Участие адвоката и прокурора в рассмотрении дела судом присяжных

Участие адвоката и прокурора в рассмотрении дела судом присяжных

39. Особенности участия прокурора в суде присяжных

Производство в суде с участием присяжных заседателей ведется в общем порядке, но с учетом своих особенностей.

На подготовительной стадии судебного заседания прокурор должен проверить, правильно ли производится отбор кандидатов в присяжные заседатели, вручены ли данным кандидатам извещения в срок, установленный процессуальным законом. После доклада о явке в суд присяжных заседателей стороны могут заявить немотивированный отвод, причем дважды, первым его заявляет государственный обвинитель, который согласовывает собственную позицию с другими участниками уголовного судопроизводства со стороны обвинения.

Судебное следствие начинается со вступительных заявлений государственного обвинителя, т. е. прокурора, и защитника. Во вступительном заявлении государственный обвинитель излагает существо предъявленного обвинения и предлагает порядок исследования представленных им доказательств. После проведения судебного следствия стороны переходят к прениям сторон, в которых первым выступает государственный обвинитель. В своей обвинительной речи прокурор должен убедить присяжных заседателей, что данное преступление имело место, что подсудимый имеет отношение к данному преступлению и не заслуживает снисхождения. После прений сторон суд переходит к репликам сторон и последнему слову подсудимого, по окончании которых председательствующий произносит напутственное слово присяжным заседателям, разъясняет им суть поставленных

перед ними вопросов, и присяжные удаляются в совещательную комнату для вынесения вердикта. После тайного голосования старшина провозглашает вердикт о виновности или невиновности подсудимого. Уголовно-процессуальным кодексом РФ закреплено, что если вынесен оправдательный вердикт, то он обязателен для председательствующего и влечет за собой постановление им оправдательного приговора, а если обвинительный вердикт, то он так же обязателен для председательствующего, но это не препятствует постановлению оправдательного приговора, если председательствующий признает, что деяние подсудимого не содержит признаков преступления. Если председательствующий признает, что обвинительный вердикт вынесен в отношении невиновного и имеются достаточные основания для постановления оправдательного приговора ввиду того, что не установлено событие преступления либо не доказано, участие подсудимого в совершении преступления то он выносит постановление о роспуске коллегии присяжных заседателей и направлении уголовного дела на новое рассмотрение иным составом суда со стадии предварительного слушания. Это постановление не подлежит обжалованию в кассационном порядке (п. 5 ст. 348 УПК РФ).

