юрисдикции.

По нашему мнению, значимость этих разъяснений отмечена в Конституции Российской Федерации, а именно: в ст. 126 наряду с другими полномочиями Верховного Суда РФ указано на его полномочие давать разъяснения по вопросам судебной практики.

То обстоятельство, что в отличие от содержания ст. 56 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР» в ст. 126 Конституции Российской Федерации не говорится о том, что указанные разъяснения являются руководящими, на наш взгляд, ни в коей мере не означает, что их можно игнорировать. Напротив, толкование текста ст. 126 Конституции дает основание для вывода о том, что дача Верховным Судом РФ разъяснений по вопросам судебной практики является таким же равноценным его полномочием, как и другие полномочия, перечисленные в этой статье.

Роль и значение разъяснений Верховного Суда РФ для судебной и, в целом, правоприменительной практики можно проиллюстрировать на следующих примерах.

В принятой 12 декабря 1993 г. Конституции Российской Федерации закреплено, что каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений и что ограничение этого права допускается только на основании судебного решения (ст. 23). Кроме того, Конституцией гарантированы неприкосновенность жилища, а также то, что никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения (ст. 25).

Эти новые для отечественного законодательства положения, установившие судебный контроль за действиями, нарушающими конституционные права граждан, безусловно вызвали трудности у судов при практическом их применении.

Во избежание разнобоя в применении указанных норм Конституции Пленум Верховного Суда РФ принял 24 декабря 1993 г. Постановление N 13 «О некоторых вопросах, связанных с применением ст. ст. 23 и 25 Конституции Российской Федерации», в котором дал ряд разъяснений и тем самым ответил на множество поступавших из судов вопросов.

В частности, Пленумом разъяснено, что материалы, подтверждающие необходимость ограничения прав, указанных в ст. ст. 23 и 25 Конституции, предоставляются судье уполномоченными на то органами и должностными лицами в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством и Законом Российской Федерации «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации», принятым Государственной Думой 5 июля 1995 г. По результатам рассмотрения материалов судьей выносится мотивированное постановление о разрешении провести оперативно-розыскные или следственные действия, связанные с ограничением права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений или с проникновением в жилище, либо об отказе в этом.

Разъяснено также, что в случае, если судья не дал разрешения на проведение указанных действий, уполномоченные на то органы и должностные лица вправе обратиться по тому же вопросу в вышестоящий суд.

Это постановление Пленума, сыгравшее важную роль в стабилизации практики судов по рассмотрению названных выше материалов, действует и в настоящее время, оказывая помощь судьям в правильном применении законодательства.

Другой пример. В связи с принятием Конституции Российской Федерации в практике разрешения конкретных судебных дел возник вопрос о том, как быть, если суд придет к выводу о противоречии подлежащего применению закона Конституции.

Ответ на этот и ряд других вопросов был дан в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия». В нем, в частности, обращено внимание судов на то, что согласно ч. 1 ст. 15 Конституции Российской Федерации Конституция имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. В соответствии с этим конституционным положением судам при рассмотрении дел следует оценивать содержание закона или иного нормативного правового акта, регулирующего рассматриваемые судом правоотношения, и во всех необходимых случаях применять Конституцию Российской Федерации в качестве акта прямого действия. Суд, разрешая дело, применяет Конституцию, когда придет к выводу, что федеральный закон, действовавший на территории Российской Федерации до вступления в силу Конституции Российской Федерации, противоречит ей, либо когда федеральный закон, принятый после вступления в силу Конституции, противоречит соответствующим ее положениям.

В качестве примера действенной помощи судам в правильном толковании и применении закона, которую оказывают разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, можно сослаться также на его постановление от 29 сентября 1994 г. N 6 «О выполнении судами постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 1993 г. N 3 «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» (в редакции постановления Пленума от 25 октября 1996 г. N 10). В нем разъяснено, что в соответствии со ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах, вступившего в силу 23 марта 1976 г. (нормы которого в силу ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации являются составной частью правовой системы Российской Федерации и имеют верховенство над ее внутренним законодательством), каждому, кто лишен свободы вследствие ареста или содержания под стражей, принадлежит право на разбирательство его дела в суде, чтобы этот суд мог безотлагательно вынести постановление относительно законности его задержания и распорядиться о его освобождении, если задержание незаконно.

Исходя из этого, жалоба лица, задержанного по подозрению в совершении преступления, его защитника или законного представителя относительно законности и обоснованности задержания должна приниматься судом к производству и разрешаться по существу применительно к порядку и основаниям, предусмотренным уголовно-процессуальным законодательством.

Как видно из приведенных разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, их цель — не только обратить внимание судов на необходимость правильного толкования законов, но и обязать разрешать дела в точном соответствии с действующим федеральным законодательством, общепризнанными принципами и нормами международного права.

В этой связи представляется, что содержащиеся в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ разъяснения по вопросам судебной практики обязательны для судов, поскольку такие разъяснения, основанные на требованиях закона, способствуют правильному толкованию и единообразному применению закона на всей территории Российской Федерации и помогают избежать судебных ошибок.

