Работа органов опеки и попечительства в суде

виртуальный клуб Суть времени

Работа Органов опеки и попечительства в современных условиях

Интервью у сотрудника Органа опеки и попечительства Сельцина Николая Петровича взяла М. Градова.
М.Г.:
Николай Петрович! Общественность нашей страны взбудоражена законопроектами, принятыми в первом чтении Государственной Думой, которые мы для краткости называем «закон о патронате» и «закон об общественных наблюдательных комиссиях». Рассмотрение законопроектов отложено на неопределённое время. Однако, проблемы с законотворчеством остались. Люди не успевают следить за плодовитыми законодателями. Если мы ведём речь о ювенальных технологиях, навязываемых нам с Запада, мы не можем обойти вопрос об органах, работы которых касаются отложенные законопроекты. Хотелось бы услышать мнение специалиста, знающего проблему изнутри. Поэтому я начну по порядку.

1) Какими действующими нормами закона регламентирована деятельность органов опеки и попечительства? Имеются ли какие-либо недоступные для общего сведения инструкции, положения, памятки и т.д.?

Сельцин Н.П.:

Действующими являются следующие нормы:

· Федеральный закон № 159 ФЗ от 21 декабря 1996 г. «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей».

· Федеральный закон от 24 июня 1999 г. N 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»

· Федеральный закон от 24 апреля 2008 г. № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве»

· Постановление Правительства Российской Федерации от 18 мая 2009 г. N 423 г. Москва

«Об отдельных вопросах осуществления опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних граждан»

· Постановление Правительства РФ от 18 мая 2009 г. № 423 «Об отдельных вопросах осуществления опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних граждан».

· Постановление Правительства РФ от 19.05.2009 N 432 (ред. от 12.05.2012) «О временной передаче детей, находящихся в организациях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в семьи граждан, постоянно проживающих на территории Российской Федерации»

· Постановление правительства Москвы от 25 декабря 2007 г. № 1169-ПП «О реализации мер социальной поддержки детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, лицам из их числа по оплате жилья и коммунальных услуг в городе Москве»

· Закон г. Москвы № 29, от 14 июня 2006 года «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения»

· Закон г. Москвы от 14 апреля 2010 г. № 12 «Об организации опеки, попечительства и патронажа в городе Москве».

· Постановление правительства Москвы от 02 октября 2007 г. № 854-ПП «Об обеспечении жилыми помещениями в городе Москве детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из их числа»

· Приказ от 14 сентября 2009 г. № 334 «О реализации постановления правительства Российской Федерации от 18 мая 2009 г. № 423»

· Письмо Министерства образования и науки РФ от 31 августа 2010 г. № 06-364 «О применении законодательства по опеке и попечительству в отношении несовершеннолетних»

Недоступные для общего пользования документы фактически есть. Но недоступны для пользования они в силу своего огромного количества. Зачастую даже профессионал натыкается на ранее недоступные и неизвестные ему законы, рекомендации, приказы и так далее. Формально же любой человек имеет постоянный доступ к любому документу. Но это похоже на русскую сказку: «пойди туда, не знаю куда, возьми то, не знаю что».

М.Г:
2) Каковы главные обязанности сотрудников органа ОиП?

Сельцин Н.П.:
По должностной инструкции главного специалиста отдела опеки, попечительства и патронажа муниципалитета московского района, он обязан:
Среди прочего, вести прием населения по вопросам опеки, попечительства и патронажа, рассматривать обращения, заявления и жалобы, осуществлять профилактическую и реабилитационную работу по преодолению социального сиротства, реализовать переданные полномочия в части организации социального патронажа, подготавливать материалы для рассмотрения на заседании комиссии по охране и защите прав детей, проводить обследования условий проживания детей, состоящих на учете в ООиП, давать заключение в суд по спорам, связанным с защитой прав и интересов детей, осуществлять совместно с уполномоченными органами изъятие из семьи детей при непосредственной угрозе их жизни и здоровью…

М .Г.:

3) Каковы инструменты помощи семьям, находящимся в трудной жизненной ситуации?

Сельцин Н.П.:
Фактически и «по-честному» — инструментов нет. Специалист может только «капать на нервы» угрозами лишения родительских прав. Но надо понимать, что на кого-то эти угрозы еще могут подействовать, а на кого-то уже нет. В случае, если они подействовать не могут, ребенок изымается и устраивается в детский дом. Потом, опека продолжает капать на нервы таким родителям, но уже с другой стороны, со стороны материнского и отцовского чувства. Его уговаривают забрать ребенка из детского дома. Если родитель соглашается, то специалист предлагает ему устроиться на работу и принести справки за полгода работы (через полгода после лишения можно восстановиться) и прекратить пить. При этом нет ни бюджета, позволяющего кодировать родителей, ни правового механизма, позволяющего это делать без желания родителя. Такая работа сводиться к 1 проценту результата, по моим личным оценкам. В том же случае, если на родителя еще могут подействовать угрозы лишения родительских прав, эти угрозы «валятся» на него со всех сторон. Их изобилие со временем приводит к тому, что родитель считает их нормой и перестает бояться. После чего ребенок у него забирается через лишение родительских прав.
Надо четко понимать, что под «трудной жизненной ситуацией» понимаются совсем уж асоциальные семьи. Родители — наркоманы, алкоголики, бродяги. Все иные случаи, которыми сейчас пугает себя общество, относятся к ювенальной юстиции западного образца, но не нашей, отчасти еще советской системе. Вот если произойдет наполнение нашей системы смыслами и нормами запада, тогда эта категория расширится значительно.
Кроме того, надо четко понимать, что совершенно ничего нельзя сделать с человеком, который сознательно встал на путь безнравственности и «идет» по нему уже долго. Нельзя, если мы не находимся в тоталитарном государстве.
Можно как-то не допускать того, чтобы человек на этот путь встал. Но это уже работа совершенно иного направления. Такая работа в некоторой степени велась в Советском Союзе и прекратилась в Российской Федерации. Работа эта в принципе возможна только при конкретной идеологии, которой в РФ нет.

М.Г.:

4) Есть ли необходимость в делегировании ООиП дополнительных полномочий, каких именно?

Сельцин Н.П.:
На мой взгляд, такой необходимости нет. До тех пор, пока ООиП осуществляет «посредническую» деятельность между семьей и государственными учреждениями никакие особые полномочия специалистам вообще не нужны. И особенно полномочия сверх установленной меры.
Дело в том, что для исполнения своих обязанностей опека привлекает государственные структуры: милицию (провести акт обследования, если представителей опеки не пускают в квартиру добровольно), поликлинику (определить состояние здоровья ребенка), суд (решение вопроса устройства ребенка на полное государственное обеспечение, лишение родительских прав). У этих структур достаточно полномочий для решения любых вопросов и отдельные полномочия специалистам опеки не требуются.

