Отмена закона о займе

Оглавление:

Новеллы в законодательстве о займах

С 1 июня 2018 года вступят в силу поправки, внесенные в главу 42 Гражданского кодекса («Заем и кредит»). Изменения в ГК существенно расширят практику заемных отношений, считает Алексей Нянькин, старший партнер Адвокатского бюро «Нянькин и партнеры», член адвокатской палаты Московской области.

Наш эксперт расскажет, какие нормативные положения направлены на восстановление баланса интересов сторон заемных отношений, даст оценку новых норм по сравнению с действующими.

К новеллам, которые могут иметь принципиальное значение для изменения подхода к заемным отношениям, относятся следующие нормативные положения.

Законодатель предусмотрел возможность заключения консенсуальных займов, которые смогут выдавать юридические лица на условиях обещания передачи денег через определенный договором срок. Реальные займы, при которых договор считается заключенным только с момента передачи предмета займа, заключаются на прежних условиях (ст. 807 ГК РФ).

В действующей редакции этой статьи, когда реальность договора требует в качестве подтверждения действительности договора фактической передачи денег или вещей, исключается возможность заемщика понудить заимодавца к выдаче займа либо требовать возмещения убытков в связи с невыполнением заимодавцем своего обещания предоставить заем. Такое обещание в конструкции реального договора юридической силы не имеет (на это указывалось Федеральным арбитражным судом Московского округа еще в кассационном постановлении от 22 августа 2000 г. № КГ-А40/3748-00). В свою очередь, когда между экономическими субъектами возникают длительные однородные заемные отношения, в том числе и товарного характера, поддержание их стабильности требуется какое-либо обеспечение, в том числе и условиями договора. В новой редакции ст. 807 ГК РФ такая возможность юридически закреплена, что расширяет права субъектов коммерческой деятельности в реализации своих ожиданий от контрагентов.

В настоящее время конструкция консенсуального займа могла быть применена в случаях с так называемыми «товарными» кредитами. Однако правовое регулирование отношений, связанных с обещанием исполнить в будущем взаимные обязательства по передаче вещи и их последующему возврату, связано с правовым явлением «смешанный договор», поскольку содержит элементы других гражданско-правовых договоров (купля-продажа, поставка, контрактация, мена и пр.). Таким образом, назвать на сегодня заемными отношениями товарный кредит вряд ли можно.

В новой редакции ГК РФ предусмотрено значительно больше мер, направленных на защиту интересов заемщиков от недобросовестных займодавцев (в том числе и при наличии признаков кабальности).

Так, ч. 5 ст. 809 ГК РФ предусмотрено, что размер процентов за пользование займом по договору займа, заключенному между гражданами или между юридическим лицом, не осуществляющим профессиональной деятельности по предоставлению потребительских займов, и заемщиком-гражданином, в два и более раза превышающий обычно взимаемые в подобных случаях проценты и поэтому являющийся чрезмерно обременительным для должника (ростовщические проценты), может быть уменьшен судом до размера процентов, обычно взимаемых при сравнимых обстоятельствах. В этом нашли продолжение многочисленные разъяснения Верховного Суда Российской Федерации по спорам о начислении и взыскании процентов по договору займа, а также нормы Федерального закона от 21 декабря 2013 г. № 353-ФЗ «О потребительском кредите».

Пленумом ВС РФ в п. 1 Постановления от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой ГК РФ» разъяснил, что по общему правилу п. 5 ст. 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное. Доказательств обратного истцам по искам о признании кабальными отдельных условий заемных (кредитных) договоров представить практически невозможно. Это в большинстве случаев влекло за собой безусловное удовлетворение требований микрофинансовых организаций, получающих порой сверхприбыли от кредитной деятельности.

Практика применения действующих норм о займе не предусматривает возможность снижения процентов, оговоренных сторонами в договоре, даже при внешних признаках кабальности (250-730% годовых). Применение в этой ситуации положений ст. 333 ГК РФ («Уменьшение неустойки») представляется судам невозможным, так как проценты по договору займа являются частью основного обязательства, снизить которые, в принципе, нельзя.

Таким образом, законодательное закрепление понятия «ростовщические проценты» и нормативный подход к их оценке позволят судам при оценке условий о процентах восстанавливать баланс между заемщиком и займодавцем.

Технический характер носит определение законодателем размера займа для соблюдения письменной формы договора между физическими лицами, который будет составлять 10 тыс. руб. (в настоящее время – это заем, не превышающий 10 МРОТ).

Изменено положение, при котором договор займа признается беспроцентным, если иное не оговорено договором (ч. 4 ст. 809 ГК РФ в новой редакции). К таковым отнесены займы между физическими лицами, а также физическим и юридическим лицом на сумму менее 100 тыс. руб. (сейчас – 50 МРОТ), а также займы, предметом в которых выступают не деньги, а иные вещи.

Внесено изменение и относительно момента, когда обязательство по возврату долга кредитной организации считается исполненным (ч. 3 ст. 810 ГК РФ в новой редакции). Если сейчас для исполнения обязанности по возврату займа (кредита) деньги должны быть зачислены на банковский счет заемщика, то в новой редакции моментом исполнения обязательств заемщиком является поступление денежных средств в банк, в котором размещен банковский счет.

В этой части более слабая сторона – заемщик, получает дополнительную защиту, ведь держатель счета практически всегда выступает кредитором. Зачисление денежных средств на счет может занимать до нескольких дней, а в силу действующих нормативных положений риск несвоевременного зачисления платежа, а значит и начисления пеней, лежит на заемщике.

Внесены изменения в круг вещей, которые наряду с деньгами могут выступать в качестве предмета займа. Наряду с имеющимися в настоящее время деньгами и вещами, определенными родовыми признаками, в качестве предмета займа могут выступать ценные бумаги.

Отдельно законодатель остановился на регулировании займа, который осуществляется путем размещения облигаций. Если договор займа заключен путем размещения облигаций, в облигации или в закрепляющем права по облигации документе указывается право ее держателя на получение в предусмотренный ею срок от лица, выпустившего облигацию, номинальной стоимости облигации или иного имущественного эквивалента. Ст. 816 ГК РФ, в которой в настоящее время определено понятие «облигация» как ценная бумага, будет исключена из действующей с 1 июня 2018 года редакции кодекса.

