Суть антипиратского закона

Суть антипиратского закона

Прошло 4 года с момента создания российской «антипиратской» машины, которая в настоящее время работает на основе 3-х «антипиратских» законов:

Наблюдая за столь активной законодательной и судебной деятельностью, нацеленной на борьбу с онлайн-пиратством и защиту исключительных прав на произведения, нам стало любопытно, насколько эффективна и благотворна эта борьба для российского интернета и рынка цифрового контента. Этой цели мы вместе с активистами из Пиратской партии России и Роскомсвободы посвятили исследование

«Антипиратский закон: правоприменение, тенденции и системные проблемы»

За четыре года было принято 3 версии антипиратского закона, расширена сфера действия закона и значительно увеличен круг субъектов, на которых возлагаются обязанности по защите исключительных прав правообладателей.

  • ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях» от 02 июля 2013 г. N187-ФЗ (включение дел о защите исключительных прав на фильмы в исключительную подсудность Московского городского суда и создание Единого реестра нарушителей авторских и (или) смежных прав);
  • ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» от 24 ноября 2014 г. N363-ФЗ (расширение списка защищаемых объектов и введение механизма бессрочной блокировки);
  • ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» от 1 июля 2017 г. N156-ФЗ (создание механизма «зачистки» поисковых систем и порядка внесудебной блокировки «зеркал» сайтов).
  • Эти законы за короткий период времени произвели революцию в стратегиях и механизмах защиты произведений в интернете, а также создали новые способы пресечения нарушений интеллектуальных прав в цифровой среде – блокировку сайтов-нарушителей через государственный Единый реестр нарушителей авторских и смежных прав в интернете, который ведет Роскомнадзор, и вымаривание таких сайтов и их «зеркал» из поисковых систем. Сейчас внесение сайтов в Единый реестр осуществляется на основании решений Московского городского суда, а зачистка результатов поиска от их «зеркал» должна производиться на основании решений Министерства связи РФ (последнее начинает действовать 1 октября 2017 г.).

    Как известно, создание «антипиратской» машины и её тюнинг проходили без учёта мнений IT-отрасли, прав и законных интересов владельцев онлайн-сервисов и интернет-пользователей. При этом соответствующие поправки Государственная Дума РФ лихо принимала в кратчайшие сроки. В похожем режиме в Московском городском суде проходят и судебные заседания по делам о защите авторских и (или) смежных прав в интернете. Баланс интересов различных субъектов, участвующих в распространении информации в сети, разумность и соразмерность мер пресечения правонарушений – это те категории, о которых никто из апологетов рьяной борьбы с онлайн-пиратством не задумался ни на минуту, и данная логика, к сожалению, перекочевала в судебную практику Московского городского суда.

    Что было сделано в рамках исследования:

  • хронологический обзор «антипиратского» законодательства;
  • изучение изменений правового статуса субъектов, участвующих в распространении информации в интернете, в контексте «антипиратского» законодательства;
  • анализ судебной практики Московского городского суда о защите авторских и смежных прав в интернете за период с 1 августа 2013 г. по 30 июня 2017 г. (статистика, интересные кейсы, тенденции и закономерности);
  • опрос провайдеров хостинга в целях выявления правовой позиции по «антипиратским» судебным процессам;
  • сбор комментариев операторов онлайн-сервисов по предоставлению легального цифрового контента об эффективности «антипиратского» законодательства;
  • анализ открытых данных о показателях российского рынка цифрового контента;
  • определение новых стратегий предоставления доступа к сайтам, внесённым в Единый реестр нарушителей авторских и смежных прав в интернете.
  • формирование выводов и рекомендаций по совершенствованию действующего законодательства и правоприменительной практики
  • Поскольку существенная часть исследования посвящена судебной практике, связанной с защитой авторских и (или) смежных прав в интернете за весь период действия «антипиратского» законодательства, т.е. с августа 2013 г. по июнь 2017 г., следует отметить, что в рамках её анализа мы собрали данные:

  • о самых активных истцах по «антипиратским» заявлениям
    • о самых активных ответчиках и их участии в судебных разбирательствах по таким делам
    • о частоте обжалования решений Московского городского суда об ограничении доступа к сайтам
    • В докладе по результатам исследования также приведены аннотации знаковых кейсов из судебной практики Московского городского суда (напр., о двух параллельных судебных реальностях, о попытках заблокировать Youtube, Bookmate, Sports.ru, о блокировке RuTracker.org, о мировых соглашениях с правообладателями, о попытках самих правообладателей отменить вечную блокировку и многие другие).

