Правилах русской орфографии и пунктуации 1956

Правила русской орфографии и пунктуации, 1956

Правила русской орфографии и пунктуации, 1956.

Настоящие «Правила» должны служить основным источником для всех составителей учебников, словарей русского языка, специальных словарей, энциклопедий и справочников. Они должны быть практическим руководством для каждого, кто интересуется вопросами русского правописания.
На сегодня эти Правила, установившиеся почти полвека назад, – по-прежнему базовый источник для составителей словарей и справочников по русскому языку. На них основаны все многочисленные учебники и пособия для школьников и абитуриентов. Но сам их текст, к сожалению, не так-то просто найти в магазинах. Время от времени заглядывать в Правила совершенно необходимо каждому, кто хочет в полной мере владеть русским языком и писать уверенно и свободно.

ПРАВОПИСАНИЕ ГЛАСНЫХ.
I. Гласные после шипящих и ц
§1. После ж, ч, ш, щ не пишутся ю, я, ы, а пишутся у, а, и, например: чудо, щука, час, роща, жир, шить.
Буквы ю и я допускаются после этих согласных только в иноязычных словах (преимущественно французских), например: жюри, парашют (в том числе – именах собственных, например: Сен-Жюст), а также в сложносокращенных словах и буквенных аббревиатурах, в которых, по общему правилу, допускаются любые сочетания букв (см. § 110).

§ 2. После ц буква ы пишется в окончаниях и в суффиксе -ын, например: птицы, овцы и овцы; огурцы, белолицый, сестрицын, лисицын, а также в словах цыган, цыпленок, на цыпочких, цыц (междометие) и в других словах того же корня. В остальных случаях после ц пишется всегда и, например: станция, цибик, циновка, цимбалы, цинк, медицина.

§ 3. После ц буквы ю и я допускаются только в иноязычных именах собственных, например: Цюрих, Свенцяны.

§ 4. А. Если после ж, ч, ш, щ под ударением произносится о, то буква о пишется:
1. В окончаниях имен существительных и прилагательных, например: плечо, ножом, шалашом, плечом, Фомичом, плащом, межой, вожжой, душой, свечой, пращой, чужой, большой.

Бесплатно скачать электронную книгу в удобном формате и читать:

Русское правописание сегодня, О «Правилах русской орфографии и пунктуации», 2006

Русское правописание сегодня, О «Правилах русской орфографии и пунктуации», 2006.

Современное русское правописание регламентируется «Правилами русской орфографии и пунктуации», действующими с 1956 г. Принятие этих правил имело в свое время очень важное значение для упорядочения русского письма. Это был первый общеобязательный, законодательно закрепленный свод правил, устранивший значительный разнобой в русском правописании. Раньше писали, например: идти и итти, прийти и придти, пенснэ и пенсне, диета и диэта, танцевать и танцовать, деревенеть и деревянетъ, дощатый и досчатый, веснущатый и веснушчатый, чорт и чёрт, как-раз и как раз; некоторые заимствованные слова писались то с одной согласной буквой, то с двумя: ил(л)юстрация, диф(ф)еренцировать, коэффициент, парал(л)елограм(м) и др. «Правила русской орфографии и пунктуации», вышедшие в свет в 1956 г., готовились еще в 30-е годы XX в. Понятно, что со временем они «отстали от жизни», не отвечают в полной мере современному состоянию русского языка и орфографической практике и потому нуждаются в уточнениях, поправках — ведь язык, за письменное отражение которого отвечают правила правописания, находится в постоянном движении, развитии.

Орфография. О правилах русской орфографии.
Правила русского правописания, утвержденные в 1956 г., состоят из двух больших частей — «Орфография» и «Пунктуация». Предмет орфографии — передача буквами звукового состава слова, употребление прописных букв, а также условия слитного, раздельного или дефисного написания слова. Предмет пунктуации — употребление знаков препинания, отражение на письме синтаксической структуры текста. Критикуя Правила 1956 г., видный венгерский лингвист Ф. Папп (один из авторов книги «Курс современного русского языка», 1968) с сожалением отмечал, что свод правил не имеет введения, он неожиданно начинается с конкретного правила о написании гласных после шипящих и ц; не приведен даже русский алфавит. Действительно, в Правилах ничего не сказано об основных чертах русской фонетики, о связях письма с фонетикой, о принципах соотнесения букв и звуков, об особенностях передачи твердости-мягкости парных согласных, о способах передачи звука [j] («йот»).

В новой редакции свод правил должен предваряться введением «Общие сведения о русском письме», которое представляет собой краткий очерк русского письма в его отношении к звуковой системе языка. Цель этого введения-объяснить устройство нашего письма. В этом разделе необходимо охарактеризовать важнейшие черты русской фонетики, существенные с точки зрения отражения их на письме, а также общие закономерности русской орфографии, ее основные принципы.

Почему это важно? Знание принципов русского письма поможет пользующимся правилами, и прежде всего изучающим их. понимать, что в письме закономерно, а что отступает от общих закономерностей, нарушает их: поможет сознательно (а не механически) усваивать и применять правила. Понимание отношения орфографии к языку очень важно и потому, что большинство пишущих пребывает в уверенности, а точнее сказать, в заблуждении, что письмо и язык — это одно и то же. Из отождествления этих понятий вытекает еще одно заблуждение, что любые изменения в правописании наносят прямой вред культуре.

Текст книги «Русское правописание сегодня: О «Правилах русской орфографии и пунктуации» — Коллектив Авторов»


Автор книги: Коллектив Авторов
Жанр: Языкознание, Наука и Образование

Текущая страница: 1 (всего у книги 18 страниц)

Русское правописание сегодня: О «Правилах русской орфографии и пунктуации»

Современное русское правописание регламентируется «Правилами русской орфографии и пунктуации», действующими с 1956 г. Принятие этих правил имело в свое время очень важное значение для упорядочения русского письма. Это был первый общеобязательный, законодательно закрепленный свод правил, устранивший значительный разнобой в русском правописании. Раньше писали, например: идти и итти, прийти и придти, пенснэ и пенсне, диета и диэта, танцевать и танцоватъ, деревенеть и деревянеть, дощатый и досчатый, веснущатый и веснушчатый, чорт и чёрт, как-раз и как раз; некоторые заимствованные слова писались то с одной согласной буквой, то с двумя: ил(л)юстрация, диф(ф)еренцировать, коэф(ф)ициент, парал(л)елограм(м) и др.

«Правила русской орфографии и пунктуации», вышедшие в свет в 1956 г., готовились еще в 30-е годы XX в. Понятно, что со временем они «отстали от жизни», не отвечают в полной мере современному состоянию русского языка и орфографической практике и потому нуждаются в уточнениях, поправках – ведь язык, за письменное отражение которого отвечают правила правописания, находится в постоянном движении, развитии.

За полвека в языке, естественно, произошли изменения, расшатывающие правила правописания, появились новые слова, типы слов, конструкции, написание которых правилами не регламентировано и потому испытывает колебания. Мы видим, как много новых слов вошло в язык в наше время: дилер, киллер, офшор, дефолт, риелтор, карате и многие, многие другие. Не всегда ясно, как их писать. Среди этих новшеств есть языковые единицы, стоящие на грани между словом и частью слова: мини, миди, такси, видео, аудио, медиа и другие повторяющиеся первые части сложных слов. Естественно, что в Правилах 1956 г. нельзя найти сведений о том, как писать их со следующей частью слова – слитно или через дефис.

В ходе пользования действующими правилами в них обнаружились неточности и непоследовательности, к тому же некоторые языковые явления были правилами изначально не охвачены. Это вызывает затруднения для пишущих и обучающихся русскому письму, провоцирует разнобой в орфографической практике. Например, в Правилах 1956 г. указаны только три слова, в которых после твердого согласного должна писаться буква э: мэр, пэр исэр, тогда как в орфографическом словаре с буквой э закреплены также слова мэтр (′мастер, учитель′), пленэр, рэкет и некоторые другие, более редкие и узкоспециальные. В своде правил нет рекомендаций по употреблению буквы й. Понятно, что Правила 1956 г. нуждаются в некотором пересмотре. Он вполне оправдан и даже необходим. Принятие поправок, уточнений и дополнений к утвержденным уже более чем полвека назад правилам правописания – дело совершенно естественное: письмо должно, хотя и с отставанием, но все же «поспевать» за языком.