uristinfo.net

12.3. Особенности участия прокурора в суде присяжных

Концептуальное и конституционное (ст. 47, 123 Конституции РФ) закрепление суда присяжных в судебной системе РФ повлекло соответствующие изменения уголовно-процессуального законодательства, регулирующего, в частности, деятельность прокурора в суде. Создание и функционирование суда присяжных в ряде регионов РФ обусловили необходимость отдельного освещения некоторых особенностей участия прокурора в рассмотрении дел судом этого вида.
Прежде всего следует отметить, что в соответствии с определенной ст. 31 УПК РФ подсудностью, суды присяжных могут рассматривать дела только о преступлениях, перечисленных в этой статье, причем только при наличии об этом ходатайства обвиняемого. Последнее заявляется обвиняемым при объявлении ему об окончании предварительного следствия и предъявлении для ознакомления всех материалов дела. Так как в последующем ходатайство обвиняемого о рассмотрении его дела в суде присяжных, как и отказ от ранее заявленного ходатайства, не принимаются, то прокурор уже на этом этапе знает, что данное дело будет рассматриваться в суде присяжных и может тщательно готовиться к участию в его рассмотрении. Определенные сложности в подготовке прокурора к участию в рассмотрении уголовного дела в суде присяжных возникают уже с момента заявления соответствующего ходатайства обвиняемым. Такая сложность возникает, когда по делу проходит несколько обвиняемых. В соответствии с п. 5 ст. 217 УПК РФ дело с несколькими обвиняемыми может быть рассмотрено только в тех случаях, когда все обвиняемые заявили такого рода ходатайства либо когда отсутствуют возражения других обвиняемых по поводу ходатайства заявленного одним или несколькими обвиняемыми. При наличии такого возражения прокурор должен выделить дело относительно возражающих, если это не отражается на всесторонности, полноте и объективности его исследования и разрешения. Удовлетворить это требование бывает нередко крайне сложно и даже невозможно в условиях стабильного роста групповых преступлений. Прокурор должен следить за тем, чтобы обвиняемый, не заявивший ходатайства о рассмотрении дела в суде присяжных, был уведомлен, что такое ходатайство о рассмотрении дела в суде присяжных было заявлено другим обвиняемым и чтобы следователь разъяснил ему его право на возражение против рассмотрения дела в суде присяжных. Прокурору также следует иметь в виду, что обвиняемый, не заявивший ходатайства о рассмотрении дела в суде присяжных, тем не менее, пользуется всеми правами, предусмотренными порядком рассмотрения дел в суде присяжных, если его дело там рассматривается.
Прокурор должен проследить и принять меры к обязательному участию защитника в судебном процессе, если защитник не был приглашен самим обвиняемым или другими лицами по его поручению. В соответствии с требованиями ст. 246 УПК РФ участие государственного обвинителя в рассмотрении дела публичного или частично-публичного обвинения, а следовательно, и дел, рассматриваемых судом присяжных, обязательно. Причем не только в непосредственном рассмотрении, но и на предварительном слушании дела судьей.
Необходимость участия прокурора в предварительном слушании дела объясняется тем, что в этой стадии окончательно решается вопрос о форме судопроизводства по делу. Судья, проводящий судебное заседание с обязательным участием прокурора, подсудимых, заявивших ходатайство о рассмотрении дела в суде присяжных, его защитника, выясняет, подтверждает ли подсудимый свое ходатайство. Если по делу проходят другие подсудимые, не заявлявшие ходатайства о рассмотрении дела в суде присяжных, то судья выясняет, есть ли у них возражения против рассмотрения дела в суде присяжных.
В случаях неподтверждения или отказа подсудимого от ранее заявленного ходатайства или при наличии возражений других обвиняемых о рассмотрении дела в суде присяжных, судья выясняет, согласны ли они на рассмотрение дела судом в составе 3 профессиональных судей. Выяснив мнение каждого из подсудимых, судья объявляет предварительное слушание дела оконченным и в дальнейшем осуществляет производство по общим правилам, предусмотренным ст. 30 УПК РФ.
При подтверждении ходатайства подсудимым о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей, суд определяет количество кандидатов в присяжные заседатели, которых должно быть не менее 20, а также вопрос о том, открытым, закрытым или частично закрытым будет судебное заседание.
Если же обвиняемый подтвердил свое ходатайство и возражений против рассмотрения дела в суде присяжных со стороны других обвиняемых нет, судья объявляет об удовлетворении ходатайства и переходит к заслушиванию ходатайств сторон. Роль прокурора на стадии предварительного слушания дела сводится к тому, что он должен проследить, имеются ли в суде указанные выше ходатайства, есть ли ходатайство подсудимого о рассмотрении дела на предварительном слушании в его отсутствие либо если он сам отказывается от участия в заседании. Без указанных документов дело в предварительном слушании рассмотрено быть не может. Прокурор на предварительном слушании оглашает резолютивную часть обвинительного заключения, высказывает свое мнение относительно ходатайств, заявленных другой стороной, сам заявляет в необходимых случаях ходатайство. Важное значение при этом имеет оценка прокурором допустимости доказательств, если этот вопрос возникает на предварительном слушании. Прокурор, участвующий в предварительном слушании дела, вправе отказаться от обвинения полностью или частично. В этом случае судья прекращает дело полностью или в соответствующей части. Так как на предварительном слушании ведется протокол заседания, то прокурор в случаях несогласия с его содержанием может дать замечания в порядке, предусмотренном ст. 260, 353 УПК РФ.
Существенной особенностью участия прокурора в разбирательстве дела судом присяжных является его активное участие в отборе присяжных заседателей. Учитывая принципиальную важность роли, играемой присяжными заседателями в судебном процессе, прокурор должен с максимальным вниманием выяснить все вопросы, касающиеся личности присяжных заседателей, могущие повлиять на объективность их решения по делу. С этой целью он может подготовить и передать в письменном виде вопросы к конкретным присяжным заседателям, с тем чтобы их выяснил председательствующий и, таким образом, решил вопрос об отводе присяжного заседателя. Прокурор сам может заявить отвод в порядке, предусмотренном ст. 328 УПК РФ. Прокурор в процессе отбора присяжных заседателей имеет право на безмотивный отвод их, но числом не более двух. С этой целью он на карточке с фамилией присяжного заседателя пишет слово: «отведен». Для выяснения личности присяжных заседателей прокурор может через председательствующего просить, чтобы интересующий его присяжный заседатель представился. После формирования председательствующим суда коллегии присяжных заседателей, но до принятия ими присяги, прокурор имеет предусмотренное ст. 330 УПК РФ право, если придет к такому выводу, заявить, что вследствие особенностей рассматриваемого дела, этот состав коллегии присяжных заседателей в целом может оказаться неспособным вынести объективный вердикт. В случае, если такое заявление председательствующим будет признано обоснованным, он может распустить коллегию присяжных заседателей. Активное использование рассмотренного выше права в отборе присяжных заседателей является существенной гарантией законности их последующего решения по делу. Центральное место в деятельности прокурора в суде присяжных имеет его участие в судебном следствии. Особенностью этой деятельности государственного обвинителя является уже то, что в соответствии с требованием закона (ст. 335 УПК РФ) прокурор сам зачитывает резолютивную часть обвинительного заключения. При этом выступлении он не имеет права упоминать о фактах судимости подсудимого и фактах признания его опасным рецидивистом в прошлом, хроническим алкоголиком или наркоманом, если эти факты не имеют значения для установления признаков состава преступления. После этого прокурор предлагает порядок исследования представленных им доказательств. Обычно исследование доказательств начинается с допроса подсудимого. Затем, по мере необходимости, прокурор допрашивает свидетелей, экспертов и других лиц, вызванных в судебное заседание.
В процессе судебного следствия прокурором (как и другими участниками процесса) исследуются только те доказательства, которые были допущены на предварительном слушании дела. В случае необходимости прокурор может ходатайствовать об исследовании доказательств, исключенных ранее судьей из разбирательства, а также высказывать свое мнение о необходимости их исследования, если об этом заявит ходатайство другая сторона. Важно подчеркнуть, что бремя доказывания вины подсудимых в суде присяжных лежит на государственном обвинителе. Поэтому исход дела, достижение цели уголовного преследования зависит от профессиональной подготовленности и активности прокурора. Допрашивая подсудимых, свидетелей, других участников процесса, исследуя доказательства по делу, прокурор постоянно имеет в виду необходимость убеждения присяжных заседателей в виновности подсудимых. При этом он учитывает их юридическую неподготовленность к восприятию доказательств, неосведомленность в правовых, процессуальных, криминалистических вопросах, хорошо известных профессиональным юристам, и с учетом этого строит тактику участия в судебном следствии.
Еще в большей степени это требование относится к выступлению государственного обвинителя в судебных прениях. Его речь должна быть не только профессиональна, убедительна логикой исследования и предъявления доказательств, анализом законодательства, но и доходчива для восприятия непрофессионалов по своей форме, эмоциональной напряженности, четкости структуры и выражения мысли. В своем выступлении прокурор не только излагает все доказательства вины подсудимых, но и убеждает присяжных заседателей в виновности подсудимых. Для этого он учитывает особенности рассматриваемого преступления, его восприятия и отношения к нему присяжных заседателей, уровень их образования, профессию, образ жизни и многие другие факторы, определяющие характер социальной психологии этой группы граждан, уровень их правосознания, а следовательно, и отношение к преступлению и лицам, его совершившим.
Конечно, если прокурор в процессе судебного следствия придет к выводу о полной или частичной невиновности подсудимых вследствие недоказанности их участия в совершении преступления либо отсутствии в их деянии состава преступления, он обязан отказаться от обвинения. В таких случаях при отсутствии возражений со стороны потерпевшего судья прекращает дело полностью или в соответствующей части.
Государственный обвинитель может на любом этапе разбирательства дела вплоть до удаления присяжных заседателей в совещательную комнату для вынесения вердикта изменить обвинение в сторону смягчения путем:
1) исключения из юридической квалификации деяния признаков преступления, отягчающих ответственность;
2) исключения из обвинения ссылки на какую-либо норму УК РФ, если действия подсудимого полностью охватываются другой нормой УК РФ, нарушение которой вменялось в обвинительном заключении;
3) переквалификации деяния по норме УК РФ, предусматривающей более мягкое наказание. В последнем случае государственный обвинитель еще на предварительном слушании должен представить суду новое обвинительное заключение, утвержденное соответствующим прокурором.
Особенностью участия прокурора в разбирательстве дел судом присяжных является его участие в постановке и формулировании вопросов, подлежащих разрешению коллегией присяжных заседателей. Согласно ст. 338 УПК РФ государственный обвинитель, как и представители другой стороны в процессе, может предложить поправки к сформулированным председательствующим вопросам, поставить дополнительные к ним вопросы.
В связи с напутственным словом председательствующего присяжным заседателям государственный обвинитель вправе заявить в судебном процессе возражения по поводу нарушения принципа объективности. Если такие возражения своевременно заявлены не были, то в последующем прокурор не имеет права ссылаться на нарушение объективности председательствующего при последующем пересмотре этого дела вышестоящим судом.
Уголовно-процессуальное законодательство (ст. 344 УПК РФ) предусматривает возможность возобновления судебного следствия по просьбе присяжных заседателей или уточнения вопросов, поставленных перед ними председательствующим. В таких случаях государственный обвинитель по тем же правилам принимает участие в судебном следствии и формулировании или уточнении поставленных вопросов.
Существенное значение имеет деятельность прокурора в суде после вынесения вердикта присяжных заседателей. Согласно ст. 347 УПК РФ государственный обвинитель с участием представителей сторон, но уже в отсутствие присяжных заседателей может исследовать доказательства, не подлежавшие исследованию с участием присяжных заседателей, выступать по вопросам, связанным с юридическими последствиями вынесенного вердикта, включая вопросы квалификации содеянного подсудимым, назначения ему наказания и разрешения гражданского иска. При этом в своих выступлениях прокурор не имеет права ставить под сомнение правильность вынесенного присяжными заседателями вердикта.
Особенность надзорной деятельности прокурора в кассационном порядке по делам, рассмотренным судом присяжных, состоит в том, что закон (п. 5 ст. 348, п. 2 ст. 352, п. 5 ст. 355 УПК РФ) четко определяет, какие из не вступивших в законную силу постановлений суда не могут быть обжалованы.
Другие постановления, вынесенные председательствующим в суде присяжных судьей, и приговор подлежат обжалованию.
Представление на указанные приговоры и постановления приносится в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда РФ.
Основания для принесения представления на приговоры и постановления суда присяжных:
1) несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре фактическим обстоятельствам дела;
2) нарушение уголовно-процессуального закона;
3) неправильное применение уголовного закона;
4) несправедливость приговора. Прокурор, участвующий в кассационном рассмотрении дела, должен учитывать, что Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ не может принять решения, ухудшающего положения подсудимых или направить дело на новое расследование.
Приговоры и постановления суда присяжных, вступившие в законную силу, могут быть обжалованы в порядке надзора только при наличии оснований, предусмотренных ст. 409 УПК РФ.

§ 3. Особенности участия прокурора в суде присяжных

Концептуальное и конституционное (ст. 47, 123 Конституции РФ) закрепление суда присяжных в судебной системе РФ* повлекло соответствующие изменения уголовно-процессуального законодательства, регулирующего, в частности, деятельность прокурора в суде. Создание и функционирование суда присяжных в ряде регионов РФ обусловили необходимость отдельного освещения некоторых особенностей участия прокурора в рассмотрении дел судом этого вида.
Прежде всего следует отметить, что в соответствии с определенной ст. 36 УПК РСФСР подсудностью, суды присяжных могут рассматривать дела только о преступлениях, перечисленных в этой статье, причем только при наличии об этом ходатайства обвиняемого. Последнее заявляется обвиняемым при объявлении ему об окончании предварительного следствия и предъявлении для ознакомления всех материалов дела. Так как в последующем ходатайство обвиняемого о рассмотрении его дела в суде присяжных, как и отказ от ранее заявленного ходатайства, не принимаются, то прокурор уже на этом этапе знает, что данное дело будет рассматриваться в суде присяжных и может тщательно готовиться к участию в его рассмотрении. Определенные сложности в подготовке прокурора к участию в рассмотрении уголовного дела в суде присяжных возникают уже с момента заявления соответствующего ходатайства обвиняемым. Такая сложность возникает, когда по делу проходит несколько обвиняемых. В соответствии со ст. 425 УПК РСФСР дело с несколькими обвиняемыми может быть рассмотрено только в тех случаях, когда все обвиняемые заявили такого рода ходатайства либо когда отсутствуют возражения других обвиняемых по поводу ходатайства заявленного одним или другими обвиняемыми. При наличии такого возражения прокурор должен выделить дело относительно возражающих, если это не отражается на всесторонности, полноте и объективности его исследования и разрешения. Удовлетворить это требование бывает нередко крайне сложно и даже невозможно в условиях стабильного роста групповых и особенно организованных преступлений.

