Нарушение норм международного права примеры

§ 1. Международно-правовая ответственность государств за нарушение норм международного гуманитарного права

Институт ответственности является необходимым элементом функционирования любой системы права. Ответственность является «вечным спутником» права. Если есть возможность нарушения каких-либо норм права, то должна существовать возможность восстановления нарушенных прав или норм, обеспечения действенности юридических установлений.

Принцип международно-правовой ответственности за нарушение норм международного гуманитарного права является конкретным применением общего принципа международно-правовой ответственности. Важной особенностью принципа международно-правовой ответственности за нарушение норм международного гуманитарного права можно признать то, что он предусматривает два вида ответственности: ответственность государств, допустивших нарушение соответствующих норм, и уголовную ответственность физических лиц, выступающих непосредственными нарушителями гуманитарных норм международного права.

Вопрос о международно-правовой ответственности государств за нарушение норм международного гуманитарного права осложняется особенностями условий, в которых эти нормы осуществляются. Ситуация вооруженного конфликта сама по себе представляет нечто чрезвычайное. К ней трудно подходить с обычными мерками, так как действия государств, несущие смерть, увечья, разрушения, которые бы в иных условиях рассматривались как преступные, в условиях вооруженного конфликта представляются чем-то привычным и даже необходимым. В результате таких действий

причиняется значительный ущерб имуществу государства (военным и невоенным объектам), собственности частных лиц и общественных организаций, здоровью и благополучию отдельных граждан и физических лиц (апатридам, бипатридам, несовершеннолетним). Нe исключено причинение ущерба всему человечеству, например природной среде, памятникам культуры.

Сам факт начала вооруженного конфликта в случае неправомерного применения силы одной из сторон может означать нарушение норм международного права, таких как запрещение применения силы в международных отношениях, запрещение агрессии и вооруженной интервенции, обязанности мирного урегулирования разногласий или споров, добросовестного выполнения международных обязательств и т. д. Однако международное гуманитарное право имеет свой предмет, свою сферу регулирования, поэтому вопрос об ответственности субъектов международного права за нарушение его норм имеет известную самостоятельность и будет рассматриваться отдельно.

Выше мы отметили, что в ситуации вооруженного конфликта неизбежно нанесение ущерба. Это не освобождает нас от рассмотрения характера ущерба, причиняемого в условиях вооруженного конфликта. Помимо ущерба, допустимого или предполагаемого в ходе вооруженной борьбы, например лишения жизни или ранения комбатантов, уничтожения или разрушения военных объектов, ситуация вооруженного конфликта может быть осложнена нанесением ущерба, не допускаемого международным гуманитарным правом. Это может быть лишение жизни или причинение ущерба здоровью комбатантов, прекративших сопротивление, убийства или насилие в отношении гражданского населения, нанесение ущерба гражданским объектам и т. д.

С учетом выше отмеченных особенностей международное гуманитарное право устанавливает следующие положения об ответственности государств. Общим основанием ответственности государств по международному праву является совершение ими международного правонарушения. Следовательно, речь идет о том, что в условиях вооруженного конфликта одна из сторон совершает международное правонарушение, т. е. допускает неправомерные действия, в результате которых другой стороне наносится ущерб материального или нематериального характера. Важно отметить наличие причинной связи между нанесенным ущербом и противоправным поведением одной из сторон вооруженного конфликта.

В международно-правовой литературе принято делить международные правонарушения на две группы: международные преступления и международные деликты. Международные преступления — это такие правонарушения, которые затрагивают жизненно важные интересы международного сообщества 1. Это наиболее опасный вид международно-противоправных деяний субъектов международного

права. Международные деликты — это иные международные правонарушения, т. е. те, которые нельзя отнести к международным преступлениям.

Наиболее распространенными международными преступлениями в период вооруженного конфликта можно считать военные преступления и преступления против человеческой личности или преступления против человечности. Согласно ст. 1 Конвенции о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества от 26 ноября 1968 г. военные преступления определены в Уставе Нюрнбергского международного военного трибунала и подтверждены в резолюциях ГА ООН 3 (I) и 95 (I).

В п. «Ь» ст. 6 Устава Нюрнбергского трибунала к военным преступлениям отнесены: нарушения законов или обычаев войны, в том числе убийства, истязания или увод в рабство или для других целей гражданского населения оккупированной территории; убийства или истязания военнопленных или лиц, находящихся в море; убийства заложников; ограбление общественной или частной собственности; бессмысленное разрушение городов или деревень; разорение, неоправданное военной необходимостью, и другие преступления. В п. «с» ст. 6 Устава Нюрнбергского трибунала установлен перечень преступлений против человечности. К ним относятся: убийства, истребление, порабощение, ссылка и другие жестокости, совершенные в отношении гражданского населения до или во время войны, или преследования по политическим, расовым или религиозным мотивам с целью осуществления или в связи с любым преступлением, подлежащим юрисдикции трибунала, независимо от того, являлись ли эти действия нарушением внутреннего права страны, где они были совершены, или нет.

К числу преступлений против человечности может быть отнесен и геноцид, под которым понимаются действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую. В ст. 2 Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 г. отмечается, что преступление геноцида может осуществляться в виде убийства членов такой группы, причинения серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы, предумышленного создания для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее; мер, рассчитанных на предотвращение деторождения в среде такой группы; насильственной передачи детей из одной человеческой группы в другую.

Самостоятельным составом обладает преступление наемничества, которое является уродливым порождением эпохи колониализма. В ст. 47 Дополнительного протокола I дается определение наемника и подчеркивается, что оно применяется к международным конфликтам, так как в Дополнительном протоколе II о нем не упоминается. Государства, поощряющие наемничество путем организации, финансирования, снаряжения, обучения и поддержания тем или иным образом, а также позволяющие заниматься такой

деятельностью на своей территории, будут признаны виновными в совершении этого преступления.

Женевские конвенции о защите жертв войны 1949 г. и Дополнительные протоколы 1977 г. расширили перечень правонарушений, относящихся к категории военных преступлений и преступлений против человечности. В них подтвержден принцип, согласно которому государство несет ответственность за действия должностных лиц. Согласно ст. 51 1-й Женевской конвенции и соответствующих статей других конвенций, договаривающимся сторонам не будет разрешено освобождать себя или какую-либо другую договаривающуюся сторону от ответственности за совершение серьезных нарушений конвенций. В ст. 91 Дополнительного протокола I подчеркивается, что государства несут ответственность за все действия, совершаемые лицами, входящими в состав ее вооруженных сил.