      В целях уточнения правовой позиции информационных посредников в делах о защите авторских и смежных прав в интернете, помимо анализа судебных актов Московского городского суда был также проведён опрос провайдеров хостинга, которые являются основной процессуальной мишенью по «антипиратским» делам (более 90% исков предъявляются именно к провайдеру хостинга): они искренне не понимают, каким образом можно исполнить предъявляемые к ним требования, и считают свой статус ответчика в «антипиратских» делах несправедливым и нелогичным.

      В целом, анализ судебных актов Московского городского суда по делам о защите авторских и смежных прав позволил выявить закономерности «антипиратской» судебной практики, которые весьма негативны: суд не проводит «тройного теста» и игнорирует позицию, права и интересы ответчиков и третьих лиц, не проверяет наличие противоправной информации на сайтах, обжалование решений Московского городского суда не приносит никаких результатов, отмена бессрочного ограничения доступа к сайту просто невозможна, на хостинг-провайдеров и сервисов по защите веб-сайтов возлагаются все судебные издержки по делу.

      При этом, изучение открытых данных о рынках цифрового контента не позволяет установить прямой корреляции между их ростом и нарастающими объёмами «антипиратской» практики: российские рынки цифрового контента начали расти ещё до принятия «антипиратского» законодательства (с разной скоростью в зависимости от типа контента), при этом российский контент все так же плохо продается по сравнению с иностранным. Одновременно с этим в условиях хаотичных блокировок владельцы сайтов выработали новые стратегии и каналы предоставления доступа к сайтам и распространения контента, которые позволили им продолжить работу онлайн-сервисов даже после их включения в Единый реестр и бессрочного ограничения доступа.

      Основной вывод об «антипиратском» законодательстве и судебной практике: для торговцев правами на контент пользы от «антипиратских» мер почти нет, а вот для информационных посредников и интернет-пользователей вреда от них много.

      Детали читайте в докладе по результатам исследования.

      Антипиратский закон

      «Антипиратский» закон (ранее — Антипиратский законопроект) — российский закон по борьбе с интернет-пиратством, принятый в 2013 году (Федеральный закон № 187-ФЗ от 2 июля 2013 года «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях», бывший законопроект № 292521-6).

      Законопроект был рассмотрен в очень сжатые сроки, что весьма неестественно для государственных органов России: от даты его внесения до окончательного принятия прошло всего 15 дней.

      26 июня принятие законопроекта одобрила верхняя палата российского парламента — Совет Федерации.

      2 июля законопроект подписал Президент РФ Путин. Через месяц, 1 августа 2013 года, закон вступил в силу.

      В ноябре 2014 года были утверждены поправки к закону, расширяющие его действие на распространителей любого нелегального контента (кроме фотографий). [3] Поправки вступили в силу с 1 мая 2015 года.

      Новый закон коснулся сайтов, которые распространяют в Интернете копии фильмов и телесериалов. Вводится упрощенная схема блокировки подобных сайтов: правообладатель обращается в Мосгорсуд (в том числе через Интернет), который принимает решение о быстрой временной блокировке сайта. Установлена ответственность интернет-провайдеров за отказ от сотрудничества с органами гос. цензуры.

      23 сентября 2013 года внесена вторая версия законопроекта, в которой предлагается преследовать сайты с музыкой и литературой. Предполагается принятие окончательной версии законопроекта до окончания осенней сессии Госдумы.

      15 октября 2013 года экспертная группа дала отказ по поводу предложенной пользователям РОИ отмены антипиратского закона. [7]

      [править] Противодействие принятию законопроекта

      Яндекс и Mail.ru Group в принципе выступили не против законопроекта, но предложили ряд поправок, которые, в частности, исключают блокировку ресурса по IP и закрытие от просмотра определенных страниц.

      Яндекс отметил 21 июня:

      В такой редакции законопроект направлен против логики функционирования Интернета и ударит абсолютно по всем — даже не только по пользователям Интернета и владельцам сайтов, но и по самим правообладателям. Выбранный способ регулирования борется не с пиратами, а с Интернетом — это все равно, что навсегда закрывать магистраль, на которой произошла одна авария.

      Обсуждалась возможность провести забастовку в русском разделе Википедии, однако большая часть участников высказалась против [10] .

      В Викиреальности большинство депутатов поддержало идею провести забастовку 1 августа.

      Одним из результатов стало массовое удаление аудиозаписей из социальной сети «ВКонтакте», уже вызвавшее недовольство ряда пользователей и снижение популярности ресурса [2] .

      Принятие окончательной версии законопроекта против пиратских сайтов было намечено на 21 июня. В тот день оный законопроект был принят во 2 и 3 чтениях. За принятие в третьем чтении проголосовало 337 депутатов (75 %). Резкой критике законопроект подверг депутат Дмитрий Гудков, он призвал перед третьем чтением не голосовать депутатов за него.

