Наказание мастер и маргарита

Оглавление:

Кто из героев романа Булгакова «Мастер и Маргарита» становится жертвой свиты Воланда и почему?

КТО ИЗ ГЕРОЕВ РОМАНА М.А. БУЛГАКОВА «МАСТЕР И МАРГАРИТА» СТАНОВИТСЯ ЖЕРТВОЙ СВИТЫ ВОЛАНДА И ПОЧЕМУ?
В «московских» главах романа, где описана деятельность Воланда и его свиты, Булгаков с помощью всех приемов сатирического; от иронии до гротеска — обнажает духовное ничтожество невежественных, лицемерных, жестоких и жадных людей Миссия Воланда заключалась а том, чтобы посмотреть, изменилось ли человечество за 2 тысячи лет, чтобы обличить и наказать людей за содеянное зло, восстановить справедливость. Смысл образа Воланда автор раскрывает при помощи эпиграфа к роману; «Я — часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо» (Гёте «Фауст»). Воланд нанес визит Москве. стране социализма, где жизнь должна быть построена на основе добра и справедливости, чтобы оценить нравственное состояние москвичей. Жертвой свиты Воланда становятся московские обыватели, чиновники, люди, связанные с культурной жизнью Москвы, в первую очередь, окололитературной Москвы. Это та жующая литературная братия, которая превратила литературу в источник насыщения своих неумеренных аппетитов. Первая встреча Воланда произошла с председателем МАССОЛИТа Михаилом Александровичем Берлиозом и поэтом Иваном Бездомным, которые спорили с ним о существовании Бога. Иван Бездомный, воспитанный на пропаганде атеизма, утверждал, что человек сам управляет жизнью, а не Бог. А Берлиоз, лживый и бессовестный человек, не верил ни в Бога, ни а дьявола и. пользуясь своим служебным положением, нравственно разлагал таких молодых поэтов, как Иван Бездомный. Князь тьмы, испытывая своих собеседников, предоставил им шанс проявить порядочность и задуматься о неопознанности мира. Но напрасно. За самоуверенность и ограниченность, за тупое настаивание на том, что не бывает того, чего они не видели. Берлиоз поплатился жизнью, а Иван Бездомный угодил в сумасшедший дом. Они пострадали не только за безнравственность и глупость, но и за ограниченность познания, так как не допускали даже мысли о существовании какой-либо потусторонней силы. Следующей жертвой свиты Воланда стал директор Варьете Степа Лиходеев, бездельник, пьяница и развратник, которого визитеры отправили в Ялту. Коровьев так резюмировал его поведение: «Вообще они в последнее время жутко свинячат. Пьянствуют, вступают в связи с женщинами, используя свое служебное положение». А затем находчивый Азазелло предложил «выкинуть ко всем чертям из Москвы» Степу Лиходеева. Никанор Иванович Босой, председатель жилищного товарищества, по словам Воланда, «выжига и плут», пострадал за жадность и взятки (его арестовали за хранение валюты). Заслуженное возмездие настигает и Сокова — буфетчика варьете. Он вор, накопивший на обмане покупателей огромную сумму денег, которую «хранит в пяти сберкассах» и «дома под полом». В день сеанса черной магии он торгует осетриной «второй свежести». Убедившись в том, что в Сокове нельзя пробудить совесть, Воланд со своей командой предсказывает ему смерть «через девять месяцев от рака печени а клинике первого МГУ, в четвертой палате». А Коровьв и вовсе добивает вора, сообщая, что после смерти Сокова его деньги достанутся государству. При помощи мистики, фантастики Булгаков осмеивает все, что утратило извечные истины, отвернулось от добра, ожесточилось и изолгалось. С горькой иронией описывает автор сеанс черной магии в театре Варьете, проводимый Коровьевым-Фаготом и котом бегемотом. Воланд со свитой подверг испытанию людей на жадность, После фокуса с картами, когда один гражданин обнаружил у себя в кармане большую пачку денег, зрителей взволновало не чудо их появления, а настоящие они или фальшивые. А когда посыпался «денежный дождь», люди кинулись на деньги и готовы были раздавить друг друга, забыв о человеческом достоинстве. Жоржу Бенгальскому, потребовавшему «разоблачения», публика предложила оторвать голову, что было мгновенно исполнено. И только женский крик о пощаде заставил людей опомниться. Поэтому Воланд с грустью заключает «Ну что же. они * люди как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было. Ну, легкомысленны., ну, что ж. и милосердие и нища стучится в их сердца. обыкновенные люди. В общем, напоминают прежних. квартирный вопрос только испортил их. » воланд, увидя, что в людях еще осталось милосердие, готов простить им жестокость. Следующей проверке подверглись женщины, которые проявили себя не лучшим образом, кидаясь на сцену за дармовым добром. Таким образом, публика продемонстрировала свои обывательские нравы. Конечно, деньги, сыпавшиеся с неба дождем, обрати
лись в простые бумажки, а одежда, обувь с дам исчезли, как бы обнажая их духовную нищету. Итак, Воланда со свитой волновал вопрос, изменилось ли «московское народонаселение», он хотел проверить нравственную природу человека. Что же он увидел? В Москве все также процветают воровство, доносительство, взяточничество, и люди утратили нрав ценности. Против людей без совести и чести и был направлен карающий меч правосудия свиты Воланда. Чтобы восстановить — справедливость, по мысли Булгакова, со злом следует бороться силами зла.

39640 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Булгаков М.А. / Мастер и Маргарита / Кто из героев романа Булгакова «Мастер и Маргарита» становится жертвой свиты Воланда и почему?

Смотрите также по произведению «Мастер и Маргарита»:

Мы напишем отличное сочинение по Вашему заказу всего за 24 часа. Уникальное сочинение в единственном экземпляре.

Наказание мастер и маргарита

Для того, чтобы выявить проблемы вины и наказания в романе Булгакова «Мастер и Маргарита», нужно понять, что есть вина (или ошибка?) для автора. Рассмотрим на судьбах героев романа.

Иванушка Бездомный — «поэт». Это необразованный человек, который не имеет даже представления о том, о чем пишет. Он не должен был браться за работу, о которой ничего не знает. В этом и заключается его основная вина. Но является это именно виной? Скорее, ошибкой. Он просто погнался за популярностью и сделался знаменит. Это не преступление, тем более, что Христос в его поэме получился «как живой», наперекор воле автора. Может быть. Бездомный уже тогда, на подсознательном уровне, начал понимать свои ошибки. Но он окончательно все осознает в сумасшедшем доме:

Я тут пока лежал, знаете ли, очень многое понял

и тогда с ним происходит преображение, только напоминанием о прошлой жизни служит ему его «лунная болезнь».

Берлиоз является полной противоположностью Ивана Бездомного. В принципе, Берлиоз довольно образованный человек, то есть знаком с теми вещами, о которых говорит. Он сам выбрал для себя позицию и свои слова произносит осознанно, в этом и состоит его вина. Здесь всплывает проблема веры. «Каждому воздастся по вере его», — говорит Берлиозу Воланд. Берлиозу воздается именно согласно этому принципу: он ни во что не верит и, следовательно, просто исчезает, аннигилируется.

В чем же повинна Маргарита — в ошибке или преступлении? Она чувствовала, что с Мастером может что-то произойти, но все-таки ушла и вернулась слишком поздно. Маргарита была ответственна за судьбу Мастера, так как в их отношениях играла доминирующую роль. Возможно, от ее присутствия в подвальчике Мастера ничего не изменилось бы, но она должна была там быть. У Маргариты двойственная вина. С одной стороны, она не могла предвидеть случившегося, но с другой стороны, была обязана это сделать. Маргарита винит себя в исчезновении Мастера и наказывает сама себя муками совести.

Наибольший интерес вызывает образ Пилата. Он виноват прежде всего перед собой, перед своим нравственным чувством. С определенной точки зрения, Пилат даже поступил правильно, он просто дал согласие на казнь преступника. Но он предал себя, так как выбирая между совестью и общественными законами, он выбрал последнее. Пилат наказывается за «самый страшный порок — трусость». Но не слишком ли жестоко это наказание? «Двенадцать тысяч лун, за одну луну когда-то». Но в конце концов Пилат искупил свою вину.

Иуда, в отличие от Пилата, совестью не мучился. Он, предав, даже не понял, что в чем-то виноват, и он наказывается смертью — у него нет надежды на искупление.

Из всех этих примеров можно выявить, что есть для Михаила Афанасьевича вина и ошибка, по какому принципу определяются наказание для героев. Вина — это осознанное действие, слово или мысль. Вина бывает двух видов: внешняя и внутренняя, то есть осуждение со стороны людей и осуждение самого себя. Мера наказания определяется автором в зависимости от степени осознания своих поступков. Маргарита и Пилат понимают свою вину, потому они прощаются. Иуда и Берлиоз даже не подозревают о своей вине, и они наказываются смертью. Проблема вины — одна из важнейших проблем не только в литературе, но и в жизни. Ведь иногда от степени вины зависит все существование человека.

Читаемое в разделе:

  • Сочинение на тему: Актуальна ли повесть «Собачье сердце» в наши дни
  • Михаил Афанасьевич Булгаков глубоко понимал людей и происходящие исторические события. Писатель также очень тонко чувствовал, в каком направлении развиваются те или иные.

    1. Девятнадцатая глава романа называется «Маргарита», что сразу же указывает на главного героя эпизода. И уже первые строки эпизода связывают образ Маргариты с темой.

