Правило кастанеда

Правило нагваля

Материал из Видение мира

Дон Хуан передал свои знания относительно правил нагваля. Сила, управляющая судьбой всех живых существ, имеет название «Орел», но не по каким-то внешним признакам, а так как видящий видит судьбу иссиня-черным орлом в высоту достигающий бесконечности. Орел дал каждому дар и наделил необыкновенной силой, чтобы те нашли путь к свободе. Чтобы этот путь был найден, орел создал нагваля. Нагвалем называется двойное существо, которому открыто правило. И не важно, в какой форме находится нагваль (человек, животное или растение). Нагваль состоит из двух частей: мужской и женской, которые обретают статуса нагваля после того, как каждому из них открывается правило, которое они понимают и принимают. Для видящего нагваль-мужчина и нагваль-женщина предстают в виде светящегося яйца с четырьмя отделами. Нагваль, в отличие от человеческих существ, имеет не два отдела (левый и правый), а четыре, так как обе стороны разделены еще на две длинные секции. Орел создала нагваля видящим и дал ему четыре женских воина (сталкеры), три мужских и один мужской курьер, питающий и заботящийся об остальных и ведущий их по пути к свободе. Женских воинов называют четырьмя направлениями, а так же углами квадрата, четырьмя ветрами, различными личностями и т.д. Первая — восток, женский воин порядка, оптимистичный, беззаботный и бдительный. Второй женский воин — север (сила), находчивый, невозмутимый и несгибаемый. Третий женский воин — запад (чувство), совестливый, артистичный и лукавый. И, на конец, четвертый — юг (рост), шумный застенчивый и теплый.

Три мужских воина и курьер являются четырьмя типами деятельности мужчины и мужскими темпераментами. Первый тип — человек познающий, благородный. На него можно положиться, так как он преданно выполняет свою задачу. Второй — человек действующий, весьма переменчивый, ненадежный, но юморист. Третий тип — загадочный и неосознаваемый человек. О нем трудно судить, так как он скрытный. Четвертый — курьер, хороший помощник, неразговорчивый. Если его направить, то он все выполняет самостоятельно. И каждый такой тип мужчины и женщины есть на земле и несет в себе эти черты.

У мужчины и женщины нагваля правые стороны колышутся, левые вращаются. Нагваль-мужчина представляет собой опору (постоянный и неизменный), нагваль-женщина воюет и в то же время расслаблена, она все осознает без напряжения. Оба они являются отражением 4 типов их пола и 4 характерами поведения.

Содержание

Приказы Орла

Первым делом Орел приказал нагвалям найти еще 4 женских воина, являющихся копией сталкеров, но сновидящих. Восемь женских воинов составляют 2 группы: правой планеты (4 сталкера) и левой планеты (4 сновидящих). Сталкеры были обучены искусству красться, а сновидящие — сновидениям. Два женских воина существуют нераздельно, они похожи и могут опознать друг друга только через безупречность. Четыре сновидящих и сталкера объединяются только для выполнения задачи и при особых обстоятельствах. Два женских воина связаны с мужчиной в нужной комбинации, образуя 4 дома, включающие необходимое число воинов. Мужские воины и курьер так же могут объединяться или действовать отдельно и независимо друг от друга.

Второй приказ Орла состоял в том, чтобы разыскать еще трех курьеров, женщин или мужчин, составляющих смешанную группу. Но мужчины должны были принадлежать к четвертому типу, а женщины к югу. После этого орел приказал нагвалям забыть его и себя и затем все это вспомнить. Все разделились и больше ничего не помнили. Это было испытание и главная задача.

Последнее, что требовалось от нагвалей — после восстановления найти новую пару двойных существ и сделать из них новых нагвалей, мужчину и женщину. Как только первый нагваль со своей партией были готовы пересечь проход, первая женщина-нагваль ждала их, готовая провести. Был приказ взять новую женщину-нагваль в другой мир, которая бы служила маяком для людей, который оставляет нового мужчину-нагваля в мире для повтора цикла.

На вопрос о том, как человеку стало известно правило, Дон Хуан сказал, что правило бесконечно, оно охватывает все грани поведения воина. Видящие занимаются интерпретацией и накоплением подтверждений правила. Их задачей всегда было видеть Орла и наблюдать за его вечным потоком. Наблюдая, видящие пришли к выводу, что если сломать светящуюся скорлупу, в которой заключена человечность, можно будет найти в орле еле заметное отражение человека. Тогда можно узнать правила. Но они не помогут обрести свободу и не означают вечную жизнь в ее традиционном понимании. Можно лишь сохранить осознание, которое обычно умирает вместе с телом. Бенефактор Хуана говорил, что в момент перехода ты вступаешь в третье внимание, а тело загорается знанием.

Дон Хуан решил вести за собой других, включая Карлоса Кастанеду. Сам Хуан испытал весь этот опыт на себе, что подробно описывает Кастанеда в своей книге «Дар Орла».

Партия воинов нагваля

Дон Хуан решил познакомить Кастанеду со своими воинами, но прежде этого он изменил осознание Карлоса. Хуан не влиял на то, как встретят Кастанеду и не мог ничему помешать. И было два варианта: либо направить Кастанеду на запоминание ритуала, либо устроить произвольную встречу. Вместе со своим бенефактором и волей случая решено было провести ритуал.

Жизненная сила поступает к нам с юга и покидает, уходя через север. Единственный вход в мир нагваля находится на юге, где два женских воина образуют ворота. Хуан и Кастанеда шли к дому в одном мексиканском городке со стороны юга, и там две крупных индианки стояли недалеко от дома. Они были невероятно сильны, имели длинные иссиня-черные волосы, заплетенные в косу. Одежда их была типично индейская. Одну из н их он приставил Карлосу как Сесилию, она была сновидящая. Вторую звали Делия, она была сталкером. Сесилия позволила Карлосу войти. У передней двери дома стоял худой мужчина, как тень, с именем Эмилито. Он являлся курьером и помощником. Далее в комнате стояла женщина Тереза, которая была курьером Сесилии и Делии. Она была молчаливая и дружелюбная. Так с Доном Хуаном Кастанеда прошел далее, сел за стол, и они начали беседу. Все эти люди присоединились к ним, и общаться с ними было приятно. И это была первая встреча с воинами Хуана.

Для второй встречи оба мужчины прибыли в город Закатекас (Северная Мексика). Там Карлос должен был встретиться с восточными женщинами и одним воином-ученым следующим утром, поскольку восток несет в собой утро и свет. Прошлая же встреча наоборот была устроена во второй половине дня, как час, отражающий ночь. На площади на скамейке Хуан приказал Карлоса подождать его и никуда не уходить. Когда Хуан ушел, к Кастанеде на скамейку присела женщина, на которую тот сначала не обратил внимания. Затем еще одна женщина. Затем мужчина, которого они как раз и ждали. Мужчину звали Висенте Медрано, и он сказал, что женщины являются его сестрами, и что все они сельские жители и в городе лишь на день. Висенте представил своих сестер, как Кармелу (старшая сестра) и Гермелинду (младшая). Они завязали разговор. Спустя какое-то время мужчина попросил Карлоса задержаться, чтоб тот познакомился с его отцом, который должен был прийти с минуты на минуту. Когда Кастанеда сказал, что ждет своего приятеля, все эти люди разом расхохотались. Но тут пришел Дон Хуан, который объяснил, что все женщины были востоком (Кармела была сталкером, а Гермелинда-сновидящей), а Висенте — воин-ученый и компаньон Хуана. Когда они все выходили с площади, к ним присоединился еще один индеец-Хуан Туму-, который был курьером и помощником Висенте. Кармела извинилась за поведение воинов, а Гермелинда сказала, что нужно быть смиренным и не иметь того, что требовало бы защиты, — например собственную личность. Все они зашли в ресторан позавтракать и побеседовать. Интереснее всего были рассказы индейца Хуана Тума, который говорил о неких лучах света или энергии, которые пересекаются и держат землю в точке пересечения. Лучи эти фиксированы в четком порядке, который совпадает с множеством точек на светящемся теле. И так как это тело довольно большое, то некоторые точки могут находиться почти в метре от физического тела. Важнейшая точка располагается в 30 см от живота, в 40 см правее воображаемой линии, идущей строго вперед. Индеец сказал, что это точка является центром второго внимания, которым можно манипулировать, когда хлопаешь воздух ладонями рук.