К тому же Правила 1956 г. очень редко переиздавались и практически стали библиографической редкостью. [1] О правилах русской орфографии и пунктуации пишущие узнают теперь в основном из учебно-методических пособий и справочников по правописанию, которые зачастую дают противоречивые рекомендации. Поэтому современная практика письма требует создания обновленного и упорядоченного общеобязательного свода правил правописания.

Исходя из потребности в исправлении, уточнении и пополнении «Правил русской орфографии и пунктуации», утвержденных в 1956 г., в Институте русского языка им. В. В. Виноградова РАН было решено подготовить новую, переработанную и дополненную, редакцию свода правил. Одновременно в 1991 г. при Отделении литературы и языка РАН была создана Орфографическая комиссия, в состав которой вошли ученые-лингвисты, преподаватели вузов, методисты, учителя средней школы. Проект новой редакции правил неоднократно обсуждался и дорабатывался комиссией с учетом отзывов специалистов и мнений научно-педагогической общественности. Теперь он издается (М., 2006) в качестве полного академического справочника по русской орфографии и пунктуации, одобренного Орфографической комиссией РАН.

Из чего же исходили авторы в работе над проектом свода современных правил русской орфографии и пунктуации? Прежде всего из установки на стабильность правописания, из того, что достоинство письма – в его устойчивости. Это и понятно: письмо – часть культуры, а в культуре традиция играет особую роль. Всякая ломка навыков письма болезненна для пишущих. Да русская орфография и не нуждается в коренных изменениях («И все-таки она хорошая!» – так назвал свою книгу об орфографии известный лингвист М. В. Панов).

Главной задачей новой редакции орфографического свода было сделать правила более полными, привести их в соответствие с современным состоянием русского языка и с современным уровнем науки о нем. Авторы проекта новой редакции правил старались устранить фрагментарность Правил 1956 г., в которых давались лишь правила, отражающие, по мнению их составителей, те или иные трудности в написании (не говорим здесь о других упущениях, имевшихся в тексте правил). В текст новой редакции свода правил вводится целый ряд необходимых дополнений: например, впервые включены правило письменной передачи безударных гласных в конце инфинитивной основы глаголов (морочить – ворочать, утешить – вешать, строить – таять); общее правило передачи на письме беглых гласных (буквами о, е, и); правило слитного написания существительных, образованных от собственных имен, пишущихся через дефис (типа йошкаролинцы, ньюйоркцы); правило написания слов, производных от аббревиатур (звуковых и буквенных); приведены так называемые корректирующие правила слитных, раздельных и дефисных написаний и др. В некоторых случаях (прежде всего, в разделе «Пунктуация») указано на возможность вариативного написания. Существенно дополнены списки языковых единиц, охватываемых тем или иным правилом, обновлен иллюстративный материал.

В то же время необходимо подчеркнуть, что ни о какой реформе правописания речь не идет. В проекте новой редакции свода правил изменения касаются только тех случаев, когда новое правописание закреплено практикой письма, т. е. стало традиционным в печатных текстах.

Предлагаемая книга адресована всем пишущим, но прежде всего преподавателям русского языка всех уровней и разной специализации (школьным, вузовским, преподавателям русского языка как родного и как неродного) и работникам печати. Она содержит критический анализ Правил 1956 г. и обосновывает необходимость внесения тех изменений и дополнений, которые предлагаются в подготовленной новой редакции свода правил русского правописания.

«Орфография» – С. Н. Борунова, Н. А. Еськова, О. Е. Иванова, С. М. Кузьмина, В. В. Лопатин и Л. К. Чельцова;

«Пунктуация» – Н. С. Валгина.

Предисловие к первому изданию «правил русской орфографии и пунктуации» (1956 г.)

Правила орфографии и пунктуации тесно связаны с состоянием и законами развития грамматического строя языка и его словарного состава. Орфографические и пунктуационные изменения в известной мере отражают развитие структуры языка.

Современное русское правописание, подвергшееся упрощению в 1918 году (когда были устранены в нем архаические пережитки, например: написание аго в форме род. пад. прилагательных, – ыя в формах женского и среднего рода множественного числа прилагательных, буквы ѣ, Ѳ, i и др.), нельзя рассматривать как устарелое и отсталое в своих основах или во всех своих частях. Поэтому нет необходимости ни отменять его, ни реформировать. Современная русская орфография нуждается лишь в упорядочении, в улучшении. Этот вывод был признан исторически обоснованным и правильным почти всеми участниками дискуссии по вопросам русской орфографии и пунктуации, – дискуссии, которая широко развернулась на страницах «Учительской газеты» и журнала «Русский язык в школе» в 1954 году.

В русском правописании XIX и начала XX века накопилось некоторое количество колебаний и противоречий. Орфографическая реформа 1918 года по самому характеру своему не могла их полностью устранить, а после нее, в связи с ростом словарного состава русского литературного языка советской эпохи, появились новые случаи орфографической двойственности.

Орфографический разнобой расшатывает общую систему правописания и вызывает множество затруднений в работе издательств, а также в школьном преподавании.

Издание полного свода правил русской орфографии и пунктуации и должно содействовать устранению разнобоя и упорядочению русского письма. В процессе подготовки этого свода были уточнены и дополнены существующие правила, регламентированы наиболее целесообразные из встречающихся вариантов написаний, установлены в словарном порядке написания слов, не подходящие под существующие правила.

Учтены также существенные замечания и пожелания, сделанные учеными-языковедами и практическими работниками школы в ходе орфографической дискуссии 1954 года.

Настоящий свод правил русской орфографии и пунктуации является первым полным сводом, так как известный труд академика Я. К. Грота «Русское правописание» (1885 г.) посвящен рассмотрению преимущественно отдельных неясных и спорных случаев орфографии, а полного свода правил русской пунктуации до сих пор вообще не существовало.

Упорядочивая и регламентируя современное правописание, «Правила», естественно, не могут охватить и исчерпать все изолированные, единичные случаи спорного или двойственного написания. Знание «Правил» не исключает необходимости обращаться за отдельными справками к орфографическому словарю.

Настоящие «Правила» должны служить основным источником для всех составителей учебников, словарей русского языка, специальных словарей, энциклопедий и справочников. Они должны быть необходимым практическим руководством для каждого, кто интересуется вопросами русского правописания.

«Правила» не являются учебным пособием для школьного преподавания орфографии и пунктуации: как объем правил, так и характер изложения их, вытекающие из специфических задач свода, не соответствуют ни тому количеству сведений, ни тому методу обучения, которые установлены для школы.

Настоящие «Правила орфографии и пунктуации» представляют собой итог длительной работы советских филологов и педагогов.

О правилах русской орфографии

Правила русского правописания, утвержденные в 1956 г., состоят из двух больших частей – «Орфография» и «Пунктуация». Предмет орфографии – передача буквами звукового состава слова, употребление прописных букв, а также условия слитного, раздельного или дефисного написания слова. Предмет пунктуации – употребление знаков препинания, отражение на письме синтаксической структуры текста.

Критикуя Правила 1956 г., видный венгерский лингвист Ф. Папп (один из авторов книги «Курс современного русского языка», 1968) с сожалением отмечал, что свод правил не имеет введения, он неожиданно начинается с конкретного правила о написании гласных после шипящих и ц; не приведен даже русский алфавит. Действительно, в Правилах ничего не сказано об основных чертах русской фонетики, о связях письма с фонетикой, о принципах соотнесения букв и звуков, об особенностях передачи твердости-мягкости парных согласных, о способах передачи звука [j] («йот»).

Почему это важно? Знание принципов русского письма поможет пользующимся правилами, и прежде всего изучающим их, понимать, чтó в письме закономерно, а что отступает от общих закономерностей, нарушает их; поможет сознательно (а не механически) усваивать и применять правила. Понимание отношения орфографии к языку очень важно и потому, что большинство пишущих пребывает в уверенности, а точнее сказать, в заблуждении, что письмо и язык – это одно и то же. Из отождествления этих понятий вытекает еще одно заблуждение, что любые изменения в правописании наносят прямой вред культуре. Неразличение письма и языка с особенной остротой обнаруживается всякий раз, когда встает вопрос о внесении в наше правописание некоторых уточнений или изменений. В обществе сразу же поднимается буря протестов против «реформы языка», против «порчи языка». Так случилось и на этот раз, когда стало известно о работе Орфографической комиссии и о подготовке новой редакции свода правил русского правописания.