Если исходить из того, что разъяснения Пленума обязательными для судов не являются, то возникают вопросы о том, была ли необходимость закреплять на конституционном уровне положение о даче Верховным Судом РФ разъяснений по вопросам судебной практики и к чему такие разъяснения, если их можно игнорировать?

В пользу позиции об обязательности для судов разъяснений Пленума Верховного Суда РФ по вопросам судебной практики уместно привести и такой довод.

До принятия Пленумом постановлений с разъяснениями по конкретной категории дел проводится большая работа по изучению данных судебной статистики и сбору необходимых материалов как непосредственно в Верховном Суде РФ, так и в нижестоящих судах с выездом на места судей Верховного Суда РФ. Наряду с этим запрашиваются справки по результатам обобщения судебной практики из Верховных судов республик, краевых, областных и соответствующих им судов. При этом акцентируется внимание на возникающих у судов вопросах по применению законодательства и на ошибках, допускаемых при разрешении конкретной категории дел.

Полученные материалы обобщаются и с привлечением специалистов соответствующих министерств и ведомств, а также ученых-правоведов разрабатывается первоначальный вариант проекта постановления Пленума Верховного Суда РФ с разъяснениями по наиболее важным вопросам, от решения которых зависит качество осуществления правосудия по той или иной категории судебных дел. Данный проект рассылается в нижестоящие суды для получения отзывов на него. Кроме того, тот же проект постановления обсуждается в судебных коллегиях Верховного Суда РФ, а также на заседании Научно-консультативного совета при Верховном Суде РФ, после чего он дорабатывается с учетомпоступивших поправок.

В процессе этой работы приходится часто уточнять содержание разъяснений, что, в свою очередь, приводит к необходимости подготовки новых вариантов проекта. Затем он выносится на Пленум, где заслушиваются и обсуждаются позиции практических работников и ученых по каждому пункту проекта постановления. На этом же заседании Пленума образуется редакционная комиссия из числа его членов и иных участников обсуждения, которая дорабатывает проект с учетом высказанных предложений и замечаний и выносит его на Пленум для голосования.

Принятию этого документа предшествуют выступления Министра юстиции Российской Федерации, Генерального прокурора Российской Федерации и членов Пленума по существу доработанного проекта постановления, и лишь после этого он принимается путем голосования, причем по каждому его пункту.

Приведенный далеко не полный перечень вопросов, разрешаемых в ходе подготовки и принятия постановления Пленума, свидетельствует, на наш взгляд, не только о значимости содержащихся в нем разъяснений, но и подтверждает вывод о необходимости обязательного их учета при разрешении конкретных судебных дел.

Нельзя не отметить и то, что значение разъяснений Пленума как эффективного средства оказания помощи судам в правильном применении законов все более возрастает ввиду существенного изменения и дополнения действующего законодательства, а также принятия Гражданского кодекса Российской Федерации, Уголовного кодекса Российской Федерации и других федеральных законов.

Следует подчеркнуть, что, хотя отдельные положения постановлений Пленума имеют характер не разъяснений, а рекомендаций соответствующим судам (например, усилить надзор за правильным применением законодательства нижестоящими судами либо повысить внимание к выявлению и устранению причин правонарушений и условий, способствовавших их совершению, и т. д.), такого рода рекомендации также обязательны для судов, поскольку в соответствии со ст. 126 Конституции Российской Федерации на Верховный Суд РФ возложена обязанность по осуществлению судебного надзора за деятельностью судов общей юрисдикции.

В тесной связи с изложенным находится также вопрос о правовом характере разъяснений Верховного Суда РФ.

Учитывая уже упоминавшуюся конституционную норму о возложении на Верховный Суд РФ обязанности по даче разъяснений по вопросам судебной практики, полагаем, что эти разъяснения можно расценить как своего рода судебный прецедент.

В пользу такого вывода говорит прежде всего то, что в постановлении Пленума по применению законодательства сконцентрированы в обобщенном виде выработанные многолетней судебной практикой подходы к разрешению вопросов, возникающих при рассмотрении определенной категории гражданских либо уголовных дел, основанные на опыте и знании многих судей, других практикующих юристов и ученых, облекаемые в конечном счете в форму конкретных разъяснений. В этом их принципиальное отличие от научно-практического комментария к той или иной правовой норме, который дается одним либо группой ученых и зиждется, как правило, на собственном видении пути разрешения возникшей правовой проблемы.

Таким образом, можно констатировать, что содержащиеся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ разъяснения по вопросам применения законодательства, основанные на требованиях закона и обобщенных данных судебной практики в масштабах страны, представляют собой своеобразную форму судебного прецедента и являются ориентиром, подлежащим обязательному учету в целях вынесения законных и обоснованных приговоров, решений, определений и постановлений.

Как свидетельствует практика рассмотрения дел в кассационной и надзорной инстанциях, игнорирование разъяснений Пленума Верховного Суда РФ по применению федерального законодательства неминуемо приводит к постановлению ошибочных судебных решений.

