Проблематика мошенничества

Актуальные проблемы уголовной ответственности за мошенничество. Вопросы квалификации мошенничества.

Следственная и судебная практика сталкивается с трудностями при квалификации и разграничении преступлений тогда, когда разные составы преступлений характеризуются, с одной стороны, рядом общих для них признаков, а с другой — отдельными признаками, различающими их. Такие составы преступлений в теории уголовного права принято называть смежными. К смежным с мошенничеством относятся составы преступлений, предусмотренные следующими статьями УК РФ: кража (ст. 158); присвоение или растрата (ст. 160); грабеж (ст. 161); причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165); незаконное получение кредита (ст. 176); злоупотребления при выпуске ценных бумаг (эмиссии) (ст. 185); изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг (ст. 186); изготовление или сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт и иных платежных документов (ст. 187); неправомерные действия при банкротстве (ст. 195); преднамеренное банкротство (196); фиктивное банкротство (ст. 197).

Наличие перечисленных видовых объектов, тесно примыкающих к видовому объекту отношений собственности и норм, изложенных в указанных статьях, обусловливает необходимость их разграничения с составом мошенничества. Важно заметить, что такая необходимость возникает в случаях стечения определенных типичных особенностей проявления, с одной стороны, мошенничества, а с другой — смежных с ним преступлений.

По вопросу отграничения мошенничества и гражданско-правовых деликтов, очевидно, то, что механизм совершения преступлений против собственности с использованием злоупотребления доверием претерпел значительные изменения в условиях рыночной экономики (завладение чужим имуществом осуществляется под прикрытием различного рода договоров: поручений, оказания услуг, купли-продажи и других). Основанием для разграничения мошенничества и гражданско-правового деликта является «величина» (степень) общественной опасности этого деяния, существование которой свидетельствует о том, что оно относится к категории преступлений.

В свою очередь степень общественной опасности устанавливается на основе анализа объективных характеристик деяния, которые указывают, прежде всего, на наличие умысла (или его отсутствие при гражданско-правовом деликте) на совершение преступления с использованием обмана или злоупотребления доверием при невыполнении обязательств, вытекающих из гражданско-правовых договоров. В случае, если лицо берет на себя обязательство, но не выполняет его (вследствие каких-либо обстоятельств, без преднамеренного умысла нарушить это обязательство) деяние квалифицируется как гражданско-правовой деликт. Если же в этом же случае лицо изначально не собирается выполнять данные обязательства, деяние квалифицируется по ст. 159 УК РФ.

Проведем разграничение смежных составов преступлений. Следует отграничивать не всякое проявление мошенничества от любой кражи, а мошенничество, представляющее собой хищение чужого имущества, совершенное путем злоупотребления доверием, от так называемой кражи путем использования доверительных отношений. Отграничение указанных разновидностей мошенничества и кражи необходимо проводить при освещении объективной стороны состава мошенничества. Следует отграничивать кражу от мошенничества, в том случае, когда при краже виновный использует обман, злоупотребление доверием, в целях получения доступа к имуществу, а само изъятие осуществляется тайно. При квалификации же деяния как мошенничество необходимо, чтобы виновный совершил изъятие путем обмана, злоупотребления доверием.

Критерии отграничения мошенничества от присвоения и растраты характеризуются в процессе рассмотрения предмета, объективной стороны, субъекта мошенничества и такого квалифицирующего признака, как совершение мошенничества лицом с использованием своего служебного положения. Основное отличие данных составов состоит в том, что при присвоении и растрате имущество вверено виновному, а при мошенничестве оно не вверено, виновный изначально, как правило, не имеет к нему доступа.

Вопрос об отграничении мошенничества от грабежа может возникнуть при так называемом «самочинном обыске», т. е. обыске, производимом лицами (или лицом), не имеющими на это права, но представившимися обыскиваемому в качестве лиц, правомочных на производство обыска и выемки, с целью изъятия и обращения в свою пользу или пользу других лиц имущества обыскиваемого. При этом, если обыскиваемый, уверовав в фактически фиктивные статус и правомочия виновных (или виновного), будучи обманутым, добровольно передает им имущество или не противодействует его изъятию, то налицо мошенничество. Когда же, несмотря на обнаружение обмана обыскиваемым, виновные (или виновный) изымают имущество и обращают его в свою пользу или пользу других лиц, т. е. совершают открытое хищение, то содеянное представляет собой грабеж.

Мошенничество в качестве хищения отличается от причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием тем, что последнее не содержит такого признака объективной стороны хищения, как изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц. При мошенничестве же присутствует изъятие чужого имущества, как конструктивный признак хищения. А применительно к статье 165 УК РФ имеет место невнесение должного во владения фонды собственника, так называемая «преступная экономия». При квалификации содеянного по статье 165 УК РФ так же может иметь место не прямой, реальный, материальный ущерб, а упущенная выгода, которая в УК РФ трактуется как ущерб.

Проведем разграничение ст.159 со ст.176 УК РФ (незаконное получение кредита). Основное отличие между названными составами преступлений состоит в субъективной стороне. В ситуации, когда до момента совершения действий по получению кредитных средств винновое лицо уже знает, что отдавать кредит не будет и его получает в целях завладения им, применяется ст. 159 УК РФ. Если же виновный изначально намереваясь вернуть кредит в процессе решил его не возвращать вследствие каких-либо затруднений, тогда применяется ст. 176 УК РФ. Необходимо отметить, что установление признаков банкротства исключает ответственность по ст. 176 УК РФ.

Незаконное использование товарного знака (ст. 180 УК РФ) является преступлением в сфере экономической деятельности, в котором признаки изъятия отсутствуют. В данном случае имеет место «оттенок» обмана и корыстная мотивация, свойственная мошенничеству. Основное отличие данных составов состоит в том, что в ст. 159 есть изъятие, а в ст.180 нет.

Статья 159 может применятся наряду со статьей 181 (Нарушение правил изготовления и использования государственных пробирных клейм). В частности, совокупность преступлений может иметь место, если субъект незаконно использует государственное пробирное клеймо, проставляет его на изделиях из драгоценных металлов и искажает пробу в сторону занижения. Общественная опасность мошенничества, как хищения, выражается в разнице стоимости между заявленным изделием и между реальной стоимостью изделия.

Мошенничество имеет схожие признаки с составами преступлений, предусмотренными ст. 186 и ст. 187 УК РФ. В них установлены условия ответственности за изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг и изготовление или сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт и иных платежных документов.