Все это должно позволить расширить инструментарий профессионального рынка займов и кредитов, что в свою очередь направлено на рост привлекательности рынка оборота ценных бумаг.

Давно среди российских цивилистов обсуждался вопрос об исчислении сроков исполнения обязанности по предоставлению кредита в случаях перекредитования между теми же субъектами заемных отношений.

Законодатель дополнил ст. 819 ГК РФ положением, согласно которого, если кредит используется должником полностью или частично для исполнения обязательств по ранее предоставленному тем же кредитором кредиту и в соответствии с договором кредит используется без зачисления на банковский счет должника для исполнения ранее предоставленного кредита, такой кредит считается предоставленным с момента получения должником от кредитора в порядке, предусмотренном договором, сведений о погашении ранее предоставленного кредита. Это позволит избежать споров между сторонами относительно безденежности новых обязательств, возникающих без фактической выдачи нового кредита.

В то же время нельзя не отметить, что неизменными остались положения относительно признания займа незаключенным по безденежности. При этом, по-прежнему использование свидетельских показаний при доказывании безденежности не признается допустимым (за исключением, если договор займа, подлежащий заключению в письменной форме, был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с заимодавцем или стечения тяжелых обстоятельств). Важным представляется изменение подхода судов к оценке в качестве письменных доказательств копий расписок, договоров, иных письменных доказательств, которые в ряде случаев единственно свидетельствуют об объеме соглашения сторон и подтверждают передачу займа заемщику. Суды продолжают отмечать, что ксерокопия (фотокопия) письменного доказательства передачи суммы займа при отсутствии оригинала сама по себе не может быть признана допустимым доказательством. Однако это не препятствует сторонам заявлять ходатайство о проведении экспертного исследования в отношении ксерокопии письменного доказательства, а результаты судебной экспертизы в совокупности с другими доказательствами, могут в своей совокупности опровергнуть довод заемщика о безденежности заемного обязательства.

Заметим, что приведенные выше новеллы будут подлежать применению в отношении займов, заключенных после вступления в законную силу изменений в ГК РФ, то есть с 1 июня 2018 года. Однако новые подходы могут использоваться в экономическом планировании хозяйствующих субъектов, в первую очередь в части заключения соглашений об обещании займов (консенсуальных займах).

Можно ли отменить «кредитную» страховку при досрочном возврате займа: позиция ВС

Клиенты банков, которые берут в них кредит, иногда соглашаются подключиться к программе страхования на время действия договора. Но если кредит погашен досрочно – вернуть часть страховой премии не получится, ведь страховка продолжает действовать, разъяснила гражданская коллегия ВС в одном из недавних дел. В суд обратился клиент Сбербанка Анатолий Черный*, который взял 1,1 млн руб. в кредит и заплатил 175 778 руб. за добровольное страхование жизни, здоровья и от потери работы. Страховое покрытие было равно величине кредита.

По договору Черный должен был уплачивать сумму займа пять лет, но смог рассчитаться за 10 месяцев. Поэтому клиент решил, что имеет право на возврат соответствующей суммы страховой премии – 146 482 руб. СК «Сбербанк страхование жизни» отказалась их выплачивать, и заемщик подал на нее в суд. Он указывал, что договор страхования является, по сути, обеспечительной мерой по отношению к выплате кредита. Поскольку Черный вернул деньги досрочно – необходимости в страховке уже нет.

Потерял интерес, не вернул деньги

Но две инстанции отклонили требования истца. С ними согласился Верховный суд, который не нашел вины в действиях банка. Черный подключился к страховой программе добровольно, он расписался в том, что это не влияет на банковские услуги, подчеркивается в определении № 44-КГ17-22. ВС изучил условия договора с ответчиком и указал, что страховая выплата перечисляется после наступления страхового случая (например, потери работы), а не в случае просрочки выплаты кредита. Поэтому гражданская коллегия ВС сочла несостоятельным довод Черного о том, что страховка является обеспечением возврата займа.

Клиент утратил интерес к страховке из-за того, что досрочно погасил кредит, но по смыслу закона это не повод возвращать деньги, указывает старший партнер АБ «Яблоков и партнеры» Ярослав Самородов. Заемщик ошибался, когда думал, что страховка – это обеспечение кредита, и Верховный суд подробно объяснил, почему это не так, комментирует управляющий партнер юркомпании «Варшавский и партнеры» Владислав Варшавский. Практика по этому вопросу является единообразной, говорит Варшавский: ему неизвестны случаи, когда подобные иски удовлетворялись.

Вернуть страховую премию можно, но в течение короткого срока. 1 января 2018 года Центробанк увеличил с пяти рабочих до 14 календарных дней «период охлаждения» – это время, в течение которого можно отказаться от навязанной или ненужной страховки, в том числе оплаченной при выдаче кредита. «Период охлаждения» помог уменьшить число жалоб в ЦБ, посвященных навязыванию дополнительных услуг: за семь месяцев 2017 года их было подано в три раза меньше, чем за аналогичный период предыдущего года, когда возможности отказаться от страховки еще не было.

* – имя и фамилия изменены.

Андрей Зандин* открыл счет в ПАО «Сбербанк России». 2 сентября 2016 года на этот счет со счёта ООО «Золотой Восток», открытого в Дальневосточном банке ПАО «Сбербанк России», поступили 6 млн руб. с назначением платежа – «предоплата по договору купли-продажи транспортного средства». В тот же день Зандин тремя частями по 500 000 руб. снял со своего счёта 1,5 млн руб. Остальные деньги – 4,5 млн руб. – банк заблокировал и выдать отказался, сославшись на подозрения в отмывании доходов, полученных преступным путём. Зандин по просьбе сотрудника банка представил договор купли-продажи автомобиля, паспорт транспортного средства и платёжное поручение (п. 14 ст. 7 закона о противодействии легализации доходов, полученных преступным путём). Согласно договору, цена автомобиля Lexus LX 570 составила 6,3 млн руб., условие о предоплате отсутствует, однако продавец перевел в качестве предоплаты 6 млн руб. Сам Зандин приобрел эту машину у ООО «Измайлово-Премиум» за полгода до продажи (20 января 2016 года) за 6,371 млн руб.

