Цессия в силу закона

Цессия в силу закона

Законодательные акты, которые могут
пригодиться при создании ТСЖ

Переход прав кредитора к другому лицу на основании
закона

Права кредитора по обязательству переходят к другому лицу на основании закона и наступления указанных в нем обстоятельств:

в результате универсального правопреемства в правах кредитора;

по решению суда о переводе прав кредитора на другое лицо, когда возможность такого перевода предусмотрена законом;

вследствие исполнения обязательства должника его поручителем или залогодателем, не являющимся должником по этому обязательству;

при суброгации страховщику прав кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая;

в других случаях, предусмотренных законом.

1. Уступка требования не исчерпывает собой всего многообразия случаев перехода прав кредитора к другому лицу. Такой переход помимо цессии может иметь место в силу закона или по решению суда (п. 1 ст. 382 ГК).

2. Переход прав кредитора в силу закона происходит на основании нормативного предписания при наступлении указанных в нем обстоятельств. Последнее уточнение является значимым и выгодно отличает формулировку коммент. ст. от положений п. 1 ст. 382 ГК.

Переход прав в силу закона лишен волевого характера, свойственного цессии. Наступление предусмотренных законом юридических фактов приводит к автоматическому переходу прав кредитора к указанному в законе другому лицу. Таким образом, не может признаваться переходом прав в силу закона ситуация, когда нормативный акт обязывает кредитора передать требование другому лицу (см., напр., абз. 2 ст. 986, п. 2 ст. 993 ГК). Здесь переход прав не происходит автоматически, а требует волеизъявления кредитора. Если последний, выполняя возложенную на него обязанность, передает требование, имеет место переход права на основании сделки (цессия). При отказе кредитора управомоченное законом лицо может добиться перевода требования на себя судебным актом, заменяющим волеизъявление кредитора. В таком случае речь должна идти о переходе прав по решению суда (подробнее см.: Крашенинников Е. А. Основные вопросы уступки требования. С. 4-5).

3. К переходу прав на основании закона коммент. ст. относит все случаи универсального правопреемства (абз. 2). Последнее характеризуется единовременным переходом к преемнику (преемникам) всей совокупности прав и обязанностей правопредшественника, принадлежащих ему на момент правопреемства, как единого целого (см.: Черепахин Б. Б. Труды по гражданскому праву. С. 322).

Универсальное правопреемство имеет место, в частности, при реорганизации юридического лица (см. ст. 58 ГК и коммент. к ней), а также при наследовании (см. ст. 1110, 1112 ГК). В первом из указанных случаев в силу п. 4 ст. 57 ГК моментом перехода прав кредитора к другому лицу является момент государственной регистрации вновь возникших юридических лиц (при реорганизации в форме присоединения — момент внесения в единый государственный реестр записи о прекращении деятельности присоединенного юридического лица). Во втором — в качестве такового выступает день открытия наследства (см. п. 4 ст. 1152 ГК).

4. В силу закона к лицу, исполнившему обязательство за должника, переходит право кредитора к этому должнику. Коммент. ст. называет три таких случая: а) переход к залогодателю, не являющемуся должником, исполнившему обязательство должника, прав кредитора по обязательству (см. ст. 350 ГК и коммент. к ней); б) переход прав кредитора к поручителю, исполнившему обязательство (см. ст. 365 ГК и коммент. к ней); в) переход к страховщику, выплатившему страховое возмещение по договору имущественного страхования, прав страхователя (выгодоприобретателя) к лицу, ответственному за убытки (см. ст. 965 ГК). Ввиду открытого характера перечня коммент. ст. к этой же группе следует отнести переход к третьему лицу, удовлетворившему за свой счет требование кредитора, прав последнего по обязательству в случаях, предусмотренных ст. 313 ГК (см. коммент. к ней).

Все перечисленные случаи рассматриваются в юридической литературе как единый институт суброгации (во избежание недоразумений доктрина именует его «суброгацией в широком смысле»; подр. см.: Ломидзе О. Г. Правонаделение в гражданском законодательстве России. СПб, 2003. С. 363-387). Суброгация характеризуется переходом к преемнику (суброгату), исполнившему обязательство за другое лицо (основного должника), в силу (в момент и в размере) произведенного исполнения, прав кредитора (суброганта) к основному должнику. Суброгация является исключением из правила п. 1 ст. 408 ГК (см. коммент. к ней), поскольку произведенное суброгатом исполнение не прекращает обязательство основного должника, а лишь служит основанием для перехода прав кредитора. Соответственно, суброгация допускается только в случаях, предусмотренных в законе.

Суброгацию как отношение правопреемства следует отличать от регресса (см. коммент. к ст. 382 ГК).

5. Поскольку перечень коммент. ст. не является исчерпывающим, к числу случаев перехода прав кредитора в силу закона могут быть также отнесены: а) переход к новому кредитору прав, обеспечивающих исполнение обязательства (см. ст. 384, абз. 3 ст. 355 ГК, п. 2 ст. 47 Закона об ипотеке), а равно права на неуплаченные проценты (см. ст. 384 ГК); б) переход к комитенту прав комиссионера по сделкам, заключенным им для комитента во исполнение указаний последнего, при объявлении комиссионера несостоятельным (см. ч. 2 ст. 1002 ГК, Письмо ВАС N 68); в) переход к правообладателю по договору коммерческой концессии прав и обязанностей вторичного правообладателя по договору коммерческой субконцессии (см. п. 3 ст. 1029 ГК); г) переход к лизингополучателю по договору сублизинга права требования лизингополучателя к продавцу по договору лизинга (см. п. 1 ст. 8 Закона о лизинге).

6. Коммент. ст. относит к преемству в силу закона и переход прав кредитора на основании решения суда. Такое указание некорректно, поскольку судебный акт о переводе прав кредитора на другое лицо является самостоятельным основанием правопреемства. Данный вид характеризуется тем, что фактической предпосылкой перехода выступает решение суда, требование считается перешедшим в момент вступления судебного акта в законную силу и рядом других особенностей (подр. см.: Крашенинников Е. А. Основные вопросы уступки требования. С. 5-6).

Перевод требования по решению суда возможен только в случаях, указанных в законе (абз. 3 коммент. ст.). В качестве таких случаев могут быть, в частности, названы: перевод прав и обязанностей покупателя на сособственника, чье право преимущественной покупки было нарушено (см. п. 3 ст. 250 ГК и коммент. к нему); перевод на бывшего арендатора прав и обязанностей по новому договору аренды, заключенному с третьим лицом в нарушение его преимущественного права (см. абз. 3 п. 1 ст. 621 ГК); перевод прав по закладной на третье лицо, полностью исполнившее за должника обеспеченное ипотекой обязательство (см. п. 5 ст. 48 Закона об ипотеке); перевод на залогодержателя заложенного права в случае неисполнения залогодателем обязанностей, предусмотренных ст. 56 Закона о залоге (см. ст. 57 Закона о залоге).