Следующая встреча должна была произойти с западом, она должна была быть самой важной, так как запад должен был решить, что далее делать Карлосу. К западу нужно было подходить в сумерках. Женщины могли быть безумными и могущественными, как и мужчины, и являлись абсолютными авторитетами во втором внимании. Хуан и Карлос отправились на север Мексики и доехали до дома на окраине. Они долго стучали в дверь. Затем высунула голову женщина с недовольным лицом. Она злилась на такую бестактность. Когда Дон Хуан хотел заступиться за Кастанеду, женщина его отодвинула в сторону. После того, как Карлос извинился, женщина улыбнулась и провела обоих мужчин в дом. С Хуаном она была крайне мила. В комнате сидела еще женщина, она вела себя дерзко и пошло. Эту женщину звали Зулейка, она была сновидящей. Женщина, открывавшая дверь звалась Зойлой, она была сталкером. Все прошли во внутренний двор, где стоял мужчина. Его имя было Сильвио Мануэль. Он приказал Кастанеде раздеться, сесть на одежду и смотреть на яркую точку темноте. Карлос долго смотрел на нее, пока не понял, что точкой яркости являлся левый глаз Сильвио. Он был поражен таким ясным ночным зрением мужчины. Женщины, очевидно, тоже обладали такой возможностью. В центре дворика стояла еще одна женщина — Марта. Она была курьером.

Последняя встреча должна была состояться с северными воинами Хуана, для чего мужчины отправились в город Гвадалахара. По пути в магазин (интернет магазинов тогда не было) они столкнулись с женщиной по имени Нелида, которая была сновидящей с севера. Неподалеку находился индеец Хенаро Флорес, человек действия, воин. Предстояло еще знакомство с Флориндой, которая должна была быть связующим звеном между Карлосом, циклом и другим настроением.

Так Дон Хуан и Карлос Кастанеда обошли четыре дома, в которых не было равновесия. Но много нового узнал Карлос от Хуана и его воинов.

Женщина-Нагваль

Дон Хуан рассказывал, что он находился под надзором двух западных женщин, чтобы они его очистили. Так же им руководила и северная женщина — сталкер, обучающая его принципа искусства сталкинга. Она вместе с его бенефактором предоставили ему все, чтобы взять под опеку трех воинов-мужчин, одного курьера и четерых сталкеров, которые составят его партию воинов. Все перечисленные выше воины составили его партию воинов. И когда все воины достигли нужного мастерства в искусстве красться, бенефактор Хуана решил, что пора найти женщину-нагваль. Для ее привлечения бенефактор потребовал, чтобы Дон Хуан стал католиком и ходил с ним в церковь.

Однажды во время воскресной мессы Хуан, стоя на коленях, увидел женщину, которую видел на протяжении месяца, но в на сей раз он увидел ее как светящееся существо с ее двойным строением. Ее звали Олинда, которая была двойной женщиной. Бенефактор Хуана знал все заранее, и он успешно и безупречно закончил свою миссию по сведению двойных существ. Сила виденья была и у Дона Хуана и у Олинды. Бенефактор выскочил с мессы. И вдруг кто-то проскользнул между Хуаном и Олиндой, и они оказались связанными. Затем оба оказались уже вне церкви. Бенефактор Хуана не мог ничем помочь, так как его миссия на том закончилась. Сам Хуан понял, что ему надо вытащить ее из социума, даже думал жениться. Бенефактор сказал, что если она придет к нему по своей воле, то он сможет помочь Хуану, вступив с ней в контакт в качестве нагваля.

Задача женщины-нагваля

Родители Олинды не приняли Дона Хуана. Сам он заметил, что двойные существа-женщины очень робкие и консервативные. Бенефактор велел Хуана отступать. Он говорил, что воин не может находиться в осаде, так не должен иметь собственность, за которую стоило бы бояться. В мире воина ему самому и его безупречности ничего не должно угрожать. Но в битве за жизнь, на подобие той, которую вел Хуана, борясь за женщину-нагваль, воин пользоваться всеми доступными средствами. Для этого Хуан использовал все знания об искусстве сталкинга, чтобы заполучить девушку. Его партия воинов помогла ему в этом. Сильвио Мануэль даже применял свое искусство мага. И так, в день отъезда Олинды, они выкрали ее. Но бенефактор Хуана, узнав об этом, приказал вернуть девушку домой, так необходимо чтоб она пришла по собственной воле. Тогда они разработали другой план, где 4 женщины воина должны были ее похитить по дороге, а Дон Хуан якобы ее спасти. И все сработало. Дон Хуан открыл ее правило, и она приняла его. Они нашли себя в друг друге, и это чувство не было похоже ни наодно из тех, что испытывает человек, например, привязанность или потребность. Они просто стали одним существом. Женщина-нагваль и Дон Хуан несколько лет работали совместно, по правилу, чтобы организовать группу из четырех сновидящих женщин (Нелида, Зулейка, Сесилия и Гермелинда) и трех курьеров (Хуан-Тума, Тереза и Марта). Их приход ознаменовало начало нового цикла для всех: для Хуана и партии воинов — цикл сновидения, для бенефактора и воинов — безупречность в поступках.

Прежде всего они вс должны были найти путь к свободе, хоть это и было сложно. По очереди они вошли в третье внимание. Существование такого прохода, подтвердило истину правила. Бенефактор покинул мир осознания повседневной жизни последним, взяв с собой женщину-нагваль и растворившись в полном осознании. Хуан вместе со своими воинами, как они описывают, взорвались изнутри при насильственном забвении. Сильвио Мануэль привлек Дона Хуана для работы по вторичному сновидению. Затем нужно было найти целостность самих себя. И требовались годы на осуществление этих задач. Всем им предстояло начать все сначала, но уже без бенефактора. И им не объяснили, что означает забыть себя и найти потом своб целостность. Бенефактор обучил Хуана и Горда совместному видению. И они поняли, что яйцевидна светящаяся форма человеческого существа является лишь внешним коконом, за которым скрывается интригующая сердцевина, состоящая из концентрических колец, желтого цвета светимости и цвета пламени свечи. И эта скорлупа должна быть разрушен изнутри в определенное время, подобно тем существам, что вылупляются из яйца. И воин не может сломать свою скорлупу раньше времени. Единственным средством освободиться от скорлупы и освободить сердцевину — потерять человеческую форму.