Как и все европейские системы письма, наше письмо – звуко-буквенное (фонографическое). Это значит, что основные его единицы, буквы, соотносятся с единицами фонетической (звуковой) системы языка. Звуко-буквенное письмо отличается от иероглифического, в котором единицы письма – иероглифы. Эти знаки соотносятся непосредственно со смысловыми, значимыми единицами языка (словами или их значимыми частями – морфемами). Например, в русском письме слово солнце передается шестью знаками-буквами, а в китайском – одним иероглифом.

Русское письмо отражает язык через фонетику. Поэтому, чтобы понять устройство нашего письма, надо в первую очередь уяснить его отношения с фонетикой, с единицами звуковой системы языка. В русской фонетике действуют строгие законы: под влиянием положения в слове звуки меняются, чередуются. Ударный гласный [о] в слове боль в безударном положении чередуется со звуком [а]: б [а]лéть. Ударные гласные [о], [а], [э] после мягкого согласного чередуются с [и]: прямо – пр [и]мóй, лёгкий – л [и]гкó, семь – с [и]дьмóй. Таким образом, четыре звука, различающиеся под ударением: [а], [о], [э], [и], в безударной позиции совпадают в одном звуке [и].

Чередование звуков под влиянием позиции происходит и с согласными. Так, на конце слова и перед глухим согласным парный звонкий согласный меняется на глухой: лобик – ло [п], слова – сло [ф],скользить – сколь [с]ко. Перед звуком [ц] звук [т] меняется на [ц]: отец – о[ц]цы, а в некоторых сочетаниях согласных – на нуль звука: грустить – гру [сн]о.

Следовательно, на письме произношению можно доверять не всегда, а только тогда, когда звук находится в «привилегированном» положении – в сильной позиции, например: бал, трон, волны, драка, культура, смерч, верх, туман. А для передачи звука в положении, в котором не все звуки различаются, т. е. находятся в слабой позиции, доверять произношению нельзя. Например, слова бегу, плясать, сад, ложка, счастье, поздно произносятся б[и]гу, пл[и] – сать, са [т],ло [ш]ка, [щась]тье, по [зна]. Пишущему приходится соотносить произносимый в слабой позиции звук с соответствующим звуком в той же значимой части слова (морфеме) в положении различения, в сильной позиции, так как наша орфография принципиально не отражает происходящие со звуками позиционные изменения.

Правила употребления букв

Из сказанного следует, что для передачи звуков в составе слова в положении их различения, с одной стороны, и в положении неразличения – с другой, нужны разные правила. И действительно, правила буквенной передачи звукового состава слова делятся на две группы: общие правила употребления букв (их называют также правилами графики) и правила написания слов и их частей (или правила орфографии в узком смысле слова).

Покажем различие этих правил на примере передачи звука [а]:

1) ударный звук [а] после мягкого согласного передается буквой я (тянет, сяду), а не после мягкого согласного – буквой а лый, талый, ад, сад);

2) звук [а] передается буквой а, если в той же части слова (морфеме) он соотносится с ударным звуком [а]ащúть – тáщит), и буквой о, если в той же части слова он соотносится с ударным звуком [о]опúть – тóпит).

Таким образом, эти правила различаются прежде всего разными условиями выбора нужной буквы. В первом случае, чтобы правильно передать на письме звук [а], достаточно знать о «соседе» этого звука слева – не мягкий ли это парный согласный; о значении же слова можно ничего не знать. Поэтому правила употребления букв являются именно общими, т. е. подходят для любых слов.

Во втором случае выбор буквы определяется совсем другими условиями: надо разобраться, в какой значимой части слова этот звук находится, подыскать такое слово (или форму того же слова), в котором в этой же морфеме звуку [а] соответствует ударный гласный. Здесь уже необходимо понимать, что значит данное слово, так как передача звука на письме зависит от того, в каком конкретном слове этот звук встретился.

Кроме того, эти два правила применяются не просто к звуку [а], а к двум разным звукам [а]: первое правило (об употреблении букв) имеет дело с ударным звуком [а], т. е. с гласным в положении различения, а второе правило (о написании слов и их частей) – с безударным звуком [а], т. е. с гласным в положении неразличения.

В новой редакции орфографического свода эти два типа правил должны быть по возможности разграничены (хотя и без использования терминов «графика», «сильная позиция», «слабая позиция»). В первом большом разделе свода необходимо дать общие правила употребления букв:

1) правила употребления буквенных пар гласных а – я, у – ю, о – ё, э – е, и – ы не после шипящих и ц (т. е. после парных по твердости-мягкости согласных);

2) правила написания гласных после шипящих (ж, ш, ч, щ) и ц (т. е. после непарных по твердости-мягкости согласных);

3) правила употребления букв ъ и ь, которые сами по себе не обозначают звуков, но помогают другим буквам передавать мягкость предшествующего согласного(пень, пеньки) или сочетания «йот + гласный»(отъезд, статья);

4) правила употребления буквы й.

Такое разделение правил на четыре части определяется особенностями русской графики. В ней отсутствуют различные буквы для обозначения парных твердых и мягких согласных: каждая пара согласных передается одной и той же буквой (например, буквойп – твердый [п] и мягкий [п`], буквой т – твердый [т] и мягкий [т`]). Зато для передачи гласных звуков используется вдвое больше букв, чем самих гласных: буквенные пары а – я, у – ю, о – ё, э – е, и – ы не только обозначают соответствующий гласный, но и указывают на твердость-мягкость предшествующего парного согласного.

Непарные же по твердости-мягкости согласные ж, ш, ч, щ (шипящие) и ц не нуждаются в специальном обозначении своей твердости или мягкости с помощью последующей буквы. Они сами либо всегда твердые (ж, ш), либо всегда мягкие (ч, щ). Поэтому после буквч и щ не пишутся «смягчающие» буквы я, ю, а пишутся буквы а, у (час, чудо, пощада, щука), после букв ж и ш не пишется буква ы, сигнализирующая о твердости предшествующего согласного, а пишется буква и (жир, скажи, ширь, катыши).

Однако после букв ж, ш, ч, щ пишется не только буква о, но и ё (ножом, но бережёт; шок, но шёлк; чокаться, но чёрствый; трущоба, но щётка); после ц пишется не только буква и, но и ы (цигейка, но цыган; станция, но белолицый). Хотя правила написания букв о и ё после шипящих, а также и и ы после ц даны в разделе «Правила употребления букв», выбор этих букв, в сущности, определяется правилами написания слов и их частей: в таких случаях для выбора нужной буквы надо знать, в каких именно словах или в каких морфемах (корнях, суффиксах, окончаниях) после шипящих следует писать букву о, а в каких – ё; когда после ц пишется буква ы, а когда – и. И все же для удобства пользователя эти правила даются в одном разделе с другими правилами употребления тех же букв.

О букве ё и знаке ударения

I. Приказом Народного комиссариата просвещения СССР от 24 декабря 1942 г. в школьную практику было введено последовательное употребление буквы ё (непостановка «точек над е» приравнивалась к орфографической ошибке). Редакции некоторых печатных изданий (в частности, журналов «Новый мир» и «Огонек») придерживались этой рекомендации примерно до середины 50-х годов ХХ в.

«Правилами русской орфографии и пунктуации» (§ 10, п. 3) последовательное употребление буквы ё рекомендуется лишь для текстов специального назначения (словари, детская и учебная литература), для основной же массы текстов предложено выборочное употребление этой буквы.

В последние годы все чаще стали говорить о введении последовательного употребления буквы ё во все виды русских текстов. Аргументы сторонников этой точки зрения, [2] на поверхностный взгляд, могут показаться убедительными. Поэтому очень важно аргументировать целесообразность сохранения существующего положения вещей.

Аргументы против введения «обязательного» ё:

1) буква ё весьма специфична, уникальна среди других гласных букв русского алфавита;

2) последовательное употребление буквы ё практически не нужно тем, для кого русский язык родной и кто хорошо владеет его нормами;

3) «обязательность» буквы ё породила бы трудности, определяемые фактами истории русского языка.