7. Поскольку правила гл. 24 ГК носят универсальный характер (см. коммент. к ст. 382 ГК), они практически полностью распространяются и на случаи перехода требования в силу закона или по решению суда. К указанным разновидностям правопреемства применяются положения пп. 2, 3 ст. 382, ст. 383-386, 388, 412 ГК (см. коммент. к ним). Напротив, правила ст. 389, 390 ГК применению не подлежат, поскольку они рассчитаны исключительно на договорную передачу требования.

Уступка прав (цессия) (ст.382-390 ГК РФ)

В отличие от перевода долга продажа взыскателем своих прав по взысканию долга находит гораздо больше заинтересованных лиц. Уступку прав можно назвать продажей долга, продажей «дебиторской задолженности», при которой новый взыскатель, независимо от того, по какой цене им куплен долг, получает право на взыскание с должника всей суммы долга, процентов, неустоек и обращения взыскания на заложенное имущество.

Согласие должника на это не требуется. Для взыскателя плюсом уступки прав является и закрытие задолженности по бухгалтерскому учету.
Кто является потенциальным покупателем долга?
— Должники должника. Заинтересованность выражена в покупке долга с дисконтом с целью зачета обязательств перед должником.
— Кредиторы должника. Интерес выражен в получении полного пула долгов должника, например, для последующего банкротства должника и становлении главным кредитором должника.
— Лица, которым интересно обеспечение по обязательству. Например, ради получения в собственность недостроенного многоэтажного офисного центра без различных конкурсов на право аренды земельного участка и получения разрешений многие организации готовы купить крупные банковские кредиты, в обеспечение которых заложены данные объекты с целью оставления за собой или выгодной продажи.
— Коллекторские агентства и иные профессиональные взыскатели. Заинтересованы в покупке пулов долгов с большим дисконтом, вплоть до цены в 1% от размера основного долга. И взыскатели порой соглашаются на это, поскольку не видят перспектив взыскать долг даже в минимальном размере. Основная цель коллекторов — взыскать в дальнейшем с должников деньги и таким образом получить выгоду. Порой только сообщение должнику о том, что его долг может быть продан, тем более коллектору, стимулирует его к полному погашению обязательств.
— Лица, которым интересны неустойки и проценты. Покупка по цене основного долга актуальна в большей степени при надлежащем исполнении должником своих обязательств. Сфера применения — банковские кредиты с ежемесячным погашением задолженности. В этом случае размер выплачиваемых заемщиком процентов, например, по ипотечным кредитам, порой превышает сумму основного долга.
При принятии решения об уступке прав взыскатель должен произвести расчет стоимости продажи исходя из реальных перспектив, сроков и затрат на взыскание собственными силами.

Итак, право (требования), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона (п.1 ст.382 ГК РФ). Если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права (ст.384 ГК РФ).

Уступка прав (иное название — цессия) оформляется соглашением между взыскателем (цедент) и покупателем долга (цессионарий). При заключении соглашения об уступке прав следует знать следующие особенности и требования:
1. У нового или прежнего кредитора нет обязанности уведомлять должника о состоявшейся уступке. Закон говорит лишь о последствиях неуведомления (п.3 ст.382 ГК РФ) — в этом случае должник вправе исполнять свои обязанности прежнему кредитору, который, в свою очередь, обязан направлять исполнение актуальному кредитору. Однако все неблагоприятные риски, связанные с неуведомлением, несет новый должник.
2. Взыскатель, уступая права, отвечает за то, действительно или нет требование. Это означает, что при признании такого требования недействительным взыскатель будет обязан возместить новому должнику убытки. Вместе с тем за неисполнение должником этого обязательства взыскатель ответственности перед новым кредитором не несет.
3. В практике банков возникал вопрос: вправе ли банк уступить права по кредитному договору некредитной организации? В данном случае ответ положительный, поскольку банковской операцией, подлежащей лицензированию, является только выдача кредита, уступается же право на получение возврата кредита, что к банковским операциям не отнесено, кроме того, такая сделка гражданским законодательством не запрещена*(334).

4. Цена, уплачиваемая за уступаемые права, не зависит от размера долга, и это не является основанием для признания ничтожным соглашения об уступке права, заключенного между коммерческими организациями.
5. Договор об уступке прав заключается в письменной форме, а если основная сделка нотариально удостоверена, то нотариально удостоверяется.
Отметим и случаи обязательности государственной регистрации договоров уступки прав. Уступка прав по кредитному договору, обеспеченному ипотекой, не подлежит государственной регистрации, однако новый кредитор вправе обратить взыскание на предмет ипотеки только после регистрации себя залогодержателем.

Об этом говорит ВАС РФ в п.13 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 28 января 2005г. N90:
«Арбитражный суд удовлетворил иск акционерного общества о взыскании с индивидуального предпринимателя долга по договору займа и отказал в удовлетворении требования об обращении взыскания на здание и земельный участок, заложенные предпринимателем в обеспечение исполнения им своих обязательств по договору займа. Суд указал, что при уступке прав по основному обязательству, исполнение которого обеспечено договором об ипотеке, к цессионарию переходят и права по договору об ипотеке. Как предусмотрено абзацем вторым пункта 3 статьи47 Закона об ипотеке, уступка прав по обеспеченному ипотекой обязательству (основному обязательству) в соответствии с пунктом 1 статьи389 ГК РФ должна быть совершена в той форме, что и договор, из которого это обязательство возникло. Так как договор займа был заключен в простой письменной форме, уступка требования, вытекающего из этого договора, хотя бы она и влекла уступку права по договору ипотеки, заключенному в нотариальной форме, должна была быть совершена в этой же форме.
Вместе с тем в соответствии с пунктом 2 статьи389 ГК РФ уступка требования по сделке, требующей государственной регистрации, должна быть зарегистрирована в порядке, установленном для регистрации этой сделки, если иное не установлено законом. Следовательно, переход требования по договору ипотеки в результате уступки требования по основному обязательству подлежал государственной регистрации. Истец как новый залогодержатель, к которому права по договору об ипотеке переходят не в порядке уступки права требования, а по иным основаниям, установленным законом, вправе в любой момент потребовать от учреждения юстиции внесения изменений в регистрационную запись на основании одного лишь своего собственного заявления.
Поскольку такая государственная регистрация к моменту вынесения судом решения еще не была произведена, то в отличие от прав по договору займа права по договору об ипотеке, обеспечивающему исполнение обязательства по возврату займа, к истцу еще не перешли».