9 сентября 2016 года Зандин снова обратился в банк с требованием выдать ему наличными оставшиеся на счету 4,5 млн руб., для чего представил копию ПТС, в котором последним собственником автомобиля указан сам Зандин. Тем не менее денег он так и не получил, а банк продолжил проверку операции. 7 октября вкладчика попросили представить дополнительные документы, 17 октября все повторилось. Только 24 октября на основании полученных объяснений и документов о перечислении за машину оставшихся 300 000 руб. Зандину выдали заключение, что операция не носит сомнительного характера.

Клиент банка решил, что такая ситуация нарушает его права, и обратился в суд. Он просил признать отказ ПАО «Сбербанк России» в выдаче денег с его счёта незаконным, взыскать 4,5 млн руб. неустойки, 10 000 руб. компенсации морального вреда и штраф в размере 50% от присуждённой суммы.

Благовещенский городской суд Амурской области удовлетворил иск Зандина, однако суммы уменьшил – взыскал с банка 5000 руб. неустойки, 2500 руб. штрафа и 2500 руб. компенсации морального вреда. Суд решил, что у банка не было оснований рассматривать указанную операцию с деньгами как подозрительную. Кроме того, по мнению суда, банк нарушил требования о направлении в уполномоченный государственный орган сведений об этой операции.

Амурский областной суд отменил решение нижестоящего суда и принял новое, которым отказал Зандину в удовлетворении иска. Апелляция пришла к выводу, что у банка были основания рассматривать операцию как подозрительную и отказаться выполнять ее. Причина тому — запутанный и необычный характер операции, не имеющий явного экономического смысла, а также ее неоднократность, дающая основания полагать, что целью является уклонение от контроля. Так, предоплата за машину составила более 95%. Несмотря на это, автомобиль длительное время оставался у заявителя, который полученную предоплату в тот же день пытался снять со счёта частями в разных отделениях банка. Документы об уплате юридическим лицом оставшихся 300 000 руб. и о регистрации автомобиля за покупателем были предоставлены в банк только после приостановления операции по выдаче наличных.

Верховный суд изучил материалы дела, сверился с нормами закона о противодействии легализации доходов, полученных преступным путём, и пришел к следующему: выводы суда апелляционной инстанции являются верными. Поэтому ВС оставил решения нижестоящих судов без изменения, а кассационную жалобу Зандина – без удовлетворения (№ 59-КГ17-18).

«Анализ сделки позволяет предположить, что она носит мнимый характер. При таких обстоятельствах ВС правомерно поддержал решение суда апелляционной инстанции», – считает адвокат Андрей Попов, партнер ЮК LDD. «В последнее время контроль за отмыванием денег ужесточился. Вероятно, ВС преследует цель задать определенный тон правоприменительной практике в этой сфере. Так, с начала года это уже второе дело со схожими обстоятельствами, которое было передано на рассмотрение коллегии и разрешено в пользу банка (первое – № 78-КГ17-90). Между тем такая позиция определенно вызывает опасения. Происхождение денег гораздо эффективнее проверять, когда они поступают в банк, чем когда их оттуда забирают. Туманные формулировки критериев сомнительных операций тоже не добавляют правовой определенности», – отметил юрист практики разрешения споров ЮФ Eterna Law Дмитрий Рыженков. «С сожалением можно констатировать неравенство положения сторон в таких вопросах. Тем не менее подобные жесткие меры по противодействию отмывания денежных средств применяются в большинстве развитых стран», – заявила юрист фирмы «Интеллектуальный капитал» Анастасия Дылдина. А партнер LDD адвокат Владислав Шкурихин напомнил разъяснения Конституционного суда, согласно которым такие меры применяются в строго оговоренных законом случаях и не содержат признаков конституционно неприемлемого ограничения (№ 797-О и № 2591-О).

13 июля 2016 года Марина Скопина* взяла в «ВТБ» кредит на 270 000 руб. под 20% годовых. В тот же день она согласилась поучаствовать в программе коллективного страхования жизни и здоровья и внесла 35 235 руб. Согласно условиям, отказаться от страхования можно, но оплата не возвращается. Тем не менее Скопина передумала и решила вернуть деньги. Требование об этом она направила 18 июля, но получила отказ и решила обратиться в суд. Там ей помогала региональная общественная организация защиты прав потребителей Башкортостана «Форт-Юст». В иске было заявлено требование вернуть плату за страхование 35 235 руб., уплатить такую же сумму неустойки, 10 000 руб. компенсации морального вреда и «потребительский» штраф.

Скопина настаивала, что «ВТБ» нарушил Указание ЦБ от 20 ноября 2015 года № 3854-У «О минимальных (стандартных) требованиях к условиям и порядку осуществления отдельных видов добровольного страхования». Потребитель может передумать и отказаться от страхования жизни и здоровья в течение пяти рабочих дней с момента заключения сделки. При этом ему возвращают страховую премию целиком, если договор не начал действовать, или пропорционально в части, если договор уже начал действовать.

Но две инстанции решили не применять его положения. Вместо этого они сослались на общий п. 3 ст. 958 ГК. Согласно ему, страховую премию не возвращают, если страхователь (выгодоприобретатель) отказался от договора досрочно, если иное не указано в договоре. Из условий страхования Скопиной как раз следовало, что деньги возврату не подлежат. Демский районный суд Уфыотдельно подчеркнул, что договор со Скопиной не является самостоятельным – он обеспечивает обязательства по кредитному договору (2-2846/2016). А по мнению апелляции, указания ЦБ не применяются, поскольку они действуют для страхователей-физлиц, а здесь Скопина – лишь застрахованное лицо. Страхователем выступает «ВТБ», у которого есть отношения со страховщиком – «Страховой группой МСК», объяснил Верховный суд Башкортостана(33-2178/2017).

С этим не согласился ВС РФ, который отменил решения нижестоящих инстанций. Все договоры добровольного страхования должны отвечать требованиям Центробанка (конечно, если они заключены после того, как Указания ЦБ вступили в силу, – 2 марта 2016 года). Если в соглашении есть правило, что страховая премия не возвращается в случае добровольного отказа в течение пяти дней, такое условие ничтожно, потому что оно противоречит обязательному акту, гласит определение 49-КГ17-24. Кроме того, оно ущемляет права потребителя. «Тройка» ВС раскритиковала довод апелляции о том, что правила ЦБ не применяются к коллективным договорам страхования, где страхователем выступает банк. Но фактически им является заемщик, потому что он платит за страхование своего имущественного интереса, полагает Верховный суд. Он поручил исправить ошибки апелляции, для чего направил дело на пересмотр.