Прокурор должен следить за тем, чтобы обвиняемый, не заявивший ходатайства о рассмотрении дела в суде присяжных, был уведомлен, что такое ходатайство о рассмотрении дела в суде присяжных было заявлено другим обвиняемым и чтобы следователь разъяснил ему его право на возражение против рассмотрения дела в суде присяжных. Прокурору также следует иметь в виду, что обвиняемый, не заявивший ходатайства о рассмотрении дела в суде присяжных, тем не менее пользуется всеми правами, предусмотренными порядком рассмотрения дел в суде присяжных, если его дело там рассматривается.
Прокурор должен проследить и принять меры к обязательному участию защитника в судебном процессе, если защитник не был приглашен самим обвиняемым или другими лицами по его поручению. Определенной особенностью данной деятельности прокурора является то, что в соответствии с требованиями ст. 428 УПК РСФСР участие государственного обвинителя в рассмотрении дела судом присяжных обязательно. Причем не только в непосредственном рассмотрении, но и на предварительном слушании дела судьей.
Необходимость участия прокурора в предварительном слушании дела объясняется тем, что в этой стадии окончательно решается вопрос о форме судопроизводства по делу. Судья, проводящий судебное заседание с обязательным участием прокурора, обвиняемого, заявившего ходатайство о рассмотрении дела в суде присяжных, его защитника, выясняет, подтверждает ли обвиняемый свое ходатайство. Если по делу проходят другие обвиняемые, не заявлявшие ходатайства о рассмотрении дела в суде присяжных, то судья выясняет, есть ли у них возражения против рассмотрения дела в суде присяжных.
В случаях не подтверждения или отказа обвиняемого от ранее заявленного ходатайства или при наличии возражений других обвиняемых о рассмотрении дела в суде присяжных, судья выясняет согласны ли они на рассмотрение дела судом в составе 3 профессиональных судей. Выяснив мнение каждого из обвиняемых, судья объявляет предварительное слушание дела оконченным и в дальнейшем осуществляет производство по общим правилам, предусмотренным гл. XX УПК РСФСР.
Если же обвиняемый подтвердил свое ходатайство и возражений против рассмотрения дела в суде присяжных со стороны других обвиняемых нет, судья объявляет об удовлетворении ходатайства и переходит к заслушиванию ходатайств сторон.
Роль прокурора на стадии предварительного слушания дела сводится к тому, что он должен проследить, имеются ли в суде указанные выше ходатайства, есть ли ходатайство обвиняемого о рассмотрении дела на предварительном слушании в его отсутствие либо если он сам отказывается от участия в заседании. Без указанных документов дело в предварительном слушании рассмотрено быть не может. Прокурор на предварительном слушании оглашает резолютивную часть обвинительного заключения, высказывает свое мнение относительно ходатайств, заявленных другой стороной, сам заявляет в необходимых случаях ходатайство. Важное значение при этом имеет оценка прокурором допустимости доказательств, если этот вопрос возникает на предварительном слушании. Прокурор, участвующий в предварительном слушании дела, вправе отказаться от обвинения полностью или частично. В этом случае судья прекращает дело полностью или в соответствующей части. Так как на предварительном слушании ведется протокол заседания, то прокурор в случаях несогласия с его содержанием может дать замечания в порядке, предусмотренном ст. 265 УПК РСФСР.
Существенной особенностью участия прокурора в разбирательстве дела судом присяжных является его активное участие в отборе присяжных заседателей. Учитывая принципиальную важность роли, играемой присяжными заседателями в судебном процессе, прокурор должен с максимальным вниманием выяснить все вопросы, касающиеся личности присяжных заседателей, могущие повлиять на объективность их решения по делу. С этой целью он может подготовить и передать в письменном виде вопросы к конкретным присяжным заседателям, с тем чтобы их выяснил председательствующий и, таким образом, решил вопрос об отводе присяжного заседателя. Прокурор сам может заявить отвод по основаниям, предусмотренным ст. 59,60 УПК РСФСР. Прокурор в процессе отбора присяжных заседателей имеет право на без мотивный отвод их, но числом не более двух. С этой целью он на карточке с фамилией присяжного заседателя пишет слово: «отведен». Для выяснения личности присяжных заседателей прокурор может через председательствующего просить, чтобы интересующий его присяжный заседатель представился. После формирования председательствующим суда коллегии присяжных заседателей, но до принятия ими присяги, прокурор имеет право, если придет к такому выводу, заявить, что вследствие особенностей рассматриваемого дела, этот состав коллегии присяжных заседателей в целом может оказаться неспособным вынести объективный вердикт. В случае, если такое заявление председательствующим будет признано обоснованным, он может распустить коллегию присяжных заседателей. Активное использование рассмотренного выше права в отборе присяжных заседателей является существенной гарантией законности их последующего решения по делу.
Центральное место в деятельности прокурора в суде присяжных имеет его участие в судебном следствии. Особенностью этой деятельности государственного обвинителя является уже то, что в соответствии с требованием закона (ст. 446 УПК РСФСР) прокурор сам зачитывает резолютивную часть обвинительного заключения. При этом выступлении он не имеет права упоминать о фактах судимости подсудимого и фактах признания его особо опасным рецидивистом в прошлом. Дальнейшие действия государственного обвинителя зависят от признания или непризнания вины подсудимыми. Если все подсудимые полностью признают свою вину, у прокурора, как и других участников процесса, не возникает никаких сомнений, то судебное следствие на этом может быть закончено. Если же подсудимые вину не признают и у прокурора есть сомнения и вопросы по поводу их показаний, то государственный обвинитель допрашивает подсудимых. Затем, по мере необходимости, прокурор допрашивает свидетелей, экспертов и других лиц, вызванных в судебное заседание.
В процессе судебного следствия прокурором (как и другими участниками процесса) исследуются только те доказательства, которые были допущены на предварительном слушании дела. В случае необходимости прокурор может ходатайствовать об исследовании доказательств, исключенных ранее судьей из разбирательства, а также высказывать свое мнение о необходимости их исследования, если об этом заявит ходатайство другая сторона. Важно подчеркнуть, что бремя доказывания вины подсудимых в суде присяжных лежит на государственном обвинителе. Поэтому исход дела, достижение цели обвинительного заключения зависит от профессиональной подготовленности и активности прокурора. Допрашивая подсудимых, свидетелей, других участников процесса, исследуя доказательства по делу, прокурор должен постоянно иметь в виду необходимость убеждения присяжных заседателей в виновности подсудимых. При этом он должен учитывать их юридическую неподготовленность к восприятию доказательств, неосведомленность в правовых, процессуальных, криминалистических вопросах, хорошо известных профессиональным юристам, и с учетом этого строить тактику участия в судебном следствии.
Еще в большей степени это требование относится к выступлению государственного обвинителя в судебных прениях. Его речь должна быть не только профессиональна, убедительна логикой исследованных и предъявленных доказательств, анализом законодательства, но и доходчива для восприятия непрофессионалов по своей форме, эмоциональной напряженности, четкости структуры и выражения мысли. В своем выступлении прокурор должен не только изложить все доказательства вины подсудимых, но и убедить присяжных заседателей в виновности подсудимых. Для этого он должен учитывать особенности рассматриваемого преступления, его восприятия и отношения к нему присяжных заседателей, уровень их образования, профессию, образ жизни и многие другие факторы, определяющие характер социальной психологии этой группы граждан, уровень их правосознания, а следовательно, и отношение к преступлению и лицам, его совершившим.
Конечно, если прокурор в процессе судебного следствия придет к выводу о полной или частичной невиновности подсудимых вследствие не доказанности их участия в совершении преступления либо отсутствии в их деянии состава преступления, он обязан отказаться от обвинения. В таких случаях при отсутствии возражений со стороны потерпевшего судья прекращает дело полностью или в соответствующей части.
Государственный обвинитель может на любом этапе разбирательства дела вплоть до удаления присяжных заседателей в совещательную комнату для вынесения вердикта изменить обвинение в сторону смягчения путем:
1) исключения из юридической квалификации деяния признаков преступления, отягчающих ответственность;
2) исключения из обвинения ссылки на какую-либо норму УК РФ, если действия подсудимого полностью охватываются другой нормой УК РФ, нарушение которой вменялось в обвинительном заключении;
3) переквалификации деяния по норме УК РФ, предусматривающей более мягкое наказание.
В последнем случае государственный обвинитель еще на предварительном слушании должен представить суду новое обвинительное заключение, утвержденное соответствующим прокурором.
Особенностью участия прокурора в разбирательстве дел судом присяжных является его участие в постановке и формулировании вопросов, подлежащих разрешению коллегией присяжных заседателей. Согласно ст. 450 УПК РСФСР государственный обвинитель, как и другие участники сторон в процессе, может предложит!» поправки к сформулированным председательствующим вопросам, поставить дополнительные к ним вопросы.
В связи с напутственным словом председательствующего присяжным заседателям государственный обвинитель вправе заявить в судебном процессе возражения по поводу нарушения принципа объективности. Если такие возражения своевременно заявлены не были, то в последующем прокурор не имеет права ссылаться на нарушение объективности председательствующего при последующем пересмотре этого дела вышестоящим судом.
Уголовно-процессуальное законодательство (ст. 455 УПК РСФСР) предусматривает возможность возобновления судебного следствия по просьбе присяжных заседателей или уточнения вопросов, поставленных перед ними председательствующим. В таких случаях государственный обвинитель по тем же правилам принимает участие в судебном следствии и формулировании или уточнении поставленных вопросов.
Существенное значение имеет деятельность прокурора в суде после вынесения вердикта присяжных заседателей. Согласно ст. 458 УПК РСФСР государственный обвинитель с участием представителей сторон, но уже в отсутствие присяжных заседателей может исследовать доказательства, не подлежащие исследованию с участием присяжных заседателей, выступать по вопросам, связанным с
юридическими последствиями вынесенного вердикта, включая вопросы квалификации содеянного подсудимым, назначения ему наказания и разрешения гражданского иска. При этом в своих выступлениях прокурор не имеет права ставить под сомнение правильность вынесенного присяжными заседателями вердикта.
Особенность надзорной деятельности прокурора в кассационном порядке по делам, рассмотренным судом присяжных, состоит в том, что закон (ст. 464 УПК РСФСР) четко определяет, какие из не вступивших в законную силу приговоров и постановлений суда могут быть опротестованы прокурором. К ним относятся:
а) приговоры суда присяжных; б) постановления председательствующего судьи в суде присяжных о прекращении уголовного дела; в) постановления председательствующего судьи о возвращении дела для производства дополнительного расследования;
_в) постановления председательствующего судьи в суде присяжных о прекращении дела в процессе предварительного слушания.
Другие постановления, вынесенные председательствующим в суде присяжных судьей, опротестованию не подлежат.
Протест на указанные приговоры и постановления приносится в кассационную палату Верховного Суда РФ.
Основания для принесения протеста на приговоры и постановления суда присяжных:
1. Односторонность и неполнота судебного следствия, возникшая вследствие: а) ошибочного исключения из разбирательства допустимых доказательств, которые могут иметь существенное значение для исхода дела; б) необоснованного отказа стороне в исследовании доказательств, которые могут иметь существенное. значение для исхода дела; в) не исследование существенных для исхода дела доказательств, подлежащих обязательному исследованию в силу ст. 79; ст. 232 (ч. 2); ст. 258; ст. 308 (ч. 2); ст. 343 (п. 2 ч. 2), ст. 351 (ч. 4); ст. 352 (ч. 1) УПК РСФСР; г) исследования в судебном заседании недопустимых доказательств, если это могло иметь существенное значение для исхода дела.
2. Существенное нарушение уголовно-процессуального законодательства.
3. Неправильное применение закона к обстоятельствам дела, как они были установлены судом присяжных.
4. Назначение несправедливого наказания.
Прокурор, участвующий в кассационном рассмотрении дела, должен учитывать, что кассационная палата не может принять решения, ухудшающего положения подсудимых или направить дело на новое расследование.
Приговоры и постановления суда присяжных, вступившие в законную силу, могут быть опротестованы в порядке надзора только при наличии названных выше оснований, предусмотренных ст. 465 УПК РСФСР.