М.Г.:
5) Как, на взгляд сотрудников органов опеки, можно оптимизировать работу в нынешних условиях, не изменяя законодательства? Есть ли для этого возможности?

Сельцин Н.П.:
Оптимизировать работу ООиП не нужно. Со времен СССР вся эта работа отрегулирована и настроена надлежащим образом. Нужно прекратить «плодить» различные инструкции и приказы, законы и постановления «ни о чем». А то, что уже есть, привести в порядок, переработать. Чтобы было не более 5-10 документов федерального и местного уровня, не больше. При этом надо перестать бесконечно передавать различные отделы и ведомства «из рук в руки», поставить во главе специалиста, имеющего многолетний опыт работы на местах и поставить перед ним Цель.
По сути, надо просто прекратить реформировать систему регулирования семьи и детства в систему ювенальной юстиции (да еще и делать это «кривыми руками»).
Кроме того, надо принимать на работу в опеку людей с профильным образованием, имеющих своих детей, а не по принципу «землячества», и родственных отношений.
Но все, что я сказал, относится к оптимизации работы ООиП в том направлении, в котором она ведется на данный момент. Не больше.

М.Г.:
6) Николай Петрович! Пожалуйста, укажите основания для лишения родительских прав по судебным решениям, примеры самых тяжких случаев из практики, и самых «невинных» (если были такие).

Сельцин Н.П.:
В основном причинами для лишения родительских прав по судебным решениям являются: алкоголизм, наркомания, неисполнение обязанностей по содержанию (материальное обеспечение) ребенка, невыплата алиментов на содержание ребенка.
В качестве полярных примеров приведу следующие: мать девочки (прописанной в московской квартире и имеющей в таком случае право на жилищные льготы по законодательству г. Москвы) семнадцати лет обратилась в отдел с проблемой воспитания дочери. По ее словам, контакт с ребенком был утрачен несколько лет назад, а сама девочка неуправляема. Несколько раз мать с бабушкой присутствовали на заседании комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав. На комиссии семье всячески пытались оказать помощь, предлагали перевести в учебное заведение, специализирующееся на проблемных случаях, направляли к психологам. Но, с одной стороны, фактически мать не хотела решать возникшую ситуацию. А с другой стороны, предложенные меры по ее разрешению мало бы помогли. В итоге было принято решение о лишении родительских прав и устройстве ребенка на полное государственное обеспечение, чему очень противились специалисты ООиП. Дело в том, что после 18 лет (при определенных условиях) таким детям необходимо предоставлять квартиры по договору безвозмездного пользования (которые с 23 лет переходят в собственность) и в данной ситуации была очевидна жилищная заинтересованность со стороны матери. Рассматривая исковое заявление о лишении родительских прав матери, суд его удовлетворил. Данному решению суда долго удивлялись почти все сотрудники. Ведь оснований для лишения фактически не было (по их мнению), а мать была лишена после невнятных фраз об «отсутствии контакта с ребенком», «неспособности повлиять на дочь». Я изначально был уверен в данном исходе потому, что этот случай попал под определение «неисполнение обязанностей по воспитанию и обучению». Ведь когда мать говорит: «Я не могу ее воспитывать», — с точки зрения Права все очевидно. Право в данном случае не интересует искренность слов, а Суд данный аспект проблемы не учел. Но с другой стороны, если мать сама просит лишить ее родительских прав и при этом не отказывается воспитывать ребенка, а заявляет о неспособности это делать, то у Суда просто нет иного выхода. Поэтому мне «человеческие» ожидания сотрудников Опеки были понятны. Но с точки зрения Закона и Суда решение Суда было обосновано.
Второй пример лежит в иной плоскости. В 2009 г. опека участвовала в суде по лишению родительских прав матери-алкоголички. Инициатором лишения был отец двоих детей разного возраста, который за время совместной работы по данному вопросу приобрел в глазах специалистов образ примерного отца и мужа с тяжелой судьбой (жена-алкоголик и женщина легкого поведения). При этом в формировании данного образа косвенно приняли участие его брат (дядя детей) и мать (бабушка). После лишения матери родительских прав, она подала иск о разделе имущества. В этом споре специалисты опеки опять приняли сторону отца, так как примерный отец отстаивал интересы детей в первую очередь.
В 2011 году девочка (старший ребенок) — на тот момент ей было 12 лет – самостоятельно обратилась в опеку с просьбой «поговорить с папой». По ее словам, папа часто кричит на нее с братом, заставляет заниматься глупыми делами, обижает бабушку (свою мать), часто приходит домой пьяным и не дает заниматься в школьных кружках. Сотрудники опеки, знакомые с данной семьей с 2009 года и с отцом семьи, как с человеком ответственным и дотошным, девочке не поверили. Сотрудники опеки, базируя свои представления о жизни на «устаревших» ценностях, решили проверить. На акт обследования жилищно-бытовых условий вышел специалист. Поговорил с отцом. В квартире оказалось бедно, но чисто. Однако пища для детей имелась, а чистоту поддерживала сама девочка. Отец, как всегда, показал кучи фотографий с улыбающимися детьми, положительные характеристики из школы.
Я (а тем специалистом был я) рассказал отцу о том, что девочка приходила в опеку. При этом предупредил, что за семьей теперь будут постоянно наблюдать и если девочке будет плохо – это сразу заметят. Отец объяснил, что воспитывает детей, за воровство (по его словам сын крадет у него деньги) наказывает углом. На дочь он ругается за то, что девочка вместо того, чтобы заниматься математикой, хочет обучаться игре на пианино, а он это не приветствует. В общем, сложившаяся ситуация представлялась обычной сложной ситуацией московской семьи. Особенно, если учесть небо
льшую жилую площадь квартиры и вытекающие из этого проблемы. Именно это имел в виду отец, когда сказал, что девочку «научили» на него жаловаться, имея на то свои личные внутрисемейные «псевдооснования». Сам он работает с утра до вечера на основной работе, а потом подрабатывает на личном автомобиле, чтобы прокормить, одеть и обуть ребенка. При этом отец показал новые вещи, чеки на эти вещи, чеки на запчасти к машине, на бензин и на многое другое. Тогда я только удивился подобному качественному подходу к жизнедеятельности. Никаких сомнений в «положительности» отца у меня не возникло.
Через несколько дней в опеку позвонила бабушка девочки. Бабушка рассказала начальнику опеки все то же самое, что рассказывала девочка и попросила оказать помощь. Но в 2009 году та же бабушка была полностью на стороне отца, не говоря о нем ни одного плохого слова – это раз. А я к тому моменту уже разговаривал с отцом – это два. Бабушке начальник отдела опеки отказал.
Через неделю психолог детского районного центра принес характеристику девочки, в которой было указанно, что ребенок готов совершить самоубийство. На следующий день была созвана комиссия по охране прав детей, на которой присутствовал и этот психолог, дядя девочки и ее отец. Ситуация оказалась крайне сложной. Отец девочки по факту оказался душевнобольным, когда прикрываясь чеками и покупками, человек издевается морально над детьми. Дети отказываются идти к нему домой. Дядя стоял на позиции лишения родительских прав отца. Комиссия отделалась тем, (меня на комиссии не было, я не вхожу в ее состав) что настоятельно рекомендовала определить детей на обучение в интернат, чтобы меньше видели отца. Когда я узнал об этом от разгневанного дяди, для меня стало совершенно очевидно, что принятое решение является полумерами, если не ошибкой. Об этом я объяснил руководителю муниципалитета и настоял на изъятии детей из семьи и временной передаче их под опеку дяде.
Данное решение было очень не просто принять в силу различных причин. Но самым тяжелым было противопоставление нежелания детей возвращаться к отцу желанию самого отца их воспитывать. При этом формально он имел все права, чеки, колбасу в холодильнике и другие атрибуты «законных прав и интересов несовершеннолетнего».
В результате суд ограничил отца в родительских правах. При этом запретил видеться с детьми. Совершенно непонятно было, каким образом отец может «исправиться» в полугодичный срок, имея «на руках» подобный запрет. Через полгода дядя обратился в суд с иском о лишении родительских прав на том основании, что отец не исправился. Суд вынес решение о лишении родительских прав. Мосгорсуд оставил решение районного суда в силе.