Отграничение перечисленных составов преступлений от мошенничества проводится по таким критериям, как предмет преступления и направленность умысла. Содеянное является преступлением, ответственность за которое предусмотрена ст. 186 или ст. 187 УК РФ, в случаях, когда, с одной стороны, предмет преступления — поддельный банковский билет Центрального банка РФ, металлическая монета, государственная или другая ценная бумага в валюте РФ, иностранная валюта, ценная бумага в иностранной валюте, кредитная или расчетная карта либо иной платежный документ — обладают высоким качеством изготовления и, с- другой, умыслом виновного охватывается высокая степень вероятности не распознания подделки данного предмета любым получателем. Если же какой-либо из перечисленных предметов обладает невысоким качеством подделки и умысел виновного направлен на разовое его использование в расчете на дефекты зрения получателя или иные особенности ситуации, то состоявшийся обмен такого предмета на имущество представляет собой мошенничество.

Ст. 159 УК РФ об ответственности за мошенничество в подавляющем большинстве случаев применяется наряду со ст. 187 УК РФ (Изготовление или сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт и иных платежных документов), в случае, если по поддельным кредитным или расчетным картам, либо иным платежным документам были получены виновным денежные средства. В данном случае преступления, предусмотренные ст. 186 и ст.187 имеют отличия в части их квалификации. Если виновный изготавливает поддельные деньги и, расплачиваясь ими, получает какую-либо имущественную выгоду, то в этом случае будет иметь место только фальшивомонетничество, хотя иная ситуация может иметь место в отношении изготовления и сбыта поддельных ценных бумаг. Если же виновный подделал кредитную или расчетную карту и впоследствии получил по ней денежные средства, то будут применяться ст. 187 и 159 УК РФ.

Проведем разграничение ст.187 УК РФ (Изготовление или сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт и иных платежных документов) со ст.159 УК РФ. Отличие заключается в предмете преступления, предметом ст. 187 УК РФ являются кредитные карты и иные платежные документы. Практика показывает, что статья 187 УК РФ никогда само по себе (при отсутствии совокупности) не применяется. Она применяется по совокупности преступлений со ст.ст. 158 или 159 УК РФ. Если виновный по поддельной карте получил деньги через банкомат, то наряду со ст. 187 применяется ст.158 УК РФ. Если же виновный получил деньги через сотрудника банка, соответственно, введя его в заблуждение, то содеянное необходимо квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных статьями 187 и 159 УК РФ.

Ст. 159 также соотносится со ст. 187 УК РФ в случае, если виновный подделывает кредитную или расчетную карту и продает ее под видом настоящей карты (по которой якобы можно получить денежные средства), когда на самом деле карта является муляжом. Такая ситуация возможна, когда преступники продают друг другу кредитные или расчетные карточки в целях их последующего сбыта.

Мошенничество также граничит со ст. 186 УК РФ (Фальшивомонетничество). Так, если виновное лицо изготавливает подделку денежного знака, ценной бумаги и сбывает эти предметы, рассчитывая на грубый обман ограниченного круга лиц, то в данном случае будет иметь место мошенничество. Основное отличие данных составов состоит в предмете преступлений. Чтобы возможно было квалифицировать деяние, как фальшивомонетничество, предмет должен иметь максимальное сходство с оригиналом по всем реквизитам, если виновный изготавливает грубую подделку и рассчитывает на обман ограниченного круга лиц, то необходимо применять статью 159 УК РФ. Статья 186 УК РФ чаще всего дополнительно по совокупности ответственность за хищение не устанавливает. За исключением, сбыта именных ценных бумаг в той ситуации, когда виновный подделал именную ценную бумагу, а потом получил денежные средства путем ее обналичивания. В этом случае содеянное будет квалифицироваться по совокупности со статьей 159 УК РФ.

Под преднамеренным банкротством (ст. 196 УК РФ) понимается банкротство должника по вине его учредителей или иных лиц, в том числе по вине руководителя должника, которые имеют право давать обязательства для должника, либо имеют возможность иным образом определять его действия.

Общими признаками банкротства являются: 1) создание неплатежеспособности; 2) увеличение неплатежеспособности. Неплатежеспособность— это, исходя из определения несостоятельности (банкротства), содержащегося в ст. 2 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обстоятельствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей. Создание неплатежеспособности представляет собой совершение действия или бездействие, приведшие коммерческую организацию или индивидуального предпринимателя, являвшихся ранее платежеспособными, к неплатежеспособности, а увеличение неплатежеспособности — совершение действия или бездействие, приведшие коммерческую организацию или индивидуального предпринимателя, ставшими неплатежеспособными ранее, к еще большей неплатежеспособности. Данное преступление является оконченным с момента причинения крупного ущерба.

В этой связи вопрос об отграничении мошенничества от указанных преступлений возникает тогда, когда данный специальный субъект обращает в свою пользу или в пользу других лиц чужое имущество посредством представляющих собой обман действий, описанных в диспозициях ч. 1 и 2 ст. 195, 196 или 197 УК РФ. Такое деяние содержит признаки состава мошенничества, являющегося хищением, если чужое имущество обращено в пользу виновного или других лиц и умысел на обращение этого имущества в свою пользу или в пользу других лиц возник до совершения обмана, состоящего в неправомерных действиях при банкротстве, преднамеренном или фиктивном банкротстве.

При квалификации этого деяния иногда применяется правило квалификации преступлений при конкуренции части и целого. Причем частью является способ, т. е. действия, описанные в диспозициях ч. 1 и 2 ст. 195, 196 или 197 УК РФ, а целым— хищение путем мошенничества, ответственность за которое предусмотрена ст. 159 УК РФ.

Во всех иных случаях, когда мошенничество, являющееся хищением, содержит состав преступления, предусмотренный ч. 1 или 2 ст. 159 УК РФ, и обман выражается в преднамеренном или фиктивном банкротстве, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений: ч. 1 или 2 ст. 159 и ст. 196 или 197 УК РФ. Это обосновывается тем, что составы преступлений преднамеренного или фиктивного банкротства не охватывают состава мошенничества, в том числе предусмотренного ч. 1 и 2 ст. 159 УК РФ, а квалификация содеянного только по ч. 2 ст. 159 УК РФ исключается, так как установленное в санкции этой нормы дополнительное к лишению свободы наказание в виде штрафа — наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей — является менее строгим, чем соответствующее наказание, предусмотренное в санкциях ст. 196 и 197 УК РФ,— от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей. Покушение на рассматриваемое деяние так же квалифицируется по совокупности преступлений: ст. 30, 196 или 197, а также ч. 1 или 2 ст. 159 УК РФ.

Общественная опасность преступления предусмотренного статьей 196 УК РФ заключается в том, что субъект преднамеренно доводит организацию до банкротства (до неплатежеспособности) при условии отсутствия признаков хищения. При совершении же мошенничества лицо, прикрываясь процедурой банкротства имеет четко обозначенную цель изъять чужие средства.

Мошенничество также граничит с таким составом преступления, как получение взятки (ст.290 УК РФ). Если должностное лицо получает денежные средства в качестве взятки, но при этом не собирается выполнять то, что обещало (например, в силу того, что объективно не может это сделать), то в данном случае будет иметь место мошенничество.