Секретарь Пленума, судья Верховного Суда Российской Федерации В. В. ДЕМИДОВ

§ 9. РОЛЬ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ ПОСТАНОВЛЕНИЙ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ, РАЗЪЯСНЕНИЙ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ, ПРИКАЗОВ И УКАЗАНИЙ, ПОЛОЖЕНИЙ И ИНСТРУКЦИЙ, ИЗДАВАЕМЫХ ГЕНЕРАЛЬНОЙ ПРОКУРАТУРОЙ РФ

Закона). Прецедентные нормы создаются Конституционным Судом исходя из положений Конституции РФ, а также, как свидетельствует практика конституци­онного правосудия, из принципов и норм общего международного права. Значение таких полномочий Конституционного Суда можно рассматривать в не­скольких аспектах. В политико-правовом плане оно состоит в том, что правовая сис­тема государства приобретает благодаря им устойчивость, гарантированность от на­рушений конституционного порядка. В социально-правовом отношении последствия применения данного юридического механизма особенно примечательны — любой гражданин, даже тот, кто обвинен в совершении преступления, получает реальную возможность, опираясь на рычаг права, непосредственно влиять не только на исход своего конкретного дела, но и на сам закон, добиваясь его оперативного изменения. С технико-юридической точки зрения признание нормативного акта неконституцион­ным обычно влечет его отмену компетентным органом и принятие другого акта, соот­ветствующего решению Конституционного Суда.

Особое место в уголовном судопроизводстве занимают толкования правовых норм, содержащиеся в решениях Верховного Суда РФ. Если судебное толкование содер­жится в решении (приговоре, определении, постановлении) по результатам рассмот­рения конкретного дела, то всегда является не нормативным, а казуальным, юриди­чески обязательным только в отношении лиц, участвовавших в деле и в пределах решения суда. Другими словами, такое толкование дается лишь в интересах рассмат­риваемого дела. Приговоры, определения и постановления Верховного Суда формально не обязательны для нижестоящих судов, однако, будучи опубликованными, имея вы­сокий профессиональный уровень, они служат ориентиром для судебной практики, порой приближаясь по своему фактическому значению к судебным прецедентам. Слож­нее вопрос о юридическом статусе разъяснений, которые Верховный Суд РФ вправе давать по вопросам судебной практики (ст.

Генеральный прокурор Российской Федерации издает обязательные для работ­ников органов прокуратуры приказы, указания, распоряжения, положения и инструк­ции, регулирующие вопросы организации деятельности системы прокуратуры Рос­сийской Федерации, в том числе относящиеся к производству предварительного следствия следователями прокуратуры, поддержанию прокурорами государственно­го обвинения в судах и т.д. Естественно, что в ряде этих документов содержатся обя­зательные для прокурорских работников разъяснения и по поводу содержания и при­менения норм права, не в последнюю очередь — уголовно-процессуального. Таким образом, толкование правовых норм, содержащееся в этих актах, может рассматри­ваться как разновидность легального, так как оно в силу закона обязательно для про­курорских работников. Однако фактически значение его гораздо шире. Поскольку именно прокуроры осуществляют надзор за расследованием уголовных дел и вправе давать обязательные указания следователям и органам дознания (ч. 2 ст. 37 УПК), толкование правовых норм Генеральной прокуратурой на практике воспринимается органами предварительного расследования, независимо от их ведомственной принад­лежности, как обязательное.

Роль и значение постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в судебной практике

Разъяснения Пленума ВС РФ играют существенную роль в преодолении пробелов в правовом регулировании, противоречий и коллизий, существующих в действующем законодательстве, выступают важнейшим средством обеспечения единства судебной практики.

Эти разъяснения в настоящее время рассматриваются судьями как фактически обязательные.

В практике Верховного Суда РФ имеются случаи обращения граждан с заявлениями об обжаловании отдельных положений постановления Пленума Верховного Суда РФ с использованием процедуры оспаривания нормативных правовых актов. Верховный Суд РФ в данном случае занял однозначную позицию, согласно которой такие заявления не подлежат рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку разъяснения Пленума не являются нормативными правовыми актами, а возможность и порядок обжалования разъяснений Пленума Верховного Суда РФ законом не определены (определение Верховного Суда РФ от 4 апреля 2003 г. N ГПИ2003-371 «Об отказе в принятии заявления об отмене пункта 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 июля 1996 года N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Такая позиция вполне обоснованна, поскольку постановления Пленума Верховного Суда РФ, как и другие акты высших судебных органов, содержащие разъяснения судебной практики, не относятся ни к нормативным правовым актам, ни к актам правоприменения. Они не могут быть оспорены в форме прямого судебного контроля ни в рамках специальной процедуры оспаривания нормативных актов (гл. 24 ГПК РФ, гл. 23 АПК РФ) , ни в рамках общей (исковой) процедуры гражданского (арбитражного) судопроизводства.

Разъяснения высших судебных органов (в том числе и Пленума ВС РФ) имеют существенное регулирующее значение как для судебной, так и для иной правоприменительной практики, независимо от того, признаются ли они источником права или выступают в качестве актов судебного толкования.

В настоящее время лишь в отношении постановлений пленумов Верховного Суда РФ имеются указания федерального закона об обязательности для судов, содержащихся в них разъяснений (п. 6 ст. 58 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР». Однако ни в законодательстве о судоустройстве, ни в процессуальном законодательстве не раскрывается содержание такой обязательности.

