Как использовать юриста

Юрист будущего: заучивать законы и кодексы больше нет нужды?

Блокчейн, криптовалюты, кибербезопасность, искусственный интеллект, цифровая экономика. Все чаще эти слова являются предметом обсуждений в органах государственной власти, профессиональных сообществах и СМИ. Изменения в общественной жизни, связанные в первую очередь с появлением новых информационных технологий, отразились также и на работе юристов. К примеру, уже сейчас автоматизированы некоторые направления юридической деятельности: с помощью современных электронных систем составляются типовые договоры, направляются претензии и иски, отслеживается статус дела. Цифровизация экономики, по мнению экспертов, может привести к тому, что значительную часть работы юристов смогут успешно выполнять роботы. В связи с этим остается открытым вопрос: каким должно быть юридическое образование будущего, чтобы позволить специалистам оставаться востребованными? В преддверии Международного дня студентов, который отмечается 17 ноября, портал ГАРАНТ.РУ узнал у экспертов, какими знаниями и навыками должны обладать юристы цифровой эры, заменят ли роботы юристов и кто такой «юрист будущего»?

Каким должно стать современное юридическое образование?

Сегодня практически в каждом вузе имеется юридический факультет, который специализируется на подготовке кадров для той или иной отрасли. Так, в МГИМО МИД России юристы специализируются на изучении международного права и особенностях законодательства зарубежных стран, студенты Российской государственной академии интеллектуальной собственности углубленно изучают вопросы патентного права. В некоторых вузах готовят специалистов широкого профиля, такие как, например, МГУ, МГЮА им. О.Е. Кутафина. Однако, по мнению экспертов, для выпускника юридического факультета знать только действующее право, в том числе его отдельную отрасль, мало.

«Современное юридическое образование, безусловно, должно быть основано не на штудировании законов, как это в свое время делали мы. На сегодняшний день информация стала доступной и оперативной: просто, открыв Интернет, вы можете за пару минут найти всю необходимую вам информацию и даже историю изменений по тому или иному вопросу. Важно научить будущих юристов пользоваться этой информацией», – считает Алексей Головченко, управляющий партнер юридической компании «ЭНСО», президент Института развития и адаптации законодательства, глава комитета по оценке регулирующего воздействия общероссийской общественной организации «Деловая Россия».

Такой же позиции придерживается и Артем Юдкин, председатель Правления Фонда «Сибирский экспертный центр «Модернизация». По его мнению, юридическое образование должно обеспечить переход от авторитарной и текстовой дидактики (когда будущий юрист заучивает рекомендованный преподавателем текст нормативного акта и доктринальные толкования правовых норм) к комплексному восприятию информации. «Когда в год принимаются десятки тысяч новых норм, существенно меняются действующие законы и разрабатываются сотни новых документов, ориентироваться в этом пространстве без работы по поиску информации и комплексного представления о норме права (сама норма, ее изначальный текст или текст проекта, судебная и административная практика применения) не представляется возможным. Обеспечить это можно только путем интеграции в обучение справочно-информационных систем», – полагает эксперт.

Адвокат Сергей Головин считает, что в учебную программу вузов необходимо включать дисциплины, позволяющие студенту приобрести навыки в сфере новых технологий, включая добычу доказательств в сети, обеспечение кибербезопасности, электронное делопроизводство и другие.

Однако, по мнению генерального директора CEB SHL Russia&CIS Ирины Зариной, оперативно адаптироваться к быстро трансформирующимся условиям труда учебные заведения не смогут.

«Современному юристу важно учиться самостоятельно ориентироваться в развивающихся цифровых условиях: в новом программном обеспечении, аналитических технологиях и платформах отчетности, которые используют работодатели или клиенты. Так, студент должен в ходе обучения в вузе параллельно набирать те цифровые навыки, которые в перспективе помогут ему эффективно выполнять функцию юридической поддержки и интегрировать результат работы в общую деятельность компании», – рекомендует она.

Вместе с тем несмотря на необходимость внедрения в образовательный процесс современных технологий, эксперты не исключают сохранение элементов классического образования. «Если вспомнить историю, российские дореволюционные юристы были людьми не только образованными в юридическом плане, но и досконально знавшими историю, культуру и иностранные языки. Это было необходимым условием того времени, так как в состав Российской империи входили Польша, Финляндия, страны Прибалтики и Средней Азии. В те годы базовых вузов, в которых готовили юристов, было немного – университеты Москвы, Петербурга, Киева, Казани, Риги, Таллина, Тарту. В этих университетах преподавали одни и те же профессора, то есть существовало своеобразное для того времени сетевое взаимодействие: юридические знания и особенно достижения правовой науки транслировались на всех площадках примерно на одном – высочайшем – уровне. Это позитивный опыт, который нам необходимо интерпретировать и осовременить сегодня на новом технологическом уровне», – считает декан юридического факультета Российского нового университета (РосНОУ), профессор, к. псих. н. Алексей Тыртышный.

Он также рассказал, что в нынешних условиях, когда наша страна попала под действие санкций, особую актуальность приобретает подготовка юристов, компетентных именно в областях международного права. По его мнению, в профессиональном сообществе не хватает специалистов, которые не только бы свободно владели иностранными языками, но и понимали механизмы работы других юрисдикций и возможности их взаимодействия с российской. «Недостаток кадров означает, в том числе и то, что наши образовательные программы недостаточно ориентированы на международное взаимодействие. Поэтому наша задача – обмениваться опытом с зарубежными коллегами. Для этого мы активно взаимодействуем с университетами Франции и Бельгии и обсуждаем возможные форматы сотрудничества и обмена опытом с вузами Азии и других регионов мира, – отметил Алексей Тыртышный. – Разумеется, чтобы соответствовать новым требованиям, вуз сам должен перестраиваться: пересмотреть подход к подбору и подготовке научно-педагогических кадров, разрабатывать и лицензировать новые образовательные программы. Требуется сделать подготовку студентов максимально вариативной, чтобы они имели возможность получать дополнительное образование по смежными с юриспруденцией направлениями подготовки, будь то психология, лингвистика, экономика или IT».

Какими знаниями и навыками должны обладать юристы цифровой эры?

Юлия Кульчицкая, директор консалтинговой компании МАК Групп, эксперт Первого Арбитражного Учреждения, считает, что цифровая эра – это эра вербальной коммуникации. А это значит, востребованным на рынке труда становится умение представить свое экспертное мнение понятным и доступным способом. При этом, по ее словам, увеличивается и скорость принятия этих решений. «Меняется скорость и ресурсы поиска, подбора и анализа информации, что требует от юриста нового поколения умения анализировать большие массивы данных, выстраивать их в логичные структуры».

По мнению управляющего партнера группы компаний «BDA» Вячеслава Сергеева, юристу нового поколения мало иметь диплом юридического вуза и обладать знаниями в сфере юриспруденции. Он отмечает, что специалисту следует научиться оказывать услуги с помощью высокотехнологичных инструментов, например электронной подписи, электронного документооборота, криптоканалов для обмена информацией, токенов и электронных валют, смарт-контрактов и т. д. Кроме того, он выделяет важность многогранных и глубоких знаний специалиста в разных областях юриспруденции. «Таковы требования обеспечения скорости при оказании услуги, конфиденциальности (ограниченность в возможности привлекать экспертов), отсутствия необходимых экспертов в данном месте или времени», – рассказал эксперт.

