Причастие к преступлениям

Оглавление:

Причастие к преступлению

Организаторы преступлений —
люди с улыбкой прелестной

их жизненных парений
достоин комплимент лестный.

По-азбуке закона
живут граждане смирные,

Не знают они патрона,
пишущего тексты дивные.

Чёрным по-белому,
красные глаза светятся,

на полу обыкновенном
хвост, из под полы свесился.

Расставлены запятые —
законопроект готов.

Голову склонят иные,
увидав частокол из слов.

Убьют, откажут, отнимут,
приговорят к лишениям,

перекрестившись выпьют
красную кровь, с смирением.
4.10.2010

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и российского законодательства. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2018 Разработка и поддержка: Литературный клуб Под эгидой Российского союза писателей 18+

Портал «Юристъ» — Ваш успех в учебе и работе!

Уголовное право

Действующим законодательством предусмотрены лишь два вида прикосновенности, а теория и практика уголовного права выделяют еще один ее вид. Таким образом, существуют такие виды прикосновенности: заранее не обещанное укрывательство преступления (ст. 20 УК); недонесение (или недоносительство) о преступлении (ст.

Соучастие в преступлении

Прикосновенность к преступлению — это по существу деятельность, которая связана с преступлением, но законом она соучастием не считается.

2. Укрывательство преступления — это активная деятельность лица по сокрытию преступника, средств и орудий совершения преступления, его следов или предметов, добытых преступным путем. Причем речь идет только о заранее не обещанном укрывательстве. Это, например, случай, когда убийца в окровавленной одежде после совершения преступления пришел к своему знакомому и, рассказав о случившемся, попросил его дать ему другую одежду, а окровавленную сжечь, что его знакомый и сделал. Перед нами заранее не обещанное укрывательство как преступника, так и следов преступления. Такой укрыватель несет ответственность по ст. 186 УК. Если же такое укрывательство было обещано до начала или в процессе совершения преступления, но до его окончания, то оно, как мы уже знаем, рассматривается как соучастие в преступлении в виде пособничества.

2. Недонесение (недоносительство) заключается в несообщении лицом органам власти о достоверно известном готовящемся или уже совершенном преступлении. Недонесение, в отличие от укрывательства, — деятельность пассивная (так называемое чистое бездействие).

Поскольку укрывательство в качестве одного из своих элементов включает в себя и недонесение о том преступлении, которое укрывается, оно (укрывательство) поглощает собой недонесение и лицо в таких случаях отвечает лишь за укрывательство преступления.

И укрывательство, и недонесение влекут уголовную ответственное лишь в случаях, строго указанных в законе. Перечень таких преступлений в УК, укрывательство которых или недонесение о которых наказуемы, является исчерпывающим и установлен в ст.ст. 186 и 187 УК.

И укрывательство, и недонесение возможны только в отношении конкретного преступления, характер которого известен укрывателю или недоносителю. Лицо должно достоверно знать, что совершено конкретное преступление и какое именно.

В литературе и практике широко обсуждается вопрос о привлечении за укрывательство и недонесение близких родственников преступника. Действующий закон не содержит каких-либо положений на этот счет. В дальнейшем предполагается исключить ответственность этой категории лиц за укрывательство и недонесение. В литературе иногда считают, что недонесение о преступлении, если оно было заранее обещанным, становится соучастием в виде пособничества.

недонесение заранее обещанным или не было, оно рассматривается не в рамках соучастия, а как самостоятельное преступление — прикосновенность к преступлению.

4. Попустительство заключается в том, что лицо, которое обязано было и могло воспрепятствовать совершению преступления, такому преступлению не препятствует и поэтому оно совершается.

В Общей части УК не установлена ответственность за попустительство. Вопрос об ответственности за попустительство по действующему праву решается двояким образом:

1) если оно было заранее обещано, то становится пособничеством, ибо такое попустительство есть не что иное, как устранение препятствий к совершению преступления;

2) заранее же не обещанное попустительство образует собой в случаях, предусмотренных Особенной частью УК, должностное преступление (злоупотребление служебным положением — ст. 165 УК, халатность — ст. 167 УК).

Таким образом, из закона вытекает, что наличие заранее данного обещания или его отсутствие позволяет дать различную юридическую оценку укрывательству и попустительству. Что же касается недонесения о преступлении, то независимо от того, было или не было оно заранее обещанным, оно не может образовывать собой соучастие в преступлении и всегда рассматривается лишь как деятельность прикосновенная.

Истинное приготовление к Божественному причастию

Многие верующие ограничивают свое приготовление к Божественному причастию одним лишь постом. С помощью благословленного Церковью средства, каким является пост, диаволу удается обольстить православных христиан: одних – чтобы воспрепятствовать их частому причащению, других – чтобы причастие для них было «в суд или осуждение», «зане недостойне им причащатися». Такие не только диаволом обольщаемы, но и сами себя обольщают. Думая, что после того, как выдержали какой-то пост, не обязательно имеющий отношение к посту, установленному Церковью, то уже и подготовились ко причастию. У них возникает ложное ощущение, что они причащаются достойно.

Из свидетельств Священного Писания, канонов и святых отцов ясно, что обязательного поста перед Божественным причастием нет. Для тех, кто имеет сильное желание и подвизается, чтобы часто причащаться, не требуется никакого другого поста, кроме, естественно, установленных и освященных Церковью (среда, пятница, Великий, Рождественский и Успенский посты и прочие постные дни года). Пост соблюдают не с той целью, чтобы приступать к чаше жизни, как, к сожалению, полагают некоторые верующие и высказываются отдельные клирики, совершенно богословски не аргументируя свои утверждения. Если бы так было на самом деле, то мы должны были бы причащаться только после многодневных постов, то есть прийти к бесовской мысли о том, что христиане должны причащаться лишь четыре раза в году, а те, кто имеет препятствия, не постились бы совсем.

Итак, повторим истину, подтвержденную и Священным Писанием, и Преданием Церкви: пост – это одно, а Божественное причастие – другое. Мы постимся не для того, чтобы причаститься, а причащаемся не потому, что постились. Конечно, имеется в виду, что верующие приступают к чаше жизни с приготовлением. Но то, что для них необязателен не имеющий оснований ни в Священном Писании, ни в Предании Церкви трехдневный строгий пост без масла, не означает, что они могут приступать к Божественному причащению «как получится». Горе тем, кто подходит к чаше без подготовки. Должно подготовиться, и притом основательно.

Верующий не должен следовать легкому приготовлению – трехдневному строгому посту без масла, но должен пройти трудное духовное и основательное приготовление. Тех, кто приступает к Божественному причащению без подготовки, страха и веры, святитель Иоанн Златоуст уподобляет воинам, прободившим ребро Распятого Христа: «Как тогда воины прободили ребро не для того, чтобы напиться искупительной крови, но для того, чтобы ее излить, так и те, кто недостойно приступает, не получают от святой чаши никакой пользы».