    1. Глава, где впервые появляется герой, чьим именем назван роман. Здесь Мастер, находящийся в сумасшедшем доме, рассказывает Ивану о себе, своей возлюбленной и своем романе.

    Сатирическая повесть Михаила Афанасьевича Булгакова «Собачье сердце», написанная в 1925 году, была опубликова­на более чем через полвека, в 1987 году, через двадцать.

    Михаил Афанасьевич Булгаков — один из наиболее своеобразных писателей первой половины двадцатого века. Его творчество очень оригинально. Прежде всего для его.

    В романе Михаила Афанасьевича Булгакова «Белая гвардия», первые две части которого бы­ли опубликованы в 1925 году в журнале «Россия», автор запечатлел один из.

    Ранее опубликованные в разделе:

    Повесть «Собачье сердце» будет жить вечно. Проблема создания «очень высокой психической личности» существовала, существует и будет существовать. Человек.

    Новые материалы раздела:

    • Тема гражданской войны в романе Булгакова «Белая Гвардия»

    В романе Михаила Афанасьевича Булгакова «Белая гвардия», первые две части которого бы­ли опубликованы в 1925 году в журнале «Россия», автор.

    Михаил Афанасьевич Булгаков глубоко понимал людей и происходящие исторические события. Писатель также очень тонко чувствовал, в каком направлении.

    1. Девятнадцатая глава романа называется «Маргарита», что сразу же указывает на главного героя эпизода. И уже первые строки эпизода связывают образ.

    1. Глава, где впервые появляется герой, чьим именем назван роман. Здесь Мастер, находящийся в сумасшедшем доме, рассказывает Ивану о себе, своей.

    Михаил Афанасьевич Булгаков — один из наиболее своеобразных писателей первой половины двадцатого века. Его творчество очень оригинально. Прежде.

    Кто из героев романа М. Булгакова «Мастер и Маргарита» становится жертвой свиты Воланда и почему

    Литературовед Б. В. Соколов считает, что «нечис­тая сила в «Мастере и Маргарите» не без юмора обна­жает перед нами людские пороки». Это действительно так. Столкновение с дьявольской силой выводит в ро­мане на всеобщее обозрение то, что обычно скрыто от глаз.

    Первой жертвой свиты Воланда становится Берли­оз, «председатель правления одной из крупнейших московских литературных ассоциаций, сокращенно именуемой МАССОЛИТ». Воланд предсказывает ему скорую гибель, что сбывается с поразительной точно­стью. Чтобы понять, почему он стал жертвой нечистой силы, нужно прежде всего задуматься над тем, что являл собою возглавляемый им МАССОЛИТ. Раз­говор Берлиоза с Бездомным дает об этом некоторое представление.

    Бездомному, входящему в МАССОЛИТ, заказана антирелигиозная поэма. Он написал ее не так, как требовалось, и вот теперь редактор Берлиоз разъясня­ет ему, как и что надо было изобразить. О правдивом описании действительности речи в ведомстве Берлио­за никогда не шло, не идет и теперь. Данная поэма — не первое подобное (заказное) творение Бездомного, а Бездомный — не единственный в МАССОЛИТЕ автор, занимающийся такого рода работой. За это наказан и сам Иван, оказавшийся в сумасшедшем доме и нашед­ший, к счастью, в финале свой истинный путь.

    Творцам из МАССОЛИТА противопоставлен в ро­мане Мастер, для которого творческая свобода — вещь принципиально важная. Враждебно относится к МАССОЛИТовцам и сам автор, на собственном опыте узнавший, что значит противостоять таким, как Бер­лиоз.

    Яркое представление о МАССОЛИТЕ читатель по­лучает, ознакомившись с описанием «Дома Грибоедо­ва». Красноречиво говорят о содержании деятельно­сти литераторов, а также о самой цели пребывания их в МАССОЛИТЕ многочисленные вывески, а также разговоры писателей. «Рыбно-дачная секция», «Од­нодневная творческая путевка», «Квартирный во­прос» — это лишь некоторые из них. Ресторан в «Гри­боедове» «считался самым лучшим рестораном в Мо­скве», потому что он отличался «качеством своей провизии» и тем, «что эту провизию отпускали по са­мой сходной, отнюдь не обременительной цене». Ма­териальные выгоды зовут писателей в МАССОЛИТ, а не их подлинное призвание. Они же лишают их чести и совести. С горькой иронией писатель говорит о том, что шикарные дачи получают «наиболее талантли­вые» литераторы МАССОЛИТа и что в саму эту орга­низацию нельзя было вступить, не имея «литератур­ного таланта».

    Наказан и напуган свитой Воланда также Степа Лиходеев, директор театра Варьете, безответствен­ный руководитель, вся жизнь которого состоит из по­сещения увеселительных заведений и прочих развле­чений. «Пьянствуют, вступают в связи с женщинами, используя свое положение, ни черта не делают, да и делать ничего не могут, потому что ничего не смыслят в том что им поручено. Начальству втирают очки!» — так характеризует Степу Коровьев. «Он такой же ди­ректор, как я архиерей»,— присоединяется к нему Азазелло.

    Разоблачен нечистой силой Никанор Иваныч Бо­сой, «председатель жилищного товарищества дома № 302-бис по Садовой улице». Воланд говорит о нем, что он «выжига и плут». В предложении «переводчи­ка» «заключался ясный практический смысл», по­этому Босой и приял его. За взяточничество, злоупот­ребление служебным положением наказан Босой. «. брал! Брал. Прописывал за деньги, не спорю, быва­ло», — признается он.

    Не проходит свита Воланда и мимо администрато­ра Варьете Ивана Савельевича Варенухи, который с удовольствием соглашается отнести кляузу на Лихо-деева куда следует. Кроме того, по мнению нечистой силы, Варенуха хамит и лжет по телефону. Пройдя «перевоспитание», Иван Савельевич приобрел всеоб­щую популярность и любовь за свою невероятную от­зывчивость и вежливость.

    Жертвой свиты Воланда становятся и зрители Варьете, «отоварившиеся» в дамском магазине на его сцене. Охваченные алчностью они хватали в нем все подряд. Их дальнейшее обнажение символизирует об­нажение пороков.

    Прямо на сеансе в Варьете нечистая сила разобла­чает Аркадия Аполлоновича Семплеярова, председа­теля акустической комиссии, изображающего из себя «интеллигентного и культурного человека» и беруще­го без зазрения совести под весьма сомнительное по­кровительство «хорошеньких девиц». Позже на до­просе ему пришлось рассказать «и про Ми лицу Анд­реевну Покобатько с Елоховской улицы, и про саратовскую племянницу, и про многое еще, о чем рассказы приносили Аркадию Аполлоновичу невыра­зимые муки» и чем нечиста была его совесть.

    Наказан за донос Алоизий Могарыч. Прочитав ста­тью Латунского про роман мастера, он написал на него жалобу о том, что тот хранит у себя нелегальную литературу. Цель этого кляузничества состояла в же­лании избавиться от мастера и занять его комнату. Несмотря на дружбу, Алоизий Могарыч предал мас­тера, он совершил подлость, стремясь извлечь для себя выгоду любыми средствами.

    Удивительное превращение происходит с предсе­дателем зрелищной комиссии Прохором Петровичем, постоянным девизом которого на работе стали репли­ки вроде «не принимаю», «вы чего без доклада влезае­те», «я занят». Превращение бездушного, грубого и ленивого горе-руководителя в говорящий костюм весьма символично.

    Обличен нечистой силой заведующий филиалом зрелищной комиссии, «вконец разваливший облег­ченные развлечения». «Очки втирал начальству!» выдает его коллега.

    Жестоко обошлась свита Воланда и с Максимилиа­ном Андреевичем Поплавским, приехавшим из Киева в Москву. «В чем же было дело? В одном — в кварти­ре»,— сообщает о нем автор. Поплавского «мысль о переезде в Москву настолько точила., в последнее вре­мя, что он стал даже худо спать». Смерть Берлиоза по­казалась ему отличным шансом реализовать свои дав­ние намерения. Максимилиан Андреевич готов был «невзирая ни на какие трудности… унаследовать квартиру племянника на Садовой». Его не огорчила смерть родственника, она стала средством достиже­ния корыстных целей. За корысть он и поплатился.

    До смерти напугали проделки нечистой силы бу­фетчика Сокова, большого мошенника, нажившего капитал на продаже некачественных продуктов и об­мане посетителей буфета.

    Досталось и той самой Аннушке, разлившей на горе Берлиоза свое масло. Аннушка умеет притво­ряться «весьма искусно», ее не терзают муки совести. Найдя драгоценность, она не прочь «камушки-то. выковырять» или «распилить ее на куски», У схва­ченной с поличным Аннушки наглость сразу пропада­ет, она полностью преображается и многократно по инерции кричит свое «мерси».

    Лицемер же Николай Иваныч не случайно превра­щается в борова. Изображая из себя добропорядочно­го семьянина, он не прочь при этом завести отноше­ния с Наташей. Николай Иваныч глуп и труслив. Воз­вратившись с бала сатаны, он требует удостоверение «на предмет предоставления милиции и супруге», но позже оказывается арестованным «исключительно по глупости своей ревнивой» жены. На допросе Николай Иваныч «не счел нужным упомянуть о том, что он явился в спальню с выброшенной сорочкой в руках и что называл Наташу Венерой».