Однако есть иная практика, в соответствии с которой следует регистрировать уступку прав по договору об ипотеке*(335).
Вместе с тем, по нашему мнению, оба вывода можно подвергнуть сомнению, поскольку при уступке прав по основному обязательству уступка прав по обязательствам, обеспечивающим исполнение основного обязательства, осуществляется в силу закона на основании ст.387 ГК РФ. В данном случае нет уступки права по сделке, требующей регистрации — производится уступка по основному обязательству, которое не подлежит регистрации.
В целях исключения данной проблемы в принципе целесообразно оформлять закладную (ст.13-18 Закона об ипотеке), удостоверяющую права как по основному договору, так и по договору об ипотеке. Права по закладной передаются в результате обычной ее продажи по договору купли-продажи, и это не требует регистрации, а к новому владельцу закладной переходят права кредитора и залогодержателя.

Уступка права: как меняются нормы ГК о цессии и какие вопросы остались без ответов

Новеллы: как меняется регулирование цессии

Дополнение в ст. 386 ГК [вторая позиция в таблице – «Право.ru»] – почти революционное. Оно защитит нового кредитора от «сюрпризов», которые могут появиться спустя некоторое время. В то же время новелла заметно ограничит права должника, который обязан мгновенно сориентироваться, собрать документы и помнить о том, что право на возражение может в любой момент прекратиться.

Партнер АБ «Инфралекс» Артем Кукин

Согласно новой норме, сообщить о возражениях нужно «в разумный срок». Сколько он составляет – определит, как обычно, судебная практика. В качестве общего правила можно сказать – чем раньше, тем лучше, говорит Екатерина Баглаева из КА «Юков и партнеры».

Если должник – организация и в ней работают квалифицированные специалисты, им будет несложно оперативно представить возражения против требования кредитора, прогнозирует Кукин. Проблемы, по его мнению, могут возникнуть у граждан, главным образом – заемщиков по потребительским кредитам и микрозаймам. «Граждане, как правило, всячески избегают контактов с коллекторами, но это обернется теперь против них: коллекторы смогут говорить, что «уклонисты» потеряли право на возражения».

Новеллу не может одобрить Сергей Морозов из юркомпании «Хренов и партнеры». Ему непонятно, почему обязанность раскрывать риски, связанные с уступкой, возложили не на цедента, а на должника, который вообще не участвует в договоре цессии. К тому же должника обязали раскрывать возражения только новому кредитору, а не первоначальному. Почему они не равны в своих правах, задается вопросом Морозов. Когда начнет действовать норма, недобросовестные кредиторы смогут уступать права требования своему аффилированному лицу – это поможет им заранее узнать возможные возражения должника и ограничить его в новых возражениях, опасается Морозов.

Возможность ограничить ответственность цедента за недействительность требования [третья позиция в таблице – «Право.ru»] увеличит риски цессионария, поэтому ему надо пользоваться новой нормой с максимальной осторожностью, прокомментировала руководитель группы практики по разрешению споров Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Юлия Романова.

Защита добросовестных лиц: вопросы без ответов

В договоре цессии можно предусмотреть запрет на уступку права. Но законодательство не обеспечивает исполнения этого условия. Должник вправе оспорить уступку лишь по неденежному обязательству, а цессионарий знает о договорном запрете (ч. 4 ст. 388 ГК), говорит Морозов. В остальных случаях, по словам юриста, должник может требовать лишь возмещения убытков, но получить их через суд довольно сложно.

Кредитор получает простор для злоупотребления правом: сначала он выторговывает для себя условия получше в обмен на запрет уступки, а затем может безболезненно нарушить это условие и уступить право требования.

Юрист юркомпании «Хренов и партнеры» Сергей Морозов

Впрочем, если цедент и цессионарий хотели причинить вред должнику, то уступку можно попробовать признать недействительной по признаку злоупотребления правом (ст. 10 и 168 ГК), напоминает Баглаева из «Юкова и партнеров».

Павел Меньшенин из КА «Делькредере» поднимает другую проблему: защищен ли добросовестный цессионарий от договора уступки, заключенного задним числом? По мнению адвоката, ответа не дает ни Гражданский кодекс, ни Постановление Пленума ВС № 54 от 21 декабря 2017 года. «Например, цедент уступил требование, передал подлинники документов, должник исполнил обязательство новому кредитору, – рассказывает Меньшенин. – Тут приходит третье лицо и говорит, что цедент уступил ему это требование раньше, хотя должник и цессионарий об этом не знали. Это третье лицо взыскивает неосновательное обогащение». П. 4 ст. 390 ГК о риске последствий такого исполнения Меньшенин считает недостаточно конкретной, а Пленум не разъясняет норму, а лишь ее цитирует.

Злоупотребления с договорами цессии

  • Чаще всего договоры цессии используются для вывода ценных активов, в том числе – в банкротстве. Например, их могут оплатить неликвидными векселями. Также накануне отзыва лицензии банк может уступить избранным кредиторам права требования к надежным заемщикам, которые «оплачивают» уступку деньгами, зависшими на счетах этого же банка, приводит пример Кукин.
  • Чтобы начать банкротить компанию максимально быстро, недобросовестные лица покупают права требования по кредитным договорам, делится Юлия Романова из Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP. Требования банков здесь не надо заранее «просуживать», объясняет она. Эффективных мер против такой тактики пока нет – остается доказывать факт злоупотребления правом в каждом конкретном деле, говорит Романова.
  • В банкротстве должник может выкупить часть требований через аффилированные фирмы и получить контроль над процедурой. Кроме того, цессия используется для обхода законодательного запрета включать в реестр кредиторов внутрикорпоративные требования. Например, компания получила от акционеров заем, а они уступили право третьим лицам «со стороны». Тут можно попытаться уйти от квалификации корпоративных отношений, ссылаясь на добросовестность цедента, делится Сергей Морозов из юркомпании «Хренов и Партнеры».
  • Бывает, что цессионарий практически ничего не заплатил цеденту, но уже получил право требования к должнику. По словам Михаила Гусева из АБ «Инфралекс», таким образом взаимосвязанные компании выводят активы. Но это может быть и просто недобросовестный цессионарий. Доказать безвозмездность цессии крайне сложно, говорит адвокат: если нет оплаты или условия об оплате, суды это еще не убедит (п. 3 Постановления Пленума ВС № 54). Как показывает практика, признать такие сделки недействительными возможно уже в банкротстве, утверждает Гусев, который приводит в пример постановления АС Московского округа № Ф05-12458/2016 от 11 апреля 2017 по делу № А40-99087/2015 и № Ф05-15689/2017 от 03 ноября 2017 по делу № А40-124117/2015.
  • С помощью уступки права требования физлицу можно искусственно изменить подведомственность и подсудность экономического спора. В суде общей юрисдикции может быть проще получить обеспечительные меры (например, наложить арест на имущество), ведь в арбитражных судах это скорее исключение, делится руководитель практики «ФБК Право» Александра Герасимова. Она призывает чаще использовать подход, который Президиум ВАС сформулировал еще в 2008 году: «Не допускается искусственное изменение подведомственности экономического спора» (Постановление от 09 сентября 2008 года № 6132/08).
  • Как обеспечить стабильность оборота прав требования и защитить всех его участников – обсудят на круглом столе Петербургского международного юридического форума «Уступка требования в судебной практике». Юрфорум пройдет с 15 по 19 мая 2018 года.

