Правило устного соглашения

Статья 159. Устные сделки

1. Сделка, для которой законом или соглашением сторон не установлена письменная (простая или нотариальная) форма, может быть совершена устно.

2. Если иное не установлено соглашением сторон, могут совершаться устно все сделки, исполняемые при самом их совершении, за исключением сделок, для которых установлена нотариальная форма, и сделок, несоблюдение простой письменной формы которых влечет их недействительность.

3. Сделки во исполнение договора, заключенного в письменной форме, могут по соглашению сторон совершаться устно, если это не противоречит закону, иным правовым актам и договору.

Комментарий к Ст. 159 ГК РФ

1. Как отмечал И.Б. Новицкий, «формы выражения воли мыслимы различные: слово, письмо, жест (например, утвердительное или отрицательное наклонение головы), в известных случаях — молчание» . Устная форма сделки позволяет стороне сделки в большинстве случаев точно выразить свою волю для непосредственного восприятия другой стороной путем произнесения необходимых слов. Конклюдентные действия, не представляя собой устную форму сделки, тем не менее допускаются вместо совершения сделки в устной форме (см. комментарий к ст. 158 ГК).

———————————
Новицкий И.Б. Римское право. М., 1994. С. 131.

Законодатель не дает перечня случаев, в которых допускается устная форма сделки, указывая, что сделка, для которой законом или соглашением сторон не установлена письменная (простая или нотариальная) форма, может быть совершена устно.

Таким образом, действует общее правило о допустимости устной формы сделок во всех случаях, когда для совершения сделки не требуется квалифицированная форма. Это правило способствует упрощению и ускорению гражданского оборота в целом.

2. В то же время сделки, требующие в силу закона простой письменной формы, также могут совершаться устно. Речь идет о случаях, когда момент исполнения обязательства, возникающего из сделки, совпадает с моментом ее совершения, при этом важно, чтобы несоблюдение простой письменной формы сделки не влекло ее недействительность.

Таким образом, вне зависимости от субъектов сделки или ее цены (ст. 161 ГК) сделка, совершение которой сопровождается ее исполнением, может быть устной. Например, устно могут совершаться сделки розничной купли-продажи, несмотря на то, что цена приобретения может быть выше, чем 10 минимальных размеров оплаты труда, или на то, что продавцом или покупателем может быть юридическое лицо. Подтверждением этого правила являются специальные положения о розничной купле-продаже (ст. 493 ГК), в соответствии с которыми письменная форма для этого вида договоров не обязательна, а договор считается заключенным в надлежащей форме, если иное не предусмотрено законом или договором розничной купли-продажи, в том числе условиями формуляров или иных стандартных форм, к которым присоединяется покупатель, с момента выдачи продавцом покупателю кассового или товарного чека или иного документа, подтверждающего оплату товара. Отсутствие у покупателя указанных документов не лишает его возможности ссылаться на свидетельские показания в подтверждение заключения договора и его условий. Связано это с тем, что, как правило, передача товара и уплата покупной цены происходят одновременно с заключением договора розничной купли-продажи.

Однако не исключаются также и иные сделки, исполняемые при самом их совершении. Как полагает В.С. Ем, «к случаям совершения сделок в устной форме также можно отнести покупку билета в театр, месячного проездного на проезд в метро и т.п.» .

Учебник «Гражданское право: В 4 т. Общая часть» (том 1) (под ред. Е.А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации — Волтерс Клувер, 2008 (3-е издание, переработанное и дополненное).

Гражданское право: Учебник: В 4 т. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2006. Т. 1: Общая часть. С. 462.

Как уже отмечалось, указанное исключение, допускающее совершение в устной форме тех сделок, которые требуют простой письменной формы, не применяется в случаях, когда несоблюдение простой письменной формы сделки влечет ее недействительность. Таким образом, воспользоваться этой своего рода облегченной формой невозможно в случаях, предусмотренных ст. ст. 550, 560, 651, 658, 820, 836, 940, 1017, 1028 ГК РФ, большинство из которых, впрочем, вряд ли предполагает одновременное совершение сделки и ее исполнение.

3. Существуют также и специальные правила, определяющие возможность заключения сделки в устной форме в случаях, когда момент исполнения совпадает с моментом совершения сделки. В соответствии со ст. 574 ГК РФ дарение, сопровождаемое передачей дара одаряемому, может быть совершено устно, за исключением случаев, когда:

— дарителем является юридическое лицо и стоимость дара превышает 3 тыс. рублей;

— договор содержит обещание дарения в будущем;

— предметом договора дарения является недвижимое имущество.

При этом передача дара осуществляется посредством его вручения, символической передачи (вручение ключей и т.п.) либо вручения правоустанавливающих документов.

4. Кроме того, в некоторых случаях при заключении договора допускается устное волеизъявление только одной из сторон. Так, например, договор страхования может быть заключен путем вручения страховщиком страхователю на основании его письменного или устного заявления страхового полиса (свидетельства, сертификата, квитанции), подписанного страховщиком. При этом согласие страхователя заключить договор на предложенных страховщиком условиях подтверждается принятием от страховщика указанных документов.

5. Положения п. 3 комментируемой статьи, согласно которым сделки во исполнение договора, заключенного в письменной форме, могут по соглашению сторон заключаться устно, расцениваются неоднозначно в юридической литературе. Использованная в этой норме формулировка рассматривается как доказательство того, что действия сторон обязательства по его исполнению являются по своей природе сделками .

———————————
См. об этом: Сарбаш С.В. Исполнение договорного обязательства. М., 2005. С. 50.

В.В. Витрянский указывает, что ГК РФ (пусть и косвенно) признает действия сторон договора по исполнению договорного обязательства сделками. «В связи с этим в юридической литературе, — пишет он, — нередко можно встретить мнение о допустимости применения к отдельным действиям сторон по исполнению договорных обязательств общих положений об основаниях и последствиях недействительности сделок, а в судебно-арбитражной практике — примеры такого подхода» .

———————————
Витрянский В.В. Договор в Гражданском кодексе России и в практике его применения // Вестник гражданского права. 2007. N 2.

Под сделками во исполнение договора подразумеваются действия по передаче имущества, приемке работ, уплате долга. В.А. Белов справедливо отмечает неточность оборота «сделка во исполнение договора», поскольку исполнению подлежит обязательство, возникшее из договора .

———————————
Белов В.А. К вопросу о соотношении понятий обязательства и договора // Вестник гражданского права. 2007. N 4.

В то же время, например, в соответствии со ст. 655 ГК РФ передача здания или сооружения арендодателем и принятие его арендатором осуществляются по передаточному акту или иному документу о передаче, подписываемому сторонами. Сдача результата работ по договору подряда подрядчиком и приемка его заказчиком также оформляются актом, подписанным обеими сторонами (ст. 753 ГК). Следовательно, в таком случае действие по исполнению договора не может облекаться в устную форму даже на основании соглашения сторон.

Виды международных договоров

Существуют различные варианты международно-правового сотрудничества, в которых могут принимать участие страны, а также иные субъекты международных правовых отношений и наиболее распространенной среди этих форм являются договоры, а также иные соглашения. Каждому, кто намерен занимать международным предпринимательством и желающему избежать возможных проблем, необходимо знать все существующие виды международных договоров в XXI веке. Это единственный способ бизнесменам оказаться достаточно образованными в юридических нюансах таких вопросов и смогут избежать взаимодействия с лже-поставщиками, а также мошенниками-сопроводителями, которые будут предлагать подписать поддельные бумаги.

Международный договор: понятие и регулирование

Международный договор представляет собой явно выраженный правовой акт, заключаемый либо между двумя, либо же большим количеством субъектов права, которое регулирует взаимоотношения между участниками при помощи указания прав и обязанностей в политике, деятельности в области культуры, а также иных сферах. Международное право базируется именно на таких договорах. Также, они являются одним из основных инструментов для претворения в жизнь политики стран на внешней арене. Существуют различные виды международных договоров источников международного права в современном законодательстве. К 2016 году на всей планете заключено более 500 000 различных соглашений и договоров такого рода.

Для законодательства, регулирующего область соглашений международного уровня, базовыми источниками являются:

Венская конвенция о праве международных договоров 1969 г.;

Венская конвенция о правопреемстве государств в отношении договоров 1978 г.;

Венская конвенция о праве договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями 1986 г.

Также нужно понимать, что порядок заключения, исполнения и правомерного выхода из международных соглашений регулируются в том числе и отдельными положениями Конституции России, а помимо нее — Федеральным Законом РФ «О международных договорах Российской Федерации» от 15 июля 1995 года.

Венская конвенция 1969 г. гласит, что международные акты являются важным средством мирных отношений между странами вне зависимости от того, как различаются социально-экономические системы в них, а также уделяет внимание некоторым особенностям этой сферы права, в том числе таким, как порядок вступления в международные договоры, их влияние на третьи страны, причины для признания подобных соглашений недействительными, возможность для оговорки и вводит в международный правовой оборот определенные нюансы, такие как участие в договоре двух государств, которые не признают друг друга, универсальные договоры и возможность для стран принимать в них участие, положение и обязанности депозитария, а еще иные значимые аспекты международных соглашений.

Объектом международного договора, в большинстве случаев, становятся отношения между субъектами международного права в сферах материальных и нематериальных благ, а также определенные действия или наоборот воздержание от них.

Международный договор как источник международного права

В рамках международного права международный договор выступает для него базовым и главным источником, это подтверждено как Уставом ООН, так и в Статуте Международного Суда ООН. Далее будут подробно рассмотрены международные договоры понятие и виды таких соглашений

Договор является самой конкретной и понятной формой выражения соглашения, которое заключают различные субъекты международно-правовых отношений для создания юридически обязывающих для данных участников правил – то есть международно-правовых норм, которые касаются появления, пересмотра или прекращения взаимных прав и обязанностей данных субъектов. Именно договорной характер имеет подавляющая часть существующих норм международного права. Такой нормативный акт, будучи источником международного права, в части случаев определяет общие нормы, которые предназначены для многократного применения, в других же ситуациях индивидуальные, созданные для определенной частной ситуации. В число источников данного вида права входят не только межгосударственные нормативные акты, но также и те, что были заключены при участии международных организаций.

Вне зависимости от того, какое количество участников заключает договор, все эти нормативные акты являются источником международного права. В качестве источников для международной отрасли права, международные нормативные акты имеют разное значение. Универсальные соглашения, которые отражают интересы всех стран, а также открыты для участия в них любых государств. Среди всех международных нормативных актов высшую юридическую силу занимает Устав Организации Объединенных Наций, который является таким образом главным источником международного права. Ст. 103 Устава гласит, что «в том случае, когда обязательства Членов Организации по настоящему Уставу окажутся в противоречии с их обязательствами по какому-либо другому международному соглашению, преимущественную силу имеют обязательства по настоящему Уставу».

Виды договоров в международном праве с примерами

Современные виды договоров в международном праве можно классифицировать в соответствии с различными основаниями формирования классификации. Современными видами международных договоров являются такие:

По числу участников на:

Односторонний международный юридический акт. Его существование объясняется наличием для субъекта международного права одностороннего волеизъявления, которое при этом несет юридические последствия исключительно для данного субъекта. К подобным актам относятся:

Нотификация, которая представляет собой сообщение в установленной форме определенного факта, который может нести за собой какие-то юридические последствия, которые появляются в том случае, если страна, которая нотификуе, берет на себя обязательство одностороннего характера, к примеру, возместить какой-то ущерб или вывести войска с определенной территории;

Признание – оно может быть выполнение как в форме нотификации, как и любых других. В данном случае, значение имеет сам по себе факт закрепления государственной воли, который переводит фактическое положение в юридическое (к примеру, признание de jure);

Протест – данное действие имеет противоположное значение признанию. Его суть в том, что субъект международного права не признает законность чего-либо (к примеру, непризнание оккупации одним государством определенной территории иного государства). Такой протест должен исходить от уполномоченного органа государственной власти, обычно того, который занимается областью внешних отношений, к примеру, министерство иностранных дел.

Отказ – имеет определенные последствия только при наличии воли того, собственно совершает отказ. В современном международном праве существует обычай, по которому отказываться можно только от прав, а от обязанностей – нельзя. Но и от всех прав также отказываться невозможно. К примеру, лишать себя прав, которые требуются для исполнения юридически закрепленных обязательств по соглашению с партнерами нельзя. Но вновь образованное государство имеет возможность отказаться от прав в том случае, если заявляет об отсутствии правопреемства (tabula rasa) от существовавшего ранее государства. Но даже в этом случае нельзя отказываться от тех обязательств, которые появились после заключения правопредшественником международных договоров – это правило носит название «правопреемство приобретенных прав». Для отказа в данном случае необходимо четко и явно высказанное изъявление воли государства внешнему миру, в данном случае просто бездействия нет необходимости.

Двусторонние договоры, заключенные между двумя субъектами. Также, в подобном договоре возможны иные ситуации, например, участие с одной из сторон единственного государства, а со второй – сразу нескольких;

Многосторонние договоры, участники которых выступает трое и больше субъектов;

Необходимо также отдельно указать общие многосторонние договоры, которые хотя и заключаются между несколькими государства, но значение имеют для всего или подавляющей части мирового сообщества. В 1968-1969 на Венской конференции, советская делегация предложила проект, дававший определение общему многостороннему договору как таковому, связанному с вопросами, находящимся в сфере интересов всего международного сообщества. Помимо этого, делегация также внесла предложение еще одного дополнения к таким договорам в виде формулировки: «Все государства имеют право на участие в общих многосторонних договорах в соответствии с принципом суверенного равенства». Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой 1963 года, первыми участниками которого являлись три страны – СССР, Великобритания, США – является примером подобного договора. В связи с особым характером, который имеет объект правового регулирования этого договора, другие государства также заявили о желании стать его участниками. Но в условиях данного договора было прописано особое положение первых стран, вступивших в него: договор считается вступившим в силу с момента, когда США, СССР и Великобритания его ратифицировали, их же согласие необходимо при внесении в него любых поправок. Таким образом, если бы какая-то из первых стран-участниц покинула договор, он потерял бы свое значение.