М.Г.:
7) Чем отличается усыновление (удочерение) от принятия ребёнка под опеку?

Сельцин Н.П.:
В случае с усыновлением вопрос решается дольше, чем с опекой. После лишения родительских прав (например) должно пройти полгода и только потом подается исковое заявление в суд об установлении усыновления. Усыновление очень основательно. Суд отдает ребенка человеку и человек становится полноценным родителем с точки зрения Права. Хотя на данный момент существует закон, по которому до 18 лет за ребенком должна следить опека. Сама опека (по крайней мере, многие ее представители) считает это не правильным – если суд «полностью отдал» ребенка человеку, то при чем здесь опека? А если опека продолжает надзор за семьей, то значит суд «отдал не полностью». И еще одно разительное отличие в том, что усыновленный ребенок не получает никаких льгот после 18 лет, связанных со статусом лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.
Оформить опеку (попечительство) сравнительно быстро и просто. При этом попечитель является только законным представителем ребенка и не может присвоить ему своего отчества или фамилии. До 18 лет на ребенка, находящегося под опекой, распространяются все те же льготы, как и на усыновленного ребенка. Но после 18 лет подопечный ребенок имеет право на однократное предоставление жилья по договору безвозмездного найма, если у него жилья нет или если жилье не соответствует оговоренным в законодательстве нормам. Кроме этого есть другие льготы, распространяющиеся на лиц из числа детей-сирот и не распространяющиеся на усыновленных детей.

М.Г.:
8) Николай Петрович! Не является ли в современных условиях воспитание детей в приёмных семьях неким бизнесом? Что является доказательством этому?

Сельцин Н.П.: Относительно механизма приемной семьи следует пояснить, что он был рассчитан на те случаи, когда у ребенка нет родственника, желающего взять его под опеку. А для стимуляции постороннего ребенку человека было предложено выплачивать деньги за воспитание, плюс к деньгам на содержание ребенка. То есть родители (в Москве – один родитель) получают деньги за осуществление семейной формы воспитания ребенка и отдельной позицией — на его содержание.
В моем отделе за всю практику был только один случай приемной семьи. Та семья приехала из Смоленска в Москву и встала здесь на учет. Но даже и этого одного случая хватило для того, чтобы уже имеющееся негативное мнение по этому вопросу еще более окрепло в коллективе отдела опеки, попечительства и патронажа. Каждый знакомый мне специалист и работник опеки выступает резко против такой формы «семейного воспитания». Это оказалось «палкой о двух концах». С одной стороны благие устремления, а с другой стороны — негативная практика. Такая практика, когда детей используют, как грубую рабочую силу в решении бытовых проблем и одновременно источник дохода. К детям нет ни любви, ни симпатии, ни даже уважения. Есть только желание получать деньги за содержание и воспитание ребенка. И это совершенно невозможно зафиксировать с правовой точки зрения. Именно поэтому специалисты моего отдела всячески стараются «вставлять палки в колеса» желающим, предлагая им обычную «опеку». Но договор «приемной семьи» заключается на уровне Департамента семейной и молодежной политики (на данный момент «опека» передается в «социальную защиту» и не понятно, кто этим будет заниматься), и в территориальный отдел опеки «спускается» уже готовым. Возможностей помешать у людей на местах не много. Но, следует сказать, что и желающих взять ребенка из корыстных целей тоже не много.
Именно это, все эти неявные стремления специалистов и граждан, жить «по совести» и работать «по справедливости» и является «пережитком» Советского Союза. Но эти «пережитки» держаться лишь до тех пор, пока весь механизм не «заполнится» нормами ювенальной юстиции Европы.
Является ли «приемная семья» бизнесом? Категорически – да. И доказательством является отрицательное мнение практически большинства специалистов (мне не известен ни один, настроенный положительно). Именно «бизнесом» называют специалисты «приемные семьи» и всячески препятствуют их формированию. Ведь если ты хочешь взять ребенка, исходя из светлых чувств и стремлений, то тебе достаточно будет опеки, и денег на еду, и жизнь для ребенка. А «работу» по его воспитанию ты оцениваешь не деньгами. В эту глубинную сферу человеческого денежная оценка еще не проникла…
Другим доказательством можно считать многие фактические случаи, с которыми сталкиваются работники. Повторю, с точки зрения Права доказать это тяжело, но от человеческого взгляда, от взгляда матери (а в опеке большинство – женщины) грязь не укроется. Это я считаю двумя доказательствами и не знаю никого, кому бы их не хватило.

М.Г.:
9) Действительно ли есть необходимость в ликвидации детских домов, реально ли это, обоснованно ли это?