Нормативное толкование Пленумов Верховного и Высшего Арбитражного Судов, являясь действенными правовыми регуляторами общественных отношений, все-таки обладают признаками обязательности. Так, решение судей, игнорирующих сформулированное Пленумом правило, может быть отменено вышестоящим судом, и в итоге дело должно рассматриваться в соответствии с указанием высшей судебной инстанции. На обязательный характер постановлений пленумов постоянно обращают внимание, как высшие судебные органы, так и органы исполнительной власти.

Так, например, толкование текста ст. 126 Конституции РФ дает основание для вывода о том, что дача Верховным Судом РФ разъяснений по вопросам судебной практики является таким же равноценным его полномочием, как и другие полномочия.

Роль и значение разъяснений постановлений Пленума Верховного Суда РФ для судебной и, в целом, правоприменительной практики можно проиллюстрировать на примере постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 года № 6 «О выполнении судами постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 1993 года № 3 «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» (в ред. постановления Пленума от 25 октября 1996г. № 10).

В нем разъяснено, что в соответствии со ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах, вступившего в силу 23 марта 1976 года (нормы которого в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ являются составной частью правовой системы Российской Федерации и имеют верховенство над ее внутренним законодательством), каждому, кто лишен свободы вследствие ареста или содержания под стражей, принадлежит право на разбирательство его дела в суде, чтобы этот суд мог безотлагательно вынести постановление относительно законности его задержания и распорядиться о его освобождении, если задержание незаконно.

Как видно из приведенного разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, его цель — не только обратить внимание судов на необходимость правильного толкования законов, но и обязать разрешать дела в точном соответствии с действующим федеральным законодательством, общепризнанными принципами и нормами международного права.

В этой связи хочу подчеркнуть, что содержащиеся в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ разъяснения по вопросам судебной практики обязательны для судов, поскольку такие разъяснения, основанные на требованиях закона, способствуют правильному толкованию и единообразному применению закона на всей территории Российской Федерации и помогают избежать судебных ошибок.

Если же исходить из того, что разъяснения Пленума обязательными для судов не являются, то возникает сомнение: а была ли необходимость закреплять на конституционном уровне положение о даче Верховным Судом РФ разъяснений по вопросам судебной практики? И к чему такие разъяснения, если их можно игнорировать?

В подтверждение сказанного уместно сослаться на ч. 2 ст. 13 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации». В соответствии с этой нормой по вопросам своего ведения Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ принимает постановления, обязательные для арбитражных судов в Российской Федерации.

В постановлениях Пленума Верховного Суда РФ разъяснения по вопросам применения законодательства, основанные на требованиях закона и обобщенных данных судебной практики в масштабах страны, представляют собой своеобразную форму судебного прецедента. Они являются ориентиром, подлежащим обязательному учету в целях вынесения законных, обоснованных и справедливых приговоров, решений, определений и постановлений.

Данные факты позволяют сделать вывод: нормативные акты, обладающие высшей юридической силой (конституция, законы), могут быть конкретизированы нормами, содержащимися в актах, обладающих меньшей юридической силой, и, по сути, являющимися актами, разъясняющими и развивающими положения конкретизируемых актов. В этом смысле постановления пленумов Верховного и Высшего Арбитражного судов по юридической силе весьма сходны с подзаконными актами.

Даже существование на практике судебного прецедента, означает то, что постановления высших судебных инстанций являются источником права.

И в заключение можно процитировать слова ученого юриста-практика В. Жуйкова, также сторонника судебной практики как источника права, «. что недостатки и пробелы в праве были и всегда будут, как бы законодатель не хотел, или не умел принимать необходимые законы. Ведь предусмотреть все отношения, требующие законодательного регулирования, просто невозможно. Особенно ярко это проявляется в период кардинального обновления законодательного массива и в ситуациях, когда роль судебной практики в целом и как источника права, в частности, значительно повышается. Суд, выполняя свои обязанности, устраняет недостатки, пробелы и противоречия в законодательстве. В то же время суд просто вынужден создавать право, иначе его деятельность будет не просто неэффективной, а приведет к результатам, которых общество от него совсем не ждет. Суд не будет защищать права, а, наоборот, будет способствовать нарушению этих прав»

Роль постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации в осуществлении правосудия (С.А. Хомяков, «Право в Вооруженных Силах», N 6, июнь 2011 г.)

Роль постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации в осуществлении правосудия

Правосудие в Российской Федерации в соответствии со ст. 118 Конституции Российской Федерации осуществляется только судом.

Верховный Суд Российской Федерации согласно ст. 126 Конституции Российской Федерации, ст. 19 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» является высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики.

Компетенция Верховного Суда Российской Федерации о даче разъяснений по вопросам судебной практики закреплена и в ст. 9 Федерального конституционного закона «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации».

Выступая на торжественном собрании, посвященном 85-летию Верховного Суда Российской Федерации, Президент Российской Федерации Д.А. Медведев особо подчеркнул, что «Верховный Суд является гарантом правопорядка и в этом смысле его работа должна быть направлена на выработку устойчивой, единообразной, непротиворечивой судебной практики.