По области действия и силе основные виды международного договора:

Универсальные договоры, в которых принимают участие все или почти все государства, являющиеся членами мирового сообщества (такие, как Устав ООН)

Региональные договоры – участниками подобных соглашений становятся государства, относящиеся к какому-то конкретному географическому региону, на который и распространяется его действие (так подписантами Европейской конвенции о гражданстве 1997 г. стали европейские же страны – участники Совета Европы).

Субрегиональные договоры – участниками их становятся страны, находящиеся внутри региона (например, соглашения об образовании Еврорегионов)

По уровню все виды международно-правовых договоров подразделяются по открытости:

Открытые соглашения – такие соглашения предусматривают возможность присоединяться для любой страны, которая этого пожелает. Подобные соглашения, согласно положениям Венской декларации об универсальности 1969 года «должны быть открыты для всеобщего участия»;

Закрытые соглашения – в таком случае, имеется закрытый список конкретных субъектов, участвующих в договоре.

По субъекту, заключающему данный договор:

Межгосударственные соглашения (страны являются участниками соглашения)

Соглашения между правительствами (их участниками выступают правительства)

Между ведомствами (создают отношения между некими частями исполнительной ветви власти, такими как министерства, ведомства и т.д.)

По критерию формы, которую имеет договор:

Нормативные акты, созданные письменно — большинство договоров в XXI веке заключаются именно подобным образом.

Устный договор, который также принято называть «джентльменским соглашением. На практике такой вид договора возникает редко. Примером может послужить джентльменский договор, созданный для конкретизации правил процедуры III Конференции ООН по морскому праву Генеральной Ассамблеей ООН 16.11.1973 года.

По объекту, который будет подвергнут регулированию данным договором в рамках международного права:

Нормативные акты политического характера;

Соглашения, посвященные различным правовым вопросам;

Соглашения по вопросам пограничного характера;

Договоры, регулирующие экономические вопросы;

Соглашения, регулирующие транспорт и связь;

Соглашения в области охраны здоровья граждан;

Нормативные акты, регулирующие отдельные вопросы военных действий.

Подобная классификация по объектному критерию, хотя и не обладает юридической силой на практике, использовалась в советские времена Министерством иностранных дел в действующих сборниках, которые публиковались на базе действующих договоров с другими государствами.

Перечисленные выше виды толкования международных договоров являются наиболее распространенными.

Международное право имеет ряд требований к международным договорам:

Наличие субъекта, обладающего правоспособностью;

У каждой сделки должен быть конкретный объект;

Независимое волеизъявление любых участвующих сторон. Так, до 1917 года правила международно-правового регулирования включали формулировку, звучавшую как: «хотя я заключаю международный договор под давлением, но я его желаю», подразумевавший, что сторона, которая была побеждена агрессором вынуждена стать участником определенного соглашения, которое далее будет обязана исполнять. Сейчас же подобное принуждение к заключению договоренности – это причина для того, чтобы позднее его возможно будет признать ничтожным.

Следование во время создания соглашения определенной формы таких соглашений.

Когда осуществляется процесс создания нового правового нормативного акта международного уровня, определяющим влиянием на признание его действительным обладает форма международного договора.

Что включают в себя формы международных договоров

В состав формы международного договора входят:

Язык международного договора. Если смотреть на данный вопрос с точки зрения истории, то долгое время главным языком для подобных соглашений между странами была латынь, а в последующие века в данной роли выступал французский. Сейчас, при оформлении двухсторонних соглашений создаются идентичные копии на языках обеих стран, также в самом тексте делается примечание о том, что и тот, и другой вариант обладают одинаковой юридической силой, иначе говоря, они аутентичны. В отдельных ситуациях, когда язык одного из участников с точки зрения базы терминологии развит в недостаточной степени, договор может заключаться в трех языковых вариантах.

В том случае, если соглашения являются многосторонними, то их заключение может оформляться как в единственном языковом варианте, так и на нескольких одновременно. Для других языков создаются переводы, которые получают официальный статус, для чего осуществляется процедура визирования депозитарием данного соглашения и после этого они отдаются участвующим сторонам. В некоторых ситуациях переводы не оформляются. Так, некоторые из нормативных актов, которые были заключены в СНГ, оформлялись на одном русском языке. Если же международный договор оформляется в под эгидой определенной организации или конференции международного характера, его текст составляются на одном из языков, входящих в группу официальных или рабочих для этой международной структуры.

В качестве официальных языков таких международных структур, как организации и конференции считаются такие языки, которые используются для проведения дискуссий в основных органах подобной структуры, а также создаются или же публикуются официальные документы данной организации или конференции, такие как решения, протоколы и другие.

В качестве рабочих языков имеются в виду те языки, на которых проводится дискуссия по вопросам в рабочем порядке вспомогательными органами международных структур либо же при создании определенных нормативных актов. Пятью рабочими языками ООН являются английский, испанский, китайский, русский и французский – именно они используются в работе Генеральной ассамблеи и ее внутренними комитетами и подкомитетами, они же имеют положение официальных. Когда проходило Совещание по безопасности в Европе 1975 года, по итогам которого был принят Заключительный акт, чье влияние в рамках международно-правовых отношений достаточно велико, положение официального занимало больше языков: русский, французский, английский, испанский, итальянский, немецкий;

Структура международного договора. Согласно тексту Венской конвенции, какой-либо определенной регламентации данной части формы международных соглашений не дано. В большинстве случаев, нормативные акты международного уровня включают в себя такие составляющие: преамбула (содержит формулировку с какими целями создается данный нормативный акт, участники соглашения, те базовые правила общепризнанного характера, находящихся в базе данного договора и т.д.), главная часть договора в его центре (включающая такие элементы, как объект и предмет, указанные в данном договоре права, а также обязанности участников, инструменты и условия для исполнения сторонами взятых на себя по нормативному акту обязательств), заключения (в нее входят условия, который которые требуются для вступления договора в силу, срок его действия, установленный порядок для прекращения его действия, определенный порядок действий, необходимых для продления и т.д.). В некоторых случаях, договоры также дополняются приложениями, содержащими нормы, объясняющими основную часть текста, а также правила, применяемые для урегулирования разногласий, дополнительные схемы, географические карты и так далее. Необходимо знать, что каждая часть договора имеет одинаковую с другими юридическими силу и потому применяется с учетом каждой.

Договор иногда подразделяется на статьи и параграфы, также договоры большого объема делятся на раздела, которые могут как именоваться, так и нумероваться, иногда делается и то, и другое одновременно.

Наименование международного договора. Согласно положениям Венских конвенций, в которых применяется только определение «международный договор», с точки зрения юридической силы никакой разницы в зависимости от наименования между международными соглашениями нет. Но определенные наименования таких соглашений в обычной практике все же оказались закреплены за некоторыми видами соглашений.

Международные договоры могут иметь такие наименования:

Трактат – он представляет собой многостороннее соглашение, устанавливающее взаимоотношений его участников в области определенных политических соглашений (к примеру, Берлинский трактат 1878 года, заключенный между государствами-участниками Берлинского конгресса – Германией, Австро-Венгрией, Великобританией, Италией, Турцией, Францией и подтвердивший независимость таких стран, как Черногория, Румыния и Сербия. По данному трактату, северная часть Болгарии образовала независимое государство, южная же осталась в составе Турции в статусе региона с определенной степенью автономии; Австро-Венгрия заняла Боснию и Герцоговину; Россия получила территории в устье Дуная, а также такие укрепления, как Каре, Ардаган и Батум с их округами);

Договор – является самым распространенным наименованием нормативных актов, которые заключаются для урегулирования вопросов в сферах политики, экономики и так далее.

Пакт – это сделка государств, носящая двухсторонний или многосторонний характер, которая заключается чтобы решить некий конкретный важный вопрос (к примеру, Пакт о Ненападении или же Международный пакт о гражданских и политических правах.

Соглашение – договор между государствами, в большинстве случаев заключающийся между правительствами различных держав, зачастую не подлежит ратификации.

Конвенция – оформляется в определенной области со значительного ряда вопросов: по режиму использования морских вод, экологии, о охране прав человека и так далее.

Декларация – представляет собой независимое заявление единственного государства чаще всего, иногда сразу нескольких держав по определенному вопросу, к примеру, Декларация прав человека 1948 года

Конкордат – специфический международный договор, в котором одним из участников всегда выступает Ватикан, а другой – католическое государство и в котором оговариваются отношения этой страны с престолом Папы Римского.

Картель – это соглашение, обычно использующееся для решения вопросов передачи военнопленных, а также – экстрадиции преступников.

«Модус вивенди» — в переводе означает «способ существования» и представленное собой временный нормативный акт, которое в какой-то определенный момент будущего предполагается заменить иным, постоянным.

Обмен нотами или памятными соглашениями – является международным договором в том случае, если содержание нот одинаковое. Эта форма соглашений весьма распространена – из почти 5000 договоров, заключенными между странами в период с 1920 по 1946 годы и опубликованы Лигой Наций, чуть менее 25% были созданы в виде обмена нотами. Среди 1000 сделок, которые первыми были зарегистрированы Секретариатом ООН, 280 были созданы путем обмена нотами между государствами;

Коммюнике – обычно данный документ является официальным обращением международного характера, к примеру о ходе войны, начале или завершении работы органов международной организации и так далее, не являясь международным договором. В рассматриваемом аспекте интересным является общее коммюнике, которое является обычно сообщением об итогах международных встреч. Подобное сообщение, помимо информационного материала, также включает в себя указания на ту позицию, которую занимают страны по рассматриваемым вопросам жизни международного сообщества, а также заявления о намерениях или оценки. Также, документ может содержать обязательства государств о характере и образе их дальнейших действий, поведения, общие усилия для достижения поставленных задач. В подобных частях коммюнике может иметь международно-правовую форму и иметь соответствующее значение, т.е. выступать как международный двухсторонний или многосторонний договор.

Акт – обозначает международное обязательство или же одностороннее заявление, которые носят особенный торжественно-декларативный характер. Это такие документы, как Заключительный Акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года

Меморандум – дипломатический нормативный акт, публикуемый государством, тщательно фиксирующий фактическое положение некоего международного вопроса. Меморандум представляет собой одностороннее заявление страны и его различие с декларацией состоит в том, что он касается не таких значимых проблем. Меморандумы существуют 2 типов: а) дополнение к ноте личного или устного характера, создающее для того, чтобы уменьшить ее текст или более внимательно рассмотреть вопрос, являющийся основным в ноте; б) нормативный акт самостоятельного характера, который в подобной ситуации доставляется лично или же посредством курьера. В первом случае, для меморандума используется стандартная, а не гербовая бумага, на него не наносится печать, а также такая информация как номер, дата отправки, адрес не указывается. В том случае, когда этот документ оформляется как самостоятельный, то для него используется специальный бланк, предназначенный для нот, на котором приводится дата и место отправления, но не применяются такие реквизиты, как печать и номер;

Протокол – официальный документ, чья функция вспомогательная, с его созданием уточняется и конкретизируется некий международный нормативный акт. Протокол бывает как дополнением к основному акту, так и отдельным документом, но и в этом случае он будет связан с выполнением какого-то соглашения, которое заключено ранее (Протокол окончания вывода советских войск из Чехословакии от 9 ноября 1991 года). Также, иногда этим термином называют такое соглашение, которое обладает большим международным и политическое значение, а, значит, носит самостоятельный характер (Женевский протокол о запрещении применения на войне удушливых, ядовитых или других подобных газов и бактериологических средств 1925 года).

Какие организации разрабатывают типовые виды международных торговых договоров

Хотя издатели современной литературы юридического характера предлагают большое количество образцов договоров и оговорок, сама концепция «типового» договора предполагает, что он должен быть составлен командой специалистов – внимательно и профессионально. Обычно, международная или неправительственная организация создает такие образцы:

Типовые договоры Международной торговой палаты («Типовые договоры ICC») – сформулированы с намерением максимально широкого использования, принимая во внимание положение ICC как международного, многоотраслевого объединения. Сбалансированный и нейтральный подход представляет собой уникальную особенность типовых договоров ICC. Текст данных документов составлен с таким замыслом, чтобы ни для одной из сторон согласие не несло в себе негативных последствий. Типовые договоры ICC создаются многонациональными группами профессионалов в области права, которые трудятся в рамках Комиссии ICC по коммерческому праву и практике. До того, как проекты будут окончательно приняты Международной торговой палатой, они направляются представителям местных комитетов ICC для внесения комментариев и оценки.

Центр по международной торговле (ЦМТ), являющийся совместным агентством, созданным Всемирной торговой организацией и Комиссией Организации Объединенных Наций по торговле и развитию (сокращенно ЮНКТАД) также создал ряд стандартных договоров, которые более всего подходят для использования небольшими компаниями. В предложение ЦМТ входят международные стандартные договоры для альянсов, созданных на базе договора, а также предприятий, находящихся в совместном владении нескольких компаний, коммерческих продаж товаров, поставок долгосрочного типа, для изготовления товаров по заказу и их дистрибуции, коммерческого представительства и предоставления услуг.