1. В отличие от всех других гласных букв, буква ё употребляется только под ударением, в безударном же положении ее последовательно заменяет буква е (все остальные гласные буквы сохраняются и в безударной позиции). Ср., например: мясо – мясной, тряс – трясла, но лёд – ледяной, мёд – медовый, нёс – несла (такие сложные слова, как трёхлетний, четырёхэтажный или тёмно-кра̀сный, не могут считаться исключениями, поскольку ё пишется здесь в слоге с так называемым побочным ударением). Уже это исключительное условие употребления буквы ё позволяет говорить о ее некоторой «неполноценности» среди других гласных букв, что и способствует факультативности употребления, сложившейся за два века ее истории.

2. Объяснение того, почему последовательное употребление буквы ё не необходимо большинству читающих, связано с одной давно замеченной особенностью восприятия текста при чтении. Человек, хорошо овладевший механизмом чтения, воспринимает графический облик слова целиком – как единый буквенный комплекс, а не читает «по буквам». Поскольку в подавляющем большинстве случаев при необозначении буквы ё не наблюдается графического совпадения разных слов, можно ограничиться употреблением ё только при возможности такого совпадения. Случаи, когда прочтение и опознание слова затрудняют процесс чтения, относительно немногочисленны (примеры см. ниже).

3. В процессе исторического развития русского языка произошел «переход е в о», после чего появился звук [о] в положении после мягкого согласного (вместо прежнего [э]). Но в стихотворных текстах XVIII–XIX вв. широко представлен звук [э] как соответствие современному звуку [о], о чем можно судить по рифме. Например, в баснях И. А. Крылова: квартет – нейдет – секрет; Когда в товарищах согласья нет, на лад их дело не пойдет.

Массовый случай – формы страдательных причастий на – [э]нный. «На слуху» пушкинские рифмы раскаленной – вселенной, бесценный – уединенный – занесенный, надменный – непосвященный, совершенно – непринужденно. В стихах А.С.Пушкина не раз употребляется рев (а не рёв), о чем свидетельствуют рифмы присмирев-рев, гнева – рева, напевом – ревом.

В стихах поэтов XIX в. на основании рифм устанавливаются варианты веселый, слезы, мертвый, полем, утес, звезды и др. Учитывая подобные факты, можем ли мы с уверенностью писать букву ё и в таких пушкинских зарифмованных формах, как отдаленный – упоенный, или даже – вне рифм – в таких поэтических строках, как пушкинская Отцы пустынники и жены непорочны или тютчевская Мысль изреченная есть ложь? Распространять на тексты «старых» авторов последовательное употребление буквы ё-значит навязывать современные нормы русскому языку более чем полуторавековой давности.

Если бы новой редакцией свода правил правописания было утверждено последовательное употребление буквы ё, то, несомненно, потребовались бы отдельные правила для написания текстов «старых» авторов. Можно ли было бы надеяться на их точное соблюдение при массовых переизданиях этих текстов? Показателен следующий пример из учебной книги о русском языке, напечатанной в 1999 г. в соответствии с Правилами 1956 г. – с «последовательной» буквой ё. Вот как выглядит в этой книге строфа из произведения В. А. Жуковского:

…И к утру видит сон Вадим:
Одеян ризой белой,
Предстал чудесный муж пред ним —
Во взоре луч весёлый…

Рифма не помешала издателям употребить букву ё! Можно представить себе, какой масштаб приобрело бы искажение текстов классиков при введении «обязательного ё».

Вот еще пример. В начале 2004 г. «Литературная газета», вняв призыву «ёфикаторов», объявила, что «возвращает на свои страницы букву ё» и… сразу же продемонстрировала, к чему может привести неумелое применение «обязательного ё». Были напечатаны два палиндрома (т. е. фразы, читающиеся одинаково слева направо и справа налево): Репу дед упёр и Лев квёл. Употребили букву ё – и палиндромов не получилось!

Но при сохранении существующего подхода к употреблению буквы ё действующее правило нуждается в дополнениях и более развернутых формулировках.

В § 10 Правил 1956 г. выделены два основных случая выборочного употребления буквы ё: 1) когда необходимо предупредить неверное чтение и понимание слова; 2) когда надо указать произношение малоизвестного слова.

Нетрудно заметить, что в первом случае (п. 1) не различается употребление ё в разных функциях: для указания на произношение [о], а не [э](всё, совершённый) и для указания места ударения (узнаёт, вёдро), т. е. в функции знака ударения (об этом знаке Правила 1956 г. вообще хранят молчание).

В правилах должно быть сказано об этих разных функциях буквы ё с приведением достаточного количества примеров. К случаям употребления ё в качестве указания на произнесение [о] для разграничения слов, кроме приведенных, относятся: нёбо в отличие от небо, лёт в отличие от лет (т. е. годов), фён (`ветер`) в отличие от фен (`сушилка для волос`) и др. В функции знака ударения буква ё выступает, например, в слове шабёр (`сосед`) в отличие от шабер (`инструмент`).

Предусматриваемое правилами употребление буквы ё с целью указать произношение малоизвестного слова (п. 2) может быть проиллюстрировано рядом имен собственных – фамилий: Конёнков, Неёлова, Чюрлёнис, Бабёф, Миллёкер, Тёрнер, Фёрстер, Бёлль и географических названий: Вёшенская, Большие Вязёмы, а также имен нарицательных: бёрдо, гёзы, лёсс, сёрфинг, тёша, флёр. Следует рекомендовать употребление буквы ё и для предупреждения встречающегося в речевой практике неправильного произношения слов с ударным звуком [э] (например, слов вояжёр, издёвка, твёрже, щёлочка) или для указания правильного ударения (побасёнка, приведённый, принесённый, осуждённый, филёр и др.). Довольно частый и сложный случай такого рода – произнесение фамилий: есть Чебышёв, Кошелёв, Бокарёв и Чéлышев, Пýкирев, Кóпелев (даже в среде специалистов распространено неверное ударение в фамилии великого русского математика – Чебышев или в фамилии известного славянофила – Кошелев).

Совсем иного характера информация дается в конце § 10 (п. 3). Здесь определяется сфера последовательного употребления буквы ё, которая ограничивается текстами специального назначения (тексты учебного и справочного характера). Перечень таких текстов (в некоторых из них последовательно употребляется и знак ударения) должен быть более полным и точным (см. ниже).

В обновленном своде правил обязательно должно быть указано, что последовательное употребление буквы ё допускается для любого текста по желанию автора или издателя. Современная практика печати такие случаи уже знает (см., например, тексты произведений А. И. Солженицына).

II. Существенным пробелом Правил 1956 г. является отсутствие информации о постановке знака ударения. В современном русском письме употребление этого знака имеет несомненные «точки соприкосновения» с употреблением буквы ё. Со знаком ударения даются:

1) заголовочные слова в большинстве словарей и энциклопедий (а в лингвистических словарях этим знаком снабжены и все приводимые формы слов);

2) тексты, адресованные изучающим русский язык как неродной. (В этих же случаях последовательно употребляется и буква ё.)

В обновленном своде правил следует предусмотреть и выборочное употребление знака ударения в обычных текстах. Это, собственно, те же случаи, которые установлены для употребления буквы ё:

1) в целях правильного опознания и прочтения слова;

2) для указания на правильное ударение в малоизвестном слове.

Наблюдения над современной практикой печати выявляют ряд повторяющихся случаев употребления знака ударения для разграничения омографов:

форм глаголов на – бéгать – бегáть: обéгать – обегáть, пробéгал – пробегáл, сбéгала – сбегáла и т. п.;

совпадающих морфологически форм существительных вóрон и вóрона: вóроны – ворóны, вóоронам – ворóнам и т. п.;

дóроги (форма прил.) и дорóги (форма сущ.);

дорóгой (форма сущ.) и дорогóй (прил.);

знáком (форма сущ.) и знакóм (прил.);

пóтом (форма сущ.) и потóм (наречие);

форм местоименного слова сам (самогó, самомý, в самóм, самóй) и форм слова самый;

форм глагола стоить (стóит, стóите, стóящий) и форм глагола стоять (стоúт, стоúте, стоя́щий);

ýже (сравн. степень прил.) и ужé (наречие);

форм прилагательных чудный – чудной и наречий чýдно – чуднó. [3]

Примерами такого рода должно быть проиллюстрировано правило выборочного употребления знака ударения, которым необходимо дополнить свод орфографических правил. При этом должна присутствовать и рекомендация снабжать знаком ударения малоизвестные слова – имена нарицательные (либúдо, óберег, остóл, ю́кола и др.) и собственные (Гарсúа, Конакрú, Фéрми, Óжегов, Кабó и др.).