Возникает вопрос: а какие виды правонарушений можно отнести к международным деликтам? Очевидно, к этой категории международных правонарушений относятся все другие нарушения норм международного гуманитарного права, не сопровождающиеся серьезным и грубым нарушением прав человека в условиях вооруженного конфликта.

Известно, что международная ответственность государства наступает в случае нарушения конкретных норм международного права, в результате которых потерпевшее государство несет убытки или ущреб. Возникает закономерный вопрос, можно ли считать достаточным причинение ущерба для постановки вопроса об ответственности государства, если в результате его поведения не были нарушены или не выполнены нормы международного гуманитарного права? Можно согласиться с мнением профессора И. П. Блищенко о том, что нанесение ущерба государству «является при всех обстоятельствах нарушением общепризнанных принципов и норм международного права, и запрещение нанесения ущерба является обычной нормой международного права, кроме специально оговоренных в международных соглашениях случаев в ходе вооруженных конфликтов» 3.

Это позволяет заключить, что нанесение ущерба в результате правомерных с точки зрения права вооруженных конфликтов и международного гуманитарного права действий может служить основанием ответственности виновного государства. Частным проявлением такой деятельности в условиях вооруженного конфликта является отступление от принципа пропорциональности, когда в

результате использования оружия гражданскому населению или: гражданским объектам наносится ущерб, непропорциональный военному эффекту.

Одной из особенностей поведения государств в ситуации вооруженного конфликта является оправдание нанесенного ущерба ссылкой на военную необходимость. Выше нам уже приходилось отмечать неидентичность понятий военной необходимости и крайней необходимости, которая в уголовном праве освобождает от ответственности. В международном гуманитарном праве допускается указание на военную необходимость как освобождающее от ответственности обстоятельство, но только лишь в определенных гуманитарными конвенциями и соглашениями случаях. При этом бремя доказывания непричастности ответчика к нанесенному ущербу ложится на самого ответчика 4.

В случае нарушения норм международного гуманитарного права к государству-деликвевту могут быть применены следующие формы ответственности: моральная, политическая и материальная. Хотя понятие моральной ответственности вызывает обоснованные сомнения, все же отметим, что сатисфакция может применяться в том случае, если нарушения гуманитарных норм имели место как результат эксцессов в поведении военнослужащих. Такие примеры имели место в истории войн.

Политическая форма ответственности государств за нарушение норм международного гуманитарного права может выражаться различными способами. В частности, государство может быть привлечено к политической ответственности в виде ограничения суверенитета. Примером такого ограничения может служить изъятие из судебной юрисдикции этого государства его граждан, виновных в. нарушении норм международного гуманитарного права и совершивших международные преступления. Такие лица могут быть отданы под суд государства, на территории которого совершено международное преступление, или же такие лица могут предстать перед специально созданным международным трибуналом, как это было после окончания второй мировой войны.

Вероятно, за международные преступления к государству-деликвенту могут быть применены международные санкции, в частности, подобные мерам принуждения к тем государствам, которые уклоняются от ответственности. Во всяком случае в ст. 89 Дополнительного протокола I устанавливается, что в случае серьезных нарушений Женевских конвенций и данного протокола договаривающиеся стороны обязуются принимать меры как совместно, так и индивидуально, в сотрудничестве с ООН и в соответствии с ее Уставом. Ст. 86 Дополнительного протокола I обязывает договаривающиеся стороны пресекать серьезные нарушения конвенций или протокола и принимать необходимые меры для пресечения всех других нарушений указанных документов, являющихся результатом непринятия мер, которые должны были быть приняты.

При рассмотрении вопросов защиты жертв вооруженных конфликтов мы подчеркивали, что международное гуманитарное право запрещает использование против них репрессалий, которые вообще в международном праве ограничены.

Международное гуманитарное право допускает применение материальных форм ответственности, что следует из ст. 91, устанавливающей возможность возмещения причиненных убытков стороной, находящейся в конфликте, которая нарушает положения конвенций или Дополнительного протокола I. Как и в международном праве в целом, эта форма ответственности выступает в виде реституций и репараций. Взимание контрибуций в международном праве запрещается.

Важным средством укрепления института ответственности в международном гуманитарном праве служит предусмотренная в ст. 90 Дополнительного протокола I Международная комиссия по установлению фактов. В ее функции входит расследовать любые факты, которые могут представлять собой серьезное нарушение, как оно определяется конвенциями и данным протоколом, или любое другое серьезное нарушение конвенций или протокола. Комиссия будет содействовать восстановлению уважительного отношения к конвенциям и данному протоколу. Никак нельзя согласиться с утверждением, что признание обязательной юрисдикции комиссии будет противоречить принципам уважения государственного суверенитета, невмешательства во внутренние дела, потому что борьба с международными преступлениями не противоречит указанным принципам, а, наоборот, служит их всемерному упрочению 5.

1 См.: Ушаков Н. А. Основания международной ответственности государств. М., 1983. С. 140. 2 Текст проекта см.: Барчет В., Робех Д. Солдаты на продажу: Наемники сегодня. М., 1979. С. 281—285. 3 Блищенко И. П. Указ. соч. С. 205. 4 См.: Там ж е. С. 204. 5 См.: Арцибасов И. Н., Егоров С. А. Указ. соч. С. 184.

Ответственность государств за нарушение норм международного права

Обеспечить соблюдение норм международного права невоз­можно без введения ответственности за их нарушение.

B международном праве в отличие от внутригосударствен­ного права нет.системы правоохранительных органов (прокура­тура, суд), обладающих полномочиями контролировать и нака­зывать за нарушение норм.

B международном праве отсутствует конвенция, регулирую­щая основные виды и формы ответственности. B связи с этим ин- стигут ответственности продолжает базироваться на международ­ном обычае. Ответственность государства наступает в результате нарушения им международного обязательства независимо от то­го. обусловлено оно международным договором или обычаем.

Противоправное поведение государства выражается в дей­ствиях его органов. Государство отвечает за действие любого органа (законодательного, исполнительного, судебного, цент­рального или местного). Государство не отвечает за противо­правное поведение физических или юридических лиц. если явно не установлено, что они действовали от имени государства или rio его поручению.

Нарушения международных обязательств различаются по степени тяжести и объектной направленности и делятся на две категории: международные преступления и международные правонарушения (деликты).

Под международным преступлением понимается тяжкое на­рушение международного обязательства, затрагивающее жиз­ненно важные, основополагающие интересы международного сообщества в целом и поэтому квалифицируемое международ­ным сообществом как преступление.