    Жертвой свиты Воланда становится также Смир­новский рынок, на котором цены «кусаются» и обслу­живаются только обладатели валюты, в основном го­ворящие на чисто русском языке.

    В романе «Мастер и Маргарита» Булгаков-сатирик беспощадно бичует самые разные людские пороки: алчность, жестокость, корыстолюбие, лживость, хан­жество и др. Наказание его героям в них самих. Они наказаны тем ужасом, который поселился в их душах и остался там даже после исчезновения Воланда.

    «Наказание за грехи в романе «Мастер и Маргарита»»

    В романе «Мастер и Маргарита» никто не совершает грехов по наущению. Свои грехи и свои преступления, большие или малые,— так же, как и свой подвиг,— каждый совершает сам, по собственному побуждению своей души. Конечно, весельчак Фагот запускает в театре Варьете денежный дождь. Но уж тратить в буфет эти «якобы деньги» самые догадливые из зрителей бегут сами. Да, Коровьев рассказывает Маргарите об одном из «гостей» на великом балу у сатаны: «Как-то раз Азазелло навестил его и за коньяком нашептал ему совет, как избавиться от одного человека, разоблачений которого он чрезвычайно опасался». И совет Азазелло был выполнен без промедления. Но, надо думать, уж очень жаждал «гость» этого совета.

    И не слишком надо верить Никанору Ивановичу, который «утверждал впоследствии», что «толстая хрустнувшая пачка» денег—взятка, предложенная ему «переводчиком»,— сама вползла к нему в портфель. Очень хотел этого опытный взяточник Никанор, и разве что дьявольская ловкость, быстрота и знание дела («свидетелей действительно не было»), проявленные «переводчиком», превзошли его опыт .Коровьев, правда, подкузьмил, «не те» деньги подсунул.

    «Брал! — кричит на следствии Никанор.— Брал, но брал нашими советскими! Прописывал за деньги, не спорю, бывало . Но валюты я не брал!»
    И провокация с Тимофеем Квасцовым, от имени которого Коровьев звонит в милицию,— того же порядка. Ну, не звонил Тимофей Квасцов. Не звонил потому, что ни слухом, ни духом не знал о подсунутой Коровьевым Никанору валюте. Но с какой радостью позвонил бы наушник и ябедник Квасцов, если б знал. Не своим же, а его, Квасцова, голосом плаксиво кричал в трубку Коровьев:

    «Алло! Считаю долгом сообщить. Говорит жилец означенного дома из квартиры номер одиннадцать Тимофей Квасцов. Но заклинаю держать в тайне мое имя. Опасаюсь мести вышеизложенного председателя».

    «И повесил трубку, подлец»,—замечает автор. Кто подлец? Коровьев? Или Тимофей Квасцов? Ибо едва пришли из милиции изымать у Никанора крамольную валюту, Тимофей Квасцов вот он — тут как тут:

    «В это время Тимофей Кондратьевич Квасцов на площадке лестницы припадал к замочной скважине в дверях квартиры председателя то ухом, то глазом, изнывая от любопытства. А еще через час неизвестный гражданин явился в квартиру номер одиннадцать, как раз в то время, когда Тимофей Кондратьевич рассказывал другим жильцам, захлебываясь от удовольствия, о том, как замели председателя. »
    Так что читатель начинает сбиваться: может быть, не Коровьев, а Тимофей Квасцов каким-нибудь чудом звонил в милицию? Во всяком случае, ведет он себя так, как будто никакой не Коровьев, а он сам, Тимофей Квасцов, и звонил.

    Воланд знает подлинную цену всему: стяжательству, бездуховности и невежеству; теням висельников и убийц на своем великом весеннем балу; рассудочности Берлиоза, навсегда уходящего в небытие, и суетной страсти толпы к зрелищам и деньгам. И находит полное понимание у своей преданной свиты.

    Кстати, если поподробнее рассматривать сцену с балом, то можно увидеть и еще одну проблему, которую Булгаков хотел показать нам. Тема бессмертия и воскресения душ.
    У Булгакова главный воскреситель — Воланд. Да, он может воскресить душу, может и» наоборот, погубить ее. Вообще, Воланд в романе представ перед нами, как дьявол наоборот, ведь хотя его призвание— губить души, он сделал это лишь с Берлиозом и, может быть с Майгелем. Особенно ярко описано воскресение души на балу. Эти люди давным-давно уже умерли, причем наверняка не без содействия самого Воланда, но каждый год, в полнолуние, они собираются на бал, который устраивает Воланд воскресивший их, вероятно, потому, что они верили в некую философию, некую теорию. Видимо, в основе этой теории лежала идея загробной жизни, когда тело умирает, а душа остается жить. Воланд, впрочем, называет их доказательствами совсем другой теории. По его утверждениям Берлиоз всю жизнь исповедовал теорию, согласно которой после отрезания головы жизнь в теле прекращается, а душа уходит в небытие (наверное, именно по этому единственный, кто в романе по-настоящему уходит в небытие, и есть Берлиоз). Совершенно очевидно, что симпатии автора здесь не на стороне Берлиоза, впрочем, не на стороне Воланда тоже. Тут Булгаков выдвигает идею, что каждый получает по заслугам, во что верил — то и получишь, как это случилось с Берлиозом.

    Души, которые собрались на этомжутком балу, — соседи Воланда, они за свои прегрешения пребывают в аду. Скорее всего, сам Воланд исподволь подсказывал им различные способы отравления и прочих преступлений. Каждый год на этом балу появляются новые лица. Воланд не дремлет, он продолжает умерщвлять души. И собирает их на балу конечно же не для того, чтобы доказать Берлиозу правильность своей теории, в которую верит он и его гости, а потому что втайне ему приятно видеть души, которые он погубил, а затем воскресил. На первый взгляд незаметно, чтобы эти люди терпели какие-то муки в аду как положено грешникам, но даже если это и так, то тогда, возможно, Воланд хочет дать им отдых от их страданий. По крайней мере, Фрида, которой каждый день подают платок, напоминающий о ее преступлении, напивается пьяной, и это помогает ей забыть злосчастный белый с синей каемочкой платок.

    Мастер и Маргарита — тоже своего рода люди умершие я вновь воскресшие. Азазелло это отрицает, говорит, что они вовсе не мертвы, но в то же время Иванушкин сосед умирает, и Иванушка узнает это, когда Мастер приходит к нему попрощаться. Получается, что на свете два Мастера: один, который улетел с Воландом, а другой, который умер в сто восемнадцатой палате. И Маргариты тоже две, хотя в эпилоге говорится, будто шайка похитила и Мастера, и Маргариту, и ее домработницу Наташу, превратившуюся в ведьму. Именно Азазелло подготовил их к полету с помощью фалернского вина, того самого, которое пил прокуратор. Уже в этом можно усмотреть намек на то, что непростое вино выпивают герои М. Булгакова. Да так оно получается на самом деле, ведь Азазелло сначала отравляет с его помощью Мастера и Маргариту, а потом их же воскрешает. Очевидно, в полет с Воландом нельзя отправляться живым; надо подготовиться, усыпить собственную душу и забыться на время, освободиться от обыденного, очень ограниченного рамками обества, сознания.

    Но опять же к самому Воланду. Он, в отличие от Мефистофеля и в отличие от другого Демона («И все, что пред собой он видел, он презирал иль ненавидел»), которого Булгаков, как уже стало понятно, знал наизусть, Воланд признает то редкое, то немногое, что по-настоящему велико, истинно и нетленно. И в этом его великая сила и великое преимущество перед другими.

    Он знает настоящую цену творческому подвигу Мастера и раскаянию Пилата. Любовь и гордость и поистине королевское чувство собственного достоинства Маргариты вызывают у него интерес, холодную симпатию, уважение, признание. И неприкосновенны для него подвиг Иешуа Га-Ноцри и то неподвластное Воланду, не относящееся к нему, не касающееся его, что в романе противопоставлено «тьме» и помечено обобщенным названием «свет».

    В романе есть одно место, которое часто вызывает у читателей вопросы. В самом конце, там, где волшебные черные кони несут своих всадников к их цели, описано преображение этих всадников. Именно тогда читатель видит рыцаря с никогда не улыбающимся лицом.

    Как заявляет Воланд, этот рыцарь просто неудачно пошутил. Что имел в виду Булгаков? Что такое «лишнее» сказал некогда фиолетовый рыцарь, за что был так жестоко наказан? «Мастер и Маргарита» все-таки незавершенный роман, его автор умер, так и не написав последнего слова, и это место, по-видимому, относится к строкам, оставшимся конспективными.

    Вряд ли Воланд наказывает своего верного рыцаря, чье место непосредственно рядом с ним, за неудачу каламбура. Темно-фиолетовый рыцарь явно наказан за то, что неудачный его каламбур относился к «свету» и «тьме». Воланд не позволяет шуток по поводу «света». Да, такого дьявола в мировой литературе до Булгакова действительно не было.
    Воланд с его холодным всеведением и жестокой справедливостью порою кажется покровителем беспощадной сатиры, что вечно обращена к злу и вечно совершает благо. Он жесток, как бывает жестокой сатира, и дьявольские шутки его приближенных тоже воплощение каких-то сторон этого удивительнейшего из видов искусств: издевательские провокации и глумливое фиглярство Коровьева, неистощимые штуки «лучшего из шутов» — Бегемота, «разбойничья» прямота Азазелло. . .