Однако, Роман Янковский, секретарь Наблюдательного совета Ассоциации ФинТех, партнер юридической фирмы «Зарцын, Янковский и партнеры», преподаватель юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, считает, что многие юристы до сих пор не могут понять, как работает асимметричное шифрование, технология цифровых отпечатков, тот же блокчейн. «Но сейчас «нас не учили» – это больше не оправдание. Если юрист хочет быть в тренде, ему приходится постоянно осваивать несвойственные сферы знаний: от финансов до верстки. Приходится пересиливать себя, чувствовать себя бабушкой, которой внук пытается объяснить, как работает Интернет. Но только так можно остаться конкурентоспособным на рынке труда», – подчеркнул эксперт.

Как повлияют современные информационные технологии на работу юриста?

Ольга Кириллова, управляющий директор юридической компании Heritage Group, считает, что, например, внедрение big data в повседневную юридическую практику существенно уменьшит значимость экспертизы документов. «Используя эти системы, «нарисовать» что-то задним числом будет все труднее. Это, конечно, упростит работу юриста, потому что меньше придется сталкиваться с недобросовестностью оппонентов. С другой стороны, несомненно, потребуется больше точности, скрупулезности и все тех же навыков оперирования информацией», – отметила эксперт.

Алексей Головченко рассказал о преимуществах онлайн-правосудия, которое позволит упростить процедуру контроля над документооборотом в судебной системе и сделать более прозрачной работу судей. «Это важный аспект, поскольку на сегодняшний день проблемы недобросовестности судей, неэффективности и несправедливости российской судебной системы – это притча во языцех. Предприниматели явно считают, что более 80% споров с государством изначально проигрышные, поскольку наша судебная система так настроена. В связи с этим подобные сервисы помогут бороться с этими насущными проблемами. Уменьшится возможность «маневра» со стороны властных структур, поскольку все будет максимально прозрачно. Также станут проще транзакционные отношения с судами, соответственно и скорость отношений увеличится», – рассказал адвокат.

Однако, по мнению Антона Иванькова, генерального директора ООО «Юридическая фирма «ЗАКОН – ПРИОРИТЕТ», не исключены проблемы при реализации системы онлайн-правосудия. В частности, в случаях рассмотрении дел в порядке упрощенного производства (гл. 29 Арбитражного процессуального кодекса, гл. 21.1 Гражданского процессуального кодекса, гл. 33 Кодекса административного судопроизводства). «Элементарное отсутствие подключения к Интернету может поставить под угрозу своевременное направление в суд документов в электронном виде. Кроме того, доказательственная база сторон должна быть оформлена на предельно высоком профессиональном и качественном уровне, не вызывающем каких-либо сомнений в подлинности и верности направленных в суд электронных документов, при этом большие объемы документов могут вызвать определенные трудности в их отправке в суд в электронном виде», – считает эксперт.

Заменят ли роботы юристов?

Практически все эксперты считают, что роботы не смогут полностью заменить юристов. Однако, по мнению Юлии Кульчицкой, хорошо «обученный» робот сможет выполнить ряд функций юриста более эффективно и качественно. Например, он сможет собрать необходимые данные, проанализировать их, подготовить стандартизованные документы, обработать в специальных программных продуктах. Но Ольга Кириллова считает, что юристов высшей квалификации, например, в сфере банкротства и корпоративных конфликтов машины не заменят никогда. «Здесь каждый процесс слишком сильно отличается от другого: в работе присутствует, без преувеличения, творческая составляющая. Незаменимыми останутся те, кто заносят данные в программу и те, кто мыслит нестандартно, так как это не сможет ни одна машина», – добавила она.

Вместе с тем Вячеслав Сергеев привел примеры организаций, в которых роботы уже заменяют юристов.

«ПАО «Сбербанк» запустило сервис роботов, которые обрабатывают исковые заявления физических лиц. Этот робот позволит сократить до 3 тыс. рабочих мест по юридической специальности. Существуют также мобильные приложения, которые по сути являются также роботами, с помощью которых пользователи могут, например, заполнить и подать заявление на обжалование штрафа за парковку. Аналогичные сервисы есть для бракоразводных процессов и количество вариантов их применения растет. Это оставит без работы тысячи начинающих юристов, которым обычно поручают однотипную неквалифицированную функцию, – отметил Вячеслав Сергеев. – Однако, отмечу, что для опытных юристов всегда останется работа, которую невозможно передать роботам. Например, представительство в суде, где юрист должен разработать стратегию защиты, владеть ораторскими навыками, искусством убеждения, проявить человеческое отношение к клиенту и т. д. Но при этом однозначно нужно признать, что роботы это очень сильные, обучаемые, потенциально «опасные» конкуренты для профессии юриста».

Аналогичной позиции придерживается Антон Иваньков. Он также считает, что машины и роботы не способны заменить юриста в судебном процессе. «Каждое отдельно взятое дело в той или иной степени уникально. Да, есть идентичные, похожие по своей сути и содержанию дела, по которым уже сформирована определенная судебная практика. Однако и это не дает полной гарантии того, что вновь возникший аналогичный правовой спор может быть решен таким же стандартным способом, – отметил он. – В работе юристов невозможно применять шаблонные, трафаретные подходы и использовать запрограммированные установки и методы в процессе разрешения судебных споров».

Владимир Константинов, юрист-судебник, генеральный директор юридической компании «Юристо» считает , что для качественного решения правовых задач необходим изощренный человеческий интеллект, а не простая механика действий. «В тех сферах, где можно действия сделать системными – например, взыскание задолженности по типовым контрактам – уже внедрены роботизированные системы обработки информации и подготовки правовых документов. В будущем роботы-юристы все больше будут интегрированы в обычную жизнь и заменят функционал юриста, поэтому востребованы будут специалисты с гибким подходом к решению задач, с глубокими знаниями права и способные находить нестандартные пути решения поставленных задач, потому что роботы – это в первую очередь стандартизация. Востребованность в юристах определенно станет меньше, вырастет конкуренция за рабочие места, где еще будет необходим человеческий интеллект. Юристам потребуется переквалификация и получение дополнительного образования, хотя в современной реальности несколько высших образований в разных отраслях уже стало нормой и является признаком хорошего юриста», – добавил эксперт.

Эксперты отмечают, что уже сегодня работа юристов предельно упрощена. Так, например, электронные конструкторы договоров существенно облегчают разработку документов – составление судебного иска превращается в работу с электронными формами, в органы государственной власти можно обратиться через информационные системы, а на судебном заседании можно присутствовать с применением конференц-связи. Эти и другие новшества современности уже являются не просто предпосылками цифровой экономики, а по сути стали укладом жизни. Однако несмотря на то, что цифровые преобразования происходят практически в каждой отрасли, эксперты считают, что искусственный интеллект не заменит в полной мере работу юристов.