      28 июля в Москве и в ряде других городов прошли митинги против принятия закона; в рамках мероприятия выступал председатель фонда «Викимедия РУ» Станислав Козловский [4] . Незадолго до этого компания WebKontrol предоставила Роскомнадзору список сайтов, которые могут быть закрыты в рамках действия данного закона. Список включает ряд популярных сайтов, в том числе Vkontakte, YouTube и Rutracker [5] .

      21 августа 2013 года Роскомнадзор закрыл первый сайт по антипиратскому законодательству [6] . Под раздачу попал сайт с видеофильмами для просмотра opensharing.org.

      Мосгорсуд удовлетворил иск о пожизненной блокировке музыкального портала Pleer.com и еще одиннадцати сайтов, в том числе Rutor.org (сейчас работает на зеркале freedom-tor.org). Все они заблокированы навсегда в начале октября 2015 года в соответствии с поправками к антипиратскому закону.

      Кого коснулась эта херня и кто вообще слышал про удаление песен из ВКонтакте? Кто считает, что это полное дерьмо? Вот я с вами тоже согласен. Хотя я вроде как музыкант и вроде как копирайты должны меня защищать от вас. Но как-то я не очень боюсь вас в этом плане. Воруйте на здоровье. Вот. Мне кажется, что лейблы, корпорации и так далее — они пытаются нам объяснить, что те, кто бесплатно делится музыкой, они воруют её. И что это то же самое, что продавать её коммерчески. Но это же не так, правда? Я вам должен доплачивать за то, что вы делаете мне бесплатную рекламу этим. Что-то очень силно не так в нашем мире, по-моему. Поэтому подумайте: нам чё-то навязывают, какую-то непонятную хрень. Короче, вот: фак копирайт. К чёрту копирайт!

      Многие интернет-сайты объявили о забастовке в связи с принятием проекта. Вот их список:

      По некоторым мнениям указанный закон может носить совершенно иную цель, чем та, которая декларируется: под видом борьбы с нарушением авторского права могут выключаться неугодные сайты, а также путем выставления ультиматумов владельцам ресурсов будет организована негласная модерация «политического» контента. В реальности политически не устраивающие сайты блокируются в России путем объявления их экстремистскими либо с помощью блокировок по требованию Генпрокуратуры.

      В чём суть антипиратского законопроекта?

      Последнее обновление: 14.11.2014

      В пятницу, 14 ноября, Госдума одобрила внесение существенных поправок в антипиратский закон. С 1 мая 2015 года он будет распространяться на на книги, музыку, программное обеспечение и другие объекты авторских прав. Исключение составят фотографии. Сейчас законом охраняются только видеозаписи.

      Какой контент будет защищать «антипиратский» закон?

      После принятия законопроекта в интернете и других информационно-телекоммуникационных сетях нельзя будет размещать объекты авторского права, а именно:

    • фильмы, телесериалы и видеопродукцию;
    • музыкальные произведения;
    • литературные произведения;
    • географические карты;
    • авторские статьи;
    • компьютерные программы.

    Как будут бороться с пиратством?

    Законопроект предлагает два варианта борьбы с нелегальным контентом:

    • Досудебное решение спора с правообладателем
    • Правообладатель должен сообщить ресурсу о том, что на сайте содержится пиратский контент. Если контент удаляется, все претензии к ресурсу снимаются. В случае, если сайт не реагирует на заявления правообладателя, то на время судебного разбирательства доступ к ресурсу блокируется.

    • Блокировка ресурса навсегда
    • Если правообладатель дважды выиграл судебный процесс против одного и того же сайта, ресурс блокируется бессрочно в течение 24 часов. По данным «Известий», эта крайняя мера не вошла в текст закона, представленного к третьему чтению.

      Что предполагает уже действующее законодательство?

      Согласно действующему «антипиратскому» закону, который вступил в силу 1 августа прошлого года, правообладатель в случае обнаружения незаконно размещённой информации должен обратиться в Роскомнадзор с заявлением о принятии мер по ограничению доступа к сайту.

      Провайдер в течение одного рабочего дня должен сообщить распоряжение Роскомнадзора владельцу сайта, который в течение суток обязан эту информацию удалить.

      В случае отказа или бездействия последнего хостинг-провайдер должен ограничить доступ к ресурсу не позднее трёх суток с момента получения указанного уведомления.

      Как будет осуществляться урегулирование споров?

      Правообладатель может обратиться за защитой авторских прав в суд. Если суд удовлетворит иск, владелец информационного ресурса, на котором без законных оснований размещена информация, содержащая объекты авторских и смежных прав, или хостинг-провайдер вместо удаления незаконно размещённой информации должны ограничить доступ к ней.