    Сатирическое вскипает вокруг Волапда. На три дня (всего лишь в три дня укладывается действие романа) Воланд со своей свитой появляется в Москве — и неистовством сатиры взрезается будничная повседневность. И вот уже стремительно, сплетаясь, как в вихре Дантова ада, несутся вереницы сатирических персонажей — литераторы из МАССОЛИТа, администрация театра Варьете, мастаки из жилтоварищества, театральный деятель Аркадий Аполлонович Семплеяров, гений домовых склок Аннушка, скучный «нижний жилец» Николай Иванович и другие.
    Сатирическое расходится вокруг Воланда кругами. Выливается в фантасмагорию сеанса черной магии. Буйствует в «сне Никанора Ивановича», не иначе как пожалованном Никанору на прощанье неугомонным Коровьевым. В пересекающихся пластах фантастической сатиры этого «сна», ни на йоту не реального и вместе с тем реального до последней крупиночки, насмешливо, иронично, оглушающе саркастично все—и самое воплощение метафоры «сиденья за валюту»; и проникновенные речи голубоглазого «артиста» о том, что деньги, необходимые стране, должны храниться в госбанке, а «отнюдь не в теткином погребе, где их могут, в частности, попортить крысы»; и фигуры стяжателей, ни за что не желающих расставаться со своим добром; и ошалелый Никанор, на которого обрушилась вся эта фантасмагория и у которого валюты нет (а впрочем, подлинно ли нет?).

    Очистительным огнем, «с которого все началось и которым мы все заканчиваем»,— пожаром «Грибоедова» — довершается литературная сатира в романе с этим самым «Грибоедовым»,вкотором уютнейше разместился МАССОЛИТ, с его рестораном, «самым лучшим в Москве», с его кассами, путевками и дачами в Перелыгине, с членами МАССОЛИТа, от которых — не случайно, надо думать,—в воображении читателя останется только перечень странных имен: Желдыбин, Двубратский, Бескудников, Квант.

    Огонь идет по пятам за дьявольскими помощниками Воланда: горит дом на Садовой, горит Торгсин, в котором побывали Коровьев и Бегемот, облюбованный Алоизием Могарычом дом с подвальчиком Мастера, горит Грибоедов. Огонь, который пожалуй наиболее динамичное состояния материи, сосздает идеальные условия для последующего возрождения истинных ценностей.

    Гётевский Мефистофель тоже называет своей стихией огонь — единственную стихию, противостоящую жизни. . В романе «Мастер и Маргарита» огонь не противостоит жизни и добру. В романе Булгакова в огне горят страдания и боль («Гори, гори, прежняя жизнь!» — кричит

    Мастер. «Гори, страдание!» — вторит ему Маргарита). Горят пошлость, стяжательство, бездуховность и ложь, расчищая дорогу надежде на лучшее. Горит всё, кроме бесценных творений. Не даром становиться афоризмом реплика Воланда : «Рукописи не горят».

    Значения поздних произведений Булгакова восходят к нравственным заповедям древнего мира, к фольклорным формулам справедливости с их прозрачной символикой — бесы, жертвоприношение, распятье. Как гуманист, а точнее позитивист, Булгаков ярко проявляет себя в повести «Собачье сердце». Достаточно по внимательнее вчитаться во фразы, произносимые профессором Преображенским, ведь это мысли самого автора. Апофеоза они достигают в знаменитом монологе профессора за обедом. Именно из него можно понять за что же профессор, а вместе с ним и автор, не любит пролетариат. Преображенский не осуждает К.Маркса, но очевидно, что он и не поддерживает его. Думаю, что из философов 19-20 вв. автору наиболее близок Огюст Конт.

    Вклад Булгакова в вечную тему, его новаторство прослеживаются на каждой странице «Мастера и Маргариты»: прямо — в декларациях Мастера, Иешуа, Воланда, Пилата, косвенно — в сатирических эпизодах, утверждающих авторский идеал. Свобода человеческого духа и духовность нравственного выбора неизменно волнует автора. Образы персонажей романа невозможно свести к определенным типам: они собирательны. Бесспорными представляются автобиографичность образа Мастера и значительное проецирование образа Маргариты на Е. С. Булгакову. Образы романа перекликаются друг с другом. Зеркальная симметрия связывает Понтия Пилата и Воланда, Ивана Бездомного и Левия Матвея, Низу и Маргариту. Многие взгляды, поступки, проблемы аналогичны у Иешуа и Мастера, Мастера и Понтия Пилата.
    Представители духовного начала (которое, по Булгакову, бессмертно) сосуществуют, признавая положение друг друга в космической иерархии: Иешуа по отношению к Воланду, Воланд — к Иешуа и Мастеру, Мастер — к Бездомному.

    С помощью средств фантастики и гротеска автор сумел возвести свои персонажи на высшую ступень типизации, создать художественные типы — ярко индивидуализированные (Понтий Пилат), философски значимые (Воланд). Каждый значительный тип несет в себе противоречие и в то же время выражает определенную идею. Типы в произведении Булгакова имеют гипотетический характер и усиливают философскую значимость всей художественной системы романа. Центральные персонажи являются не столько характерами, сколько типами персонифицированного сознания. Бессмертие служит для писателя предметом дискуссии. На отношение к идее бессмертия строятся все основные типы сознания героев романа: эстетическое Мастера, эмоциональное Маргариты, «государственное» Пилата, массовое сознание и, наконец, сознание нравственного абсолюта Иешуа. Таким образом, на мой взгляд, самого писателя с его высказанной идеей вечного покоя и бессмертием души, можно причислить к идеалистам. Однако, автор не настаивает на этой точке зрения, идеализм его проявляется скорее в понимании общественных отношений, а именно как уже было сказано выше, ему скорее близка философия Огюста Конта.

    Однако наличие подобной структуры не приводит к превращению персонажей в носителей авторских идей. Все действующие лица — это живые люди с яркими портретными характеристиками и другими запоминающимися качествами.
    Ни один из главных героев не вызывает отрицательного отношения. Даже Воланд. который традиционно должен внушать страх, вызывает скорее улыбку и сочувствие тому, как ловко он выводит на чистую воду людей, подобных Берлиозу, Лиходееву или Босому. Все главные герои вызывают несомненную симпатию, не являясь в то же время идеальными.

    В романе Булгакова живет глубокая вера в непреложные нравственные законы. Вслед за Кантом писатель считает, что нравственный закон заключает внутри человека не должен зависеть от религиозного страха перед грядущим возмездием. Проблемы любви и равнодушия, трусости и раскаяния, добра и зла раскрыты во всем блеске его мастерства.

    Анализ произведений. Характеристика героев. Материалы для сочинений

    Алоизий Могарыч в романе «Мастер и Маргарита»: характеристика и образ в цитатах

    Алоизий Могарыч является одним из второстепенных героев романа «Мастер и Маргарита» Булгакова.

    В этой статье представлена характеристика Алоизия Могарыча в романе «Мастер и Маргарита»: цитатный образ героя.

    Все материалы по роману «Мастер и Маргарита» >>

    Алоизий Могарыч в романе «Мастер и Маргарита»

    О внешности Алоизия Могарыча известно следующее:
    «. кто‑нибудь непредвиденный, неожиданный и внешне‑то черт знает на что похожий. «

    Алоизий Могарыч является приятелем главного героя романа, Мастера:
    «. А со мной случилась оригинальность, как нередко бывало в моей жизни. У меня неожиданно завелся друг. «

    Алоизий Могарыч нравится Мастеру за свой «сюрприз» внутри:

    «. Понравился он мне до того, вообразите, что я его до сих пор иногда вспоминаю и скучаю о нем. »
    «. Дело в том, что вообще человек без сюрприза внутри, в своем ящике, неинтересен. Такой сюрприз в своем ящике Алоизий – имел. » (Мастер об Алоизие)

    Алоизий Могарыч не нравится Маргарите:
    «. Жене моей он не понравился до чрезвычайности. Но я заступился за него. Она сказала:
    – Делай, как хочешь, но говорю тебе, что этот человек производит на меня впечатление отталкивающее. «

    Алоизий Могарыч называет себя журналистом:
    «. Отрекомендовался он мне журналистом. «

    Алоизий холост. Он живет недалеко от «подвала» Мастера:
    «. Я узнал, что он холост, что живет рядом со мной примерно в такой же квартирке, но что ему тесно там, и прочее. К себе как‑то не звал. «

    Алоизий Могарыч — очень умный человек (по мнению Мастера):
    «. Именно, нигде до того я не встречал и уверен, что нигде не встречу человека такого ума, каким обладал Алоизий. Если я не понимал смысла какой‑нибудь заметки в газете, Алоизий объяснял мне ее буквально в одну минуту, причем видно было, что объяснение это ему не стоило ровно ничего. То же самое с жизненными явлениями и вопросами. «

    Алоизий Могарыч любит литературу:
    «. Покорил меня Алоизий своею страстью к литературе. Он не успокоился до тех пор, пока не упросил меня прочесть ему мой роман весь от корки до корки, причем о романе он отозвался очень лестно, но с потрясающей точностью, как бы присутствуя при этом, рассказал все замечания редактора, касающиеся этого романа. Он попадал из ста раз сто раз. Кроме того, он совершенно точно объяснил мне, и я догадывался, что это безошибочно, почему мой роман не мог быть напечатан. Он прямо говорил: глава такая‑то идти не может. «

    Алоизий — очень предприимчивый человек:
    «. Но Алоизий был человеком чрезвычайно предприимчивым. «