Сельцин Н.П.:
Ответить на этот вопрос компетентно я не могу. Для компетентного ответа надо иметь полную статистику по детским домам и информацию об экономическом положении страны. Я могу лишь отметить несколько моментов.
Интересным кажется то, как расформировали детские дома. Воспитанников просто взяли и разделили по тем домам, которые остались выполнять свои функции. Встают вопросы: детей стало меньше на столько, что треть детских домов стала не нужна и при этом есть уверенность, что количество детей не увеличится? Лично я, как специалист, в этом сомневаюсь. У меня количество детей на протяжении нескольких лет не меняется существенно. Ведь надо учитывать, что ребенок поступает в детский дом в раннем возрасте и воспитывается в нем до 18 лет. Ну, допустим на основании некоторых статистических сведений есть уверенность в том, что в ближайшие пару-тройку лет количество детей останется минимальным и новые дома не понадобятся. Допустим. Но как можно делать прогнозы на более длительный период? Я не понимаю. Особенно если учесть, что определенный процент детей в детских домах составляют дети бывших воспитанников и бывших подопечных детей (у которых родители умерли от асоциального образа жизни или лишены родительских прав). Какой еще вопрос можно задать? Например, такой: или денег в стране на содержание детских домов не осталось? До такой степени не осталось, что предлагается увеличить количество воспитанников одного воспитателя в ущерб качеству воспитания? И при этом добавить денег воспитателю?
Интересной становится «негласная» рекомендация «сверху»: лишать родительских прав меньшее количество родителей. Причем эта рекомендация «спустилась», как опеке, так и судьям. При этом надо понимать, что сокращается количество детских домов, где воспитываются достаточно взрослые дети. А о сокращении «домов – малюток» (где находятся совсем маленькие дети) я ничего не слышал. Хотя мое неведение само по себе еще ничего не значит.
Однозначно можно сказать, что «на местах» динамики по улучшению ситуации с детьми, оставшимися без попечения родителей, не наблюдается. Государство не борется с «болезнью» и значит ее «симптомы» (дети) останутся. Не понятно, с чего бы их количество стало сокращаться. С другой стороны – мне известна статистика по Москве и ее районам, из которой видно, что существует тенденция увеличения международного усыновления детей в раннем возрасте. И государство, кстати, открыто говорит о необходимости передачи детей на «семейную форму воспитания». Вот только форма эта не российская…

М.Г.:
10) Что, на взгляд сотрудников органов опеки и попечительства, необходимо предпринять государству, чтобы уменьшить социальное сиротство?

Сельцин Н.П.:
Обзавестись «политической волей», как говорят в таких случаях. И пересмотреть наши взгляды на все «нормы» и «права», льющиеся в нашу систему регулирования семьи и детства «рекой изобилия» с Запада.
Надо, чтобы государство не позволяло родителям оказаться на «социальной обочине» жизни. Но такое возможно только при наличии педагогически-воспитательного идеологического механизма. Опять же, в качестве примера возьмем Советский Союз, когда человека принудительно устраивали на работу и следили за его исправлением. Понятно, что очень многое было далеко от совершенства, что имелась масса ошибок, перегибов. Но главное в том, что система воспитания создавалась. Создавались механизмы настоящего общественного контроля, когда за проблемным родителем присматривали коллеги по работе. Государство должно иметь идеальные ориентиры, основанные на ориентирах народа и ему же транслируемые постоянно с государственного уровня. Можно продолжить пояснения на данную тему, но все их будет проще свести к одному: должно быть экономически сильное государство с четко оформленной концепцией семьи. Примерно такое, как Советский Союз. Можно лучше. Без этой концепции, без высокого смысла решить проблему невозможно. Мы и дальше будем наблюдать понижение нравственного уровня в обществе. Повышение желания молодых семей жить «для себя» и как следствие — некачественное воспитание детей. Которые в свою очередь будут тоже (хоть и меньше) рожать детей.
Никакими другими решениями ситуацию не исправить. Это, конечно, только мое мнение. Но оно основано на годах профессиональной деятельности в школе, детской комнате милиции и отделе опеки и попечительства.

М.Г.: Николай Петрович! Спасибо Вам за беседу. На мой взгляд, освещённые Вами вопросы помогут гражданам лучше понять роль органов опеки и попечительства в отношениях между детьми и их родителями.

Статья 34. Органы опеки и попечительства

1. Опека и попечительство относятся к полномочиям органов местного самоуправления. Постановления, касающиеся опеки и попечительства (назначение опекуна или попечителя, его освобождение, отстранение от должности и другие вопросы), глава местной администрации выносит единолично.

В своей работе органы опеки и попечительства руководствуются Конституцией, ГК, СК, другими федеральными законами, а также законами и иными нормативными правовыми актами как федерального уровня, так и принятыми субъектами РФ в пределах их компетенции. Так, например, в Москве действует Закон г. Москвы от 04.06.1997 N 16 «Об организации работы по опеке, попечительству и патронату в городе Москве» (в ред. от 29.09.2004) . Важную роль в правоприменительной деятельности органов опеки и попечительства играют инструктивно-методические рекомендации по вопросам опеки и попечительства, другие ведомственные акты (директивные документы), значительная часть которых устарела и нуждается в обновлении.

Вестник мэрии Москвы. 1997. N 25; 2001. N 33; 2004. N 59.

2. Для установления опеки (попечительства) органы опеки и попечительства должны располагать информацией о необходимости их участия в оказании помощи недееспособному, ограниченно дееспособному лицу. Источником получения этой информации могут служить сигналы органов социальной защиты, загса, правозащитных органов, милиции, жилищных органов, суда, прокуратуры, заявления соседей, родственников и просто посторонних граждан. Эти сигналы должны немедленно проверить органы опеки и попечительства по месту нахождения нуждающегося в их помощи гражданина для принятия необходимых мер защиты. В числе этих мер — устройство недееспособного, ограниченно дееспособного лица на опеку или попечительство. Степень обязательности информации о попавших в бедственное положение недееспособных, ограниченно дееспособных граждан зависит от характера деятельности организаций, получивших соответствующую информацию, наличия или отсутствия родственных связей гражданина с лицом, нуждающимся в помощи со стороны государства. Для большинства организаций, так или иначе охраняющих права граждан, поставить в известность о случившемся органы опеки и попечительства — обязательная часть их работы, их профессиональный долг. Особое место принадлежит суду, который решает вопрос о признании гражданина либо полностью, либо ограниченно дееспособным. После вступления решения суда в законную силу этот гражданин попадает в разряд нуждающихся в государственной помощи. Суд обязан в течение трех дней поставить в известность о принятом решении органы опеки и попечительства по месту проживания лица, не способного полностью или частично осуществлять свои личные и имущественные права для назначения опеки или попечительства.