* имя и фамилия изменены редакцией

Как сообщается в докладе, кредиты с обеспечением снижают риск невозврата заемщиком средств, однако залог не влияет на потенциально низкое качество кредитного инструмента или плохое финансовое положение заемщика. Банк России отмечает, что нередко выявляюn операции, когда банки выводят ликвидные активы, в том числе полученные в залог. Речь идет в первую очередь о недвижимости и ценных бумагах, которые были приняты кредитной организацией в обеспечение по кредитам.

Также регулятор выделил тенденцию: банки уделяют большое внимание оценке залога, а не оценке качества кредита. «Часто при оценке способности заемщика возвратить кредит банки полагаются исключительно на имеющееся обеспечение», – подчеркивается в докладе.

В качестве примера Банк России приводит пример «Татфондбанка»: в 2016 году там были расторгнуты договоры с залогодателями о предоставлении обеспечения на сумму более 22 млрд руб., что составило около 80% от размера собственных средств банка.

ЦБ планирует изменить сам подход к формированию кредитными организациями резервов. Вместо двух категорий качества предлагается ввести три категории: наименее ликвидные залоги смогут только на 20% использоваться в формируемых резервах. Но наиболее критичной инициативой станет запрет на изменение и прекращение договоров об обеспечении. Меру предлагается ввести через 3–5 лет. При этом нарушение запрета приведет к уголовной ответственности. «Уголовная ответственность за данные нарушения будет выполнять не столько карательную, сколько превентивную функцию. Возможность привлечения к уголовной ответственности будет сдерживать собственников, менеджмент и сотрудников банков от противоправных действий. Таким образом, максимально устраняются предпосылки нарушения запрета», – считают в регуляторе.

В апреле 2014 года Игорь Фонотов* взял кредит на покупку автомобиля в Райффайзенбанке. В качестве обеспечения кредита он заложил кредитное авто. Залог был застрахован в страховой компании «Эрго». В декабре 2014 года машина сгорела и страхователь обратился за получением страхового возмещения. Однако ему отказали, так как по условиям договора деньги должны были быть выплачены банку.

Банк не стал требовать страховое возмещение. Из-за утраты предмета залога и наступления страхового случая кредит не был погашен, проценты по нему продолжали начисляться. В июле 2015 года заемщик потребовал через суд от «Эрго» выплатить страховое возмещение, а также проценты банку за пользование кредитом, которые были начислены после того, как машина сгорела. Зеленоградский районный суд города Москвы иск заемщика удовлетворил и взыскал в его пользу страховку в размере 1 млн руб., а также убытки, в том числе и проценты по кредиту в размере 281 000 руб. Апелляция отказала во взыскании убытков, указав, что страховая компания не является стороной по кредитному договору и не принимала на себя обязанностей по уплате процентов.

Фонотов не согласился с выводом апелляционной инстанции и оспорил это решение в Верховный суд. В тексте кассационной жалобы он указал, что кредитный договор давал ему возможность досрочно погасить кредит. Но из-за отказа страховой компании досрочное погашение кредита стало невозможно. ВС отменил акт нижестоящего суда и отправил дело на новое рассмотрение.

В беседе с изданием «Коммерсант» представитель заемщика, юрист Роман Лавренков, пояснил, что подобной ситуации не возникло, если бы страхования компания в полном объеме выплатила страховку.

Пунктом 1 ст. 859 ГК предусмотрено, что договор банковского счета расторгается по заявлению клиента в любое время. А если договор расторгнут – это основание для закрытия счёта (п. 4 ст. 859 ГК). Причем подписывать соглашение о расторжении договора банковского счета не надо – заявления клиента уже достаточно. Но если речь идет о кредитной карте, к которой привязан счёт, закрыть его при наличии долга будет непросто, если не сказать невозможно.

Суды по-разному подходят к возможности закрыть счёт при задолженности, отмечает Денис Бобырь, юрист КА «Юков и партнёры». Одна позиция – признать такую возможность. Если проанализировать положения ст. 421, 422, 859 ГК или Инструкцию банка России от 30.05.2014 № 153-И, следует вывод, что требования о закрытии банковского счета подлежат удовлетворению, поскольку в силу закона договор банковского счета расторгается по заявлению клиента в любое время, замечает Бобырь. Такой вывод, например, сделал Новосибирский областной суд в апелляционном определении от 31.01.2017 по делу № 33-881/2017, в рамках которого истец добивался права закрыть кредитный счёт в Альфа-Банке. Суд пояснил: договор, заключенный между сторонами, представляет собой смешанный договор, содержащий в себе элементы кредитного договора и элементы договора банковского счета, а договор банковского счета – одна из составных частей смешанного договора – может быть расторгнут в любое время.

Аналогичный подход продемонстрировал в 2015 году и Роспотребнадзор. В адрес Роспортебнадзора поступила жалоба от гражданина, которому отказали в закрытии счета в МТС-Банке, и в ведомстве увидели в этом нарушение прав потребителя. Банк в итоге привлекли к ответственности по ч. 2 ст. 14.8 КоАП (включение в договор условий, ущемляющих права потребителя). В судах банку не удалось отстоять свою позицию.

Суды объясняют, что при закрытии банковского счета по-прежнему остается возможность исполнять обязанности по кредитному договору и вносить наличные в кассу, – такой способ расчетов предусмотрен законом. Как следствие, наличие у лица задолженности не влияет на возможность закрыть счет, а заемщик вправе в порядке ст. 859 ГК направить заявление о расторжении счета, при этом на кредитный договор это не повлияет.

Однако есть и другой подход. Заключается он в том, что открытие счета банком связано с необходимостью исполнения лицом обязательств по возврату кредита. То есть банковский счет имеет не самостоятельное, а факультативное значение, и его открытие обусловлено лишь обслуживанием кредитного договора, отмечает Бобырь. В таком случае, если кредит не выплачен, у банка имеются все правовые основания отказать в закрытии банковского счета, напоминает юрист. Такой подход применил, в частности, Ставропольский краевой суд в апелляционном определении от 06.06.2017 по делу № 33-4114/2017. Именно эту позицию поддержал и Верховный суд в очередном споре о возможности закрытия счёта с долгом по кредиту.