Как вернуть затраты на юристов: статистика, советы, комментарии

В каждом втором арбитражном деле сторона тратит на юридические услуги не больше 20 000 руб. Но суд может снизить и эту сумму при попытке взыскать судебные расходы c проигравшей стороны. Верно ли мнение, что чем больше расходы на юриста, тем чаще суды их урезают? И есть ли корреляция с характером спорагражданским или административным? Эти и другие данные статистики прокомментировали эксперты. Также они дали детальные практические советы, как взыскать расходы на юриста с проигравшей стороны.

Сколько присуждают?

Получить полное возмещение расходов на юриста проще в гражданском споре – это удалось сделать в 39,5% случаев против 23% у административных споров. Эта статистика подтверждается почти по всем категориям сумм. Расходы до 20 000 руб. полностью взыскиваются в гражданских спорах в два раза чаще, чем в административных. Компенсировать более значительную сумму (от 40 000 руб. и больше) на 12–20% вероятнее тоже в гражданском деле (данные по административным делам см. ниже).

Однако большая часть заявлений не удовлетворяется в полном объеме (60,5% в гражданских и 77% в административных спорах). Это может говорить о том, что суды считают заявленные гонорары юристов завышенными (нерыночными), полагает ведущий юрист «Пепеляев Групп» Константин Сасов. Еще одна возможная причина – недоказанность ряда расходов (например, из-за недочетов в документах), отмечает сопредседатель КА «Регионсервис» Сергей Учитель. Сокращение трат на юриста может объясняться и таким объективным обстоятельством, как частичное удовлетворение иска, когда издержки присуждаются пропорционально.

такова вероятность полностью компенсенсировать расходы на юриста в гражданском и административном арбитражном деле соответственно

Взыскать больше половины издержек – гораздо более вероятный сценарий в административном деле, чем в гражданском. Таких случаев 41,1% и 25% соответственно. В категорию «взыскано меньше половины расходов на юриста» попало 33% административных и 25% гражданских споров.

Что касается административных дел, то в ценовом диапазоне «от 40 000 руб. и выше» прослеживается тенденция: чем больше расходы на юристов – тем больше вероятность, что их «скостят». Например, если попробовать компенсировать более 100 000 руб., в административном споре эту сумму снизят более чем вполовину, в 35,7% случаев, а в гражданском – в 14,8% случаев.

Если говорить о расходах до 40 000 руб., их «гражданские» и «административные» судьи урезают ниже 50% примерно одинаково часто.

Получается, что в целом суды чаще снижают сумму на оплату юруслуг в административных спорах. В то же время чаще всего они оставляют больше половины. Это верно для обоих категорий дел.

Павел Андрейкин из КСК Групп в целом не видит прямой корреляции между суммой судебных расходов и тем, в каком размере они присуждаются. «Скорее всего, – считает он, – речь идет о доказывании обоснованности размера затрат в рамках определенного спора». Этот вопрос, по существу, остается на усмотрение конкретного судьи, подтверждает Андрей Незнамов из Dentons. А Учителя удивило, что показатели взысканий по гражданским и административным спорам в общем сопоставимы и в них нет большой разницы: «Априори многие считают, что при взыскании с бюджета суды стараются максимально урезать судебные расходы».

Суды полностью отказывают во взыскании трат на юриста очень редко: в среднем в 3% случаев. Это говорит о том, что лишь изредка заявитель совсем не смог доказать факт оплаты услуг или их связь с арбитражным делом, комментирует Сасов.

Сколько стоят юруслуги?

взыскивают расходы на юриста с проигравшей стороны в гражданском деле, чем в административном (верно для арбитражных судов)

Результаты исследования подтвердили, что в гражданских спорах на юристов тратят больше, чем в административных. В целом вопрос о возмещении платы на представителя в составе прочих судебных расходов в гражданских делах ставится примерно в 5 раз чаще, чем в административных. Таковы наблюдения аналитика «Право.ru», которая собирала информацию. На юридические услуги в гражданских делах доверители тратят немного больше, чем на административные. В гражданских число определений до 20 000 руб. почти на 10% меньше, а от 60 000 руб. – почти на 10% больше.

Эти цифры могут объясняться тем, что административными делами больше занимаются штатные юристы или «неюристы», а для помощи в гражданских спорах чаще привлекают внешних специалистов. Получается, спрос на «гражданских» юридических консультантов выше, чем на тех, кто специализируется на «административке». Эти тенденции могут быть связаны и с другими обстоятельствами: например, с тем, что административные споры в среднем «проходят» меньше инстанци, или с тем, что статистика в них меньше благоволит истцам. Например, они выигрывают в среднем 76% споров о ненадлежащем исполнении гражданско-правовых договоров и 44% и 54% дел об обжаловании ненормативных актов налоговой и таможенной службы соответственно (это соотношение заявленных и удовлетворенных требований на основании официальной статистики арбитражных судов за 2016 год).

Меньше 20 000 руб. –

такую сумму больше половины доверителей тратят на юридические услуги в одном арбитражном деле (исходя из статистики взыскания этих сумм)

К тому же, если требования в гражданском деле отклонены – требовать возмещения расходов на юриста с истца может ответчик, а в административном споре таких вопросов, как правило, не возникает: интересы госоргана представляют его штатные работники.

В то же время, как следует из данных, больше половины доверителей тратят на юридические услуги в арбитражном процессе очень небольшие суммы. Такой вывод можно сделать из статистики: она говорит, что в 52,7% гражданских и 61,2% административных дел взыскивают меньше 20 000 руб. расходов на юриста. Это может объясняться тем, что большая часть арбитражных дел – это простое взыскание дебиторской задолженности, говорит Учитель. Нет сложных задач – нет и потребности в дорогих юридических услугах. Помимо этого экономить на юруслугах могут небольшие компании, у которых нет штатного юриста: например, они могут оплатить подготовку правовой позиции, искового заявления, а в суд будут ходить директоры или менеджеры. Еще одно возможное объяснение арбитражных процессов «дешевле» 40 000 руб. – это демпинг, как правило, от начинающих или низкоквалифицированных юристов, отмечает Учитель.

Независимо от размера судебных расходов, взыскать их – подчас непростая задача. Своими советами и примерами из практики поделились эксперты.

Взыскиваем судебные расходы: пошаговая инструкция

Определяем характер спора

Плата за услуги юриста зависит от нескольких факторов, рассказывает Ксения Козлова из КА «Делькредере»:

1) сложности дела (категории спора, количества участников, наличия встречного иска, проведения экспертизы и т. д.);

2) сроков рассмотрения (количества заседаний (участие представителя в судебных заседаниях подтверждается судебными актами по делу), инстанций/кругов рассмотрения);

3) объемов работы представителя (важно показать, какие документы и в каком объеме были подготовлены, какие доказательства и в каких объемах представлены).

Детализируем расходы

Суд может частично не признать расходы на юриста, если они недостаточно детализированы и не имеют четкой связи с конкретным процессом. Поэтому услуги надо расписывать подробно: подготовка заявления (пояснения, ходатайства) в суд, участие в судебном заседании (указать какой инстанции), советует Сасов. Если оплачиваются вспомогательные услуги (копирование документов, их передача на почту, в суд), это нужно указывать в договоре и отчете, говорит юрист. Можно приложить биллинговый счет при использовании этой системы расчетов, только надо проверить, чтобы не было лишней работы, предупреждает Сасов.