Правда, сама по себе судебная практика не рассматривается в качестве источника российского права. Но она помогает устранять многие законодательные пробелы». Качество правосудия, как отметил Д.А. Медведев, характеризуется предсказуемостью судебных актов, единством толкования и применения норм права, и Верховный Суд на основе анализа и обобщения практики нижестоящих судов должен своевременно реагировать на любой появляющийся «разнобой».

В связи с вышесказанным приобретает особое значение обеспечение единства судебной практики, с тем чтобы Конституция Российской Федерации и федеральное законодательство применялись всеми судами Российской Федерации на всей ее территории правильно и, следовательно, единообразно, независимо от каких-либо местных влияний и попыток ограничить действие этих правовых актов в тех или иных регионах.

На это прямо указал в своем выступлении на VII Всероссийском съезде судей России Председатель Конституционного Суда Российской Федерации В.Д. Зорькин, отметив, что верховенство права и вытекающий из него принцип конституционной законности предполагают единообразное понимание и применение закона в судебной системе Российской Федерации в целом. Причем такое единообразие предполагает не только чисто формальный аспект — одинаковое истолкование и применение, но и — что особенно важно — содержательный аспект, т.е. истолкование и применение, соответствующие принципам и нормам Конституции.

Актуальность обеспечения единства судебной практики в последнее время значительно возросла и определяется рядом факторов, среди которых В.М. Жуйковым выделены: кардинальная смена всего законодательства Российской Федерации, усложнение правовой системы, рост числа количества нарушений федерального законодательства в субъектах Российской Федерации, расширение компетенции судов.

Необходимость обеспечения единства судебной практики в современных условиях становится важнейшей задачей, решение которой связано не только с защитой прав, свобод и охраняемых законом интересов граждан, но и с сохранением единого правового и экономического пространства Российской Федерации, государственности России в целом. Выполнению этой функции как нельзя лучше соответствует праворазъяснительная деятельность Верховного Суда Российской Федерации.

Правовой статус Верховного Суда Российской Федерации определяется его принадлежностью к судебной системе Российской Федерации и занимаемым в ней местом. Функции Верховного Суда Российской Федерации, с одной стороны, едины по своей природе с компетенцией судов вообще, с другой, — имеют особенности в связи с руководящей ролью данного органа, дополнены полномочиями по надзору за законностью и обоснованностью решений нижестоящих судов и даче разъяснений по вопросам судебной практики. Такие разъяснения находят свое выражение в постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

В постановлениях Пленума, как правило, обобщаются толкования, высказанные в судебных решениях по конкретным делам. Как отмечают А.И. Дихтяр, Н.А. Рогожин, данные разъяснения представляют собой обнародованные официальные позиции высшей судебной инстанции по вопросам судебной практики и направлены на единообразное и правильное применение судами федерального законодательства.

По вопросу роли постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации в механизме правового регулирования существует широкий спектр различных точек зрения. Одни авторы полагают, что эти акты должны признаваться источниками права и содержащиеся в них правила поведения должны признаваться нормами права. Другие ученые, и их большинство, склоняются к тому, что высшие судебные органы не могут устанавливать новые нормы права, а правомочны лишь разъяснять, толковать действующие нормативные установления. Поэтому постановления судебных пленумов при всей их важности для правоприменительной практики нельзя относить к источникам права.

Так, М.В. Антокольская указывает, что «судебная практика, так же как и постановления Пленума ВС РФ, не относятся к источникам права. Тем не менее они играют важную роль при применении законодательства. Пленум Верховного Суда РФ может давать судебное толкование положений законодательства, которое, хотя и не является источником права, тем не менее подлежит применению всеми судами РФ. Таким образом, значение положений постановлений Пленума ВС РФ на практике нередко оказывается не меньшим, чем значение норм права». Такая точка зрения заслуживает одобрения.

Проблема роли постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации в механизме правового регулирования отнюдь не исчерпывается решением вопроса о признании или непризнании этих актов источниками права. Предметом дебатов выступают вопросы правовой природы, характера и функций постановлений пленумов, соотношения постановлений Пленума и нормативных правовых актов и т.д.

Существуют две, на наш взгляд, наиболее интересные точки зрения на правовую природу постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации. Одни авторы считают, что данные акты судебной власти имеют характер судебного прецедента, другие склонны считать их нормативными актами подзаконного характера. Так, В.В. Демидов пишет, что «разъяснения по вопросам практики применения законодательства, основанные на требованиях закона и обобщенных данных судебной практики в масштабах страны, представляют собой своеобразную форму судебного прецедента и являются ориентиром, подлежащим обязательному учету в целях вынесения законных и обоснованных приговоров, решений, определений и постановлений».