3. Органы опеки и попечительства обязаны осуществлять надзор (контроль) за деятельностью опекунов (попечителей), как лиц, управомоченных государством заботиться о нуждающихся в их помощи. Такой надзор обязателен и касается всех категорий недееспособных. Осуществляя его, органы опеки и попечительства тем самым сводят к минимуму возможность безразличного отношения опекуна (попечителя) к своему подопечному. С другой стороны, опекун (попечитель), зная о подконтрольности своей деятельности, более ответственно относится к принятым на себя обязательствам. Само собой разумеется, что надзор за опекуном над полностью недееспособным или попечителем над ограниченно дееспособным совершеннолетним гражданином и несовершеннолетним имеет свои особенности, но всякий раз речь идет о постоянном, регулярном и систематическом обследовании условий жизни подопечного. При контроле за деятельностью опекуна полностью недееспособного лица обращается внимание на меры по физическому уходу за ним, оказанию ему медицинской помощи. При попечительстве над ограниченно дееспособным важно знать, оправдывает ли себя такая мера, как попечительство, не расходуется ли, например, заработок, доход подопечного на употребление спиртных напитков другими членами семьи. При опеке, попечительстве над несовершеннолетними особое значение приобретает деятельность опекуна (попечителя) как воспитателя. Именно с этой точки зрения оценивается его труд по воспитанию. Чаще всего надзор за условиями воспитания подопечного поручают педагогам и воспитателям. Контроль за деятельностью опекуна (попечителя) сочетается с различного рода помощью (в организации лечения, решении жилищной проблемы, улучшении материального положения и т. п.).

Статья 35. Опекуны и попечители

Комментарий к статье 35

1. По общему правилу постановление главы местных органов самоуправления о назначении опекуна (попечителя) выносится там, где проживает лицо, нуждающееся в опеке или попечительстве. Все документы, необходимые для подготовки проекта соответствующего постановления, подготавливает управомоченное на то лицо. Оно же готовит этот проект, а после его принятия выдает опекуну (попечителю) один экземпляр постановления и опекунское удостоверение. Все эти действия надлежит совершить в срок, не превышающий 1 месяца с момента, когда стало известно о необходимости установления опеки (попечительства). Его началом служит день, когда, например, вступило в законную силу решение суда о признании гражданина недееспособным или ограниченно дееспособным, лишении родительских прав, отобрании ребенка независимо от лишения родительских прав, вступил в законную силу приговор суда относительно родителей ребенка. Датой утраты родительского попечения будет день смерти одинокой матери или последнего из родителей и т. д. Если установить момент возникновения надобности в опеке (попечительстве) невозможно, он определяется днем составления акта обследования управомоченным на то лицом. При обращении будущего опекуна (попечителя) в местные органы самоуправления с просьбой о назначении опекуном (попечителем) месячный срок исчисляется со дня подачи этого заявления.

Проживание будущего опекуна (попечителя) и его потенциального подопечного по разным адресам может породить проблему выбора места установления опеки (попечительства). При этом в отдельных случаях при наличии заслуживающих внимания обстоятельств допускается установление опеки (попечительства) по месту проживания кандидата в опекуны (попечители), например, если он уже привез к себе нуждающегося в помощи гражданина либо не имеет возможности долго находиться в доме будущего подопечного. Если опека (попечительство) оформлены по месту жительства опекуна (попечителя), то он получает все необходимые документы по месту принятия постановления. Но потом личное дело подопечного, где хранится вся документация по опеке (попечительству), направляется по месту жительства подопечного.

Все решения, связанные с опекой или попечительством, в том числе с отказом в назначении опекуном или попечителем гражданина, который почему-либо не способен должным образом обеспечивать интересы опекаемого, выбором неподходящей кандидатуры из числа претендентов на роль опекуна или попечителя, могут быть обжалованы в соответствии с п. 2 ст. 46 Конституции, ст. 1 Закона РФ от 27.04.1993 N 4866-1 «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» (в ред. от 14.12.1995) . К обладающим правом на обжалование заинтересованным лицам относятся: родители (один из них), близкие родственники подлежащего опеке (попечительству) лица, воспитательные, медицинские учреждения, учреждения социальной защиты населения, а также различного рода общественные организации и фонды. Жалоба подается непосредственно в суд либо вышестоящему в порядке подчиненности органу опеки и попечительства. Рассмотреть ее такой орган обязан в месячный срок. Если в удовлетворении жалобы отказано или не получен ответ в течение месяца со дня ее подачи, можно обратиться с жалобой в суд. Статьей 5 указанного Закона предусмотрены сроки обращения с жалобой в суд: а) 3 месяца со дня, когда гражданину стало известно о нарушении его прав; б) 1 месяц со дня получения гражданином письменного уведомления об отказе вышестоящего органа, объединения, должностного лица в удовлетворении жалобы или со дня истечения месячного срока после подачи жалобы, если гражданином не был получен на нее письменный ответ.

Ведомости РФ. 1993. N 19. Ст. 685; СЗ РФ. 1995. N 51. Ст. 4970.

Жалоба подается по усмотрению гражданина либо в суд по месту его жительства, либо в суд по месту нахождения органов опеки и попечительства, должностных лиц, чье решение (постановление) или действие (бездействие) обжалуется. 2.

Пункт 2 комментируемой статьи дает исчерпывающий перечень лиц, которые ни при каких обстоятельствах не могут быть опекунами и попечителями: не достигшие 18 лет, недееспособные, а также лишенные родительских прав. При этом недееспособность гражданина подтверждается решением суда, а лишение родительских прав — соответствующим судебным решением, вынесенным в соответствии с требованиями брачно-семейного и процессуального законодательства. Все другие противопоказания к назначению опекуном (попечителем) рассматриваются с учетом рекомендаций по подбору опекуна или попечителя (п. 3 комментируемой статьи). 3.

Успешная охрана прав, интересов подопечного во многом зависит от желания (нежелания) опекуна или попечителя заботиться о нем, готовности сделать все необходимое, чтобы облегчить его судьбу. Поэтому опекун (или попечитель) должен выразить свое согласие на выполнение опекунских обязанностей. Это согласие обычно выражается в заявлении, адресованном в органы опеки и попечительства, с просьбой о назначении опекуном или попечителем. Опекун и попечитель не могут быть назначены помимо их воли. Органы опеки и попечительства после поступления соответствующего заявления выясняют, обладает ли претендент на роль опекуна или попечителя соответствующими (прежде всего нравственными) качествами, необходимыми для выполнения обязанностей по опеке или попечительству. Например, приверженность к алкоголю, наркотикам, наличие психического или иного опасного для подопечного заболевания являются основаниями к отказу в назначении опекуном или попечителем. Что же касается уровня образования, профессии, материальной обеспеченности, жилищных условий будущего опекуна (попечителя), то они не имеют решающего значения для назначения опекуном (попечителем). Особой тщательностью должен отличаться подбор опекуна (попечителя) в случаях, когда заявитель был отстранен от обязанностей опекуна (попечителя) или если он являлся усыновителем и усыновление отменили по его вине, либо когда у него были отобраны по суду собственные дети. Все эти обстоятельства обычно говорят об отсутствии у будущего опекуна или попечителя необходимых для надлежащей опеки (попечительства) качеств.