Особенно желательно указывать ударение необщеизвестных собственных имен. Авторы могут делать это сами, вводя в текст имя персонажа. Например:

Был чудный сентябрьский день. Софúчка, девятнадцатилетняя чегемская девушка, сидела на взгорье у выхода из каштановой рощи … (Ф. Искандер).

Правила использования буквы ё и знака ударения должны быть построены одинаково. Начинать надо с определения круга текстов, для которых устанавливается последовательное употребление буквы ё и знака ударения. Причем в текстах, где последовательно употребляется знак ударения, последовательно употребляется и буква ё, но не наоборот. Так, буква ё обязательна в текстах для детей младшего возраста, но знак ударения в них последовательно не ставится.

В текстах, не включенных в установленный круг, буква ё и знак ударения используются выборочно. Эти правила не являются правилами в строгом смысле слова, их лучше назвать рекомендациям и. Если несоблюдение орфографического правила означает орфографическую ошибку, то неупотребление в рекомендуемых случаях буквы ё или знака ударения так не квалифицируется. Кроме того, эти правила-рекомендации не могут быть исчерпывающими. В дополнение к ним обязательно должен быть подготовлен особый словарь, содержащий слова, которые рекомендуется печатать с буквой ё и знаком ударения.

Это произведение, предположительно, находится в статусе ‘public domain’. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Служебные слова и междометия

Служебные слова и междометия

Раздел Правил 1956 г., регламентирующий орфографию предлогов, союзов, частиц и междометий, подразделяется на параграфы в соответствии со слитным (§ 85), дефисным (§ 86) или раздельным (§ 87) написанием этих частей речи. В отличие от разделов, рассматривающих знаменательные части речи, этот раздел построен на принципе объединения всех служебных слов и междометий (включая звукоподражания) при установлении норм правописания. В популярных справочниках по орфографии Д. Э. Розенталя стала применяться более удобная форма изложения правил – в соответствии с делением на части речи. Такая композиция позволяет не только утвердить равноправие между знаменательными и служебными частями речи в описании орфографических норм, но и сделать само такое описание более логичным и доступным для пользования. Последнее важно, поскольку в силу определенных исторических причин служебные слова, междометия и звукоподражания в значительной степени представляют собой материал, подлежащий только словарной регламентации. В свою очередь, правила орфографии, как представляется, обязательно должны содержать сведения о тех фрагментах лексического состава языка, нормативность написания которых может быть отражена лишь в словарях.

I. В Правилах 1956 г. и справочниках по орфографии предлагается словарный перечень предлогов и союзов с дефисным, слитным и раздельным написанием, сопровождаемый противопоставлением слитно пишущихся слов раздельным сочетаниям (вроде – в роде, зато – за то). И то и другое осуществляется с различной степенью подробности и выборочно иллюстрируется дифференцирующими контекстами (ср.: Он некрасивый, зато умный. – Его ругали за то, что сделал; Мы встретились, чтобы договориться. – Что бы такое сказать?). При этом нигде не отмечается тот факт, что написание предлогов и союзов установлено, по существу, в словарном порядке, поскольку способ их написания не опирается на какие-либо формальные показатели или семантические признаки.

Орфографические справочники зачастую приводят два параллельных ряда единиц – пишущихся слитно и раздельно, из чего складывается впечатление, что, как и в правилах правописания наречий, предлоги однотипного строения имеют разное орфографическое оформление[ввиду(чего) – в виде(чего);насчёт(чего) – за счёт(чего);вследствие, наподобие – в продолжение, в течение] и их написание подлежит механическому запоминанию.

В целях более адеквамного представления служебных слов в нормативном орфографическом описании можно предложить следующее:

1) поскольку правописание данных частей речи фактически установлено словарем, то перечислительные ряды единиц должны быть достаточно представительными (как представителен сам массив служебных слов русского языка), а для отдельных типов слов, например для пишущихся через дефис предлогов (их всего 8, включая просторечные и диалектные), – исчерпывающими;

2) сгруппировать обширный материал на основании соотнесения словообразовательных типов служебных слов и способа их написания.

1. Правила правописания предлогов логично распределить по трем разделам:

1) дефисное написание парных предлогов-сращений: из-за, из-под, по-за, по-над, по-под, для-ради, за-ради, с-под (это закрытый ряд единиц);

2) слитное написание наречных по своему происхождению предлогов (простых и составных):

3) раздельное написание составных предлогов, по происхождению связанных с предложно-падежными формами существительных (включающих один или два первообразных предлога):

в зависимости от

в соответствии с

В порядке исключения четыре предлога данного разряда пишутся слитно: ввиду, насчёт, наподобие, вследствие.

2. Правила правописания союзовв настоящее время представлены в виде сопоставления некоторых союзов, сохраняющих словообразовательные связи с другими словами (прежде всего, с местоимениями и наречиями), с соответствующими сочетаниями слов(также, тоже, чтобы, причём, притом, зато, затем, отчего, оттого). Существенная роль при таком сопоставлении принадлежит дифференцирующим контекстам. Кроме того, правила включают обычно произвольный перечень раздельно пишущихся неоднословных союзов (в Правилах 1956 г. он дается в виде примечания к § 85, посвященного слитному написанию служебных слов). Правила правописания союзов нуждаются в более четком противопоставлении простых союзов, пишущихся слитно (в одно слово), составным, пишущимся не в одно слово. Необходимо утвердить раздельное написание союза как то перед перечислением: данный союз отсутствует в Правилах 1956 г., но приводится в справочной и учебной литературе в дефисном написании, что не соответствует его природе как составного союза (союзкак + местоимение то).

II. Правила, устанавливающие правописание частиц, в той форме, как они изложены в орфографическом своде 1956 г. и в популярных пособиях и справочниках по правописанию, нуждаются в упорядочении, дополнении и корректировке в соответствии с особенностями функционирования частиц в речи и требованиями логики изложения. Прежде всего орфографическому описанию частиц как отдельной части речи должен быть отведен самостоятельный раздел. В нем должны быть представлены нормы слимного, дефисного и раздельного написания частиц и их сочетаний с другими словами.

Следует дать достаточно полное перечисление составных частиц, пишущихся не в одно слово (сведения о них в настоящее время в справочной литературе отсутствуют), например:

В своде правил 1956 г. (§ 87) говорится лишь о раздельном написании частиц бы (б), ли (ль), же (ж) и «всех прочих частиц»(ведь, моли др., а также что в сочетаниях пока что, разве что), т. е. речь идет о раздельном написании данных частиц в сочетании с другими словами, а не об орфографии самостоятельных неоднословных единиц. Аналогичная трактовка материала характерна и для пособий и справочников Д. Э. Розенталя.

Таким образом, в настоящее время в литературе по орфографии не проведено различие в описании частиц как самостоятельных слов и сочетаний частиц со словами других частей речи. Говорится, например, о дефисном написании частицытаки, когда она находится в составе слов всё-таки и так-таки, а также в тех случаях, когда она следует за глаголом (например: Узнал-таки меня?). В этом случае сопоставленными оказываются, с одной стороны, лексически закрытый ряд составных частиц всё-таки, так-такиопять-таки, прямо-таки), а с другой – открытый ряд слов с постпозитивной частицей. Эти слова часто занимают в предложении синтаксическую позицию сказуемого (причем не только выраженного глаголом в личной форме: приехал-таки, рад-таки, вопрос решён-таки), выступают в формах причастия(пришедший-таки студент, показанный-таки фильм) и деепричастия (сумев-таки выбраться), являются наречиями (довольно-таки). Кроме того, частица таки пишется раздельно в позиции предшествования слову – «хозяину» (обычно – сказуемому, выраженному личной формой глагола: Он таки приехал вовремя), а также после раздельно пишущейся частицы же(ж): Он всё ж таки мой сын. В § 86 (прим. 2) Правил 1956 г. лишь говорится, что «частица таки пишется через дефис в составе слов всё-таки и так-таки, а также в тех случаях, когда она следует за глаголом, например: Узнал-таки теня? Во всех остальных случаях частица таки пишется отдельно». Видно, что правила написания частицы такит ребуют введения в орфографическое описание дополнительного материала и поэтому более подробного и дифференцированного изложения.