Иная точка зрения высказана Е.Б. Амбросимовой, которая отмечает, что постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации обладают признаками источника права, так как: «1) являются способом внешнего выражения нормы права (абстрактного правила поведения) и 2) выступают способом закрепления нормы. Далее автор отмечает, что, «характеризуя названные способы, мы вынуждены признать, что постановления Пленума Верховного Суда: а) приняты уполномоченным на то органом Российского государства, б) содержат именно нормы права, выраженные в абстрактной форме, адресованные неограниченному кругу лиц, подпадающих под их действие, в) рассчитаны на многократное применение, г) подлежат обязательному опубликованию. Иными словами, речь идет об отнесении их к нормативным актам подзаконного характера».

Основной постулат позиции автора настоящей статьи заключается в том, что постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации по вопросам применения законодательства являются вторичными правовыми нормами, поскольку выработанные в них положения производны от действующих норм права и направлены на их действенную реализацию.

Во-первых, законодательно Верховный Суд Российской Федерации нормотворческими функциями не наделен. Следовательно, постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации не формулируют новых норм права. Во-вторых, постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации представляют собой акты официального толкования. Их основное предназначение заключается в разъяснении правовых норм, применение которых вызвало затруднения либо по которым обнаружился разноречивый подход в судебной практике. Регулирование в постановлениях производится как бы сквозь призму судебной практики, в которой выделяются проблемы, требующие судебного урегулирования. Безусловно, постановления содержат в себе правоположения, предусматривающие новые пути, способы и основания решения существующих правоприменительных проблем. В противном случае вообще нет смысла в принятии таких постановлений, ведь любое разъяснение, толкование норм вызвано их неясностью и нередко требует формулировки новых правил.

В этом смысле нам наиболее близка позиция В.М. Лебедева, который отмечает, что «в нашей нормативно-законодательной системе как прецедентная судебная практика, так и правоположения, содержащиеся в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ, не могут выступать в качестве первичного источника права. Это всегда вторичные правовые нормы, но это не исключает возможности ссылки на постановления Пленума или Президиума Верховного Суда РФ в решении по конкретному делу».

Одним из дискуссионных в правовой науке продолжает оставаться вопрос об обязательности постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации. Например, С.А. Иванов, В.С. Нерсесянц, Е.А. Прохорова, А.И. Рарог утверждают, что исходящие от высшего суда страны правоположения, выработанные судебной практикой, не являются обязательными для других судов. Они носят характер рекомендаций, воспринимаемых при рассмотрении дел лишь в силу авторитета Верховного Суда Российской Федерации, и отказ в их применении не влечет каких-либо санкций.

Обосновывая свою точку зрения, указанные авторы утверждают следующее: «ни из Конституции РФ, ни из федеральных конституционных законов, ни из других федеральных законов не следует, что разъяснения Пленума Верховного Суда РФ имеют нормативный характер и являются обязательными для судебных органов страны». В качестве одного из аргументов в пользу отстаиваемой ими позиции они называют то, что нередко Верховный Суд Российской Федерации дает разъяснения, «не соответствующие букве закона», создавая в них новые нормы права. При этом, названными авторами приводится целый ряд примеров, не соответствующих закону разъяснений Верховного Суда Российской Федерации.

Не склонен признавать разъяснения Верховного Суда Российской Федерации обязательными актами и М.В. Баглай. «Разъяснения, которые в соответствии с Конституцией РФ дает Верховный Суд РФ, безусловно, важны для обобщения судебной практики, — утверждает он, — и, следовательно, для единообразия применения законов. Но объять всю разнообразную практику (даже в пределах законности) все же невозможно. И независимость суда — гораздо более важная ценность правосудия, чем возможные редкие отклонения от общего правила».

Сторонники суждения, что разъяснения Верховного Суда Российской Федерации носят только рекомендательный характер, говорят также о том, что в соответствии с ч. 1 ст. 120 Конституции Российской Федерации судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону. Отсюда делается вывод, что нижестоящие суды не обязаны руководствоваться разъяснениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации, которые, по их мнению, хотя и имеют очень важное значение для единообразного понимания действующего законодательства, но все же носят только рекомендательный характер. В ст. 126 Конституции Российской Федерации, согласно которой Верховный Суд Российской Федерации дает разъяснения по вопросам судебной практики, не используется слово «руководящие», что указывает на рекомендательное значение этих разъяснений.

Приверженцы второй точки зрения (В.В. Демидов, А.А. Толкаченко, Н.В. Михалева, Т.В. Соловьева, Ю.Е. Пудовочкин и др.) считают, что постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации имеют обязательный характер. Такая позиция, на наш взгляд, представляется более обоснованной.

Хотя Федеральный конституционный закон «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации» от 7 февраля 2011 г. N 1-ФКЗ, закрепив компетенцию Верховного Суда Российской Федерации давать судам разъяснения по вопросам применения законодательства, не указал на обязательность их исполнения, однако установил, что данное полномочие Верховный Суд Российской Федерации осуществляет в целях обеспечения единства судебной практики (подп. 1 п. 4 ст. 9 и подп. 1 п. 4 ст. 14 указанного Федерального конституционного закона), что само собой подразумевает необходимость неукоснительного следования правовым позициям, закрепленным постановлениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Обязательность постановлений Пленума Верховного Суда следует из норм Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ. Пункт 1 ст. 6 данного Закона закрепляет, что вступившие в законную силу постановления судов, мировых судей и судов субъектов Российской Федерации, а также их законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и другие обращения являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации. Представляется, что и разъяснения Верховного Суда Российской Федерации по вопросам судебной практики, оформляемые в виде постановлений Пленума, а также постановления Президиума Верховного Суда Российской Федерации охватываются данным перечнем судебных актов, а значит, они также обладают обязательной силой.