    24 апреля, незадолго после дня космонавтики 12 апреля, Пленум Верховного суда связался с Международной космической станцией. Командир МКС-55 Антон Шкаплеров передал собравшимся привет с орбиты, поздравил Верховный суд с 95-летним юбилеем и пожелал успехов. ВС – вершина огромного здания правосудия, где в конечном итоге принимается решение о судьбе человека, подчеркнул Шкаплеров.

    Он один из немногих космонавтов, у кого есть высшее юридическое образование. Не исключено, что это помогло Шкаплерову ответить на вопросы судей Верховного суда. Наталья Павлова поинтересовалась, есть ли ограничения по передвижению внутри МКС. Космонавт ответил, что американский и российский сегменты станций находятся каждый под юрисдикцией своей страны. В состав американского сегмента также входят европейский, японский модули и канадский робот-манипулятор. «Но границ и шлагбаумов нет, и наша работа – пример мирного коллективного созидания», – заявил Шкаплеров.

    Судья Сергей Асташов спросил, появятся ли в будущем границы у Луны. Шкаплеров в ответ сослался на Договор о космосе от 1967 года, который запрещает государствам притязать на лунные территории. Тем не менее сейчас туда стремятся не только Америка с Европой, но и Китай и Индия. Луна, по мнению космонавта, может стать серьезной проблемой, и ради нее, возможно, придется составлять отдельный свод законов.

    Председатель ВС Вячеслав Лебедев поинтересовался, удается ли космонавту общаться с родными. «Звоню, общаюсь», – ответил тот. А самым красивым местом Земли из космоса назвал свою родину – Крым. Будущее космонавтики – это освоение открытого космоса, был уверен Шкаплеров. Он процитировал слова Циолковского о том, что «Земля – колыбель человечества, но нельзя вечно жить в колыбели».

    В сентябре 2017 года следователь ходатайствовал перед Тверским районным судом Москвы об обыске двух квартир, которые, как предполагалось, принадлежали подозреваемой по уголовному делу. Он полагал, что в них могут находиться электронные носители информации, предметы и документы, имеющие значение для дела. Прокурор поддержал, а суд удовлетворил ходатайство, так как рапорт следователя подтвердил факт проживания подозреваемой в этих квартирах.

    В последний день октября сотрудники спецподразделения МВД по указанию следователя начали ломать дверь одной из квартир. От этого шума проснулся настоящий жилец этой квартиры – адвокат Еврейской автономной области Сергей Овчаренко.

    Он предоставил следователю доказательства того, что помещение принадлежит ему, а также показал ордер на представление интересов подозреваемой. Он добавил, что квартира используется им для осуществления адвокатской деятельности, поэтому в ней находятся предметы и документы, которые составляют адвокатскую тайну. Впрочем, сотрудники полиции его аргументам не вняли. По указанию следователя, они «поставили адвоката лицом к стене и ограничили его передвижение в ходе обыска». В результате обыска правоохранители изъяли у Овчаренко документы, о которых он сам им и сообщил.

    Овчаренко еще раз напомнил следователю, что представляет интересы обвиняемой по уголовному делу, на что тот заявил, что отводит его от участия в уголовном деле в качестве защитника. Процессуального оформления это заявление не получило – соответствующее постановление адвокат получил лишь спустя две недели. После обыска адвокату лишь дали повестку о вызове на допрос, но Овчаренко даже не пустили к следователю.

    Адвокат обжаловал проведение обыска в Мосгорсуде, который признал его незаконным и отправил материалы дела на новое рассмотрение.

    Решение «за пределами здравого смысла»

    Таким образом, дело вернулось в Тверской райсуд Москвы. В заседании, которое состоялось 25 апреля, следователь поддержал свое ходатайство о проведении обыска. Он указал, что у следствия имелись основания полагать, что в жилище подозреваемой могут находиться электронные носители информации, предметы и документы, имеющие значение для уголовного дела.

    С этим согласился суд, который фактически разрешил проводить обыск в адвокатском жилище, если при этом не будут изыматься сведения, составляющие адвокатскую тайну. «Суд сослался на ст. 8 Закона об адвокатской деятельности, указав, что не подлежат изъятию в ходе обыска только предметы, которые составляют адвокатскую тайну, а все остальное можно изымать. То есть то, что собственник помещения – спецсубъект, суд просто проигнорировал, не сказав об этом ни слова», – рассказал «АГ» адвокат Овчаренко Андрей Арунов.

    Сам Овчаренко отметил, что такое решение суда находится «за пределами здравого смысла». «Во-первых, нарушена ст. 450.1 УПК, на которую указал Мосгорсуд. Она предписывает, в каких случаях можно проводить обыск в жилище адвоката. Судья умудрился вынести решение, даже не сославшись на эту норму права. Во-вторых, Мосгорсуд четко указал, что в части проведения обыска в жилище адвоката решение суда незаконно. Нижестоящий суд должен учитывать мнение вышестоящей инстанции», – пояснил он и добавил, что будет обжаловать решение.

    Отключение коммунальных ресурсов при наличии задолженности предусмотрено законодательством. Есть различия относительно подачи ресурса в жилое или нежилое помещение: когда речь идет о нежилом помещении, отключить могут любую услугу. В случае, если речь идет о жилом помещении, квартире или частном доме, здесь законом запрещено полностью отключать холодную воду и отопление. Предоставление этих услуг можно только ограничить. Все остальное можно отключить полностью, в том числе при наличии задолженности, рассказывает Сергей Сергеев, МКА «Арбат».

    При этом такое отключение не должно нарушать прав тех добросовестных потребителей, которые оплачивают счета в срок. Например, если половина жителей многоквартирного дома не платит за электроэнергию, то поставщик не может взять и полностью отключить этот дом от подачи ресурса, даже если сумма долга это позволяет. Ведь тогда пострадают те, кто платит вовремя и в полном объеме.

    В подобных спорах многое зависит от фактических обстоятельств, отмечает Сергеев: например, от того, кто поставляет ресурс. Так, если у жителя есть прямой договор с поставщиком на электроэнергию и ему он исправно платит, а в упркомпанию при этом не платит за остальные слуги – содержание и ремонт, отопление и воду, то компания не может отключить ему за это электроэнергию, поскольку не поставляет такого ресурса, подчеркивает юрист. Но что делать, если квитанция – одна на все услуги сразу? Примером стало дело, недавно рассмотренное Мособлсудом.