В чем же заключается подлинное приготовление ко причастию?

Евхаристией называется Божественное причастие. Евхаристия (букв. – благодарение) есть наша благодарность «о всех яже на нас бывших». Мы благодарим за все блага, но вершиной их всех на земле являются честные дары. Мы благодарим и за Небесное Царствие, залог которого и есть Божественное причастие. Святитель Иоанн Златоуст говорит по этому поводу: «“Чаша благословения, которую благословляем, не есть ли приобщение крови Христовой?” (1 Кор. 10: 16) Когда я говорю “благословение”, то имею в виду благодарение (евхаристию), а когда говорю о “благодарении”, то раскрываю всё сокровище благодеяний Божиих и вспоминаю обо всех Его (Бога) дарах. Поэтому и мы перед святым потиром вспоминаем неописанные благодеяния Божии и все, что имеем от Бога. Так мы приносим бескровную службу и причащаемся, принося благодарение о том, что Бог избавил род человеческий от прелести. Мы были далеко, а Он нас привел к Себе. В то время, когда мы не имели надежды и жили, как безбожники, Он сделал нас братьями и сонаследниками. Принося благодарение за это и многое подобное тому, мы и приступаем к чаше».

Если мы хотим причаститься, то должны подвергнуть самих себя испытанию, достойны ли мы причащения. Апостол Павел ясно заповедует: «Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего, и пьет из чаши сей. Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем» (1 Кор. 11: 28–29). Внимательное исследование самих себя в час размышления после молитвы покажет нам, можем ли мы приступать к Божественному причастию. Но помните! В этом исследовании самих себя мы не должны быть ни сверхчувствительными, ни бесчувственными. Уже неоднократно повторялось, что нет таковых, кто бы в полной мере был недостоин причащения. Божественное причастие не есть награда для тех, кто не грешит, но укрепление грешников, которые подвизаются для достижения святости. Мы причащаемся не потому, что достойны, а для того, чтобы стать достойными. Самоконтроль и самоисследование в том случае, если человек ведет духовную жизнь, никогда не может завершиться абсолютным оправданием. Всегда наша совесть, этот невидимый и неумолимый прокурор, произнесет нам «обвиняю» в тысячах прегрешений. Верующий, который обладает самопознанием и, прежде всего, богопознанием, всегда будет обвинять себя. Однако обвинение обвинению рознь.

Если в результате самоисследования верующий поймет, что виновен в тяжких грехах, которые препятствуют ему приступить к святой чаше, тогда он не может причаститься без исповеди. К таковым грехам относятся следующие: вспышки гнева, плотские падения, аборты, сребролюбие, антипатия к кому-либо, жестокость, серьезные ссоры, которые случаются и среди верующих. Конечно, мы говорим о сознательных христианах, которые имеют сильное желание причащаться часто, а не о тех, кто ведет жизнь мирскую, исполненную нечестия, которые подходят ко причастию лишь дважды или трижды в год.

Если, однако, верующий в результате самоанализа поймет, что виновен в «извинительных» грехах, «легко прощаемых», которые совершает и самый великий святой «яко плоть носяй и в мире живый», тогда, разумеется, с осознанием своей греховности может причащаться. В своей книге «О частом Божественном причащении» преподобный Никодим Святогорец приводит мнение святого Афанасия Антиохийского, который разделяет грехи на «легко прощаемые» и «тяжкие». Вот эти слова: «Если мы впали в малые – человеческие и “благопростительные” – грехи или, “увлекшись”, согрешили языком, слухом, зрением, тщеславием, унынием, гневом, то после того, как мы осознаем эти грехи и придем в истинное самоукорение, да причастимся святых таин, веруя, что причастие пречистых таин служит и для очищения подобных грехов. Если же мы тяжко согрешили плотскими, мерзкими и нечистыми грехами и держим в себе зло на ближнего, тогда да не приступаем к Божественным таинам до тех пор, пока воистину не покаемся».

Тот, кто имеет благословение духовника на частое причащение – каждое воскресение, пусть исследует свою совесть. Если совесть не обличает его в тяжких грехах, тогда пусть он переходит к другим стадиям подготовки к Божественному причастию. Тому, кто причащается не только каждое воскресенье, а очень часто и ежедневно, нет уже необходимости в том, чтобы исповедоваться перед каждым причастием. Конечно, никто не может сказать, что его совесть абсолютно чиста, но и не будем забывать, что Божественное причастие служит «во оставление грехов». Верующий причащается не потому, что его совесть свидетельствует о том, что он достоин этого. Подобное мнение было бы проявлением сильного эгоизма и, напротив, сделало бы такого человека еще более недостойным причастия. Все мы, люди, недостойны Божественного причастия. Верующий причащается, «дерзая на бесконечную милость и благодать Призывающего Господа», чтобы приять оставление своих грехов, войти в общение с Духом Святым, чтобы освятиться и укрепиться для продолжения своего подвига в миру с целью стяжания Царствия Небесного.

Если же самоанализ откроет, что верующий виновен в таких грехах, которые препятствуют ему подходить ко причастию, тогда исповедь является основным условием участия в Господней вечери. Как для того, чтобы принять вещественную пищу за общей трапезой, ты испытываешь необходимость предварительно вымыть руки, то насколько же больше должен ощущать потребность омыть в бане святой исповеди свою душу, чтобы участвовать в священной и духовной трапезе небесной пищи – таинстве Божественного причастия.

Трапеза Божия для орлов, а не для галок, как говорит святитель Иоанн Златоуст в толковании на Евангелие от Матфея, гл. 24, ст. 28: «Жертва требует, чтобы мы приступали к ней в согласии и с теплой любовью, как духовные орлы парили в небесном пространстве. Еще же более над небесами, потому что Господь говорит: “Где будет труп, там соберутся и орлы”. Под трупом разумеется тело Господне. Если бы Господь не был принесен в жертву, то мы бы не воскресли… Потому что трапеза для орлов, а не для галок. Когда же Он сойдет с небес, они (орлы), то есть достойно причащающиеся, встретят Его, а те, кто нечестиво причащается, понесут непоправимый вред».