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ АДВОКАТА В СУДЕ ПРИСЯЖНЫХ

Подготовка к ведению защиты в суде с участием присяжных заседателей

Общие положения

Подготовка к ведению защиты в суде с участием присяжных заседателей включает:

1) участие адвоката при окончании предварительного расследования по делам, которые по ходатайству обвиняемого могут быть направлены для рассмотрения в суд с участием присяжных заседателей;

2) изучение материалов уголовного дела и составление адвокатского досье;

3) разработку защитником позиции по уголовному делу;

4) подготовку защитника к отдельным этапам судопроизводства с участием присяжных заседателей [1] .

Пленум ВС РФ в постановлении от 22.11.2005 № 23 обратил внимание судов на необходимость выполнения требований п. 6 ч. 1 ст. 51 УПК об обязательном участии защитника по делам, подлежащим рассмотрению судом с участием присяжных заседателей. Участие защитника обеспечивается с момента заявления хотя бы одним из обвиняемых ходатайства о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей. Если защитник не приглашен самим обвиняемым, его законным представителем либо другими лицами по поручению или с согласия обвиняемого, то следователь, прокурор или суд обеспечивают участие защитника в уголовном судопроизводстве.

Если по делу, которое может быть рассмотрено судом с участием присяжных заседателей, обвиняется несколько лиц, все они должны быть обеспечены защитниками независимо от того, по каким статьям УК им предъявлено обвинение.

Если один или несколько обвиняемых отказывается от суда с участием присяжных заседателей, то следователь решает вопрос о выделении уголовных дел в отношении этих обвиняемых в отдельное производство. Пленум ВС РФ в абз. 4 п. 2 указанного выше постановления разъяснил, что решения следователя, в том числе о невозможности выделения дела, должны быть мотивированы в соответствующем постановлении. При отсутствии такого постановления дело подлежит возвращению прокурору со стадии предварительного слушания (п. 2 ч. 1 ст. 236 УПК). При невозможности выделения уголовного дела в отдельное производство уголовное дело в целом рассматривается судом с участием присяжных заседателей.

О разъяснении обвиняемому его права ходатайствовать о рассмотрении его дела судом с участием присяжных заседателей, а также о его желании воспользоваться этим правом или отказаться от него следователь обязан сделать запись в протоколе ознакомления с материалами дела (ч. 2 ст. 218 УПК).

Адвокат должен проконтролировать выполнение следователем указанных требований закона и разъяснений Пленума ВС РФ. Кроме того, защитник должен обратить внимание подзащитного на те особенности судопроизводства с участием присяжных заседателей, которые необходимо учитывать при осуществлении защиты.

Следует особо отметить, что адвокат ни в коем случае не должен навязывать своему подзащитному свое мнение о целесообразности или нецелесообразности заявлять ходатайство о рассмотрении его дела в суде с участием присяжных заседателей. Адвокат может лишь обратить внимание подзащитного на наличие в деле обстоятельств, благоприятных для его рассмотрения в таком суде.

При обнаружении в деле недопустимых доказательств адвокат должен разъяснить обвиняемому указанные в ч. 2 ст. 75 УПК случаи, при которых суд. прокурор, следователь, дознаватель согласно ч. 2 и 3 ст. 88 УПК обязаны признать доказательство недопустимым по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по собственной инициативе.

Если на предварительном следствии по тем или иным причинам (например, из тактических соображений) нецелесообразно заявлять ходатайства об исключении из дела недопустимых доказательств, полученных с нарушением закона, либо если следователь необоснованно отклонил такое ходатайство обвиняемого, защитник должен заявить ходатайство об исключении недопустимого доказательства в суде, прежде всего в стадии предварительного слушания. Практика идет по пути проверки и исключения на этой стадии только тех доказательств, которые указаны в обвинительном заключении.

По делам о групповых преступлениях адвокат должен проинформировать подзащитного и о том, согласована ли позиция между всеми обвиняемыми и их защитниками, т.е. какая защита может возникнуть по такому делу в суде: солидарная либо коллизионная, при которой подзащитный будет изобличаться не только «подельником», но и адвокатом последнего.

В состязательном уголовном процессе с участием присяжных заседателей наиболее опасные ситуации для защиты возникают, когда при наличии в деле серьезных улик каждый из подсудимых, по собственному разумению или совету неопытного адвоката отрицая свою виновность, оговаривает другого. На это обращал внимание еще А. М. Бобрищев-Пушкин: «если при несознании двоих подсудимых они взаимно друг друга оговаривают, то. скептицизм может дойти до того, что присяжные как бы принимают фикцию, что каждый из подсудимых сознался за другого» [2] .