    Валентина Гайкина*, собственник квартиры в доме, управление которым осуществляет ООО «УК Комфорт Сити». В сентябре 2017 года управляющая компания направила ей заказное письмо с уведомлением, предложив погасить задолженность по оплате коммунальных услуг. Владелица жилья задолжала 27 561 руб. – в эту сумму входили и коммунальные услуги, и услуги по обслуживаню дома, поскольку договор с УК был заключен на всё сразу. Компания предупредила, что если долг не будет погашен, она может ограничить подачу в квартиру электричества. Если же задолженность сохранится через 10 дней после введения ограничений, то свет и вовсе отключат.

    Гайкина получила уведомление. Как и обещали в управляющей компании, 8 ноября подачу электроэнергии ограничили. 13 ноября хозяйка квартиры оплатила половину долга – 14 709 руб., которые приходились на коммунальные услуги. Она специально указала назначение платежа. Но это не помешало упркомпании в оговоренные 10 дней отключить электричество полностью из-за того, что вся задолженность не была погашена.

    Владелица квартиры подала на УК в суд. Она требовала признать незаконным отключение электроэнергии, взыскать компенсацию морального вреда в размере 100 000 руб., расходы на оплату услуг представителя в размере 50 000 руб., а также штраф 50% от присужденной суммы. Она настаивала, что упркомпания нарушила Правила предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных и жилых домах, не уведомила ее должным образом о размере задолженности по электроэнергии, о времени введения полного прекращения её подачи. Кроме того, управляющая компания – не поставщик электроэнергии, а значит, она не имела права приостанавливать оказание услуги по электроснабжению, считала заявительница.

    В первой инстанции ей отказали и пришли к выводу, что порядок, установленный Правилами, при отключении электричества не был нарушен. Но в апелляции не согласились с таким решением (дело № 33-8068/2018). Коллегия Мособлсуда под председательством судьи Аслана Хугаева напомнила, что плата за коммунальные услуги и за содержание и ремонт жилого помещения, включающая в себя плату за услуги и работы по управлению многоквартирным домом, содержанию и текущему ремонту общего имущества – это самостоятельные виды платежей (ст. 154 Жилищного кодекса). Следовательно, долг за содержание и ремонт не сможет быть причиной отключения других услуг, например, электроэнергии. Другими словами, оснований для приостановления подачи электроэнергии в квартиру истца у управляющей компании не было. Суд отменил решение первой инстанции и принял по делу новое решение, которым взыскал с компании 10 000 руб. расходов на представителя. Штраф суд взыскать отказался, поскольку ответчик не получал претензии с требованием восстановить электроснабжение.

    В деле потребитель пошел дальше, чем обычно, замечает Сергей Сергеев: при наличии договора на все услуги оплачены только коммунальные. Однако даже в квитанции ЕПД каждая услуга выделена отдельно и плата учитывается по каждой услуге отдельно.

    В целом же избежать отключения при нежелании вносить плату, скорее всего, не удастся, но всегда можно договориться. Поможет соглашение о рассрочке или реструктуризация задолженности. «Если вы делаете все от вас зависящее и постепенно гасите долг, а РСО все равно вас отключил, можно попробовать побороться в суде: ведь меры, принимаемые для возврата долга, должны быть соразмерны последствиям нарушения. В любом случае, главный совет – старайтесь вовремя вносить плату и идите на контакт с управляющей организацией. Договориться можно практически всегда», – резюмирует Сергеев.

    * имена и фамилии участников спора изменены редакцией

    Закон разрешает установить сервитут для размещения имущества, в частности, для эксплуатации участков, занятых линиями электропередач, разъяснил Верховный суд в одном из недавних определений. Этому не мешает наличие охранной зоны ЛЭП, уточнила экономколлегия. Такие выводы она сделала в деле, где ИП-глава крестьянско-фермерского хозяйства Елена Демидова судилась «Федеральной сетевой компанией ЕЭС» по поводу 0,2 га земли в Саратовской области, занятых линиями электропередачи. Девять опор возвели в 2015 году с согласия Демидовой, взяв землю в аренду на год. Но когда строительство было закончено, собственница и энергокомпания не смогли договориться о дальнейших условиях. ФСК ЕЭС предложила Демидовой проект договора аренды участков под опорами, но получила отказ. Владелица земли предложила включить в соглашение не только эту землю, но и охранную зону под линиями электропередач.

    В ответ энергокомпания обратилась в суд, где потребовала установить сервитут на 49 лет с оплатой 43 коп. в год (это 0,01% от кадастровой стоимости). Компании нужны были только участки, занятые опорами. Проводить их обслуживание истец планировал с использованием охранных зон. Демидова не признала иск: она указывала на то, что срок и размер оплаты необоснованные, а сервитут не является единственным способом решить проблемы компании. По мнению предпринимательницы, ФСК ЕЭС должна была предложить ей варианты долгосрочной аренды.

    Три инстанции отклонили такой иск в деле № А57-19494/2016. Они сочли, что спор фактически идет не о сервитуте, а о том, сколько компания должна платить за землю Демидовой. К тому же ФСК ЕЭС потребовала установить ограничение только на землю под опорами, а это не позволит проводить техническое обслуживание линий электропередач. Это не отвечает целям и задачам сервитута, указали суды: энергокомпания должна была просить обеспечить проход или проезд к объекту, а не выделить ей землю для размещения опор ЛЭП. Она планировала проводить их обслуживание с использованием охранных зон, но на них сервитут не устанавливается, возразили суды.

    Земля под опорами и охранная зона: что с ними будет

    С этим не согласилась экономколлегия Верховного суда, которая отменила акты нижестоящих инстанций. Она указала на возможность установления сервитута в пределах той земли, которая занята опорами ЛЭП. А охранная зона устанавливается не для того, чтобы собственник линий электропередач мог ими заниматься, а для того, чтобы обеспечить их безопасность и исключить повреждения, напомнила «тройка» ВС. Она разъяснила, что владельца не лишают земель в охранной зоне: он должен лишь соблюдать определенные запреты техники безопасности. Эти ограничения не исключают возможность возделывать такую землю, уточняется в определении.

    С такими замечаниями экономколлегия направила дело на пересмотр. Она предписала тщательнее разобраться в деле: определить условия сервитута, которые бы отвечали задачам истца и не слишком обременяли ответчика, установить размер оплаты – с учетом того, что Демидова говорила о необходимости оценочной экспертизы еще в первой инстанции.