На исповеди перед духовником кровь Иисуса Христа, «излитая за живот мира и спасение», соединяется с теплыми слезами верующего, который искренне кается, после чего следует очищение и убеление души. Необходимость исповеди до причастия ощущает каждый верующий. Перед священником он повторяет исповедальные слова блудного сына: «Отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим» (Лк. 15: 21). С сокрушением сердца верующий исповедует свои грехи, слезами заявляет свое покаяние и слышит от духовника утешительное слово: «Чадо! Прощаются тебе грехи твои» (Мк. 2: 5). Радость, испытываемая после исповеди, велика по той причине, что, во-первых, человек избавился от тяжести вины, а во-вторых, потому что получил разрешение от духовника приступить к Божественному причастию. К сожалению, большинство из приступающих ко причастию, особенно в дни великих праздников, до этого не исповедовались. Трепет охватывает, когда подумаешь, что люди, отягощенные страшными грехами, нечестиями и преступлениями, подходят ко причастию без исповеди. Многие благоговейные священники боятся Бога и трепещут, как бы не дать «святыню псам» и не пометать «жемчуг перед свиньями» (Мф. 7: 6). Поэтому в тех случаях, когда считают необходимым, они спрашивают у приступающих ко причастию, исповедовались ли те или нет. Многих такой подход удивляет, а собственно почему? Разве врач, прежде чем дать сильнодействующее лекарство, не спрашивает больного, подготовился ли тот для принятия его надлежащим образом. Почему же тогда священник, который преподает тело и кровь Христову, не может спросить причастника, приготовился ли тот как следует?

Но, возразят некоторые, такой вопрос может обидеть. Отвечаем: лучше пусть такой человек обижается временно, чем будет мучиться потом вечно!

Кроме того, этот вопрос священник задает не без рассуждения, но кротко и с любовью, причем не всем, но только тем, кто приступает в великие праздники без подготовки и о которых он знает, что те ведут соблазнительную жизнь и пребывают нераскаянными. Священник никогда не задаст такой вопрос тем, кто приступает к чаше жизни регулярно и о которых знает, что эти люди подготовили себя надлежащим образом.

Вот что заповедует святитель Василий Великий: «Ты, священник, не забывай заповедь Владыки Христа и святых апостолов – не давать святыни псам и не метать бисера перед свиньями. Смотри, чтобы не предать тебе Сына Божия в руки недостойных. Не думай в тот час о сильных земли, ни о носящих на главе венец. Кому божественные каноны запрещают преподавать пречистые таины, ты и не передавай». (Эта заповедь святителя содержится в Служебнике, изданном Апостольской диаконией. Афины, 1995.)

В те дни, когда наблюдается массовый наплыв причастников, многие из которых причащаются без надлежащего чувства, благочестивый священник должен сделать такое увещевание:

– Братия мои, те, кто не исповедовался недавно и не получил разрешение от священника, не подходите ко причастию. Вы должны сначала с помощью искреннего покаяния подготовиться духовно, а затем уже приступать. Если не успели исповедаться сейчас, то сделайте это после праздников. Когда вы причащаетесь подготовленными, тогда у вас и в душе праздник. Только тогда у вас может быть Рождество и Пасха, когда вы причащаетесь достойно. Если вы причащаетесь без подготовки и без исповеди, то собираете себе огонь на главу, потому что Божественное причастие «огнь есть, недостойные попаляяй». Очень вас прошу, сначала подготовьтесь, а потом приступайте.

[1] По-гречески слова «причастие» и «общение» выражаются одним словом – koinonia. – Здесь и далее примеч. переводчика.

Действительное причастие прошедшего времени

Действительными причастиями прошедшего времени называют причастия, образуемые с помощью суффиксов —вш или —ш: открывший, ходивший, высохший, стершийся.

Как и другие действительные причастия и в отличие от страдательных причастий, действительные причастия прошедшего времени выступают как средство релятивизации подлежащего (пруд высохвысохший пруд).

Традиционное обозначение обсуждаемых причастий как причастий прошедшего времени частично опирается на парадигматические соображения. Во многих случаях при помощи этих причастий обозначаются ситуации, имевшие место в прошлом, однако в целом их аспектуально-темпоральная семантика устроена более сложным образом (см. п.2. Семантика действительных причастий прошедшего времени).

1. Образование действительных причастий прошедшего времени

1.1. Основа действительных причастий прошедшего времени

Основа действительных причастий прошедшего времени заканчивается суффиксом этих причастий – —вш или —ш; к этой основе присоединяются окончания в соответствии с общими закономерностями адъективного склонения. Выбор суффикса причастия подчиняется следующему правилу: к глагольным основам, оканчивающимся на гласный, присоединяется суффикс —вш, а к глагольным основам, оканчивающимся на согласный, присоединяется суффикс —ш. Это правило не имеет исключений, однако для его использования необходимо определить, к какой именно основе у конкретного глагола присоединяется суффикс причастия. В подавляющем большинстве случаев это основа прошедшего времени, то есть основа, используемая в финитных формах прошедшего времени (см. Основы глагола), ср. глаголы, у которых основа прошедшего времени заканчивается на гласный: игра-вш-ий и игра-л-а, да-вш-ий и да-л-а, коси-вш-ий и коси-л-а, моло-вш-ий и моло-л-а, – и глаголы, у которых основа прошедшего времени заканчивается на согласный: загрыз-ш-ий и загрыз-л-а, помог-ш-ий и помог-л-а, умер-ш-ий и умер-л-а. Некоторые особые случаи рассматриваются в пп. 1.1.1.–1.1.3.

1.1.1. Образование действительных причастий прошедшего времени от ну-теряющих глаголов типа сохнуть

Сформулированной выше общей закономерности подчиняется образование действительных причастий прошедшего времени от глаголов, у которых финитные формы прошедшего времени могут использовать основу, заканчивающуюся на согласный, притом что их инфинитив оканчивается на —нуть: мокнуть, погаснуть, свергнуть (так называемые ну-теряющие глаголы, или глаголы IV словоизменительного класса в терминологии [Грамматика 1980]), см. Основы глагола. Как известно, у большинства таких глаголов фиксируются также вариантные финитные формы прошедшего времени с основой, заканчивающейся на —ну, например: гас-ла и гас-ну-л-а, прибег-л-а и прибег-ну-л-а, см. Вариативность в глагольном формообразовании. Вполне закономерно для многих из этих глаголов и действительные причастия прошедшего времени образуются вариативно – либо от основы с консонантным исходом при помощи суффикса —ш, либо от основы с вокалическим исходом при помощи суффикса —вш: гас-ш-ий и гас-ну-вш-ий, прибег-ш-ий и прибег-ну-вш-ий.

Ситуация с распределением двух способов образования причастий у глаголов этого класса значительно различается для отдельных глаголов, при этом закономерности образования причастий не выводятся из закономерностей, касающихся образования финитных форм прошедшего времени. Данные для 18 из этих глаголов приведены в Таблице 1. В таблице как для причастий прошедшего времени, так и для финитных форм прошедшего времени приводятся распределения форм с —ну и без —ну (подсчеты велись только по текстам, созданным после 1900 года).

Таблица 1. Доля употреблений с суффиксом —ну среди действительных причастий прошедшего времени от глаголов типа сохнуть (Подкорпус текстов с 1900 г.)