  • [1] См.: Мельник В. В. Искусство зашиты в суде присяжных : учебно-практич. пособие. М., 2003. С. 199-222.
  • [2]Бобрищев-Пушкин Л. М. Эмпирические законы деятельности русского суда присяжных. М., 1896. С. 526.
  • Участие адвоката в судебном следствии суда присяжных

    При рассмотрении дела особое значение приобретает соблюдение требования непосредственности исследования доказательств. То обстоятельство, что оценку доказательств по делу осуществляют непрофессионалы, накладывает серьезный отпечаток на весь ход судебного следствия.

    Адвокат должен иметь в виду, что в отличие от прежних народных заседателей, присяжные не вправе предварительно знакомиться с материалами дела, и все, что не подвергается непосредственному рассмотрению в судебном заседании, остается для них неизвестным, никак не влияя на решение ими вопроса о виновности подсудимого.

    Поскольку присяжные наделены полномочиями по участию в исследовании всех обстоятельств уголовного дела (ч. 1 ст. 333 УПК РФ), задача адвоката состоит в том, чтобы представить все доказательства, имеющие значение для правильного разрешения дела, в максимально ясной и понятной форме.

    Осуществление защиты в состязательном уголовном процессе с участием присяжных требует серьезной подготовки, досконального изучения адвокатом материалов дела.

    В ходе ознакомления с делом адвокат должен делать все необходимые выписки из него, а наиболее важные документы (показания обвиняемого, потерпевшего, свидетелей-очевидцев, заключения различных экспертиз и др.) целесообразно копировать. Если в перспективе предполагается представление присяжным каких-либо документов (писем, фотографий, схем), адвокату следует заранее подготовить необходимое количество копий этих документов либо продумать возможности использования в судебном заседании демонстрационной техники.

    Судебное следствие с участием присяжных начинается с оглашения государственным обвинителем резолютивной части обвинительного заключения, но без упоминания о фактах судимости обвиняемого и признания его особо опасным рецидивистом. В резолютивной части обвинительного заключения должны быть приведены сведения о личности обвиняемого и изложена формулировка предъявленного обвинения с указанием статьи или статей уголовного закона, предусматривающих наказание за данное преступление. После этого адвокат обязан высказать согласованную с подсудимым позицию по предъявленному обвинению и мнение о порядке исследования представленных им доказательств.

    Определенные сложности на данном этапе могут возникнуть в случаях, когда сведения, запрещенные к оглашению в суде присяжных (например, о совершении убийства лицом, ранее совершившим умышленное убийство), плотно вплетены в текст формулировки обвинения. Оглашая ее, прокурор должен быть очень внимательным, чтобы «не проговориться», а адвокат – вовремя отреагировать своими возражениями, если подобное произойдет.

    Поскольку присяжные не имеют, да и не должны иметь опыта участия в судебном разбирательстве, адвокату необходимо учитывать, что внимание заседателей в ходе судебного следствия не должно ни на минуту расслабляться, иначе они могут упустить из вида какие-либо важные для дела сведения о фактах (недаром американские юристы отмечают, что в суде присяжных главный враг – скука) [1] .

    Перед адвокатом, выступающим в суде присяжных, возникает важный вопрос: в каком порядке целесообразно исследовать имеющиеся доказательства, чтобы у присяжных сложилось ясное, целостное, выгодное для подзащитного представление об обстоятельствах совершенного преступления. Если по делу о преступлении, участие в котором подсудимый отрицает, начать допрашивать свидетелей по поводу подтверждения алиби подсудимого и т.п., то не исключено, что у присяжных может сложиться представление о его наличии.

    Поэтому прежде чем высказать суду предложения о порядке исследования доказательств, адвокату следует хорошо подумать, как сделать, чтобы эти доказательства воспринимались слушателями в логической последовательности.

    Судебное следствие осуществляется в полной мере на началах состязательности. Судья, а также присяжные заседатели через председательствующего задают вопросы лицам после того, как они будут допрошены сторонами. В связи с этим для адвоката особенно важно продумать план допроса: подготовить основные вопросы, предусмотреть, какие доказательства (вещественные доказательства, документы и т.п.) понадобятся предъявить допрашиваемому, какие тактические приемы использовать.

    Как правило, допрос подсудимых, потерпевших, свидетелей начинается с их свободного рассказа.

    Судебная практика свидетельствует о том, что адвокаты испытывают определенные сложности при определении последовательности постановки вопросов допрашиваемым лицам, их правильном формулировании. Это может выражаться в их пассивности, отсутствии реакции на постановку прокурором явно наводящих вопросов и на необоснованное вмешательство судьи в ход допроса.

    Например, при рассмотрении одного уголовного дела председательствующий постоянно по своей инициативе снимал, как он полагал, наводящие вопросы, задаваемые адвокатом допрашиваемым лицам. В итоге адвокат был вынужден обратиться к суду с вопросом: «Господин председательствующий, объясните, какие вопросы Вы считаете наводящими?». «Это те вопросы, – невозмутимо ответил председательствующий, – на которые можно ответить “да” или “нет”». Разумеется, судья в данной ситуации был не прав.

    Рассмотрим вопросы, возникающие при проведении допросов, более подробно.

    Как известно, вопросы, которые стороны ставят допрашиваемым, подразделяются на открытые (требующие развернутого ответа) и закрытые (на которые можно ответить «да» и «нет»). Они одинаково допустимы в судебном следствии. Недопустимы вопросы наводящие, т.е. содержащие в себе подсказку ответа. Является ли вопрос наводящим, всегда зависит от конкретной ситуации.

    Так, к наводящим относятся обращенные к потерпевшему вопросы прокурора следующего характера: «Правда ли, что подсудимый сам затеял драку с Вами (пытался ударить Вас, угрожал Вам и т.п.)?» и др.

    Также недопустима постановка вопросов, не относящихся к предмету доказывания. Судебная практика показывает, что прокуроры, например, иногда задают допрашиваемым вопросы, никак не связанные с исследуемыми обстоятельствами, направленные на дискредитацию подсудимого в глазах присяжных.

    В суде с участием присяжных, людей, не искушенных в подобных приемах, постановка допрашиваемому как наводящих, так и не относящихся к делу вопросов может нанести большой вред и исказить истину. Поэтому адвокату в связи с такими вопросами прокурора целесообразно незамедлительно заявлять возражения, не дожидаясь, пока допрашиваемый начнет отвечать на них.

    Сам адвокат также должен избегать наводящих вопросов. (Так, по делу Ч., обвинявшегося в изнасиловании малолетней, адвокат в ходе допроса потерпевшей прямо спрашивал ее: «Разве ты говорила Ч., что ты маленькая?» Этот вопрос был обоснованно снят председательствующим).

    Представление в ходе допроса различных доказательств, оглашение документов, как известно, является эффективным тактическим приемом. В суде присяжных с помощью этих процессуальных действий помимо прочего обеспечивается понимание заседателями связи показаний допрашиваемого с другими фактическими данными по делу.

    Также большую наглядность исследуемых доказательств адвокат может обеспечить, сопровождая допросы в необходимых случаях демонстрацией присяжным различных планов, схем, фотографий места происшествия и т.п.

    Например, по делу 3., обвинявшегося в умышленном убийстве, адвокат счел необходимым, чтобы присяжные точно уяснили взаиморасположение 3. и потерпевшего по ходу развития конфликта. В связи с этим он попросил первого же допрашиваемого свидетеля начертить схему движения подсудимого и потерпевшего, из которой стало ясно, что именно потерпевший преследовал подсудимого, а не наоборот. Данную схему адвокат предъявил присяжным заседателям, а затем использовал ее в ходе допросов других свидетелей [2] .

    При допросах подсудимых, потерпевших, свидетелей адвокату целесообразно избегать монотонности, необоснованных затяжек времени. С помощью уточняющих, контрольных вопросов и иных тактических приемов он должен акцентировать внимание присяжных на важных для дела сведениях, содержащихся в показаниях допрашиваемого; они должны не затеряться в массе другой информации, а напротив, – прочно удержаться в памяти присяжных заседателей.

    Стоит отметить, что адвокату в суде присяжных затруднительно одновременно вести допрос и делать записи, отражающие содержание даваемых показаний, так как в этом случае сбивается темп процессуального действия, что крайне нежелательно. Поэтому в интересах дела адвокату целесообразно осуществлять звукозапись судебного разбирательства.

    Как свидетельствует судебная практика, присяжные вполне обоснованно склонны больше верить «живым» показаниям, а не протоколам, приобщенным к материалам дела. Поэтому в суде присяжных при решении вопроса о возможности начать слушание дела в отсутствие неявившихся лиц адвокату целесообразно ходатайствовать о том, чтобы таких ситуаций не допускать, в особенности, если речь идет о свидетелях, показания которых важны для защиты интересов подзащитного. Оглашение протокола не способно заменить непосредственного впечатления от увиденного и воспроизведенного в суде.