Дон Хуан и его воины нашли целостность себя и переключились на последнюю задачу — найти пару светящихся двойных существ. И это было невыполнимой задачей. Пессимизм воина побеждает его в определенный момент на пути. Сам Хуан говорил, что раньше посмеивался на намерениями бенефактора, когда не мог поверить, что тот печалится всерьез. Сильвио Мануэль настаивал на том, чтобы жить безупречно и дальше и не надеяться найти свободу. Но Хуан не был к этому готов. Он считал, что эта ситуация должна была их чему-то научить. Но когда увидел, что бенефактор опустил руки, то Хуан и сам смирился. Интересно, что женщины не были так огорчены, так как изначально знали, что ресурсов у них недостаточно. И стала понятна причина, по которой Орел требовал больше воинов-женщин — в критический момент мужчины впадают в истерику.

После того, как Хуан и его партия воинов оставили надежду, Хуан нашел двойного мужчину, и это было Карлос Кастанеда. После того, как Дон Хуана собрал всех вместе, ему и его воинам осталось лишь найти четырех женщин-сталкеров, трех воинов-мужчин и одного курьера-мужчины, чтобы организовать партию. И Хуан нашел в свою партию Лидию, Жозефину, Розу, Горду, Бениньо, Нестора, Паблито и Элихио (курьер). Каждый их этих новых воинов был точной копией в недоразвитой форме воинов партии Дон Хуана.

Куда ведёт «путь воина» Карлоса Кастанеды?

Одним из учений, захватившим за последние десятилетия немалое количество умов (так и хочется сказать — душ), стал так называемый «путь воина», отцом-основателем которого является полумифический Карлос Кастанеда. Его книги, появившиеся на российских книжных полках в 1990-х годах, сразу приобрели немалую популярность у читателей, повторив тем самым успех на Западе – суммарный тираж творений «испанского антрополога», изданный на 17 языках, достиг 8 миллионов экземпляров. Что же так привлекло читателей к трудам господина Кастанеды?

Духовный поиск нашего современника

Когда развиваться? Куда стремиться? Все мы бежим сегодня, как белки в колесе — порой некогда даже книжку почитать. Сил зачастую остается только на то, чтобы включить телевизор и бездумно смотреть на мелькание цветных картинок.

Но все же есть немало людей, которые не удовлетворяются ценностями, царящими в современном мире, и находят силы и время для духовного поиска. Не хлебом единым жив человек — если душа остается голодной, начинаешь испытывать неясное беспокойство. Жаль, но так уж сложилось – на пути к удовлетворению духовных потребностей нашего с вами современника могут поджидать всевозможные ловушки. Как гласит народная пословица, свято место пусто не бывает – после многолетнего культа материализма в Россию хлынули всевозможные восточные и не очень учения. И люди, подсознательно понимающие, что материя не есть всё, устремились к всевозможным «гуру». Не обладая еще даром различения, наши с вами сограждане начали активно впитывать знания о «тонком мире», не всегда отдавая себе отчет в том, что этот самый «тонкий мир» далеко не однороден.

Одним из «учителей», которому последовали, судя по количеству издаваемых книг, миллионы людей, стал Карлос Кастанеда. Стоит отметить, что у него большой талант литератора и мистификатора – книги написаны прекрасным языком, одни их названия чего стоят: «Учение дона Хуана», «Особая реальность», «Рассказы о силе», «Дар Орла», «Путешествие в Икстлан».

Но основная суть успеха данной книжной серии не в ее литературной ценности.

О чём же повествуют романы Кастанеды? Автор утверждает, что все, им описанное, происходило в реальности. Биография автора, предпосланная повествованию, гласит, что обучаясь в Калифорнийском университете, Кастанеда якобы выиграл грант на антропологические полевые исследования, после чего отправился в экспедицию к мексиканским индейцам. Там антропологу и довелось встретить своего «гуру» — индейца из племени яки дона Хуана Матуса, который начал обучать его «пути воина» — древнему учению индейцев Мексики.

«Цыганские» методы Кастанеды

Стоит обратить внимание на особую структуру всей книжной серии. Все книги, в сущности, повествуют об одном и том же событии – постепенном обучении Кастанеды у дона Хуана. В первом томе автор описывает своё обучение поверхностно, в последующих же томах вновь возвращается к тем же событиям, но уже с новой точки зрения. Психологи называют этот приём суггестией – по сути происходит мягкое и постепенное вовлечение в систему ценностей автора, что очень похоже на так называемый «цыганский» гипноз. Карлос Кастанеда, выражаясь народным языком, «замарьяживает» читателя. Сам автор поясняет такое построение довольно ловко: мол, рационализм современного человека не способен с ходу принять всю мудрость древнего индейского учения, поэтому приходится «ломать стереотипы» постепенно. Примечательно также, что дон Хуан, настаивая поначалу на приёме галлюциногенных средств для уничтожения «старого человека» в Кастанеде, в последующих книгах отвергает этот метод как «необязательный». Он считает, что его ученик не мог иначе победить свой материализм, чтобы увидеть реальность «тонкого мира». Вполне закономерный приём для тех, кто любит манипулировать чужой психикой — сперва расшатать нервы человека приёмом наркотиков, а потом, когда он станет более внушаемым, насадить в его душу свои установки.

Уверен, что подобным «разбором полетов во сне и наяву» Карлоса Кастанеды я вполне могу вызвать гнев его последователей. Несколько лет назад я бы и сам разозлился, если кто-нибудь сказал хоть что-то плохое про моего кумира. «Он ничего не понимает, примитивный человек, – подумал бы я, – куда ему постичь все тонкости пути воина». Гнев поклонников американского испанца был бы закономерен, если бы я не открывал ни одной книги вышеуказанной серии. Но, к сожалению, я выпил чашу этого воистину губительного учения до дна. И могу сейчас со всей трезвостью оглядеть, какие разрушительные последствия имело следование «пути воина» в моей жизни. Слава Господу Богу нашему Иисусу Христу, что он помог мне сойти с этого гибельного пути.

Пародия с секретом

Красной нитью через всё повествование «антрополога» проходит внушаемое отвращение к материальному миру, к его ценностям – к стяжательству, карьерному росту, внешним показателям успеха. Кастанеда на примерах показывает, насколько пусты подобные устремления, насколько они оставляют душу голодной. Это ничего Вам не напоминает? Правильно, сразу вспоминаются строки из Евангелия от Иоанна: Если бы вы были от мира, то мир любил бы своё; а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир (Ин. 15, 19), а также слова Господа о человеческом пристрастии к богатству: Не можете служить Богу и маммоне (Матф. 6, 24). Выходит, что «испанский антрополог» прекрасно понимает, что его целевая аудитория – это люди, которые осознают тщету мирской суеты, которых не привлекают ценности нашего времени. Заполучив таким образом доверие читателей, писатель провозглашает главную цель: путь к буквально ничем не ограниченной свободе. Как тут снова не вспомнить слова Спасителя: и познаете истину, и истина сделает вас свободными (Ин. 8, 31-32)? С тем «небольшим» отличием, что Господь призывал нас быть свободными от греха, а вот Карлос Кастанеда призывает совсем к другому: «У воина нет ни чести, ни достоинства, ни семьи, ни имени, ни родины. Есть только жизнь, которую нужно прожить. В таких условиях контролируемая глупость – единственное, что может связывать его с ближними».