Есть кредит – будет и счёт

В 2011 году Татьяна Рузаева* взяла потребительский кредит в Сбербанке. Ей выдали кредитную карту с лимитом 20 000 руб. и 19% годовых сроком на год и открыли счет для проведения операций. В 2016 году Рузаева обратилась в банк и попросила закрыть счёт – на тот момент ее долг по кредиту составил 52 091 руб. Сделать это в банке отказались, и женщина пошла в суд. Она настаивала, что отказ нарушает ее права, поскольку возможность закрыть счёт и обязательства по возврату банку денег не связаны: отсутствие счёта не освобождает её от необходимости вернуть деньги.

Первые две инстанции поддержали требование заявительницы. Они признали ее договор со Сбербанком расторгнутым в части открытия текущего счета и обязали банк закрыть его. С банка взыскали 500 руб. морального вреда и 250 руб. штрафа.

Суды исходили из того, что ГК и закон о защите прав потребителей предусматривают право клиента банка закрыть счёт и это не влияет на возникшие кредитные обязательства. Банковский счёт предполагает проведение различных операций по нему, что свидетельствует о его самостоятельной природе, не связанной с погашением кредита, добавили в апелляции. Там указали, что по закону о защите прав потребителей нельзя обуславливать приобретение одних товаров обязательным приобретением других.

Но коллегия ВС по гражданским спорам под председательством судьи Вячеслава Горшкова сочла такой подход ошибочным (дело № 67-КГ17-26). Как отметил ВС в определении по делу, когда клиент банка заключает договор о выдаче и использовании кредитной карты, речь идет о смешанном договоре, содержащем элементы договора банковского счета и кредитного соглашения.

В соответствии с п. 1 ст. 819 ГК по кредитному договору банк обязуется выдать деньги заёмщику; согласно условиям договора, заёмщик обязуется ввернуть деньги с процентами. Раз договор смешанный, то обязанность вернуть кредит связана с проведением операций по счёту, включая его закрытие, сделал вывод ВС. А возможность получить кредит, в принципе, связана с проведением операций по счету и его закрытием. К тому же, по условиям использования карт Сбербанка, счет закрывается при условии погашения овердрафта и отсутствия другой задолженности. Такой подход соответствует ст. 421 ГК, которая регулирует отношения по смешанному договору, признал ВС, а применение правил о возможности расторгнуть договор в любое время противоречит существу такого договора – ведь оно касается только одной его части – счета. В итоге ВС отменил акты нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

По существу, вывод коллегии представляется правильным, так как в ситуации с кредитными картами одновременно происходит и использование банковского счета для проведения операций, и пользование кредитом; эти две составляющих неразрывно связаны, считает Александра Герасимова, руководитель практики «ФБК Право». При этом обоснованию коллегии не хватает логической завершенности, уверена она.

Интересен также подход к толкованию норм процессуального права, считает Герасимова: так, несмотря на установление неправильного применения норм материального права, коллегия не приняла новое судебное постановление, как следует из п. 5 ч. 1 ст. 390 ГПК, а направила дело на новое рассмотрение в апелляцию, ссылаясь на соблюдение разумных сроков судопроизводства. Это вдвойне необычно, уверена юрист, так как передача в апелляцию сроки только увеличит.

*Имена и фамилии изменены редакцией.

18 ноября 2014 года Ольга Клеандрова* взяла у ПАО Банк «Траст» потребительский кредит размером 300 000 руб. По нему она должна отдавать по 10 818 руб. в месяц в течение 48 месяцев. 30 декабря 2014 года Клеандрова обратилась в филиал банка с заявлением о досрочном прекращении кредитного договора. Представитель ПАО Банк «Траст» выдал ей справку, в соответствии с которой остаток средств на счету составлял 244 110 руб., информация о размере задолженности отсутствовала. 30 января 2015 года Клеандрова внесла на расчетный счет банковской карты 62 000 руб., полагая, что теперь ее задолженность перед банком отсутствует. Однако задолженность осталась, поскольку эти деньги пошли не только на погашение основного долга, но и в счет ежемесячных процентов согласно графику платежей. В итоге банк так и не прекратил кредитные обязательства. 9 февраля 2015 года Клеандрова снова написала заявление о досрочном прекращении кредитного договора, но оно было проигнорировано банком, поскольку на 18 февраля 2015 года остаток на счете заемщицы составлял 284 474 руб. Когда и претензия Клеандровой осталась без ответа, женщина обратилась в суд. Она просила признать недействительными сведения, указанные в первой справке от 30 декабря 2014 года; признать исполненной обязанность по уплате задолженности на 31 января 2015 года (когда она внесла на счет 62 000 руб.); обязать банк досрочно прекратить кредитный договор с 31 декабря 2015 года; взыскать моральный вред 10 000 руб.

Люберецкий городской суд Московской области отказал Клеандровой в удовлетворении иска. Он пришел к выводу, что заявительница не предоставила допустимых доказательств, подтверждающих досрочное погашение задолженности.

Тогда истица обратилась с апелляционной жалобой в Московский областной суд. Тот напомнил: заемщик в обязательном порядке должен уведомить заимодавца о досрочном погашении кредита. Поскольку форма такого уведомления гражданским законодательством не установлена, уведомление должно быть таким, чтобы однозначно свидетельствовать о воле заемщика на досрочное погашение кредита. При досрочном возврате заемщиком всей суммы потребительского кредита или ее части кредитор обязан произвести расчет суммы основного долга и процентов за фактический срок пользования кредитом, подлежащих уплате заемщиком на день уведомления кредитора о таком досрочном возврате, и предоставить указанную информацию (ч. 7 ст. 11 закона о потребительском кредите).

В силу требований закона после 30 января 2015 года (даты внесения 62 000 руб.) банк обязан был сообщить Клеандровой о недостаточности денег на счету для полного досрочного погашения кредита, что сделано не было. При этом он продолжал списывать деньги по графику платежей. Не исполнил банк и распоряжение клиента о частичном погашении кредита с остатком 2746 руб. Такие действия банка расцениваются судебной коллегией как злоупотребление правом, что недопустимо в силу ст. 10 ГК. Клеандрова как экономически более слабая сторона в кредитном договоре не должна была самостоятельно контролировать достаточность средств на счете для выполнения банком ее распоряжения о списании денег. В связи с этим судебная коллегия приходит к выводу, что обязательства истца по кредитному договору исполнены ей на 9 февраля 2015 года в сумме 295 292 руб. с остатком непогашенной задолженности на 30 января 2015 года в размере 2746 руб. (п. 4 ст. 12 закона о защите прав потребителей, п. 44 постановления Пленума ВС № 17).