    При новом рассмотрении дела надо сначала провести землеустроительную экспертизу, чтобы определить нужные участки, а потом, на ее основе, оценочную экспертизу, говорит Владислав Кулаковский из Art De Lex. Он прогнозирует, что по ее итогам плату за сервитут могут установить в размере не 0,01%, а 0,5–1% от кадастровой стоимости. Правда, в абсолютном выражении это все равно мало – до 43 руб. в год.

    Что касается охранной зоны, сервитут на нее не устанавливают, но и перспективы использования под большим вопросом, говорит Кулаковский. Здесь юрист ссылается на Постановление Правительства от 24 февраля 2009 года № 160. П. 10 этих правил запрещает посадку и вырубку деревьев и кустарников, мелиорацию без согласования с электросетевой организацией, ограничивает полив и вспашку земли. По словам Кулаковского, компании чаще всего отказывают в согласовании, чтобы не вредить линиям электропередач.

    Юрист утверждает, что Демидова может подать иск о возмещении убытков на основании п. 4 ст. 57 Земельного кодекса («В полном объеме возмещаются убытки, причиненные ограничением прав собственников земельных участков»). Но практика здесь неустойчивая, суды могут отказать. Например, они могут прийти к выводу, что истец не доказал связи между установлением охранной зоны и убытками, подытоживает Кулаковский.

    § 2. Порядок уступки требования

    Предметом передаваемых прав чаще всего являются денежные требования, и назначение цессии состоит в проведении взаимных расчетов. Предметом цессии могут быть и другие обязательства, например о выполнении работ или оказании услуг. Однако уступка требования допускается в отношении не всех прав.

    Согласно ст. 383 ГК переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об али-ментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, не допускается. По общему правилу не может передаваться другому лицу требование по банковской гарантии (ст. 372 ГК). Ряд ограни-чений на передачу права предъявлять претензии и иски к перевозчи-ку грузов предусмотрен в транспортных уставах и кодексах.

    Не могут передаваться и личные неимущественные права, на-пример, основанные на членстве кредитора в коммерческой или общественной организации, а также права на нематериальные блага личности, непередаваемость которых прямо оговорена в законе (п. 1 ст. 150 ГК). Наконец, следует иметь в виду, что уступка права тре-бования может быть исключена договором, и в крупных коммерче-ских сделках, когда их участники заинтересованы в стабильности взаимоотношений, такое условие нередко предусматривается.

    Реализация некоторых коммерческих прав требует наличия у их субъектов выданной государством лицензии на осуществление соот-ветствующей деятельности (перевозки, строительные работы и т.д.). Это обстоятельство также ограничивает возможности кредитора на передачу принадлежащих ему прав другим лицам, их круг становит-ся ограниченным.

    Уступка прав юридическим лицом, в отношении которого воз-буждено дело о банкротстве, может осуществляться согласно Зако-ну о банкротстве в зависимости от стадии банкротства только по-сле получения согласия на такую сделку временного управляющего (ст. 64) или собрания (комитета) кредиторов (ст. 112, 140).

    При длящихся договорных отношениях возникает вопрос о до-пустимости уступки кредитором третьим лицам части его прав по таким договорам с сохранением самого договора в силе. Согласно ст. 384 ГК объем прав кредитора, переходящих к другому лицу, оп-ределяется законом или договором. Следовательно, в силу цессии возможна частичная уступка принадлежащего кредитору права.

    Судебная практика, придерживавшаяся в прошлом той линии, что при цессии необходимо полное выбытие первоначального кре-дитора из правоотношения, претерпела в последние годы изменения

    и, следовательно, частичную уступку права признает возможной, что выражено в ряде решений Президиума ВАС РФ последних лет1.

    Однако не до конца выясненным остается вопрос о правомерно-сти уступки другому лицу права на взыскание только неустойки или убытков, что в практике договорных отношений предпринимателей имеет место.

    Согласие должника на уступку требования другому лицу не нужно, однако если личность кредитора имеет существенное значе-ние для должника, на уступку необходимо получить его согласие (п. 2 ст. 388 ГК). При этом суды принимают во внимание широкий круг обстоятельств, относящихся к содержанию и назначению пере-даваемого права.

    По одному из рассмотренных споров Высший Арбитражный Суд РФ признал невозможным перемену кредитора в договоре ввиду та-ких особенностей в отношениях сторон: договором были предусмот-рены целевое использование получаемых первоначальным кредито-ром средств, возможность погашения задолженности посредством внутриотраслевых зачетов, совершение компенсационных сделок, что указывало на существенное значение личности кредитора для долж-ника. В силу этого уступка требования не могла быть совершена2.

    Уведомление должника о состоявшейся уступке требования, как это следует из редакции п. 2 ст. 382 ГК, закон не рассматривает в качестве необходимого условия цессии. Однако новый кредитор несет риск неблагоприятных последствий такого бездействия, и при отсутствии уведомления исполнение обязательства первоначально-му кредитору признается надлежащим исполнением.

    В гл. 24 ГК об уступке требования нет прямых указаний о том, является цессия возмездным или безвозмездным договором. Этот вопрос должен решаться в заключаемом договоре цессии. В зависи-мости от назначения цессии она может быть как возмездной, так и безвозмездной (при погашении задолженности цедента перед цес-сионарием).

    1 См. «Комментарий судебно-арбитражной практики». Вып. 9. М., 2000. С. 22 . См. также Вестник ВАС РФ. 2005. № 5. С. 73.

    2 Вестник ВАС РФ. 2000. № 2. С. 64.

    Правовая природа уступки требования в литературе оценивается по-разному. Одни авторы считают, что цессия представляет собой особую сделку абстрактного характера. Другие отождествляют ее с той сделкой, на которую опирается переход права, составляющий пред-мет цессии, т.е. купля-продажа, дарение.

    Обоснованность этой второй точки зрения усматривается в том, что нормы ГК о цессии не регламентируют достаточно полно отно-шения между старым кредитором и новым, а придание цессии каче-ства особого договора позволяло бы обходить в предприниматель-ских отношениях запрет дарения, установленный ст. 575, 576 ГК1.

    Однако текст ГК не подтверждает приведенные соображения, и к отношениям при уступке требования нет необходимости применять сложный набор правовых норм о купле-продаже или дарении, по-скольку цессия — более простая юридическая сделка, а возникаю-щие в этом случае вопросы могут решаться на основании общих правил о сделках и договорах. Нарушения правил ст. 575, 576 ГК могут устраняться посредством применения нормы о недопустимо-сти обхода закона и злоупотребления правом (ст. 10 ГК).

    15.1. Переход прав кредитора к другому лицу

    Перемена лиц в обязательстве возможна при замене кредитора или должника. Замена кредитора в порядке сингулярного (частичного) правопреемства происходит путем заключения кредитором соглашения (сделки) с третьим лицом об уступке принадлежащего кредитору права требования или на основании закона.