Таким образом, отграничение мошенничества от смежных составов преступлений обеспечивает точную квалификацию преступлений, правильное применения норм УК РФ в следственной и судебной практике, и, в конечном итоге, является залогом законности и обоснованности решений, выносимых по уголовным делам. Характерными отличительными признаками мошенничества являются признаки изъятия и (или) обращения чужого имущества в пользу виновного или других лиц и признак проявления обмана и злоупотребления доверием, отличающие исследуемый состав от смежных.

Московская коллегия адвокатов «Легис Групп»

Черные дыры в Российском Законодательстве 2002’2

Современные проблемы борьбы с мошенничеством

Мельников А.А., соискатель
Московская государственная юридическая академия

Мошенничество известно с древних времен и входит в круг так называемых традиционных преступлений. Вместе с тем мошенничество, как никакой другой вид преступлений, отличается необычным динамизмом форм. Соответственно этому меняются экономические, политические, правовые, информационные и организационные формы (методы) борьбы с этим видом преступлений.

Специфика современной проблематики борьбы с мошенничеством в России определяется не только ускоренным обновлением форм мошенничества, бывших для нашей страны типичными на протяжении 30-80-х гг. XX века, но и чрезвычайно быстрым ростом его зарегистрированного объема. Темп прироста зарегистрированного объема мошенничества в России в последние годы значительно опережал аналогичный среднемировой показатель.

Наиболее высокий темп прироста зарегистрированного объема мошенничеств был характерен для 1991-1995 г. К середине 90-х гг. прошлого века коэффициент мошенничеств достиг 45. В последующие годы зарегистрированное число мошенничеств продолжало расти вплоть до середины 1998 г., когда в результате общего дефолта экономическая активность населения и коммерческих организаций снизилась в несколько раз (1995 г. — 67301, 1996 г. — 74624, 1997 г. — 77763, 1998 г. — 76368). Несмотря на рост в конце 1999 — начале 2000 гг. регистрируемого объема мошенничеств эти тенденции возобновились (например, зарегистрированное количество мошенничеств в 1999 г. по сравнению с предыдущим годом увеличилось на 9%), однако в 2001 г. активность по выявлению мошенничеств вновь снизилась.

Количество раскрытых фактов квалифицированного мошенничества за 2001 г. в целом по России сократилось на 2,1%, в том числе в крупном размере (на сумму свыше 500 минимальных размеров оплаты труда) на 3,6%, по уголовным делам, направленным в суд, — на 3,1%, а по лицам, привлеченным к уголовной ответственности, — почти на 7%. На наш взгляд, это явление объясняется не столько реальным улучшением экономической обстановки, сколько заметным снижением инициативной активности оперативных подразделений МВД РФ по борьбе с экономическими преступлениями, а также с организованной преступностью и коррупцией, происходящим на фоне непрерывной реорганизации этого ведомства.

Вместе с тем следует подчеркнуть, что чрезвычайно высокий уровень латентности мошенничества, по нашему мнению, не позволяет с уверенностью судить не только о реальном объеме общественно- опасных деяний, содержащих признаки мошенничеств, но и о реальных тенденциях в изменении количественных и качественных свойств данного вида преступлений.

Современная проблематика борьбы с мошенничеством в России включает:

Разработку концепции борьбы с мошенничеством в различных секторах экономики, отвечающей целям щадящего государственного регулирования рыночной экономики, при которой полицейские методы борьбы с мошенничеством занимали бы подчиненное положение по отношению к экономическим, информационным, политическим, гражданско-правовым.

Разработку комплекса высокоэффективных мер борьбы с мошенничеством, подлежащих включению в федеральную и региональные целевые программы по усилению борьбы с преступностью.

Усовершенствование законодательного (в том числе уголовно-правового, административно-правового, гражданско-правового) и иного нормативного обеспечения борьбы с мошенничеством, удовлетворяющего целям нынешнего этапа социально-экономической реформы.

Развитие организационно-структурного обеспечения борьбы с мошенничеством с учетом накопленного в течение последних 10 лет опыта расследования преступлений данного вида, совершаемых в различных секторах экономики.

Развитие информационно-методического обеспечения деятельности по предупреждению, расследованию, назначению наказаний за мошенничество, обеспечению постпенитенциарного контроля за лицами, ранее совершавшими мошенничество, возмещению вреда, причиненного мошенничеством в контексте.

Совершенствование системы подготовки кадров для правоохранительных органов, наделенных компетенцией в сфере борьбы с мошенничеством, учитывающее специфику мошенничества, совершаемого в различных секторах экономики.

Развитие международного сотрудничества в сфере борьбы с транснациональным мошенничеством, прежде всего, с его организованными формами.

Каждая из названных проблем заслуживает самостоятельного глубокого исследования. По этой причине в настоящей работе будет обозначен лишь концептуальный аспект соответствующих проблем. Приоритетность (по отношению к иным проблемам борьбы с мошенничеством) разрешения проблемы разработки концепции борьбы с мошенничеством в различных секторах экономики, отвечающим целям щадящего государственного регулирования рыночной экономики, при котором бы полицейские методы борьбы с мошенничеством занимали бы подчиненное положение по отношению к экономическим, информационным, политическим, гражданско-правовым, очевидна.

Тем не менее, такой концепции сегодня нет. Она как бы «растворена» в элементах общего концептуального подхода к борьбе с экономической преступностью, которые закреплены в федеральных целевых программах по усилению борьбы с преступностью, а также в Межгосударственной программе борьбы с организованной преступностью и иными видами опасных преступлений на территории государств — участников СНГ на период до 2000 г. Следует подчеркнуть, что все эти программы носили тактический характер (за исключением, пожалуй, последней) и к настоящему времени прекратили свое действие. Об этом, в частности, свидетельствует, что ни одна из этих программ (за исключением первой) не имеет сколько-нибудь детальной и ясной концепции. Сходные оценки можно высказать и в отношении программ (планов) усиления борьбы с преступностью (укрепления правопорядка) субъектов Российской Федерации, на что уже ранее неоднократно обращались внимание в научной литературе. Отсутствие данной концепции не позволяет корректно определить цели, принципы и основные направления борьбы с мошенничеством, осуществить точный расчет ресурсного обеспечения борьбы с данным видом преступлений, наконец, спрогнозировать тенденции развития данного вида преступлений и эффективность государственного реагирования на него.