В Правилах 1956 г., в ряде школьных учебников и популярных пособий единицы кое-/ кой-, – либо, – нибудь, – то трактуются как частицы. Однако современная наука квалифицируеткое-/ кой – как приставку, участвующую в образовании неопределенных местоимений, а – либо, – нибудь, – то – как постфиксы (конечные части) местоименных слов (см.: Русская грамматика, § 1038–1039). Поэтому правило написания данных частей слов через дефис должно найти свое место в разделе о правописании местоименных слов. При этом необходимо четко отделить – то как словообразовательную морфему со значением неопределенности, присоединяющуюся только к местоименным словам(кто-то, где-то), от – то – усилительной частицы, присоединяющейся ко всем знаменательным частям речи (дом-то, знает-то, она-то, два-то, легко-то, красный-то) (см.: Русская грамматика, § 1695).[13] В разделе, посвященном дефисному написанию частиц, следует говорить о правописании частиц – де, – ка, – те, – то, – с, а также о написании просторечных частиц – тка, – ткась, – тко, – ткось, – ста, поскольку орфографическому нормированию подлежит лексика не только литературного языка, но и других его функциональных пластов.

Правило дефисного написания частицы – те (вот-те раз, чёрт-те что) необходимо дополнить правилом раздельного написания местоименного слова те (тебе): Вот те[тебе] на; Вот те[тебе] крест; Я те[тебе] покажу.

Следует ввести в правила условие, при котором частица де пишется отдельно, если она стоит после другой частицы: С кем мол де такое не случалось; Мы бы де так не поступили(отмечено Д.Э.Розенталем).

III. Разнобой в оформлении междометий, наблюдаемый в практике печати, а также в словарях и грамматических трудах, наводит на мысль, что этот большой массив русских слов вообще существует как бы вне строгого представления о письменной норме [можно написать: брр(РОС) и б-р-р; улюлю(ОС), у-лю-лю(РОС) и улю-лю(РГ); и-го-го(РОС) и иго-го(РГ); эхма(ОС, РОС) и эх-ма и т. д.]. Регламентирующие указания как в Правилах 1956 г., так и в пособиях по правописанию практически сведены к минимальному перечислению сложных междометий и звукоподражаний, пишущихся через дефис (ей-богу, ей-же-ей, о-го-го, ха-ха-ха, ой-ой-ой, динь-динь-динь, цып-цып), а также к выборочному (случайному) упоминанию отдельных языковых единиц: «Так же пишутся [т. е. с дефисом] некоторые составные звукоподражательные слова, например: на-поди».[14] Кроме того, как и для наречий и предлогов, для междометий характерна ситуация, при которой одинаковые по структуре и функции единицы существуют в различных орфографических формах; ср.: кукареку – кудах-тах-тах, чик-чирик; тарарах, улюлю – тра-та-та, о-го-го. Поэтому имеющиеся сегодня правила правописания междометий представляются недостаточными и искажающими картину языковых фактов, подлежащих орфографическому нормированию.

Во-первых, нормативными требованиями должно охватываться все структурное многообразие этого типа слов, включая не упоминаемые в Правилах 1956 г.:

1) сочетания первообразного междометия с частицей или местоимением: да уж, нá-поди, нá тебе, ну уж, ну да, ой-ли и т. п., а также сочетанияну и ну, ей-же-ей;

2) всевозможные неоднословные фразеологизиро-ванные выражения: вот тебе на, вот так так, вот то-то и оно (вот то-то и оно-то), вот это да, чтоб тебя, чёрта с два и т. п., батюшки-светы, батюшки-светоньки;

3) разнообразные осложнения междометий с помощью местоимениятытипаах ты, ух ты, ох ты, ишь ты, тьфу ты, фу-ты.

Во-вторых, следует сформулировать правила не только дефисного, но также и раздельного написания междометий и их соединений с другими единицами (частицами, местоимениями).

В-третьих, вполне возможно уточнить написание отдельных языковых единиц, с тем чтобы свести к минимуму орфографический разнобой в словарях и справочниках. Так, для междометий и звукоподражаний, образованных с использованием повтора частей, можно признать нормой дефисное написание: у-лю-лю (как о-хо-хо и т. п.), и-го-го (как кудах-тах-тах, кири-ку-ку). То же касается междометий, имеющих в произношении явно двухчастное строение: оп-ля, гоп-ля, эх-та, ух-та и т. п.

Наконец, в-четвертых, поскольку многие междометия и звукоподражания обслуживают сферу эмоций, что отражается на письме как варьирование их звукового состава (повторение конечных слогов, удвоение и утроение гласных и согласных; ср. восклицания о-о и о-о-о; брр, бррр или бр-р, бр-р-р; призыв к тишине тсс и ш-ш-ш; понукание но и н-но-о, тпру – тпру-у – тпр-р-у-у), то в правилах нелишне было бы отразить основные способы передачи таких единиц, подвергшихся формальным преобразованиям.

Написания с отрицанием не

О написаниях с не в Правилах 1956 г. говорится лаконично, но терминологически неточно. Так, один и тот же признак – наличие противопоставления – используется для обоснования и слимного, и раздельного написания (см. § 88, п. 2 и § 89, п. 3). Конечно, слитными написаниями типа неспециалисты, нехристиане, неврач, немарксист, нерусский или нетермины, неметаллы выражается не противопоставление, а непринадлежность к какому-либо разряду лиц или явлений. Кроме того, в своде правил не отмечен целый ряд случаев, встречающихся в орфографической практике.

Слитное/раздельное написание отрицания не, в сущности, определяется тем, является не частицей или приставкой. Приставка не – как часть слова должна писаться слитно с корнем или с предшествующей ему другой приставкой: непоправитый, неизрасходованный. Частица не как слово обязана отделяться от другого слова пробелом: не израсходованный строителями кирпич. Однако во многих случаях провести отчетливую границу между приставкой и частицей весьма нелегко. Таким образом, трудность выбора написания не является здесь следствием трудности (объективной, языковой) разграничения частицы и приставки. Пишущему важно знать приметы этих разных языковых единиц – частицы и приставки, а также уметь распознавать контексты, помогающие разграничить эти единицы.

Со словами одних грамматических разрядовнеможет быть написано лишь раздельно, со словами других разрядов – и слитно, и раздельно. Кроме того, существуют условия, определяющие только слитное написаниене(вне зависимости от грамматического разряда слов). В соответствии с этим правила слимного/раздельного написаниянепредпочтительно изложить в трех частях:

1) слитное написание не;

2) раздельное написание не (здесь должна быть и рекомендация о раздельном написании не с любыми сочетаниями слов, в том числе с предложно-падежными сочетаниями, например: не гражданин России, не прямо пропорциональный, не по пути, не без основания);

3) слитное/раздельное написание не. Именно в третьей части правил логично поместить сведения, помогающие пишущему разграничить частицунеи приставку не – и, следовательно, выбрать раздельное или слитное написание.

К условиям, выявляющим частицу не (и тем самым определяющим раздельное написание не), во-первых, относятся конструкции с противопоставлением: Это не любовь, а увлечение; Он находчив, но не хитёр и т. п. При этом необходимо отличать подобные конструкции от противопоставлений иного рода, при которых союзы а и но близки по значению к хотя, всё-таки, тем не менее. Например: Река была неширокая, но полноводная; Он некрасивый, но умный; Она невысока, но стройна; Недорогой подарок, но приятный; некрасивый, а симпатичный; неглупый, а скучный – здесь не отрицается, что река была широкая, что он красивый и т. д., а утверждается, что река неширокая, что он некрасивый и т. д.

Во-вторых, частица не входит в состав конструкций, усиливающих отрицание:

1) со словами вовсе, далеко, ничуть, нимало, отнюдь, например: Это вовсе не правда; Этот случай вовсе не уникален; Это отнюдь не очевидно; Она далеко не храбрая; Человек он ничуть не глупый; Рассказывать об этот ничуть не весело; Она вовсе не образованнее мужа;

2) с отрицательными местоименными словами: никак не, никакой не, никогда не, никого не, никоту не, никуда не, нисколько не, ничего не, ничету не и т. п., например: Случай никак не подходящий; Никакой он мне не приятель; Он нисколько не красивее сестры; нисколько не завистливый; никому не нужный; никуда (ни на что) не годный; ни к чету не способный;

3) с повторяющейся частицей ни, например: ни хозяевам, ни гостям не известный мужчина; не нужный ни мне, ни тебе.