Поскольку апелляция установила факт нарушения прав истца, учитывая степень и характер нравственных страданий, причиненных истцу, длительность нарушения прав истца, принципы разумности и справедливости, она взыскала с ответчика 10 000 руб. компенсации морального вреда (ст. 15 закона о защите прав потребителей). В итоге Московский областной суд отменил решение суда первой инстанции и постановил принять новое, которым частично удовлетворить исковые требования: признать обязанность заемщика по кредитному договору на дату 9 февраля 2015 года исполненными в сумме 295 292 руб. с остатком задолженности на указанную дату в сумме 2746 руб., взыскать с ПАО Банк «Траст» 10 000 руб. компенсации морального вреда, а в остальной части исковые требования оставить без удовлетворения (№ 33-7070/2018).

«Кредитор обязан предоставить заемщику перерасчет процентов в течение пяти календарных дней с момента получения уведомления о досрочном возврате кредита (п. 4 ст. 809 ГК, ч. 6–7 ст. 11 закона о потребительском кредите). При досрочном погашении кредита заемщик платит проценты, которые начислены за период фактического использования заемных средств и вплоть до даты возврата. Таким образом, использование внесенной в счет досрочного погашения кредита суммы для погашения за весь период кредитования противоречит указанным положениям законодательства, что еще раз подтверждает позицию судебной коллегии Московского областного суда», – считает старший юрист КА «Ковалев, Тугуши и партнеры» Ксения Степанищева. «Определение Московского областного суда не отличается исключительной юридической чистотой. Апелляционная инстанция не упустила возможности сослаться на ст. 10 закона о защите прав потребителей, указав, что истец является более слабой стороной в кредитном договоре. Именно это обстоятельство, с моей точки зрения, сыграло ключевую роль в вынесенном определении. Вместе с тем не могу не отметить, что судебная коллегия расценила действия банка, формально не нарушающие условия кредитного договора как злоупотребление правом. Не исключаю, что апелляционное определение будет обжаловано ответчиком», – заявил управляющий партнер ЮК «Варшавский и партнеры» Владислав Варшавский.

Нормы о договоре займа претерпели изменения

Юридическая компания «Пепеляев Групп» сообщает о вступлении в силу с 1 июня 2018 г. Закона о финансовых сделках, которым вносятся изменения в положения о договоре займа.

Закон о финансовых сделках[1] принят в рамках продолжающейся реформы гражданского законодательства России в соответствии с Концепцией развития гражданского законодательства[2].

Направленность прежнего регулирования договора займа, в основном, на бытовые отношения граждан без учета увеличивающего участия в заемных отношениях юридических лиц, как отмечено в Концепции, обусловила необходимость дифференциации законодательных положений о займе в зависимости от субъектного состава и цели займа. В результате внесены изменения, в частности, в положения о моменте заключения договора займа, о предмете займа и его передаче заемщику, об отказе от исполнения договора займа, о процентах по договору и иные.

Момент заключения договора

Законодатель расширяет возможности заключения договора займа. Так, с 1 июня 2018 г. договор займа будет считаться заключенным не только с момента передачи предмета договора заемщику, но и с момента принятия займодавцем обязательства по выдаче займа.

Таким образом, договор займа перестает быть исключительно реальной сделкой и приобретает черты консенсуального договора. Выбор той или иной модели заключения договора займа зависит от воли сторон, кроме случаев, когда на стороне займодавца выступает гражданин: такой договор признается заключенным исключительно с момента передачи предмета займа (реальным).

Предмет займа

Урегулирован вопрос о возможности передачи по договору займа ценных бумаг. Теперь предмет договора займа будут составлять деньги, вещи, определенные родовым признаком, а также и ценные бумаги.

В практике предмет займа иногда передается не заемщику, а указанному им третьему лицу. Ссылаясь на это обстоятельство, недобросовестные заемщики довольно часто предпринимали попытки оспаривания договора займа ввиду безденежности (непередачи заемщику предмета займа). Теперь Законом о финансовых сделках закреплен сформированный судебной практикой подход о том, что сумма займа или другой предмет договора займа, переданные третьему лицу, которое указал заемщик, считаются переданными заемщику.

Отказ от исполнения договора в одностороннем порядке

Закон о финансовых сделках формулирует особенности одностороннего отказа (полностью или частично) от исполнения договора займа. Так, займодавец вправе отказаться от исполнения договора при наличии обстоятельств, которые очевидно свидетельствуют о том, что предоставленный заем не будет возвращен в установленный срок. Однако законодатель не раскрывает и не дает перечень таких обстоятельств, оставляя разрешение этого вопроса на усмотрение судов.

Право заемщика отказаться от получения займа обусловлено предоставлением соответствующего уведомления займодавцу. Такое уведомление должно быть предоставлено до наступления установленного договором срока передачи предмета займа. Если договором займа такой срок не установлен, то уведомление должно быть предоставлено в любое время до получения займа. Иное может быт согласовано в договоре займа, заемщиком по которому является лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность.

Уход от МРОТ

Вместо минимального размера оплаты труда (МРОТ) законодатель использует новый подход к определению формы договора займа и его безвозмездности. Теперь договор займа между гражданами заключается в письменной форме, если сумма займа превышает 10 000 руб., а не десятикратный МРОТ, как было ранее. Для признания договора займа между гражданами (в том числе индивидуальными предпринимателями) беспроцентным, установлено, что сумма займа не должна превышать 100 000 руб., а не пятидесятикратный МРОТ.

Проценты по договору займа

Изменения претерпели также правила определения и уплаты процентов за пользование займом. С 1 июня 2018 г. размер процентов за пользование займом определяется ключевой ставкой Банка России, действовавшей в соответствующие периоды, если иное не согласовано сторонами в договоре.

Кроме того, Законом о финансовых сделках вводится понятие «ростовщических процентов», которые являются чрезмерно обременительными для должника, вследствие чего их размер может быть уменьшен судом. Установленные договором проценты признаются ростовщическими, если:

  • процент за пользование займом в два и более раз превышает обычно взымаемые в подобных случаях проценты;
  • договор займа заключен (i) между гражданами или (ii) между юридическим лицом, которое не осуществляет профессиональную деятельность по предоставлению потребительских займов, и заемщиком-гражданином.