Отдельные отрасли имеют специально разработанные для них сложные и детализированные стандартные договоры, подходящие только для совершения сделок в этом конкретном секторе.

Такая организация как ФИДИК (Международная федерация инженеров-консультантов) существует для интересов профессионалов из сектора международного консультативного инжиниринга. ФИДИК сформулировала некоторое число стандартных нормативных актов и оговорок для соглашений о сервисе, в основе которых лежат международные технологии. Оргалайм, Европейская ассоциация машиностроительной промышленности в свою очередь издала ряд стандартных соглашений, а также общих условий, применяемых при поставках товаров механического, электротехнического и электронного типа.

Основные виды международных договоров от ICC

В современный перечень Типовых договоров ICC для компаний международного уровня входят:

Типовой договор ICC международной купли-продажи. В области торговли на международном рынке именно соглашение о купле-продаже являются самым часто встречающимся. Существуют различные виды договоров международной купли-продажи для сделок разного типа. ICC создала стандартный нормативный акт целенаправленно для сделок по купле-продаже товаров промышленного производства, которые в последствии будут перепроданы. Нужно также акцентировать внимание на том, что из области действия подобного договора (сделки с товарами промышленного производства, имеющие характер разовой договоренности) исключены сделки об экспорте и импорте сырья, а также долгосрочные договоренности о продажах. Образец договора ICC для международной купли-продажи целенаправленно составлен так, чтобы максимально гармонировать с положениями Венской конвенции 1980 г.

Типовой договор ICC коммерческого представительства (типовой агентский договор). При проведении экспансии компании на международный рынок часто встречающейся ступенью становится использование коммерческих агентов из других стран. Коммерческий представитель занимает положение независимого торгового представителя, который получает прибыль в виде комиссионных.

Польза от сотрудничества с представителями состоит в том, что они обладают необходимыми знаниями об особенностях местных условий рынка, сектора промышленности, а также имеют заинтересованность в развитии своей территории. Для коммерческого представительства необходимо значительно большие инвестиции, чем если используется обычный экспорт прямым способом, так как экспортер имеет дополнительные расходы на переговоры и заключение сделки с представителем, а также отдавать ему часть прибыли. Не смотря на это, другие методы расширения бизнеса в иностранные государства, такие как открытие филиала или совместного предприятия, на практике оказываются все же более дорогостоящими, чем использование агентов.

Типовой дистрибьюторский договор ICC (монопольный импортёр-дистрибьютор). У дистрибьюторства есть общие черты с коммерческим представительством, в данном случае дистрибьютор аналогичным образом договаривается о сотрудничестве с иностранным посредником. Отличием выступает то, что дистрибьютор действительно покупает товары, для того, чтобы потом перепродать их с прибылью на оговоренной территории (агентами товар не приобретается, они также не являются и их собственниками, их цель – создание нового рынка).

Типовой договор ICC выборочного дистрибьюторства (монопольный импортёр-дистрибьютор). При осуществлении выборочного дистрибьюторства возникает такая схема, при которой товар реализуется при помощи сети специальных фирм, которые занимаются перепродажей. Такая схема обычно используется для реализации товаров высокой стоимости, таких как предметы роскоши или продукты высоких технологий. Благодаря использованию выборочного дистрибьюторства дает экспортеру возможность не только контролировать то, каким образом реализуется товар, но также и предоставлять конечному потребителю некоторый уровень послепродажного обслуживания. Для того, чтобы поддерживать строгие критерии селекции для розницы делает необходимой сеть закрытого типа, которая запрещает участвующим в ней компаниям продавать товары неавторизованным дилерам.

Типовой франчайзинговый договор ICC. Среди всех способов расширения бизнеса на международном рынке рядом особенностей выделяется франчайзинг, при котором франшизодатель (он же франчайзер) дает франшизополучателю (он же франчайзи) право применять некоторую совокупность прав на определенную собственность интеллектуального характера, а также стратегии ведения бизнеса и репутацию бренда взамен на плату, которая обычно является процентной частью последующих продаж. В значительной части современных государств сделки в области франчайзинга подлежат строгой регулировке законом.

Франчайзеры имеют два основных способа расширения своей компании на международном рынке: через прямой франчайзинг или же при помощи конструкции «мастер-франшизы». Последний термин обозначает соглашение, по которому партнер франчайзера из другой страны заключает сделки субфраншизы и тем самым расширяет территорию. Стандартный договор ICC для франчайзинга создан как для прямого, так и единоличного франчайзинга. С целью создания договоров по «мастер-франшизам» на международном рынке УНИДРУА сформулировало руководство.

Типовой договор ICC для сделки на строительство «под ключ». Такие сделки «под ключ» являются сделками, в чьих рамках один из участников берет на себя обязанность создать проект и провести в дальнейшем возведение определенного объекта, предназначенного для промышленности для заказчика. Понятие «под ключ» указывает на обязательство исполнителя выполнить полный комплекс услуг и работ, а также передать материалы для того, чтобы заказчик мог «простым поворотом ключа» запустить объект в работу.

Образец соглашения ICC для сделки на строительство «под ключ» включает в себя расширенные универсальные употребления в сравнении с аналогичными контрактами, созданные организациями ФИДИК или Оргалайм.

Типовой договор ICC для реализации крупных проектов «под ключ». Стандартное соглашение ICC для реализации крупных проектов «под ключ» представляет собой версию Типового договора ICC для строительства объектов «под ключ», но обладающей большей подобностью и полнотой. Это стандартное соглашение включает в себя 110 страниц и существует для образования схемы, которая помогает во время переговоров об условиях масштабных проектов строительного или инжинирингового характера или тех из них, что обладают высокой стоимостью. Интересно то, что это соглашение включает в себя подробные пункты об урегулировании разногласий путем подачи заявки в Объединенный совет по разрешению споров (CDB). Стороны, участвующие в договоре, получают возможность миновать многие спорные ситуации или же в короткий срок разрешить их во многом именно из-за того, что указанные выше положения такие подробные.

Типовой договор ICC случайного посредничества. Схема дистрибуции, предполагающая использование посредника, которого также именуют «комиссионером» занимает важное место в числе существующих вариантов дистрибьюторства. Естественным является желание комиссионера в таком положении оказаться защищенным договором об неразглашении информации, а также невозможности его обхождения. Одним из предназначений такого рода договора является предотвращение применения участниками сделки данных, содержащихся в соглашении, недобросовестно – например, с целью миновать комиссионера и напрямую связаться с производителем. ICC применяет понятие «случайное посредничество» для наименования того участника, который принимает на себя обязанность предоставить услуги одной или нескольким компаниям без взятия на себя обязанностей постоянного характера.

Типовой договор ICC о передаче технологий. Такого рода нормативные акты, как международные лицензии на пользование патентом или ноу-хау подпадают под определение «передачи технологий». Стандартное соглашение ICC для сделок такого рода было целенаправленно создано для таких случаев, в которых изготовитель передает лицензиату лицензию на некую конкретную общность прав на собственность промышленного характера и право пользоваться информацией с той целью, чтобы предоставить лицензиату способность создавать товары с применением технологии лицензиара.

Типовой договор ICC для слияний и поглощений № 1 – Договор купли-продажи акций. Каждая компания на определенном этапе своего развития на международном уровне начинает стремиться получать доступ к новым рынкам через покупку компаний, как сразу целиком, так и отдельными частями. Подобные покупки могут представлять собой в значительной степени сложный процесс и требоваться исполнения местных нормативных актов о ценных бумагах. Типовой договор ICC для слияний и поглощений – это первый из группы стандартных соглашений, посвященных переходу фирм или бизнеса иностранному покупателю. Данный стандартный договор представляет собой сделку по купле-продаже акций (SPA), предназначенную для приобретения всех ценных бумаг предприятия, которые были выпущены. Его использование для покупки публичных фирм или же комплексных сделок не предполагалось, так как они определяются жесткими нормативными актами о ценных бумагах.

Типовой договор ICC о лицензировании товарных знаков. Высокую скорость распространения на международном рынке потребительские бренды, а также брендированные продукты часто получаются благодаря соглашениям о лицензировании товарных знаков. Для вхождения на определенный рынок или же сектор, могут потребоваться средства, которых нет у владельца выгодного товарного знака, к примеру наименования знаменитой марки. Производитель из другой страны или другой лицензиат может предложить развитие рынка, сектора, а также оплату процентов взамен на возможность применять определенную марку по условиям соответствующего соглашения. Данный стандартный договор ICC базируется на идее, что разработка и производством будет проводиться лицензиатом, а также на том, что главной задачей лицензиара будет проверка, подходит ли уровень продукции под репутацию бренда, ассоциированного с этим товарным знаком.

Типовой договор ICC о конфиденциальности. Среди самых популярных условий соглашений конфиденциальность является одним из самых часто встречающихся. Данное стандартное соглашение ICC включает в себя как полный договор о конфиденциальности, так и отдельную оговорку о ней.

Порядок заключения и выполнения международного договора

Международное соглашение, которое было подписано государствами, выступающими в качестве договаривающихся сторон данного договора, обычно также подлежит ратификации или принятию (утверждению). В силу договор вступает в зависимости от того, как указано в его тексте либо с момента подписания, либо после того, как стороны обменяются грамотами о ратификации или же уже после того, как они будут переданы депозитарию для хранения. Публикация международных договоров обычно осуществляется заинтересованными сторонами в официальных изданиях правительства страны, а также различной периодической печати, сборниках и так далее. В некоторых странах, силой закона обладают именно обнародованные, то есть промульгированные, международные соглашения.

Существует возможность регистрации заключенных международных соглашений как в Секретариате ООН, так и в органах иных международных организаций. Организация Объединенных Наций публикует зарегистрированные в ее Секретариате международные акты в специальных сборниках.

Прекращение действия международного соглашения возможно в ряде случаев: в связи с истечение срока его действия по условиям договора; после того, как все выполненные обязательства будут исполнены сторонами; по взаимному желанию участников; в рамках процедуры денонсации, ревизии (пересмотра); через аннулирование и в некоторых других случаях.

Право международных договоров определяет порядок заключения, исполнения и правового выхода из участия в соглашении. Данным вопросам посвящены такие документы, как Венская конвенция о праве международных договоров 1969 года и Венская конвенция о правопреемстве государств в отношении договоров 1978 года.

При заключении, а также выполнении и прекращении РФ международных договоров процесс регулируется законодательством. Все виды международных договоров Российской Федерации с другими странами, а также международными структурами заключаются либо от имени самой Российской Федерации (в таком случае, это межгосударственные договоры), либо от имени правительства (межправительственные), иных органов исполнительной власти федерального уровня (межведомственные соглашения). Все виды международных договоров РФ необходимо ратифицировать в форме закона.

Правило устного соглашения

Обобщение практики рассмотрения споров, связанных с заключением, изменением, расторжением договоров

Заключение договора представляет собой достижение сторонами в надлежащей форме соглашения по всем существенным условиям договора в порядке, предусмотренном законодательством.

В судебной практике наиболее распространенной проблемой является оценка доказательств, представляемых сторонами в подтверждение заключения договора, и толкование его условий, что зачастую обусловлено неоднозначностью и недостаточной корректностью формулировок условий договора, недостатками юридического оформления документов.

Изменение и расторжение договора возможны по двум основаниям:

1) по соглашению сторон;

2) в судебном порядке по требованию одной из сторон. П.2 ст.450 ГК РФ устанавливает условия реализации права на расторжение договора по требованию одной из сторон.

Особые условия для изменения и расторжения договора предусмотрены ст.451 ГК РФ в связи с существенным изменением обстоятельств, при этом исходя из правового смысла данной нормы, приоритет отдается расторжению договора. П.4 ст.451 ГК РФ устанавливает дополнительно к указанным в п.2 данной статьи два условия в альтернативе, при которых в качестве исключения допускается изменение договора.

Поскольку при изложении норм, посвященных изменению и расторжению договора, законодатель оперирует оценочными категориями, в том числе и при определении понятий «существенного нарушения договора другой стороной», «существенного изменения обстоятельств» («значительная степень», «разумно предвидеть», «значительно отличающиеся условия»), достаточно сложно сформулировать однозначные выводы, справедливые для аналогичной фактической ситуации. Результат рассмотрения споров данной категории может оказаться различным, поскольку сами нормы права в данном случае подразумевают значительную свободу судейского усмотрения исходя из конкретных фактических обстоятельств. В обобщении приведены некоторые примеры, отражающие наиболее общие подходы к разрешению подобного рода дел.

1. Общие положения

1. Отсутствие в договоре, составленном в письменной форме, подписи хотя бы одной из сторон свидетельствует о том, что соглашение по существенным условиям договора не достигнуто и договор не заключен.

Перевод прав и обязанностей по договору, не являющемуся заключенным, невозможен ( дело N А60-9669/03)

Ш. обратилась в суд с иском к Т., К. о переводе на нее прав и обязанностей покупателя по договору купли-продажи ценных бумаг (обыкновенных именных бездокументарных акций закрытого акционерного общества «Р») в количестве 34 штук.

Решением от 16.07.2003 г. исковые требования удовлетворены.

Суд исходил из того обстоятельства, что акции перешли во владение К. на основании сделки купли-продажи, совершенной устно. Данное обстоятельство хотя и не соответствует п. 1 ст. 161 ГК РФ, но не влечет недействительность сделки в силу ст. 162 ГК РФ. Поскольку Т. не сообщал акционерам о своем намерении продать акции общества «Р», приобретение акций общества К. нарушает преимущественное право истицы на приобретение акций.

