Глупый юрист

7 причин не становиться юристом

Среднее время на прочтение: 12 минут, 7 секунд

Я училась на юриста. Мне понравились эти три года моей жизни. С тех пор у меня всегда была интересная и доставляющая удовольствие работа: я занималась гражданским и коммерческим правом, служила в федеральном суде, преподавала право как учитель-почасовик, а теперь пишу об интересных политических проблемах, многие из которых связаны с законами.

Наверное, поэтому люди ожидают, что на их вопрос о том, учиться ли им на юриста, я с радостью отвечу: «Да, конечно!»

И поэтому они удивляются, когда я вместо этого отвечаю: «Скорее всего, нет, только если вы не убеждены, что хотите быть юристом».

Я так говорю, потому что по прошествии лет я осознала: люди, задающие мне этот вопрос, не просят у меня совета о своей юридической карьере. На самом деле их вопрос почти всегда заключается в другом: «Избавит ли меня юридическое образование от страхов за будущее?»

И мой ответ — нет. Юридическое образование — очень хорошее решение проблем с получением лицензии на юридическую практику. Но это не лучшее решение проблем вроде «я не знаю, что мне делать в жизни», или «я боюсь, что если я займусь делом, которое мне действительно нравится, я потерплю неудачу», или «мне необходимо одобрение других людей».

1) Юридическое образование не избавит вас от страха «карьерной бездны»

Вам должен быть знаком ужас неопределенного будущего: страх, приходящий с осознанием огромного количества возможностей и вероятных опасностей, лежащих перед вами, до того многочисленных, что все они сливаются в одну огромную, пугающую бездну. И что это за слабый шум доносится из ее темных глубин? Может, это горький плач мамы вашего друга, у которого был потенциал, но он так ничего и не добился? А может, это рыдания вашей троюродной сестры, застрявшей на бесперспективной работе?

Эти страхи можно понять. Мир страшен для людей, только начинающих свою карьеру. И особенно он страшен для тех, кто задумывается, учиться ли им на юриста.

Обычно они всю жизнь довольно хорошо учились в школе, а потом получили дипломы гуманитарных специальностей в университете. В результате такие люди испытывают двойной шок от окончания учебы: они не только расстаются с образовательной структурой, в которой были так успешны, но еще и оказываются в этом новом мире будто бы без всякого порядка и без четкого карьерного пути, который есть у людей с более техническим образованием. Разумеется, от такого мир после университета может показаться ужасающей бездной.

Юридическое образование предлагает заманчивое решение. Привычная университетская жизнь продлевается еще на три года. Вместо гуманитарного диплома и неопределенности появляется профессиональная квалификация и гарантия карьеры. И более того, карьеры относительно престижной и высокооплачиваемой! (Ну или так кажется — об этом ниже).

Но на самом деле это не такое уж простое решение проблемы. Да — это выход, но дорогой и трудный. Существуют и другие пути, которые больше подходят для тех, кем движет скорее страх, чем стремление стать юристом. Стоит набраться смелости (и веры в себя!) и попробовать воспользоваться ими.

2) Через бездну есть и другие пути

Во-первых, в других профессиях тоже есть свои обозначенные пути продвижения по карьерной лестнице, хотя и не такие очевидные — и скорее всего, они не требуют, чтобы вы отказались от трех лет работы и набрали горы долгов. Если вы не поленитесь и немножечко изучите вопрос, окажется, что в любой карьере есть конкретные этапы, ведущие к определенному успеху.

Взять хотя бы профессию комедийного автора. Я специально выбрала крайний пример, потому что если вас беспокоят страхи, описанные выше, сама идея карьеры в этой области кажется несерьезной.

Но это не так. Если это то, чем вы мечтаете заниматься, есть определенные шаги, которые вы можете предпринять. Езжайте в Нью-Йорк или Лос-Анджелес. Посетите занятия в комедийном коллективе Upright Citizens Brigade. После этого попробуйте присоединиться к группе, занимающейся скетчами или импровизационной комедией. Когда вы проведете некоторое время в команде, местная публика будет знать, что вы умеете смешить, и вы сможете получить оплачиваемую работу: в качестве преподавателя комедийного искусства, в рекламных кампаниях, на комедийных сайтах вроде Funny or Die и College Humor. Вы накопите опыт, и в конце концов это станет вашей полноценной работой, может, даже в телешоу вроде Saturday Night Live или каком-нибудь ситкоме.