Это очень распространенный приём, используемый психоманипуляторами – сперва привлечь человека через декларацию приятных ему ценностей, завладеть при этом самой охраняемой областью человеческого сознания – верой, а после насаждать человеку свои искаженные представления о мире. Недаром Господь сказал фразу, глубину и разнообразные аспекты которой мы ещё долго будем постигать: Но да будет слово ваше: «да, да», «нет, нет»; а что сверх этого, то от лукавого (Мф. 5, 37). Ох, недаром Господь заповедал нам это двойное подтверждение либо отрицание! Если посмотреть на все книги Кастанеды через призму этой евангельской фразы, то мы увидим, что, образно выражаясь, автор сперва говорит «да» истинам, которые близки чистым сердцам, а после аккуратно вкрапляет едва заметное «нет», которое говорит всем добрым чувствам: любви, добру, сердечной привязанности. Вот несколько фраз из его книг для иллюстрации:

«Ничто не имеет особого значения, поэтому воин просто выбирает какой-то поступок и совершает его. Но совершает так, словно это имеет значение. Его контролируемая глупость заставляет его говорить, что его действия очень важны, и поступать соответственно. В то же время он прекрасно понимает, что все это не имеет значения. Так что, прекращая действовать, воин возвращается в состояние покоя и равновесия. Хорошим было его действие или плохим, удалось ли его завершить – до этого ему нет никакого дела». Чему учат подобные высказывания? Равнодушию, стиранию представлений о добре и зле, апатии. «Что воля, что неволя – всё равно», – именно такие слова механически повторяла героиня фильма-сказки Александра Роу, находясь под действием злого волшебства.

Есть и ещё один важный психологический «крючок», который использует хитрый Кастанеда для «вскрытия» душ. Мифический персонаж дон Хуан, обучая автора книги, не устаёт повторять, что самая главная задача на пути воина – это стирание чувства собственной важности. «Чувство собственной важности делает человека безнадежным: тяжёлым, неуклюжим и пустым. Быть воином означает быть легким и текучим». Для примера автором приводится история о бизнесмене, который хотел быть самым богатым человеком в мире, но узнал об арабских шейхах и понял, что ему не достигнуть их уровня. Потом его требования постепенно снижались, пока он не понял, что ему не стать самым богатым человеком даже на собственной улице. Когда этот несостоявшийся олигарх умер, его похоронили в гробу, похожим на телефонную будку, что должно было символизировать тот факт, что покойный был настолько деловым, что всю жизнь провёл в телефонных переговорах. Кастанеда подсмеивается над этим странным человеком и его наполненным пустотой путём, приглашая нас посмеяться вместе с ним. Читатель посмеивается и… невольно вовлекается в повествование уже не как отстраненный наблюдатель, а как соратник.

Немаловажно знать и о следующей методике, которую предлагает Кастанеда – так называемом стирании личной истории. Предполагается, что человек, вставший на «путь воина», не должен рассказывать ничего о себе даже своим близким, вносить туман в свою личную историю, постоянно смешивая факты из автобиографии с вымыслом. По мнению автора, это даёт «воину» свободу и возможность сделать из себя «нового человека» в соответствии со своими стремлениями, а не с ожиданиями близких. А вот когда воин начинает сомневаться в своём пути, то Кастанеда советует ему «думать о своей смерти». «Мысль о смерти – это единственное, что способно закалить наш дух».

Глядя на все эти разнообразные психологические отмычки, которые писатель использует в своём творчестве, в очередной раз убеждаешься, что они способны сработать только на ниве полного отсутствия знания святоотеческих христианских писаний. Конечно, мало кто из читателей Кастанеды подозревает, что «продвинутый» автор вовсю использует «старомодную» христианскую литературу для мирян и монашествующих, извращая её смысл в нужном для себя направлении. Ведь практически все вышеуказанные приёмы (естественно, в совершенно другом ключе) используются монашествующими, а также верующими мирянами. Уничтожение чувства собственной важности – это очень важная веха становления христианина: Ибо кто возвышает себя, тот унижен будет; а кто унижает себя, тот возвысится (Мф. 23, 12); Если кто хочет идти за мною, отвергнись себя и возьми крест свой и следуй за мною (Мф. 16, 24)

Как это ни странно, но «стиранию личной истории» тоже можно найти аналоги в христианстве. Тот, кто принимает постриг, получает новое имя, отбрасывая тем самым свою прежнюю грешную жизнь, получая возможность начать жить заново. Да и для мирянина есть возможность сбросить с себя «ветхого человека» и «облечься в нового» – путём покаяния, с помощью Святых Христовых Таинств, а также благодаря следованию заповедям Господним.

То же самое обезьянничание мы наблюдаем, когда читаем у Кастанеды призывы помнить о смерти. Ведь ещё в древности святые молились при гробах, у того же преподобного Серафима Саровского всегда в келье стоял гроб, дабы напоминать о тленности плоти.

А если приглядеться внимательнее к учению Кастанеды, которое принимается многими людьми, как руководство к действию? Похоже, что даже сам автор чувствует, что написал нечто страшное. Порой его мироощущение прорывается в таких строках: «Каким бы устрашающим ни было учение, ещё страшней представить себе человека, у которого нет знания». Кастанеда словно бы предвосхищает естественное сопротивление чистой человеческой души своему мрачному учению, убеждая читателя, что чувство страха и отвращения перед подобного рода «знаниями» – это нормально.

Могу сказать по собственным ощущениям, что когда я шёл «путём воина», то постоянно ощущал тягостное чувство в груди – смесь из страха, неуверенности, тревоги. По сравнению с чистотой духа, которую испытываешь после исповеди в храме Господнем, принятия Святых Христовых Таин и молитвы, эти ощущения можно смело назвать вибрациями абсолютного зла. Да и во что, по сути, веришь, читая Кастанеду? В шаманизм, в различные демонические превращения, в стяжание какой-то тёмной силы. Очнитесь, господа хорошие – неужели самим не страшно? Ну а если не страшно, то может быть, станет смешно? Из блистающего светом, прекрасного храма Господня опуститься до уровня закопченной шаманской юрты, где чумазый «воин» торопливо глотает шарики галлюциногенного кактуса, дабы пообщаться с привидевшимися ему бесоподобными зверушками? Это ли «сверхдревнее знание», достойное того, чтобы мы позволили злым силам играть с собой, как игрушками?

Могу сказать, что на личную жизнь следование «пути воина» оказывает поистине разрушительное влияние. Немало «воинов» оказывается в психиатрической больнице, где их продолжает пожирать «огонь изнутри», разожженный Кастанедой, а точнее – князем мира сего, которому он, судя по всем признакам, служит. Один мой близкий приятель, назовем его Алексеем (не хочу указывать его имя по известным причинам), занимаясь психотехниками из данных книг, настолько разрушил свою жизнь и растрепал свои нервы, что практически невозможно вернуть его в нормальное русло. Жена ушла, забрав сына, друзья перестали общаться даже по телефону, боясь нарваться на очередную фанатичную лекцию о «дарах Орла» или «осознанном недеянии». Алексей уже третий год сидит без работы. Ведь это так банально и не по «воински» – работать. Свободы, понимаешь ли, нет абсолютной, по потолку бегать не разрешают.

Впрочем, бывают и не столь фатальные последствия, однако человек, несомненно, платит за подобное увлечение тем, что лишается чувства мира, покоя и любви, к которым, безусловно, подсознательно стремится каждый. Шкала ценностей сбивается напрочь, ведь «воин должен прежде всего знать, что его действия бесполезны, но он должен выполнять их, как если бы он не знал об этом». Какие благие начинания можно сотворить с таким настроем?

А был ли мальчик?