Козлова рекомендует упомянуть в договоре, что с согласия доверителя к оказанию услуг могут быть привлечены другие адвокаты, юристы, помощники. По ее словам, полезно также конкретизировать траты на переводчиков и других специалистов.

Если услуги оказывает адвокатское образование и договор подписывает несколько адвокатов, надо подтвердить, что все они были заняты в деле, советует Алексей Слащилин из «Делькредере». По его словам, однажды у суда вызвало вопросы, почему один из подписантов не ходил в суд и не завизировал ни одного процессуального документа. «Оказалось на удивление сложно убедить суд в том, что все адвокаты – члены одной коллегии, которой уплачивается гонорар, и договор позволяет привлекать к участию в деле любых сотрудников коллегии», – вспоминает Слащилин.

Сравниваем ставки с расценками конкурентов

Чтобы обосновать уровень цен при взыскании судебных расходов, можно пользоваться рейтингами юрфирм. Но ссылка на рейтинг работает, если из его условий видно, что учитывается не только известность, но и хорошие отзывы клиентов, высокое качество услуг, высокая вероятность победы в суде и т. д., делится Сасов. И в то же время, если место в рейтинге зависит от объема выручки, количества юристов, опыта проектной работы, суд не может по этим показателям оценить качество услуг, добавляет Козлова.

А по наблюдениям Слащилина, суды нередко склонны считать, что ВС запретил ориентироваться на рейтинги (речь идет о п. 13 Постановления Пленума ВС № 1 от 21 января 2016 года о судрасходах, где говорится, что размер гонорара юриста не может быть обоснован известностью представителя). Слащилин не может согласиться с этой точкой зрения, но предлагает в этих условиях использовать рейтинги, чтобы подтвердить сопоставимость фирм. Это необходимо для другого способа обосновать уровень цен – запросов ближайшим конкурентам, сколько бы они попросили в этих же условиях. Запросы должны подробно описывать конкретное дело, подчеркивает Козлова.

Что касается публичных ценовых предложений, тут ситуация неоднозначна. Суды могут неохотно исследовать и приобщать распечатки с сайтов юрфирм о стоимости услуг, говорит Козлова. «Они считают, что это минимальные тарифы без учета особенностей дела», – поясняет юрист. Такую же претензию можно предъявить к расценкам местных адвокатских палат. Они всегда низкие и на них ссылаются те, кто хочет уменьшить размер расходов, рассказывает Козлова. Но если суд считает оплату юристов чрезмерной и хочет ее «порезать», он может указать и эти аргументы.

Суды часто не воспринимают крупные гонорары лидирующих компаний, несмотря на большие трудозатраты, жалуется юрист АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Александр Свашенко. По его словам, всеобщим мерилом рынка становятся ставки локальных игроков, но ценовая политика местных фирм строится принципиально иначе.

Подбираем судебные прецеденты

Если вы найдете похожее разбирательство, в котором суд разрешил вопрос судебных расходов в пользу заявителя, ссылка на него может стать довольно убедительным аргументом. «Если суд в одном деле признал значительную сумму [расходов на представителя], она не может считаться чрезмерной для аналогичного дела», – подсказывает Сасов. Аналогичный спор – значит, сопоставимый по размеру требований, числу эпизодов, длительности процесса, применимых норм права и так далее, поясняет юрист.

Доказываем траты на командировки

В одном из дел суд очень въедливо изучал затраты на транспорт и жилье, и пришлось детально доказывать ему все расходы, вспоминает Слащилин. Он делится полезными советами на основе этого опыта.

– Как обосновать выбор самолета вместо поезда?

Мы объясняли, что длительность пути мешает готовиться к делу, рассказывает Слащилин. Еще можно сравнить время прибытия поезда и начала заседания – так можно показать, что был риск не успеть на заседание.

– Как обосновать использование такси?

Можно использовать сведения с «Яндекс.Карт» о средней продолжительности пути из точки А в точку Б и данные «Яндекс.Такси» о средней стоимости поездки.

– Как обосновать ночевку в гостинице вместо путешествия «одним днем»?

Нужно доказать суду, что был риск опоздать на заседание, говорит Слащилин. Для этого пригодится статистика задержки самолетов по конкретным рейсам (доступна на сайте onetwotrip.com) и по авиакомпаниям (доступна на сайте Росавиации).

Если вы остались недовольны необоснованным уменьшением расходов, определение можно обжаловать.

Методология

За период с 1 января по 31 июня 2017 года было изучено по 700 случайных примеров в гражданских и административных делах. Их разделили на пять ценовых категорий в зависимости от суммы расходов:

1) менее 20 000 руб.; 2) от 20 000 руб. до 40 000 руб.; 3) от 40 000 до 60 000 руб.; 4) от 60 000 до 100 000 руб.; 5) более от 100 000 руб.

Аналитики выяснили, во скольких делах из каждой категории расходы на представителя присуждаются полностью, или больше половины, или меньше половины, или следует полный отказ. Затем каждая из полученных цифр была переведена в проценты (от общего числа исследованных дел в той или иной ценовой категории). Проценты и отвечают на вопрос, какова вероятность компенсировать расходы на юриста в зависимости от суммы таких расходов и типа дела – гражданского или административного.

Юристы – особенные люди. Как профессия влияет на речь письменную и устную?

Негосударственное образовательное частное учреждение дополнительного профессионального образования «Институт судебных экспертиз и криминалистики»

Эксперты лингвисты Инстита судебных экспертиз и криминалистики о юристах.

Юристы — особенные люди. В первую очередь, благодаря тому объему знаний, которым они не просто должны обладать, но и который они при случае постатейно вспоминают. Понятно, что практика публичного и персонального «говорения» также диктует свои правила. Речь юриста со временем обрастает витиеватыми предложениями, узорной вязью терминов, накипью клише и особых слов для вступления. Как говорится, юрист, который не умеет и не любит говорить, похож на хирурга, боящегося крови.

Развитая, иногда чрезмерно, риторика — это хлеб и соль профессионала. Благодаря ей клиент появляется, дела выигрываются, а репутация преумножается. Опять же приведем аналогию с медицинскими специальностями. речь юриста — она, как почерк врача: запутана, сложна и абсолютно непонятна обывателю. Вот несколько характерных черт речи юриста, которые мы выявили в результате прочтения и лингвистического разбора нормативных документов, составленных авторитетными представителями профессии:

1. Сказать о простом сложно. Предложения, которые составляют юристы, содержат в среднем 40-60 слов. Чем опытнее юрист, тем он ближе к академику по разряду изящной словесности Л.Н. Толстому.
• 193 слова — самое большое предложение «Война и Мир».
• 190 слов — 1-й пункт, оно же 1-е предложение Приказа Минтранса № 348 от 12 ноября 2013 «Об утверждении порядка осуществления владельцем автомобильной дороги мониторинга соблюдения технических требований и условий, подлежащих обязательному исполнению, при строительстве и реконструкции в границах придорожных полос автомобильных дорог. ». И это не предел!

2. Чем сложнее сказуемое, тем оно весомее. Например, «постановляет дать», «обязан передать».