    Представляется также, что адвокату следует максимально точно и полно выявлять все возникающие в ходе судебного разбирательства противоречия с данными предварительного следствия, проверять изменившиеся показания путем их уточнения и детализации, сопоставления с другими фактическими данными. Если адвокату невозможно устранить эти противоречия, то, по крайней мере, ему необходимо попытаться установить причины изменения таких показаний. Иначе перед присяжными возникнет дилемма [3] и им будет крайне затруднительно решить, заслуживают ли доверия показания, данные на предварительном следствии либо в судебном заседании.

    Существуют особенности участия адвоката в разбирательстве дел при назначении экспертиз и допросе эксперта. В подавляющем большинстве случаев присяжные по понятным причинам недостаточно разбираются в судебной медицине, криминалистике и других областях специальных знаний. Для того чтобы судить о достоверности результатов экспертизы, они должны уяснить себе смысл проведенного исследования (например, при определении видовой и групповой принадлежности крови). Этого часто нельзя достигнуть только путем оглашения письменного заключения эксперта, приобщенного к материалам предварительного следствия, без соответствующих комментариев и пояснений. Поэтому в случае, когда заключение эксперта имеет существенное значение для дела, а в особенности, когда оно может быть истолковано неоднозначно, адвокату целесообразно ходатайствовать о назначении экспертизы в суде и последующем допросе эксперта.

    Например, по делу М. подсудимый утверждал, что он не ударял потерпевшего ножом, а напротив, тот сам «напоролся» на нож. По ходатайству адвоката в судебном заседании принял участие судебно-медицинский эксперт, который на вопрос адвоката дал категорическое и мотивированное заключение о том, что потерпевший мог получить рану при обстоятельствах, указанных подсудимым. Затем эксперт был подвергнут допросу, и, несмотря на многочисленные попытки прокурора подвергнуть сомнению верность заключения, адвокат сумел убедительно обосновать перед присяжными свои выводы [4] .

    В определенных случаях адвокату в ходе допроса эксперта целесообразно уделить внимание выяснению применявшихся методик исследования, в особенности, если они оспариваются прокурором: степени их проверенности и эффективности, вероятности ошибок и т.п.

    Также адвокату необходимо решить проблему «перевода» экспертом судебно-медицинской или иной специальной терминологии на доступный присяжным заседателям язык, ведь не каждый человек знает, что такое, например, «пневмоторакс», «гематома», «механическая асфиксия», «странгуляционная борозда» и т.п.

    Недоразумения могут возникнуть по самым разным причинам. Например, плечо человека в быту иногда именуют предплечьем, плечевой сустав – плечом и т.п. Представляется, что адвокату необходимо предчувствовать, что может возникнуть непонимание и путем постановки соответствующих уточняющих вопросов требовать у эксперта необходимых пояснений. Разумеется, что для выполнения указанных задач адвокат сам должен достаточно хорошо разбираться в судебной медицине, криминалистике и иных областях специальных знаний, применяемых при проведении экспертизы.

    Эксперт вправе участвовать в исследовании обстоятельств дела, относящихся к предмету экспертизы. Он может задавать вопросы подсудимому, потерпевшему и свидетелям об обстоятельствах, имеющих значение для дачи заключения. Поэтому адвокату необходимо обеспечивать реализацию экспертом его прав, в частности, ходатайствовать о его вызове в те судебные заседания, в ходе которых исследуются доказательства, важные для дачи заключения. Представляется, что это будет иметь значение для обеспечения обоснованности и убедительности заключения эксперта для присяжных, так как последние получают дополнительную возможность непосредственно воспринимать работу эксперта.

    В ходе судебного разбирательства могут производиться и иные предусмотренные законом процессуальные действия: осмотр местности и помещений, следственный эксперимент, предъявление для опознания. При наличии тактической целесообразности они могут иметь серьезное значение для установления судебной истины по делу. Вместе с тем участие в них адвоката должно быть хорошо продуманным, осторожным, вытекать из логики судебного следствия и основываться на рекомендациях, разработанных криминалистикой.

    Так, В. обвинялся в совершении умышленного убийства с корыстной целью. Согласно обвинительному заключению он проник ночью в чужой дом и попытался похитить пять картин, однако проснулся хозяин дома и попытался закричать. Тогда обвиняемый нанес ему смертельный удар ножом. На предварительном следствии обвиняемый сначала признавал себя виновным, затем стал показывать, что был сильно пьян и плохо помнит происшедшее. В судебном заседании по ходатайству адвоката был проведен следственный эксперимент, в ходе которого обвиняемый должен был воспроизвести момент нанесения удара потерпевшему ножом, удерживая при этом в руках пять картин. Когда у него этого не получилось (а иного результата трудно было ожидать), подсудимый заявил: «Да, теперь я вижу – либо следователь мне неправильно рассказал о том, как я совершил преступление, либо я там вообще не был». Это процессуальное действие, очевидно, произвело на присяжных весьма сильное впечатление, причем не в пользу обвинения. Не вдаваясь в подробный анализ доказательств по делу, необходимо отметить, что грамотное ходатайство адвоката способствовало вынесению жюри вердикта «невиновен» и оправданию В. [2]

    Вещественные доказательства, приобщенные к делу, должны быть продемонстрированы адвокатом в суде наглядно и убедительно, чтобы их значение было понятно присяжным заседателям. Оглашение протокола осмотра этого не заменит.

    Недооценка данного фактора может быть в итоге чревата для адвоката тактическим поражением.

    Например, по делу Щ., обвинявшегося в умышленном убийстве двоих лиц, важным вещественным доказательством стали туфли одного из обвиняемых, изъятые с места происшествия, на которых были обнаружены брызги крови потерпевших. Адвокат не ходатайствовал об их осмотре в судебном заседании, хотя для этого имелись веские основания. Вместе с тем в ходе допросов обвиняемых, свидетелей неоднократно возникал вопрос – кто был обут в эти туфли во время происшедшего? Одни допрошенные называли их коричневыми ботинками, другие – кроссовками, третьи – тапочками, давали различное их описание. В результате у присяжных, очевидно, возникли серьезные сомнения в том, что допрошенные говорили об одном и том же вещественном доказательстве. Возможно, что это также помешало присяжным в полной мере оценить значение судебно-медицинской экспертизы о характере следов крови на туфлях. [6]

    Осмотр вещественного доказательства в суде должен быть процессуально подготовлен. Прежде чем приступить к нему, адвокату необходимо, чтобы присяжные уяснили, когда и где был изъят исследуемый предмет, в связи с чем он приобщен к делу. Для этого адвокату надлежит заявить ходатайство об оглашении полностью или частично соответствующего протокола осмотра, обыска, выемки или допросить лицо, представившее доказательство. Оглашение документов, приобщенных к делу, в суде присяжных является далеко не формальным действием, поскольку заседатели не вправе знакомиться с ними заблаговременно.

    Для обеспечения лучшего восприятия оглашаемых материалов адвокат может использовать несколько уже опробованных на практике приемов:

    1) целесообразно оглашать лишь те документы или их фрагменты, которые действительно необходимы для правильного разрешения дела, иначе на важные для подзащитного обстоятельства, изложенные в них, присяжные могут не обратить внимания;

    2) содержание оглашаемых протоколов осмотров, обысков, следственных экспериментов станет более доходчивым для присяжных, если адвокат будет сопровождать эти действия демонстрацией подготовленных заранее планов и схем (места происшествия и др.), а также фотографий – приложений к протоколам;

    3) в необходимых случаях адвокат вправе предъявить оглашаемый документ присяжным для непосредственного ознакомления. Предпочтительнее, чтобы он предъявлялся им не в единственном экземпляре, а в таком количестве копий, которое позволит всем присяжным знакомиться с ним одновременно.

    Учитывая изложенное, необходимо отметить, что в суде присяжных адвокату требуется серьезная выработка стиля осуществления защиты, в том числе в ходе исследования доказательств. Каждое дело, каждый состав коллегии присяжных неповторимы. Поэтому недопустимо механическое следование каким-либо стереотипам. Тактические приемы, успешно «сработавшие» в одном случае, в другом могут оказаться неубедительными. При осуществлении защиты очень важен творческий подход, во многом базирующийся на установлении адвокатом психологической коммуникативной связи с присяжными заседателями.

    Адвокат должен помнить, что судебное следствие осуществляется в первую очередь для присяжных заседателей. Целесообразно внимательное наблюдение адвокатом за реакциями заседателей по ходу судебного следствия. Так, если какое-либо доказательство, по мнению защитника, оказалось непонятно присяжным, ему необходимо принять дополнительные меры для того, чтобы заседатели уяснили суть этих сведений о фактах.