Постановлением апелляционной инстанции от 23.10.2003 г., оставленным без изменения п остановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 05.01.2004 г. N Ф09-3871/03, решение отменено, в удовлетворении иска отказано в связи со следующим.

В силу п. 1 ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

В имеющемся в материалах дела договоре купли-продажи ценных бумаг подпись покупателя К. отсутствует, достижение соглашения по существенным условиям договора подписями обеих сторон договора не удостоверено, поэтому оснований считать договор заключенным нет. В связи с тем, что заключение сделки купли-продажи акций в какой-либо форме (письменной или устной) между Т. и К. не подтверждается материалами дела, в передаточном распоряжении указан договор купли-продажи, не являющийся предметом настоящего иска, вывод суда апелляционной инстанции об отсутствии оснований для осуществления перевода прав и обязанностей покупателя в порядке п. 3 ст. 7 ФЗ «Об акционерных обществах» по договору, который не заключен, признан судом кассационной инстанции обоснованным.

Довод ответчика о неприменении судом норм ст. 162 ГК РФ и подтверждении факта купли-продажи акций К. передаточным распоряжением отклонен, поскольку в передаточном распоряжении указан другой договор купли-продажи, а не тот, по которому заявлены требования истца о переводе прав и обязанностей.

2. В случае, если протокол разногласий к договору не был подписан одной из сторон, договор не считается заключенным (д ело № А60-9376/2005)

Предприниматель обратилась в суд с иском о взыскании с о бщества с ограниченной ответственностью «Р» суммы убытков, причиненных ненадлежащим исполнением ответчиком обязательств по договору.

Решением от 22.06.2005 г., оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 01.08.2005 г. и постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 26.10.2005 г. N Ф09-3540/05, в удовлетворении исковых требований отказано.

М ежду истцом и ответчиком был подписан договор о предоставлении услуг по организации торговли, по условиям которого ответчик обязался предоставить истцу услуги по созданию возможности организации торговой деятельности, а истец обязался оплачивать оказанные услуги. При этом истцом в адрес ответчика был направлен протокол разногласий к данному договору, который ответчиком подписан не был.

Таким образом, на направленную истцом оферту — протокол разногласий, от ответчика акцепта — принятия предложения подписать данный протокол не поступило.

Руководствуясь ст. 432, 438 ГК РФ суды пришли к выводу, что договор, нарушение обязательств по которому выступает основанием иска для взыскания убытков, между истцом и ответчиком не был заключен, в связи с чем он не может порождать для сторон никаких прав и обязанностей.

Поскольку истцом заявлен иск о взыскании убытков, причиненных ненадлежащим исполнением ответчиком обязательств по договору, не являющемуся заключенным, в удовлетворении исковых требований отказано.

3. Если договором предусмотрено, что его существенные условия подлежат согласованию в дополнительном соглашении (приложении) к договору, но такое соглашение не отвечает требованиям к форме или порядку его заключения, предусмотренным данным договором, договор является незаключенным ( дело N А60-9040/2005)

Общество с ограниченной ответственностью «У» обратилось в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью «И» о взыскании задолженности за поставленную рожь.

Решением суда от 10.06.2005 г., оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 01.08.2005 г. и постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 13.09.2005 г. N Ф09-2928/05, исковые требования удовлетворены в полном объеме. Суды исходили из следующего.

Между сторонами подписан договор поставки, по условиям которого общество «У» (поставщик) осуществляет поставку товара в сроки и на условиях, установленных данным договором и дополнительным соглашением, а общество «И» (покупатель) обязано уплатить за товар определенную договором и дополнительным соглашением денежную сумму и принять товар.

Заключая договор на поставку товара, стороны установили, что наименование товара, количество, цена, общая стоимость и качество товара определяются дополнительным соглашением.

По условиям договора, стороны признают юридическую силу подписанных и переданных по факсимильной связи документов, которые должны быть заменены оригинальными экземплярами в течение 10 дней со дня отправки факсимильного экземпляра.

Дополнительное соглашение, заключение которого предусмотрено договором, было получено факсимильным способом, однако доказательств замены подписанного факсимильного экземпляра дополнительного соглашения оригинальным в соответствии с условиями договора не представлено.

При таких обстоятельствах суды, основываясь на статьях 431, 432, п. 3 ст. 455, п. 2 ст. 465 ГК РФ, пришли к выводу о том, что сторонами не было достигнуто соглашение о предмете договора, следовательно, договор не является заключенным.

4. Оплата счета, выставленного по договору, подписанному неуполномоченным лицом, является акцептом и подтверждает заключение договора между сторонами в силу п.3 ст.438 ГК РФ ( дело N А60-19078/05)

Закрытое акционерное общество «Г» обратилось в суд с иском о взыскании с ответчика задолженности по договору на оказание консультационных услуг.

Общество с ограниченной ответственностью «С» иск не признало и предъявило встречный иск о признании указанного договора незаключенным и взыскании с общества «Г» суммы неосновательного обогащения.

Решением суда от 24.10.2005 г. исковые требования по первоначальному иску удовлетворены в полном объеме. Встречное исковое заявление оставлено без рассмотрения на основании п. 7 ст. 148 АПК РФ.

Постановлением суда апелляционной инстанции от 10.05.2006 г. и постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 11.07.2006 г. N Ф09-5934/06 решение оставлено без изменения.

Между истцом и ответчиком подписан договор на оказание консультационных услуг, в соответствии с условиями которого исполнитель (истец) обязался оказывать заказчику (ответчику) консультационные услуги, указанные в приложении к договору, необходимые для осуществления хозяйственной деятельности заказчика, а заказчик обязался оплатить эти услуги в порядке и на условиях, определенных в договоре. От имени ответчика договор подписан не исполнительным органом, а финансовым директором, который не был наделен правами на заключение сделок от имени юридического лица, не имел доверенности, дающей право действовать в интересах ответчика.

По окончании проведения тренинг-семинара истцом ответчику выставлен счет на оплату консультационных услуг по данному договору.

Данный счет оплачен ответчиком платежным поручением с указанием в качестве назначения платежа оплаты счета за консультационные услуги по этому договору.

Исходя из положений п.3 ст.438 ГК РФ, суд пришел к выводу, что ответчик, совершив оплату счета со ссылкой на вышеуказанное назначение платежа, произвел акцепт направленного истцом предложения заключить договор на оказание консультационных услуг. Данное обстоятельство свидетельствует о согласии ответчика на заключение договора на оказание консультационных услуг, в том числе согласие на условия, согласованные в приложениях к договору, несмотря на подписание данных документов неуполномоченным лицом — гражданином Л.

Признав договор на оказание консультационных услуг заключенным, установив факт оказания истцом услуг, которые ответчиком оплачены не были, суд удовлетворил требования по первоначальному иску о взыскании задолженности за оказанные услуги.

5. Договор, подлежащий государственной регистрации, подписанный до начала осуществления функций по государственной регистрации регистрирующими органами, считается заключенным с момента его подписания в установленной законом форме и последующей государственной регистрации не требует (дело N А60-30575/04)

Общество с ограниченной ответственностью «С» обратилось в суд с иском к комитету по управлению городским имуществом о понуждении заключить договор купли-продажи нежилого помещения.

Решением суда от 04.10.2005 г., оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 30.11.2005 г. и постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 13.02.2006 г. N Ф09-1500/05, исковые требования удовлетворены.

В июле 1999 г . между комитетом по управлению городским имуществом и обществом «С» — победителем конкурса на право долгосрочной аренды нежилых помещений был подписан договор об аренде помещения. По условиям договора арендатор приобретает право на выкуп нежилого помещения после трех лет со дня заключения договора.

В силу п. 2 ст. 609, п. 2 ст. 651 ГК РФ договор аренды недвижимого имущества на срок более года подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента такой регистрации.

По смыслу Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» государственной регистрацией прав на недвижимое имущество является регистрация, осуществляемая в порядке, предусмотренном названным законом, и производимая специально создаваемыми для этого органами.

Ст. 32 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» предусмотрено поэтапное введение системы государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Учреждение юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним в г. Екатеринбурге приступило к осуществлению своих функций с 02.08.1999, прием документов на государственную регистрацию от юридических лиц начало осуществлять с 02.08.1999.

Регистрация договора в органах технической инвентаризации не является государственной регистрацией по смыслу Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», поэтому момент заключения договора аренды не может связываться с моментом такой регистрации.

Поскольку спорный договор аренды был подписан до начала осуществления государственной регистрации, к нему не может быть применено правило о необходимости его государственной регистрации и о его незаключенности в силу отсутствия такой регистрации (п. 3 ст. 433 ГК РФ). Следовательно, данный договор считается заключенным с момента его подписания в установленной законом форме, и последующей государственной регистрации не требовал.

Аналогичная позиция нашла отражение в судебных актах по делу N А60-9281/02 (постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 22.03.2004 г. N Ф09-705/04-ГК).

6. Договор, предметом которого являются животные, должен содержать условия, позволяющие идентифицировать их, поскольку животные как объекты гражданских прав обладают не родовыми, а индивидуально-определенными признаками.

При отсутствии в договоре указания на индивидуально-определенные признаки животных договор является незаключенным (дело № 11848/2003)

Унитарное предприятие «П» обратилось в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью «И» о признании недействительным (ничтожным) договора купли-продажи, ссылаясь на то, что он не соответствует ст. ст. 49, 295 ГК, переданное имущество участвовало в производственном процессе унитарного предприятия, согласия собственника на отчуждение имущества получено не было.

Решением суда от 23.04.2004 г. в удовлетворении исковых требований отказано. Суд указал, что продажа имущества не привела к невозможности осуществления истцом своей деятельности, кроме того, оспариваемый договор является обычной коммерческой сделкой по реализации произведенной сельхозпродукции, а не отчуждением закрепленного за предприятием на праве хозяйственного ведения движимого имущества, непосредственно участвующего в производственном процессе.

Постановлением суда апелляционной инстанции от 23.06.2004 г. решение оставлено без изменения. Вместе с тем, суд апелляционный инстанции не согласился с доводами суда первой инстанции о недействительности оспариваемого договора, а, основываясь на ст.432 ГК РФ, признал его незаключенным.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 28.09. 2004 г. N Ф09-3173/04 суд кассационной инстанции поддержал выводы суда апелляционной инстанции, которые сводятся к следующему.

Между истцом и ответчиком был подписан договор купли-продажи. Ст.455, 465 ГК РФ предусматривают, что условие договора купли-продажи о товаре считается согласованным, если договор позволяет определить наименование и количество товара. Условиями договора предусмотрено, что товар передается согласно Приложению. Приложением установлено, что передаются коровы в количестве 283 голов.

Ст.137 ГК РФ предусматривает, что к животным применяются общие правила об имуществе постольку, поскольку законом или иными правовыми актами не предусмотрено иное. Однако как объекты гражданских прав коровы обладают не родовыми признаками, а индивидуально определенными, поэтому в данном случае условие о предмете, обладающем индивидуально-определенными признаками, не согласовано. То же касается и молодняка крупного рогатого скота; кроме того, в приложении к договору единицей измерения указаны центнеры, что никоим образом не позволяет установить количество животных, передаваемых по договору.

Поскольку условие о товаре не согласовано, договор купли-продажи нельзя признать заключенным (ст. ст. 432, 454, 455, 465 ГК РФ).

Таким образом, договор, предметом которого являются индивидуально определенные вещи, должен содержать условия, позволяющие четко идентифицировать его предмет.

7. Договор уступки права требования признается незаключенным, если в нем отсутствует указание на размер, содержание и основание возникновения передаваемого права, поскольку в данном случае условие о предмете является несогласованным ( дело N А60-20646/05)

Открытое акционерное общество «Е» обратилось в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Ю» о взыскании суммы задолженности, переданной истцу по договору уступки прав, суммы процентов за пользование чужими денежными средствами в порядке ст. 395 ГК РФ.

Решением от 04.11.2005 г. исковые требования удовлетворены в полном объеме. При принятии решения суд первой инстанции исходил из того, что ответчик не оплатил полученный от истца товар, а потому с него подлежит взысканию сумма задолженности на основании ст. ст. 307, 309, 395 ГК РФ.

Постановлением суда апелляционной инстанции от 02.02.2006 г., оставленным без изменения постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 04.05.2006 г. № Ф09-3423/06, решение отменено, в удовлетворении исковых требований отказано исходя из следующего.

М ежду обществом «Р» (цедентом) и обществом «Е» (цессионарием) подписан договор уступки права требования, в соответствии с которым цедент передал цессионарию (истцу) право требования долга по договору поставки, заключенному между обществом «Р» и ответчиком.

Правовому регулированию перемены лиц в обязательстве, частным случаем которого является уступка права требования, посвящена глава 24 ГК РФ. Поскольку в данной главе прямо не указано, какие условия цессии являются существенными, постольку в силу п.1 ст. 432 ГК РФ, существенным условием договора уступки требования является условие о его предмете. Уступаемое право должно быть индивидуально определено, при этом индивидуализация требования достигается при условии конкретизации его содержания, размера и основания возникновения требования. Соответственно, при отсутствии соглашения сторон о предмете уступки (передаваемом праве требования) договор цессии не может считаться заключенным.

Между тем, из содержания договора уступки прав (цессии) невозможно определить какие именно требования (их размер и содержание), возникшие на основании договора поставки, переданы истцу.

По своей правовой природе договор цессии (уступки требования) означает перемену лиц в обязательстве, т.е. выбытие первоначального кредитора из правоотношения. Уступка требования выражается в передаче первоначальным кредитором новому кредитору определенного права в силу сделки.