      Единственной инстанцией, которая в данный момент рассматривает такие вопросы, является Мосгорсуд. В связи с расширением перечня объектов авторского права комитет Госдумы по законодательству рассматривает дополнительные схемы судебной защиты авторских прав и возможности привлечения для рассмотрения дел Суда по интеллектуальным правам.

      Что грозит обычным пользователям?

      Рядовые пользователи не попадают под действия Закона № 187-ФЗ, и скачивание ими пиратского контента пока не признаётся незаконным. Хотя во многих странах ввели ответственность за нелегальное скачивание защищённых авторским правом файлов или просмотр видео- и аудиопроизведений в онлайн-режиме. В Японии загрузка файлов на личный компьютер без соблюдения авторских прав грозит виновному тюремным заключением сроком на два года или штрафом в размере $17 000.

      1 августа вступил в действие закон, который лично я называю законом «Об интернете» (хотя, пожалуй, теперь его стоит называть законом «О борьбе с пиратством»). Хотел бы сразу признать свою ошибку, допущенную в прошлой моей статье. Тогда в самой статье я уверял читателей, что наиболее одиозные пункты закона скорее всего будут из него выкинуты, а в комментариях предпологал, что наладившийся контакт законодателей и IT сообщества позволит создать удовлетворяющий все стороны проект. Но я не учел влияния третьей силы, а именно государственной думы. Как многие уже слышали, вся суть «проблемы» заключается в том, что в итоге законопроект, разрабатываемый Министерством Культуры, так и остался законопроектом, а реальную силу обрела совсем иная инициатива: исходившая от депутатов Госдумы В.В. Бортко, Е.Г.Драпеко, М.П. Максаковой-Игенбергс, М.А. Кожевниковой, Л.Л. Левина и Р.А. Шлегеля. В итоге депутаты не только нашли способ представить свой вариант проекта в обход минкультуры (по идее такие отраслевые законы, как этот, должны подготавливаться министерствами, но оказалось, что возможно все, особенно когда это «возможно» основано на Конституции), но и представили внешне крайне жесткий вариант решения вопроса. По сути, перед нами совершенно иной закон, нежели тот, о котором я писал ранее. И по идее и по содержанию. Мало того, многие нормы, им регулируемые, оказались не совсем понятные для обычных граждан, а поэтому я вновь хочу попробовать закрыть этот пробел, а заодно и объяснить, что на самом деле все не так страшно, как кажется. Сразу предупреждаю, что на этот раз будет много текста, а поэтому тем, кто читать не любит, статью не рекомендую.

      Итак, речь сегодня пойдет о Федеральном законе Российской Федерации от 2 июля 2013 г. N 187-ФЗ г. Москва «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях». Как и в большинстве случаев, сам по себе закон виртуален. Нет, он, конечно, существует и «вам не показалось», но его главная задача – это внесение изменений в другие законы. А так как, по крайней мере, на момент написания статьи, в большинство сетевых базах данных законодательства изменения еще не были включены, предлагаю ознакомиться с текстом самих поправок.

      Изменению подверглись следующие нормативно-правовые акты Российской Федерации:
      — Арбитражный процессуальный кодекс
      — Гражданский процессуальный кодекс
      — ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»
      — Гражданский кодекс

      Дела судебные

      Арбитражный процессуальный кодекс в данном случае нас не интересует – изменения в него минимальные и касаются исключения спорных ситуаций с подведомственностью дел. А вот в Гражданский процессуальный кодекс внесли достаточно серьезные изменения, если рассматривать их в рамках вопроса защиты интеллектуальной собственности. Во-первых, первой инстанцией по рассмотрению вопросов о защите интеллектуальной собственности станет Московский городской суд, но только если по ним приняты предварительные обеспечительные меры. Пока что с одним важным уточнением: если речь идет о фильмах. Но, как многие уже знают, по этому вопросу в будущем будет вестись обсуждение и, вполне возможно, список объектов интеллектуальной собственности расширят. Что же такое «предварительные обеспечительные меры»? Если говорить простым человеческим языком, обеспечительными мерами в отечественном судебном процессе являются меры, направленные на то, чтобы ответчик не смог каким-либо повлиять на объект или совершить действие, которого касается иск и, тем самым, устранив улики, уменьшив доказуемый ущерб и т.п. Такие меры, например, могут быть наложены на квартиру ответчика и тогда он не сможет ее никому продать в срочном порядке. Проще говоря, они нужны для того, чтобы истец не остался с носом. Очень правильная норма, если подумать. Вот и в рамках нашего вопроса, если задуматься, ограничение доступа к сайту в рамках обеспечительных мер в первую очередь задумано как средство сделать так, чтобы «пират ничего не сделал с сайтом». Это если в теории. На практике – это отличный способ просто прекрыть сайт хотя бы до момента окончания суда.