    В силу закона уступка права требования может иметь место в случаях, предусмотренных ст.

    Уступка права требования (цессия) в условиях плановой экономики была в России единичным явлением, после перехода отечественной экономики к рыночным отношениям стала использоваться коммерческими организациями для взаимных расчетов широко и породила обширную судебную практику, а также комментирующую ее литературу122.

    Такое положение не является особенностью России, оно характерно вообще для рыночных отношений, в том числе международных. Право Англии, практически применяемое во многих других англоязычных государствах, после первоначального негативного отношения к цессии в дальнейшем посредством обращения к праву справедливости пришло к широкому признанию этого института123.

    Об этом же свидетельствует подготовка проекта международной конвенции о финансовой цессии, которая в течение ряда лет ведется под эгидой Комиссии ООН по праву международной торговли (УНИСИТРАЛ). Опубликованный проект предусматривает для цессии весьма широкие рамки и минимальные ограничения (ст. 2 проекта)124.

    В литературе обсуждается вопрос о возможности уступки будущего требования, причем некоторые авторы отвечают на этот вопрос положительно. В этом смысле высказывался в прошлом И.Б. Новицкий125. По мнению М.И. Брагинского, следует различать две ситуации: нельзя цедировать неопределенное право, но несозревшее право может быть передано126.

    По мнению О.Н. Садикова, эти теоретические суждения, едва ли имеющие большое значение для практики, не имеют прямой опоры в нормах действующего ГК РФ РФ, в котором допустимость распоряжения будущими правами обычно специально оговаривается, как это сделано, например, в отношении поручительства (ст. 361 ГК РФ) и договора финансирования под уступку денежного требования (ст. 826 ГК РФ)127.

    Цессия — это соглашение между кредитором по обязательству, с одной стороны, и третьим лицом — с другой, о передаче принадлежащего кредитору права.

    Уступка права представляет собой сделку, правовым результатом которой является переход права требования от кредитора к третьему лицу. Цессия есть каузальная и, как правило, двусторонняя сделка. В ГК РФ не содержится указаний о возмездности или безвозмездности соглашения о передаче права требования. Цессия, совершаемая за плату, может рассматриваться как разновидность договора купли-продажи, а безвозмездная уступка права — как дарение. На практике соглашение об уступке права требования не всегда можно свести к определенным разновидностям договоров, предусмотренных ГК РФ, возможны и такие соглашения, которые в них не укладываются.

    Согласие должника на уступку права требования не требуется, поскольку личность кредитора не может оказывать какого-либо влияния на исполнение должником обязательства. Однако возможны обязательства, в которых личность кредитора имеет существенное значение для должника. В таком случае для уступки права требования необходимо получить согласие должника (п.

    Должник при всех обстоятельствах должен быть письменно уведомлен о состоявшейся уступке права требования, в противном случае исполнение, произведенное должником первоначальному кредитору (цеденту), должно считаться надлежащим исполнением, и должник, исполнивший обязательство первоначальному кредитору, освобождается от исполнения обязательства перед новым кредитором, т.е. цессионарием (ст. 382 ГК РФ).

    Права, неразрывно связанные с личностью кредитора, не могут быть переданы третьим лицам, например требования об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, которые в силу личного характера не могут быть переданы в порядке уступки права требования (ст. 383 ГК РФ).

    Уступка права требования означает только замену кредитора в обязательстве, никаких изменений в объеме прав и обязанностей сторон при этом не происходит. Цессионарий приобретает права в том же объеме и на тех условиях, которые имел первоначальный кредитор на момент заключения соглашения об уступке права требования (ст. 384 ГК РФ). Например, если цедент имел право требовать не только возврата определенной денежной суммы, но и процентов за пользование чужими средствами за какой-либо период, то при уступке права требования цессионарий также будет иметь право взыскать и сумму долга, и проценты за весь период до момента цессии. Должник имеет право предъявлять новому кредитору все те претензии, которые он имел к первоначальному кредитору на момент уведомления должника об уступке прав (ст. 386 ГК РФ). Если должник имел какие-либо претензии до уступки прав, то эти претензии могут быть предъявлены и после состоявшейся уступки прав и уведомления об этом должника. Новый кредитор не может отклонять претензии должника, ссылаясь на то, что он на тот момент еще не участвовал в обязательстве.

    Результатом уступки права требования является замена кредитора в обязательстве. В порядке цессии передается лишь право, принадлежащее кредитору на основании обязательства (п. 1 ст. 382 ГК РФ).

    Если обязательство простое, т.е. содержит только одно право требования и корреспондирующую ему обязанность, то решение вопроса о возможности замены кредитора не вызывает затруднений. Однако обязательства могут содержать несколько прав требования, каждое из которых может представлять и самостоятельный интерес, например лизингополучатель вправе определить продавца имущества, требовать передачи приобретенного по его указанию имущества. Кредитор вправе передать любое право, возникшее у него на основании обязательств (например, факторинг — договор финансирования под уступку денежного требования — ст. 824 ГК РФ). Уступка права требования влечет только одно изменение обязательства — замену кредитора.

    Уступка права требования должна быть совершена в определенной законом форме, т.е. установленной для совершения сделки, права по которой уступаются. Если уступаются права по сделке, требующей простой письменной формы, уступка права должна быть также совершена в простой письменной форме, если законом установлено требование о государственной регистрации сделки, то уступка также требует государственной регистрации (ст. 389 ГК РФ).

    Специальное правило предусмотрено для уступки прав, содержащихся в ордерных ценных бумагах. Форма уступки прав по ордерным ценным бумагам установлена в виде индоссамента, т.е. передаточной надписи, совершаемой на самой ценной бумаге в соответствии с правилами п. 3 ст. 146 ГК РФ. Соблюдение формы уступки права требования служит еще и доказательственной цели, поскольку должник не обязан исполнять обязательство любому лицу, объявившему себя новым кредитором. Должник имеет право потребовать от нового кредитора представления доказательств, свидетельствующих о переходе всех прав на нового кредитора. Выбы- вающий из обязательства кредитор обязан передать новому кредитору все документы, удостоверяющие право требования, и сообщить другие сведения, имеющие значение для осуществления требования (ст. 385 ГК РФ).

    Кредитор, уступающий право требования, не может нести обязанность перед новым кредитором за неисполнение обязательства должником, ибо он передает то требование, которым обладает сам. Однако цедент несет ответственность за действительность передаваемого требования. Исключением является принятие на себя цедентом поручительства за должника перед новым кредитором (ст. 390 ГК РФ). Цедент может принять такое ручательство добровольно по особому соглашению либо обязываться к этому в силу закона.

    Цессия, совершённая на основании п. 3 ст. 388 ГК РФ, — оспоримая сделка?