    Алоизий Могарыч — ябедник. Он пишет жалобу на Мастера с целью выселить его из жилья:
    «. ябедник Алоизий Могарыч. »
    «. Это вы, прочитав статью Латунского о романе этого человека, написали на него жалобу с сообщением о том, что он хранит у себя нелегальную литературу? – спросил Азазелло. Вы хотели переехать в его комнаты. «

    Вскоре Алоизий заселяется в жилье Мастера. Он даже пристраивает там ванну:
    «. Я ванну пристроил, – стуча зубами, кричал окровавленный Могарыч и в ужасе понес какую‑то околесицу, – одна побелка. купорос. «

    В конце концов свита Воланда выгоняет Алоизия из «подвала» Мастера:
    «. опять все оказалось на своем месте в подвале в переулке, откуда был изгнан ябедник Алоизий Могарыч. «

    В наказание за подлость Воланд посылает Алоизия в путешествие на поезде — без штанов. Придя в себя в поезде, Алоизий возвращается в Москву:
    «. Опомнившись, примерно через сутки после визита к Воланду, в поезде, где‑то под Вяткой, Алоизий убедился в том, что, уехав в помрачении ума зачем‑то из Москвы, он забыл надеть брюки . Уплатив колоссальные деньги проводнику, Алоизий приобрел у него старую и засаленную пару штанов и из Вятки повернул обратно. » (Вятка — сейчас город Киров)

    Через несколько месяцев Алоизий Могарыч становится финдиректором Варьете:
    «. сейчас существует, и именно в той должности, от которой отказался Римский, то есть в должности финдиректора Варьете. »
    «. Алоизий был человеком чрезвычайно предприимчивым, через две недели он уже жил в прекрасной комнате в Брюсовском переулке, а через несколько месяцев уже сидел в кабинете Римского. «

    Варенуха считает своего нового директора Алоизия плохим человеком:
    «. И как раньше Римский страдал из‑за Степы, так теперь Варенуха мучился из‑за Алоизия. Мечтает теперь Иван Савельевич только об одном, чтобы этого Алоизия убрали из Варьете куда‑нибудь с глаз долой, потому что, как шепчет иногда Варенуха в интимной компании, «Такой сволочи, как этот Алоизий, он будто бы никогда не встречал в жизни и что будто бы от этого Алоизия он ждет всего, чего угодно»..»

    Судя по всему, Алоизий оказывается ленивым директором. Он не занимается делами заведения:
    «. Впрочем, может быть, администратор и пристрастен. Никаких темных дел за Алоизием не замечено, как и вообще никаких дел, если не считать, конечно, назначения на место буфетчика Сокова какого‑то другого. »

    LITERATURUS: Мир русской литературы

    Меню сайта

    Соков в романе «Мастер и Маргарита»: характеристика и образ (Андрей Фокич Соков)

    Андрей Фокич Соков является одним из второстепенных персонажей романа «Мастер и Маргарита» Булгакова.

    Соков — один из работников театра Варьете, где выступает Воланд и его свита.

    В этой статье представлен цитатный образ и характеристика Сокова в романе «Мастер и Маргарита».

    Все материалы по «Мастер и Маргарита» >>

    Соков в романе «Мастер и Маргарита»: характеристика и образ

    Полное имя героя — Андрей Фокич Соков:
    «. назывался Андрей Фокич Соков. «

    Соков — заведующий буфетом в театре Варьете:
    «. Я, – горько заговорил буфетчик, – являюсь заведующим буфетом театра Варьете. »
    «. Человечек был буфетчиком в Варьете. «

    Внешность Сокова:
    «. Какой‑то малюсенький пожилой человечек с необыкновенно печальным лицом, в чесунчовом* старинном костюме и твердой соломенной шляпе с зеленой лентой, подымаясь вверх по лестнице. » (чесунча — плотная шелковая ткань)
    «. с исцарапанной лысиной. »
    «. шагнул в переднюю, снимая шляпу. »
    «. Я шляпочку забыл, – шепнул буфетчик, тыча себя в лысину. «

    Соков не пьет алкоголь и не играет в азартные игры:
    «. – Покорнейше. я не пью.
    – Не играю, – уже утомленный, отозвался буфетчик. »
    «. – Вы пьете водку?
    – Никогда не прикасался, – ответил буфетчик. «

    У Сокова в буфете подаются несвежие продукты и не соблюдаются санитарные нормы:
    «. В рот ничего не возьму в вашем буфете! Я, почтеннейший, проходил вчера мимо вашей стойки и до сих пор не могу забыть ни осетрины, ни брынзы. Драгоценный мой! Брынза не бывает зеленого цвета, это вас кто‑то обманул. Ей полагается быть белой. Да, а чай? Ведь это же помои! Я своими глазами видел, как какая‑то неопрятная девушка подливала из ведра в ваш громадный самовар сырую воду, а чай между тем продолжали разливать. Нет, милейший, так невозможно. «

    У Сокова есть приличные сбережения в банке:
    «. – У вас сколько имеется сбережений?
    – Двести сорок девять тысяч рублей в пяти сберкассах, – отозвался из соседней комнаты треснувший голос, – и дома под полом двести золотых десяток. «

    Свита Воланда предсказывает Сокову смерть через 9 месяцев от рака:
    «. Умрет он через девять месяцев, в феврале будущего года, от рака печени в клинике Первого МГУ, в четвертой палате. «

    Когда Соков возвращается за шляпой, на него нападает кот и царапает ему голову:
    «. В то же мгновение берет мяукнул, превратился в черного котенка и, вскочив обратно на голову Андрею Фокичу, всеми когтями вцепился в его лысину. «

    После встречи с Воландом Соков ищет лучших врачей по болезням печени:
    «. Минут через пять буфетчик был перевязан марлей, узнал, что лучшими специалистами по болезни печени считаются профессора Бернадский и Кузьмин. «

    Несмотря на лечение Соков умирает через 9 месяцев от рака печени:
    «. Андрей же Фокич умер от рака печени в клинике Первого МГУ месяцев через девять после появления Воланда в Москве. «

    «ОН ЗАСЛУЖИЛ ПОКОЙ»

    О судьбе Мастера сказано красиво: «Он не заслужил света, он заслужил покой». И несколькими поколениями советских интеллигентов эти слова переживались как символ их скудных эсхатологических надежд. «Счастливый финал» .

    Почему все так рады за Мастера, что завидуют его «синице в руке», совсем и не задумываясь о его утрате – о «журавле в небе», о Свете? Ведь в русской литературной традиции свет и покой едины. Булгаков даже для эпиграфа письма ко Сталину избрал некрасовское стихотворение, в котором была строка – «Вдруг ангел света и покоя мне песню чудную запел»… Неужели непонятно, что покой оторванный от света – это темный покой, могильный мрак?

    Так в чем же грех Мастера? Почему он не заслужил света? В чьих глазах он «согрешил»? От кого он принимает свою полу-награду, полу-наказание?

    Ясно, что его грех связан с его романом. Но что же было грехом – написание романа в синергии с Воландом или его сожжение?

    Приговор Мастеру выносит Иешуа (второстепенный персонаж его романа о Пилате). Персонаж судит своего автора. Но автор не один: есть соавтор – Воланд. Иешуа – создание не только Мастера, но и Воланда. Поэтому Воланда он просит о покое для Мастера. Для Воланда эта просьба призрака, вызванного им же самим к жизни, досадна и нелепа. И без нее Воланд уже решил, что делать с Мастером, а заодно и с Маргаритой .

    Тогда понятно, что грехом (с точки зрения Воланда и Иешуа, а отнюдь не моей) оказывается именно сожжение романа. Мы уже знаем, что призраки чахнут, если их оставлять без внимания. Мастер должен был впустить евангелие от Воланда в мир, но – испугался. Воланд пробовал подтолкнуть его к тиражированию рукописи, подослав к нему Маргариту. «Она сулила славу, она подгоняла его и вот тут-то стала называть мастером». Уже после провала Мастер «шепотом вскрикивал, что он ее, которая толкала его на борьбу, ничуть не винит, о нет, не винит!». (Так Иешуа не винит Понтия Пилата). Маргарита же именно после издательского провала рукописи стала отдаляться от Мастера: «теперь мы больше расставались, чем раньше. Она стала уходить гулять».

    Неверно предположение М. Дунаева, будто Воланду роман Мастер нужен был для черной мессы – «бала». «Роман, созданный Мастером, становится не чем иным, как евангелием от сатаны, искусно введенным в композиционную структуру произведения об антилитургии. Вот для чего была спасена рукопись Мастера. Вот зачем искажен образ Спасителя. Мастер исполнил предназначенное ему Сатаной» .

    Как раз на балу у Воланда роман Мастера никак не фигурирует, не зачитывается, не замечается, и никто из его персонажей там даже не появляется. Бал нечисти состоялся бы и без романа Мастера (он вообще ежегодно-весенний). А вот сожжение Мастером порученного ему труда в глазах Воланда есть дезертирство. Мастер испугался первого сопротивления твердолобых атеистов и отступил, не решился разбросать по свету осколки кривого зеркала, а тем самым ослабил общую стратегию антихристианского наступления .

    А хорошо ли Мастеру быть в темном, бес-светном покое? Чего лишился мастер, отказавшись от света? От чего отгородил его «покой», подаренный Воландом?

    Этими вопросами отчего-то не принято было задаваться.

    Сначала – об утрате. О Свете. О Небе.