      Заявка о предварительном обеспечении подается до иска и рассматривается судом. Ее, кстати говоря, могут и не принять. Обеспечительные меры, если что, должны быть соразмерны иску, а поэтому потребовать заблокировать сразу полинтернета не получится. Также хочу заметить, что заявитель традиционно несет ответственность за подобные обеспечительные меры – они предусмотрены в пункте 9 статьи 144.1. Так что, тем, кто уже потирает руки в надежде задушить конкурентов, я бы порекомендовал сначала как следует подумать.

      Но вернемся к самим мерам. В случае их удовлетворения, судом выписывается специальный предварительный исполнительный лист. Он выдается заявителю и, в случае наличия от него ходатаства, передается в РОСКОМНАДЗОР для блокировки сайта. У самого заявителя при этом есть 15 дней для подачи иска. Ну и если быть совсем точным, то на рассмотрение самого иска выделяется аж 2 месяца. Правда, это если смотреть по букве закона. Фактически же дела порой затягиваются на год, а то и больше.

      Итоги. Данная часть закона видится самой неприятной. Подача заявления об обеспечительных мерах осуществляется без извещения ответчика, а, значит, формально может привести к блокировке сайта даже без наличия оснований на это (но именно что «формально» — об этом я поясню во второй части статьи). Фактически же суду требуется подтверждение обоснованности требований истца. В нашем случае вполне вероятно, что суды будут требовать подтверждения факта нарушения прав (в законе это звучит так: документы, подтверждающие факт использования в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети «Интернет», объектов исключительных прав), коими по сложившейся практике являются акты нотариального осмотра. Это, во-первых, должно исключить откровенно беспочвенные «наезды», а, во-вторых, если разбираться основательно, отменяет саму суть обеспечительных мер, так как необходимость их применения, в связи с наличием уже оформленных доказательств, отпадает. В последнем случае возникает довольно интересная правовая коллизия, которая, впрочем, принятию этой части закона не помешала. В любом случае, на данный момент рано делать какие-то предположения, так как практики в рамках рассматриваемого вопроса пока что нет.

      Ну и на закуску:
      Мосгорсуд отказался рассматривать первую жалобу по антипиратскому закону (lenta.ru, 01 августа 2013). Судья отказала, так как кинокомпания не привела доказательств того, что права на указанные в жалобе фильмы принадлежат именно ей. Кроме того, Сэм Клебанов, подававший жалобу, не предоставил документов, из которых бы следовало, что он является гендиректором и президентом компании, подчеркнула Усачева.

      Мосгорсуд отказал в блокировке трех сайтов (lenta.ru, 02 августа 2013). Речь идет о жалобах на сайты закрытого онлайн-кинотеатра «Турбофильм» и открытого торрент-трекера Rutor. С заявлением на эти сайты обратилось ЗАО «Сейчас», попросившее закрыть доступ к пяти иностранным фильмам, размещенных на этих сайтах. ЗАО «Сейчас», обеспечивающая развлекательный видео-портал «Будущее сейчас», входит в группу компаний ТНТ, принадлежащую холдингу «Газпром-Медиа». Во втором случае Мосгорсуд отказался рассматривать обращение из-за неправильного оформления документа. В частности, компания-заявитель не предоставила необходимых данных о своем генеральном директоре.

      Как говорится, а мужики то не знали!

      Что есть реестр?

      Вторая часть Мерлезонского балета – это поправки в ФЗ №149 «Об информации. ». Касается она действия реестра и порядка ограничения доступа к сайтам. Во многом она пересекается с поправками в ГПК, но рассматривать ее нужно отдельно. Рассматривает она процедуру блокировки сайта на основании судебного акта, коим, как мы уже установили, может являться исполнительный лист, выданный в порядке заявления об обеспечительных мерах, а также вступившее в силу решение по самому делу, причем, судя по всему, для законодателей обеспечительные меры стоят по важности заметно выше, так как упор делается именно на них.

      Если рассмотреть процедуру максимально кратко, то схема вырисовывается такая: правообладатель обращается в РОСКОМНАДЗОР, который в свою очередь направляет хостингу поручение передать владельцу сайта требования принять меры по удалению такой информации, а затем хостинг пересылает требования уже владельцу сайта. Срок для последнего действия установлен одним рабочим днем. Соответственно, в случае игнорирования требований, сайт должен быть внесен в «черный список». Важным моментом такой процедуры является то, что последствия в виде включения в реестр могут наступить как в резльтате бездействия владельца сайта, так и хостинга. В общем-то, момент с уведомлением конечного лица в этом списке и является наиболее проблемным, особенно если учесть ненадежность способа связи, которым, скорее всего, будет являтся электронная почта. Предусмотрена и процедура исключения ресурса из реестра.