3. Количество существительных подряд, как правило, в родительном падеже, прямо пропорционально скорости обращения клиента к юристу за разъяснением и помощью:
порядок осуществления владельцем дороги мониторинга соблюдения требований и условий
Или
в течение срока отсрочки исполнения приговоров

4. Пассивный залог должен восторжествовать: уплачивается, обязуется, рассматривается, предъявлено.

5. Юриста можно легко вычислить по нежной любви к причастным оборотам и деепричастиям. подряд и много, много раз:
организации, осуществляющей выпуск указанного средства массовой информации, иных мер ответственности, предусмотренных законодательством Российской Федерации, включая предупреждение.

6. Тавтология — не страшно, страшно ее отсутствие:
Если исполнительный лист предъявлен непосредственно взыскателем для исполнения в банк или иную кредитную организацию, то поскольку на них возложена функция по исполнению исполнительных документов о взыскании денежных средств
Или
не позднее дня, предшествующего дню голосования, а в день, предшествующий дню голосования, и в день голосования .

7. Юрист не стесняется использовать одни и те же прилагательные и обороты речи, которые некоторые пренебрежительно называют «канцеляризмами»: «настоящий закон», «в случае использования/предоставления», «во исполнение» и т.д.

8.Юрист —человек умный, он хочет, чтобы и остальные не ленились и подумали, о чем это: для правопреемника все действия, совершенные до его вступления в правоотношение, обязательны в той мере, в какой они были обязательны для стороны правоотношения, которую правопреемник заметил . А вы поняли?!

9. Хотите проверить, готовы ли вы стать юристом? Откройте нормативный документ, выберите любое предложение, дочитайте его до конца и перескажите основную мысль. Не жалейте себя, выбирайте предложения, где однородных членов больше 10-15. Тест пройдут только настоящие потенциальные юристы. А некоторым даже пятая попытка не поможет.

С уважением,
группа экспертов-лингвистов Института судебных экспертиз и криминалистики
(эксперт Астахов О.Л, эксперт Морозова И.О., эксперт Борисова А.А)

Научно-
образовательный
портал IQ

— Евгений Николаевич, юрист – очень широкая профессия. Есть юрисконсульты, юристы на предприятиях, адвокаты… В чем различия между ними в применении к бизнесу?

— Можно выделить следующие направления специализации юристов, работающих именно с бизнесом.

Во-первых, это юристы-адвокаты. Они состоят в Коллегии адвокатов. Адвокатский статус позволяет им участвовать в судах по уголовным делам — это основное его преимущество.

Во-вторых, корпоративные юристы. Они занимаются юридическим сопровождением всей деятельности коммерческой фирмы или госструктуры.

В-третьих, есть юристы, работающие в сфере юридического консалтинга. Если корпоративные юристы работают в компании и занимаются обслуживанием исключительно ее интересов, то юристы, занимающиеся консалтингом, состоят в штате специализированных фирм, которые приглашаются компанией для решения определенных специализированных или просто сложных вопросов. Те, кто работает в юридическом консалтинге, занимаются обычно более узкой сферой: таможенным законодательством, строительством, определенными вопросами налогообложения.

Наконец, есть еще так называемые вольные, или вольно практикующие юристы. Они не являются членами Коллегии адвокатов, не состоят в штате организаций, но как частные лица оказывают юридические услуги.

— В чем заключается работа корпоративного юриста?

— На мой взгляд, это наиболее сложная юридическая специализация. Приходится заниматься юридическим сопровождением самых разных видов деятельности компании в нескольких направлениях.

Корпоративным правом — широким спектром проблем, связанных с ценными бумагами, уставными документами, проведением собраний акционеров.

Трудовым законодательством – трудовыми договорами, приказами, инструкциями, анализом всех документов в области трудовых отношений.

И огромным блоком вопросов, связанных с заключением договоров.

Кроме того если при возбуждении уголовного дела компанию представляет адвокат, то в гражданских делах представительством интересов фирмы в суде занимается корпоративный юрист.

Корпоративный юрист участвует в ведении переговоров, особенно с иностранными партнерами. Кстати, по этой причине сейчас очень ценятся юристы, хорошо владеющие английским языком, а лучше — еще каким-либо европейским.

Наконец, на корпоративном юристе лежит большая доля ответственности за отношения с органами государственной власти, налоговой полицией, антимонопольной службой, таможней.

— Какие вопросы чаще решаются юристами компании, а какие — специалистами извне?

— Как правило, в компании есть юридический отдел во главе с опытным руководителем, который участвует в переговорах, поддерживает отношения с иностранными партнерами и может представлять компанию в суде. В отделе кроме того работает несколько юристов, занимающихся относительно несложными вопросами. Это корпоративные отношения, договорные отношения. Иногда еще один-два узких специалиста — в зависимости от размера компании, специфики ее деятельности и оборота. Но для решения сложных вопросов, связанных с налогообложением, таможенным законодательством, иностранным правом, фирмы обычно обращаются к внешним консультантам. А если возникает опасность возбуждения уголовного дела – то к адвокатам.

При привлечении специалиста извне обязанности тоже диверсифицируются. То, что имеет отношение к текущей работе, ложится на корпоративного юриста, другие задачи — на адвоката или юристконсульта.

— Как обычно складывается карьера начинающего корпоративного юриста — вот человек учится на последнем курсе бакалавриата или в магистратуре.

— Как правило, на старших курсах юристы уже подыскивают место работы. Им положена обязательная практика, ознакомительная и производственная. В процессе производственной практики они уже целенаправленно идут туда, где хотят работать. Если компания нуждается в юристе, то они на условиях неполного рабочего времени уже могут там работать. Студенты, как правило, работают помощниками корпоративных юристов, им выплачивается зарплата порядка 20-25 тысяч рублей. Получив диплом, они уже становятся полноправными юристами в компании. Спустя три-пять лет специалист уже может претендовать на должность руководителя юридического отдела. В зависимости от собственных знаний и от размера компании — сколько юристов она может себе позволить — это может быть как руководитель юридического отдела в целом, так и — более редкий случай — руководитель определенного направления.

Другой путь — работа в юридическом консалтинге. Сейчас в России юридическим консалтингом занимаются как крупные международные компании, такие, как Baker & McKenzie, White & Case, Allen & Overy, Salans, Goltsblat BL – их ведущая роль связана с отработанными технологиями юридического бизнеса и глобальным характером юридических услуг, так и отечественные компании, имеющие зарубежные представительства – «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры», «Пепеляев групп», АЛРУД и др. Те, кто идет в юридический консалтинг, сначала работают помощниками юристов, потом занимают самостоятельную позицию и далее уже продвигаются до руководителей практики, руководителей направления, руководителей подразделений, менеджеров, партнеров. Карьера в консалтинге имеет свои преимущества: в этих фирмах, как правило, развитая система материальных поощрений, человек в принципе может продвинуться достаточно быстро. В таких компаниях проще получить узкую специализацию.

— Как обычно проходит обучение работающего с бизнесом юриста в вузе? Имеет ли смысл уже на этапе бакалавриата обращать внимание на определенные курсы, которые в будущем могут стать основой для получения определенной узкой профессии?