Вуаля — ясный путь. По которому пошли многие мои знакомые.

Да, он займет годы. Да, он требует таланта (хотя не так много, как вы думаете — вы будете поражены, когда узнаете, как практика и упорство со временем превращаются в талант). Да, вы будете на мели почти все эти годы, и, вероятно, вам придется работать на полставки или на скучных утомительных должностях, чтобы сводить концы с концами, пока вы идете к цели.

Но это не так уж отличается от юридического образования. Оно займет у вас годы. Почти все эти годы вы будете на мели (а то и хуже — будете оплачивать все расходы студенческими займами). Работа юристом тоже требует таланта, упорства и тяжелого труда. И юридическое образование, в отличие от вечерних курсов в UCB по 400 долларов каждый, оставит вас в десяти- или даже стотысячных долгах.

Суть не в том, что вы должны обязательно стать комиком. Суть в том, что карьерная бездна не настолько темна и хаотична, как кажется. Есть похожие поэтапные пути становления стартапером, журналистом, кинопродюсером, да кем угодно, при чем зачастую вовсе без диплома. Начинать с низов — не значит навсегда там остаться.

3) Не идите в юристы только потому, что это престижно

Конечно, у юридического образования есть одно очевидное преимущество по сравнению с работой «с нуля» и медленным продвижением наверх: оно с самого начала выглядит куда привлекательней. Большинство профессий требуют от вас, чтобы вы хоть какое-то время побарахтались в «аду для новичков» — все эти стажировки, выходы на замену, прием посетителей, подработки официанткой между контрактами, никак не ведущими к постоянной работе, работы для начинающих со словом «помощник» в названии, и т. д.

Такая работа — опыт, помогающий вам развить навыки и отношения. И они приносят деньги — ну или как минимум не стоят вам тысяч долларов. Но они звучат не так красиво. И это может быть очень трудно проглотить.

Иногда вам будет казаться, что вы идете в никуда, как будто вы так и будете вечно выходить на замену, принимать посетителей или подрабатывать официанткой. Всем трудно ощущать себя в тупике, но если вы умны и были успешны в учебе, это будет казаться вам еще и резким падением в статусе. «Ты учился в Гарварде. Какого черта ты теперь стираешь чью-то одежду?», — скажет вам голосок у вас в голове.

Другими словами, «Почему ты не занимаешься чем-то попрестижнее?»

Но вы должны игнорировать этот голос, потому что престиж — это просто среднее арифметическое чужих приоритетов. Конечно, приятно, когда твой выбор одобряют. Но все эти люди не станут делать за вас вашу работу, так зачем вы позволяете им выбирать ее?

Как мне однажды сказал Макс Фишер, вы должны стремиться к той работе, которой вы хотите заниматься, а не к той, о которой вы хотите говорить, что занимаетесь ей. Вы будете проводить за ней сорок часов в неделю, а то и больше, пока не выйдете на пенсию. Сделайте все, чтобы максимизировать свое удовольствие именно от процесса работы, а не от куда меньшего времени, которое вы будете проводить на вечеринках, рассказывая о своей профессии.

Я не могу вам сказать, что это за работа. Но если вы пойдете по престижному пути наименьшего сопротивления, вы рискуете сами никогда этого не узнать.

4) Не учитесь на юриста, чтобы порадовать родителей

Скорее всего, ваши родители хотели бы, чтобы вы прекратили читать эту статью прямо сейчас. Они настоятельно рекомендовали бы вам прекратить читать советы этой незнакомой переучки из Интернета и вместо этого слушать их. В конце концов, они о вас заботятся!

Но вы помните, чему мы только что научились? Не давайте никому выбирать работу за вас. Даже если это любящие родители. Поскольку то, что родители хотели бы для вас — это не всегда то же самое, что вы хотели бы для себя.

Начнем с того, что родителям, скорее всего, куда важнее ваша финансовая стабильность, чем ваше счастье. Это не значит, что оно для них совсем не важно. Они вас любят, и они хотят вам счастья. Но они ничего напрямую не получают с вашего счастья. Ваше финансовое положение, с другой стороны, прямо на них влияет. От него зависит, придется ли им вас поддерживать во взрослой жизни и сможете ли вы поддержать их, если это понадобится.