Из изложенного следует, что уступка требования предполагает наличие самого первоначального обязательства между должником и первоначальным кредитором, и конкретного возникающего из данного обязательства требования, подлежащего передаче новому кредитору. При этом предметом уступки может служить право требования кредитора в обязательстве при отсутствии у него каких-либо обязанностей перед другой стороной в данном обязательстве (т.е. не обусловленное встречным исполнением), уступаемое требование должно быть действительно и бесспорно.

Таким образом, в договоре цессии должно быть четко определено конкретное требование, передаваемое новому кредитору, и указано обязательство, из которого оно возникло, т.е. согласован предмет уступки.

Поскольку сторонами при заключении договора уступки прав (цессии) не было согласовано условие о его предмете, суды, основываясь на положениях п.1 ст.432 ГК РФ, пришли к выводу о том, что договор является незаключенным и отказали во взыскании суммы задолженности по данному договору.

8. Если по условиям договора поставки наименование и количество товара подлежит согласованию в приложении к договору и такое приложение отсутствует, договор поставки признается незаключенным.

В этом случае фактически произведенная поставка продукции оценивается как разовые сделки купли-продажи и подлежит оплате при доказанности получения ответчиком продукции от истца ( д ело № А60-37294/2004, дело № А60-14706/2004)

Общество с ограниченной ответственностью «А» обратилось в суд с иском к закрытому акционерному обществу «У» о взыскании задолженности за поставленный по договору товар, процентов, начисленных по ст. 395 ГК РФ, и транспортных расходов.

Решением от 24.12.04 г. исковые требования удовлетворены в полном объеме.

Постановлением суда апелляционной инстанции от 22.02.2005 г., оставленным без изменения постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 10.05.2005 г. N Ф09-1164/05, решение изменено, с ответчика взыскана сумма основного долга и проценты за пользование чужими денежными средствами в меньшем размере. В остальной части иска отказано ввиду недоказанности понесенных расходов.

Стороны подписали договор поставки, по условиям которого товар указывается в приложении к договору, именуемому в дальнейшем «Спецификация». Указанные спецификации сторонами не представлены.

С учетом этих обстоятельств и руководствуясь п.1 ст. 432, п. 3 ст. 455, п.2 ст. 465 ГК РФ, суды пришли к выводу, что договор поставки не позволяет определить наименование и количество подлежащего передаче товара, поэтому является незаключенным.

Однако фактически п родукция ответчику была поставлена по накладным, которые содержат все необходимые сведения о лицах, получивших у истца указанную продукцию. Приложенные к накладным доверенности на приёмку от истца продукции составлены в соответствии с требованиями действующего законодательства. Факт получения продукции именно ответчиком материалами дела документально подтвержден. В связи с этим, суды оценили имевшие место поставки истцом продукции в силу ст. 454 ГК РФ в качестве разовых сделок купли-продажи и взыскали с ответчика сумму долга за поставленную продукцию на основании ст.309, 486 ГК РФ, а также проценты по ст.395 ГК РФ.

Аналогичная позиция нашла отражение в решении по делу А60-14706/2004 (оставлено без изменения п остановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 11.11. 2004 г. N Ф09-3719/04): договор поставки признан незаключенным ввиду несогласованности условия о наименовании и количестве товара, поскольку заявки покупателя не позволяют сделать вывод о согласовании предмета поставки и количества товара, возможность определения наименования товара в односторонних заявках покупателя, как и число самих заявок, в договоре не предусмотрены; план продаж, представленный истцом в качестве доказательства согласования существенных условий договора, не содержит ссылок на договор, его составление названным договором не предусмотрено, в нем отсутствует четкое наименование товара и единицы измерения, он не позволяет установить наличие и существо обязательств сторон. Следовательно, указанный план не может считаться ни самостоятельным договором поставки, ни приложением к договору.

9. Если из содержания договора поставки и иных материалов дела следует, что одна из сторон или обе стороны считают необходимым согласование условия о цене, это условие признается существенным для данного договора (п.1 ст.432 ГК РФ)

При отсутствии в этом случае условия о цене договор является незаключенным (дело А60-12846/2004)

Открытое акционерное общество «А» обратилось в суд с иском к открытому акционерному обществу «Р» о взыскании задолженности за недопоставленную продукцию и пени за просрочку поставки.

Решением от 23.07.2004 г., оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 03.11.2004 г., в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 16.02. 2005 г. N Ф09-213/05 судебные акты изменены (взыскана сумма задолженности, во взыскании неустойки отказано).

Между сторонами подписан договор поставки продукции.

Из материалов дела следует, что и истец, и ответчик считают необходимым согласование условия о цене, т.е. придают ему значение существенного условия договора. О данном обстоятельстве свидетельствуют объяснения сторон в процессе, условия договора, а также предъявленный по данному делу иск, в котором истец обосновывает исковые требования именно разногласиями в стоимости подлежащей поставке продукции.

Установив, что условия о порядке определения цены, содержащиеся в договоре, носят взаимоисключающий характер, однако поставка ответчиком произведена и истцом оплачена, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о наличии между сторонами правоотношений из договора купли-продажи, заключенного в устной форме. Поскольку условие о цене в данном договоре сторонами не согласовано, суд исходил из положений п.3 ст.424 ГК РФ и признал, что перечисленная истцом сумма соответствует существовавшей на момент поставки цене за аналогичный товар, поэтому оснований для удовлетворения требований истца о взыскании стоимости предварительно оплаченного, но не поставленного товара, нет.

Суд кассационной инстанции в данной части не согласился с выводами судов первой и апелляционной инстанции, указав, что с учетом принятия ответчиком оплаты по счету и отсутствия в деле доказательств уведомления покупателя об изменении цены ввиду несвоевременной оплаты выставленного счета, у общества «Р» не было оснований для поставки товара по не согласованной с истцом цене.

10. Платежное поручение с указанием в качестве назначения платежа оплаты за определенный товар само по себе не свидетельствует о заключении сторонами договора поставки (купли-продажи) при отсутствии иных письменных доказательств возникших между сторонами обязательственных правоотношений (д ело № А60-25625/2003)

Общество с ограниченной ответственностью «Э» обратилось в суд с иском к закрытому акционерному обществу «Л» о взыскании суммы неосновательного обогащения, указывая в обоснование иска, что стороны лишь предполагали заключить договор, но не смогли договориться о его заключении, и часть перечисленной суммы ответчиком возвращена в добровольном порядке.

Решением от 26.11.2003 г. в иске отказано, поскольку истец не доказал факт приобретения или сбережения ответчиком имущества без установленных законом или сделкой оснований, а также не подтвердил факт обогащения ответчика за счет имущества истца. Суд исходил из того, что истец платежным поручением перечислил ответчику денежную сумму в оплату по счету за сетку-стеллаж, т.е. между сторонами существовали обязательственные отношения.

Постановлением апелляционной инстанции от 16.02.04 решение оставлено без изменения. Суд апелляционной инстанции сделал вывод о том, что между сторонами было заключено устное соглашение о купле-продаже сетки-стеллажа и у ответчика существует обязательство по поставке истцу данного товара (ст. ст. 153, 158, 162, 314, 506 ГК РФ). При этом суд признал допустимыми доказательствами, свидетельствующими о заключении между сторонами договора поставки, платежное поручение о перечислении ответчику денежной суммы в счет предварительной оплаты за сетку-стеллаж и объяснения представителя истца. Поскольку заключенный между истцом и ответчиком договор поставки сетки-стеллажа не прекращался и соглашение о его расторжении сторонами не заключалось, а истец в соответствии с п.2 ст.314 ГК РФ не предъявлял ответчику требование о поставке сетки-стеллажа, то и обязательство ответчика по осуществлению данной поставки не прекратилось поэтому имущество, приобретенное по действующему договору, не может считаться неосновательным обогащением.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 14.05. 2004 г. N Ф09-1342/04 судебные акты отменены, дело направлено на новое рассмотрение.

Суд кассационной инстанции, основываясь на п. 1 ст. 161, п. 1 ст. 435, п. 3 ст. 438 ГК РФ, исходил из того, что платежное поручение, которым произведена оплата, имеет дату, предшествующую дате счета-фактуры, в оплату которого осуществлен платеж, при этом сам счет в материалах дела отсутствует. Поэтому счет не может рассматриваться как оферта (п. 1 ст. 435 ГК РФ), а оплата как акцепт (п. 3 ст. 438 ГК РФ).

Следовательно, сделать вывод о заключении между истцом и ответчиком устного соглашения о купле-продаже сетки-стеллажа (ст. ст. 432, 435, 438, 454, 455, 506 ГК РФ) не представляется возможным.

11. Счет-фактура на оплату товара (работ, услуг) не является достаточным доказательством существования между сторонами договорных отношений при отсутствии иных письменных документов (д ело N А60-28892/2005)

Открытое акционерное общество «В» обратилось в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Т» о взыскании задолженности за установку телефона и услуги телефонной связи.

Решением суда первой инстанции от 13.02.2006 г., оставленным без изменения постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 14.06.2006 г. N Ф09-4849/06, в удовлетворении иска отказано.

Общество «В», полагая, что между ним и ответчиком существуют договорные отношения по оказанию услуг телефонной связи, предъявило последнему счет-фактуру на оплату услуг, который ответчик оплатить отказался.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суды, основываясь на ст. 65 АПК РФ, исходили из того, что истцом не доказан факт заключения между сторонами договора на оказание услуг телефонной связи, а также факт оказания истцом указанных услуг ответчику.

Представленный в обоснование иска счет-фактура не принят в подтверждение факта оказания услуг связи, поскольку он не соответствует установленному законом требованию о допустимости доказательств (ст. 68 АПК РФ).

Ссылка заявителя на п. 2 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 05.05.1997 N 14 отклонена, поскольку в соответствии с данным разъяснением фактическое пользование потребителем услугами обязанной стороны следует считать в соответствии с п. 3 ст. 438 ГК РФ как акцепт абонентом оферты, предложенной стороной, оказывающей услуги. В данном случае истец не доказал, что является стороной оказывающей услуги связи, равно, как и не доказал фактическое пользование ответчиком указанными услугами. Следовательно, правоотношения сторон не могут рассматриваться как договорные.

Ссылка заявителя на п. 3 ст. 438 ГК РФ отклонена, так как истец не представил доказательств совершения ответчиком действий по выполнению условий договора о предоставлении услуг связи.

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу, что материалы дела не содержат надлежащих доказательств существования между сторонами договорных отношений по оказанию услуг связи либо фактического оказания данных услуг ответчику.

12. Договор купли-продажи доли в праве собственности на недвижимое имущество признается заключенным, если содержит сведения об общей площади объекта недвижимости и адрес его места нахождения.

Отсутствие в договоре купли-продажи доли в праве собственности на недвижимое имущество технических характеристик недвижимого имущества не является основанием для вывода о незаключенности договора купли-продажи доли в праве собственности на это недвижимое имущество (д ело № А60-2811/2005)

Общество с ограниченной ответственностью «А» обратилось в суд с иском к двум предпринимателям о признании незаключенным договора купли-продажи, ссылаясь на то, что договор является договором купли-продажи недвижимости, предмет которого сторонами не определен, поскольку отсутствуют сведения о том, какие именно площади в здании являются предметом купли-продажи, их месторасположение, наименование, назначение, площадь, этажность.

Решением от 06.04.2005г. в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением суда апелляционной инстанции от 03.06.2005 решение оставлено без изменения.

Судебные инстанции исходили из того, что предметом договора купли-продажи является имущественное право — доля в праве собственности на объект недвижимости, а не сам объект, в связи с чем требование истца об определении расположения недвижимости на соответствующем земельном участке либо в составе другого недвижимого имущества, является неосновательным; предмет договора сторонами согласован, в связи с чем оснований для признания договора незаключенным нет.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 08.08.2005 г. N Ф09-2488/05 судебные акты оставлены без изменения. Суд кассационной инстанции исходил из следующего.

Между истцом и ответчиками заключен договор купли-продажи, согласно которому продавец обязался продать, а покупатели — оплатить и принять в общую долевую собственность 2/3 доли в праве собственности на объект незавершенного строительства (указана общая площадь и адрес места нахождения).

Таким образом, передаче в общую долевую собственность ответчиков подлежат две трети доли в праве общей собственности (по 1/3 доли каждому) на объект незавершенного строительства, общая площадь и место нахождения которого сторонами определены, то есть стороны, указанием на месторасположение объекта, индивидуализировали имущество, подлежащее передаче.

Довод истца об отсутствии в договоре адреса объекта признан не соответствующим действительности, поскольку в договоре содержится строительный адрес, существовавший на момент его заключения, уточненный впоследствии при приемке объекта в эксплуатацию.

Расхождение фактической площади объекта с площадью, указанной в тексте договора, не свидетельствует о том, что предмет договора не определен, так как в соответствии с соглашением, заключенным между сторонами, площадь объекта подлежала уточнению после принятия его Госкомиссией и получения технической информации БТИ.

Довод о том, что в договоре не указаны идентифицирующие признаки земельного участка и расположение объекта на нем, отклонен, поскольку данные сведения установлены свидетельством о государственной регистрации права собственности.

Учитывая, что указанные в договоре купли-продажи сведения позволяют определенно установить предмет договора, все суды пришли к выводу об отсутствии оснований для признания договора незаключенным. Однако вывод судов первой и апелляционной инстанций о том, что к договору купли-продажи доли в праве собственности на объект недвижимости не могут быть применены правила о сделках с недвижимостью, признан судом кассационной инстанции ошибочным.