— Современное обучение юристов на первой ступени высшего образования не предполагает специализации. Бакалавры получают самую общую подготовку, никаких специализаций стандарт их обучения не предусматривает. Подготовка бакалавра включает базовые юридические знания из области теории и истории государства и права, отраслевых юридических наук: гражданского, уголовного, конституционного, административного, процессуального права, которые закладывают основу юридического мышления. Плюс умения и навыки юридической работы, которые тесно связаны с юридическими документами: требуется умение понимать юридический текст, составлять договоры, оформлять иные юридические действия и давать юридическую квалификацию, устанавливая связи между нормами законов, договоров и жизненными событиями. Человек может много времени изучать законы, но не научиться связывать реальность и законодательство, видеть в событиях юридические факты, в таком случае он не юрист.

Более узкую специализацию работающие с бизнесом юристы получают на втором уровне высшего образования – в магистратуре. Здесь самое главное — это не заучивание кодексов, которые можно почитать и самостоятельно. Жизненный цикл законов у нас сейчас очень небольшой, проходит пять лет, и законодательство в той сфере, в какой человек специализируется, может полностью поменяться. Полученная теоретическая и прикладная подготовка позволяет юристу всегда быть в курсе дела и выполнять поставленные задачи. В обучении магистров гораздо важнее изучение тонкостей, деталей, практики реализации права, что дается на мастер-классах, в том числе приглашенных специалистов, получение представления о том, как применяются нормы законов в судебной практике. Однако окончательную шлифовку юрист получает лишь в процессе работы. В условиях быстро меняющихся норм и постоянных изменений судебной практики, только опыт и постоянное повышение квалификации могут научить применять знания на практике.

— Какие юристы для бизнеса наиболее востребованы рынком труда? Вы говорили о юристах, специализирующихся на налогообложении, таможенном, корпоративном праве.

— Да. Таможенное право, вопросы налогообложения, а также корпоративное законодательство — чрезвычайно востребованные и сложные области.

Таможенное и международное экономическое право в целом достаточно быстро меняются. Вступление России в Таможенный союз, Евразийское экономическое сообщество например – это существенное изменение законодательства. Много нового в правовом регулировании нас ждет в связи со вступлением в ВТО. Здесь нужно постоянно отслеживать информацию по пошлинам и налогам, чтобы компании не приходилось платить больше.

Очень важная профессия — налоговый консультант. Налогообложение постоянно меняется, и юрист должен понимать, что оформление каждого договора, каждой сделки определенным образом несет для компании те или иные налоговые издержки, подчас очень существенные. Например, предоставление в аренду помещений иностранным гражданам или организациям, аккредитованным в Российской Федерации, может как подлежать налогообложению, так и от него освобождаться. Все будет зависеть от того, предусмотрен ли законодательством соответствующего иностранного государства или международным договором аналогичный порядок в отношении граждан Российской Федерации и российских организаций. При этом перечень таких иностранных государств определяется Минфином РФ.

Весьма востребованы специалисты, представляющие компании в судах – арбитражных, судах общей юрисдикции. Это требует дополнительной квалификации. Здесь нужно очень хорошо знать гражданское, гражданско-процессуальное и арбитражно-процессуальное право.

Востребовано сейчас все, что связано с недвижимостью. Таких специалистов немного, и они могут претендовать на очень высокую оплату труда. Здесь помимо общих норм гражданского права нужно очень хорошо разбираться в огромном массиве административно-правовых, технических и санитарных норм, в земельном, строительном праве, в регулирующих документах местной администрации. И нужно понимать, как это все между собой связано. Такие специалисты – очень редкие люди, обладающие системным мышлением, умением связывать, казалось бы, не связанные между собой вещи.

Есть и другие узкие и востребованные специализации: в области правового сопровождения интеллектуальной собственности, энергетики, природопользования, медицинских услуг, спортивной деятельности. Проблематике этих сфер очень мало обучают в вузах, а законодательство в этих областях крайне запутано. Это и технические нормы, и санитарные нормы, и международное право. Люди, которые в этом разбираются, ценятся очень высоко. Для работающего с бизнесом юриста очень важно после обучения в вузе найти хорошее место работы, где можно многому научиться у более опытных специалистов.

— Как изменится юридическая профессия в течение ближайших пяти-семи лет?

— Скорее всего, в течение ближайших лет нас ждут серьезные организационные изменения.Уже не один год наше Министерство юстиции и адвокатское сообщество говорят о необходимости реформы в сфере оказания юридических услуг. Эта реформа уже началась. Уже принят закон о бесплатной юридической помощи, расширяющий возможности граждан для ее получения. Следующий, более важный для юридического сообщества шаг – введение корпоративных юристов и тех, кто занимается юридическим консалтингом, в адвокатуру. Речь идет о том, что в будущем, видимо, юридические услуги не смогут оказывать юристы, не состоящие в адвокатуре. Как считают в Министерстве юстиции, адвокатский статус налагает на юристов массу дополнительных обязанностей. Это нормы адвокатской этики, это четкие формальные отношения в адвокатских объединениях, это обязанность периодически оказывать бесплатную юридическую помощь. Корпоративные юристы и те, кто работает в юридическом консалтинге, как считает наше государство, не имеют практически никаких обязанностей и участвуют в сомнительных сделках — сокрытии доходов, уходе от налогообложения. Так что в ближайшем будущем нашим корпоративным юристам придется стать адвокатами.

— Что изменится для корпоративных юристов с получением нового статуса?

— Я думаю, они, как и прежде, смогут оказывать помощь организациям. Однако расценки на их услуги повысятся из-за возрастания издержек профессии. Станут более высокими и серьезными барьеры вхождения в юридическую профессию, поскольку нужно будет отдельно получить статус адвоката. Для этого нужно поработать помощником адвоката не менее года или не менее двух лет по юридической специальности, сдать квалификационный экзамен, вступить в коллегию адвокатов, и только после этого заниматься юридической деятельностью. Соответственно, рынок сузится, издержки на обучение повысятся, а значит услуги могут вырасти в цене. Но в целом, конечно, компании будут и дальше использовать юристов как в юридическом консалтинге, так и в собственном штате, просто отношения станут более прозрачными и формализованными.

Однако по сути работа юристов, связанных с бизнесом, останется прежней. Ведь задача корпоративного юриста не в том, чтобы говорить: «разрешено» – «запрещено». Он должен помогать развивать бизнес, делать так, чтобы это было в рамках закона, эффективно, приносило прибыль.

Верховный суд объяснил, как пользоваться платными дорогами

Водитель может заключить договор с оператором платной автомобильной дороги несколькими путями. Можно заплатить в пункте взимания платы, оплатить талон или просто въехать на платную дорогу. Последний способ заключения договора оспорил в Верховном суде юрист Иван Гусев. По его мнению, подп. «а» п. 4 Правил оказания услуг по организации проезда транспортных средств по автомобильным дорогам Правительства РФ от 19 января 2010 года противоречит нормам Гражданского кодекса о порядке заключения сделок.

«Проезд бесплатный, но права нарушаются»

Гусев иллюстрировал позицию по делу собственным примером. Как житель подмосковного Домодедова он ездит в столицу и обратно по платному участку трассы М4-Дон (20–117 км), но не встречает на пути ни пунктов оплаты, ни информационных щитов. Юрист ничего не платит, но переживает, что в любой момент у него могут потребовать долги за прошедшие три года. Ведь каждый раз он заключал договор, выезжая на дорогу. Это и стало поводом обратиться в Верховный суд.