      Ко всему прочему, у меня сразу же возник довольно интересный вопрос. Процедура блокировки описана достаточно развернуто и предусматривает уведомление самих владельцев сайтов, что делает процедуру принятия обеспечительных мер, о которых я написал выше, и вовсе комичной. Лицу, подозреваемому в нарушении прав, не просто сообщают о том, что на него собираются подать в суд, но еще и предлагают устранить обстоятельства такого нарушения. Единственное, что в данном случае я могу предположить разумное – это то, что дурак в данной ситуации я сам и чего-то попросту не понимаю. Однако пока что сухие буквы закона говорят об обратном.

      Кстати, если говорить о самом реестре, то способ его функционирования определяется самим РОСКОМНАДЗОРом. С 1 августа начал свою работу сайт nap.rkn.gov.ru, на котором можно ознакомиться с основными документами, на основании которых действует реестр, и проверить заблокирован ли тот или иной сайт. Полного списка заблокированных ресурсов по традиции не представлено. Зато на глаза мне попалась довольно интересная надпись: для подачи заявления вы должны быть авторизованы через ЕСИА (оно же – электронное правительство). Таким образом, в процедуру встраивается еще один элемент – регистрация на портале госулуг. Правда, он уже является факультативным: сдается мне, что документооборот между судом и РОСКОМНАДЗОРом будет все-таки более упрощенным (не забываем, что исполнительный лист может быть передан и самим судом).

      Итоги. Как мы видим, система блокировки сайтов работает исключительно в одном случае: если у правообладателя есть судебное решение. Никакой внесудебной блокировки, о которой по непонятной мной причине пишут многие сайты, нет и в помине. Да, закон полон дыр, но дыры эти на данный момент работают в обе стороны, причем если со стороны сайтов они заключаются в отсутствии должного механизма предупреждения владельцев и ограниченных возможностях своей защиты, то правообладатели уже сейчас столкнулись с куда грозной силой – судебной системой Российской Федерации, которая, как известно, является отдельной ветвью власти и может по собственному усмотрению трактовать законы. А без суда в реестр что-то добавить невозможно. При этом, опять же, снимается вопрос, беспокоивший многих: что пытаться закрыть сайты будут непойми кто-то. Мосгорсуд развеял и эти сомнения, не пропустив не только тех, у кого не было правоустанавливающих документов, но и даже тех, кто забыл принести решение о назначении генерального директора.

      Все остальное

      А теперь перейдем к Гражданскому кодексу, который мы оставили на сладкое. Тут, правда, изменения наименее одиозные и носят, как обычно, вспомогательную роль: закрепляют общую систему права, введенную 187 законом, а также устанавливают порядок досудебного общения сайтов и правообладателей. В частности, поправки в ГК вводят понятие так называемого информационного посредника. Опрделение такого посредника довольно длинное и путанное, но гораздо важнее то, за что посредник ответственности не несет.

      Во-первых, если посредник осуществляет передачу материала в информационно-телекоммуникационной сети, то он не несет ответственности:
      — если он не является инициатором передачи материала и не определяет получателя указанного материала
      — если он не изменяет указанный материал при оказании услуг связи, за исключением изменений, осуществляемых для обеспечения технологического процесса передачи материала
      — если он не знал и не должен был знать о том, что использование соответствующих результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицом, инициировавшим передачу материала, содержащего соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, является неправомерным

      Во-вторых, если посредник предоставляют возможность размещения материала в информационно-телекоммуникационной сети, то не нест он ответственности:
      — если он не знал и не должен был знать о том, что использование соответствующего результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, содержащихся в таком материале, является неправомерным
      — если он в случае получения в письменной форме заявления правообладателя о нарушении интеллектуальных прав с указанием страницы сайта и (или) сетевого адреса в сети «Интернет», на которых размещен такой материал, своевременно принял необходимые и достаточные меры для прекращения нарушения интеллектуальных прав

      Понятие достаточно общирное, но вполне логично предположить, что посредник, осуществляющий передачу материала – это провайдер, а предоставляющий возможность размещения – это, собственно, сайты, в том числе и социальные сети, а также, вероятно, хостинг (он, впрочем, может быть отнесет и к первой группе). Отсюда и условия ненаступления ответственности. Вполне разумно, что если провайдер только лишь «прогоняет» через себя файлы, нарушающие права на интеллектуальную собственность, то к ответственности их привлекать было глупо – тут все понятно. А вот с посредником, предоставляющим возможность, все хитрее. На самом деле, эта часть закона крайне полезна обеим сторонам, ведь она по сути устанавливает обязанность правообладателя в обязательном порядке предупреждать сайты о том, что те размещают незаконные материалы. Важно и другое: теперь надписи на сайтах «все материалы размещаются посетителями, администрация за них ответственности не несет» и пункты в правилах, запрещающие размещать незаконные материалы, действительно обретают смысл. Правда, ровно до того момента, пока к сайту не обратится правообладатель: в случае отказа сотрудничать с ним, сайт будет считаться злостным нарушителем со всеми вытекающими.