Как правило, залогом успешной деятельности по опеке и попечительству являются добрые, нормальные, свободные от неприязни отношения подопечного и лица, управомоченного осуществлять о нем заботу. Эффективность опеки и попечительства во многом зависит от микроклимата в семье, где находится подопечный, отношения к нему всех членов семейного коллектива, в том числе супруга будущего опекуна (попечителя). Однако его согласие (несогласие) на опеку или попечительство правового значения не имеет. Тем не менее и эта сторона отношений не остается без внимания со стороны органов опеки и попечительства. Кроме того, если возможно, должно учитываться и желание подопечного. Однако пока неясно правовое значение такого желания (нежелания). При установлении опеки над лицами, признанными судом недееспособными, а также малолетними их нежелание иметь опекуна в лице конкретного гражданина, видимо, не может иметь решающего значения. Но знакомство с причинами неприязни к будущему опекуну помогает реально оценить складывающуюся ситуацию. Когда же речь идет о попечительстве, требуется взвешенная оценка выдвигаемых при этом доводов «за» и «против» избранной кандидатуры попечителя. Здесь, по всей вероятности, мнение подопечного должно иметь существенное значение для принятия решения о попечителе.

4. Невозможность подобрать опекуна или попечителя может обусловить устройство нуждающегося в опеке или попечительстве лица в соответствующее учреждение системы органов образования, здравоохранения, социальной защиты на полное государственное попечение либо навсегда, либо на какой-то срок. В первом случае все функции по опеке (попечительству) принимает на себя это учреждение. Временное устройство может вызываться особенностями сложившейся ситуации (опекуну, попечителю, например, потребовалась помощь в лечении, воспитании подопечного). Тогда обязанности опекуна (попечителя) сохраняются. При отсутствии опекуна (попечителя) даже при временном устройстве в одно из перечисленных учреждений обязанности опекуна (попечителя) возлагаются на администрацию того учреждения, куда помещен гражданин. При этом не имеет значения, что подобного рода устройство носит временный характер.

Роль органов опеки и попечительства при определении судом места жительства ребенка

Рубрика: 13. Семейное право

Статья просмотрена: 13405 раз

Библиографическое описание:

Пашкова В. А. Роль органов опеки и попечительства при определении судом места жительства ребенка [Текст] // Государство и право: теория и практика: материалы Междунар. науч. конф. (г. Челябинск, апрель 2011 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2011. — С. 158-161. — URL https://moluch.ru/conf/law/archive/37/67/ (дата обращения: 21.08.2018).

Разрешение дел данной категории является сложной задачей для суда, так как оценка фактов и доказательств, собранных по делу сторонами, должна быть не столько объективной, сколько соответствовать интересам ребенка. Однако, при разрешении данной категории споров все же присутствует много, так называемого, судебного усмотрения, когда судья при принятии решения опирается на свой субъективный жизненный опыт и свои взгляды, что вызвано отсутствием в российском законодательстве регулирования ряда правовых вопросов, имеющих значение для разрешения споров родителей, которые, зачастую, пренебрегая интересами ребенка, используют его как весомый аргумент в решении проблем, мало имеющих отношение к детским. В этой связи баланс интересов родителей и детей призван обеспечить орган опеки и попечительства, роли которого при определении судом места жительства ребенка и посвящена данная статья.

    Проблема определения интересов ребенка

    В Семейном кодексе РФ неоднократно применяются такие словосочетания, как: «защита интересов», «если этого требуют интересы», «обеспечение интересов», «исходя из интересов» и так далее.

    В то же время природа и содержание понятия «интереса» ребенка остаются нераскрытыми, являясь оценочной категорией. Вследствие отсутствия в законодательстве четкого определения интересов несовершеннолетних, критериев установления соответствия интересов родителей интересам детей, практика разрешения судами споров, затрагивающих интересы детей, не является единообразной, в то время, когда сам интерес ребенка характеризуется в первую очередь тем, что в большинстве случаев он не осознается самим ребенком в силу возраста и отсутствия у него необходимого жизненного опыта. Понять и учесть интересы детей, обеспечить свое поведение с учетом их характера и содержания – является наисложнейшей задачей, так как каждый ребенок, родитель, отдельно взятая семья, представители органов опеки и попечительства, судья представляют их по-разному. В этой связи, проблемным является вопрос участия родителей ребенка в качестве его законных представителей в спорах, затрагивающих не столько его права и интересы, сколько права и интересы их самих. Так как рассмотрение судом подобной категории дел ведется в первую очередь, исходя из интересов ребенка, то именно они являются объектом защиты, а не он сам.

    В сущности, в этом и заключается одна из трудностей, с которой сталкивается суд при разрешении споров о месте жительства ребенка в случае раздельного проживания его родителей: законные представители ребенка, наравне с этой ролью, выступают также противоположными друг другу сторонами спора, с позицией одной из которых интересы самого ребенка могут не совпадать. В подобной ситуации трудно говорить о реализации представительской функции родителями: зачастую они защищают в процессе свой интерес, а интерес ребенка, произвольно ими интерпретируемый, используется лишь как средство отстаивания своего интереса, главным объектом которого и является сам ребенок, в качестве места жительства которого, каждый из родителей желает видеть свое место жительства. С формальной точки зрения их интерес заключается в реализации своих родительских прав и обязанностей в соответствии с интересами ребенка. А фактически, нередко, отстаивая свой интерес, родители совершенно не думают о том, что будет лучше для их ребенка.

      Проблема содержания заключений органа опеки и попечительства

    В связи с вышеизложенным, часть 1 ст. 78 Семейного кодекса РФ закрепляет характерную особенность рассмотрения дел по спорам о месте жительства детей — обязанность участия органа опеки и попечительства. Его формы участия в процессе различны: от обращения с заявлением в суд о защите прав и интересов детей, представления акт обследования условий жизни ребенка и лиц, претендующих на его воспитание до принятия непосредственного участия в судебном разбирательстве. Таким образом, именно участие органа опеки и попечительства призвано обеспечить учет интересов и прав ребенка в случае злоупотребления ими со стороны родителей или в случае несовпадения интересов ребенка с интересами его родителей. Так, например, если орган опеки и попечительства установит, что между интересами родителей и детей имеются противоречия, он обязан назначить представителя для защиты прав и интересов детей (п. 2 ст. 64 Семейного кодекса РФ).

    Однако вопрос выявления интересов ребенка органами опеки и попечительства в законодательстве не урегулирован. Для принятия решения по делу суду необходимо заключение органа опеки и попечительства, которое призвано отразить интересы ребенка, будучи, однако, основанным лишь на результатах обследования условий жизни родителей. Считается, что при таком обследовании должны быть выяснены не только жилищн o -бытовые условия родителей, их материальное положение, но и их личные качества, их отношение к ребенку и его личная привязанность к каждому из них. В своем заключении орган опеки и попечительства должен указать, как должен быть разрешен спор, по его мнению. Поэтому оно служит важным доказательством по делу, а его отсутствие является нарушением закона и основанием для отмены вынесенного решения.