– В чем нарушение ваших прав? – без предисловий спросила юрист Минтранса Светлана Тонких. – Вы бесплатно ездите.

– Меня принуждают к заключению договора, – ответил Гусев.

– С вас взимают плату?

– Если еду налево – взимают. Если направо – нет, – улыбнулся Гусев.

– Так в чем ваши претензии? – допытывалась Тонких.

– Я не заключаю никакого договора и ничего не осознаю, – ответил юрист. – Есть ли в договоре пункты о безопасности движения или отсутствии пробок? На этой трассе всегда пробки. Что я получаю как потребитель за свои деньги?

«Вы ездите по платной дороге бесплатно. В чем нарушение ваших прав?»

На вопросы ответил Глеб Конюшкин из Росавтодора. Вопреки заявлениям Гусева, текст договора находится в общем доступе на сайте Росавтодора и оператора ООО «Автодор-Платные дороги», заявил он. По его словам, водитель получает право безопасного проезда по дороге, которая поддерживается в хорошем состоянии, право бесплатного выезда аварийного комиссара в случае ДТП, даже если проезд не оплачен. Тарифы также утверждены, сообщил Конюшкин.

– Так на участке 20–117 км платная или бесплатная дорога? Могу я проехать? – спросил председательствующий Николай Романенков. – Мне дальше 40-го километра не надо.

Гусев и Конюшкин ответили, что по факту бесплатно.

Право или правоприменение

Затем выступила Тонких, которая возражала против удовлетворения жалобы. Она настаивала, что закон допускает заключать договор с помощью конклюдентных действий – то есть в данном случае просто съезда на платную дорогу. Большинство из них имеет свободный доступ с оплатой на специальных пунктах. Это проще для водителей, и не такая серьезная помеха движению, объяснила Тонких. Она рассказала, что новая Центральная кольцевая автодорога [строится в Московской области, чтобы разгрузить МКАД – «Право.ru»] и вовсе будет работать по открытой системе оплаты без шлагбаумов и остановок с помощью современных технологий.

«Платные дороги свободного доступа меньше мешают движению и проще для водителей».

Представителя Генпрокуратуры Ларису Масалову интересовало, жаловался ли Гусев на отсутствие знаков платной дороги.

– Жаловался. По мнению Росавтодора, таких съездов там нет, – ответил юрист.

– Здесь вопрос не права, а правоприменения – оповещения на конкретном участке, – заключила Масалова.

С этим была согласна Тонких, которая напомнила об обязанности ставить информационные щиты.

В ходе заседания стало известно, что Гусев подал иск о защите права на информацию как потребитель дорожной услуги. Первое слушание в Тверском райсуде состоится 23 июля. В его ходе заявитель должен решить свои проблемы, считали его оппоненты. А Верховный суд, выслушав участников дела, огласил решение: в требованиях Гусеву отказать.

Ирина Николаевна* закончила юридический колледж, затем – один из ведущих юрвузов страны, два года отработала секретарем в суде, девять лет – помощником, а затем была назначена мировым судьей. Спустя три с лишним года, в октябре 2017 года, она получила должность в одном из районных судов. Там она рассматривает гражданские дела.

Суд, в котором работает Ирина Николаевна, несколько лет назад переехал в новое, большое, отдельно стоящее здание. Теперь у каждого судьи есть свой просторный зал заседаний (несколько из них оборудованы системой видео-конференц-связи), личный кабинет и отдельная совещательная комната, у сотрудников прокуратуры – комната прокуроров, у других участников процесса – помещения для свидетелей и медиаторов. Однако фактически мало что используется по назначению. Свидетельская оказалась завалена какими-то вещами, а комната для медиации превращена в комнату для ознакомления с делами. «После 1 января 2011 года, когда заработал закон о медиации, в суде появился такой медиатор. Он активно рекламировал свои услуги, однако, насколько мне известно, ни одно дело не было разрешено с его помощью. Сейчас медиатор раз в неделю проводит у нас в суде бесплатные консультации, но я сомневаюсь, что к нему часто обращаются», – рассказала судья. Отдельными совещательными комнатами обычно тоже не пользуются – в большинстве из них еще нет компьютеров, а значит, напечатать решения там невозможно. И только в комнате прокуроров кипит работа – там все необходимое оборудование установлено, а на столах разложены документы. «Хотя многие помещения суда не используются, все равно работать в таком здании – одно удовольствие. До переезда судьи разрешали дела прямо в своих кабинетах», –рассказала судья.

Все залы и коридоры нового суда – в видеокамерах, которые ведут непрерывную запись, отображаемую на мониторах судебных приставов. Звук не записывается, поэтому каждому судье выдали персональный диктофон – для ведения аудиопротоколирования. За самими служителями Фемиды наблюдают через камеры персональных компьютеров, но эта запись уже не для приставов, она хранится на сервере и просматривается, только если в этом возникает необходимость.

Кабинеты судей – это табу, посетителям запрещено туда заглядывать. «Сейчас рядовые судьи вообще не ведут прием граждан – это запрещено. Принимает только председатель суда и его заместители», – рассказала Ирина Николаевна. Однако к секретарям и помощникам граждане обращаются постоянно: то сообщить о своем присутствии, то ознакомиться с материалами дела, то задать вопрос, то забрать повестку. За 20 минут, пока судья находилась в совещательной, к секретарю заглянули четыре посетителя.

Секретари и помощники – отдельная боль для каждого судьи. «В федеральном суде зарплата секретаря с минимальным опытом работы составляет около 12 000 руб., помощника – до 15 000 руб. В конце года или перед праздниками им могут выдать небольшую премию. В мировых судах зарплата секретарей и помощников (они там называются руководителями аппарата суда) почти в два раза больше. Еще один плюс – многим из них государство оплачивает обучение. Тем не менее на таких условиях никто работать не хочет, почти в каждом суде есть свободные вакансии. Мне повезло: у меня и помощник, и секретарь. Правда, секретарь сейчас на экзаменах, и помощник работает за двоих», – рассказала судья.

В 2016 году Пленум Верховного суда предлагал выделить судебную службу как особый вид государственной и даже подготовил соответствующий законопроект. В нем прописано, что сотрудники аппарата получат особые социальные гарантии, но главное – более высокий заработок. Однако комиссия Кабмина по законопроектной деятельности дала отрицательный отзыв на законопроект (см. «Правительство против появления «судебных чиновников»). С февраля 2017 года документ находится на рассмотрении профильного думского комитета по госстроительству и законодательству под председательством Павла Крашенинникова и еще не прошел ни одного чтения в Госдуме (см. «Глава Суддепа рассказал, как решить проблему комплектования судов»).

Время работы суда: с понедельника по четверг с 09:00 до 18:00, в пятницу – с 09:00 до 16:45, суббота и воскресенье – выходные. Ирина Николаевна признается: «С момента назначения федеральным судьей я забыла об отдыхе, за все время ни разу больничный не брала. Не то, чтобы нагрузка у мировых и федеральных судей разная, – нет, примерно одинаковая. Но из-за того, что теперь я рассматриваю дела других категорий, приходится тратить много времени на изучение законодательства и практики. Полгода назад у меня вообще ни на что времени не хватало, сейчас стало полегче. Уверена, еще через полгода я уже буду все успевать».