13. Отсутствие документа о передаче имущества в аренду не является основанием для вывода о незаключенности договора аренды, поскольку передаточный акт по смыслу п. 1 ст. 611, п. 1 ст. 655 ГК РФ является документом, подтверждающим исполнение заключенного договора, а не соглашением по существенным условиям договора (д ело №А60-39378/2004)

Общество с ограниченной ответственностью «У» обратилось с иском к обществу с ограниченной ответственностью «П» о взыскании задолженности по арендной плате за пользование нежилыми помещениями по договору аренды.

Решением от 23.01.2006 г. исковые требования удовлетворены. Суд первой инстанции исходил из того, что в период, за который истцом предъявлено требование о взыскании арендной платы, договор аренды действовал, поскольку по истечении его срока был возобновлен на тех же условиях на неопределенный срок в силу п. 2 ст. 621 ГК РФ. Отсутствие акта о передаче помещений в аренду, составление которого предусмотрено п. 1 ст. 655 ГК РФ и п. 1.2 договора аренды, не свидетельствует о неисполнении обязанности арендодателя по передаче помещений в аренду, поскольку на момент подписания договора помещения уже находились в пользовании общества на основании ранее действовавшего между сторонами договора аренды и акта о передаче. Поскольку общество не исполняло обязанность по внесению арендной платы, судом взыскана сумма арендной платы в полном объеме и пеня за просрочку ее уплаты за указанный истцом период.

Постановлением суда апелляционной инстанции от 03.04.2006 г. решение отменено. В иске отказано. Суд исходил из того, что договор аренды является незаключенным, поскольку он не содержит конкретных данных, позволяющих обозначить передаваемое в аренду имущество, в нем не указаны место нахождения в здании и другие признаки, позволяющие точно установить объект аренды и его состояние.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 30.05.2006 г. N Ф09-4295/06 постановление суда апелляционной инстанции отменено, дело передано на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции в связи со следующим.

Между обществом «У» (арендодателем) и обществом «П» (арендатором) был подписан договор аренды помещений, согласно которому общество «У» обязалось предоставить обществу «П» во временное возмездное пользование нежилое помещение для использования под швейное производство и бытовые услуги на срок 11 месяцев (в договоре указана общая площадь помещения и адрес здания, в котором расположено помещение).

Суд кассационной инстанции признал выводы суда апелляционной инстанции не соответствующими положениям п. 1 ст. 432, п. 3 ст. 607 ГК РФ и материалам дела, из которых усматривается, что сторонами согласовано местонахождение помещений, спор относительно предмета договора отсутствовал, сторонами подписывалось дополнительное соглашение к договору, велась переписка по поводу исполнения и прекращении договора, общество, заявляя исковые требования, исходила из того, что договор аренды заключен.

При таких обстоятельствах оснований для выводов о незаключенности договора по причине несогласованности его предмета у суда апелляционной инстанции не имелось.

Ссылки ответчика при рассмотрении настоящего дела на то, что по условиям договора при отсутствии акта приема-передачи помещений договор не заключен, признаны несостоятельными. Требования к заключению договоров устанавливаются законом. Кроме того, передаточный акт по смыслу п. 1 ст. 611, п. 1 ст. 655 ГК РФ является документом, подтверждающим фактическую передачу имущества арендатору. Отсутствие такого акта само по себе не влияет на заключенность договора аренды.

2. Заключение договора в судебном порядке

14. Иск о понуждении заключить договор, содержащий указание на срок его действия, который на момент рассмотрения иска истек, удовлетворению не подлежит, поскольку заключить договор на прошлое время и распространить его условия на прошедший период невозможно (дело № А60-595/2005)

Унитарное предприятие обратилось в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью «О» об обязании ответчика заключить договор на пользование коммунальными услугами на условиях, предложенных истцом.

Решением суда первой инстанции от 14.07.2005 г., оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 22.08.2005 г. и постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 06.10.2005 г. N Ф09-985/05, в иске отказано.

Стороны подписали договор на пользование коммунальными услугами магазина общества «О» с протоколом разногласий. Ответчик отказался согласовывать условия договора в редакции протокола разногласий. Договор содержал условие о сроке его действия, при этом дата окончания действия договора на момент рассмотрения судом настоящего спора уже наступила.

В соответствии со ст. 425 ГК РФ договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения. По смыслу норм гл. 28 ГК РФ, регулирующих заключение договора, договоры заключаются для достижения результатов на будущее. П. 2 ст. 425 ГК РФ предусматривает, что только стороны вправе установить, что условия заключенного ими договора применяются к их отношениям, возникшим до заключения договора.

В случае обязания судом сторон заключить спорный договор, их права и обязанности возникнут только на будущее время — с момента вступления решения в законную силу (ст.180 АПК РФ). Однако срок договора определен с 08.04.2003 г. по 31.12.2003 г., то есть время, на которое истец просит заключить договор, уже прошло.

Таким образом, суд не вправе обязать заключить договор на прошлое время и распространить его условия на прошедший период.

15. В случае, если законом не предусмотрена обязанность стороны заключить договор, положения ст.445 ГК РФ применению не подлежат.

Иск о понуждении заключить договор (о признании договора заключенным) в этом случае удовлетворению не подлежит (дело № 27617/2003, дело N А60-5292/04 )

Индивидуальный предприниматель обратился в суд с иском к государственному учреждению о признании договора на оказание санитарно-эпидемиологических услуг заключенным в редакции истца, ссылаясь на то, что она согласно ст. 11 Федерального закона от 30.03.99 N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» обязана заключить такой договор, однако ответчик не воспользовался правом, предусмотренным п. 1 ст. 445 ГК РФ, на передачу разногласий на рассмотрение суда.

Решением от 12.02.2004 г., оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 19.05.2004 г. и постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 11.08.2004 г. N Ф09-2536/04, в удовлетворении исковых требований отказано.

Ответчик предложил истцу заключить договор на оказание санитарно-эпидемиологических услуг, направив соответствующий проект договора. Истец, не согласившись с редакцией, предложенной ответчиком, направил последнему для подписания протокол разногласий.

Предложенные истцом условия договора не приняты ответчиком в связи с несоответствием действующему законодательству Российской Федерации о санитарно-эпидемиологическом контроле. В целях урегулирования спора ответчиком в адрес истца направлен протокол согласования разногласий, который истцом не подписан.

Ст. 11 Федерального закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» установлены обязанности индивидуальных предпринимателей и юридических лиц. Норма об обязательности заключения договора на оказание санитарно-эпидемиологических услуг отсутствует. Гражданский кодекс Российской Федерации и законодательство Российской Федерации о санитарно-эпидемиологическом контроле не предусматривают обязанность заключения таких договоров и для органа санитарно-эпидемиологического надзора.

Следовательно, нормы ст. 445 ГК РФ, на которые ссылается истец в обоснование своих требований, не подлежат применению в настоящем споре.

В силу принципа свободы договора (ст. 421 ГК РФ) граждане и юридические лица по своему усмотрению заключают договор и определяют его условия.

Поскольку между сторонами не достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора, его нельзя признать заключенным (ст. 432 ГК РФ).

Аналогичная позиция отражена с судебных актах по делу N А60-5292/04 (оставлены без изменения п остановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 27.09.2005 г. N Ф09-3949/04: исходя из ст.545 ГК РФ, суды сделали вывод о том, что действующим законодательством не предусмотрена безусловная обязанность абонента по договору энергоснабжения заключать такой договор с субабонентом, указав при этом, что подключение истца к теплотрассе, построенной ответчиком для собственных нужд, будет являться обременением собственника, а не теми услугами, которые организация должна осуществлять в отношении каждого по характеру своей деятельности (ст. 426 ГК РФ).

16. Иск о понуждении медицинского учреждения заключить договор на предоставление лечебно-профилактической помощи (медицинских услуг) по обязательному медицинскому страхованию удовлетворению не подлежит, поскольку действующим законодательством не предусмотрена обязанность медицинского учреждения заключать такие договоры (д ело № А60-10437/05)

Общество с ограниченной ответственностью «М» обратилось в суд с иском к городской больнице о понуждении заключить договор на предоставление лечебно-профилактической помощи (медицинских услуг) по обязательному медицинскому страхованию на условиях представленного проекта.

Решением суда от 27.06.2005 г., оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 11.08.2005 г. и постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 06.10.2005 г. № Ф09-3276/05 в удовлетворении исковых требований отказано.

Общество «М» направило городской больнице проект договора на предоставление лечебно-профилактической помощи по обязательному медицинскому страхованию. В обоснование заключения указанного договора к нему была приложена копия договора обязательного медицинского страхования работающих граждан, заключенного между обществом и открытым акционерным обществом «У».

Ст.15 Закона Российской Федерации «О медицинском страховании граждан в Российской Федерации» предусмотрены право истца как страховой медицинской организации свободно выбирать медицинское учреждение для оказания медицинской помощи и услуг по договорам медицинского страхования, а также его обязанность заключать договоры на оказание медицинской помощи застрахованным по обязательному медицинскому страхованию на оказание медицинских услуг, оздоровительных и социальных услуг гражданам по договорам добровольного медицинского страхования с любыми медицинскими или иными учреждениями.

Из содержания указанной нормы не вытекает обязанность медицинского учреждения заключить договор на предоставление лечебно-профилактической помощи по обязательному медицинскому страхованию.

В соответствии со ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена данным Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством. Добровольно принятое обязательство городской больницы отсутствует.

Доводы истца о том, что отказ лечебного учреждения от заключения договора с медицинской страховой организацией повлечет за собой нарушение конституционных прав граждан отклонен. Суд кассационной инстанции указал следующее.

Гражданам Российской Федерации гарантируется право на охрану здоровья и медицинскую помощь в соответствии с Конституцией Российской Федерации (ст. 41). Способы реализации прав граждан на охрану здоровья и получение медицинской помощи закреплены в Основах законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, утвержденных Верховным Советом Российской Федерации 22.07.1993 N 5487-1.

Согласно ст. 20 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, граждане имеют право на бесплатную медицинскую помощь в государственной и муниципальной системах здравоохранения. Гарантированный объем бесплатной медицинской помощи предоставляется гражданам в соответствии с Программой государственных гарантий оказания гражданам Российской Федерации бесплатной медицинской помощи. Граждане также имеют право на дополнительные медицинские и иные услуги на основе программ добровольного медицинского страхования, а также за счет средств предприятий, учреждений, организаций, своих личных средств и иных источников, не запрещенных законодательством Российской Федерации, а также право на получение медицинской помощи в рамках обязательного медицинского страхования.

В соответствии со ст. 5 Закона Российской Федерации «О медицинском страховании граждан в Российской Федерации» каждый гражданин, в отношении которого заключен договор медицинского страхования или который заключил такой договор самостоятельно, получает страховой медицинский полис, который имеет силу на всей территории Российской Федерации, а также на территориях других государств. В системе медицинского страхования граждане Российской Федерации имеют право на получение помощи на всей территории Российской Федерации, в том числе за пределами постоянного места жительства (ст. 6 указанного Закона). Следовательно, гражданин Российской Федерации может обратиться за помощью в любое медицинское учреждение на территории Российской Федерации.

Таким образом, отсутствие заключенного между обществом «М» и городской больницей договора на предоставление лечебно-профилактической помощи по обязательному медицинскому страхованию не влияет на осуществление гражданами Российской Федерации своих прав на получение медицинской помощи.

17. Уклонение сетевой организации от заключения договора оказания услуг по передаче электрической энергии при наличии у истца статуса энергосбытовой организации и направлении ответчику необходимых документов, содержащих все существенные условия договора оказания услуг по передаче электрической энергии является основанием для понуждения к заключению договора на основании п.4 ст.445 ГК РФ, ч.2 ст.26 Федерального закона «Об электроэнергетике» (дело N А60-39446/05)

Общество с ограниченной ответственностью «Э» обратилось в суд с иском к открытому акционерному обществу «Р» о понуждении к заключению договора об оказании услуг по передаче электрической энергии на условиях, изложенных в проекте договора, направленном ответчику.

Решением суда от 22.02.2006 г., оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 20.04.2006 г. и п остановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 09.08.2006 г. № Ф09-6787/06, исковые требования удовлетворены в полном объеме.

Истец направил ответчику предложение заключить договор об оказании услуг по передаче электрической энергии, на которое ответа со стороны ответчика не последовало.

Согласно ст. 426, 445 ГК РФ, договор оказания услуг по передаче электрической энергии является публичным договором и отказ коммерческой организации от заключения такого договора при наличии возможности предоставить потребителю соответствующие услуги не допускается. При необоснованном уклонении коммерческой организации от его заключения потребитель вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор.

Данная норма корреспондирует с положением абз. 3 п. 2 ст. 26 Федерального закона «Об электроэнергетике», согласно которому при необоснованном уклонении сетевой организации от заключения договора оказания услуг по передаче электрической энергии покупатель вправе обратиться в суд с требованием о понуждении сетевой организации заключить указанный договор в соответствии с гражданским законодательством.

Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (ст. 422 ГК РФ).

Оказание услуг по передаче электрической энергии осуществляется на основании договора возмездного оказания услуг, относящегося к публичным договорам (п. 2 ст. 26 Федерального закона «Об электроэнергетике»). Аналогичное положение содержится в п. 9 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг от 27.12.2004 N 861.

Общество «Р» в силу ст. 3 Федерального закона «Об электроэнергетике» является сетевой организацией — коммерческой организацией, оказывающей услуги по передаче электрической энергии с использованием объектов электросетевого хозяйства, не относящихся к единой национальной (общероссийской) электрической сети. Данное обстоятельство подтверждается совокупностью представленных доказательств, в том числе постановлениями Региональной энергетической комиссии. В связи с этим отклонен довод ответчика об отсутствии у него статуса сетевой организации.