Такая мистификация весьма настораживает: не исключено, что над серией книг работал не один человек, а целая группа психологов – профессионалов суггестии, подбирающих «отмычки» к человеческой душе. Уж больно грамотно с точки зрения внушения ложных ценностей построена вся книжная серия.

Сегодня эстафету от Карлоса Кастанеды принял «бразильский волшебник» Пауло Коэльо. Знатоки творчества «испанского антрополога» с пренебрежением относятся к Коэльо – они считают, что он просто скопировал учение Кастанеды, немного упростив его. Но всё равно правила жизни «воина света», указанные Коэльо, если их исполнять, приведут к тем же плачевным последствиям…

Какова же целевая аудитория у «бразильского волшебника»? Он гораздо более приземленный, более «попсовый». Его первые книги – из раздела «Слезливые истории для сердобольных тетушек». Он пишет для людей, которые пережили в жизни большие потрясения, обиды. Лучшее состояние чужой психики для внушения своих идей – ведь человек после стресса наиболее внушаем, особенно если ему посочувствовали. Следовательно, можно предположить, что та же группа людей, которая раскручивала в своё время Кастанеду (ведь трудно поверить, что 8-миллионный тираж и перевод на 17 языков был осуществлен без поддержки определенных финансовых кругов), снова взялась за своё чёрное дело, на сей раз мечтая обработать многочисленных страдающих женщин и несостоявшихся в профессиональной жизни молодых людей.

Почему такое стало возможно и почему люди с такой легкостью хватают наживку различных лжеучений? Господь предупреждал и об этом: И многие лжепророки восстанут и прельстят многих (Мф. 24, 11).

Но вполне в нашей власти не соблазниться на всевозможные лжеучения, а собраться с силами и всё же преодолеть кажущийся поначалу страшным путь к исповеди и Причащению Святых Христовых Таин. А дальше ощутить, как душа, омытая этим целебным потоком, оживёт, как вернутся в нашу жизнь вера, надежда и любовь. Как появится чувство защищенности, которое дарит нам по своему милосердию Господь.

Правило кастанеда


Задать вопрос

Карлос Кастанеда
(американский антрополог и писатель)
(1925-1998)

1. Развлечения, придуманные людьми, как бы они при этом ни извращались – всего лишь жалкие потуги забыться, не выходя за пределы порочного круга – питаться, чтобы жить и жить, чтобы питаться. Нет ничего страшнее

2. Наше предназначение в этом мире – учиться ради открытия новых непостижимых миров. Непознанным мирам нет числа и все они – здесь, перед нами. Мы еще только в самом начале пути

3. Всё, окружающее нас, является непостижимой тайной. Мы должны пытаться раскрыть эту тайну, даже не надеясь добиться этого

4. Мир необъятен. Мы никогда не разгадаем его тайну. Поэтому мы должны принимать его таким, какой он есть – чудесной загадкой

5. Вместо того чтобы посвятить себя миру, человек растрачивает себя на дела

6. Каждый идет своим путем. Но все дороги все равно идут в никуда. Значит, весь смысл в самой дороге, как по ней идти. Если идешь с удовольствием, значит, это твоя дорога. Если тебе плохо – в любой момент можешь сойти с нее, как бы далеко ни зашел. И это будет правильно

7. Ничто не дается даром в этом мире, и приобретение знания – труднейшая из всех задач, с какими человек может столкнуться. Человек идет к знанию так же, как он идет на войну – полностью пробужденный, полный страха, благоговения и безусловной решимости. Любое отступление от этого правила – роковая ошибка

8. Вещи, которые делают люди, не могут быть более важными, чем мир. Поэтому воин относится к миру, как к бесконечной тайне, а к тому, что делают люди – как к бесконечной глупости

9. Большая степень отрешенности и самоконтроля в разных ситуациях – такое состояние называется состоянием воина. Каждый поступок следует совершать в настроении воина. В жизни, в которой не хватает настроения воина, отсутствует сила

10. Воин – это тот, кто ищет свободу. Печаль и другие эмоции – это не свобода

11. Только воин выживает на пути знания. В образе жизни воина кроется сила. Именно она позволяет ему жить лучшей жизнью

12. Воин должен быть гибким, чувствовать себя легко в любой ситуации, в какой бы он ни оказался

13. Воин ни на что не жалуется и ни о чем не сожалеет

14. В жизни воина нет жалости к себе. Жалость к себе несовместима с силой

15. Воин тем и отличается от обычного человека, что он всё принимает как вызов, тогда как обычный человек принимает всё как благословение или проклятие. Жизнь воина – бесконечный вызов, а вызовы не могут быть плохими или хорошими. Вызовы – это просто вызовы

16. Воин не может быть ни беспомощным, ни испуганным ни при каких обстоятельствах. У воина есть время только для безупречности. Всё остальное истощает его силу. Безупречность восполняет ее

17. Безупречность – это делать лучшее во всем, во что ты вовлечен. Ключом к безупречности является чувство времени. Когда чувствуешь и действуешь как бессмертное существо, ты не безупречен

18. В мире воина всё зависит от личной силы, а личная сила зависит от безупречности

19. То, что определяет наш путь, называется личной силой. Личность человека – это суммарный объём его личной силы. И только этим суммарным объёмом определяется то, как он живёт и как умирает

20. Воин не испытывает сочувствия ни к кому. Испытывать сочувствие – означает желать, чтобы другой человек был похож на тебя, был в твоей шкуре. Самая трудная вещь для воина – предоставить других самим себе. Безупречный воин предоставляет других самим себе и поддерживает их в том, что для них важнее всего. Только маг, который видит и является бесформенным, может позволить себе помогать кому-то. Каждое наше усилие помочь фактически является произвольным актом, руководимым исключительно нашим своекорыстием

21. Смирение воина и смирение нищего – разные вещи. Воин ни перед кем не опускает голову, но в то же время он никому не позволит опустить голову перед ним. Нищий, напротив, падает на колени и шляпой метет пол перед тем, кого считает выше себя. Но тут же требует, чтобы те, кто ниже него, мели пол перед ним

22. Воин сомневается и размышляет до того, как принимает решение. Но когда оно принято, он действует, не отвлекаясь на сомнения, опасения и размышления. Впереди – еще миллионы решений, каждое из которых еще ждет своего часа. Это путь воина

23. Когда воина начинают одолевать сомнения и страхи, он думает о своей смерти. Идея смерти – единственное, что способно закалить дух

24. Чтобы смеяться – нужно смотреть. Всё, что есть в мире смешного, можно уловить только тогда, когда смотришь. Когда же человек видит, всё настолько равнозначно, что ничего смешного не может быть

25. Научившись видеть, человек обнаруживает, что одинок в мире. Больше нет никого и ничего, кроме контролируемой глупости

26. Наши глаза смотрят, поэтому мы можем смеяться, плакать, веселиться, печалиться или радоваться. Лично мне не нравится быть печальным. Поэтому, когда приходится сталкиваться с чем-то, что вызывает печаль, я смещаю глаза и начинаю видеть, вместо того, чтобы смотреть. Но, если попадается что-то забавное, я предпочитаю смотреть и смеяться

27. Видение доступно лишь безупречному воину

28. Став воином, человек может пойти дальше. Человек может научиться видеть, ему не нужно больше быть ни воином, ни магом. Став видящим, человек становится всем, сделавшись ничем. Он может заполучить всё, что только пожелает и достичь всего, к чему бы ни устремился. Но он не желает ничего и вместо того, чтобы забавляться людьми, как безмозглыми игрушками, он растворяется среди них, разделяя их глупость. Разница лишь в том, что он контролирует свою глупость, а обычный человек – нет