Исследование отечественного и зарубежного опыта борьбы с мошенничеством показывает, что значение концептуального обеспечения всех форм социального реагирования на мошенничество традиционно недооценивается. Наука нередко «плетется в хвосте» криминальной реальности, будучи вынужденной констатировать появление новых видов мошенничества в тех или иных секторах экономики, оправдывать или, напротив, отвергать спонтанно принимаемые органами государственной власти меры реагирования на преступность. При этом нельзя не видеть и другой тенденции: своевременно сделанные предупреждения ученых, даже оформленные в виде документов концептуального значения, зачастую игнорируются практикой. Причина этого не только в отсутствии средств для опережающего реагирования на новые криминальные угрозы, но и в отсутствии правового механизма, обязывающего внедрять результаты научных исследований в правоприменительную практику.

Проблема концепции борьбы с мошенничеством включает, по крайней мере, следующие аспекты:

форма закрепления и формы реализации данной концепции;

сферы правового регулирования, наиболее уязвимые от мошенничества;

правовые механизмы защиты населения от последствий мошенничества, ставшего возможным при попустительстве органов государственной власти, местного самоуправления и их должностных лиц;

соотношение различных мер борьбы с мошенничеством между собой;

конечные цели борьбы с мошенничеством;

критерии повышенной опасности мошенничества, указывающие на необходимость применения специального планирования борьбы с ним;

основной факторный комплекс мошенничества.

I. Решение проблемы нормативного закрепления концепции борьбы с мошенничеством, с нашей точки зрения, не должно ограничиваться рамками отражения соответствующих концептуальных положений в федеральной целевой программе по усилению борьбы с преступностью. Некоторые формы мошенничества (например, мошенничество с участием высших должностных лиц федеральных органов государственной власти, мошенничество в сферах банковской деятельности, исполнения бюджета, приватизации государственного и муниципального имущества, выпуска ценных бумаг, пенсионного страхования и др.) из-за крайней опасности «заслуживают» отдельных концепций и специальных программ, которые могли бы приниматься на межведомственном уровне при координирующей роли Генеральной прокуратуры РФ.

Форма закрепления такой концепции предполагает принятие совместного приказа руководителей правоохранительных и контролирующих органов, в компетенцию которых входит принятие различных мер государственного реагирования на рассматриваемый вид преступлений. Вместе с тем указанное решение проблемы нельзя признать удовлетворительным во всех отношениях. Основными его недостатками являются: а) невозможность включения в такие специальные программы законодательных мер; б) неизбежно скромная роль институтов гражданского общества в их реализации.

II. Проблема перечня секторов экономики, наиболее уязвимых для мошенничества и, соответственно, требующих приоритетной защиты, предполагает одновременное использование нескольких критериев, операционализация которых должна осуществляться на основе имеющихся криминологических данных.

Выборочный анализ этих данных позволяет составить примерный перечень таких секторов. В их число, прежде всего, следует включить сектора:

эмиссии ценных бумаг;

приватизации государственного и муниципального имущества;

государственных и муниципальных закупок;

лицензирования и регистрации отдельных видов деятельности, экспертизы и сертификации продукции и услуг;

предоставления и получения зарубежной финансовой и гуманитарной помощи;

оказания услуг (прежде всего, транспортных, телекоммуникационных, бытовых; услуг для детей).

III. Концептуальное значение в современных условиях прибрела потребность в создании высокоэффективных правовых механизмов защиты населения от последствий мошенничества, ставшего возможным при попустительстве органов государственной власти, местного самоуправления и их должностных лиц.

Многолетние попытки пяти миллионов граждан, пострадавших от мошенничества, реализованного посредством создания финансовых пирамид («МММ», «Хопер-Инвест», «Чара-Банк», «Русский Дом Селенга») и др., добиться компенсации, на наш взгляд, не привели к успеху прежде всего потому, что подобные пирамиды функционировали при прямом попустительстве государственных органов власти, устранившихся от сколько-нибудь детального регулирования такого рода лжепредприятий, принцип действия которых был хорошо известен с начала 20-х гг. прошлого века.

Первая попытка создать правовой механизм имущественной ответственности российского государства за причинение гражданам и организациям вреда в результате халатности своих должностных лиц была предпринята в Законе РСФСР «О собственности», ст. 30 которого позволяла предъявлять гражданам иски государству. Однако уже первые попытки граждан использовать это положение закона для защиты своих прав (прежде всего, речь шла о владельцах угнанных автомобилей) привели к отмене ст.30. Характерно то, что до настоящего времени Россия не подписала Конвенции Совета Европы о гражданско-правовой ответственности за коррупцию, которая предусматривает ответственность российского государства за действия своих коррумпированных чиновников (в частности, за совершение ими коррупционного мошенничества в отношении иностранных граждан: обещание заведомо невыполнимых услуг за взятку).

На наш взгляд, эта проблема может быть концептуально разрешена следующим образом: российское государство должно нести ответственность за вред, причиняемый российскому гражданину в результате мошеннических действий, обусловленных недостатками нормативных правовых актов, либо совершенных в соучастии с должностными лицами государственных органов власти или местного самоуправления, либо их учреждений.

IV. Решение концептуальной проблемы соотношения различных мер борьбы с мошенничеством между собой предполагает выстраивание некоей криминологически обоснованной иерархии таких мер. Традиционно в системе таких мер господствующее положение занимают меры ответственности, прежде всего, уголовной.

Сегодня, по-видимому, уже ни у кого из специалистов не вызывает сомнения то, что меры ответственности (включая уголовно-правовые) не могут принести желаемого результата прежде всего из-за гиперлатентности данного вида преступлений. Ясное понимание сути проблемы, однако, не приводит к тому, что профилактика становится реальным приоритетом в системе государственных мер реагирования на мошенничество.

Идея приоритета профилактики над иными мерами борьбы с мошенничеством «отпугивает» сегодня российское государство в основном по трем причинам.

Первая. Ресурсоемкость профилактических мер. Стоимость профилактики преступлений в целом, как показывает ряд исследований, многократно превышает цену уголовного преследования за преступления, поскольку требует глубокой реформы многих сфер социальной жизни. Многие меры профилактики имеют низкий «порог насыщения», после которого наращивание затрат не приводит к сколько-нибудь заметному увеличению профилактического эффекта. Если сегодня на уголовное преследование Россия тратит около 9% своего бюджета, то вряд ли может быть найдена возможность тратить в 10 раз больше на профилактику преступлений. Однако такой примитивный подход к оценке затрат на профилактику нельзя, на наш взгляд, признать правильным по следующей причине: профилактика любого вида преступлений (в том числе, мошенничества) есть, прежде всего, деятельность по устранению недостатков социального устройства, плата за которую входит в стоимость социального (в том числе, государственного) управления. Обособить стоимость профилактики от стоимости услуг населению часто не представляется возможным. Налогоплательщик, как правило, должен платить лишь за знание о том, как изменить то или иное решение (закон, техническую норму, процедуру, регламентированную ведомственным нормативным актом), чтобы оно не порождало преступлений или не способствовало им.

Вторая. Неизвестность действительных масштабов мошенничества.