Как сказал несколько лет назад в своем великолепном очерке стартап-инвестор и консультант Пол Грэхэм, «все родители склонны быть более консервативными в отношении своих детей, нежели в отношении себя самих просто потому, что они как родители больше рискуют, чем получают выгоды. Если ваш восьмилетний сын захочет влезть на дерево, или ваша дочь-подросток решит встречаться с местным хулиганом, вы не разделите их удовольствие от риска, но если сын упадет или дочь забеременнеет, вам придется разбираться с последствиями».

И более того, родители разделяют все ваши карьерные тревоги. У них свои страхи насчет вашей «карьерной бездны». Ваши родители хотят престижа и одобрения на вечеринках. Они хотят видеть впечатленные лица друзей, когда скажут им, что вы учитесь на юриста и подаете большие надежды. Они не хотят объяснять, что вы воспользовались своим дорогим бакалавриатом, чтобы работать официанткой в чьем-то кафе, но это лишь временно.

Это не значит, что они плохие люди. Но это также и не значит, что вам надо слушать их советы.

5) Но как же деньги?

Эти беззаботные уверения, наверное, кажутся не вполне справедливыми. В конце концов, юридическое образование — не просто способ создать карьерный порядок из карьерного хаоса. Это еще и путь к прибыльной работе адвоката.

Не совсем. Верно, что многие адвокаты зарабатывают большие деньги. Но многие менее успешны, и даже те, что зарабатывают, склонны к выгоранию и нестабильности.

Я хочу подчеркнуть, что в желании зарабатывать деньги нет ничего плохого. Деньги могут быть способом не обременять семью, или дать важные возможности своим детям, или помочь тем, кому не повезло в жизни. Может быть, ваши родители — иммигранты, которые многим жертвовали ради возможностей для вас, ожидая, что ваш успех принесет стабильность всей семье в этой новой стране. Или, быть может, вы первый в семье, кто получил высшее образование, и на вас лежит бремя доказательства ценности образования, которое они вам обеспечили своей тяжелой работой.

Деньги многое значат. Но не всё. И даже если они важны для вас, юрфак — не всегда лучший путь к деньгам.

Давайте начнем с основного: диплом юриста не всегда означает, что вы получите работу юриста. Согласно Американской ассоциации адвокатов, только 71 процент выпускников-юристов 2014 года смогли получить постоянную работу по долгосрочному контракту в качестве юриста (учитывалась работа, на которую либо не брали без членства в коллегии, либо охотнее брали с дипломом юриста). Это значит, что каждый четвертый выпускник юрфака либо остался без работы, либо работал где-то, куда бы его взяли и без диплома юриста.

И даже если вы в числе 71 процента, многие юридические должности не очень хорошо оплачиваются. Адвокаты, отстаивающие интересы государства, общественные защитники и городские обвинители, как правило, начинают с зарплат около 45-50 тысяч долларов в год, и даже зарплаты старших адвокатов более чем с десятью годами опыта работы составляют только примерно 80 тысяч долларов в год. (Средняя зарплата американцев с высшим образованием составляет 56 тысяч долларов в год. — прим. Newочем) В этих цифрах нет ничего страшного, но они никого не сделают богачом — особенно если учесть крупные долги за учебу. И нельзя сказать, что такого нельзя достичь в других областях.

Частные фирмы, по крайней мере, крупные, действительно склонны платить больше. У юриста, работающего первый год, зарплата может доходить до 160 тысяч в год, а партнеры крупнейших фирм могут зарабатывать миллионы. Но такую работу трудно получить, особенно студентам, не учившимся в передовых юридических школах. И даже для студентов, которым повезло получить заветную должность, эта дорога может оказаться очень рискованной.

Большинство крупных фирм обладают структурой пирамиды, в которой множество младших юристов постепенно отсеиваются, пока не остаются несколько человек. Остальным приходится уйти. Это значит, что работа юристом в крупной юрфирме — не такая безопасная и стабильная карьера, как многие представляют.

Для большинства адвокатов она становится скорее временной остановкой на пути к другой работе — и обычно не столь прибыльной. Часто они идут в государственные структуры, либо работают корпоративными консультантами. Хоть на этих должностях и шестизначные зарплаты, первая цифра из шести — обычно единица.

Опять же, нет ничего плохого в таких зарплатах. Абсурдно было бы предполагать, что они ведут к каким-то финансовым затруднениям. Но это и не бешеные деньги — это зарплаты, которые вы можете получать в других областях, зачастую без дорогостоящих дипломов высшей степени.