29. Став видящим, человек теряет интерес к своим близким. Видение позволяет ему отрешиться от всего, что он знал раньше. Это не страшно. Страшно должно быть оттого, что впереди у тебя нет ничего, кроме рутинного повторения одних и тех же действий в течение всей жизни

30. Чтобы стать человеком знания, нужно быть воином, а не ноющим ребенком. Бороться, не сдаваясь, не жалуясь, не отступая, бороться до тех пор, пока не увидишь. И всё это лишь для того, чтобы понять, что в мире нет ничего, что имело бы значение

31. У человека знания нет ни чести, ни достоинства, ни семьи, ни родины. Есть только жизнь, которую нужно прожить. В таких условиях контролируемая глупость – единственное, что может связывать его с близкими. И взглянув на него, любой увидит обычного человека, живущего так же, как и все. Разница лишь в том, что глупость его жизни находится под контролем

32. Страх – первый неизбежный враг, которого человек должен победить на пути к знанию

33. Весь фокус в том, на что ориентироваться. Каждый из нас сам делает себя либо несчастным, либо сильным. Объем работы, необходимой и в первом, и во втором случае, — один и тот же

34. Фиксация на нашем собственном образе делает нас слепыми ко всему остальному. Нам могли бы быть открыты в восприятии величайшие откровения – мы не увидели бы их в своем самоослеплении или приняли бы их за продукт нашего собственного гения. Наше самолюбование вводит нас в заблуждение. Таким образом мы грабим самих себя, грабим наши исходные возможности, даже не зная об этом

35. Чувство собственной важности делает человека безнадежным: тяжелым, неуклюжим и пустым. Человек знания должен быть легким и текучим

36. Бедность, нужда – это только мысли. То же касается ненависти, голода, боли. Понимание этого – единственное, что позволяет нам противостоять силам жизни. Без него мы – мусор, пыль на ветру

37. Чтобы стать воином, человек прежде всего должен полностью осознать свою собственную смерть. Но простое беспокойство в связи с возможностью умереть ничего не дает. Поэтому необходима отрешенность. Тогда идея неизбежности смерти становится безразличной. Только мысль о смерти может дать человеку отрешенность, достаточную для того, чтобы принуждать себя к чему бы то ни было. Но это – не страстная жажда, а молчаливая страсть, которую воин испытывает к жизни и ко всему, что в ней есть. Он знает, что смерть следует за ним по пятам и не даст ни за что зацепиться, поэтому он пробует всё, ни к чему не привязываясь

38. Смерть — наш вечный попутчик. Она всегда находится слева от нас на расстоянии вытянутой руки, и смерть — единственный мудрый советчик, который всегда есть у воина. Каждый раз, когда воин чувствует, что всё складывается из рук вон плохо и он на грани полного краха, он оборачивается налево и спрашивает у своей смерти, так ли это. И его смерть отвечает, что он ошибается и что кроме ее прикосновения нет ничего, что действительно имело бы значение. Его смерть говорит: «Но я же еще не коснулась тебя!»

39. Смерть находится везде. Она может принять вид зажженных фар машины, которая въезжает на холм позади нас. Она может оставаться видимой некоторое время, а потом исчезнуть в темноте, как если бы она покинула нас на время, но она опять появляется на следующем холме, чтобы потом исчезнуть вновь. Это огни на голове смерти. Она надевает их наподобие шляпы, прежде чем пуститься в галоп. Эти огни она зажгла, бросившись в погоню за нами. Смерть неуклонно преследует нас, и с каждой секундой она все ближе и ближе. Смерть никогда не останавливается. Просто иногда она гасит огни. Но это ничего не меняет

40. Воин всегда живет бок о бок со смертью. Воин знает, что смерть – всегда рядом, и из этого знания черпает мужество для встречи с чем угодно. Смерть – худшее из всего, что может с нами случиться. Но поскольку смерть – наша судьба и она неизбежна, мы — свободны. Тому, кто все потерял, нечего бояться

41. С осознанием своей смерти, своей отрешенностью и силой своих решений воин размечает свою жизнь стратегическим образом

42. Отрешенный воин знает, что невозможно отвести смерть и что у него есть только одна поддержка – сила его решений. Он должен быть мастером своего выбора. Он должен полностью понимать, что он сам целиком отвечает за свой выбор и что если он однажды сделал его, то у него нет больше времени для сожалений или упреков в свой адрес. Его решения окончательны просто потому, что его смерть не дает ему времени привязаться к чему-либо

43. Человек должен осознать, что смерть охотится за каждым из нас, что она всегда рядом. Человек должен обратиться к смерти за советом, чтобы избавиться от бездарной мелочности, свойственной людям. С точки зрения неотступности смерти, раздражение и все страхи становятся бессмысленной ерундой

44. Смерть в любое время может похлопать тебя по плечу, так что в действительности у тебя нет времени на вздорные мысли и настроения. Ты не можешь оставлять места для сомнений и сожалений

45. Когда ты в нетерпении или раздражен – оглянись налево и спроси совета у своей смерти. Масса мелочной шелухи мигом отлетит прочь, если смерть подаст тебе знак, или если краем глаза ты уловишь ее движение, или просто почувствуешь, что твой попутчик — всегда рядом и все время внимательно за тобой наблюдает

46. Когда воина начинают одолевать сомнения и страхи, он думает о своей смерти. Мысль о смерти — единственное, что способно закалить наш дух

47. Только мысль о смерти может дать человеку отрешенность, достаточную для того, чтобы принуждать себя к чему бы то ни было, равно как и для того, чтобы ни от чего не отказываться

48. Лишь бессмертный человек может себе позволить отменять свои решения, сожалеть о том, что он их принял и в них сомневаться. У нас есть время лишь на то, чтобы принимать решения

49. В мире, где за каждым охотится смерть, не может быть маленьких или больших решений. Здесь есть лишь решения, которые мы принимаем перед лицом своей неминуемой смерти

50. Пустая трата времени – жить, чтобы питаться и питаться, чтобы жить – и так до самой смерти

51. Воин не должен поддаваться ничему, даже собственной смерти

52. Воин относится ко всему с уважением. Он не идет напролом без необходимости. Воин ни у кого не идет на поводу, он сам по себе и всегда недоступен. Вовлекаясь во что-то, он всегда осознает, что делает. Он обрел контроль над своей слабостью и не потакает ей

53. Для воина не существует ничего вне контроля

54. Воин всю жизнь отрабатывает стратегию. Он сводит к минимуму возможность возникновения непредвиденных ситуаций. Того, что люди называют случайностями, можно избежать. Обычно такое происходит с дураками, вся жизнь которых – сплошное разгильдяйство

55. Воин никогда не бездельничает, но никогда и не торопится

56. Воин никогда не берет на себя груз, который не в состоянии нести

57. Всю свою личную историю следует стереть для того, чтобы освободиться от ограничений, которые накладывают на нас своими мыслями другие люди

58. Пока ты чувствуешь, что наиболее значительное явление в мире – это твоя персона, ты никогда не сможешь по-настоящему ощутить окружающий мир. В этом случае ты не будешь видеть в нем ничего, кроме себя

59. Вычислить, что будет делать человек в какой-либо ситуации легко, т.к. он живет по определенному распорядку. Не имея распорядков в чем бы то ни было, становишься менее уязвимым для врагов