Правило о ростовщических процентах не распространяется на организации, осуществляющие профессиональную деятельность по предоставлению потребительских займов. Такое изъятие, возможно, обусловлено наличием специального регулирования, в частности, в области микрофинансовой деятельности, которым устанавливаются предельные размеры процентов за пользование займом.

О чем подумать, что сделать

Закон о финансовых сделках реализовал идеи Концепции в сфере правоотношений по займу, установил важную дифференциацию регулирования в зависимости от субъектного состава. Вместе с тем, остаются открытыми и требуют дальнейшего разъяснения судов вопросы, в частности, касательно «обстоятельств, очевидно свидетельствующих о возможности невозврата займа», «обычно взымаемых процентов».

При структурировании сделок рекомендуем обратить внимание на предоставляемые Законом возможности заключения договора займа по консенсуальной модели, а также учесть ограничения на ростовщические проценты за пользование займом.

Помощь консультанта

Специалисты компании «Пепеляев Групп» обладают обширным опытом в области структурирования финансовых сделок и готовы оказать необходимую юридическую поддержку по любым вопросам, связанным с договорами займа.

[1] Федеральный закон от 26.07.2017 № 212-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее – Закон о финансовых сделках).

[2] «Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации» (одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009) (далее – Концепция).

Все, что вы хотели знать о займах: 10 рисков сделки и изменения в ГК

С 1 июня 2018 года часть договоров займа станет консенсуальными, то есть начнет действовать с момента соглашения, а не передачи денег. Это должно дать заемщику новые возможности защитить свои права. Ряд других изменений делает законодательство более диспозитивным и защищает слабую сторонугражданина. Рассказываем об этих изменениях и 10 рисках договора займаот простых сделок знакомых людей до займов учредителей, которые могут маскировать увеличение уставного капитала. Юристы прокомментировали эти риски и дали советы, как гражданам правильно оформить договор займа.

Изменения в 2018 году

С 1 июня 2018 года регулирование договора займа заметно поменяется – вступят в силу соответствующие поправки в Гражданский кодекс. Новое регулирование даст новые возможности и защитит гражданина – слабую сторону гражданского оборота. Наиболее важные изменения – в таблице.

10 рисков договоров займа: а что, если?…

1. Не доказано, что договор между сторонами существовал, но доказан факт передачи денег

Начислить договорные проценты за пользование займом не получится. Можно взыскать саму сумму как неосновательное обогащение, говорит партнер Althaus Group Андрей Бежан. На нее начисляются проценты по закону, равные ключевой ставке Центробанка в соответствующие периоды (п. 2 ст. 1107 ГК). Сейчас она равна 7,75% годовых.

2. Не доказан факт передачи денег и заключения договора

Суд признает договор займа незаключенным по безденежности. И рассчитывать на свидетельские показания тут не приходится, предупреждает Бежан. Например, Верховный суд разъяснил, что факт заключения договора займа на сумму более 10 000 руб. нельзя подтвердить только свидетельскими показаниями и документами, которые являются лишь косвенными доказательствами (определение от 20.05.2014 № 18-КГ14-31). В то же время, утверждает Бежан, показания свидетелей пригодятся, если расписку написали под влиянием угрозы, насилия или обмана, но это уже уголовная история.

3. Не указан срок возврата займа

В этом случае сумму займа необходимо вернуть в течение 30 дней со дня предъявления требования займодавцем (абз. 2 п. 1 ст. 810 ГК).

4. Не указано условие о процентах за пользование займом

Проценты будут начислены по ставке рефинансирования на день уплаты долга (п. 1 ст. 809 ГК). Сейчас равняется 7,75%.

Внимательно подойти к определению процентной ставки займа советует гендиректор национальной компании «Митра» Юрий Мирзоев: «Материальная выгода от экономии на маленьких процентах облагается по максимальной ставке налога на доходы физических лиц – 35%. Чтобы на их стороне не возникла такая выгода, рекомендую указывать в договорах с организациями и предпринимателями ставку не ниже 2/3 действующей ставки рефинансирования (если заем в рублях) или 9% годовых».

5. Что, если заемщик вернул деньги, но не забрал расписку или не потребовал составить документ, подтверждающий возврат займа

У должника тут мало шансов доказать, что он исполнил обязательство. Суд не примет показания свидетелей, если сумма долга превышала 10 000 руб.

6. У должника не было реальной возможности вернуть заем

Проблемы могут возникнуть в ходе банкротства такого должника. Его не освободят от обязательств, если будет доказано, что должник действовал незаконно. Например, принял на себя заведомо неисполнимые обязательства, увеличивал долги, не погашая предыдущих и не имея при этом дохода, перечисляет Бежан. Он ссылается, в частности, на постановление Арбитражного суда Московского округа от 18.09.2017 № Ф05-12174/2017 по делу № А40-184367/2015.

7. Заем взяли для нужд семьи (например, чтобы достроить дом), но договор составил только один из супругов

Если формальный заемщик без имущества, а все активы семьи записаны на его супруга, последнего можно заставить заплатить долг, если доказать, что долг общий. Сделать это должен истец, говорит Бежан.

8. Компания взяла денег взаймы у физлица, но расписку написал директор без указания своего должностного положения

Договор займа могут признать незаключенным, потому что такая расписка не подтверждает факт передачи денег именно юридическому лицу. Вместо этого будет считаться, что деньги у займодавца взял директор как физлицо. Бежан иллюстрирует этот пример постановлением ФАС Северо-Кавказского округа от 06.08.2009 по делу № А32-12954/2008-32/201.

9. Акционер или участник занял денег своей фирме

Если суд признает условия сделки нерыночными, он может решить, что займом прикрывалась выплата дивидендов, что повлечет за собой налоговые последствия, рассказывает партнер Althaus Group Илья Смирнов (А55-9504/2015; А53-8291/2015).

10. Акционер или участник занял денег своей фирме, а ее объявили банкротом

Если кредитор решил взыскать долг как текущий платеж, но против его удовлетворения возражает один из кредиторов – займодавец будет вынужден доказать все существенные обстоятельства, которые подтверждают факт предоставления займа, говорит управляющий партнер АБ «Эксиора» Алексей Мороз. И даже если заемщик-банкрот не возражает или признал долг, этого будет недостаточно, обращает внимание юрист, который ссылается на определение ВС от 11.09.17 № 301-ЭС17-4784 (подробнее о деле читайте в новости «ВС напомнит о повышенном стандарте доказывания в банкротстве»).