    Просматривая обзор судебной практики, нашёл неожиданную для себя правовую позицию АС МО о цессии.

    Суд вначале подтвердил, что цессия без согласия должника законна, просто цедент должен будет в этом случае нести ответственность перед должником.

    «Статья 388 ГК РФ в редакции Закона N 367-ФЗ разрешает уступку прав вопреки соглашению между первоначальным кредитором и должником, во всяком случае, если денежное обязательство сторон, права из которого уступаются, связано с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности. Цедент не освобождается от ответственности перед должником за данное нарушение соглашения, т.е. возмещает убытки, выплачивает неустойку или несет риск иных предусмотренных договором неблагоприятных последствий совершенной им вопреки договору уступки«.

    Но затем суд сделал вот тот самый неожиданный для меня вывод, сказав, что цессия при этом является оспоримой сделкой!

    «Согласно статье 173.1 ГК РФ сделка, совершенная без согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления, необходимость получения которого предусмотрена законом, является оспоримой, если из закона не следует, что она ничтожна или не влечет правовых последствий для лица, управомоченного давать согласие, при отсутствии такого согласия. Она может быть признана недействительной по иску такого лица или иных лиц, указанных в законе.

    С учетом данных норм, а также принимая во внимание положения статей 166, 168 ГК РФ, суд апелляционной инстанции правомерно указал, что отсутствие согласия влечет только оспоримость сделки и сделка без согласия не будет ничтожной«.

    Я никак не могу понять такой логики. На мой взгляд, суд явно неправильно применил нормы об оспоримости сделок — цессия, допустимая согласно п. 3 ст. 388 ГК РФ, действительна. И всё.

    Так, согласно п. 1 ст. 168 ГК РФ сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

    • 5887
    • рейтинг 2

    Основные проблемы гражданского права

    СПбГУ: Школа налоговых поверенных

    Корпоративное право

    Похожие материалы

    Комментарии (2)

    Обход запрета на цессию дает лишь право на привлечение к ответственности, но не порочит саму цессию.

    1. Целевое толкование.
    Цитирую «мотивы»:

    « 4.1.7. В целях устранения необоснованных препятствий для передачи права требования на получение денежного платежа следует установить, что уступка такого права требования имеет силу, несмотря на соглашение должника и кредитора, ограничивающее или запрещающее уступку. Это не исключает ответственности первоначального кредитора перед должником за такую уступку.

    Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации. М.: Статут. 2009. С. 113 »

    2. Системное толкование.
    П. 1 ст. 828 ГК: «Уступка финансовому агенту денежного требования является действительной, даже если между клиентом и его должником существует соглашение о ее запрете или ограничении».

    Комментарий Л.А. Новоселовой:
    « В соответствии с п. 1 ст. 828 ГК РФ уступка финансовому агенту денежного требования является действительной, даже если между клиентом и его должником существует соглашение о ее запрете или ограничении. Это положение не освобождает клиента от обязательств или ответственности перед должником в связи с уступкой требования в нарушение существующего между ними соглашения о ее запрете или ограничении (п. 2 ст. 828 ГК РФ).
    Исключение, сделанное в российском праве для этого вида договоров, вызвано значительным влиянием положений, выработанных в международной коммерческой практике и направленных на облегчение оборота денежных требований в рамках коммерческих сделок, связанных с финансированием .
    ———————————
    См.: Конвенция УНИДРУА о международном факторинге (Оттавская) 1988 г.

    Передача права требования клиентом финансовому агенту в нарушение условия основного договора о запрете или ограничении уступки является нарушением договора и влечет применение к клиенту (цеденту) мер гражданско-правовой ответственности (гл. 25 ГК РФ).

    Новоселова Л.А. Согласие должника на уступку требования // Сделки: проблемы теории и практики: Сборник статей / Рук. авт. кол. и отв. ред. М.А. Рожкова. М.: Статут, 2008. »

    3. Ну а главное, конечно, грамматическое толкование 🙂 п. 3 ст. 388 ГК, а именно фразы «не лишает силы».

    Безусловно, цессия с нарушением договорного запрета по п.3 ст.388 ГК РФ действительна без всякой оспоримости.

    Ссылка на ст.173.1. ГК РФ, конечно, ошибочна, но на правильность принятия судебного акта неправильная мотивировка не повлияла. Мне вообще показалось, что судьи просто сослались на обе нормы (не знают какую правильно применять?) для усиления аргументации: по существу дела им главное было показать, что сделка в любом случае не является ничтожной.

    Смотрите еще:

    • Приказ о расторжения договора аренды Образец соглашения о расторжении договора аренды. Акт приема-передачи по договору аренды СОГЛАШЕНИЕ о расторжении договора аренды земельного участка от _______ № _____ г. г. К-ск ___________г. Арендодатель — Департамент имущественных и […]
    • Главой 25 нк рф налог на прибыль организаций Налог на прибыль организаций Налог на прибыль организаций (Глава 25 НК РФ) Иностранные организации, которые осуществляют деятельность в РФ через постоянные представительства и (или) получают доходы от источников в РФ. […]
    • Штраф по статье 119 налогового кодекса рф Ответственность за непредставление (несдачу) налоговой декларации и другой отчетности Статья 119 Налогового кодекса РФ - Непредставление налоговой декларации (расчета финансового результата инвестиционного товарищества) (по состоянию на […]
    • Закон рф о страховых пенсиях от 28122013 Федеральный закон от 28 декабря 2013 г. N 400-ФЗ "О страховых пенсиях" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 28 декабря 2013 г. N 400-ФЗ"О страховых пенсиях" С изменениями и дополнениями от: 29 июня, 29 декабря 2015 г., 23 […]
    • Обособленное подразделение иск Может ли обособленное подразделение юридического лица предъявить иск в арбитражный суд? По существу поставленных вопросов даны разъяснения в Информационном письме Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14 мая 1998 […]
    • Нотариус ивановский леонид Нотариус Ивановский Леонид Николаевич +7 (499) 653-60-72 доб. 342 – Москва и МО Телефон нотариуса: +7(495)6952763 Адрес: 119034, Остоженка ул., 3/14, офис 26 График работы: Пн-Чт 10-18. Пт 10-17. Вых. - не работает Лицензия №000393 от […]
    • Директор ведет учебную нагрузку как оформить табель Как в табеле учета рабочего времени в школе отразить отработанные часы учителя? Вопрос-ответ по теме Как в табеле учета рабочего времени в школе указывать фактически отработанные часы учителя. У проверяющих на это разные мнения и […]
    • Приказ на право выдачи нарядов допусков Приказ о назначении лиц, имеющих право на выдачу нарядов-допусков Как правильно составить приказ по нарядам-допускам для организации, которая занимается такими видами деятельности, как водопроводно-канализационное хозяйство, чистка […]