    Осенью 1933 года Булгаков записывает: «Встреча поэта с Воландом. Маргарита и Фауст. Черная месса. – Ты не поднимешься до высот. Не будешь слушать мессы. Но будешь слушать романтические — … Маргарита и козел. Вишни. Река. Мечтание. Стихи. История с губной помадой» .

    В рукописи 1936 года это оформлено уже так: «Тебя заметили, и ты получишь то, что заслужил… Исчезнет мысль о Ганоцри и о прощенном Игемоне. Это дело не твоего ума. Ты никогда не поднимешься выше, Ешуа не увидишь, ты не покинешь свой приют.. Он шел к дому, но уж не терзали сомнения и угасал казнимый на Лысом Черепе и бледнел и уходил навеки, навеки шестой прокуратор Понтийский Пилат. Конец».

    Мы же попробуем приглядеться к той вечности, по которой обречен бродить призрак Мастера (именно призрак; не будем забывать, что тело Мастера, отравленное Азазелло, не то сгорело в арбатском подвале, не то осталось в палате № 118).

    Фауст по воле и милости Бога избежал вечного общения с Мефистофелем и его командой. А вот Мастеру далеко до такой участи. Он и по смерти остается в области Воланда. Мастер не переходит в мир Христа, в мир ангелов. И в вечности Мастер зависим от Воланда и его даров.

    Дары же Воланда всегда по меньшей мере двусмысленны. Во всем романе он наиболее откровенно врет именно в этой сцене прощания с Мастером.

    О Пилате Воланд говорит так: «Вам не надо просить за него, Маргарита, потому что за него уже попросил тот, с кем он так стремится разговаривать». Стоп! Ведь Иешуа через Левия Матвея просил за Мастера, а не за Пилата!

    Второй звоночек: Воланд предлагает Мастеру создать гомункула: «Неужели вы не хотите, подобно Фаусту, сидеть над ретортой в надежде, что вам удастся вылепить нового гомункула? Туда, туда».

    Снова ложь: Воланд подменяет Фауста Вагнером: гомункула создал Вагнер, «лаборант» Фауста, и, по оценке своего учителя – «беднейшее из всех земных исчадий». Фауст в это время был в летаргическом сне.

    Вагнер – безнадежный книжник: «Меня леса и нивы не влекут, И зависти не будят птичьи крылья. Моя отрада — мысленный полет По книгам, со страницы на страницу. Зимой за чтеньем быстро ночь пройдет, Тепло по телу весело струится, А если попадется редкий том, От радости я на небе седьмом».

    Но не таков Фауст: «Я на познанье ставлю крест. Чуть вспомню книги — злоба ест».

    Фауста тошнит от «спального колпака и халата» Вагнера. Воланд же, называя Мастера Фаустом, подсовывает ему вагнеровский мирок: «Ты будешь засыпать, надевши свой засаленный и вечный колпак» (Маргарита о жизни в обещанном «домике»).

    Фауста мутило от его размеренно-предсказуемой лабораторно-домашней жизни: «Я проклинаю мир явлений, Обманчивых, как слой румян. И обольщенье семьянина. Детей, хозяйство и жену». Фауст мечтал о деятельности, Мастер (пока был жив) – о беспамятстве и покое. Что ж – спокойней всего на кладбище.

    Примечательно, что дух зла действует с ловкостью наперсточника. Фауст не желает вести размеренно-домоседскую жизнь, и Мефистофель тут же его подсовывает ему свой навязчивый сервис: «(Фауст) «Жить без размаху – никогда! (Мефистофель): вот, значит, в ведьме – и нужда».

    Мастеру, напротив, по сердцу арбатский подвальчик, домашний уют. Но дар Воланда все тот же: ведьма.

    Ведьма и королева Варфоломеевской ночи в приложении к домашнему обиходу: «ловите гранату! Не бойтесь, она ручная!». Дерзаний у мастера нет, творчества уже нет, пути нет. Зато ведьма теперь всегда с ним.

    И лепка нового гомункула вряд ли чем обогатит мир призраков: в «Фаусте» гомункул как раз жаждет обрести плоть, вырваться из своей стеклянной реторты. И как Мастер сможет дать плоть гомункулу, если он и сам ее лишен? Как он сможет освободить гомункула (Анаксагор в «Фаусте» говорит гомункулу – ты «жил, оградясь своею скорлупой»), если он сам стал «человеком в футляре»? Впрочем, одного гомункула Мастер уже создал: из Христа-Богочеловека он попробовал слепить человечка…

    Ну, а если мы вспомним «Собачье сердце», то поймем, что для Булгакова идея гомункула была похоронена раз и навсегда .

    Что еще Воланд уготовил Мастеру на вечность? – призрак Маргариты. Качество этого подарка вызывает определенные сомнения, изложенные в предыдущей главе.

    Следующий дар — музыка Шуберта.

    Из окончательного текста романа трудно понять, почему именно Шуберт станет неразлучным с Мастером. Но в ранних вариантах все яснее. Там звучит романс Шуберта «Приют» на стихи Рельштаба: «черные скалы, вот мой покой»: Варенуха «побежал к телефону. Он вызвал номер квартиры Берлиоза. Сперва ему почудился в трубке свист, пустой и далекий, разбойничий свист в поле. Затем ветер. И из трубки повеяло холодом. Затем дальний, необыкновенно густой и сильный бас запел, далеко и мрачно: «. черные скалы, вот мой покой. черные скалы. ». Как будто шакал захохотал. И опять «черные скалы. вот мой покой. » . Или: «Нежным голосом запел Фагот. черные скалы мой покой» . Вот и отгадка – что значит «покой без света».

    Романс Шуберта, исполняемый Воландом по телефону, отсылает нас не только к Мефистофелю, но и к оперному Демону Рубинштейна. Декорации пролога оперы “Демон” в знаменитой постановке с участием Шаляпина легко узнаваемы читателем булгаковского романа — нагромождения скал, с высоты которых Демон — Шаляпин произносит свой вступительный монолог “Проклятый мир”.

    Так что «божественные длинноты» Шуберта, воспевающего черные скалы, Воланд превратил в инструмент замаскированной пытки. Теперь протяженность этих длиннот будет неограничена.

    Еще один воландов дар: «старый слуга».

    Значит, кто-то и в вечности останется «слугой»? В христианстве такого представления нет. Мертвый слуга за гробом — это египетские «ушебти». В гроб египтян клались деревянные фигурки рабов. Предполагалось, что именно они будут выполнять черную работу в загробном мире, в то время как люди (т.е. собственно египтяне) будут радоваться плодам «полей Иалу». А это означает, что посмертие, организованное Воландом – это не-христианское посмертие. Вечность с буратинами. И мелькнувший там Иешуа не более похож на Иисуса, чем египетский фаллический знак (анх) – на Голгофский Крест.

    Следующий подарок: домик.

    О качестве этого дара можно судить и по тому, что он не впервые возник в творчестве Булгакова. Воланд современному расхристанному читателю кажется симпатягой. Но у Булгакова не раз возникала тема высокого начальства, которое помогает бедному интеллигенту решить квартирный вопрос и избавиться от шариковых и прочих «аннушек». «Ночью я зажег толстую венчальную свечу. Свеча плакала восковыми слезами. Я разложил лист бумаги и начал писать на нем нечто, начинавшееся словами: председателю Совнаркома Владимиру Ильичу Ленину. Все, все я написал на этом листе: и как я поступил на службу, и как ходил в жилотдел, и как видел звезды над храмом Христа, и как мне кричали: — Вылетайте как пробка… Ночью я заснул и увидал во сне Ленина. Я рассказывал про звезды на бульваре, про венчальную свечу и председателя… — Так… так… так.. – отвечал Ленин. Потом он позвонил: — Дать ему ордер на совместное жительство с его приятелем. Пусть сидит веки-вечные в комнате и пишет там стихи про звезды и тому подобную чепуху» .

    Значит, дар, полученный Мастером, мог бы ему вручить и Ленин. Значит, Воланд вручает Мастеру «ленинскую премию». Темы сходства Воланда и Ленина касаться не будем . Просто отметим, что от «потусторонней» силы Мастер получает вполне посюсторонний, «кесарев» дар. Невысока же для него оказалась планка мечтаний и цена соблазна…

    Только советская образованщина, испорченная «квартирным вопросом» и мечтой о дачном домике в Переделкино могла увидеть в этом достойную замену Небесному Иерусалиму и христианскому раю.

    Маргарита увещевает Мастера обзавестись «домиком с венецианскими окнами». Но именно в таком домике и жил Фауст, и именно на эти окна у него была аллергия: «Назло своей хандре Еще я в этой конуре, Где доступ свету загражден Цветною росписью окон!».

    Фаусту, «чья жизнь в стремлениях прошла», Мефистофель однажды предложил следующий жизненный план: «Возьмись копать или мотыжить. Замкни работы в тесный круг. Найди в них удовлетворенье. Всю жизнь кормись плодами рук, Скотине следуя в смиренье. Вставай с коровами чуть свет, Потей и не стыдись навоза — Тебя на восемьдесят лет Омолодит метаморфоза».

    Фауст гневно протестует: «Жить без размаху? Никогда! Не пристрастился б я к лопате, К покою, к узости понятий».

    И вот мирок, из которого вырвался Фауст, Воланд предлагает Мастеру как высшую награду.

    Воланд сам упомянул Фауста и обещал Мастеру то, что якобы привело бы в восторг самого Фауста. Но реально Мастеру он подсунул то, что у Фауста вызывало лишь приступы хандры.