60. Чтобы извлечь из жизни максимум, человек должен уметь изменяться. К сожалению, человек изменяется с большим трудом, и изменения эти происходят очень медленно. Многие тратят на это годы. Самым трудным является по-настоящему захотеть измениться

61. Человеческим существам нравится, когда им говорят, что следует делать, однако ещё больше им нравится сопротивляться и не делать того, о чём им говорили. Именно поэтому они прежде всего запутываются в ненависти к тому, кто им советует что-то делать

62. Человек должен научиться отдавать себе отчет в каждом действии, сделать каждое действие осознанным. Ведь он пришел в этот мир ненадолго, и времени, которое ему отпущено, слишком мало для того, чтобы прикоснуться ко всем чудесам этого странного мира

63. Нужно изменить то нормальное человеческое состояние, при котором человек испытывает тоску или находится с миром не в ладах. Все дела надо делать с полной самоотдачей. Если человек не достигает своих целей, то это не означает, что он ни на что не способен. Это значит, что он не относился с ответственностью к тому, что находится в этом непостижимом мире

64. Человек может сделать гораздо больше и действовать гораздо лучше. Он допускает только одну-единственную ошибку – он думает, что в его распоряжении уйма времени

65. То, что ты делаешь в данный момент, вполне может оказаться твоим последним поступком на земле, твоей последней битвой

66. Смерть ожидает нас, и то, что мы делаем в этот самый миг, вполне может стать нашей последней битвой на этой земле. Я называю это битвой, потому что это – борьба. Подавляющее большинство людей переходит от действия к действию без борьбы и без мыслей. Воин-охотник же, наоборот, тщательно взвешивает каждый свой поступок. И поскольку он очень близко знаком со своей смертью, он действует рассудительно, так, словно каждое его действие – последняя битва

67. Если бы это была твоя последняя битва на земле, ты был бы идиотом, потому что свой последний поступок ты совершаешь в совершенно дурацком состоянии

68. Поступки обладают особенной силой, если тот, кто их совершает, знает, что это – его последняя битва. В действиях того, кто знает, что сражается в последней битве, присутствует неодолимая сила. А иначе всё, что ты будешь делать в жизни, так и останется действиями робкого и нерешительного человека

69. Воин с должным уважением относится к своей последней битве. И вполне естественно, что последний поступок должен быть самым лучшим. Это доставляет удовольствие. И притупляет страх

70. Дух воина не связывается ни потаканием себе и жалобами, не связывается он победами или поражениями. Дух воина связывается только с борьбой, и каждое усилие — это последняя битва воина на земле

71. Человек становится мужественным, когда ему нечего терять. Мы малодушны только тогда, когда есть еще что-то, за что мы можем цепляться

72. Воин учитывает всё. Это называется контролем. Но закончив свои расчеты, он начинает действовать. Он отпускает поводья рассчитанного действия. Это – отрешенность. Воин никогда не уподобляется листу, отданному на волю ветра. Никто не может сбить его с пути. Намерение воина непоколебимо, его суждения окончательны, и никому не под силу заставить его поступать вопреки самому себе. Воин настроен на выживание, и он выживает, выбирая наиболее оптимальный образ действия

73. Воина можно ранить, но обидеть его невозможно. Никакой поступок кого бы то ни было из людей не может его обидеть. Настроение воина необходимо, чтобы прорваться через пустые разговоры

74. Одинаковое отношение ко всему – будь то лев, водяные крысы или люди – одно из величайших достижений духа воина. Для этого необходима сила

75. Сила командует тобой и в то же время тебе подчиняется. Охотник за силой ловит ее, а затем накапливает, как личную находку. Его личная сила, таким образом, растет, и может наступить момент, когда воин, накопив огромную личную силу, станет человеком знания

76. Если ты накапливаешь силу, тело твое способно на невероятные действия. А если наоборот, ее рассеиваешь, то на глазах превращаешься в жирного слабого старика

77. Смерть ждет всегда, и едва сила воина подходит к концу, смерть просто дотрагивается до него. Так что просто глупо пускаться в путь к неизвестному, не имея силы. Он приведет только к смерти

78. Воин всегда действует так, словно знает в точности, что делает, тогда как в действительности не знает ничего. Воин безупречен, если доверяет своей личной силе, независимо от того, мала она или огромна

79. Существует один способ учиться – реальное действие. Праздные разговоры бесполезны

80. Рассматривать чьи-то действия как низкие, подлые, отвратительные или порочные – значит придавать неоправданное значение личности их совершившей, т.е. – потакать его чувству собственной важности

81. Воин делает что-либо лишь в том случае, если этого требует стратегическая линия его жизни. И это само собой подразумевает, что он находится в состоянии абсолютного самоконтроля и осознанно совершает все действия, которые считает необходимыми

82. Обычный человек слишком озабочен тем, чтобы любить людей, и тем, чтобы его любили. Воин любит, и всё. Он любит всех, кто ему нравится, и всё, что ему по душе, но он использует свою контролируемую глупость, чтобы не беспокоиться об этом. Что полностью противоположно тому, чем занимается обычный человек. Любить людей или быть любимым ими — это ещё далеко не всё, что доступно человеку

83. Встречаясь с неожиданным и непонятным и не зная, что с этим делать, воин на какое-то время отступает, позволяя своим мыслям бродить бесцельно. Воин занимается чем-то другим

84. Различие между обычным человеком и воином состоит также в том, что воин знает о существовании удачи, и знает, что одна из задач воина – быть всегда наготове. Поэтому, когда удача появляется в пределах его досягаемости, воин хватает ее, т.к. ждал этого момента и готовился к нему, развивая необходимую быстроту и ловкость

85. Удача – это что-то вроде маленького абстрактного хвостика, который возникает перед самым нашим носом и принимается призывно вилять, как бы приглашая его схватить. Но обычно мы слишком заняты делами или слишком погружены в очень умные мысли или слишком тупы и ленивы для того, чтобы осознать: этот хвостик – хвостик удачи. Воин же всё время собран и находится в состоянии полной готовности, у него внутри – словно сжатая пружина, и ум его всегда готов проявить максимум сообразительности, чтобы в мгновенном броске ухватить этот хвостик удачи

86. Только искусство быть воином является единственным способом уравновесить ужас перед тем, что ты человек и восхищение перед тем, что ты человек

87. Уверенность в себе воина и самоуверенность обычного человека – это разные вещи. Обычный человек ищет признания в глазах окружающих, называя это уверенностью в себе. Воин ищет безупречности в собственных глазах и называет это смирением. Обычный человек цепляется за окружающих, а воин рассчитывает только на себя

88. Похоже, что ты гоняешься за радугой, вместо того, чтобы стремиться к смирению воина. Разница между этими понятиями огромна. Самоуверенность означает, что ты знаешь что-то наверняка. Смирение воина – это безупречность в поступках и чувствах

89. Воин берет свою судьбу, какой бы она ни была, и принимает ее в абсолютном смирении. Он в смирении принимает себя таким, каков он есть, но не как повод для сожаления, а как живой вызов

90. Слабая сторона слов заключается в том, что они заставляют нас чувствовать себя осведомленными, но когда мы оборачиваемся, чтобы взглянуть на мир, они всегда предают нас, и мы опять смотрим на мир как обычно, без всякого просветления. Поэтому маг предпочитает действовать, а не говорить. В результате он получает новое описание мира, в котором разговоры не столь важны, а новые поступки имеют новые отражения