Действительные причастия прошедшего времени

Финитные формы
прошедшего времени

Данные, приведенные в Таблице 1, во многом фрагментарны, однако они позволяют сделать некоторые предварительные выводы.

1. Доля употреблений с —ну у причастий в целом выше, чем у финитных форм, иногда значительно (например, у глагола сохнуть явно предпочитается причастие сохнувший, а не сохший, при этом для финитных форм наблюдается обратная ситуация: формы типа сохнул, сохнула и т.д. почти не употребляются.

2. Указанная тенденция отмечалась в литературе [Грамматика 1980(1): 653], однако даже приведенных здесь данных достаточно для того, чтобы показать, что она далеко не в одинаковой степени действует для разных глаголов; например, глаголы замерзнуть, высохнуть, погибнуть образуют почти исключительно причастия без —ну (замерзший, высохший, погибший), тем самым у этих глаголов причастия образуются обычно от той же основы, что и формы прошедшего времени.

3. На изученном материале в целом подтверждается наблюдение, согласно которому бессуффиксальные основы чаще используются у приставочных глаголов (см., например, об этом [Граудина 1980: 226]): по данным Корпуса более употребительными оказываются причастия гибнувший, сохнувший, гаснувший, но погибший, высохший, погасший. На эту общую тенденцию накладываются, однако, индивидуальные особенности конкретных глаголов, при этом не всегда выбор формы причастия очевидным образом связан с выбором финитных форм (ср. почти полное отсутствие причастия ? исчезший при безусловной предпочтительности финитных форм типа исчез).

При всех указанных обстоятельствах глаголы данного класса укладываются в общую тенденцию: причастия образуются от основы, используемой в финитных формах прошедшего времени.

1.1.2. Образование действительных причастий прошедшего времени от глаголов типа тереть (с основой прошедшего времени на согласный, но без —ну в инфинитиве)

В некоторых классах глаголов из описанной выше закономерности фиксируются, однако, и исключения [1] . Можно вспомнить, что, помимо уже рассмотренных глаголов типа сохнуть (см. п.1.1.1), основы финитных форм прошедшего времени в русском языке оканчиваются на согласный только у глаголов VI словоизменительного класса (в системе, принятой в [Грамматика 1980]), то есть у глаголов, характеризующихся совпадением основ настоящего и прошедшего времени. Среди этих глаголов отклонения от общей закономерности демонстрируют глаголы с корнем шиб— (они обладают уникальным словоизменением, ср. ушиб, но ушибить); как и некоторые другие глаголы VI словоизменительного класса, эти глаголы характеризуются тем, что у них основа инфинитива не совпадает с основой, использующейся в формах прошедшего времени, ср. ушиби-ть, но ушиб-ла. По общему правилу от этих глаголов ожидались бы причастия типа ушибший (именно такое причастие упоминается в [Исаченко 1965/2003: 554]), однако в Корпусе представлены не только причастия, образованные от основы финитных форм прошедшего времени: ушиб-ш-ий, ошиб-ш-ий-ся и т.д., – но и причастия, образованные от основы инфинитива [2] : ушибивший, ошибившийся (по данным google два типа форм соизмеримы по частотности, например, точная форма ушибшийся встречается в 164 документах, а ушибившийся – в 165).

Похожая тенденция наблюдается и для глаголов с основой, заканчивающейся на согласный /р/: у глаголов тереть, переть и производных от них в Корпусе фиксируются не только соответствующие общему правилу причастия типа тер-ший, но и причастия типа тере-вш-ий, то есть также образованные от основы инфинитива (при этом, например, у относящихся к тому же словоизменительному классу и даже подклассу глаголов умереть и простереть, в литературном языке образуются только закономерные формы причастий: умерший [3] , простерший и т.д.).

У всех остальных глаголов VI класса (это глаголы с основой прошедшего времени на задненебный и инфинитивом на —чь, ср. стричь и стриг, а также глаголы с основой прошедшего времени на /б/, /с/ и /з/ и инфинитивом на —сти, —сть, —зти или —зть, ср. грести и греб) в случае несовпадения основ финитных форм прошедшего времени и инфинитива при образовании действительного причастия прошедшего времени используется основа финитных форм прошедшего времени, а еще точнее – форм мужского рода прошедшего времени, ср. толок-ш-ий и толок, жёг-ш-ий и жёг, но толк-л-а, жг-л-а. Несовпадение может касаться реализации ударных гласных на месте орфографического е и ё. Если в финитных формах глагола под ударением произносится /э/, то в причастии фиксируется оно же, ср. залез и залезший. Глаголы же, у которых в финитной форме мужского рода произносится /о/ (орфографическое ё), при образовании причастий демонстрируют колебания. У большинства из них возможны употребления причастий с основой, совпадающей с формой прошедшего времени мужского рода (берёг-ш-ий, пренебрёг-ш-ий, принёс-ш-ий), однако по крайней мере для некоторых глаголов возможно и образование причастий, в которых произносится /э/: (пренебрегший и т.п.).

По всей видимости, использование этого фрагмента грамматики вызывает у носителей русского языка определенные трудности. Об этом говорят данные небольшого эксперимента, в ходе которого нескольким испытуемым в письменной форме был задан вопрос о том, через е или через ё пишутся причастия берегший, повлекший, сжегший, легший и т.д., всего 20 форм. Испытуемые часто говорили о трудности такого задания, о многих причастиях говорили, что в принципе возможны обе формы, а даже если отдельные испытуемые давали однозначные оценки, то оценки эти часто не совпадали у различных носителей.

Отсутствие рефлексов перехода /э/ в /о/ является церковнославянизмом, и, возможно, использование таких форм связано с абстрактностью значения или принадлежностью к высокому стилю речи. В ходе эксперимента произнесение через /э/ особенно часто признавалось допустимым для повлекший, облекший, пренебрегший, обрекший, простерший.

К сожалению, изучение этого вопроса по материалам Корпуса затруднительно из-за непоследовательного использования в русском письме буквы ё.

1.1.3. Образование действительных причастий прошедшего времени от глаголов типа цвести

Наибольшие сложности для образования действительных причастий прошедшего времени представляют те из глаголов на —сть / —сти, у которых основа настоящего времени заканчивается на /т/ или /д/ (у таких глаголов этот согласный отсутствует в основе прошедшего времени), ср. цвести (цвет-ут, но цве-л-а), вести (вед-ут, но ве-л-а), красть (крад-ут, но кра-л-а). По системе, принятой в [Грамматика 1980], это подкласс VII словоизменительного класса глаголов. Основная закономерность, касающаяся образования действительных причастий прошедшего времени от этих глаголов, заключается в следующем: если их инфинитив оканчивается на —сть, то они, согласно общему правилу, образуют причастие от основы прошедшего времени (укра-вш-ий, ср. укра-л-а, се-вш-ий, ср. се-л-а); если же инфинитив оканчивается на —сти, то при образовании причастия используется основа настоящего времени, точнее, в основе прошедшего времени восстанавливается исторически закономерный переднеязычный, отсутствующий в финитных формах [4] : расцвет-ш-ий (ср. цве-л-а, но цвет-ут), приведший (приве-л-а, но привед-ут) и т.д. [Грамматика 1980(1): 669], [Богданов и др. 2007: 527–528]. Эта закономерность в конечном счете связана с акцентуацией форм, образованных от основы прошедшего времени, ср. украли (ударение на основе, причастие образуется от основы прошедшего времени – укравший), но привели (ударение на окончании, причастие образуется по особому правилу) [Иткин 2007: 195].