К условиям, выявляющим приставку не – (и тем самым определяющим ее слитное написание), относятся и возможность замены слова снеблизким по значению словом без не, например: невмешательство (нейтралитет), неправда (ложь), несерьёзный (легкомысленный), неглубокие знания (поверхностные), негромко (тихо), нередко (часто), нелегко (трудно), неблизко (далеко), немало (много), и наличие слов со значением степени проявления признака, подчеркивающих утверждение: очень, крайне, весьма, чрезвычайно, явно, довольно (довольно-таки), достаточно, вопиюще, исключительно, совершенно, абсолютно, в высшей степени. Например: очень недобросовестная работа; спал очень неспокойно; стал крайне неактивен; отвечал крайне невразумительно; весьма незаурядный; весьма необдуманно; чрезвычайно неприятно; явно нецелесообразная затея; довольно неудачный финал; достаточно непротиворечиво; вопиюще неграмотный; исключительно неблагоприятные обстоятельства; совершенно неудовлетворительный; абсолютно некомпетентен; в высшей степени неприлично.

Среди прочих условий слимного написания не есть такое важное для существительных условие, как наличие перед существительным с отрицаниемнеопределения или предлога. Это верный признак того, что не – с данным существительным образует единое слово, например: Во всём виновато вечное моё невезение; К нерасчётливости прибавилась и всегдашняя его нерешительность; Я большой неохотник до таких развлечений; Уволен за невыход на работу; Все знают о её невоспитанности.

Необходимо сказать об условиях слимного/раздельного написаниянес формой сравнительной степени прилагательных и наречий. Так, не пишется с формой сравнительной степени слитно:

1) если при этой форме имеются уточняющие наречия и сочетания, например: ещё неинтереснее; гораздо недоступнее; намного неприятнее; всё непонятнее;

2) если форма сравнительной степени употребляется в отрицательной конструкции типанет ничего неудачнее, чем…или в конструкции с союзами чемтем, например: чем незамысловатее, тем лучше; чем дальше, тем неутешительнее.

Необходимы рекомендации, как должен поступить пишущий при отсутствии в контексте слов, помогающих распознать отрицание или утверждение и тем самым отличить частицунеот приставки не-. В этих случаях следует проверить, какие слова – усиливающие отрицание или подчеркивающие утверждение – возможны по смыслу в данном контексте.

Если возможно подставить слова, выражающие противопоставление или усиливающие отрицание(вовсе, отнюдь и др.), не – частица и пишется раздельно. Например: Путь [отнюдь] не далёкий – рукой подать; Погода была [нисколько] не жаркая; Он [далеко] не спокоен; Они [ничуть] не виновны; Живут они [вовсе] не богато; Признаться в своей ошибке [вовсе] не унизительно; Уехал, но [отнюдь] не надолго; Может быть, [вовсе] и не плохо, что его туда пригласили; Разобраться в этих правилах [ничуть] не легко.

Если возможно подставить слова, подчеркивающие утверждение (очень, абсолютно и др.), не – – приставка и пишется слитно. Например: Путь [очень] недалёкий-рукой подать; Живут они [весьта] небогато; Погода была [достаточно] нежаркая; Он [очень] неспокоен; Они [явно] невиновны; Уехал, но [очень] ненадолго; Может быть, [очень] и неплохо, что его туда пригласили; Разобраться в этих правилах [весьма] нелегко.

Таким образом, пишущий должен четко представлять себе, что он хочет выразить: если отрицание признака, то следует написатьнеотдельно от следующего слова (например: не редки случаи, не существенно, не удивительно, не демократическим путём), а если утверждение признака, то следует написать не слитно (например: нередки случаи, несущественно, неудивительно, недемократическим путём). От выбора написания будет зависеть и понимание написанного читающими.

Из более частных необходимых добавлений к тексту правил о написаниинеотметим следующие:

1) о раздельном написаниинес числительными и счетными существительными: не один, не два, не пятый, не оба, не сто, не тысяча, не миллион и т. п.;

2) о раздельном написании не с прилагательными, употребляющимися только в краткой форме: не рад, не должен, не горазд;

3) об исключении из правила слимного написания глаголов, без не не употребляющихся: не поздоровиться, не преминуть, не обессудь(те), не обинуясь, не замедлить (что-нибудь сделать) и др.;

4) о слитном написании не при обозначении непринадлежности к какому-либо разряду лиц, явлений не только с существительными(неспециалисты, нехристиане и др.), но и с прилагательными: неправительственные структуры, негосударственные служащие, небюджетные организации, несиловые ведомства, неакадемические институты, невоенные отрасли, непищевые добавки, негородское население и т. п.

Многие рекомендации по слитному/раздельному написанию не, содержащиеся в различных справочных пособиях по орфографии, не выдерживают проверки практикой письма. Таковы, например, утверждения: о преимущественно раздельном написаниинес относительными прилагательными; об ограничении слимного написаниянес существительными лишь словами, обозначающими лиц и выражающими качественный оттенок (ср.:неспециалисты, неметаллы и т. п.); о раздельном написании прилагательных с не «в условиях обособления» – «при постановке прилагательного с зависимыми словами после определяемого существительного»[15] (это положение легко опровергается такими частыми в современной печати написаниями, как: свобода – благо, неугодное тиранам; человек, неверный своему слову; пристрастился ко всету сказочноту, непонятноту современникам). К тому же подобные уточнения к правилам, рекомендации часмного характера сопровождаются оговорками типа «обычно», «как правило» или даже «иногда», которые в правилах явно нежелательны.

О корректирующих правилах

В Правилах 1956 г. есть несколько правил слимного / дефисного написания, которые вносят изменение в написания, определяемые другими подобными правилами.

Так, в § 76, п. 2 рекомендуется слитное написание слов с приставками, но оговаривается право на дефисное написаниие, «если приставка присоединяется к имени собственному» (например, Анти-Дюринг). В § 79, п. 12 так же обосновывается дефисное написание пол-Москвы.

В § 79, п. 14, прим. 2 рекомендуется писать социал-демократы меньшевики (без второго дефиса) вместо социал-демократы-меньшевики (как следует из общего правила дефисного присоединения приложения).

В § 81, прим. 2 рекомендуются слитные написания приамударьинский, заиссыккульский, хотя прилагательные от названий Аму-Дарья (тогда было принято такое написание) и Иссык-Куль по общему правилу должны были быть написаны через дефис; правило, таким образом, «исправляет» написания«приаму-дарьинский» «заиссык-кульский».

В § 84 рекомендуется писать по-социалдемократически (вместо по-социал-демократически).

В § 89, п. 7 рекомендуется писатьнераздельно со всеми словами, пишущимися через дефис: не торгово-промышленный, не по-русски, не по-старому.

Это далеко не все случаи, когда требуется внести корректировку в написание, определяемое тем или иным правилом.

Ниже приводится несколько групп примеров написаний, затруднительных для понимания, и предлагаются рекомендации для их «исправления» (Правила 1956 г. таких рекомендаций не содержат).

1. Рассмотрим примеры из периодической печати (70-90-е годы XX в.):

А на какой-нибудь ми-мезон есть обязательно антими-мезон?;

Однако на наш экран еще выходит немало картин элетентарных, схематичных…«псевдоисторико-революционных» и «псевдосовременных»;

Не ультраура-патриотизма, а настоящего, полного, реального;

…Были приглашены в штат Радиокомитета, затевавшегорадиомюзик-холл;

Одновременно в двух городах началась первая в истории России видеопресс-конференция;

Баталии вокруг состава правительства означают лишь борьбу за финансовые потоки для поддержки наших полугоре-олигархов.

Во всех этих случаях первые компоненты (приставка или первая часть сложного слова) переданы на письме в строгом соответствии с действующими правилами. Соответствует правилам (или сложившейся практике письма) и написание вторых частей этих приставочных или сложных образований. Но соединение двух «правильных» написаний дает неприемлемое написание, так как искажаются смысловые отношения между соединяемыми частями слова. Наиболее простой способ исправления таких написаний – замена контакта дефисом: анти-ми-мезон, псевдо-историко-революционный, ультра-ура-патриотизт, радио-мюзик-холл, видео-пресс-конференция, полу-горе-олигархи.