Современная криминология не располагает достаточно эффективными методами, позволяющими установить действительные масштабы любого вида общественно опасных деяний. Приводимые в зарубежной и отечественной криминологии оценки латентной части мошенничества как превышающей зарегистрированную ее часть колеблются от 20 до 120, с нашей точки зрения, требуют уточнения в сторону увеличения уже потому, что не учитывают такой специфической формы мошенничества, как обман потребителей. Например, по данным А.А. Конева коэффициент латентности обмана покупателей в конце 80-х гг. в России составлял 1 625.

Однако именно гиперлатентность является первым критерием того, что приоритет в системе мер борьбы с конкретным видом преступлений должен быть отдан профилактическим мерам.

Третья, связанная с гиперлатентностью, невозможность корректно оценить эффективность профилактических мер. Исчезновение зарегистрированного мошенничества вовсе не будет означать 100% эффективности профилактических мер прежде всего потому, что нам не будет известна действительная причина этого феномена. Скорее всего, это будет ошибка регистрации или тотальное уклонение уполномоченных должностных лиц от возбуждения уголовных дел и регистрации данного вида преступлений в установленном порядке.

V. Проблема определения конечной цели борьбы с мошенничеством имеет не только теоретическое, но и практическое значение. Очевидно, что ликвидация данного вида преступлений не под силу ни одному государству. Вместе с тем любое индустриальное государство в состоянии взять на себя заботу информирования своих граждан обо всех известных (и даже ожидаемых) способах обмана или злоупотребления доверием, которые используются для завладения их имуществом, а также об экономическом воспитании, предполагающем ясное понимание меры рисков, которые несут граждане, занимаясь тем или иным видом экономической деятельности. Таким образом, конечная цель борьбы с мошенничеством может сводиться к ограничению распространенности этого вида преступлений до уровня, терпимого для населения, которое правильно понимает меру своей ответственности за риски, связанные с занятием экономической деятельностью.

VI. Выделение среди всех форм мошенничества наиболее опасных представляется нам чрезвычайно сложно задачей, главным образом, из-за множества известных форм данного вида преступлений. Тем не менее, анализ имевшихся в нашем распоряжении результатов научных исследований позволил заключить, что наиболее общие формы мошенничества должны быть выделены как необходимый концептуальный ориентир для построения всей системы мер борьбы с мошенничеством на основе следующих объективных критериев:

соответствие единичного деяния признакам мошенничества, предусмотренного ч.3 ст. 159 УК РФ;

непосредственная угроза экономической безопасности;

угроза причинения имущественного ущерба более чем 1% населения;

непосредственное участие в мошенничестве должностного лица, занимающего государственную должность, предусмотренную Конституцией РФ или конституцией (уставом) субъекта РФ;

совершение поступления на территории нескольких субъектов РФ или нескольких суверенных государств;

совершение преступления в составе преступного сообщества (преступной организации).

VII. Проблема выделения основного факторного комплекса мошенничества является концептуальной уже по той причине, что от ее разрешения зависит обоснованность и эффективность всего комплекса мер, направленных на борьбу с мошенничеством. ключевым аспектом данной проблемы является обособление от всей (в философском смысле бесконечной) массы явлений, оказывающих то или иное влияние на мошенничество, наиболее весомых. Теоретическая неразрешимость данного подхода длительное время служила своеобразным «табу» на использование самого понятия «фактор преступности» в отечественных криминологических исследованиях. Тем не менее, с начала 90-х гг. прошлого века в ряде исследований по проблемам планирования борьбы с преступностью, выполненных под руководством проф. Г.М. Миньковского, были достаточно убедительно обоснованы пределы использования метода факторного анализа в криминологических исследованиях.

При разработке этиологического аспекта концепции борьбы с мошенничеством, на наш взгляд, допустимо основываться на следующих посылках:

Характеристики факторного комплекса мошенничества не следует отождествлять с многофакторной моделью детерминации преступности, предложенной Э. Ферри в 1896 г..

Необходимо различать: а) факторы мошенничества, рассматриваемого в качестве абстрактного преступления; б) факторы, детерминирующие отдельные виды и разновидности мошенничества; а также в) факторы конкретного мошенничества.

Обособление конкретного факторного комплекса мошенничества осуществляется на основе принципа общей природы, составляющих его содержание явлений (экономической, политической, в том числе правовой, психологической).

Криминогенные и антикриминогенные факторы мошенничества могут меняться местами.

Например, в отечественной криминологии традиционно считается, что повышение уровня образования населения в среднем должно приводить к снижению уровня преступлений. Однако в случае с мошенничеством вполне очевидно следущее: а) повышение уровня образованности мошенника почти функционально связано с его профессионализмом и, соответственно, с неуязвимостью от уголовного преследования; б) повышение общего уровня образованности не ведет к снижению специальной виктимности, входящей в факторный комплекс мошенничества. Доверчивость нередко сопутствует образованности.

Обозначенный в настоящей работе круг вопросов не является исчерпывающим и служит лишь примерным ориентиром для углубленного исследования уголовно-правовых и криминологических проблем борьбы с мошенничеством.

Контактный телефон:
7 (095) 127-69-96 (дом.)
Мельников Александр Александрович

Copyright © 1994-2016 ООО «К-Пресс»

НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ МОШЕННИЧЕСТВА

В статье анализируются проблемы квалификации различных видов мошенничества, возникшие в связи с принятием Федерального закона от 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации», которым глава 21 УК РФ была дополнена шестью новыми статьями (159.1–159.6 УК РФ), предусматривающими дифференциацию уголовной ответственности за различные виды мошенничества в зависимости от сферы совершения указанных действий. Кроме того, ст. 159 УК РФ дополнена ч. 4, предусматривающей меры уголовно-правового характера за мошенничество, повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение. Дается краткая характеристика указанных проблем в сфере правоприменения по делам о мошенничестве, а также выводы об эффективности указанных изменений, внесенных в Уголовный закон Российской Федерации.

Ключевые слова: мошенничество, специальные виды мошенничества, квалификация, состав преступления.

Федеральным законом от 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» [1, с. 120], в Уголовный кодекс Российской Федерации (далее – УК РФ) [2, с. 87] внесены существенные изменения в уголовно-правовую норму, устанавливающую ответственность за мошенничество.

Так, в Уголовный закон Российской Федерации были введены 6 новых составов мошенничества: мошенничество в сфере кредитования (ст. 159.1 УК РФ), при получении выплат (ст. 159.2 УК РФ), с ис- пользованием платежных карт (ст. 159.3 УК РФ), в сфере предпринимательской деятельности (ст. 159.4 УК РФ), в сфере страхования (ст. 159.5 УК РФ), в сфере компьютерной информации (ст. 159.6 УК РФ).

Также, стоит отметить, что ч. 4 ст. 159 УК РФ дополнена таким квалифицирующим признаком, как мошенничество, повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение.