И даже если вы преодолеете все препятствия и дослужитесь до партнера, это все равно не гарантирует стабильность. Партнеры всегда находятся под тяжелейшим давлением — им нужно постоянно приводить новых клиентов и искать дорогие проекты. Неспособные сделать это могут быть исключены из доли доходов фирмы или вовсе уволены.

И если вы способны поступить на хороший юридический факультет, достаточно хорошо там учиться, чтобы получить работу в престижной юридической фирме, а потом дослужиться до партнера, поздравляю: у вас есть навыки и настойчивость, с которыми вы преуспеете в любой профессии! Юриспруденция — не единственный ваш вариант.

6) Не стоит недооценивать денежную стоимость ненависти к своей работе

Когда я работала в крупной юрфирме Нью-Йорка, в кабинете недалеко от моего была женщина, которую очень уважали. Она была старше меня и прославилась за высокое качество работы. Партнеры просили у нее крупные дела. Ее карьера продвигалась очень неплохо.

Пока одним прекрасным утром она не пришла и не уволилась. И не просто из нашей компании — она ушла из профессии. Последнее, что я слышала о ней — она планировала переехать в Луизиану и открыть лавку с кексами.

И она не одинока. Хотя у меня есть друзья, которым нравится работать в сфере права, куда больше тех, кому это не нравится. И удивляться тут нечему, потому что трудно быть счастливым, когда большую часть времени ты проводишь на работе, которую выбрал, потому что она казалась безопасной, а не потому что ты хотел ей заниматься. А когда ты несчастлив, хорошо работать трудно. А юриспруденция полна людей, которые выбрали свою профессию именно по такому принципу, и которые теперь оказались глубоко разочарованы или завязли в депрессии. Даже если вы не один из них, вы с ними работаете, и их проблемы в конце концов становятся вашими.

Это повышает вероятность того, что вы повторите судьбу моей бывшей коллеги: сгорите на работе и уволитесь. Это тоже форма финансовой нестабильности, но ее часто не учитывают, когда выбирают неинтересную карьеру.

7) Не учитесь на юриста, если думаете, что это «отличная специальность на все случая жизни»

Обычно как раз в этот момент люди, просящие у меня совета, ободряюще улыбаются и говорят мне, чтобы я не беспокоилась: они просто хотят поработать в какой-нибудь фирме, чтобы оплатить долги за обучение, а потом займутся чем-нибудь поинтереснее. «Диплом юриста — это же отличный диплом на все случаи жизни! У меня будет такой богатый выбор!», — восклицают они.

Диплом юриста — не «отличный диплом на все случаи жизни». Это ложь, распространяемая родителями, которые хотят заманить детей в профессии среднего класса, и юридическими школами, которые хотят отнять у них деньги. Диплом юриста — не диплом на все случаи жизни. Это диплом юриста. Он вас не сделает дипломатом, «старшим советником» по каким бы то ни было вопросам, политиком, банкиром, соцработником, политтехнологом или кем-то

Издержки профессии: чего боятся юристы, или как сделать страх союзником

Что общего между военным и юристом? Оба испытывают страх неизвестности и поражения: юристы опасаются не столько профессиональных неудач, сколько того, что они могут показаться глупыми, неубедительными или не оправдать надежд клиентов – особенно завышенных. Но как научиться контролировать этот профессиональный страх? Практики поделились своим опытом в его преодолении.

Проблема профессионального страха и тревоги среди юристов, похоже, настолько распространена, что специализированное американское издание ABA Journal посвятило ей материал с красноречивым заголовком «Как юристам превратить страх в союзника» («How lawyers can turn fear into an ally»). Страх – свойство этой профессии, рассказал ABA Journal почетный профессор Университета Миссури Джон Ланде. Все потому, что юристы ведут свои битвы, как солдаты, говорит он: «Нужно иметь дело с противником, который сопротивляется, предугадывать его ходы и стратегию». «Юристы работают в атмосфере страха, – отмечает американский практик Билл Роттс, – мы опасаемся за клиентов, за свою репутацию, боимся принять глупое решение».