K международным преступлениям относятся агрессия, гено­цид, апартеид, рабство, экоцид (грубое и массовое загрязнение окружающей среды), международный терроризм.

Международный деликт — это обычное нарушение междуна­родного обязательства, затрагивающее интересы другою госу­дарства.

Предусматривается нематериальная и материальная ответ­ственность государства.

• K формам нематериальной ответственности относятся са­тисфакция и ресторация.

Сатисфакция — это действие государства-нарушителя, на­правленное на восстановление чести и достоинства потерпевше­го государства. Сатисфакция осуществляется в следующих фор­мах: извинение от имени главы государства и главы правитель­ства государства-нарушителя, отзыв должностного лица, оскор­бившего другое государство, привлечение его к ответственнос­ти по национальному законодательству.

Ресторация — восстановление нарушенных прав (вывод войск с территории оккупированного государства).

Кроме того, государство может применить контрмеры (от­ветные меры) в ответ на нарушение международного обязатель­ства в форме реторсии или репрессалий.

Реторсия — это ответная мера, аналогичная по объему и со­держанию той, которую применило государство-нарушитель. B качестве примера можно привести повышение таможенных по­шлин на товары в ответ на подобное действие другого государ­ства, нарушающее торговое соглашение между ними.

Репрессалии — индивидуальные принудительные меры по­терпевшего государства в ответ на нарушение международного обязательства (приостановление экономических соглашений с государством-нарушителем, разрыв дипломатических отноше­ний с отзывом дипломатического представительства). Запреща­ется применение вооруженных репрессалий — военных действий против государства-нарушителя.

• K формам материальной ответственности относятся: репа­рация (денежное возмещение ущерба), реституция (возвраще­ние вывезенных культурных и иных ценностей). B случае унич­тожения или порчи культурных ценностей применяется субсти­туция (замена предметами, аналогичными по стоимости, либо денежное возмещение).

Если государство совершило международное преступление, Советом Безопасности OOH принимается решение о введении санкций против государства-нарушителя. Резолюции о санкциях к государству-нарушителю могут быть приняты только при сов­падении голосов 5 постоянных членов и 4 непостоянных членов Совета Безопасности.

Применяются экономические санкции (приостановление торговых отношений), разрыв дипломатических, воздушных, железнодорожных сообщений, перерыв почтовой связи.

B санкциях против нарушителя участвуют все государства.

Если нарушение продолжается, Совет Безопасности прини­мает резолюцию о введении военных санкций (применение во­оруженных сил ООН, состоящих из национальных континген­тов государств — членов ООН).

После прекращения международного преступления госу­дарство-нарушитель по решению Совета Безопасности несет нематериальную и материальную ответственность. Кроме то­го, привлекаются к уголовной ответственности физические ли­ца — исполнители международного преступления.

Суд осуществляется Международным трибуналом. Впер­вые такой трибунал был создан на основе Лондонского согла­шения 1945 г., заключенного Советским Союзом, США, Англи­ей и Францией для суда над главными военными преступниками второй мировой войны — высшими должностными лицами и ге­нералитетом фашистской Германии. B 1993 г. был учрежден Международный трибунал для суда над лицами, виновными в грубых нарушениях международного гуманитарного права на территории бывшей Югославии.

B 1998 г. был принят Статут Международного уголовного суда, вступивший в силу в 2002 г. Юрисдикция суда будет распро­страняться на такие преступления, как агрессия, военные пре­ступления, геноцид, преступления против человечества.

Война и ВПК

Все за сегодня

Мультимедиа

Десять нарушений международного права, совершенных Россией на Украине

В эту среду мы рассмотрим те нормы международного права, которые Россия нарушила и нарушает, аннексировав Крым и оказывая поддержку сепаратистскому движению на востоке Украины.

Первое

Статья 2.4 Главы I Устава ООН гласит:

«Все Члены Организации Объединенных Наций воздерживаются в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с Целями Объединенных Наций».

Второе

Резолюция 2625 (XXV) Ассамблеи ООН от 24 октября 1970 года, устанавливающая принципы международного права, касающиеся отношений дружбы и сотрудничества в соответствии с Уставом ООН. В пункте 1 данной резолюции зафиксированы два положения, применимые к Украине:

Каждое государство должно воздерживаться от организации или содействия в создании нерегулярных сил или вооруженных бандформирований, в том числе наемных, для вторжения на территорию другого государства.

Каждое государство должно воздерживаться от организации, побуждения, оказания помощи и участия в актах гражданской войны или террористических актах в другом государстве, а также от того, чтобы разрешать на своей территории организованные мероприятия, направленные на совершение вышеуказанных актов, когда акты, упоминаемые в данном разделе, предполагают угрозу силой или применение силы.

Третье

Россия открыто нарушает резолюцию 3314 (XXIX) ООН, от 14 декабря 1974 года, в которой дается определение агрессии. В частности, в статье 3 определяется, что можно считать актом агрессии. Два из перечисленных элементов напрямую соотносятся с использованием Россией своих войск, дислоцированных в Крыму, и с последующими действиями этой страны на востоке Украины.

c) Блокирование портов и берегов одного государства вооруженными силами другого государства.

e) Использование вооруженных сил одного государства, расположенных на территории другого государства, на основе договора с принимающим государством, в нарушение условий, закрепленных в договоре.

g) Отправка государством или от имени государства вооруженных бандформирований, нерегулярных сил и наемников, ведущих боевые действия против другого государства [..]

Четвертое

Россия нарушает Заключительный Акт Хельсинкской конференции по безопасности и сотрудничеству от 1975 года, первый пункт которого устанавливает соблюдение суверенитета государств, второй пункт провозглашает отказ от использования силы, третий закрепляет нерушимость границ, четвертый гласит о территориальной целостности государств, а пятый предлагает решать все споры мирными средствами.

Пятое

Россия также игнорирует резолюции Совета Европы, в который она вошла в 1996 году и который уже дважды осудил действия России, нарушающие устав Совета. Речь идет о резолюциях 1990 и 2034 (2014).

Шестое

Россия нарушила условия Будапештского меморандума, подписанного 5 декабря 1994 года лидерами Украины, США, России и Великобритании (позже к нему присоединились, как члены Совета Безопасности, Китай и Франция, но не подписав его, а в форме соответствующих заявлений), согласно которому Украина передала странам-гарантам 1800 имеющихся у нее ядерных боеголовок в обмен на гарантии безопасности и территориальной целостности. Между прочим, это соглашение было подписано ни кем иным, как Сергеем Лавровым, министром иностранных дел тогда, при Ельцине, и сейчас, при Путине.