Введение новых статей в уголовный закон России свидетельствует о том, что законодатель пошел по пути криминализации отдельных видов мошенничества как самостоятельных преступлений. Представляется, что эти законодательные новеллы связаны, прежде всего, со стремлением государства усилить борьбу с новыми проявлениями мошенничества, характерными для общества со свободными рыночными отношениями.

Стоит также отметить, что в пояснительной записке к законопроекту о введении новых статей о мошенничестве указано, что необходимость такого изменения уголовного законодательства вызвана устареванием действующей нормы об уголовной ответственности за совершение названного преступного деяния, воспроизводящей положения аналогичной статьи УК РСФСР.

Проблемы применения специальных составов мошенничества пока не получили достаточного освещения в научной литературе, что, вероятно, объясняется отсутствием широкой судебной практики по данному вопросу.

Вместе с тем, с учѐтом сказанного выше, следует отметить, что правильность квалификации мошеннических деяний влияет не только на констатацию того, менее или более тяжкое деяние совершил виновный, но и на назначение ему справедливого наказания, а также на вопросы освобождения от уголовной ответственности и наказания.

Однако уже сегодня можно констатировать существование некоторых проблем при реализации уголовно- правовых норм о мошенничестве, обусловленных избыточностью криминализации этого деяния. Среди них следует выделить, прежде всего, такие проблемы, как:

— конкуренцию уголовно-правовых норм, предусматривающих различные виды мошенничества;

— отграничение мошенничества от смежных составов преступлений;

— квалификацию мошенничества по совокупности с другими преступлениями, предусмотренными УК РФ;

— определение содержания новых терминов, раскрывающих признаки специальных видов мошенничества;

— дифференциацию уголовного наказания за различные виды мошенничества.[3, с. 153]

Прежде всего, стоит отметить проблемы разграничения специальных видов мошенничества и общего состава мошенничества, предусмотренного ст. 159 УК РФ. На первый взгляд, эта проблема должна решаться по правилу конкуренции общей и специальной норм, которое предусмотрено ч. 3 ст. 17 УК РФ. Однако неудачная редакция новых составов мошенничества не всегда позволяет сделать такой однозначный вывод.

Стоит также отметить проблему разграничения мошенничества и смежных составов преступления. Причем речь должна идти не о раннее существовавшей проблеме отграничения мошенничества от других преступлений, например, от причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, предусмотренного ст. 165 УК РФ. Возникли новые аспекты этой проблемы, в частности, вопрос о разграничении преступлений, предусмотренных ст. 159.1 и 176 УК РФ, так как обе статьи предусматривают кредитный обман.

Проблема совокупности преступлений возникает в связи с тем, что новые виды мошенничества совершаются способами, составляющими самостоятельные виды преступлений. Мошенничества, предусмотренные статьями 159.1, 159.2, 159.5 УК РФ, могут совершаться путем использования заведомо подложных документов, которое предусмотрено в качестве самостоятельного преступления ч. 3 ст. 327 УК РФ.

Мошенничество, предусмотренное ст. 159.6 УК РФ, совершается с использованием вредоносных компьютерных программ. Этот способ также предусмотрен в качестве самостоятельного преступления, совершаемого из корыстной заинтересованности, ч. 2 ст. 273 УК РФ. В такой ситуации необходимо решить вопрос о том, следует ли данные деяния квалифицировать по совокупности преступлений, или только по статьям о мошенничестве, поскольку имеет место учтенная в законе совокупность преступлений. [4, с. 135]

Подводя итоги вышесказанному, можно сделать обоснованный вывод о том, что законодатель не в полной мере выдержал требование системности в построении составов мошенничества.

Так, мошенничество, предусмотренное ст. 159 УК РФ, как «базовый состав», охватывает ряд общественно опасных деяний, выраженных в хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием. Именно обман и (или) злоупотребление доверием является той границей, которая отделяет мошенничество от иных преступных хищений чужого имущества. Выбор места новых норм о мошенничестве в структуре УК РФ указывает на то, что статьи 159.1-159.6 УК РФ являются частными случаями ст. 159 УК РФ и производны от общего «базового» мошенничества – по узкой сфере уголовно-правовой охраны; конкретным предмету посягательства, пострадавшему, уточненным составляющим обманного способа совершения деяния.

Отделившиеся от «классического» мошенничества специализированные составы конкретизируют то, в чем состоит обманный способ совершения хищения в различных сферах деятельности. Законодатель счел необходимым учитывать общественную опасность, используемого мошенником при хищении, обманного способа при квалификации деяния как мошенничества и назначении наказания за его совершение. При отсутствии хотя бы одного из признаков, сформулированных законодателем в диспозициях статей 159.1-159.6 УК РФ для выделения видов мошенничества в самостоятельные составы преступлений, лицо несет уголовную ответственность за совершенное мошенничество по общей норме (ст. 159 УК РФ).

Список литературы

1. О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации [Текст]: Федеральный закон от 29.11.2012 N 207-ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 2012. — № 49. — Ст. 6752.

2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 21.07.2014) // Собрание законодательства РФ. – 1996. — № 25. — Ст. 2954.

3. Шеслер, А.В. Проблемы квалификации мошенничества // Вестник Владимирского юридического института. – 2013. — № 1 (26). – С. 151-154.

4. Ермакова, О.В. Специальные виды мошенничества (ст. 159.1–159.6 УК РФ): некоторые вопросы квалификации // Вестник Алтайской академии экономики и права. – 2014. — № 3 (35). – С. 134-136.

Проблематика мошенничества

Просмотров научной работы: 13260

Комментариев к научной работе: 5

Поделиться с друзьями:

Мошенничество – преступление, обнаруживающее в последние годы очевидную тенденцию к росту. По уголовному закону мошенничества разделяются на:

Общеуголовное мошенничество (статья 159 УК РФ)

Мошенничество в сфере кредитования (статья 159.1 УК РФ в ред. ФЗ от 29.11.2012 № 207-ФЗ)

Мошенничество при получении выплат (статья 159.2 УК РФ в ред. ФЗ от 29.11.2012 № 207-ФЗ)

Мошенничество с использованием платежных карт (статья 159.3 УК РФ в ред. ФЗ от 29.11.2012 № 207-ФЗ)

Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности (статья 159.4 УК РФ в ред. ФЗ от 29.11.2012 № 207-ФЗ)

Мошенничество в сфере страхования (статья 159.5 УК РФ в ред. ФЗ от 29.11.2012 № 207-ФЗ)

Мошенничество в сфере компьютерной информации (статья 159.1 УК РФ в ред. ФЗ от 29.11.2012 № 207-ФЗ)

Наиболее распространенными видами мошенничества в зависимости от схемы его реализации можно назвать социальные мошенничества, мошенничества, совершенные с использованием средств сотовой связи (мошенничества, совершенные под видом сотрудников полиции за освобождение родственников от уголовной ответственности, розыгрышей ценных призов через рассылку на телефонные номера потерпевших СМС-сообщений, служб безопасности банков, прекращения избиения родственников имеющих долги, оплаты услуг, либо предоплаты за товар, за дизельное топливо, компенсации за некачественные лекарственные средства).