    Живой Мастер совсем не похож на Фауста. Но призрак Мастера, как кажется, пробует уже переживать по-фаустовски. Последнее, что сделал призрак Мастера, покидая свой земной дом – он бросил в огонь не только свою рукопись, но и еще какую-то чужую книгу: «Мастер опьяненный будущей скачкой, выбросил с полки какую-то книгу на стол, вспушил ее листы в горящей скатерти, и книга вспыхнула веселым огнем». В этом поступке в Мастере проснулось что–то от Фауста (жажда скачки, полета, новизны). Оттого Воланд и поминает Фауста. Но на деле-то он подсовывает Мастеру не фаустовский идеал, а вагнеровский. И этот статично-книжный вагнеровский рай точно не будет радовать Мастера. Воланд дарит Мастеру «счастье» с чужого плеча. Оно ему будет жать и натирать душу.

    Дурно пахнущую авантюру Воланд предлагает Мастеру. Причем – «сквозь зубы»: «Маргарита тихонько плакала, утирая глаза большим рукавом. – Что с нами будет? – спросил поэт. – Мы погибнем! – Как-нибудь обойдется, — сквозь зубы сказал хозяин и приказал Маргарите: Подойдите ко мне… Вы станете не любовницей, а его женой, — строго и в полной тишине проговорил Воланд, — впрочем, не берусь загадывать. Во всяком случае, — он повернулся к поэту, — примите от меня этот подарок, — и тут он протянул поэту маленький черный револьвер. Поэт все так же мутно и угрюмо гляда исподлобья, взял револьвер» .

    Как тут не вспомнить другое описание бес-светной вечности:

    «- Я не верю в будущую жизнь, — сказал Раскольников. Свидригайлов сидел в задумчивости. — А что, если там одни пауки или что-нибудь в этом роде, — сказал он вдруг. «Это помешанный», — подумал Раскольников. — Нам вот все представляется вечность как идея, которую понять нельзя, что-то огромное, огромное! Да почему же непременно огромное? И вдруг, вместо всего этого, представьте себе, будет там одна комнатка, эдак вроде деревенской бани, закоптелая, а по всем углам пауки, и вот и вся вечность. Мне, знаете, в этом роде иногда мерещится. — И неужели, неужели вам ничего не представляется утешительнее и справедливее этого! — с болезненным чувством вскрикнул Раскольников. — Справедливее? А почем знать, может быть, это и есть справедливое, и знаете, я бы так непременно нарочно сделал! — ответил Свидригайлов, неопределенно улыбаясь».

    Вечность без вдохновения ждет Мастера: «- Так, стало быть, в Арбатский подвал? А кто же будет писать? А мечтания, вдохновение? — У меня больше нет никаких мечтаний и вдохновения тоже нет, — ответил мастер, — ничто меня вокруг не интересует, кроме нее, — он опять положил руку на голову Маргариты, — меня сломали, мне скучно, и я хочу в подвал» (гл. 24).

    Мастеру еще предстоит узнать страшную правду о своей творческой импотенции: без воландовского вдохновения он уже не сможет написать ничего подобного своему сгоревшему роману… Воланд подарил этот роман Мастеру. Воланд же (через Азазелло) его и сжег. Дары Воланда всегда двусмысленны. Мастер ведь уже предчувствовал, с кем связался и чем все это кончится: «Стоило мне перед сном потушить лампу в маленькой комнате, как мне казалось, что через оконце, хотя оно и было закрыто, влезает какой-то спрут с очень длинными и холодными щупальцами» (гл. 13).

    Вспомним еще револьвер, который в рукописи 36-37 годов Воланд дарит Мастеру, и картина станет вполне богословски-канонической.

    По наблюдению святых Отцов, когда человек вступает в общение с Князем тьмы, в его душу начинает постепенно проникать отчаяние. Ты вроде стал хозяином жизни, пробудившиеся в тебе страсти должны толкать тебя к наслаждению жизнью. И вдруг – тоска, «спрут в душе». Это твой новый “духовный покровитель” вдруг сбрасывает маску и дышит тебе в лицо открытым холодом и жаждой уничтожения.

    Зато в понятье вечной пустоты

    Двусмысленности нет и темноты…

    Конец? Нелепое словцо!

    Чему конец? Что, собственно, случилось,

    Раз нечто и ничто отождествилось.

    (Мефистофель в «Фаусте» Гете).

    Несколько примеров общения с этим духом небытия приводит св. Игнатий Брянчанинов в “Аскетических опытах”. Вот один из них: Петербургский чиновник занимается молитвенным подвигом, некстати и без духовного руководства начитавшись преп. Симеона Нового Богослова – самого мистического и самого лиричного из Отцов. Приходит рассказать о своих видениях в монастырь и говорит, что видит сияние, исходящее от икон, ощущает благоухание и сладость необычайную во рту и т. д. Монах, выслушав его, задает ему один-единственный вопрос: “А не приходила ли Вам в голову мысль убить себя?”. Оказывается — уже пытался бросаться в реку, да оттащили. И монах поясняет, почему он задал такой вопрос: как во время покаянного плача бывает минута тихого и светлого спокойствия, так и в минуты ложных наслаждений, бывает, прелесть выдает себя и сквозь первоначальный восторг проступает конечная цель духа зла – уничтожение человека .

    Вот и Маргарита еще до встречи с Мастером впустила в себя мечту о небытии: «Так вот она говорила, что с желтыми цветами в руках она вышла в тот день, чтобы я наконец ее нашел, и что если бы этого не произошло, она отравилась бы, потому что жизнь ее пуста». Радуется смерти и Мастер.

    В финале тело Мастера уже убито. Душа. Но что такое «душа» со стертой памятью? О чем он будет писать? И для кого?

    В избушке с засаленным колпаком и пустой ретортой Мастера ждет бесполезное «гусиное перо». Бесполезно оно оттого, что даже если бы он и смог что-либо написать, книги, написанными умершими духами, к людям не приходят. Мастер будет существовать без читателей. И тогда даже атеисты, травившие его за «пилатовщину», покажутся ему вожделенными читателями и ценителями. Кому да и о чем сможет написать Мастер, если люди ему уже неинтересны , а в общение с Богом и ангелами («свет») он не вошел, будучи изолированным в своем «покое»?

    А вот от романа, написанного им на земле, Мастеру никуда не деться: «Я помню его наизусть. Я теперь ничего и никогда не забуду. Я возненавидел этот роман, и я боюсь. Я болен. Мне страшно».

    Воланд позаботился о том, чтобы этот страх оставался в Мастере навсегда. Он поселил его в зацветающем вишневом саду. Вишня в цвету – это прекрасно, спору нет. Но ведь Мастер перешел в мир иной, и перешел навеки. И вот оказывается, что ничего нового, иного его не ждет. Вишни будут цвести всегда, а плодов не будут давать никогда. Творческая личность обрекается на бесконечное повторение пусть и прекрасных, но земных и уже бывших моментов . Если какие-то тени и будут навещать его – то под строгим условием: «не тревожить». Значит, все будет узнаваемо и стерильно. Новизна не возмутит мир Мастера. В общем, Воланд дарит Мастеру вечность не первой свежести.

    Но прекрасно ли цветение вишен именно для Мастера? Бывает, что день, праздничный для всех, оказывается траурным для одной семьи. Если в этой семье несчастье произошло в новогоднюю ночь – то на годы вперед огни новогодних елок будут не радовать, а мучить. Так какие же ассоциации могут вызывать у Мастера цветущие вишни?

    Вишня цветет в мае. Май и есть месяц очной встречи с Воландом, месяц сумасшествия и смерти Мастера. Значит, вся боль последних недель жизни Мастера будет ему напоминаема постоянно. Как «весеннее праздничное полнолуние» каждый год лишало покоя Ивана Бездомного, так и Мастеру придется маяться каждый май, точнее – вечный май с вечно зацветающими, но никогда не плодоносящими вишнями.

    Как и Фауст, Мастер получил свои дары в пасхальную ночь. Пасха – значит переход. Мастер в эту ночь перешел от земной жизни к посмертному, вечному существованию. Качество перехода определяет и качество этого существования. Вот последнее земное слово Мастера: «- Отравитель, — успел еще крикнуть мастер. Он хотел схватить нож со стола, чтобы ударить Азазелло им, но рука его беспомощно соскользнула со скатерти». Вот первое слово его призрака: «Открыв глаза, тот глянул мрачно и с ненавистью повторил свое последнее слово: — Отравитель. ». Со мраком в душе Мастер перешел рубеж вечности. «Он не заслужил света…».

    Заметим, кстати, что Мастер не смог встретить свою смерть как Иешуа. Никаких «добрых людей». Иешуа – не его идеал. Симпатии и сердце Мастера с Пилатом.

    Пилат же провел «двенадцать тысяч лун» с разбитой чашей вина и верным псом. Теперь Мастеру предстоит та же участь: с пустой ретортой, сухим гусиным пером и неотвязной Маргаритой…

    В те же годы другой великий писатель – Толкиен пояснил, кто может дарить вечность такого качества, т. е. земные блага, умножаемые на бесконечность. Бессмертие на земле – это дар от Кольца Всевластья, точнее от его Черного Властелина. Бильбо тяготится этим даром: «я чувствую себя как кусок масла, размазанный по слишком большому куску хлеба» .