Сегодня назначено 15 дел: с 09:40 до 16:30 с перерывами 20–30 минут между каждым. В 08:50 судья уже была на работе: проверяла протоколы и знакомилась с вновь поступившими материалами. «Мне за последние несколько дней передали на рассмотрение 110 новых исков – это из-за того, что многие судьи сейчас уходят в отпуск. Всего у меня в производстве около 250 дел», – сообщила Ирина Николаевна. По ее словам, 200 дел – это привычная картина: «У всех судей такая нагрузка». При этом в течение пяти дней со дня поступления иска суд должен принять его к производству, а до истечения двух месяцев – рассмотреть и разрешить (ст. 133, 154 ГПК).

В ближайшее время у судьи запланирован трехнедельный отпуск: «Но поехать куда-нибудь вряд ли получится: недели две точно буду отписывать решения. Я всегда выношу резолютивки, а уже потом готовлю полный текст. Мне кажется, все так делают». На изготовление мотивированного решения суду дается еще пять дней (ч. 2 ст. 199 ГПК).

Многие типовые решения пишут помощники, но тут все зависит от их квалификации и нагрузки. Дела посложнее судьи оформляют сами. На написание мотивировочной части решения, по словам судьи, может уйти от 10 минут до нескольких дней в зависимости от сложности дела: «Во время рассмотрения спора я карандашом на полях ставлю всякие галочки, крестики и прочие понятные только мне обозначения, чтобы, ориентируясь на них, потом быстрее отписать решение. Но если со дня оглашения прошло уже много времени, обстоятельства все равно забываются, и потом приходится заново изучать материал». Этим судья обычно занимается по пятницам и во внерабочее время: «Я стараюсь не назначать дел на пятницу – этот день занят утренним совещанием у председателя, которое длится от получаса до часа, и оформлением решений. Плюс секретарям и помощникам тоже нужно время, чтобы привести в порядок материалы дел, оформить протоколы заседаний, напечатать повестки и запросы. Пятница для этого идеально подходит». Но иногда и этот день оказывается занят – каждые полтора-два месяца необходимо ездить на совещания и обучающие семинары в вышестоящий суд.

Ровно в 09:40 судья появилась в зале и огласила решение – само дело было рассмотрено днем ранее. Затем началось предварительное слушание. Объявление состава суда, зачитывание прав, заявление ходатайств и дача пояснений заняли в среднем 15–20 минут. В этот день было несколько предварительных заседаний, остальные дела рассматривались по существу. Как правило, по каждому спору приходило около двух-трех человек, многие выступали без представителей, свидетелей не приводили, вели себя достаточно спокойно, от участия в прениях отказывались. По пяти делам на стороне ответчика был один и тот же человек – представитель страховой компании, которая находится на территории, подсудной этому суду.

В среднем каждое заседание длилось 20–30 минут, вынесение и оглашение решения – еще столько же. «Вообще, все индивидуально. Если я для себя уже поняла, какое будет решение, то могу удалиться в совещательную комнату на 3–5 минут – этого времени обычно достаточно, чтобы напечатать резолютивку. А вот если дело сложное, могу и час провести за изучением всех обстоятельств», – говорит Ирина Николаевна. После того, как она оглашала решения, кто-то из участников процесса благодарил за справедливый суд, другие интересовались, куда и в какой срок можно подать жалобу.

Сразу по нескольким делам пришлось объявлять пятиминутные перерывы – адвокаты никак не могли рассчитать и озвучить сумму требований. «Не так давно в гражданском процессе появилась возможность объявлять перерывы. Это очень удобно. Теперь я объявляю перерывы для примирения сторон, уточнения позиции по спору, предоставления дополнительных документов или когда мне самой нужно время для того, чтобы изучить законодательство по рассматриваемому вопросу», – рассказала Ирина Николаевна. За время перерывов она успевала выполнять какие-то небольшие дела, например, подписывать запросы и исполнительные листы.

С 13:00 до 13:45 обед, который у судьи занял около получаса – благо, столовая находится прямо в здании. Она открыта для всех, и судьи здесь обедают бок о бок с посетителями, однако ни в какие разговоры не вступают.

После обеда отправление правосудия продолжилось. Несмотря на активную работу в течение всего дня, график рассмотрения дел потихоньку сдвинулся, и последнее заседание началось минут на 40 позже, чем планировалось. В 17:50 из зала вышли последние участники процесса. Всего за день из 15 дел 9 было разрешено с вынесением решения, 2 – прекращено, 1 – приостановлено в связи с назначением экспертизы, 1 – отложено и по двум назначено основное заседание. Ни одного мотивировочного решения написано не было.

Домой судья ушла ближе к 19:00, заявив, что сегодня можно закончить и пораньше. В этот день она отработала 10 часов.

Смотрите еще:

  • Право на доступ до суду Орієнтуємося на Страсбург Складові права на доступ до суду в прецедентах ЄСПЛ №35 (1333) 16.09—22.09.2017 Віктор ЯЦИНА, суддя судової палати з розгляду цивільних справ Апеляційного суду Харківської області У місцевих судах Харківщини, з […]
  • Правило чистых активов Правила определения стоимости активов В период с 10 декабря 2008 года по 18 июня 2013 года включительно управление открытыми паевыми инвестиционными фондами осуществляло ЗАО «КапиталЪ Управление активами» ОПИФ рыночных финансовых […]
  • По жалобе приняты меры Жалоба родителя школьницы рассмотрена, меры приняты Специалистами Управления Роспотребнадзора по КЧР рассмотрено обращение родителя учащейся школы №1 города Теберда. В нем мама второклассницы жалуется: «Моя дочь… голодает в школе. Обедами […]
  • Реестр проверок прокуратура Сведения о проверках органов местного самоуправления будут вноситься в «Единый реестр проверок» Федеральным законом от 19.02.2018 № 17-ФЗ часть 2.7 статьи 77 Федерального закона от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации […]
  • Приказ мчс россии 156 от 2011 Приказ МЧС РФ от 31 марта 2011 г. N 156 "Об утверждении Порядка тушения пожаров подразделениями пожарной охраны" (утратил силу) Приказ МЧС РФ от 31 марта 2011 г. N 156"Об утверждении Порядка тушения пожаров подразделениями пожарной […]
  • Создание на руси первого письменного свода законов "Русская Правда – древнейший письменный свод законов Руси" (6-й класс) Цели урока: познакомить учащихся с Русской Правдой как с древнейшим письменным законом на Руси, а также как с ценнейшим историческим источником сведений о […]
  • Приказ мвд о конвоировании Приказ МВД России от 18 августа 2014 г. № 697 "О внесении изменений в Перечень должностей в изоляторах временного содержания подозреваемых и обвиняемых, подразделениях охраны и конвоирования подозреваемых и обвиняемых, выполнение […]
  • Претензии на днс Днс. Превышен срок проверки качества 12 ноября я приобрёл ноутбук. 16 ноября я обнаружил у него недостаток: во время отката до заводских настроек устройство выдавало что не может этого сделать, а после стало загружаться только до […]