      Стоит заметить, что подобная процедура по своей сути не нова. В той или иной форме она используется уже довольно давно. Тот же rutracker довольно активно закрывает раздачи по обращению правообладателей. В то же время, законом процесс был закреплен окончательно, что, на мой взгляд, в первую очередь ударило именно по правообладателям, а точнее по недобросовестным их представителям, спекулирующих на своих правах. Как известно, побеждают всегда те, кто умеет находить компромисное решение. Что же до сайтов, то эта часть их касается в рамках действия всего закона, так как все остальные действия правообладателей будут связаны с нормами, приведенными в поправках к ГК.

      Итоги. Сайты получили законодательный способ защититься от нападок правообладателей, но с рядом условий. Если подводить их под реалии обычной жизни, то фактически ресурс должен иметь возможность с одной стороны подтвердить тот факт, что размещение материалов происходит без участия администрации, то есть возможности проверить является ли такой материал незаконным, нет, а, с другой стороны, принял все необходимые меры при обращении правообладателя, то есть удалил страницу своего сайта, ссылки на нем и т.п. В этом случае в принципе, отпадает необходимость самих обеспечительных мер, ведь конфликт урегулирован. Главным вопросом здесь остается следующий: должны ли правообладатели тыкать носом владельцев сайтов в каждом отдельном случае или однократной формулировки «у вас распостраняется фильм такой-то – это нарушает наши права» будет достаточно. На мой взгляд, тут опять же, важное значение будет иметь судебная практика, так как сам закон, как обычно предельно четких и ясных формулировок не дает.

      Вместо заключения

      А теперь, когда мы окончательно отсеяли всех нетерпеливых, хотелось бы представить свое видение ситуации. На мой взгляд, как это свойственно сетевой среде, значение закона сильно раздули. Помните, какой кипиш поднял закон «защите детей от Интернета»? А итог? Несколько крупных сайтов было заблокировано, затем доступ к ним был вновь открыт. Традиционно побузила Википедия и, собственно, все – интерес к закону пропал, а рунет не прекратил своего существования. В нашем случае ситуация немного иная, но в целом все обстоит точно также: большинство недовольных даже сам закон не читало. Нет, конечно, я в некотором смысле даже горд Интернет сообществом за то, что оно готово отстаивать свои права. Но! Когда ты недоволен чем-то, надо хотя бы разобраться в вопросе (и я надеюсь, что хотя бы немного помог в этом). И даже если закон расширят и добавят в него программы и музыку, то все равно главной его целью будут оставаться в первую очередь те сайты, которые всегда были под ударом – торренты, варезники и т.п. Причем, далеко не факт, что блокировке в ближайшее время подвергнутся какие-либо крупные сайты, а уж если они еще и с правообладателями сотрудничают… И уж тем более надуманной мне кажется версия о том, что Интернет подвергнется жесткой цензуре. Даже не вдаваясь в смысл слова «цензура» (хотя оно на самом деле имеет совсем иное значение, нежели вкладывает в него большинство), хочу заметить, что гораздо важнее здесь совсем другой вопрос: настолько ли крупно сейчас активное Интернет сообщество вообще, чтобы подобные законы действительно играли важную роль? Практика показала, что серьезное «сопротивление» оказала лишь относительно небольшая группа людей. На пресловутый митинг и вовсе пришло несколько десятков. Для большинства же тема так и осталась лишь поводом написать несколько комментариев на хабре. По крайней мере, пока что. Что же, поживем – увидим.

      А в заключение немного юмора:
      «Издательство Проспект» требует, чтобы МТС заблокировала доступ к онлайн-версии выпущенной им книги (Vedomosti.ru, 9.07.2013). Издательство Проспект потребовало от МТС «в кратчайшие сроки» устранить нарушения его исключительных прав на произведение «История России», текст которого опубликовал один из сайтов. Автор письма Сергей Грачев пишет, что в начале июля издательство уже обращалось к МТС с такой просьбой, но получило отказ. Между тем, напоминает он, с 1 августа 2013 г. в силу вступает закон о защите интеллектуальной собственности в интернете. Этот закон, в частности, вводит в Гражданский кодекс понятие «информационный посредник»: это операторы связи и хостинг-провайдеры, у которых возникает обязанность блокировать доступ к противоправным материалам по просьбам правообладателей. Таким образом, МТС с 1 августа будет нести ответственность за нарушение интеллектуальных прав в интернете, делает вывод Грачев. Обращение издательства удивительно как по сути, так и тем, что направлено именно оператору связи, причем только одному, говорит руководитель отдела стратегических разработок Российской ассоциации электронных коммуникаций Ирина Левова («Вымпелком» и «Мегафон» подобных писем от правообладателей пока не получали, говорят их представители). Правообладатель угрожает ответственностью лицу, не имеющему отношения к делу, а только предоставляющему услуги связи, — налицо вольная трактовка недавно принятого закона, говорит она. Следуя этой логике, и почта, пересылающая ксерокопии книжных страниц, должна платить издательству штрафы вместо гражданина, копирующего и рассылающего эти страницы друзьям.