    Такая же боль ждет и Мастера в домике, который подарил ему сатана. Пытка покоем. Наказание тупиком. Пусть вишни, пусть Маргарита. Но нет Христа. Нет вертикали, Выси. И даже Воланд распрощался с Мастером навсегда. Маргарита подчеркивает, что это «вечный дом» Мастера…

    И вновь сравним с Толкиеном. В его рассказе «Лист Ниггла» все очень похоже. Умирает осмеянный всеми художник. И он поселяется в своей последней картине. Тоже дом, тоже дерево… Но, проживя в этом мире время, необходимое для исцеления его души, художник идет дальше – в Горы. А Мастеру некуда идти из своего бес-светного покоя. Ведь «вода жизни» для него – не Христос, а просто водка .

    Когда-то Воланд напомнил: «все теории стоят одна другой. Есть среди них и такая, согласно которой каждому будет дано по его вере». Мастер получил по своей вере. Но по тому, что он получил, можно составить представление о предмете его веры, о скудости его веры и его мечты. «Вы нас убили, мы мертвы. Ах, как это умно! Как это вовремя!».

    Завершение романа могло бы показаться оптимистическим: Пилат ушел с Иешуа, Мастер получил покой. В полете с Воландом преображаются все – меняется Маргарита, меняется сам Воланд, становится красив Бегемот, из шута в рыцаря преображается Коровьев, меняет свои черты Азазелло. Преображаются все — кроме Мастера. Мастер меняется лишь в одежде. Ни глаза, ни лицо, ни душа у него не меняются: «Маргарита хорошо видела, как изменился мастер. Волосы его белели теперь при луне и сзади собирались в косу, и она летела по ветру. Когда ветер отдувал плащ от ног мастера, Маргарита видела на ботфортах его то потухающие, то загорающиеся звездочки шпор. Подобно юноше-демону, мастер летел, не сводя глаз с луны, но улыбался ей, как будто знакомой хорошо и любимой, и что-то, по приобретенной в комнате N 118-й привычке, сам себе бормотал». Пациент остался пациентом…

    А вот – последнее появление Мастера в романе: «Женщина выводит к Ивану за руку пугливо озирающегося обросшего бородой человека. — Так, стало быть, этим и кончилось? — Этим и кончилось, мой ученик, — отвечает номер сто восемнадцатый, а женщина подходит к Ивану и говорит: — Конечно, этим. Все кончилось и все кончается. И я вас поцелую в лоб, и все у вас будет так, как надо».

    Так чем же «все кончилось»? – Вот этим: «пугливо озираясь». Мастер, и так в ходе романа лишенный имени (точнее – донашивающий один из титулов Воланда), теперь и просто становится номером. Ничего себе «покой»!

    А логический финал судьбы Маргариты был прописан в романе еще раньше. Развязка произошла уже тогда, когда Маргарита приняла предложение стать хозяйкой сатанинского бала: «Короче! — вскричал Коровьев,- совсем коротко: вы не откажетесь принять на себя эту обязанность?» «- Не откажусь»,- твердо ответила Маргарита. » Кончено!» — сказал Коровьев».

    Так, может, просто сбылся старый сон Маргариты? «Сон, который приснился в эту ночь Маргарите, был действительно необычен. Дело в том, что во время своих зимних мучений она никогда не видела во сне мастера. Ночью он оставлял ее, и мучилась она только в дневные часы. А тут приснился. Приснилась неизвестная Маргарите местность — безнадежная, унылая, под пасмурным небом ранней весны. Приснилось это клочковатое бегущее серенькое небо, а под ним беззвучная стая грачей. Какой-то корявый мостик. Под ним мутная весенняя речонка, безрадостные, нищенские, полуголые деревья, одинокая осина, а далее, — меж деревьев, — бревенчатое зданьице, не то оно — отдельная кухня, не то баня, не то черт знает что. Неживое все кругом какое-то и до того унылое, что так и тянет повеситься на этой осине у мостика. Ни дуновения ветерка, ни шевеления облака и ни живой души. Вот адское место для живого человека! И вот, вообразите, распахивается дверь этого бревенчатого здания, и появляется он. Довольно далеко, но он отчетливо виден. Оборван он, не разберешь, во что он одет. Волосы всклокочены, небрит. Глаза больные, встревоженные. Манит ее рукой, зовет. Захлебываясь в неживом воздухе, Маргарита по кочкам побежала к нему и в это время проснулась» (гл. 19).

    На такое подозрение наводит то обстоятельство, что «Ни в одной редакции романа герой так и не увидит свой вечный дом. Не войдет в него… Покой мастера навсегда останется обещанным ему. Только обещанным» . Сам Мастер не видит никакого домика и сада. «Мастеру казалось…» — вот последнее переданное Булгаковым состояние Мастера. Лишь Воланд и Маргарита нашептывают ему о том, что вот-вот будет дано ему в награду. Этакая «агитбригада ада». Точно так же Иешуа успокаивает Пилата вопреки всякой очевидности. Иешуа уверяет Пилата, что казни не было, но при этом сам Иешуа предстает в этой же сцене «в разорванном хитоне и с обезображенным лицом». Иешуа (вновь говорю: Иешуа – персонаж романа, написанного Мастером и Воландом – Мессиромастером — а не евангельский Иисус) и Маргарита в равной степени используются Воландом.

    Маргарита ради встречи с Мастером готова была стать ведьмой, отдать и душу и тело сатане. Сначала Мастер зовет Маргариту в «баню с пауками». Маргарита согласна. Что ж, настала ночь оплаты счетов. Теперь она ведет Мастера по указке Воланда.

    Дары Воланда всегда имеют двойное дно. «Дьявол очень старый вор. Не веди с ним разговор», — говорил архиепископ Сан-Францисский Иоанн (Шаховской), когда-то поэт и блестящий молодой человек, друг Марины Цветаевой.

    «Вишни. Река. Мечтание. Стихи». Финал «подчеркнуто, нарочито идилличен; он перенасыщен литературными атрибутами сентиментально-благополучных фильмов. Такая подчеркнутая литературность и сама по себе способна уже вызвать подозрения» . А уж если все эти штампы даруются сатаной…

    Не стоит завидовать участи Мастера. Тот, кто всю жизнь сам себя добровольно заключал то в музей , то в подвал, то в психушку, и по смерти не найдет свободы.

    Может быть, потому, что Воландовы дары будут не утешать, а терзать, Воланд и маскируется и на прощанье говорит, что поднесенные им дары не толкьо и не столько от него самого, сколько от Иешуа: «то, что я предлагаю вам, и то, о чем просил Иешуа за вас же».

    Плохо кончается роман. Беспросветно. В этом отличие фаустианы ХХ века от традиции прошлых веков. Нет здесь Deus ex machina. Нет спасающего и всеизменяющего вторжения Божьего промысла. И это самое страшное предупреждение романа: всё может кончиться плохо. Есть такая мера человеческого забвения о Творце и отречения от Него, когда и Небо уже бессильно. Шутки могут заходить необратимо далеко.

    Приложения:

  • ЗА ЧТО КАНТУ ГРОЗИЛИ СОЛОВКИ?
  • О встрече с Владимиром Бортко
  • Игорь Серков. «Пусть знают!»

    Смотрите еще:

    • Япоша суд Суд признал банкротом сеть ресторанов «Япоша» Арбитражный суд Москвы по заявлению банка «Траст» признал банкротом компанию «Япошка-Сити», управляющую сетью ресторанов «Япоша». Об этом сообщает Российское агентство правовой и судебной […]
    • Федеральный закон no 116 от 210797 Бюллетень по атомной энергии. 2005. № С. 50. Терминологический словарь по промышленной безопасности, 2-е издание, исправленное и дополненное. М.: Нтц «Промышленная безопасность», 2006 кандидат юридических наук, руководитель Федеральной […]
    • Реестр административно территориальных единиц краснодарского края Постановление главы администрации (губернатора) Краснодарского края от 25 сентября 2009 г. N 857 "Об утверждении Положения о порядке ведения Реестра административно-территориальных единиц Краснодарского края" (с изменениями и […]
    • Штраф по статье 119 налогового кодекса рф Ответственность за непредставление (несдачу) налоговой декларации и другой отчетности Статья 119 Налогового кодекса РФ - Непредставление налоговой декларации (расчета финансового результата инвестиционного товарищества) (по состоянию на […]
    • Приказ о расторжения договора аренды Образец соглашения о расторжении договора аренды. Акт приема-передачи по договору аренды СОГЛАШЕНИЕ о расторжении договора аренды земельного участка от _______ № _____ г. г. К-ск ___________г. Арендодатель — Департамент имущественных и […]
    • Директор ведет учебную нагрузку как оформить табель Как в табеле учета рабочего времени в школе отразить отработанные часы учителя? Вопрос-ответ по теме Как в табеле учета рабочего времени в школе указывать фактически отработанные часы учителя. У проверяющих на это разные мнения и […]
    • Обособленное подразделение иск Может ли обособленное подразделение юридического лица предъявить иск в арбитражный суд? По существу поставленных вопросов даны разъяснения в Информационном письме Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14 мая 1998 […]
    • Ук ст 105 ч2 п з Уголовное дело ст30 ч 3 ст 105 ч2 ст 105 ч 1 УК РФ, какой срок грозит? ст.30 ч.3 ст.105 ч.2 ст 105 ч.1 УК РФ КАКОЙ срок грозит по этим статьям? Как смягчить наказание? Ответы юристов (4) Вера, срок будет зависеть от обстоятельств […]