В литературе упоминается, что от этой закономерности иногда фиксируются отклонения. В частности, в [Грамматика 1980(1): 669] упоминается возможность образования причастий изобревший, забревший, приобревший. Такие причастия действительно довольно широко представлены в текстах в Интернете, однако в Корпусе они практически отсутствуют: на 288 причастий, образованных по правилу о глаголах на —сти (изобрет-ш-ий, забред-ш-ий, и приобрет-ш-ий), приходится ровно один пример, демонстрирующий отклонение в пользу общей закономерности:

(1) Он ушёл и никогда больше не встречался с Варенухой, приобревшим всеобщую популярность и любовь за свою невероятную, даже среди театральных администраторов, отзывчивость и вежливость. [М. А. Булгаков. Мастер и Маргарита (1929-1940)]

В обсуждаемой группе глаголов, как и в классе глаголов типа нести, беречь, обсуждавшемся выше, существуют колебания между произношением через /э/ и через /о/ в корне причастий, образованных от глаголов, у которых в форме прошедшего времени в корне произносится /о/ на месте орфографического ё. У одних глаголов в причастии стабильно реализуется /э/ (шед-ш-ий, привед-ш-ий, хотя шё-л, привё-л), у других возможно и реализация /о/, как в финитной форме (принес-ш-ий и принёс-ш-ий, ср. принёс). Как и в предыдущем случае, оценить реальную частотность таких вариантов при помощи Корпуса невозможно (некоторые расхождения между существующими грамматическими описаниями в этом вопросе отмечены в [Исаченко 1965/2003: 554]).

1.2. Ударение в действительных причастиях прошедшего времени

В рамках парадигмы действительного причастия прошедшего времени ударение всегда неподвижно. Обычно ударение приходится на тот же слог, что и в инфинитиве соответствующего глагола (ср. купи́вший и купи́ть, сто́ивший и сто́ить и т.д.). Исключения из этой закономерности наблюдаются для двух классов глаголов.

Во-первых, это глаголы, у которых инфинитив заканчивается на ударное —ти́. У таких глаголов в действительном причастии прошедшего времени, как и в форме мужского рода прошедшего времени, ударение ставится на последний гласный основы: заползти́, запо́лз и запо́лзший, принести́, принёс и прине́сший (или принёсший).

Во-вторых, это те немногочисленные глаголы, у которых инфинитив заканчивается на —еть или —ить, но при этом в финитных формах прошедшего времени основа заканчивается на согласный. Это глаголы с компонентами —шибить, —мереть, —переть, —тереть, и —простереть. В случае если в инфинитиве таких глаголов ударение ставится на последнем слоге, в действительных причастиях прошедшего времени оно обычно переносится на последний гласный основы, ср. ушиби́ть и уши́бший, распростере́ть и распросте́рший. Однако если в финитной форме мужского рода ударение стоит не на последнем гласном, то в причастиях могут наблюдаться колебания: ударение ставится либо на последний гласный основы, либо на тот же слог, что и в форме мужского рода: заме́рший и за́мерший (ср. за́мер), нормативное уме́рший и до недавнего времени не признававшееся нормативным, но употребительное у́мерший (ср у́мер).

1.3. Ограничения на образование действительных причастий прошедшего времени

Ограничений на образование действительных причастий прошедшего времени в русском языке немного. В отличие от всех остальных типов причастий, эти причастия в принципе могут свободно образовываться от глаголов обоих видов, от переходных и непереходных (включая возвратные) глаголов и т.д. Единственное систематическое ограничение, связанное с семантико-синтаксическими характеристиками глаголов, состоит в том, что, как и другие типы причастий (см. подробнее Причастие / п.7. Набор причастных форм в зависимости от грамматических характеристик глагола), действительные причастия прошедшего времени не образуются или крайне ограниченно образуются от безличных глаголов ( ? знобивший, ? светавший), см. также Безличность / п.1.2. В тех редких случаях, когда подобные употребления все же фиксируются, можно констатировать, что соответствующие глаголы употребляются как личные:

(2) … медленно шли по светавшей Москве [А. Белый. Между двух революций (1934)]

Ограничения формального порядка при образовании действительных причастий прошедшего времени в основном укладываются в единую тенденцию: в той или иной мере избегаются формы причастий с основой, заканчивающейся на согласный. Эта общая тенденция реализуется по-разному и не в равной степени для различных глаголов. В большинстве случаев она проявляется в том, что соответствующее причастие от глагола с основой на согласный может быть образовано и фиксируется в текстах, но употребляется реже, чем в среднем у глаголов с теми же семантико-синтаксическими характеристиками. Эта закономерность рассмотрена в [Холодилова 2009: 24–26], где, в частности, показано, что действительные причастия прошедшего времени сравнительно малоупотребительны для глаголов, спрягающихся по образцу ползти (ползший), мести (мётший), беречь (берёгший). Для отдельных глаголов этих классов образование нужных форм затруднено настолько, что встает вопрос об их существовании в литературном языке: например, в Корпусе фиксируется всего один случай употребления действительного причастия прошедшего времени от грести и производных глаголов (зафиксирована форма огрёбший).

Другое проявление той же общей тенденции заключается в том, что, как уже говорилось, у глаголов с нестабильной основой прошедшего времени (например, сохнуть, ср. сох и сохнул) причастия с большей вероятностью образуются от основы с суффиксом, чем финитные формы прошедшего времени. Возможно, проявлением той же тенденции следует считать и тот, уже упоминавшийся в п.1.1.2, факт, что от глаголов с компонентами —шибить, —тереть, —переть фиксируются противоречащие общему правилу причастия типа ушибивший, теревший, заперевший.

Помимо этого, данные Корпуса подтверждают отмечавшуюся в литературе [Шведова, Лопатин 2002: 344], [Богданов и др. 2007: 528] затрудненность в образовании действительного причастия прошедшего времени от глаголов с компонентом —честь. По правилам здесь ожидаются причастия типа учё-вш-ий, то есть причастия, в которых основа заканчивалась бы на гласный. Тем не менее, в Корпусе нет ни одного вхождения действительного причастия прошедшего времени от подобных глаголов (в Интернете фиксируются также и формы типа учетший).