В ст. 126 Конституции Российской Федерации, наряду с другими полномочиями Верховного Суда Российской Федерации, закрепляется его полномочие давать разъяснения по вопросам судебной практики. Хотя в ст. 126 Конституции Российской Федерации не говорится о том, что указанные разъяснения являются руководящими, однако это не означает, что их можно игнорировать. Толкование текста ст. 126 Конституции дает основание для вывода о том, что дача Верховным Судом Российской Федерации разъяснений по вопросам судебной практики является таким же равноценным его полномочием, как и другие полномочия, перечисленные в этой статье, что еще раз свидетельствует в пользу обязательности данных разъяснений.

Следует также обратить внимание и на то, что в соответствии с подп. 1 п. 1 ст. 13 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации» от 28 апреля 1995 г. N 1-ФКЗ Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации «рассматривает материалы изучения и обобщения практики применения законов и иных нормативных правовых актов арбитражными судами и дает разъяснения по вопросам судебной практики», которые обязательны для исполнения арбитражными судами Российской Федерации (п. 2). Очевидно, что статус постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации не может быть ниже официально признанного статуса постановлений Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, поскольку, несмотря на различные сферы действия, и первые и вторые выполняют аналогичные функции.

Здесь не лишним будет заметить, что в целях обеспечения единства судебной практики выработана практика издания совместных постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Например, постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» от 23 декабря 2010 г. N 30/64.

Данные постановления имеют единую правовую природу, соответственно они не могут носить для судов общей юрисдикции рекомендательный, а для арбитражных судов — обязательный характер, что является еще одним аргументом в пользу занимаемой нами позиции.

Кроме того, в самих постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации содержатся указания к их исполнению. Так, в п. 4 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебном решении» от 19 декабря 2003 г. N 23 указано, что суд наряду с законом («материальным законом, примененным судом к данным правоотношениям, и процессуальными нормами, которыми руководствовался суд»), должен учитывать:

а) постановления Конституционного Суда Российской Федерации о толковании положений Конституции Российской Федерации, подлежащих применению в данном деле, и о признании соответствующими либо не соответствующими Конституции Российской Федерации нормативных правовых актов, перечисленных в пп. «а», «б», «в» ч. 2 и в ч. 4 ст. 125 Конституции Российской Федерации, на которых стороны основывают свои требования или возражения;

б) постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, принятые на основании ст. 126 Конституции Российской Федерации и содержащие разъяснения вопросов, возникших в судебной практике при применении норм материального или процессуального права, подлежащих применению в данном деле;

в) постановления Европейского Суда по правам человека, в которых дано толкование положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, подлежащих применению в данном деле.

Как показывает практика, разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации по вопросам применения норм материального и процессуального права учитываются не только судьями, но и следователями, прокурорами, другими правоприменителями, что еще раз подтверждает вывод об их обязательности.

Об обязательности разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации свидетельствует и тот факт, что решения судей, игнорирующих сформулированное Пленумом правило, могут быть отменены вышестоящим судом в связи с неправильным применением закона. При этом, в качестве основания для отмены решения делается ссылка на закон, который толкуется вышестоящим судом в таком смысле, в каком этот орган его понимает и применяет на практике. В связи с этим представляется очевидным, что в случаях, когда есть соответствующее разъяснение Пленума Верховного Суда Российской Федерации, ориентиром для решения вопроса о нарушении или неправильном применении закона будет служить именно это разъяснение. Ведь его игнорирование может привести к отмене принятого решения. Следовательно, оно обязательно.

Следует констатировать, что при всем разнообразии точек зрения практически все авторы отмечают важную роль постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации в деятельности судов при толковании и применении правовых норм, подчеркивают их значительное влияние на весь ход правового регулирования. А потому признают, что эти акты включаются в систему правовых средств воздействия на общественные отношения.

Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации отличаются научной обоснованностью, востребованностью и оперативностью регулирования возникающих в судебной практике проблем. Потребность в даче разъяснений обусловливается главным образом трудностями понимания нормативных предписаний и в первую очередь наличием тех вопросов, которые не нашли однозначного решения в законе.

Нередко постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, разъясняющие вопросы судебной практики, восполняют существенные пробелы в законодательстве и служат основой для разрешения судами многих дел.

Примером восполнения пробела в праве может служить постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной защите прав военнослужащих от неправомерных действий органов военного управления и воинских должностных лиц» от 18 ноября 1992 г. В 1992 г., когда в судебную систему Российской Федерации вошли военные суды, законодательно не был урегулирован вопрос, связанный с судебной защитой прав военнослужащих от нарушений со стороны органов военного управления и воинских должностных лиц. В связи с этим Пленум Верховного Суда Российской Федерации в своем постановлении разъяснил, что, исходя из содержания ст. 63 Конституции Российской Федерации, каждый военнослужащий имеет право на обжалование в суд действий органов военного управления и воинских должностных лиц, если считает, что они нарушают права и свободы, и указал, что дела по жалобам военнослужащих рассматриваются военными судами в соответствии с нормами, установленными Законом СССР «О порядке обжалования в суд неправомерных действий органов государственного управления и должностных лиц, ущемляющих права и свободы граждан» от 2 ноября 1989 г.