Формулировка правила может быть такой: «Недопустимо контактное присоединение начальной части слова, если вторая часть содержит дефис. В этом случае слитное написание должно заменяться дефисным, например: теле-пресс-конференция, полу-конференц-зал, аудио-конференц-связь и т. п.».

2. Проанализируем написания другого характера: …Появляются псевдотворцы, псевдостили, псевдопроизведения искусства (Из газеты).

Вступил в фазу консолидации, которая охватывает и коммунистов, и нацистов, и монархистов, и псевдокадетов, и псевдохристианских демократов (Из газеты).

Он выпустил в свет удивительное сочинение – полуроман, полуфилософский трактат (Л. Успенский).

Прежде я как-то не ощущал, что позади нас Крюковки, Сафоновки и прочие Козловки, полудеревни, полудачные посёлки, а затем уже Москва-матушка (Из газеты).

И ряд членов Верховного Совета – как бы полудепутаты, полудолжностные лица (Из газеты).

В данных примерах начальный компонент сложного слова, по общим правилам пишущийся со второй частью слова слитно, относится к сочетанию слов. Имеются в виду не псевдопроизведения, а псевдо + произведения искусства, не полудачные посёлки, а полу + дачные посёлки и т. д. В подобных случаях для адеквамного отражения на письме выражаемых смысловых отношений необходимо узаконить в специальном правиле раздельное написание первой части слова, по общим правилам пишущейся слитно, когда эта часть относится к сочетанию слов (т. е. к компоненту, содержащему пробел).

В наших примерах написания должны быть исправлены следующим образом: псевдо произведения искусства; псевдо христианских демократов; полуроман, полу философский трактат; полудеревни, полу дачные посёлки; полудепутаты, полу должностные лица. Так же, раздельно, должны писаться сочетания теле круглый стол, пол рабочего дня, пол столовой ложки, пол Московской области и т. п. (соответствующее дополнение должно быть введено в правила написания слов и сочетаний с первой частьюпол).

3. В следующих примерах из газет к сочетаниям слов (компонентам, содержащим пробел) относятся начальные части сложных слов, по общим правилам (или в соответствии с практикой письма) присоединяемые посредством дефиса:

Мини-летучая мышка обитает в Таиланде на берегах реки Квай;

Это своего рода мини-чековая книжка;

Теперь экс-Советский Союз пожинает плоды;

Начатый Указом № 1400 и мини-гражданской войной в Москвеэтот годзаканчивается декларацией президента.

Для таких случаев тоже следует ввести раздельное написание, т. е. правило должно предусматривать замену дефиса пробелом. Написания должны быть исправлены так: мини летучая мышка, мини чековая книжка, экс Советский Союз, мини гражданская война. Аналогично следует писать: мини стиральная машина, мини гоночный автотобиль и т. п.

4. Правило о написании через дефис любых первых частей слова (обычно пишущихся слитно) перед последующей частью, начинающейся с прописной буквы (типа пол-Москвы, Анти-Дюринг), должно быть сформулировано в максимально обобщенном виде: ср. хотя бы такие встреченные в газетах написания, как архи-Плюшкин, кино-Остап, микро-Хиросима, нео-Робинзон, фото-Москва, сов-Чичиков, а также не-Европа (в контексте, где не требовало бы по смыслу слимного написания).

Это корректирующее правило не распространяется на написания типа квазиНИИ, микроЭВМ, телеКВН, спецПТУ, т. е. на буквенные цепочки состава «строчная + группа прописных», пишущиеся слитно.

5. Следует писать не всегда раздельно не только со словами, пишущимися через дефис: не по-русски, не по-мужски, не по-моету, не социал-демократ, не научно-исследовательский и т. п. (ср. § 89, п. 7), но также и с сочетаниями слов, пишущимися раздельно: не научный сотрудник, не кандидат наук, не гражданин России, не прямо пропорциональный и т. п.

6. В сочетаниях с приложением, если одна часть содержит пробел, дефис должен заменяться знаком тире:

1) при неоднословном определяемом: старший лейтенант – артиллерист; научный сотрудник – космонавт; Михаил Булгаков – актёр (ср.:лейтенант-артиллерист, лётчик-космонавт, Булгаков-актёр);

2) при неоднословном приложении: директор-художественный руководитель; дом – памятник архитектуры; страны – экспортёры нефти; Маршак – переводчик Шекспира(ср.: директор-распорядитель, дом-памятник, страна-экспортёр, Маршак-переводчик). Замена дефиса на тире необходима и в конструкциях тип аполусанаторий – полу дом отдыха(ср. полусон-полуявь).

Замена дефиса знаком тире характерна и для других сочетаний, одна из частей которых содержит пробел, например, для конструкций со значением приблизительности: Приеду в январеначале февраля (ср. в январе-феврале); Это будет стоить двести – двести пятьдесят рублей (ср. рублей двести-триста), а также для сочетаний с цифровыми обозначениями: операция «Меченые атомы – 2» (ср. фильт «Спрут-5»).

В конструкциях-повторах, состоящих из предложных сочетаний с формами местоименных слов, предлагается использовать вместо дефиса пробел, например: Им наплевать на всё на всё; Уж с кем с кем, а с ним они разберутся; Толковали о том о сём(ср.: всё-всё, кто-кто, то-сё).

Однако в конструкциях с приложением и в других сочетаниях, где пишущееся через дефис слово или часть слова присоединяется к слову, также пишущемуся через дефис, обычны написания с двумя дефисами, например: экс-премьер-министр, экс-вице-президент, вице-адтирал-инженер, генерал-майор-инженер, интернет-пресс-конференция, фолк-рок-группа.[16]

Рассмотренные корректирующие правила должны составить особый раздел орфографических правил, заключающий правила слимного, дефисного и раздельного написания слов. В нем необходимо предусмотреть все случаи, когда применение тех или иных основных правил дает неприемлемые написания.

Advanced Bash-Scripting Guide Mendel Cooper

Смотрите еще:

  • Приказ о расторжения договора аренды Образец соглашения о расторжении договора аренды. Акт приема-передачи по договору аренды СОГЛАШЕНИЕ о расторжении договора аренды земельного участка от _______ № _____ г. г. К-ск ___________г. Арендодатель — Департамент имущественных и […]
  • Обособленное подразделение иск Может ли обособленное подразделение юридического лица предъявить иск в арбитражный суд? По существу поставленных вопросов даны разъяснения в Информационном письме Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14 мая 1998 […]
  • Штраф по статье 119 налогового кодекса рф Ответственность за непредставление (несдачу) налоговой декларации и другой отчетности Статья 119 Налогового кодекса РФ - Непредставление налоговой декларации (расчета финансового результата инвестиционного товарищества) (по состоянию на […]
  • Ук ст 105 ч2 п з Уголовное дело ст30 ч 3 ст 105 ч2 ст 105 ч 1 УК РФ, какой срок грозит? ст.30 ч.3 ст.105 ч.2 ст 105 ч.1 УК РФ КАКОЙ срок грозит по этим статьям? Как смягчить наказание? Ответы юристов (4) Вера, срок будет зависеть от обстоятельств […]
  • Директор ведет учебную нагрузку как оформить табель Как в табеле учета рабочего времени в школе отразить отработанные часы учителя? Вопрос-ответ по теме Как в табеле учета рабочего времени в школе указывать фактически отработанные часы учителя. У проверяющих на это разные мнения и […]
  • Детские пособие в 2013 год Пособия в 2013 году В соответствии со статьей 10 Федерального закона №216-ФЗ от 03.12.2012 "О федеральном бюджете на 2013 год и на плановый период 2014 и 2015 годов" размер индексации государственных пособий гражданам, имеющим детей, с 1 […]
  • Приказ ппэ Приказ ппэ МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ, НАУКИ И МОЛОДЕЖНОЙ ПОЛИТИКИ РЕСПУБЛИКИ КОМИ от 13 февраля 2018 года N 120 Об утверждении перечня пунктов проведения экзаменов, организованных для проведения государственной итоговой аттестации по […]
  • Пари матч правила ставок Пари матч правила ставок Правила игры в блэкджэк Блэкджек - карточная игра, смысл которой в том, чтобы набрать 21 очко или близкую к этому сумму, но не более 21. Играть можно на одном, на двух или на трех боксах одновременно. Чтобы […]