У профессионала может быть много поводов для тревоги, соглашается автор статьи Кевин Дэвис. В другой своей публикации он приводит список самых распространенных тревог и опасений юристов. Так, чаще всего они боятся:

– обнаружить, что дела вышли из-под контроля;

– менять уже знакомые и опробованные процедуры;

– выглядеть глупо, задавая вопросы;

– искренне выражать свои мысли и чувства;

– сообщать клиентам плохие новости.

Многие из этих «юридических» страхов берут начало с университетской скамьи. Некоторые студенты за демонстративной самоуверенностью скрывают неуверенность и нервозность. Большая учебная нагрузка и ее теоретический уклон добавляют стресса. А больше всего студенты боятся быть униженными в присутствии однокурсников, гласят исследования. Учебные заведения не готовят к практической работе и не воспитывают уверенность в себе, сетует Ланде.

Страх перед судом

В практической деятельности один из самых распространенных страхов, конечно, связан с выступлениями в суде. Как судебный юрист, Билл Роттс провел сотни заседаний, в том числе в Верховном суде Миссури, но одно из дел вызывало в нем большую тревогу. В нем он представлял клиентов универмага, которые считали, что подверглись расовой дискриминации. Роттс считал дело очень важным в масштабе страны, что, конечно, не добавляло спокойствия перед заседанием. Он чувствовал давление опытных юристов, его угнетала сама атмосфера в 8-м Апелляционном суде США, самом большом федеральном суде страны. Заседания проходили в великолепных торжественных залах, а места судей имели форму полукруга, так что они словно окружали выступающих. «Сложно представить, насколько все это меня страшило», – вспоминает Роттс. Чтобы преодолеть себя, он решил пригласить на заседание не только коллегу, но и своих детей. «Они мотивируют меня быть хорошим отцом, и я решил, что точно так же их присутствие поможет мне собраться в суде», – объясняет юрист. Он выступил так хорошо, как никогда раньше, и признателен за это своим детям. И хотя Роттс то дело проиграл, битву против своего страха он блестящие выиграл.

Страх могут внушить не только судебные заседания, но и переговоры с клиентами. Здесь юристы оказываются между Сциллой и Харибдой: с одной стороны, им нужно продемонстрировать клиентам уверенность и силу своей позиции, с другой стороны, им бывает необходимо договариваться, что может показать их со слабой стороны, говорит Ланде. Традиционная тактика – «закатать всех в асфальт», может быть оправдана в суде, но менее эффективна, когда нужно в чем-то убедить клиента, говорит адвокат Севилла Роадс. «Обсуждать условия – это суть представительства в суде, и я этого не боюсь, ведь я представитель истца и выдвигаю требования, – делится Роттс. – В то же время, клиенты хотят эдакого бульдога. Они должны быть уверены, что вы не проявите мягкость и не пойдете на попятную».

Как победить страх

Севилла Роадс рассказывает, как поборола свою тревогу и даже нашла в ней пользу. «Клиенты надеялись, что я выиграю их дела, и я не могла справиться с этим давлением, – рассказывает она. – Я страдала от мигреней, нервного истощения. У меня были напряжены плечи, а выброс адреналина мешал мне ясно мыслить». Чтобы покончить с этим, Роадс изучила техники борьбы со стрессом.

И юрист, и солдат боятся неизвестности или поражения, комментирует профессор Ланде. В то же время, добавляет он, страх можно поставить себе на службу, чтобы он помогал оставаться настороже, быть внимательными и эффективно отвечать на угрозы. Именно этого добилась адвокат Роадс, когда изучила методы борьбы со стрессом и овладела ими.

Об одной из них рассказывает арбитражный юрист Маршалл Йодер. Когда ему предстоят особенно тяжелые переговоры, он пользуется дыхательной техникой из книги доктора Эндрю Вейла. Она называется «дыхание на 4–7–8». «Нужно сделать вдох за 4 секунды, задержать дыхание на 7 секунд и медленно выдохнуть в течение 8», – рассказывает он.

Чтобы не бояться провала, нужно смириться с тем, что все делают ошибки, цитирует профессор Ланде военного эксперта Майкла Аскена. Ошибки нужно ценить как источник получения опыта, подчеркивает Аскен. Профессор Ланде предлагает обуздать страх с помощью осознанной работы над собой и медитаций, но, если это не помогает, можно обратиться к психологу. «Юристы, которые берут верх над своим страхом, работают лучше, чем те, кому трудно его контролировать», – уверен профессор.