Седьмое

Россия нарушила Беловежские соглашения от 8 декабря 1991 года о прекращении существования Союза Советских Социалистических Республик и о создании Содружества Независимых Государств, принявших на себя обязательства уважать территориальную целостность других государств.

Восьмое

В 1997 году Россия подписала Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве с Украиной, который также нарушила, поскольку он предусматривал неприкосновенность и нерушимость границ обеих стран.

Девятое

Россия нарушила двусторонние соглашения от 1997 и 2010 годов, регулирующие вопросы пребывания российской армии и использования военных баз на территории Украины.

И, наконец, десятое

Россия нарушила Конституции Украины и Крыма, которые предусматривают, что любые вопросы об изменении территории решается исключительно всеукраинским референдумом.

После знакомства с этим длинным списком кажется совершенным бредом речь российского министра иностранных дел Сергея Лаврова, произнесенная в начале месяца на Мюнхенской конференции по безопасности, в которой Лавров сожалеет о том, что ни Европа, ни США не приняли всерьез своих обязательств по созданию «сообщества безопасности в Европе».

С невероятным цинизмом Лавров отвечает главе немецкого внешнеполитического ведомства Франку-Вальтеру Штайнмайеру (Frank-Walter Steinmeier) на его вопрос о том, в какие нормы международного права верит Россия, что Россия верит в нормы, устанавливаемые Уставом ООН, Хельсинским актом и Советом Европы. Интересно, он вообще их читал?

Нарушение норм международного права примеры

Постоянные бомбёжки жилых кварталов и домов, разрушенные здания предприятий, сотни погибших мирных жителей и добровольцев народного ополчения, уничтожение армии своей страны…такова нынешняя реальность работы киевской хунты с народом. Хотя чему можно удивляться и что ожидать от тех, кто захватил эту власть незаконным, антиконституционным путём, путём обмана и насилия?

Прошло сорок дней спустя фашистского крематория в одесском Доме профсоюзов, и каждый, у кого осталась совесть, что-то человеческое, с болью в душе скорбит по всем погибшим детям и родителям, братьям и сестрам, товарищам и друзьям. Сотни убитых и сгоревших, ни в чём невинных людей – это цена многонеуважаемого олигарха Коломойского, который, беспокоясь о своем бизнесе, видимо, боялся остаться без контроля над Одесским торговым портом, и для чего, в принципе, готов был на всё, лишь бы у власти поставить своего человека. Что ж, кровью, гарью, ужасом в глазах простых людей и «зеленью», увы, ему это удалось. Исполняющий обязанности президента Украины Александр Турчинов указом № 456/2014 от 6 мая 2014 годаназначил нового губернатора Одесской области – Игоря Палицу одного из приближённых к Коломойскому.

Одесса всегда была центром радости и юмора. 2 мая 2014 года изменило этот город навсегда. Запах гари ещё долго будетнапоминать одесситам об этом ужасном дне.

Не скрывает олигарх и своей финансовой причастности к бомбёжке Луганской областной госадминистрации. Да чему удивляться, если за каждого «трёхсотого» и «двухсотого» он выделяет своим боевикам от 800 зелёных и выше за каждого.

Неужели жизнь человека стоит 800, 1000, 5000 долларов? Что восполнит матери с похоронкой утрату её сына? Или кто?

Уже ни для кого не секрет, кто карательные отряды правосеков неоднократно «ложили» и своих – срочников нацгвардии, которые не были готовы идти с дулом автомата на своих братьев по ту сторону фронта, за что и получали автоматную очередь в спину.

Каждый день армия хунтовских убийц наносит артобстрел и авиаудары по Славянску. Еще свежа память обо всех погибших в донецком аэропорту, о расстрелянной бригаде скорой помощи и добровольцах, которые хотели вывезти тела погибших, но были «положены» снайперами-наёмниками.

В Донбассе людям даже не дают похоронить родных и близких. Похоронные процессии расстреливаются на поражение украинскими силовиками без предупреждений.

Все эти факты служат ярым примером наглого и масштабного попрания всех норм международного гуманитарного права, субъектом которого, де-юре, является и Украина. Тот факт, что об этом почему-то молчит мировое сообщество, является более возмутительным. Возможно, шоколадный псевдопрезидент и его команда считают, что это не так.

Статья 3 Женевской Конвенции о защите гражданского населения во время войны (от 12 августа 1949 года) гласит (цитирую перевод дословно):

В случае вооруженного конфликта, не носящего международного характера и возникающего на территории одной из Высоких Договаривающихся Сторон, каждая из находящихся в конфликте сторон будет обязана применять, как минимум, следующие положения:

1) Лица, которые непосредственно не принимают участия в военных действиях, включая тех лиц из состава вооруженных сил, которые сложили оружие, а также тех, которые перестали принимать участие в военных действиях вследствие болезни, ранения, задержания или по любой другой причине, должны при всех обстоятельствах пользоваться гуманным обращением без всякой дискриминации по причинам расы, цвета кожи, религии или веры, пола, происхождения или имущественного положения или любых других аналогичных критериев.

…С этой целью запрещаются и всегда и всюду будут запрещаться следующие действия в отношении вышеуказанных лиц:

а) посягательство на жизнь и физическую неприкосновенность, в частности, всякие виды убийства, увечья, жестокое обращение, пытки и истязания,

b) взятие заложников,

В ходе проведения Антинародной террористической операции украинскими боевиками были взяты в заложники журналисты телеканала LifeNews и «Звезда». Ольга Селецкая, Антон Малышев и Андрей Сушенков далеко не с восторгом воспоминают дни своего пребывания в плену.Стриммер Артём Ларионов — похищен на блок-посту Краматорска при проверке документов нацгвардией.

Множество жителей Донецкой области до сих пор считаются пропавшими без вести.

с) посягательство на человеческое достоинство, в частности, оскорбительное и унижающее обращение,

d) осуждение и применение наказания без предварительного судебного решения, вынесенного надлежащим образом учрежденным судом, при наличии судебных гарантий, признанных необходимыми цивилизованными нациями.

2) Раненых и больных будут подбирать, и им будет оказана помощь.

Беспристрастная гуманитарная организация, такая, как Международный Комитет Красного Креста, может предложить свои услуги сторонам, находящимся в конфликте.

Кроме того, находящиеся в конфликте стороны будут стараться путем специальных соглашений ввести в действие все или часть остальных положений настоящей Конвенции.

Применение предшествующих положений не будет затрагивать юридического статуса находящихся в конфликте сторон.
Аналогичная статья присутствует в Женевской Конвенции об обращении с военнопленными.