Из материалов дела следует, что истец является приобретателем электроэнергии по договорам электроснабжения в связи с необходимостью исполнения им обязательств перед иными лицами (потребителями) по снабжению их электрической энергией. Следовательно, согласно ст. 3 Федерального закона «Об электроэнергетике», истец является энергосбытовой организацией.

Таким образом, поскольку истец обладает необходимым для заключения договора оказания услуг по передаче электрической энергии статусом энергосбытовой организации, а ответчик является сетевой организацией, постольку в силу положений Федерального закона «Об электроэнергетике», Правил оптового рынка электрической энергии (мощности) переходного периода, Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг от 27.12.2004 N 861, общество «Р» было обязано заключить договор в случае, если все его существенные условия согласованы.

Истцом были направлены ответчику документы, содержащие все существенные условия договора оказания услуг по передаче электрической энергии (данные о пункте назначения электроэнергии, ее получателе, сроках, объемах).

В связи с этим суды пришли к выводу о том, что у общества «Р» в силу норм действующего законодательства об электроэнергетике и с учетом фактических обстоятельств (правомерность действий истца, соблюдение им требований, установленных законом) возникла обязанность по заключению договора оказания услуг по передаче электрической энергии. Так как ответчик уклонился от обязанности, предусмотренной ст. 445 ГК РФ, судом исковые требования удовлетворены.

Доводы ответчика о том, что невозможность заключения договора обусловлена отсутствием определенных условий, обязательных для его заключения, предусмотренных п. 2 ст. 26 Федерального закона «Об электроэнергетике», в силу которых истец сначала должен получить статус субъекта оптового рынка электроэнергии (участвовать в оптовом рынке электроэнергии), а после чего вправе требовать заключить договор оказания услуг по передаче электрической энергии, признаны несостоятельными. Суд апелляционной инстанции указал, что отсутствие у истца договора купли-продажи электроэнергии с поставщиком согласно ст.26 ФЗ «Об электроэнергетике» не является условием, препятствующим заключению договора оказания услуг, так как в данной статье установлены обязательные условия исполнения договора оказания услуг по передаче электрической энергии, а не обязательные условия заключения данного договора.

18. В случае передачи разногласий, возникших при заключении договора, на рассмотрение суда на основании ст.445, 446 ГК РФ, суд не вправе включать в содержание договора условие, по которому стороны не достигли соглашения, если установление такого условия является правом сторон (дело N А60-23168/2005)

Открытое акционерное общество «Р» обратилось в суд с иском к федеральному агентству об обязании заключить договор аренды земельного участка на условиях, предлагаемых истцом. Одно из разногласий сторон касалось определения срока действия договора.

Решением суда первой инстанции от 22.11.2005 г., оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 13.02.2006 г., несогласованный пункт договора о сроке действия договора утвержден в следующей редакции: «Срок действия договора аренды земельного участка устанавливается до 13.05.2009. В соответствии с п. 2 ст. 425 ГК РФ условия настоящего договора применяются к отношениям, возникшим с 14.05.2004 — момента начала пользования арендатором земельным участком — до момента заключения настоящего договора».

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 29.05.2006 г. N Ф09-3557/06 судебные акты изменены. Суд кассационной инстанции исключил из спорного пункта договора указание на применение условий договора к отношениям, возникшим до его заключения, руководствуясь следующим.

В соответствии с п. 3 ст. 433 указанного Кодекса договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом.

Согласно п. 2 ст. 425 Гражданского кодекса Российской Федерации, стороны вправе установить, что условия заключенного ими договора применяются к отношениям, возникшим до заключения договора.

В силу ст. 421 названного Кодекса граждане и юридические лица свободны в заключении договора, понуждение к заключению договора не допускается.

Как следует из указанных норм права, возможность распространения условий договора на отношения сторон, возникшие до его заключения, является правом этих сторон и требует согласия всех лиц, заключающих договор. Поскольку истец просил принять спорный пункт договора в его редакции, не содержащей положения о применении условий договора к отношениям, возникшим до его заключения, суд кассационной инстанции пришел к выводу о неправильном применении судами ст. 421, 425 ГК РФ.

Учитывая, что по данному условию стороны не достигли соглашения, арбитражные суды не вправе были включать его в договор, в связи с чем оно подлежит исключению.

19. При разрешении преддоговорного спора суду надлежит установить гражданские права и обязанности, облеченные в форму условий договора, которыми стороны будут руководствоваться в своих дальнейших отношениях, и изложить в резолютивной части условия, на которых стороны обязаны заключить договор ( дело N А60-2072/04)

Открытое акционерное общество «П» обратилось в суд с иском к Уральскому межрегиональному отделению специализированного государственного учреждения при Правительстве РФ «Российский фонд федерального имущества» об утверждении условия договора купли-продажи земельного о выкупной цене.

Решением от 05.05.2004 г. требование истца удовлетворено: утверждены условия договора купли-продажи земельного участка о размере его выкупной цены.

Постановлением апелляционной инстанции от 06.07.2004 решение оставлено без изменения.

Суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что решение соответствующего органа о предоставлении земельного участка и заключении договора купли-продажи принято с существенным нарушением установленного земельным законодательством срока, при расчете цены следовало руководствоваться нормами, действовавшими на момент подачи истцом заявки в Министерство по управлению государственным имуществом, а также, что налог на добавленную стоимость не подлежит включению в цену земельного участка.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 04.10. 2004 г. N Ф09-3253/04 судебные акты отменены, дело направлено на новое рассмотрение. Суд кассационной инстанции указал следующее.

Исходя из изложенных в исковом заявлении требований, между сторонами по настоящему делу спор возник при заключении договора купли-продажи земельного участка. Фактически судом рассмотрен преддоговорный спор. Между тем, резолютивная часть решения не соответствует как его мотивировочной части, так и требованиям ст. 173 АПК РФ.

В соответствии со ст. 173 АПК РФ по спору, возникшему при заключении или изменении договора, в резолютивной части решения указывается вывод арбитражного суда по каждому спорному условию договора, а по спору о понуждении заключить договор указываются условия, на которых стороны обязаны заключить договор.

Утверждение условия договора о цене решением суда не влечет каких-либо правовых последствий для сторон спорного правоотношения, поскольку судебным актом стороны не обязываются заключить договор на определенных условиях.

Кроме того, судом не учтено, что заявленное истцом требование не соответствует способам защиты гражданских прав, перечисленным в статье 12 Гражданского кодекса РФ, и не может быть отнесено к иным способам, предусмотренным законом.

Аналогичная позиция выражена в постановлениях апелляционной и кассационной инстанций по делу А60-7712/05 (постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 18.10.2005 г. № Ф09-3373/05): заявляя требование о понуждении к заключению договора купли-продажи, истец должен представить проект, содержащий условия договора, которые исследуются и оцениваются судом при разрешении спора (ст.445 ГК РФ). Поскольку такой проект заявителем не представлен, отказ в удовлетворении исковых требований признан правомерным.

20. Преимущественное право арендатора на заключение договора на новый срок может быть реализовано лишь при наличии волеизъявления арендодателя на заключение договора на новый срок. Сам по себе факт надлежащего выполнения арендатором своих обязанностей по договору аренды не является основанием для удовлетворения требования об обязании заключить договор аренды на новый срок ( дело N А60-11812/2003)

Общество с ограниченной ответственностью «В» обратилось в суд с иском к Министерству по управлению государственным имуществом о понуждении ответчика к заключению договора аренды имущественного комплекса на новый срок, ссылаясь на положения п. 1 ст. 621 ГК РФ и полагая, что в силу указанной нормы закона и условий договора оно имеет преимущественное право на заключение договора аренды, поскольку надлежащим образом исполняло обязанности арендатора.

Решением от 19.08.03 г., оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 16.10.03 г. и постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 13.01.2004 г. N Ф09-3927/03, в иске отказано.

Между сторонами был заключен договор аренды имущественного комплекса. В связи с окончанием срока действия договора арендодатель уведомил арендатора о том, что договор аренды на новый срок с ним не будет заключен, и предложил подготовить арендуемый имущественный комплекс к передаче арендодателю.

Из содержания ст.621 ГК РФ следует, что субъективное право арендатора на преимущественное заключение договора аренды на новый срок может быть реализовано им только в случае передачи арендодателем спорного имущества третьему лицу в аренду, причем данное преимущественное право подлежит защите способами, установленными абз.3 п.1 ст.621 ГК РФ – право требования перевода на себя прав и обязанностей по договору аренды либо возмещение убытков.

Поскольку в материалах дела отсутствуют доказательства передачи спорного имущества в аренду третьим лицам, суды сделали вывод, что требование истца о понуждении ответчика пролонгировать договор аренды не подлежит удовлетворению.

Аналогичная позиция отражена в судебных актах по делу N А60-15499/04 (оставлены без изменения п остановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 25.01.2005 г. № Ф09-4549/04).

II . Изменение договора

21. Изменения могут быть внесены лишь в действующий договор.

В случае, если договор прекратил свое действие, иск об обязании внести изменения в договор удовлетворению не подлежит (дело N А60-11467/05)

Открытое акционерное общество «Р» обратилось в суд с иском к государственному унитарному предприятию «У» об обязании внести изменения в договор на эксплуатацию железнодорожного пути необщего пользования.

Решением от 01.06.2005 г. в удовлетворении исковых требований отказано на том основании, что срок действия спорного договора истек, и поскольку условие, при котором он продлевался не соблюдено, обязательства сторон по договору прекращены, поэтому оснований для внесения изменений в договор нет.

Постановлением суда апелляционной инстанции от 21.07.2005 г. решение оставлено без изменения. Суд признал условие, в зависимость от наступления которого стороны поставили продление срока действия договора, противоречащим ст.157 ГК РФ и, как следствие этого, ничтожным, поскольку продление срока действия договора обусловлено поведением ответчика (соблюдением условий договора), надлежащим исполнением его договорных обязательств, т.е. зависит от воли одной из сторон.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 17.10.2005 г. № Ф09-3358/05 судебные акты оставлены без изменения.

Между истцом и ответчиком заключен договор на эксплуатацию железнодорожного пути необщего пользования, принадлежащего предприятию «У». По условиям договора при соблюдении ответчиком в период действия договора условия о времени нахождения вагонов на железнодорожном пути необщего пользования срок действия договора продлевается.

Исходя из правового смысла ст. 450 ГК РФ изменения могут быть внесены лишь в действующий договор.

Между тем, в договоре указан срок его действия до определенной даты, которая на момент предъявления исковых требований уже наступила. Условие о том, что срок действия договора продлевается при условии соблюдения условий договора в части времени нахождения вагонов на железнодорожном пути необщего пользования не более 44 часов, суд не признал основанием для продления срока действия договора. Согласно ст. 157 ГК РФ сделка считается совершенной под условием, если возникновение или прекращение прав и обязанностей поставлено сторонами в зависимость от обстоятельства, относительно которого неизвестно, наступит оно или нет. Поскольку в данном случае продление срока действия договора поставлено сторонами в зависимость от поведения ответчика, от надлежащего или ненадлежащего исполнения им договорных обязательств, что не может быть отнесено к событию, постольку данное условие договора противоречит ст. 157 ГК РФ и является ничтожным.

Таким образом, срок действия данного договора истек, поэтому требование об обязании внести изменения в данный договор не подлежит удовлетворению.

22. Достижение цели договора и получение результата, на который сторона рассчитывала при заключении договора, является основанием для отказа в иске о внесении изменений в договор на основании п.2 ст.450 ГК РФ ( дело N А60-4247/2004)

Открытое акционерное общество «М» обратилось в суд с иском к Администрации муниципального образования об изменении договора купли-продажи недвижимого имущества в части порядка оплаты и внесении дополнительного условия, предусматривающего нахождение недвижимого имущества в залоге у продавца до его полной оплаты покупателем, ссылаясь на то, что, утратив право собственности на объект недвижимости, он не получил встречного удовлетворения со стороны ответчика в виде документа, подтверждающего его участие в долевом строительстве газопровода.

Решением от 24.06.2004 г., оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 20.10.2004 г. и постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 22.12.2004 г. N Ф09-4225/04, в удовлетворении исковых требований отказано исходя из следующего.

Между истцом и ответчиком заключен договор купли-продажи недвижимого имущества, в соответствии с которым истец с целью организации газовой котельной передал ответчику отдельно стоящее нежилое здание. В качестве встречного исполнения ответчик по условиям договора обязан выдать истцу документ, подтверждающий его участие в долевом строительстве. Согласованная сторонами цена нежилого здания включена в состав затрат покупателя по строительству газопровода в части долевого участия общества «М в указанном строительстве.

На основании данного договора купли-продажи Учреждение юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним произвело регистрацию права собственности муниципального образования.

Проанализировав текст договора купли-продажи в порядке ст. 431 ГК РФ с учетом дополнительного соглашения, суды пришли к выводу о том, что целью договора купли-продажи является организация газовой котельной и получение продавцом соответствующей доли в этом проекте.

На момент рассмотрения дела газопровод был построен, газовая котельная как его составляющая использовалась сторонами по назначению, что свидетельствует о достижении цели договора и получении истцом результата, на который он был вправе рассчитывать при его заключении.

Таким образом, никакого нарушения договора одной из сторон и нанесение этим ущерба другой стороне допущено не было, следовательно оснований для изменения договора, установленных п.2 ст.450 ГК РФ, нет.