    Однако, по мнению автора, даже наличие такого заключения не решает проблемы правильного установления обстоятельств, имеющих психологическое, а не фактическое содержание, и потому требующих проведения специального психологического исследования. Это связано с тем, что по своему содержанию заключение органа опеки и попечительства представляет собой всего лишь мнение наделенного определенными полномочиями органа о способе разрешения судебного спора на основании фактических результатов обследо­вания материальных условий жизни родителей и условий воспитания ребенка. Поэтому оно не способно заменить заключение эксперта, так как обследование условий жизни и воспитания не включает в себя проведения специального исследования (т.е. экспертизы), потому что задачами органа опеки и попечительства является не добыча новых доказательств, а обоснованное изложение своего мнения по поводу конкретного спора, которое суд может как принять, так и мотивированно не учесть. Поэтому споры об определении места жительства ребенка, бесспорно, нуждаются в обязательном использовании специальных психологических знаний – в проведении экспертизы как в отношении ребенка и его родителей, так и в отношении обстановки в семье.

    Проблема выявления мнения ребенка

    При определении места жительства ребенка суд в соответствии со ст. 57 Семейного кодекса РФ учитывает его мнение при достижении им возраста 10 лет. Тем не менее, не достижение ребенком указанного возраста, не лишает его права выражать свое мнение, которое может быть принято во внимание судом с учетом возраста, психического и психологического развития ребенка.

    В законодательстве, однако, не определен порядок выявления мнения ребенка. Ребенок может быть опрошен в суде в присутствии преподавателя, воспитателя или представителя органа опеки и попечительства в обстановке исключающей воздействие на ребенка заинтересованных лиц с учетом того, не повлияет ли вызов в суд отрицательно на его психику. Такая практика исходит из применения по аналогии ст. 173 Гражданского процессуального кодекса РФ, что, по мнению автора, является не совсем правильным, так как изначально содержание этой статьи направлено на регламентацию допроса несовершеннолетних свидетелей, к которым ребенок в спорах, затрагивающих его интересы, не относится. Более того, исключение воздействия на ребенка заинтересованных лиц (в данной категории дел — его родителей) во время выявления его мнения в судебном заседании не уменьшает значения достаточно длительного влияния с их стороны на него до разрешения спора судом, в связи с чем опрос ребенка в суде в принципе не может считаться свободным от воздействия на него и на формирование у него определенного мнения со стороны заинтересованных лиц. Конфликтная ситуация с самого своего начала определенным образом влияет на состояние и психическое развитие ребенка. Поэтому опрос ребенка должен проводиться исключительно человеком, обладающим специальными знаниями и навыками, то есть не просто представителем органа опеки и попечительства, а психологом. Кроме того, выявляя желание ребенка, важно знать особенности его психофизического развития и конкретного состояния (в момент развития конфликтной ситуации и в момент опроса). Не принимая указанные факторы во внимание, вряд ли в принципе возможно установить действительное мнение ребенка и мотивацию его слов и поступков. Названные обстоятельства по своей природе являются психологическими; выявить и учесть их профессионально способен только специалист в области детской психологии. Кроме того, при обследовании условий жизни родителей, необходимым является также и проведение психологического анализа семейной ситуации для правильного установления судом не только особенностей поведения родителей, но и специфики воздействия такого поведения на детей, их психическое состояние и развитие. Очевидно, что подобные обстоятельства не могут быть определены органом опеки и попечительства в своем заключении, точно так же как не могут быть выявлены в ходе беседы педагога, представителя органа опеки и попечительства или судьи с ребенком. С правовой точки зрения, подобное императивное участие психолога или представителя органа опеки и попечительства, обладающего специальными знаниями и навыками, может выступать в качестве дополнительной гарантии прав и интересов ребенка.

    Правильное определение интересов ребенка имеет решающее значение, и для разрешения конкретного спора, и для обеспечения единообразного применения судами норм семейного законодательства. Только с учетом и на основании всего вышеизложенного, высказанное в заключении мнение представителя органа опеки и попечительства о том, определение с каким родителем места жительства ребенка будет соответствовать в большей степени учету его интересов, выступает реальной гарантией по обеспечению и защите интересов ребенка.

      Проблема определения места жительства ребенка и порядка общения с ним его родителей до разрешения судом спора между ними

      Еще одной проблемой, не решенной в российском законодательстве, является вопрос о том, с кем из родителей будет проживать ребенок и каков будет порядок осуществления родительских прав другим родителем до вынесения судом окончательного решения об определении места жительства ребенка по месту жительства с одним из родителей.

      Статья 24 Семейного кодекса РФ, говорит, что если при расторжении брака, супруги не предъявляют суду соглашения о том, с кем из них будут проживать несовершеннолетние дети и о порядке общения с ними, о порядке выплаты средств на их содержание, а также, в случае, если такое соглашение нарушает интересы детей или одного из супругов, суд обязан самостоятельно определить, с кем из родителей будут проживать несовершеннолетние дети после развода и с кого из родителей, в каких размерах взыскиваются алименты на их содержание. Однако, порядок общения отдельно проживающего родителя с ребенком, суд не определяет в этом же решении, так как этот вопрос является предметом другого искового заявления, право подачи которого, однако принадлежит обоим родителям, независимо от того, с кем из них проживает ребенок.

      В этой связи, нередко, до разрешения судом спора родителей о месте жительства ребенка, один из родителей, с которым на момент спора проживает ребенок, или который смог забрать его к себе до разрешения спора судом, умышленно ограничивает общение второго родителя с ним, препятствует их встречам, скрывая место нахождения ребенка. В соответствии с российским законодательством, подобное поведение, которое можно фактически квалифицировать, как похищение ребенка его родителем, не признается таковым, если ребенка увез один из родителей, не лишенный родительских прав или не ограниченных в них, без применения насилия и участия посторонних лиц. Соответственно, уголовное дело по данному факту не возбуждается. Поэтому, абсолютно безнаказанным остается подобное поведение родителя, пресечь которое не вправе ни органы опеки и попечительства, ни органы внутренних дел, а потому, единственно возможным вопросом разрешения подобной ситуации для второго родителя является обращение в суд с иском об определении места жительства ребенка или об определении порядка общения с ребенком отдельно проживающего родителя, если спор о месте жительства ребенка отсутствует.

      В то же время, судья, на момент рассмотрения спора, не может обязать родителя, скрывающего ребенка, давать общаться с ним другому родителю. И даже вынесение судьей определения об обеспечении иска в форме запрета другой стороне совершать определенные действия, касающиеся предмета спора, то есть запрещать родителю чинить препятствия в общении другого родителя с ребенком, не может служить надлежащей гарантией, в первую очередь прав ребенка, которые нарушаются в соответствии со статьями 54 и 55 Семейного кодекса РФ.