3 июня 2014 года украинская нацгвардия расстреляла раненых ополченцев в больнице населённого пункта Красный Лиман. По словам премьер-министра Александра Бородая, там в живых не осталось ни одного человека.

Участились случаи пропажи раненных как со стороны ополченцев, так и со стороны Нацгвардии.

На днях во время ночной разведывательной операции под высотой Карачун, где располагается база украинских карательных войск, славянские ополченцы нашли около 500 тел бойцов национальной гвардии со вспоротыми животами и без внутренних органов. Накануне вечером, местные жители в этом районе заметили машину «Красного креста».

Теперь информация о причинах появления со спецоборудованием иностранных врачей в украинских госпиталях находит себе объяснение. Раненых и убитых ребят «пускают на органы». Как говорится: кому война, а кому – мать родная.

Статья 18 Женевской Конвенции о защите гражданского населения во время войны: «Гражданские больницы, организованные для оказания помощи раненым, больным, инвалидам и роженицам, не могут ни при каких обстоятельствах быть объектом нападения, но будут во всякое время пользоваться уважением и покровительством со стороны находящихся в конфликте сторон»…

Больница в Красном Лимане

Статья 19Женевской Конвенции о защите гражданского населения во время войны:

«Покровительство, на которое имеют право гражданские больницы, может прекратиться лишь в том случае, если они используются не только для их гуманитарных целей, но и для совершения действий, направленных против неприятеля. Покровительство, однако, прекращается только после соответствующего предупреждения во всех необходимых случаях, устанавливающего разумный срок и не давшего результатов.

Не будет рассматриваться как действие, направленное против неприятеля, факт лечения в этих больницах раненых или больных военнослужащих или наличие в них личного оружия и боевых припасов, снятых с этих военнослужащих и не сданных еще соответствующему органу».

Статья 20 Женевской Конвенции о защите гражданского населения во время войны:

«Лица, занимающиеся систематически и исключительно обслуживанием и администрацией гражданских больниц, включая персонал, предназначенный для розыска, подбирания, транспортировки и лечения раненых и больных гражданских лиц, инвалидов и рожениц, должны пользоваться уважением и покровительством…».

Статья 21Женевской Конвенции о защите гражданского населения во время войны: «Транспортировка раненых и больных гражданских лиц, инвалидов и рожениц, осуществляемая на суше транспортными колоннами и санитарными поездами или на море судами, предназначенными для такой транспортировки, должна пользоваться таким же уважением и покровительством, как и больницы…».

Расстрел кареты скорой помощи около Донецкого аэропорта

Гуманитарное право фашистской майдановской Украины:

Еще одним немаловажным фактом нарушениям международных соглашений в области применения не конвенционных вооружений стало применение фосфорных боеприпасов в боях в районе Славянск-Краматорск. Как сообщают очевидцы, после 10-11 числа хунта начала обстрелы окраин Славянска и прилегающих сел боеприпасами, содержащими фосфор. В частности при использовании осветительных ракет для уточнения ночной стрельбы по Семеновке, применялись специальные мины советского производства, содержащие белый фосфор, которые первоначально ополченцы приняли за снаряды. Хунта, разумеется, отрицала сам факт применения боеприпасов с белым фосфором, но показания очевидцев и обнаруженные оболочки упавших на Семеновку мин наглядно вскрыли еще один факт нарушения киевской хунтой международных конвенций. США и ЕС в очередной раз продемонстрировали двойные стандарты по Оруэллу и «не заметили» очевидного нарушения общепринятых норм ведения войны. Хотя эти случаи должны быть расследованы.

Всё это можно назвать только одним словом – ГЕНОЦИД! Геноцид со стороны проамериканской хунты, направленной на физическое уничтожение украинского народа вне зависимости от его языка, вероисповедания, политических и идеологических взглядов. Это преступление мирового масштаба, виновники которого должны понести справедливое наказание на международном уровне.

Анна Кушнир специально для Накануне.RU

16.06.2014 13:30 Мск | Донецк | информационная служба Накануне.RU
15:30 Екб

Назначение любой правовой нормы заключается в воздействии на поведение людей. Как мы уже выяснили, международное гуманитарное право предписывает, что нужно и что нельзя делать в условиях вооруженного конфликта, то есть определяет нормы поведения участников военных действий. Чтобы соблюдать эти нормы, их прежде всего надо знать. Поэтому государства-участники Женевских конвенций 1949 г. и Дополнительных протоколов к ним обязались как можно более широко ознакомить с текстами этих соглашений как военнослужащих, так все население в целом.

Человек, нарушивший нормы права, несет ответственность. В международном гуманитарном праве личная уголовная ответственность предусматривается за особо серьезные правонарушения, совершенные во время международного вооруженного конфликта, которые называются военными преступлениями. Укажем только некоторые из них: преднамеренное убийство, пытки и бесчеловечное обращение, нанесение ущерба здоровью лиц, пользующихся защитой международного гуманитарного права (например, раненых, больных, потерпевших кораблекрушение, военнопленных, гражданского населения), принуждение их служить в вооруженных силах противника, взятие заложников, незаконное перемещение гражданских лиц, вероломное использование эмблемы красного креста и красного полумесяца (когда это явилось причиной смерти, серьезного телесного повреждения или ущерба здоровью).

Совершивший военное преступление может быть судим непосредственно на основе международного права. Так, после второй мировой войны Нюрнбергский трибунал для суда и наказания главных военных преступников приговорил 12 главных обвиняемых к смертной казни, а остальных к различным срокам заключения. В 90-х годах были учреждены два международных уголовных трибунала по бывшей Югославии и Руанде. Они уполномочены рассматривать дела о военных преступлениях, совершенных в рамках этих двух конкретных конфликтов. В 1998 г. на Дипломатической конференции в Риме был принят Статут (устав) Постоянного международного уголовного суда, в компетенцию которого в том числе будет входить преследование и наказание лиц, совершивших военные преступления.

В подавляющем большинстве случаев привлечение к ответственности лиц, совершивших военные преступления, осуществляют сами государства. Согласно четырем Женевским конвенциям 1949 г. и Дополнительным протоколам к ним 1977г. государства-участники этих договоров взяли на себя обязательство ввести в действие законодательство, необходимое для обеспечения эффективных уголовных наказаний для лиц, совершивших или приказавших совершить военные преступления.

Уголовный кодекс Российской Федерации включает статью 356 «Применение запрещенных средств и методов ведения войны», которая устанавливает уголовную ответственность за некоторые нарушения международного гуманитарного права.