      Как мы видим, закон не удосужились прочитать даже некоторые правообладатели.

      Все написанное выше основано на видении автора и его трактовке закона. Озвученное в данной статье мнение не претендует на истину, хотя и основывается на детальном анализе. Какие-либо сделанные предположения могут оказаться ошибочными, так как автор не имеет возможности влиять на органы государственной и судебной власти, а также взгляды и убеждения того или иного судьи.

      Содержание

      [править] Суть вкратце

      Проект закона был внесён в Государственную Думу 6 июня 2013 года, принят в первом чтении 14 июня 2013 года, во втором и окончательном 21 июня, вступил в законную силу с 1 августа. Фактически он представляет собой более жёсткий вариант скандально известных американских законопроектов SOPA и PIPA, и разрешает досудебную блокировку сайтов, размещающих нелицензионный контент [1] Закон касается сайтов, распространяющих без разрешения правообладателей фильмы, музыку, книги и программное обеспечение.

      [править] Хронология

      17-19 июня распространена информация о том, что ограничения коснутся только фильмов, но не музыки. Затем же, исходя из полученной практики, будет решаться вопрос о добавлении в закон других категорий контента, в том числе музыки, книг и компьютерных игр.

      [править] Последствия и реакция

      В связи с подписанием законопроекта ряд сайтов Рунета объявили забастовку. На сайте РОИ была создана петиция против законопроекта.

      [править] Резонансные блокировки

      9 ноября 2015 года Rutracker.org по решению Мосгорсуда попал под «вечную» блокировку на территории РФ согласно поправкам к «антипиратскому закону». [8]

      [править] Мнения

      Англо-русский рэпер Oxxxymiron так прокомментировал антипиратский законопроект:

      На сайте РОИ появилась петиция против принятия «антипиратского» законопроекта. [11]

      [править] Эффективность закона

      Глава Совета по правам человека при президенте РФ Михаил Федотов в июне 2015 года высказал мнение, что антипиратский закон неэффективен и надо активнее применять статью 146 УК РФ и возбуждать по ней уголовные дела. [12]

      Смотрите еще:

      • Приказ аттестация 07042014 Приказ аттестация 07042014 В соответствии с частью 4 статьи 49 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2012, № 53, ст. 7598; 2013, № 19, […]
      • Закон рф от 09121991 2003-1 ст4 Закон РФ от 9 декабря 1991 г. N 2003-I "О налогах на имущество физических лиц" (с изменениями и дополнениями) (утратил силу) Закон РФ от 9 декабря 1991 г. N 2003-I "О налогах на имущество физических лиц" 22 декабря 1992 г., 11 августа […]
      • Закон кемеровской области 89 оз Закон Кемеровской области от 16 июня 2006 г. N 89-ОЗ "Об административных правонарушениях в Кемеровской области" (принят Советом народных депутатов Кемеровской области 31 мая 2006 г. N 1664) (с изменениями и дополнениями) Закон […]
      • 39 закон о сми Закон "О СМИ" Закон РФ от 27 декабря 1991 г. N 2124-I"О средствах массовой информации" С изменениями и дополнениями от: 13 января, 6 июня, 19 июля, 27 декабря 1995 г., 2 марта 1998 г., 20 июня, 5 августа 2000 г., 4 августа 2001 г., 21 […]
      • Закон об органах судебного сообщества Федеральный закон от 14 марта 2002 г. N 30-ФЗ "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 14 марта 2002 г. N 30-ФЗ"Об органах судейского сообщества в Российской […]
      • О конституционом суде рф Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ"О Конституционном Суде Российской […]
      • Закон о фсб в рф Федеральный закон от 3 апреля 1995 г. N 40-ФЗ "О федеральной службе безопасности" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 3 апреля 1995 г. N 40-ФЗ"О федеральной службе безопасности" С изменениями и дополнениями от: 30 декабря […]
      • Инструкция по заполнению декларации налога на имущество за 2014 год Как заполнить декларацию по налогу на имущество Статья опубликована в журнале "Вестник бухгалтера Московского региона" № 5 октябрь 2015 г. Л. Г. Федорова, В. Н. Горностаев, эксперты службы правового консалтинга ГАРАНТ Остаточная […]