      Скрывая ребенка от его второго родителя и умышленно препятствуя их общению друг с другом, родитель вряд ли руководствуется интересами ребенка и вряд ли отдает себе отчет в том, как подобные действия могут отразиться на его психике и будущем. Ставить ребенка перед необходимостью выбора одного из родителей – эгоистично и неправильно, так как сделать такой выбор практически невозможно.

      В этой связи разрешение судом спора о месте жительства ребенка может длиться месяцами, нарушая все установленные процессуальным законодательством сроки. Это связано и с невозможностью выявления мнения и интересов ребенка, его привязанности к родителю, с которым он не имел возможности общаться в течение длительного времени, так и с невозможностью исполнения решения суда в части передачи ребенка родителю, с которым суд определил его место жительства.

      Поэтому необходимым является, по мнению автора, внесение изменений в Российское законодательство в части привлечения вплоть до уголовной ответственности родителя, препятствующего ребенку в общении с его вторым родителем, в том числе фактически похищающего его. Подобное ужесточение наказания не может положительно не сказаться на существующей практике разрешения споров о месте жительства ребенка.

      Способствовать мирному урегулированию подобных споров может также отобрание органами опеки и попечительства детей у родителей на период существования конфликтной ситуации между ними. В этом случае, понимая, что чем дольше родители не могут договориться, тем дольше они не будут иметь возможности увидеться со своим ребенком, они, в отсутствии рычага влияния друг на друга по средствам интересов ребенка, скорей всего, разрешат свой спор в кротчайшие сроки. Введение такого института, бесспорно, гарантирует обеспечение прав и интересов ребенка и их защиту от злоупотребления и нарушения со стороны родителей, предоставив ему равный доступ к общению с обоими из родителей и максимально ограничив его от влияния конфликтной ситуации между ними, не ставя его перед выбором одного из родителей.

      Похожие статьи

      орган опеки, СК РФ, попечительство, ребенок, родитель.

      интерес ребенка, родитель, место жительства ребенка, ребенок, попечительство, орган опеки, Семейный кодекс РФ, интерес детей, интерес, спор. Определение места жительства детей как вид обеспечительных.

      орган опеки, место жительства ребенка, попечительство.

      интерес ребенка, родитель, место жительства ребенка, ребенок, попечительство, орган опеки, Семейный кодекс РФ, интерес детей, интерес, спор.

      Определение места жительства ребенка при раздельном.

      интерес ребенка, родитель, место жительства ребенка, ребенок, попечительство, орган опеки, Семейный кодекс РФ, интерес детей.

      Зарубежный опыт лишения родительских прав | Статья в журнале.

      интерес ребенка, родитель, место жительства ребенка, ребенок, попечительство, орган опеки, Семейный кодекс РФ, интерес детей, интерес, спор. Определение места жительства ребенка при раздельном. В соответствии с п. 3 ст.

      Право ребенка на имя и проблемы его реализации

      В соответствии со ст. 59 СК РФ по совместной просьбе родителей до достижения ребенком 14-летнего возраста орган опеки и попечительства, исходя из интересов ребенка, может разрешить изменить ему имя.

      Определение места жительства детей как вид обеспечительных.

      Верховный Суд Российской Федерации, к спорам, связанным с воспитанием детей относит: споры о месте жительства ребенка при раздельном проживании родителей (п. 3 ст. 65 СК РФ); об осуществлении родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка (п.

      орган опеки, место жительства ребенка, попечительство, судебное разбирательство, суд, СК РФ, воспитание детей, дело, ребенок, раздельное проживание родителей.

      Формы участия органа опеки и попечительства в судебном. орган опеки, СК РФ, попечительство, ребенок, родитель, воспитание детей, место жительства, категория дел, воспитание ребенка, спор.

      Уклонение родителей от исполнения решения суда об.

      Семейный Кодекс РФ указывает на то, что исполнение судебного решения относится к профессиональной обязанности именно судебного пристава-исполнителя, а не представителя органов опеки и попечительства.

      Смотрите еще:

      • Разрешение на дарение доли Нужно ли разрешение от органов опеки при дарении доли в квартире? нужно ли разрешение от органов опеки? если нет, то на какой закон есть ссылка? Добрый день! вопрос о дарении доли при наличии несовершеннолетнего ребенка , который не […]
      • 686н приказ Приказ Министерства здравоохранения РФ от 7 ноября 2012 г. N 686н "Об утверждении стандарта специализированной медицинской помощи при системном склерозе" Приказ Министерства здравоохранения РФ от 7 ноября 2012 г. N 686н"Об утверждении […]
      • Доклад на тему правонарушение несовершеннолетних 7 основных причин подростковой преступности и пути их решения По данным Генеральной прокуратуры РФ, в 2013 году рост подростковой преступности в Москве увеличился на 24,1%. При этом почти на 40% возросло количество совершенных […]
      • От 24042008 года 48-фз об опеке и попечительстве Федеральный закон от 24 апреля 2008 г. N 48-ФЗ "Об опеке и попечительстве" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 24 апреля 2008 г. N 48-ФЗ"Об опеке и попечительстве" С изменениями и дополнениями от: 18 июля 2009 г., 1 июля […]
      • Заявление на розыск ответчика образец Не так просто назначить розыск ответчика. Статьи по предмету Гражданский процесс НЕ ТАК ПРОСТО НАЗНАЧИТЬ РОЗЫСК ОТВЕТЧИКА С. БАРИНОВ Сергей Баринов, доцент Смоленского гуманитарного университета, г. Смоленск. Если невозможно установить […]
      • Закон сохранения полной механической энергии не выполняется § 48. ЗАКОН СОХРАНЕНИЯ ПОЛНОЙ МЕХАНИЧЕСКОЙ ЭНЕРГИИ. Вопросы Решебник по физике за 9 класс (И.К.Кикоин, А.К.Кикоин, 1999 год), задача №48 к главе «ГЛАВА 7. ЗАКОН СОХРАНЕНИЯ ЭНЕРГИИ». 1. Что такое полная механическая энергия? 1. Сумму […]
      • Определение границ земельного участка иск 3-е лицо: Администрация сельского поселения Колюбакинское Место нахождения: 143144, М.о, Рузский р-н, п. Колюбакино, ул. Попова, д. 32. Тел. 992-70-04; 8-(496-27)-37-439. Об установлении границ земельного участка Истец, Б.И. (фамилия […]
      • Рослесхоз 337 приказ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ЛЕСНОГО ХОЗЯЙСТВА ПРИКАЗ от 5 ноября 2008 г. N 337 ОБ АДМИНИСТРИРОВАНИИ ДОХОДОВ БЮДЖЕТНОЙ СИСТЕМЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НА ПЕРИОД 2009 И 2010 ГОДОВ Во исполнение Постановления Правительства Российской Федерации от 14 […]