2. Семантика действительных причастий прошедшего времени

В большинстве случаев семантика действительных причастий прошедшего времени выводима из набора представленных в них грамматических характеристик. Так, в частности, как все действительные причастия, они обозначают такие признаки различных лиц и объектов, которые связаны с участием этих лиц и объектов в качестве «субъекта» (то есть участника, который в независимом предложении оказался бы в позиции подлежащего) в ситуации, обозначаемой глагольной основой [5] .

Сложнее вопрос о темпоральной, а также аспектуальной семантике рассматриваемых причастий. Если действительные причастия настоящего времени часто ведут себя как немаркированные по признаку времени (обозначают ситуации, не имеющие определенной временно́й привязки), то действительные причастия прошедшего времени почти всегда наделены осязаемой темпоральной семантикой и локализуют во времени обозначаемую ими ситуацию как предшествующую некоему «окну наблюдения». Однако решение вопроса о природе категории времени у этих причастий предполагает не изолированное их рассмотрение, а установление характера противопоставления между действительными причастиями прошедшего и настоящего времени, см. Действительное причастие / п.3. Противопоставление действительных причастий настоящего и прошедшего времени.

Действительные причастия прошедшего времени глаголов СВ и НСВ в целом способны выражать тот же набор аспектуальных значений, что и финитные формы прошедшего времени (см. об этом, например, [Князев 2007: 477–482]). Более того, в большинстве случаев замена действительного причастия прошедшего времени, образованного от глагола одного из видов, на такое же причастие парного по виду глагола приводит к такому изменению аспектуальной семантики, которое характерно и для финитных форм тех же глаголов:

(3) Карандашу, однако, пришлось снести … хитрость зарубежных импресарио, писавших на гастролях советского цирка над его фамилией в афише: «учитель Олега Попова». [И. Э. Кио. Иллюзии без иллюзий (1995-1999)]

Замена причастия писавших на причастие написавших в этом примере привела бы к тому же семантическому эффекту, что и замена соответствующих финитных форм в придаточном относительном (ср. которые писали… vs. которые написали…): вместо многократности возникла бы семантика однократного достижения предела.

Вместе с тем, существуют и такие действительные причастия прошедшего времени, которые обладают аспектуальной спецификой по сравнению с соответствующими финитными формами. Это относится, прежде всего, к причастиям, образованным от непереходных глаголов СВ, обозначающих изменение состояния или признака. Семантика таких глаголов состоит в следующем: в результате динамической ситуации, обозначаемой самим глаголом, наступает новое, результирующее состояние, при этом носителем такого состояния является референт подлежащего, ср. скиснуть, покраснеть, спечься и т.д. Действительные причастия прошедшего времени таких глаголов очень часто обозначают не динамическую ситуацию, ведущую к некоторому результату, а сам этот стативный результат (ср. обычные употребления соответствующих причастий: покрасневшее лицо, скисшее молоко, спекшиеся губы).

(4) Я постоял еще минутку у замерзшего пруда. [П. Алешковский. Седьмой чемоданчик (1997-1998)]

В принципе результирующее состояние способны обозначать и финитные формы прошедшего времени таких глаголов:

Летом можно видеть плавающих рыб. Но сейчас пруд замерз. Только в одном месте чернеет вода ― там, где втекает ручей. [И. Ефимов. Суд да дело (2001)]

На основании этого наблюдения иногда делается вывод о совпадении аспектуальных свойств действительного причастия прошедшего времени и финитных форм [Лисина 1986: 77] [6] . Однако это не вполне верно. Проявлением аспектуальной специфики обсуждаемых причастий является их появление в таком окружении, которое невозможно для соответствующих финитных форм. Так, например, Ю. П. Князев отмечает «уникальный пример употребления действительного причастия прош.вр. СВ в сочетании с обстоятельством длительности, относящимся к последующему состоянию»:

(5) В течение недель эта маленькая рыбка может быть замерзшей – и вновь ожить, едва настанет теплый период (пример из [Князев 2007: 478])

У соответствующей финитной формы (замерзла) такое статальное (результативное) употребление, при котором обстоятельство длительности взаимодействовало бы с результирующей фазой, невозможно (ср. *рыбка в течение недель замерзла) [7] . Случаи сочетаемости причастий рассматриваемого типа с обстоятельствами, невозможными при финитных формах производящих динамических глаголов, не единичны:

(6) Ему было шестьдесят два года, но волосы еще не седели, зато лицо было безобразное: широкое, морщинистое, постоянно опухшее. [Ф. М. Решетников. Между людьми (1864)]

Стативный компонент семантики причастий может проявляться и иначе, как в следующем примере:

В то время кулачные бои происходили зимой на замерзшем пруду помещичьего сада в Тарханах. [П. А. Висковатый (Висковатов). Жизнь и творчество М. Ю. Лермонтова (1842)]

Описывается ситуация, повторявшаяся на протяжении многих лет каждую зиму; упомянутый пруд не все время был покрыт льдом после того, как один раз замерз, а замерзал много раз. Если бы такая ситуация была выражена финитной формой прошедшего времени, нужно было бы использовать глагол НСВ, например: Зимой, когда пруд помещичьего сада замерзал / *замерз, на нем происходили кулачные бои. Однако употребление причастия замерзший в данном контексте возможно: причастие описывает лишь стативное свойство пруда (наличие твердой поверхности), не отсылая к динамической ситуации замерзания.

К числу обсуждаемых причастий относятся и действительные причастия прошедшего времени многих возвратных глаголов, обозначающих изменение состояния: растрескавшийся, рассохшийся, слипшийся, см. следующий пример:

(7) По слипшимся строчкам, конечно, сложно что-то опознать. [М. Елизаров. Pasternak (2003)]

Некоторые причастия обсуждаемого типа в тех случаях, когда они описывают результирующие состояния динамических процессов, выражаемых глаголами СВ, оказываются близки по семантике существующим прилагательным, обозначающим стативные признаки объектов, ср. высохший и сухой, застывший и неподвижный, поседевший и седой. Интересно, что существуют и такие стативные признаки, которые обычно выражаются при помощи действительных причастий прошедшего времени динамических глаголов, несмотря на то, что собственно динамическую фазу эти глаголы применительно к соответствующим признакам никогда или почти никогда не выражают [8] . Так, например, причастие сросшийся часто обозначает какие-либо нерасчленимые объекты независимо от того, имелась ли в действительно фаза, когда эти объекты срастались:

(8) Высокая, плохо сохранившаяся плоская женщина со сросшимися на переносье бровями, назвавшись сестрой Чиграшова, строго сказала, что Виктору Матвеевичу нездоровится. [С. Гандлевский. НРЗБ (2002)]

Сросшиеся брови – это брови определенной формы, такой формы, которая была бы, если бы они сначала были отделены друг от друга, а потом срослись вместе. Таким образом, в данном случае причастие отсылает к определенному признаку, который лишь подается как результирующий.