. Непросто следовать принципам международного гуманитарного права. Это требует от человека большой работы над собой. Он должен подавить в себе чувство мести, увидеть в самых сложных ситуациях ценность человеческой жизни, помнить, что в условиях вооруженного конфликта безоружному человеку предоставляется определенный минимум гуманитарных прав. Понимание того, что соблюдение норм международного гуманитарного права, само их существование, является необходимостью, приходит тогда, когда человек осознает, что любой может оказаться во власти противника. В этой ситуации каждый предпочтет правовую защиту беззаконию и произволу.

Становится историей ХХ век. Человечество готовится жить в новом столетии. Каким оно будет? Удастся ли поставить заслон бесчеловечности, насилию? Наверное, во многом это зависит от нас, от нашего умения договариваться, жить по правилам, относиться друг к другу гуманно даже в условиях самого жестокого противостояния.

Чтобы обеспечить выполнение обязательств по международному гуманитарному праву в случае вооруженного конфликта, государствам-участникам Женевских конвенций 1949 г. и Дополнительных протоколов к ним необходимо еще в мирное время предпринять ряд мер, в частности: как можно более широко ознакомить с текстами Конвенций и Протоколов как военнослужащих, так и все население в целом; ввести в действие уголовное законодательство, предусматривающее наказания за военные преступления; предотвратить неправомерное использование эмблем красного креста и красного полумесяца, других знаков и эмблем, защита которых предусматривается Конвенциями и Протоколами; осуществить меры, содействующие опознаванию, определению местонахождения и защите лиц и объектов, находящихся под покровительством Конвенций и Протоколов.

С самого начала вооруженного конфликта обязанностью сторон является назначение держав-покровительниц (нейтральных государств, которым поручается с согласия другой стороны в конфликте защищать гуманитарные интересы сторон). Одной из важнейших функций держав-покровительниц является посещение лагерей для военнопленных и интернированных гражданских лиц. Правом посещать места, где находятся пользующиеся покровительством лица, обладает также МККК. Это делается для того, чтобы представители держав-покровительниц или МККК могли проконтролировать, как на практике стороны в конфликте соблюдают положения Женевских конвенций, предотвратить негуманное обращение с покровительствуемыми лицами и, если необходимо, содействовать улучшению условий их содержания.

Сторона в конфликте не может отказаться выполнять обязанности, вытекающие из гуманитарных конвенций, на том основании, что другая сторона нарушила свои обязательства, так как они не обуславливаются взаимностью и должны выполняться каждой стороной в конфликте при всяких обстоятельствах и без каких-либо условий.

За нарушение норм международного гуманитарного права наступает ответственность как на на международном, так и на национальном уровнях.

Международная ответственность государств и отдельных лиц

Государство несет международно-правовую ответственность за последствия всех противоправных действий каждого своего военнослужащего. Оно должно обеспечить восстановление законности и при необходимости возместить потерпевшей стороне причиненный ущерб.

Лицо, нарушающее международное гуманитарное право, не может рассчитывать на освобождение от ответственности и наказания, даже если это нарушение было совершено с санкции официальных властей. Со времени Нюрнбергского процесса лица, совершившие правонарушения, могут быть судимы непосредственно на основе международного права. В 90-х годах были учреждены два международных уголовных трибунала по бывшей Югославии и по Руанде. Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии, местонахождением которого является Гаага, был учрежден в феврале 1993 года согласно резолюции 808 Совета Безопасности ООН. Его юрисдикция ограничена рассмотрением деяний, совершенных на территории бывшей Югославии и охватывает 4 категории преступлений: серьезные нарушения Женевских конвенций 1949 г., нарушения законов и обычаев войны, геноцид, преступления против человечности. Трибунал вынес обвинительные заключения и официально предъявил обвинение значительному числу лиц. Международный уголовный трибунал по Руанде, местонахождением которого является Аруша (Танзания), был учрежден в ноябре 1994 года в соответствии с резолюцией 955 Совета безопасности ООН. Его юрисдикция ограничена деяниями, совершенными в Руанде или гражданами Руанды в соседних государствах в течение 1994 г. Она охватывает 3 категории преступлений: геноцид, преступления против человечности, нарушения статьи 3, общей для Женевских конвенций 1949 г., и нарушения Дополнительного протокола II.

В 1998 г. на Дипломатической конференции в Риме был принят Статут (устав) Постоянного международного уголовного суда. Статут Международного уголовного суда предусматривает четыре категории военных преступлений:

Серьезные нарушения Женевских конвенций 1949 г.

Другие серьезные нарушения законов и обычаев войны, совершенные в период международного вооруженного конфликта; к ним относятся отдельные серьезные нарушения, предусмотренные Дополнительным протоколом I, и некоторые другие деяния, отражающие реалии современных конфликтов.

Серьезные нарушения статьи 3, общей для четырех Женевских конвенций 1949 года.

Другие серьезные нарушения законов и обычаев войны, применяемые к вооруженным конфликтам немеждународного характера, большинство из которых уже запрещены Дополнительным протоколом II.

Ответственность на национальном уровне

Согласно четырем Женевским конвенциям 1949 г. и I и II Дополнительным протоколам от 1977 г. государства-участники взяли на себя обязательство ввести в действие законодательство, необходимое для обеспечения эффективных уголовных наказаний для лиц, совершивших или приказавших совершить серьезные нарушения этих договоров. В Дополнительном протоколе I серьезные нарушения определены как «военные преступления» (ст. 85).

Серьезными нарушениями являются:

1) перечисленные ниже деяния, совершенные в период международного вооруженного конфликта и направленные незаконным действием или бездействием против лиц, которые не принимают участия в военных действиях и не обладают средствами для защиты, а также против раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, против медицинского и духовного персонала, санитарных формирований или санитарных транспортных средств, против военнопленных, отдельных гражданских лиц и гражданского населения, находящегося на оккупированной территории или в зоне военных действий, против беженцев и лиц без гражданства, против других лиц, пользующихся международной защитой в связи с вооруженным конфликтом:

пытки и бесчеловечное обращение, включая биологические эксперименты;

преднамеренное причинение тяжелых страданий или серьезного увечья, нанесение ущерба здоровью;

принуждение военнопленного или иного покровительствуемого лица к службе в вооруженных силах Державы противника;

лишение военнопленного или иного покровительствуемого лица права на беспристрастное и нормальное судопроизводство;

незаконная депортация, перемещение или арест покровительствуемых лиц;

произвольное и проводимое в большом масштабе разрушение и присвоение имущества, не оправданное военной необходимостью.