В Алтайском крае проблема борьбы с мошенничеством стоит особенно остро, учитывая негативную тенденцию к росту, начиная с 2010 года по настоящее время количества преступлений, связанных с социальным мошенничеством 1 . В 2010 году в Алтайском крае было зарегистрировано около 1900 фактов мошенничества, в первом квартале 2011 года их произошло уже около 500. Из этого общего числа социальных мошенничеств в 2010 году было около 160. За первые два месяца 2011 года в крае их уже было зарегистрировано около 60.

Жертвами мошенников чаще всего становятся пожилые люди. Наиболее частые мошеннические схемы, которые реализуются в Алтайском крае звонок по телефону («ваш родственник попал в беду (или совершил ДТП со смертельным исходом), срочно нужны деньги, чтобы выручить его»), обмен денег (мошенники, представившись работниками социальных служб, предлагают обменять «старые» деньги на «новые»), сообщение о выигрыше (на мобильный телефон приходит смс «вы выиграли миллион рублей (или ценный приз), чтобы получить его оплатите 40 тысяч рублей налога на данный счет»), предложения о покупке чудо-приборов «от всех болезней», по цене от 30 до 500 тысяч рублей и т.д.

Так, в городе Барнауле телефонные мошенники обманным путем завладели денежными средствами пожилого мужчины 1932 года рождения, сообщив ему, что его внук совершил ДТП, и нужны деньги, чтобы «решить вопрос». Мужчина отдал посреднику 25 тысяч рублей. При этом его внук находился в полном неведении. Более того, получив деньги, мошенники тут же позвонили снова и потребовали дополнительную сумму, якобы на лечение ребенка, которого сбил внук. В Бийске осуждена молодая девушка, которая под видом обмена «старых» купюр на «новые», обменяла одиноким старикам почти полмиллиона рублей на «билеты Банка приколов», купленные в ближайшем киоске. В Барнауле и Бийске пострадали пенсионеры, которым мошенники продавали дешевые сервизы за 20, 30, 50 и 80 тысяч рублей, убеждая их, что сервизы стоят то 200, то 400 тысяч. В селе Родино от мошеннических действий пострадала пенсионерка, которая немедленно откликнулась на фальшивое сообщение: «Мама, я попал в ДТП, сбил человека. Чтобы меня не посадили, срочно нужны деньги 270 тысяч рублей». Она отправила эти деньги на указанный мошенниками счет и только потом позвонила сыну.

По данным ГУВД по Алтайскому краю, с начала 2012 года в регионе по сравнению с прошлым годом количество преступлений, связанных с так называемым социальным мошенничеством увеличилось почти в три раза, учитывая, что с января 2012 года зарегистрировано более 130 подобных фактов, возбуждено свыше 100 уголовных дел. Общий ущерб от данного вида преступлений составил около 2,5 миллионов рублей 2 . Ущерб, причиненный жителям края от данных преступных посягательств, колеблется в районе 1,5 млн. рублей.

Как правило, телефонные мошенники находятся в других регионах России, например, в Самаре, Кургане, Новосибирске, поэтому похищенные денежные средства вернуть практически невозможно. При работе по раскрытию преступлений данного вида основной проблемой является установление лиц непосредственно занимающихся мошенничеством, так как многие из них уже отбывают наказание в исправительных учреждениях ФСИН, в основном, соседних регионов. СИМ-карты поступают в исправительные учреждения нелегально и, как правило, зарегистрированы на подставных лиц. Преступники при совершении мошенничеств пользуются сим-картами, которые зарегистрированы на не существующих граждан, либо, пользуются недобросовестностью салонов сотовой связи, предоставляющих услуги подключения к операторам сотовой связи, в результате чего сим- карты регистрируются на граждан, которые даже не знают об этом .

Среди потерпевших от мошенничества в Алтайском крае удельный вес женщин составляет, в среднем, около 65-70%. Объясняется это тем, что значительная часть мошенничества связана с различного рода «продажами.

На территории края зарегистрировано 267 мошенничеств, совершенных посредствам телефонной связи, путем предоставления заведомо ложной информации о том, что:

«Ваш родственник попал в беду», которая на сегодняшний день является самой распространенной. При совершении мошенничеств по данной схеме преступники находят потерпевших путем «прозвона» домашних телефонов. В ходе разговора представляются от имени родственников, либо сотрудников правоохранительных органов, сообщая заведомо ложную информацию о том, что их родные совершили тяжкое уголовное преступление, при этом выясняя все данные самого потерпевшего и его родственника, предлагая вариант о не привлечении к ответственности за определенную сумму.

«Вы выиграли приз», данная схема имеет следующий порядок совершения преступления: исполнитель путем рассылки ряда СМС-сообщений на абонентские номера граждан сообщает заведомо ложную информацию о том, что данный абонентский номер выиграл ценный приз, которым может являться автомобиль, либо дорогая бытовая, электронная техника и в редких случаях денежные средства.

«Вам полагается компенсация» мошенничества данного вида совершаются в отношении престарелых граждан, т.к. последние зачастую приобретают посредствам сетевого маркетинга в пользование различные препараты, аппараты, предлагаемые под видом медицинских. Неизвестные в ходе беседы с потерпевшим выясняют, приобретал ли он какой-нибудь товар из сферы сетевого маркетинга, помог ли он потерпевшему.

«Приобретение автомобиля через средства Интернет», неустановленные лица размещают в официальных Интернет-сайтах объявления по продаже автомобиля, по заниженной цене, ссылаясь на объективные причины указанной цены, приводят описание продаваемого автомобиля и контактный абонентский номер. В ходе разговора между потерпевшим и неизвестным оговариваются условия расчета за автомобиль, при этом неизвестный просит предоплату и сообщает расчетный счет, на который необходимо перевести денежные средства.

Следует отметить, что тенденции распространения финансового интернет-мошенничества на территории России являются неоднородными. Так в регионах с невысоким уровнем дохода населения, к которым относится, в частности и Алтайский край, подобный вид мошенничества только начинает осваиваться злоумышленниками, в то время как в европейской части России, объем ущерба, причиняемого в результате интернет-мошенничества, по данным Управления «К» МВД России, исчисляется миллионами рублей ежегодно 3 . Подобная тенденция наблюдается и на уровне государств, учитывая, что финансовое интернет-мошенничество более распространено в государствах с развитой экономикой.