По всей видимости, финитные формы глагола срастись, использованные в контекстах, связанных с бровями, почти никогда не обозначают собственно динамические ситуации (‘стать сросшимися’). Формы прошедшего времени этого глагола могут употребляться с подлежащим брови, но в таких случаях и финитные формы обозначают именно результирующее состояние:

(9) Она была бы подобна небесному ангелу, если бы ее тяжелые, черные брови не срослись над переносьем, обнаруживая в ней колдунью… [Ф. К. Сологуб. Турандина (1912)]

Однако для финитных форм прошедшего времени глаголов СВ подобные употребления все же менее типичны, чем для причастий прошедшего времени тех же глаголов. Так, в Корпусе причастие сросшиеся употребляется применительно к бровям 111 раз, а финитные формы того же глагола – 18 раз [9] ; в обычном случае соотношение частотностей причастий и финитных форм бывает обратным).

В целом, в отличие от действительных причастий прошедшего времени, финитные формы глаголов СВ используются как стативные предикаты сравнительно редко (впрочем, такие употребления и их свойства обсуждаются в [Падучева 2004a: 242, 384 ff., 496]), преимущественно это возможно при описании внешнего вида какого-либо предмета, пейзажа, человека:

(10) … глаза, вместо прежнего пламенного, обдающего жаром взгляда, смотрят только тревожно, остро и подозрительно; у углов губ пролегла тонкая морщинка; под глазами заметны темноватые круги… [Н. С. Лесков. На ножах (1870)]

Можно признать, что всякое семантически результативное употребление действительного причастия прошедшего времени от глагола СВ, обозначающего изменение состояния или признака, есть шаг на пути к адъективации такого причастия (см. подробнее п.3) [10] . В то же время существенно, что обсуждаемые образования в большинстве своем сохраняют живую связь с производящими глаголами, а сама модель семантического переноса является неограниченно продуктивной для соответствующей группы глаголов.

Особое положение именно непереходных глаголов СВ, обозначающих изменение состояния или признака, для действительных причастий прошедшего времени подтверждается статистическими данными. Подсчеты показывают, что среди всех действительных причастий прошедшего времени причастия от таких глаголов составляют около 9,1%, в то время как финитные формы прошедшего времени таких глаголов (непереходных глаголов СВ, обозначающих изменение состояния или признака) среди всех глагольных форм прошедшего времени составляют лишь 0,9%, а та же доля для всех вообще глагольных форм еще ниже (0,8%), что показано в следующей таблице.

Таблица 2. Доля форм, образованных от непереходных глаголов совершенного вида со значением изменения состояния или признака [11] , для действительных причастий прошедшего времени и других глагольных форм (по Подкорпусу со снятой омонимией)

13. Правописание причастий

§51. Гласные в суффиксах причастий

1. В действительных причастиях настоящего времени пишутся:

а) суффиксы щ-, -ющ- у глаголов I спряжения, например: борющийся, колышущий, стелющий;

б) суффиксы щ-, -ящ- у глаголов II спряжения, например: значащий, дышащий, строящийся.

2. В страдательных причастиях настоящего времени пишется:

а) суффикс м- у глаголов I спряжения, например: колеблемый, проверяемый;

б) суффикс м- у глаголов II спряжения, например: видимый, слышимый, но: движимый (от старого глагола движити).

3. В страдательных причастиях прошедшего времени пишется:

а) -анный, -янный, если соответствующий глагол оканчивается в неопределенной форме на -ать, -ять, например: написать – написанный, развеять – развеянный, настоять – настоянный;

б) -енный, если глагол в неопределенной форме оканчивается на ть, -ить, -ти (после согласной), -чь, например: видеть – виденный, застрелить – застреленный, спасти – спасенный, сберечь – сбереженный. Ср.:

ковры для просушки развешаны (развешать) во дворепродукты в магазине заблаговременно развешены (развесить);

обвешанные (обвешать) сумками покупательницыобвешенные (обвесить) продавцом покупатели;

замешанные (замешать) в преступлении взяточникигусто замешенное (замесить) тесто;

много картин навешано (навешать) на стенахдверь навешена (навесить);

расстрелянные (расстрелять) фашистами партизаны – подстреленные (подстрелить) охотником утки;

пристрелянное (пристрелять) орудиепристреленный (пристрелить) волк;

выкачанная (выкачать) из бака нефтьвыкаченная (выкатить) из подвала бочка.

§52. Правописание нн и н в причастиях и отглагольных прилагательных и их производных

1. В полных формах страдательных причастий прошедшего времени, образованных от совершенного вида (как приставочных, так и бесприставочных) пишется нн, например: купленный, исправленный, названный, спаренный, срезанный, решённый, высушенный, брошенный, пленённый, данный, заставленный, наказанный, проработанный, встроенный и др.

Исключения: с одним н пишутся полностью утратившие связь с причастиями отглагольные (образованные от совершенного вида) прилагательные, входящие в состав устойчивых сочетаний, например: конченый человек, прощёное воскресенье, названый брат, посажёный отец.

2. В отглагольных прилагательных, образованных от бесприставочных глаголов несовершенного вида, пишется одно н, например: правленый, вяленый, жареный, варёный, мочёный, кипячёный, глаженый, кованый, кошеный, стриженый, стираный, ломаный, мощёный, плетёный, гружёный, плавленый, мороженый, а также раненый (хотя образовано от двувидового глагола ранить ). С одним н пишется прилагательное смышленый.

Исключения: С двумя н пишутся отглагольные прилагательные, образованные от бесприставочных глаголов несовершенного вида: виданный, виденный, деланный, желанный, слыханный, считанный, нежданный-негаданный.

Примечание 1. Вышеприведенные отглагольные прилагательные при наличии зависимых слов переходят в разряд причастий и пишутся с двумя н, например:мощенные булыжником улицы, груженные лесом вагоны, раненный в ногу боец, стриженный парикмахером мальчик.

Примечание 2. С двумя н пишутся отглагольные прилагательные, образованные от бесприставочных глаголов несовершенного вида с суффиксами ван (-ёван), например:балованный, рискованный, корчёванный, линованный. В отглагольных прилагательных кованый, жёваный сочетания ов (ев) входят в состав корня, а не суффикса.

3. Не влияет на написание страдательных причастий и отглагольных прилагательных наличие частицы не-, например: нерешенные проблемы,незаинтересованные лица, неизведанный край; нехоженые тропы, некрашеная стена, непрошеный гость, некошеный луг.