    Доверие присяжных сможет завоевать лишь тот адвокат, который соблюдает нормы судебной этики, корректно относится к другим участникам процесса, обладает общей культурой.

    Председательствующий судья не вправе отказать стороне в исследовании доказательств, если оно не исключено из разбирательства как недопустимое. Вместе с тем судья обязан решить вопрос об исключении из разбирательства дела в суде присяжных доказательства, полученного с нарушением закона, а в случае, если состоялось исследование доказательств, признать такое доказательство не имеющим юридической силы, а состоявшееся его исследование недействительным (ч. 5 ст. 335 УПК РФ).

    Исключение из разбирательства дела в суде присяжных недопустимых доказательств может производиться как в подготовительной части судебного заседания, так и на всем протяжении судебного следствия. Присяжные не знакомятся с недопустимыми доказательствами, поэтому адвокат не вправе без разрешения председательствующего упоминать в суде присяжных о существовании ранее исключенных из разбирательства доказательств.

    Если в ходе допросов или иных процессуальных действий сторона обвинения или другие участники процесса начинают упоминать доказательства, исключенные из разбирательства или подлежащие исключению из него, то адвокат должен сделать соответствующее заявление.

    Выслушивание мнений участников судебного разбирательства в связи с таким ходатайством производится председательствующим без участия коллегии присяжных заседателей (ч. 6 ст. 335 УПК РФ), которых просят на время удалиться в комнату отдыха (совещательную комнату).

    Если исследование недопустимых доказательств состоялось, то обсуждение вопроса о признании их не имеющими юридической силы должно производиться в отсутствие присяжных заседателей с последующим разъяснением им существа принятого председательствующим судьей решения.

    Осуществление процедуры исключения доказательств из разбирательства играет в суде присяжных большую роль. На данном этапе судебного разбирательства вопрос об исключении доказательств возникает, когда он по тем или иным причинам не был поднят и разрешен на предварительном слушании дела. Кроме того, решить, было ли допущено нарушение закона в ходе предварительного следствия и насколько оно существенно, возможно только изучив условия проведения соответствующего следственного действия. Как правило, это реально осуществимо только в ходе судебного следствия.

    Так, по одному уголовному делу по преступлению, совершенному группой лиц, адвокат в ходе предварительного слушания дела заявил ходатайство об исключении из числа доказательств свидетельских показаний родителей одного из подсудимых, так как им перед допросом не было разъяснено конституционное право отказаться от дачи показаний против своего близкого родственника. Суд отложил разрешение вопроса до судебного разбирательства, в которое были вызваны указанные свидетели. Они пояснили, что следователю дали показания по своему желанию и хотят дать в суде показания по делу; свидетельствовали они не против своего сына, а напротив, в его пользу. В связи с этим суд обоснованно отклонил ходатайство адвоката и постановил использовать указанные свидетельские показания, данные на предварительном следствии, в качестве доказательств по делу [6] .

    Закон не регламентирует, следует ли проводить процессуальные действия, связанные с проверкой допустимости доказательств, в присутствии присяжных, или последние должны быть удалены. Представляется, что такая проверка должна осуществляться с участием заседателей, поскольку при проведении судебных действий (например, допроса понятого, участвовавшего в обыске, показания которого поставлены под сомнение) невозможно ограничить их предмет только изучением процессуального порядка собирания доказательств. В данном случае неизбежно затрагивается и содержание полученного доказательства, оценку которого проводят именно присяжные заседатели.

    Как свидетельствует судебная практика, присяжные очень внимательно относятся к заявлениям о нарушениях закона, допущенных органами предварительного расследования. Заявления подсудимых о применении к ним незаконных методов ведения следствия всегда обязывают адвоката особенно тщательно подойти к анализу обстоятельств дела. Главное здесь – проверка обоснованности предъявленного обвинения, подтверждение его всей совокупностью доказательств, собранных по делу.

    Адвокат должен в первую очередь обратить внимание присяжных на содержание первоначальных показаний обвиняемого. О вынужденности признания может свидетельствовать, например, противоречивость данных показаний, а также их малая информативность (когда обвиняемый сообщает только о тех обстоятельствах дела, которые уже были известны органам предварительного расследования к моменту дачи им показаний).

    Относительно возможности непосредственной проверки в судебном заседании данных утверждений подсудимого, то они очень ограничены и чаще всего не дают положительного результата, так как для этого обычно требуется проведение комплекса следственных и оперативно-розыскных действий.

    Достаточно часто для допроса в качестве свидетелей в суд вызываются следователи или оперативные работники, на незаконные действия которых ссылается подсудимый. Показания этих лиц впоследствии приводятся в обвинительной речи прокурора как доказательства того, что признание подсудимым вины на следствии было добровольным. Представляется, что указанные лица не должны допрашиваться как свидетели по названным обстоятельствам и адвокат должен возражать против их допроса.

    В данном случае применима конституционная норма о запрете принуждать кого-либо давать свидетельские показания против себя самого (ст. 51 Конституции РФ), поскольку работники милиции или следователь фактически допрашиваются в качестве свидетелей об обстоятельствах совершенных ими мнимых или действительных преступлений, в частности, превышения власти, злоупотребления служебным положением, что, конечно, недопустимо. В этих случаях происходит явный выход за рамки пределов судебного разбирательства, которые являются для подсудимого существенной гарантией недопустимости поворота к худшему, и суд не вправе этого делать (ст. 252 УПК РФ).

    Кроме того, как правило, на присяжных показания такого рода «свидетелей» впечатления обычно не производят, так как заседатели прекрасно понимают, что перед ними находятся лица, заинтересованные в обвинении подсудимого.

    В суде присяжных достаточно часто возникает вопрос о пределах исследования обстоятельств дела. Как правило, это связано с тем, что в отличие от профессиональных судей присяжным заседателям, не имеющим соответствующих знаний и опыта, непросто отграничить доказательства, отвечающие требованиям относимости, от тех, которые им не соответствуют [8] . Фактические данные, не имеющие отношения к делу, могут лишь дезориентировать присяжных заседателей.

    Оценка доказательств осуществляется присяжными на основе внутреннего убеждения – разумной, осознанной, обоснованной уверенности в правильности определенного вывода, достигнутой в результате тщательного и всестороннего исследования обстоятельств дела. Внутреннее убеждение присяжных – результат сложной психической деятельности, в которой решающее значение принадлежит разуму, сознанию и логике. Но она имеет и эмоциональную сторону. Как известно, эмоции играют большую роль в непрофессиональном правосознании. Поэтому адвокату важно оградить присяжных заседателей от сведений, выходящих за рамки пределов доказывания, которые могут оказать на них неблагоприятное с точки зрения установления судебной истины по делу эмоциональное воздействие.

    Установив, что исследование того или иного доказательства может повлиять на объективность и беспристрастность присяжных заседателей, председательствующий вправе устранить такое доказательство из судебного разбирательства с обязательным приведением в постановлении мотивов принятого решения.

    Часто данный вопрос возникает, когда в судебном заседании обсуждается возможность предъявления присяжным заседателям фотографий (а также кинофильмов, видеозаписей), приобщенных к протоколу осмотра места происшествия и трупа. Поэтому при решении этого вопроса адвокату в каждом конкретном случае необходимо исходить из обстоятельств дела и правил относимости доказательств: любая демонстрация должна способствовать уяснению присяжными заседателями действительных, а не мнимых обстоятельств совершения преступлений.

    Так, присяжным могут быть предъявлены фотографии, на которых изображены объекты, позволяющие понять обстановку совершения преступления, – ориентирующие снимки, на которых видна поза трупа, его расположение на месте преступления. Важное значение будут иметь и фотографии, на которых запечатлены какие-либо значимые объекты или следы на трупе.

    В то же время, если на фотографиях не изображены объекты, имеющие значение для дела, а речь идет, например, о сделанных крупным планом снимках трупов, причиненных ранений, то председательствующий вправе признать такие фотографии сведениями о фактах, выходящими за рамки пределов доказывания, и запретить их демонстрацию.

    В итоге о характере нанесенных повреждений и причинах смерти присяжные узнают из заключения судебно- медицинской экспертизы. Видеосъемка, фотографии могут оказать на них неблагоприятное эмоциональное воздействие или даже ввести в заблуждение, так как посмертные повреждения, следы разложения трупа могут быть приняты ими за прижизненные ранения. Поэтому для адвоката важно заранее продумать, какие фотографии – приложения к протоколу осмотра места происшествия и трупа нужно по обстоятельствам дела предъявить присяжным и как обосновать эту необходимость в судебном заседании.