Займы юрлицам со стороны участника вплоть до недавнего времени были самым частым способом получить контроль над процедурой банкротства. Но если займами маскируют корпоративные отношения (например, увеличение уставного капитала), суд может переквалифицировать сделки в корпоративные, которые нельзя включать в реестр. Чтобы убедить его это сделать, можно доказывать не только юридическую, но и фактическую аффилированность – определение Верховного Суда РФ от 15.06.2016 № 308-ЭС16-1475.

Алексей Мороз, управляющий партнер АБ «Эксиора»

Как оформить заем простым людям: что сделать и как написать

Что касается займов, тут первое и главное правило – не испытывать людей на порядочность, заявляет юрист юркомпании «Хренов и партнеры» Дмитрий Шнигер. Он советует не давать деньги без оформления и не провоцировать заемщика на плохие поступки, которых тот, возможно, не совершил бы, подпиши он бумагу. Невозвращенные займы «под честное слово» часто губят родственные и дружеские отношения, предупреждает юрист.

Наилучший вариант – договор, а вот расписка может стать источником проблем при взыскании долга. Она представляет собой односторонний документ, в котором заемщик подтверждает, что получил долг и обязуется его вернуть. Это, по сути, не договор, а доказательство заключения договора, очень слабое, если деньги передавались наличным способом, а расписка не заверена нотариально, утверждает Шнигер. Как предупреждает юрист, заемщик должен написать, что сумма передана именно в качестве займа. Если он не укажет этого, по недосмотру или намеренно, то из расписки будет непонятно, откуда возник долг: например, это мог быть расчет за какую-то услугу, говорит Шнигер. Получить деньги по подобной бумаге потом будет очень сложно.

Если подробно прописать все договоренности в соглашении – это сделает возврат долга проще. Что обязательно нужно предусмотреть, рассказали юристы.

Основные данные обеих сторон (Ф. И. О., дата и место рождения, полные паспортные данные, адрес постоянной прописки и/или временной регистрации). Это поможет приставу найти должника по базам данных, наложить арест на его имущество, закрыть выезд за границу, говорит юрист правового департамента Heads Consulting Ирина Баскакова.

Срок и способ возврата (наличный или безналичный, сразу или частями).

Обязательно подтвердить, что деньги вручены – в тексте договора («Сумма передана») или отдельной распиской, в которой есть ссылка на договор. Он начинает действовать только с момента передачи средств. Баскакова говорит, что ее можно заверить подписями свидетелей, и советует сверить, чтобы сумма в договоре совпадала с той, что получена на руки.

Если средства перечисляются на банковский счет, Шнигер советует указать назначение платежа: «Выдача займа по договору такому-то» и сохранить у себя копию платежного поручения. «Если не указать назначение платежа, потом нельзя будет определить перечисленную сумму именно как заем», – предупреждает Шнигер. Он добавляет, что платежка не является достоверным доказательством выдачи займа, в отличие от расписки, потому что исходит от займодавца.

Возврат долга можно обеспечить залогом имущества или поручительством. Если деньги возвращаются по частям, это надо надо задокументировать как можно подробнее, с указанием имени, даты, суммы, валюты, советует Баскакова.

Шнигер предлагает заверять договор нотариально, а расписку оформить отдельным документом, как принято у нотариусов. Заверенный договор и расписка в случае неплатежа позволят легко оформить исполнительную надпись у нотариуса, чтобы получить долг в банке или через приставов – без судебных разбирательств.

Если стороны решили обойтись без нотариуса, заемщику лучше написать всю расписку от руки, чем просто поставить подпись под распечатанным текстом. Это даст больше материала для почерковедческой экспертизы, если заемщик заявит в суде, что ничего не брал и не подписывал.

Смотрите еще:

  • Оптимальное разрешение для 24 дюймов Оптимальное разрешение для 24 дюймов тут какое дело - показывать стрим в разрешении 1920-1080 далеко не всякий проц потянет. приходится делать или ресайз картинки для стрима, что тоже весьма сильно нагружает проц. или снижать исходное […]
  • Работа в сочи горничная с проживанием Работа горничной с проживанием, вакансии в Сочи ПО ОБЪЯВЛЕНИЮ ЗВОНИТЬ с пн. по пт. с 08:00 до 17:00 (с 12:00 до 13:00 перерыв). УСЛОВИЯ РАБОТЫ: График и режим работы 2/2 с 08:00 до 20:00 ГАРАНТИРУЕМ ДЛЯ СВОИХ… Полное описание Работа на […]
  • Коренные малочисленные народы севера закон Федеральный закон от 20 июля 2000 г. N 104-ФЗ "Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 20 июля 2000 г. […]
  • Приказом министра обороны рф от 11072002 n 265 Приказ Министра обороны РФ от 11 июля 2002 г. N 265 "О выплате женам военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, выходного пособия в случаях расторжения ими трудового договора в связи с перемещением военнослужащих к новому […]
  • Закон о стаже государственного служащего Закон г. Москвы от 1 марта 2017 г. N 8 "О внесении изменений в Закон города Москвы от 17 мая 2000 года N 11 "О периодах службы (работы), учитываемых при исчислении стажа государственной службы государственных служащих города Москвы" и […]
  • Приказ фсб 278 2007 Приказ ФСБ РФ от 31 мая 2007 г. № 278 “О порядке и условиях выплаты военнослужащим органов федеральной службы безопасности денежной компенсации вместо предоставления дополнительных суток отдыха” Во исполнение пункта 3 статьи 11 […]
  • Законы города минска ЗАКОН РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ от 12 июля 2000 года №410-З О статусе столицы Республики Беларусь - города Минска (В редакции Законов Республики Беларусь от 11.12.2000 г., 05.01.2004 г. №263-З, 26.12.2007 г. №303-3, 31.12.2009 г. №114-З, […]
  • Как ездить на автомобиле по договору купли продажи Как ездить по договору купли продажи Здравствуйте хотелось бы узнать как мне быть ; купил машину на транзитных номерах они естесвенно просрочены , но я знаю что я её купил 7дней назад и могу ездить в течении 10дней это мне понятно а вот […]