Страх не помощник, но и не враг

Если американцы борются со своими тревогами испытанными психологическими методами, то как с ними справляются их российские коллеги? «Страх юристу не помощник, – рассуждает на тему статьи замруководителя МКА «Талион» Александр Гурин, – от профессионала ждут защиты, уверенности и твердости в отстаивании интересов клиента, а не проявлений паники». У самого Гурина страх проявлялся в начале карьеры – это были переживания перед сдачей экзамена на статус адвоката, волнение перед первыми заседаниями, замешательство от того, что ситуация резко изменялась относительно подготовленной позиции. «Но постепенно приходит понимание, что рано бояться того, что еще не наступило, и поздно бояться, когда все уже случилось, – делится Гурин. – К тому же хорошие знания и опыт помогают бороться с сильными эмоциями».

Если на поверку страх оказывается тревогой, что противник опытнее, то нужно повышать свой уровень и тщательнее готовиться к заседанию, развивает мысль Вера Ефремова из Люберецкой коллегии адвокатов. «Ведь судебный процесс – это своего рода экзамен, где лучшее средство от страха – хорошо выученный урок», – объясняет адвокат. Но тревогу судебному юристу могут внушать не только оппоненты, но и судьи, говорит Ефремова: «Здесь мне помогает мысль, что судья тоже держит экзамен, ведь он должен быть беспристрастным и внимательным, знать закон и стоять на страже справедливости. Стоит помнить о том, что у судьи не только права, но и много обязанностей».

По наблюдениям Ефремовой, неконтролируемый страх может перерасти в неадекватное поведение в суде (потерю дара речи или, наоборот, явную агрессию в сторону оппонента). С другой стороны, волнение – это нормальная человеческая реакция, рассуждает Ефремова. Адвокат уверена, что страх перед заседанием испытывают даже маститые адвокаты (правда, они его скрывают). Она советует запастись оптимизмом: если научиться управлять тревогой, она может перерасти в здоровый азарт – стремление быть первым и выиграть дело. «Успех в своем деле дарит большую радость, способную затмить любой страх», – заключает она.

Смотрите еще:

  • Закон владимирской области 11-оз 2003 Закон Владимирской области от 14 февраля 2003 г. N 11-ОЗ "Об административных правонарушениях во Владимирской области" Закон Владимирской области от 14 февраля 2003 г. N 11-ОЗ "Об административных правонарушениях во Владимирской области" […]
  • Адреса адвокатов гЩелково Щелковский городской суд Московской области Адрес суда: 141100, Московская область, г. Щелково, ул. Ленина, д.5 Председатель суда: Тюшляева Нина Ивановна тел. +7 495 526-43-70 Телефон секретаря председателя суда: +7 495 526-43-70 […]
  • Федеральный закон от 17 июля 1999 года Федеральный закон от 17 июля 1999 г. N 178-ФЗ "О государственной социальной помощи" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 17 июля 1999 г. N 178-ФЗ"О государственной социальной помощи" С изменениями и дополнениями от: 22 […]
  • Нотариус в тюмени адреса Нотариусы Тюмень Ниже представлен список нотариусов в выбранной категории. Чтобы посмотреть подробную информацию по конкретному нотариусу, кликните по ФИО нотариуса. Нотариус Абрамкина Надежда Александровна Телефон: +7(3452)316888 Адрес: […]
  • Закон государственный аудит Федеральный закон от 5 апреля 2013 г. N 41-ФЗ "О Счетной палате Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 5 апреля 2013 г. N 41-ФЗ"О Счетной палате Российской Федерации" С изменениями и дополнениями от: 7 […]
  • Приказ о наградах мвд Приказ МВД России от 20 апреля 2017 г. N 220 "О ведомственных знаках отличия Министерства внутренних дел Российской Федерации" Приказ МВД России от 20 апреля 2017 г. N 220"О ведомственных знаках отличия Министерства внутренних дел […]
  • Приказ об аттестации крановщиков Ростехнадзор разъясняет: Участие Ростехнадзора в аттестации крановщиков, стропальщиков С 7 марта 2014 г. на территории Российской Федерации действуют Федеральные нормы и правила в области промышленной безопасности «Правила безопасности […]
  • Исчисление налога на землю физическим лицом Как рассчитывается земельный налог для физических лиц? Земельным налогом облагаются земельные участки, которые находятся в вашей собственности или принадлежат вам на праве постоянного (бессрочного) пользования, праве пожизненного […]