Основываясь на указанном постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации, военные суды рассмотрели много дел, связанных с нарушениями прав военнослужащих. Специальный закон, который закрепил право военнослужащих на судебную защиту и компетенцию военных судов в этих делах, — «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан», был принят только 27 апреля 1993 г.

Совершенно очевидно, что если бы Пленум Верховного Суда Российской Федерации не принял названное постановление либо военные суды посчитали бы его необязательным, то военнослужащие, в нарушение Конституции Российской Федерации, оказались бы лишенными права на судебную защиту.

Можно было бы привести еще немало подобных примеров деятельности Верховного Суда Российской Федерации по разъяснению вопросов судебной практики. Однако, полагаем, и указанные постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации достаточно ярко подтверждают их весомую роль в обеспечении правильного и единообразного применения федерального законодательства на всей территории Российской Федерации, в предупреждении или исправлении судебных ошибок, в защите прав, свобод и охраняемых законом интересов граждан.

На наш взгляд, вызывает большие сомнения предложение В.И. Анишиной о введении процедуры оспаривания постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации нижестоящими судами и заинтересованными лицами в судебных заседаниях в порядке нормоконтроля.

Во-первых, постановления принимаются наиболее квалифицированными судьями России, назначенными Советом Федерации Федерального Собрания Российской Федерации по представлению Президента Российской Федерации.

Во-вторых, положения постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации базируются на основе изучения и обобщения судебной практики, с учетом мнения Научно-консультативного совета при Верховном Суде Российской Федерации.

В-третьих, положения постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации связаны с разъяснениями по применению уголовного, уголовно-процессуального, гражданского, гражданского процессуального и других законов. При этом, предусмотренные законами нормы вправе быть оспорены в Конституционном Суде Российской Федерации.

Рассмотрение же нижестоящим судом разъяснений вышестоящего суда может вызвать лишь недоумение.

В-четвертых, в случае изменения законодательства и судебной практики в постановления своевременно вносятся соответствующие изменения.

В заключение следует констатировать, что постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации при осуществлении правосудия оказывают судьям неоценимую помощь и по концентрации, изучению и обобщению судебной практики их можно отнести к «главному» кодексу судьи.

помощник судьи Московского окружного военного суда,

аспирант Российской академии правосудия

«Право в Вооруженных Силах», N 6, июнь 2011 г.

Смотрите еще:

  • Приказ об изменении штатного расписания в связи с изменением ставки Приказ на изменение структуры штата Цитата: Наименование учрежденияПРИКАЗ11.03.2014 N112 г. Москва"О внесении изменений в штатное расписание" В связи с производственной необходимостьюПРИКАЗЫВАЮ:1. Внести с 12.03.2014 в штатное […]
  • Увольнение по истечению срока трудового договора уведомление Пример расторжения срочного трудового договора Обновление: 26 сентября 2016 г. Принимая решение о найме сотрудника в компанию на определенный срок, нужно учитывать, что процедура увольнения такого работника будет отличаться от общих […]
  • Разрешение на оружие ульяновск Разрешение на оружие ульяновск Это всё можно сделать к пятнице -И в пятницу идём в ЛРО по месту жительства, сдаём все нужные документы для получения лицензии на покупку. Пока ждём месяц, вам дадут акт проверки мест хранения оружия, […]
  • Налог за сдачу жилья в аренду как не платить Как избежать налога НДФЛ при сдаче квартиры? Как не платить налог за сдачу квартиры в аренду? Сдача квартиры в аренду - весьма популярный способ получения дополнительного дохода физлицами. Особенно активно этот бизнес процветает в крупных […]
  • Пенсия по инвалидности увеличение Размер пенсии по инвалидности в 2019 году Обеспечение инвалидов является одной из главных задач государства. Несмотря на регулярные индексации, в России эта социальная группа получает довольно низкие суммы пособий. Давайте рассмотрим, […]
  • Отказ от гражданства молдовы в москве Подача прошения на вступление в статус российского гражданина предполагает, что заявитель непременно должен выйти из своей прежней гражданственности. Существуют, однако, случаи, когда это предписание можно проигнорировать. Такими льготами […]
  • Заявление загс срок Моменты вступления в брак регламентируются Семейным и частично Гражданским кодексами, а также основным документом – 143 Федеральным законом «Об актах гражданского состояния». Данный акт принят еще в 1997 году. Внутренняя деятельность […]
  • Инструктаж по правилам пожарной безопасности Инструктаж по пожарной безопасности на рабочем месте Обновление: 5 июня 2017 г. Работодатели обязаны в соответствии с нормами законодательства обучать своих работников правилам пожарной безопасности и проводить с ними соответствующие […]