4. Разграничение страдательных причастий и образованных от них прилагательных (тем самым выяснение вопроса о написании ннн) иногда производится не по формальному признаку, а по смысловому. Например, в предложении Будучи раненным, солдат оставался в строю словораненный – причастие и пишется с двумя н, несмотря на отсутствие при нем приставки и пояснительных слов: оно сохраняет глагольное значение.

Примечание 1. В сочетаниях глаженые-переглаженые брюки, латаная-перелатаная шуба, ношеный-переношеный костюм, стираное-перестираное белье, читаная-перечитаная книга, штопаные-перештопаные чулки и т.п оба слова в целях единообразия следует писать с одним н. Кроме того, вторая часть сложных образований, несмотря на то, что образована от глаголов совершенного вида, подчиняется слову в целом, имеющему значение прилагательного.

Примечание 2. Не меняется написание отглагольных прилагательных также в составе сложных слов, например: гладкокрашеный, цельнокроеный, домотканый, златокованый, малоезженый, малохоженый, малоношеный, малосоленый, мелкодробленый, свежегашеный, свежемороженый и др. (ср. с подобными прилагательными, в которых вторая часть сложного слова образована от приставочного глагола: гладкоокрашенный, малонаезженный, свежезамороженный и др.).

5. В существительных, образованных от страдательных причастий и отглагольных прилагательных, пишется два н или одно н в соответствии с производящей основой, например:

1) бесприданница, воспитанник, данник, избранник, священник, ставленник, утопленник;

2) вареник, копчености, мороженое, мученик, труженик, ученик.

6. В наречиях, образованных от отглагольных прилагательных, пишется столько н, сколько в полных формах прилагательных, например: деланно улыбаться, нежданно-негаданно явиться, путано объяснять.

7. В кратких формах страдательных причастий, в отличие от полных всегда пишется одно н, в кратких формах отглагольных прилагательных пишется столько н, сколько в полных формах. Ср.:

Демократическая общественность взволнована (причастие: ее взволновали) сообщениями о межнациональных столкновениях.Игра актера была проникновенна и взволнованна (прилагательное: полна волнения).

Многие из них были приближены ко двору и возвышены (причастие: их возвысили). – Их идеалы и стремления были возвышенны(прилагательное: благородны и глубоки).

Их дети воспитаны (причастие: их воспитали) в духе передовых идей. – Манеры этой девушки свидетельствуют о том, что она тактична и воспитанна (прилагательное: умеющая хорошо себя вести).

Иногда простые вопросы бывают искусственно запутаны (причастие: их запутали). – Сюжеты этих произведений сложны и запутанны(прилагательное: трудны для понимания).

Вам всегда везет, вы, по-видимому, избалованы (причастие: вас избаловали) судьбой.При неправильном воспитании дети обычно капризны и избалованны (прилагательное: испорчены баловством, капризны, изнежены).

Эти выводы обоснованы (причастие: их обосновали) самой логикой исследования. – Предъявленные нам требования произвольны и необоснованны (прилагательное: неубедительны).

Масштабы работ были ограничены (причастие: их ограничили) отпущенными средствами. – Его возможности ограниченны (прилагательное:малы).

Врачи были озабочены (причастие: их озаботило) состоянием больного. – Шторм усиливался, и лица моряков были серьезны и озабоченны(прилагательное: беспокойны).

Суд не усмотрел в данном деле состава преступления, и обвиняемые были оправданы (причастие: их оправдали). – Чрезвычайные меры в этих условиях были необходимы и вполне оправданны (прилагательное: имеющие объяснение).

Все варианты дальнейшей игры шахматистом до конца продуманы (причастие: он их продумал). – Ответы экзаменующихся были содержательны и продуманны (прилагательное: разумны, обоснованны).

Примечание 1. Некоторые отглагольные прилагательные в составе сложных слов пишутся в полной форме с двумя н, а в краткой – с одним н, например: общепризнанное превосходство превосходство общепризнано, свежезамороженные ягоды ягоды свежезаморожены.

Примечание 2. В некоторых отглагольных прилагательных допускается двоякое написание в краткой форме в зависимости от значения и конструкции: при наличии зависимых слов пишется одно н, при отсутствии – два н, например: Сестра намерена вскоре уехать. — Его дерзость намеренна. Мы преданы Родине.Старые друзья всегда преданны. Наши легкоатлеты уверены в победе.Движения гимнастов легки и уверенны. Она не заинтересована в успехе этого начинания. — Лица слушателей заинтересованны.

Смотрите еще:

  • Надбавки участковым терапевтам за стаж Стимулирующие выплаты медработникам и врачам от государства в 2018 году Начавшаяся в 2011 году Программа модернизации здравоохранения, имела целью, в том числе, повысить заработок медицинских работников до 200% от среднего по […]
  • Страховка туриста ресо Страховая программа "РЕСО-Гарантия" Страхование экстренных медицинских и транспортных расходов. Страховая сумма для многодневных маршрутов 200 000 руб Согласно этой программе (в пределах страховой суммы) в случае, если Застрахованный […]
  • Как рассчитать страховку дома Страхование дома, загородной недвижимости, участка, земли от пожара, залива, стихийных бедствий | Онлайн калькулятор | ВТБ Страхование "ПреИмущество для дома" - надежный способ избежать финансовых потерь, вызванных: Уникально широкая […]
  • Нотариус херсонская область Нотариусы Херсона и области НОТАРИАЛЬНАЯ КОНТОРА № 1, государственная 73008,г.Херсон, ул. Мира, 37 тел.:+38(0552)51-59-93 НОТАРИАЛЬНАЯ КОНТОРА № 2, государственная 73003,г.Херсон, ул. Декабристов, 32 тел.:+38(0552)42-44-43 НОТАРИАЛЬНАЯ […]
  • Подача иска после развода Срок раздела имущества после развода Многие считают, что срок исковой давности по разделу совместно нажитого имущества составляет три года с момента расторжения брака. Однако это самое распространённое заблуждение. Срок раздела имущества […]
  • Заявления на алименты при смене фамилии Образец заявления о смене фамилии в исполнительном листе Посмотрите хороший образец обращения, чтобы сэкономить время для правки конечного экземпляра обращения. В ответственном обращении имеются важные поля для заполнения. Чтобы вписать […]
  • Законы для водителей лишенных прав Штрафы для водителей, лишенных прав Добрый день, уважаемый читатель. В этой статье речь пойдет о штрафах для водителей, лишенных прав. Со стороны законопослушного водителя ситуация, когда человек, лишенный прав, вновь садится за руль, […]
  • Породы кроликов для развода Разведение кроликов Многие дачники и жители деревень практикуют разведение кроликов в домашних условиях. Это занятие может позволить обеспечить семью вкусным диетическим мясом, а также дает возможность заработать на шкурках и молодых […]