2) перечисленные ниже серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные умышленно в период международного вооруженного конфликта и ставшие причиной смерти или серьезного телесного повреждения или ущерба здоровью:

совершение нападения на гражданское население или на отдельных гражданских лиц;

совершение нападения неизбирательного характера, затрагивающего гражданское население или гражданские объекты, когда известно, что такое нападение явится причиной чрезмерных потерь жизни, ранений среди гражданских лиц или причиной ущерба гражданским объектам, которые были бы чрезмерными по отношению к конкретному и прямому военному преимуществу, которое предполагается таким образом получить;

совершение нападения на установки или сооружения, содержащие опасные силы, когда известно, что такое нападение явится причиной чрезмерных потерь жизни, ранений среди гражданских лиц или причиной ущерба гражданским объектам, которые были бы чрезмерными по отношению к конкретному и прямому военному преимуществу, которое предполагается таким образом получить;

превращение необороняемых местностей и демилитаризованных зон в объект нападения;

совершение нападения на лицо, когда известно, что оно прекратило принимать участие в военных действиях;

вероломное использование отличительного знака красного креста, красного полумесяца и других защитных знаков, признанных международным гуманитарным правом.

3) ниже перечисленные деяния, совершенные умышленно в период международного вооруженного конфликта:

перемещение оккупирующей державой части ее собственного гражданского населения на оккупируем ую ею территорию или депортация или перемещение всего или части населения оккупированной территории в пределах этой территории или за ее пределы;

неоправданная задержка репатриации военнопленных или гражданских лиц;

применение практики апартеида и других негуманных и унижающих действий, оскорбляющих достоинство личности, основанных на расовой дискриминации;

превращение ясно опознаваемых исторических памятников, произведений искусства или мест отправления культа, которые являются культурным или духовным наследием народов и которым специальным соглашением, заключенным, например, в рамках компетентной международной организации, предоставляется особая защита, в объект нападения, в результате чего им наносятся большие разрушения, когда не имеется свидетельства об использовании этих объектов противной стороной для поддержки военных усилий, и когда такие исторические памятники, произведения искусства или места отправления культа не находятся в непосредственной близости от военных объектов.

4) ниже перечисленные деяния, совершенные в период международного вооруженного конфликта и нанесшие ущерб, незаконным действием или бездействием, физическому или психическому здоровью любого лица:

применение к лицам, находящимся во власти противной стороны, задержанным или каким-либо иным образом лишенным свободы в связи с вооруженным конфликтом, какой бы то ни было медицинской процедуры, которая не требуется по состоянию здоровья указанных лиц и не соответствует общепринятым медицинским нормам, применяемым при аналогичных, с медицинской точки зрения, обстоятельствах к гражданам стороны, производящей эту процедуру, которые не лишены свободы в какой бы то ни было форме, в частности, применение к таким лицам даже с их согласия: а) действий, влекущих физические увечья; б) медицинских или научных экспериментов; в) операций по удалению тканей или органов для пересадки.

Статьи 49, 50, 129 и 146 четырех Женевских конвенций соответственно предусматривают принцип универсальной юрисдикции национальных судов в отношении серьезных нарушений (см. также статью 85, часть 1 Дополнительного протокола I). Согласно этому принципу государства должны разыскивать лиц, подозреваемых в совершении или приказавших совершить те или иные серьезные нарушения, и привлекать их к собственному суду независимо от их гражданской принадлежности, гражданской принадлежности жертвы и независимо от места совершения преступления. Государства могут также выдавать подозреваемых другим государствам при условии, что последние располагают достаточными основаниями для предъявления обвинения этим лицам.

Уголовный кодекс Российской Федерации включает главу 34 (раздел XII) «Преступления против мира и безопасности человечества». Эта глава включает статью 356 «Применение запрещенных средств и методов ведения войны», которая устанавливает уголовную ответственность за некоторые нарушения международного гуманитарного права.

Согласно данной статье уголовная ответственность предусмотрена за совершение следующих деяний: жестокое обращение с военнопленными или гражданским населением, депортация гражданского населения, разграбление национального имущества на оккупированной территории, применение в вооруженном конфликте средств и методов, оружия массового поражения, запрещенных международным договором Российской Федерации.

Обеспечение соблюдения военнослужащими норм международного гуманитарного права

Жудро С.К.
студент 3 курса
ФГБОУВО «Российский государственный университет правосудия»

«Если война перестает подчиняться праву, она становится простым насилием, злоупотреблением силой» — так говорил профессор, заслуженный юрист РФ Иван Никифорович Арцибасов. Он внес большой вклад в развитие военно-юридической науки и во всех своих научных трудах утверждал, что в любом вооруженном конфликте стороны обязаны соблюдать нормы и принципы международного гуманитарного права. Я полностью согласен с точкой зрения Ивана Никифоровича Арцибасова и считают этот вопрос актуальным в настоящее время, когда Вооруженные Силы Российской Федерации регулярно привлекаются для выполнения различных боевых задач, в том числе миротворческих. Это и военная операция России в Сирии, и миротворческая миссия в Южной Осетии, и размещение оперативной группировки войск в Приднестровье и т.д. В условиях же контртеррористических и миротворческих операций считаю, что соблюдение законодательства, как внутреннего, так и международного, должно быть первостепенной задачей, ведь цель таких мероприятий непосредственно заключается в восстановлении и поддержании мира и правопорядка на территории, где ведутся боевые действия или существует угроза их возникновения.

Международное гуманитарное право известно как право войны или право вооруженных конфликтов. Общепринятые правила международного гуманитарного права ограничивают вооруженные силы стран — участников боевых действий в выборе средств и методов ведения боевых действий, защищают мирное население, обеспечивают гуманное отношение к военнопленным. Однако всегда были, есть и будут попытки нарушения норм международного права. Как правило, те, кто их нарушают, прикрываются такими лозунгами, как «на войне все средства хороши», «победителей не судят» или «цель оправдывает средства». Поэтому большое значение имеет не только контроль за соблюдение норм МГП и привлечение к ответственности за их нарушение, но и искоренение причин, порождающих «злоупотребление силой», в том числе неправильное правовое воспитание личного состава. Именно поэтому в армии необходим постоянный контроль за соблюдением законодательства.

В ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации определено, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Российская Федерация является участницей большого количества международных договоров в области международного гуманитарного права. Основными из них являются Гаагские конвенции 1907 г., Женевские конвенции о защите жертв войны 1949 г. и дополнительные протоколы к ним, а также Конвенция о запрещении или ограничении применения конкретных видов оружия 1980 г. и протоколы к ней. В каждом из этих документов Россия берет на себя обязательства по их соблюдению.