91. Воин начинает с уверенности, что его дух неуравновешен, а затем с полным осознанием, но без спешки и медлительности он делает всё лучшее для достижения этого равновесия

92. В мире нет ничего такого, чего воин не должен принимать в расчет. Воин рассматривает себя как бы уже мертвым, поэтому ему нечего терять. Самое худшее с ним уже случилось, поэтому он ясен и спокоен. Если судить о нем по его поступкам, то нельзя заподозрить, что он замечает всё

93. Воины выигрывают свои битвы не потому, что бьются головами о стены, а потому, что берут их. Воины прыгают через стены. Они не преуменьшают их

94. Дух воина не связывается ни потаканием себе и жалобами, не связывается он победами или поражениями. Дух воина связывается только с борьбой, и каждое усилие — это последняя битва воина на земле

95. Всё, окружающее нас, является непостижимой тайной. Мы должны пытаться раскрыть эту тайну, даже не надеясь добиться этого. Воин, зная о непостижимой тайне окружающего мира и о своем долге пытаться раскрыть её, занимает своё законное место среди тайн и сам себя рассматривает как одну из них

96. Воин действует так, как будто никогда ничего не случалось. Он никогда не чувствует себя знающим. Он действует так, как будто он в полном контроле, даже если у него сердце в пятки ушло. Если действуешь таким образом, то замешательство рассеивается

97. К тому времени, когда воин способен превзойти видение и сновидение и осознает свое свечение, в нем больше не остается заинтересованности в других людях и других подобных интересов

98. Человек знания в состоянии сделать всё, что угодно. Но он не может причинить вред окружающим людям

99. Один из принципов воина заключается в том, чтобы никому и ничему не давать воздействовать на себя, и поэтому воин может видеть хоть самого дьявола, но по нему этого не скажешь. Контроль воина должен быть безупречным

100. Лучшее, на что мы способны, проявляется, когда нас прижимают к стенке, когда мы ощущаем рок, нависший над нами. У тебя осталось мало времени и совсем не осталось времени для ерунды. Превосходное состояние!

101. Нашим ужасным врагом является неверие в то, что случающееся с нами происходит всерьез. Когда мы наконец осознаём происходящее, часто бывает слишком поздно. Именно наш ум оставляет нас в дураках, потому что первым получив сигнал опасности, начинает с ним забавляться и вместо того, чтобы немедленно действовать, теряет драгоценное время

102. Сила, которая правит нашими судьбами, находится вне нас и не обращает внимания на наши действия или волеизъявления. Сила приурочивает все события к точному моменту времени

103. Воинам рекомендуется не иметь никаких материальных вещей, на которых концентрировалась бы их сила, а фокусироваться на духе, на действительном полете в неведомое, а не на тривиальных щитах. Щиты не дают человеку жить спокойно

104. Люди, как правило, не отдают себе отчета в том, что в любой момент могут выбросить из своей жизни всё что угодно. В любое время. Мгновенно

105. Беспокойство неизбежно делает человека доступным, он непроизвольно раскрывается. Тревога заставляет его в отчаянии цепляться за что попало, а зацепившись, он уже обязан истощить либо себя, либо то, за что зацепился

106. Воин никогда не бывает осажденным. Находиться в осаде означает, что имеешь какую-то личную собственность, которую могут подвергнуть осаде. У воина же ничего в мире нет, кроме его безупречности, а безупречности ничего угрожать не может. Тем не менее, в битве за свою собственную жизнь воин должен стратегически использовать все доступные средства, в том числе и отступление

107. Воин должен стремиться встретить любую вообразимую ситуацию, ожидаемую или внезапную, с равной эффективностью. Быть совершенным только в благоприятных обстоятельствах означает быть бумажным воином

108. Воины полной свободы сами выбирают время и способ своего ухода из этого мира. И когда этот миг наступает, приходит огонь изнутри, и они сгорают в нем, исчезая с лица земли, свободные, словно их здесь никогда не было

109. Воин проводит стратегическую инвентаризацию. Он составляет список всего, что делает. А затем решает, какие пункты этого перечня можно изменить, чтобы дать себе передышку в расходовании энергии. В стратегическом инвентарном списке воина чувство собственной важности фигурирует в качестве самого энергоемкого фактора. Одна из первейших забот воина – высвободить эту энергию для того, чтобы использовать ее для встречи с неизвестным. Безупречность же является тем, посредством чего осуществляется такое перераспределение энергии

110. Человеку нужна только безупречность, энергия. А начинается всё с какого-нибудь одного действия, которое должно быть целенаправленным, точным и осуществляемым с непреклонностью. Повторяя такое действие достаточно долго, человек обретает несгибаемое намерение. А несгибаемое намерение может быть приложено к чему угодно. И, как только оно достигнуто – путь свободен. Каждый шаг повлечет за собой следующий и так будет до тех пор, пока потенциал воина не будет реализован

111. Всё, что воин делает – это позволяет убедить себя в наличии силы, скрытой в самом его существе и в том, что он может овладеть ею. Как только воин овладевает ею, она сама начинает приводить в действие энергетические поля, которые доступны нам, но не находятся в нашем распоряжении. Это и есть магия. В этом случае мы начинаем видеть, т.е. воспринимать нечто иное, но не как воображаемое, а как реальное. И тогда мы начинаем знать без каких бы то ни было слов

Смотрите еще:

  • Закон от 19122005 163-фз Федеральный закон от 27 июня 2018 г. N 163-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации" Документ является поправкой к Комментарии Российской […]
  • Как исчислить сумму налога на доходы физических лиц Как высчитать НДФЛ из зарплаты Актуально на: 24 января 2018 г. По общему правилу заработная плата облагается НДФЛ по ставке 13% для резидентов и 30% для нерезидентов. И каждый работодатель, будучи налоговым агентом, должен исчислить, […]
  • Осаго если водитель пьян Получение выплаты по ОСАГО при ДТП с пьяным водителем Согласно Правилам дорожного движения (далее – Правила, ПДД) водителю запрещается, при каких бы то ни было обстоятельствах управлять автотранспортным средством в пьяном виде. Это […]
  • Размер пособия по безработице оренбург Сколько платят на бирже труда по безработице Биржа труда – учреждение, входящее в систему государственного регулирования рынка труда. Биржа занимается посредническими функциями, осуществляемыми между работодателями и гражданами, […]
  • Общественное обсуждение закон Статья 24. Общественное обсуждение Статья 24. Общественное обсуждение См. комментарии к статье 24 настоящего Федерального закона 1. Под общественным обсуждением в настоящем Федеральном законе понимается используемое в целях общественного […]
  • Досрочное сокращение как оформить Типичный образец заявления на досрочное увольнение по сокращению штата: как написать этот документ? Бывают случаи, когда при сокращении сотрудников на предприятии часто возникают ситуации, когда одна из сторон трудовых отношений выбирает […]
  • Сапожников адвокат Сапожников Юрий Юрьевич (Юрист) Опытный юрист практик, основное направление деятельности - защита компаний в суде (арбитражный процесс). Юрист специализируется на гражданском, корпоративном, хозяйственном и других отраслях права. Высокая […]
  • Приказ въезд на территорию "Детский сад №8 "Капелька" Муниципальное бюджетное дошкольное образовательное учреждение " Детский сад № 8 « Капелька» Приказ 01.09.2017 г. №30/8 «Об организации пропуска автотранспорта на территорию МБДОУ " Д/с № 8 «Капелька» […]