Так, по результатам психологического исследования, проведенного в британском университете Эксетера по инициативе Управления добросовестной торговли Великобритании (Office of Fair Trading), жертвами интернет-мошенников, чаще всего становятся пользователи, которые доверяют собственной интуиции и легко поддаются на уговоры.

Эмпирической базой исследования послужили 25 фактов реализации мошеннических схем и 5 покушений на мошенничество. При этом исследователи также провели ряд опросов и осуществили экспериментальную рассылку поддельных уведомлений о розыгрыше призов на адреса рядовых пользователей с целью изучения их поведенческих реакций. Был также проведен текстовый анализ около 600 мошеннических писем и веб-страниц, который позволил выявить основные факторы, включающие у потенциальной жертвы искомую реакцию.

Предметом исследования выступали наиболее распространенных видов сетевого мошенничества, в том числе «нигерийские» схемы, спам-рассылки мнимых астрологов и прорицателей, розыгрыш несуществующих призов, махинации с недвижимостью, рекламу «чудодейственных» снадобий и ложное букмекерство 4 . Исследователи составили краткий перечень психологических особенностей, присущих жертвам интернет-мошенничества. Стоит отметить, что результаты университетского исследования будут использованы для внесения корректив в британскую стратегию борьбы со злоупотреблениями в сфере интернет-маркетинга, а также в программы образовательно-просветительских мероприятий, направленных на обеспечение безопасного поведения в Интернете. По оценкам экспертов, ежегодный ущерб британских пользователей от сетевого мошенничества составляет 3,5 миллиарда фунтов стерлингов.

Как правило, все виды мошенничества связаны с невнимательностью или неосведомлённостью потерпевших. Очень часто это происходит из-за их неопытности, пожилого возраста. Мошенники достаточно хорошие психологи, и существуют только благодаря доверчивости других людей.

Часто, несмотря на принимаемые профилактические меры по предотвращению фактов социального мошенничества, излишняя доверчивость, особенно социально незащищённой категории лиц (несовершеннолетние и лица престарелого возраста) приводит к значительным финансовым потерям с их стороны.

Например, в сентябре 2012 года было совершенно мошенничество в городе Славгороде. Около 13 часов местная жительница, 1937 года рождения, встретила на улице незнакомого молодого человека. Мужчина рассказал ей, что он не местный и попросил оставить у нее на хранение дорогостоящую картину, пока он уладит проблемы на таможне. Женщина согласилась оставить картину у себя дома. Уже в квартире напарник мошенника рассказал, что на границе у них задержали груз на сумму 8 миллионов рублей и, для решения проблемы необходим расчетный счет в банке, на который компаньоны должны перевести 500 тысяч в течение считанных часов. Доверчивая женщина согласилась предоставить данные своего счета для перевода необходимой суммы. «Неожиданно» выяснилось, что новым знакомым срочно не хватает 150 тысяч рублей, иначе груз арестуют на таможне. Такой суммы у жительницы Славгорода не было, но она согласилась занять им 75 тысяч рублей. Сняв деньги со счета в банке, и отдав их, женщина стала ждать поступления на свой счет крупной суммы денег. По факту мошенничества в отношении неустановленных лиц возбуждено уголовное дело 5 .

Исследование материалов уголовных дел, рассмотренных судами Алтайского края, Новосибирской области, позволяет сделать вывод о том, что жертвам мошенничества свойственны такие психологические особенности, как невнимательность, низкий самоконтроль, импульсивность, подверженность влиянию случая, необязательность, излишняя самоуверенность или, наоборот, заниженная самооценка, эмоциональная неустойчивость.

Мошенничество относится именно к той категории преступлений, где велико значение виктимологического фактора, выбор жертвы каждого из способов обмана основывается на определенных качествах личности. Именно поэтому одним из перспективных, на наш взгляд, направлений борьбы с мошенничеством является виктимологическая профилактика.

Профилактическая работа должна включать отработку навыков распознавания и предотвращения, а также преодоления виктимоопасной ситуации, и разъяснение механизмов правовой защиты в случае причинения вреда преступлением.

На основании вышеизложенного можно предположить, что виктимологическое направление предупреждения мошенничества должно включать:

1) постоянное информирование населения о новых способах обмана (такая работа уже проводится, регулярно по телевидению выходят передачи криминального цикла, газеты публикуют статьи о том, как уберечься от мошенников);

2) повышение уровня правовой культуры граждан путем проведения в школах, средних и высших учебных заведениях специальных тренингов, семинаров виктимологической направленности; студенты юридических факультетов и Вузов должны изучать основы виктимологии в рамках спецкурсов;

3) укрепление авторитета правоохранительных органов;

4) создание реабилитационных центров для жертв преступлений, где бы работали специалисты-виктимологи.

Смотрите еще:

  • Адвокаты петрозаводск Адвокат Воронина М.Л. | Юрист | Петрозаводск Информация Представительство в суде Защита на следствии и в суде________________________________________ Показать полностью… Петрозаводская Центральная Коллегия Адвокатов 1. Жилищные дела • о […]
  • Штраф устанавливается от 1. Штраф является наиболее мягким видом наказания и в системе наказаний он стоит на первом месте. В качестве основного наказания штраф назначается, как правило, за преступления небольшой и средней тяжести, однако в некоторых случаях в […]
  • Приказ министерства финансов от 15122010 173н На основании статьи 165 Бюджетного кодекса Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 1998, N31, ст. 3823; 2005, N 1, ст. 8; 2006, N 1, ст. 8; 2007, N 18, ст. 2117; N 45, ст. 5424), пунктов 4 и 5 постановления […]
  • Претензия по содержанию жилья Претензия в управляющую компанию Как часто у собственников жилья в многоквартирном доме пускаются руки от постоянного недовольства коммунальщиками, а ведь в таких случаях претензия в управляющую компанию может оказаться действенным […]
  • Закон об основах социального обслуживания граждан в российской федерации Федеральный закон от 28 декабря 2013 г. N 442-ФЗ "Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 28 декабря 2013 г. N 442-ФЗ"Об основах социального обслуживания […]
  • Виды административных наказаний не применяемые к военнослужащим Статья 2.5. Административная ответственность военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, и лиц, имеющих специальные звания СТ 2.5 КоАП РФ 1. За административные правонарушения, за исключением административных правонарушений, […]
  • Доверенность на получение пенсии сбербанк Делопроизводство Образец доверенности на получение пенсии У пенсионеров, как у наиболее уязвимой части населения, могут возникнуть такие непредвиденные обстоятельства, которые будут препятствовать им лично получать свои пенсионные […]
  • Как аннулировать доверенность на пенсию Как можно аннулировать доверенность Ситуация такова: есть пожилой человек, физически сам себя обслуживать уже не может, у него есть два сына, один из которых оформил на себя доверенность и получает теперь пенсию, а второй по факту […]