23. Расторжение договора с другими контрагентами не признается существенным изменением обстоятельств, являющимся основанием для изменения договора с ответчиком в соответствии с п.2 ст.451 ГК РФ ( дело № А60-21753/2003)

Открытое акционерное общество «С» обратилось в суд с иском к открытому акционерному обществу «А» об изменении условий договора на отпуск и потребление электрической энергии в связи с существенным изменением обстоятельств на основании ст. ст. 451 — 453, 539 ГК РФ. Изменения заключаются в том, что энергия будет подаваться ответчику на энергопринимающие устройства, указанные в договоре, и на два дополнительных энергопринимающих устройства в связи с расторжением договоров электроснабжения с третьим лицом ввиду прекращения им своей деятельности; по мнению истца, с момента расторжения данных договоров отношения по поставке энергии на два принимающих устройства должны быть установлены с обществом «А» как с собственником этого имущества.

Решением от 08.12.2003 г., оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 19.02.2004 г. и постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 31.05. 2004 г. N Ф09-1569/04, в удовлетворении исковых требований отказано в связи со следующим.

Между сторонами заключен договор на отпуск и потребление электрической энергии.

В соответствии со ст. 539 ГК РФ договор энергоснабжения заключается между энергоснабжающей организацией и потребителем.

По двум энергопринимающим устройствам, относительно которых заявлено требование истца об изменении договора, осуществляется энергоснабжение муниципального образования, иных субабонентов; ответчик потребителем электрической энергии через спорные энергопринимающие устройства не является. Данные устройства были переданы ответчиком по договору аренды другому лицу.

Проанализировав схемы энергоснабжения общества «А», суды установили, что переданное по договору аренды оборудование является энергопринимающим устройством, отвечающим установленным техническим требованиям и присоединенным к сетям энергоснабжающей организации. Из этой схемы также следует, что общество «А» потребляет электроэнергию через другое энергопринимающее устройство.

Поскольку энергопринимающее устройство находилось у другого лица, а не у ответчика, суды пришли к выводу, что данное энергопринимающее устройство подлежало самостоятельному подключению к сетям энергоснабжающей организации.

Таким образом, истцом не доказано наличие существенно изменившихся обстоятельств, дающих основание для внесения изменений в договор применительно к п.2 ст.451 ГК РФ.

III . Расторжение договора

24. Обнаружение в проданном товаре неустранимых недостатков, которые не могут быть устранены без несоразмерных расходов или затрат времени, или недостатков, которые выявляются неоднократно, либо проявляются вновь после их устранения признается существенным нарушением договора со стороны продавца и является основанием для его расторжения по требованию покупателя на основании п.2 ст.450, п.2 ст.475 ГК РФ.

Расторжение договора допускается в отношении части товара, в которой выявлены соответствующие недостатки (дело № А60-24395/2004)

Индивидуальный предприниматель обратился в суд с иском к закрытому акционерному обществу «Т» о расторжении договора купли — продажи витрин, взыскании суммы убытков, причиненных расторжением договора, обязании общества «Т» забрать 10 витрин, в отношении которых расторгается договор.

Решением от 22.11.2004 г., оставленным без изменения п остановлением суда апелляционной инстанции от 29.06.2005 г. и постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 24.10.2005 г. N Ф09-3226/05, исковые требования удовлетворены в полном объеме: договор купли-продажи в части 10 витрин расторгнут. С общества «Т» в пользу предпринимателя взыскана сумма убытков; требование истца об обязании общества «Т» забрать 10 некачественных витрин, в отношении которых расторгается договор, отклонено, поскольку данному требованию не дано правового обоснования.

По договору купли-продажи общество «Т» передало предпринимателю холодильные витрины, которые впоследствии были переданы предпринимателем другому лицу.

После монтажа и сдачи в эксплуатацию торгового оборудования в процессе его эксплуатации на десяти витринах лопнули стекла. Впоследствии после замены поврежденных стекол они лопнули повторно, что и послужило основанием для обращения истца в суд с иском о расторжении договора с обществом «Т».

Заключением эксперта установлено, что причиной повреждения стекол являлись конструктивные дефекты.

Исходя из данных обстоятельств, суды пришли к выводу о наличии существенных нарушений требований к качеству товара (п.2 ст.475 ГК РФ), в частности, недостатков, которые выявляются неоднократно.

Таким образом, ответчик ненадлежащим образом исполнил свои договорные обязательства, что было признано судом существенным нарушением договора, дающим основание для его расторжения в части, касающейся товара, в котором обнаружены соответствующие недостатки, и взыскания суммы убытков, причиненных расторжением договора.

25. Ненадлежащее исполнение ссудополучателем обязанностей по поддержанию вещи в исправном состоянии или ее содержанию, существенное ухудшение состояния вещи вследствие действий ссудополучателя является основанием для расторжения договора безвозмездного пользования в судебном порядке на основании п.1 ст.698 ГК РФ, если на предложение о расторжении договора получен отказ другой стороны либо не получен ответ (дело № А60-18370/03)

Администрация муниципального образования обратилась в суд с иском к общественному объединению о расторжении договора, заключенного между обществом «Х» и ответчиком, в связи с невыполнением ответчиком обязательств по надлежащему содержанию имущества, что привело к существенному ухудшению имущества.

Решением от 28.10.2003 г., оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 30.04.2004 г. и п остановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 12.10.2004 г. № Ф09-534/04, договор расторгнут по следующим основаниям.

Общество «Х» передало ответчику во владение и пользование сроком до 2035 года павильон для физкультурников на стадионе общества. Претензии, касающиеся состояния помещений, в акте приема-передачи не зафиксированы.

Согласно договору купли-продажи общество «Х» продало имущественный комплекс, включающий в себя переданное ответчику помещение Экологическому фонду Администрации муниципального образования который, в свою очередь, на основании договора передал указанное имущество в муниципальную собственность Администрации по акту приема-передачи. Из акта следует, что имущество находится в нерабочем состоянии, подлежит капитальному ремонту и по назначению не используется.

Вступившими в законную силу судебными актами арбитражного суда по другому делу установлено, что договор, заключенный между обществом «Х» и ответчиком, имеет правовую природу договора безвозмездного пользования.

В силу ст.700 ГК РФ ссудодатель вправе произвести отчуждение вещи или передать ее в возмездное пользование третьему лицу. При этом к новому собственнику или пользователю переходят права по ранее заключенному договору безвозмездного пользования, а его права в отношении вещи обременяются правами ссудополучателя.

Исходя из данных положений, истец, являясь собственником спорного имущества, выступает в рамках договора безвозмездного пользования в качестве ссудодателя, а ответчик в качестве ссудополучателя.

Материалами дела подтверждается, что на момент передачи в муниципальную собственность спортивный павильон по назначению не использовался, находился в нерабочем разрушенном состоянии, отключен от центрального отопления в связи с неуплатой и ненадлежащим содержанием сетей, в помещении павильона обнаружены следы запустения и беспорядка, стекла в окнах разбиты, мероприятия по содержанию помещения в исправном состоянии, обязанность по проведению которых была возложена на ответчика, не проводились, что привело к существенному ухудшению имущества, для восстановления которого требуется текущий и капитальный ремонт.

Исходя из данных обстоятельств, поскольку ответчик принял на себя обязательство содержать переданное ему помещение в полной исправности и надлежащем санитарном состоянии, судебные инстанции пришли к выводу о том, что ответчик мероприятия по содержанию спорного объекта надлежащим образом не исполнял, что привело к существенному ухудшению его состояния.

Выполняя требования п.2 ст.452 ГК РФ, истец направил ответчику заказным письмом предложение расторгнуть договор, однако ответ на него в сроки, установленные данной нормой, не получил.

При таких обстоятельствах требование истца о досрочном расторжении договора безвозмездного пользования признано судом обоснованным, договор расторгнут на основании ст.698 ГК РФ.

26. Неисполнение обязанности по передаче технической документации, необходимой для осуществления лицензиатом прав по лицензионному договору, при отсутствии согласованного сторонами перечня такой документации, не признается существенным нарушением договора, являющимся основанием для его расторжения в соответствии с п.2 ст.450 ГК РФ

Истечение срока действия лицензионного договора влечет прекращение обязательств сторон, поэтому расторжение лицензионного договора по истечении срока, на который предоставлялось право на изобретение, невозможно ( дело N А60-7129/05)

Общество с ограниченной ответственностью «И» обратилось в суд с иском к государственному учреждению о расторжении лицензионного договора, ссылаясь на то, что ответчиком допущено существенное нарушение договора, а именно: истцу не передана необходимая документация; кроме того, заключая договор, истец рассчитывал получить определенное количество дроби, в то время как изготовленная по эскизам форсунка не способна обеспечить промышленное производство дроби.

Решением суда первой инстанции от 24.05.2005 г. иск удовлетворен, лицензионный договор расторгнут в связи с наличием существенных нарушений со стороны ответчика. Существенным нарушением признано отсутствие полной технической документации (в частности конструкторских чертежей форсунок и форсуночных узлов), что не позволяет истцу осуществлять промышленное производство стальной дроби по запатентованному ответчиком способу плавления и распыления. Данные обстоятельства послужили основанием для вывода о том, что истец в значительной степени лишается того, на что он вправе был рассчитывать при заключении договора.

Постановлением суда апелляционной инстанции от 22.07.2005 г., оставленным без изменения постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 19.10.2005 г. N Ф09-3443/05, решение отменено, в удовлетворении иска отказано в связи со следующим.

Между сторонами заключен лицензионный договор, зарегистрированный в Роспатенте, согласно условиям которого лицензиар (ответчик) обязался передать лицензиату (истцу) на срок действия договора и за вознаграждение неисключительное право на использование изобретения по патенту «Способ получения металлического порошка» для получения порошковой дроби путем распыления расплавов. В соответствии с условиями договора лицензиар обязан предоставить и передать лицензиату всю необходимую и достаточную техническую документацию для осуществления способа получения металлической дроби в течение 30 дней с момента регистрации договора в Роспатенте.

Исходя из ст.450 ГК РФ для удовлетворения требований истца о расторжении договора необходимо установить наличие нарушений его условий, а также их существенность.

Суды апелляционной и кассационной инстанций пришли к выводу о недоказанности нарушения условий договора со стороны ответчика.

Договором предусмотрено, что лицензиар передает лицензиату необходимую и достаточную для использования техническую документацию, осуществляет оказание технической и другой помощи.

Согласно условиям лицензионного договора техническая документация — это документация, необходимая для осуществления способа (приложение к договору). Однако такое приложение в материалах дела отсутствует, сторонами не составлялось. Перечень технической документации, подлежащей передаче лицензиату в соответствии с условиями лицензионного договора, сторонами не согласован, под данной документацией стороны подразумевают разные документы; вместе с тем, получение некоторого количества технической документации по применению лицензионного способа истец не оспаривает.

Таким образом, сторонами не достигнуто соглашение по вопросу о составе подлежащей передаче технической документации, что исключает возможность нарушения условий договора в этой части.

Суд апелляционной инстанции, основываясь на ст.425 ГК РФ, также указал, что, учитывая существо договора, а именно истечение срока, на который предоставлялось право на изобретение, расторжение договора невозможно.

При таких обстоятельствах оснований для расторжения договора на основании п.2 ст.450 ГК РФ нет.

Смотрите еще:

  • По апк обращение к суду Обращение в суде Здравствуйте скажите пожалуйста во время заседания суда как можно обращаться к судье? ВАША ЧЕСТЬ или УВАЖАЕМЫЙ СУД.Как будет правильно напишите пожалуйста. Ответы юристов (5) Здравствуйте! Если Арбитражный суд, то […]
  • Что говорить на суде за кражу Какой суд рассматривает дело по статье 158 УК РФ? здравствуйте! вопрос. Какой суд рассматривает ст 158. меня инетесует какой суд какую часть именнно рассматривает. какое наказание за покушение на хищение? Ответы юристов (1) Здравствуйте, […]
  • Адвокаты петрозаводск Адвокат Воронина М.Л. | Юрист | Петрозаводск Информация Представительство в суде Защита на следствии и в суде________________________________________ Показать полностью… Петрозаводская Центральная Коллегия Адвокатов 1. Жилищные дела • о […]
  • Штраф устанавливается от 1. Штраф является наиболее мягким видом наказания и в системе наказаний он стоит на первом месте. В качестве основного наказания штраф назначается, как правило, за преступления небольшой и средней тяжести, однако в некоторых случаях в […]
  • Воробьев прокурор Воробьев прокурор Воробьев Темур Николаевич родился 07 ноября 1973 года в г.Сухуми Абхазской АССР. В 1995 году окончил Саратовскую государственную академию права по специальности "Юриспруденция". В органах прокуратуры работает с февраля […]
  • Санитарных правил и норм санпин 235021-94 СанПиН 2.3.5.021-94. Санитарные правила для предприятий продовольственной торговли СанПиН 2.3.5.021-94. Санитарные правила для предприятий продовольственной торговли – документ, содержащий санитарные правила, которые касаются всех […]
  • Зеленин сф правила дорожного движения Правила Дорожного Движения Пдд с комментариями для всех понятным языком. Зеленин С. ф. Мир Автокниг в Москве Заметка к объявлению Доставка и оплата Самовывоз — Москва, Щербинка, ул. Восточная Доставка по городу — 230 р. Бесплатная […]
  • Добросовестный покупатель суд КС РФ запретил отбирать жилье у добросовестных приобретателей По общему правилу, если добросовестный приобретатель купил имущество у лица, которое не имело права его отчуждать, то собственник вправе истребовать это имущество только в тех […]