    Присяжные решают вопросы о фактических обстоятельствах рассматриваемого дела. Как справедливо отмечал в свое время А. М. Бобрищев-Пушкин, – «основное стремление суда присяжных сводится к преследованию зла, причиняющего вред обществу, а не именно нарушения закона; при этом и наказание, согласно такому утилитарному принципу, не должно вредить общественному интересу, портя жизнь единиц без крайней необходимости» [9] .

    Данные же о прежних судимостях установлены вступившими в законную силу приговорами, имеют преюдициальное значение и в силу этого не нуждаются в оценке коллегией присяжных заседателей. Если же присяжные будут знать о прежних судимостях обвиняемого (тем более за аналогичные преступления), это может негативно повлиять на них при вынесении вердикта, поскольку они могут признать подсудимого виновным даже при явно недостаточных доказательствах.

    Адвокату нельзя также сообщать присяжным сведения, которые необходимы только для назначения наказания, определения порядка его отбытия, поскольку решение этих вопросов отнесено исключительно к ведению председательствующего судьи, а не заседателей. Вместе с тем в практике встречаются ситуации, когда возможно исследование некоторых данных о личности обвиняемого и перед присяжными. Например, они могут быть доказательством виновности подсудимого (в случаях установления умышленного характера преступления).

    Так, А. была осуждена за убийство своего сожителя в ходе пьяной ссоры. Присяжным было достаточно трудно представить себе такую ситуацию, при которой обвиняемая – достаточно хрупкая и безобидная на вид женщина – была способна убить человека при указанных обстоятельствах ударом топором по голове. Для обоснования обвинения имели существенное значение показания одного из свидетелей о том, что подсудимая и до совершения инкриминируемого ей деяния совершала аналогичные действия, в том числе с погибшим, что она, употребив спиртное, становилась очень агрессивной и часто набрасывалась на него с различными предметами [4] .

    Кроме того, адвокат должен иметь в виду, что данные о личности обвиняемого могут способствовать установлению мотива совершения преступления. Например, убийства, совершенные из хулиганских побуждений, нередко выглядят как совершенно беспричинные. В этих случаях мотив преступления практически невозможно выявить и понять без исследования данных о личности, а также о поведении подсудимого в период, непосредственно предшествующий совершению вменяемого ему в вину преступления.

    Часто побудительные причины преступления проистекают из взаимоотношений обвиняемого и потерпевшего, поэтому в ходе судебного заседания неизбежно встает вопрос о тех или иных чертах личности обвиняемого, сыгравших роковую роль.

    Неприемлемы встречающиеся иногда случаи, когда доказывание обвинения подменяется прокурором сбором компрометирующих сведений о частной жизни обвиняемого. Это идет вразрез со ст. 24 Конституции РФ. Недопустимо использование не относящихся к делу данных о личности обвиняемого с целью создания у присяжных предвзятого мнения о нем.

    А. Ф. Кони в свое время правильно отмечал, что в суде присяжных личность обвиняемого должна исследоваться «постольку, поскольку она вложилась в факт преступления». «Обвинение, – отмечал он, – может быть доказано или опровергнуто доказательствами, разъясняющими такие стороны личности и жизни обвиняемого, в которых выразились свойства, вызвавшие движущие побуждения его судимого деяния, или, наоборот, с которыми это деяние стоит в прямом противоречии. Суд рассматривает не жизнь обвиняемого вообще, а преступное деяние, он осуждает подсудимого за те стороны его личности, которые выразились в этом деянии, а не за жизнь его. Иначе судебному исследованию. не будет предела» [11] .

    Подобное мнение можно вполне отнести и к изучению данных о личности потерпевшего. Они подлежат исследованию в связи с совершенным преступлением в той мере, в какой это необходимо, чтобы понять характер отношений между преступником и жертвой, мотивы и цели деяния, узнать о наличии отягчающих и смягчающих обстоятельств. Адвокату, представляющему интересы потерпевшего, следует противодействовать попыткам любых лиц необоснованно скомпрометировать своего подзащитного, в том числе путем оглашения не относящихся к делу сведений о его личной жизни.

    Так, судом присяжных было рассмотрено уголовное дело в отношении З., обвинявшегося в убийстве с особой жестокостью своей сожительницы В. Данные, характеризующие личность потерпевшей, исследовались до вынесения вердикта. Из показаний свидетелей стало ясно, что убитая В. злоупотребляла спиртными напитками, часто употребляла спиртное вместе с обвиняемым, который нередко бил ее. Освещен был и ряд иных подробностей их жизни. С целью скомпрометировать потерпевшую прокурор задал подсудимому вопрос: «Правда ли, что муж В. два года назад был осужден за убийство ее трехлетней дочери?» Адвокат, на наш взгляд, обоснованно возразил против этого вопроса, так как названные обстоятельства никак не были связаны с убийством В. [12]

    В связи с этим необходимо отметить, что у некоторых юристов еще бытует мнение, что суд присяжных – «суд толпы», «суд эмоций», который выносит решение не столько на основе доказательств, сколько под влиянием театральных приемов и краснобайства ловких адвокатов или прокуроров. Судебная практика показывает, что это далеко не так. Присяжные внимательно и заинтересованно относятся к исследованию доказательств. Поэтому нельзя все промахи следствия и обвинения списывать только на присяжных.

    Суд присяжных – это не машина правосудия, это живые люди, которые пользуются своим правом во имя справедливости. Хотя красноречие защитника и государственного обвинителя играет значительную роль, но решающим этапом судебного разбирательства по-прежнему остается судебное следствие и судьба защиты в основном зависит от умелого участия адвоката в исследовании имеющихся доказательств.

    • [1]Бернэм У. Суд присяжных заседателей. М.: МНИМП, 1995. С. 18.
    • [2] Архив Московского областного суда за 2009 г.
    • [3]Дилемма (греч.) – умозаключение, содержащее два исключающих друг друга положения, из которых необходимо выбрать одно.
    • [4] Архив Московского областного суда за 2007 г.
    • [5] Архив Московского областного суда за 2009 г.
    • [6] Архив Московского областного суда за 2010 г.
    • [7] Архив Московского областного суда за 2010 г.
    • [8] Напомним, что относимыми именуются доказательства, которые устанавливают факты, входящие в предмет доказывания.
    • [9]Бобрищев-Пушкин А. М. Эмпирические законы деятельности русского суда присяжных. М., 1896. С. 610.
    • [10] Архив Московского областного суда за 2007 г.
    • [11]Кони А. Ф. Судебные речи. СПб., 1905. С. 735.
    • [12] Архив Московского областного суда за 2006 г.

    Смотрите еще:

    • Закон от 19122005 163-фз Федеральный закон от 27 июня 2018 г. N 163-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации" Документ является поправкой к Комментарии Российской […]
    • Как исчислить сумму налога на доходы физических лиц Как высчитать НДФЛ из зарплаты Актуально на: 24 января 2018 г. По общему правилу заработная плата облагается НДФЛ по ставке 13% для резидентов и 30% для нерезидентов. И каждый работодатель, будучи налоговым агентом, должен исчислить, […]
    • Осаго если водитель пьян Получение выплаты по ОСАГО при ДТП с пьяным водителем Согласно Правилам дорожного движения (далее – Правила, ПДД) водителю запрещается, при каких бы то ни было обстоятельствах управлять автотранспортным средством в пьяном виде. Это […]
    • Размер пособия по безработице оренбург Сколько платят на бирже труда по безработице Биржа труда – учреждение, входящее в систему государственного регулирования рынка труда. Биржа занимается посредническими функциями, осуществляемыми между работодателями и гражданами, […]
    • Общественное обсуждение закон Статья 24. Общественное обсуждение Статья 24. Общественное обсуждение См. комментарии к статье 24 настоящего Федерального закона 1. Под общественным обсуждением в настоящем Федеральном законе понимается используемое в целях общественного […]
    • Досрочное сокращение как оформить Типичный образец заявления на досрочное увольнение по сокращению штата: как написать этот документ? Бывают случаи, когда при сокращении сотрудников на предприятии часто возникают ситуации, когда одна из сторон трудовых отношений выбирает […]
    • Сапожников адвокат Сапожников Юрий Юрьевич (Юрист) Опытный юрист практик, основное направление деятельности - защита компаний в суде (арбитражный процесс). Юрист специализируется на гражданском, корпоративном, хозяйственном и других отраслях права. Высокая […]
    • Приказ въезд на территорию "Детский сад №8 "Капелька" Муниципальное бюджетное дошкольное образовательное учреждение " Детский сад № 8 « Капелька» Приказ 01.09.2017 г. №30/8 «Об организации пропуска автотранспорта на территорию МБДОУ " Д/с № 8 «Капелька» […]