Уже на основании данных международных договоров были изданы нормативные правовые акты внутреннего законодательства, которые предписывают военнослужащим РФ соблюдать нормы международного гуманитарного права. Так, эти внутренние документы вводят дополнительные обязанности для ряда должностных лиц Вооруженных Сил РФ и устанавливают ответственность за нарушение данных международных норм. Из числа основополагающих следует отметить Стратегию национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г., утвержденную Указом Президента РФ от 12 мая 2009 г. № 537, и Военную доктрину Российской Федерации, утвержденную Указом Президента РФ от 25 декабря 2014 г., в которых закрепляется, что их основу составляют Конституция РФ, общепринятые принципы и нормы международного права, а также международные договоры Российской Федерации. Если говорить об иных нормативных правовых актах, то следует упомянуть такие документы, как Наставление по международному гуманитарному праву для Вооруженных Сил РФ, утвержденное приказом Министра обороны РФ от 8 августа 2001 г. № 360, Положение о юридической службе Вооруженных Сил РФ, утвержденное приказом Министра обороны РФ от 21 марта 1998 г. № 100, а также Наставление по правовой работе в Вооруженных Силах РФ, утвержденное приказом Министра обороны РФ от 3 декабря 2015 г. № 717.

Необходимость юридической помощи в условиях вооруженного конфликта, а также при проведении контртеррористических или миротворческих операций обусловлена еще и тем, что отрасль международного гуманитарного права объемна и переплетается с иными отраслями международного и внутреннего законодательства. Следовательно, командиру нужна правовая поддержка для проверки проектов его боевых приказов на соответствие нормам международных договоров и соглашений.

В соответствии со ст. 82 Дополнительного протокола № 1 к Женевским конвенциям 1949 г. государство, находящееся в вооруженном конфликте, обеспечивает наличие в войсках юридических советников, которые в пределах своих полномочий будут давать советы военным командирам по применению норм международного гуманитарного права и инструктировать личный состав вооруженных сил по этому вопросу. Как следует из ст. 106 Устава внутренней службы Вооруженных Сил РФ, утвержденного Указом Президента РФ от 10 ноября 2007 г. № 1495, в период вооруженных конфликтов обязанности юридического советника исполняет помощник командира по правовой работе.

Обязанности помощника командира полка (корабля 1 ранга) по правовой работе закреплены в ст. 107 Устава внутренней службы ВС РФ и в вышеназванных постановлениях и наставлениях ВС РФ. С точки зрения обеспечения соблюдения военнослужащими норм международного права следует выделить следующие его основные обязанности:

1) проведение правовых экспертиз и визирование проектов приказов командира;

2) представление в судах законных прав и интересов войсковой части, а также ее военнослужащих и лиц гражданского персонала по вопросам их служебной деятельности;

3) участие в организации и осуществлении правового обучения личного состава;

4) дача разъяснений по вопросам применения норм МГП в условиях решения конкретных боевых задач;

5) проведение по указанию командира отдельных занятий с офицерами, а также проверка их знания норм международного гуманитарного права;

6) учет нарушения норм МГП противником;

7) взаимодействие с местными органами власти и правоохранительными органами в интересах обеспечения бесконфликтных отношений личного состава с гражданским населением.

Однако нужно отметить, что важнейшую роль в обеспечении соблюдения военнослужащими норм международного гуманитарного права играет сам командир войсковой части, у которого в соответствии с вышеназванными положениями и наставлениями ВС РФ существуют определенные обязанности, среди которых:

1. В ходе подготовки к боевым действиям:

1.1. организовывать изучение подчиненными норм международного гуманитарного права и принимать в нем личное участие, обращая внимание на возможную ответственность за нарушение данных норм;

1.2. постоянно поддерживать правопорядок и высокую воинскую дисциплину в подразделении;

1.3. избегать размещения военных объектов в густонаселенных районах и предусматривать меры для защиты медицинского персонала, жертв вооруженного конфликта и гражданского населения;

1.4. контролировать наличие у военнослужащих удостоверений личности, в том числе опознавательного медальона, а также наличие в подразделении необходимых международных средств опознавания;

1.5. организовывать работу по поиску и передаче информации о пропавших без вести;

1.6. обеспечивать работу медперсонала и должностных лиц юридической службы.

2. В условиях боевых действий:

2.1. подавать личный пример в соблюдении норм международного гуманитарного права;

2.2. привлекать к ответственности лиц, нарушивших нормы международного права;

2.3. оказывать уважение, покровительство и содействие Международному Комитету Красного Креста в выполнении им своих функций.

Отдельную роль в обеспечении законности, правопорядка и дисциплины в ВС РФ выполняет военная полиция Вооруженных Сил РФ. Так, в соответствии с п. 40 ст. 20 Устава военной полиции Вооруженных Сил РФ, утвержденного Указом Президента РФ от 25.03.2015 № 161, военная полиция ВС РФ участвует в проведении контртеррористических операций и обеспечении режимов чрезвычайного и военного положения. Особенности деятельности Военной полиции на территории иностранного государства регулируются международным договором между Российской Федераций и государством, на территории которого они дислоцированы (ст. 31 Устава военной полиции ВС РФ).

Немаловажен и прокурорский надзор за соблюдением войсками норм международного гуманитарного права. Абзацем 3 п. 1 ст. 46 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» закреплено, что за пределами России, где в соответствии с международным договором дислоцируются войска РФ, осуществление функций прокуратуры может быть возложено на органы военной прокуратуры.

Необходимо отметить, что законодателем предусмотрена отдельная глава 34 в действующем Уголовном кодексе Российской Федерации, которая предусматривает ответственность за преступления против мира и безопасности человечества. Особенностью преступлений, включенных в указанную главу, прежде всего является их исключительная общественная опасность. Об этом свидетельствует и то обстоятельство, что в соответствии с ч. 5 ст. 77 УК РФ за совершение преступлений, предусмотренных ст. 353, 356, 357 и 358 УК РФ, к лицу не применяются сроки давности освобождения от уголовной ответственности.

Для военнослужащих установлена отдельная уголовная ответственность за общественно опасные нарушения воинской дисциплины в главе 33 УК РФ. Эти нормы обеспечивают соблюдение норм МГП.

Примерами привлечения военнослужащих к уголовной ответственности за совершение преступлений в отношении мирного населения в условиях проведения контртеррористической операции являются уголовные дела в отношении Ю. Д. Буданова и Э. А. Ульмана, а также дело Аракчеева и Худякова.

Недостатком действующего Уголовного законодательства, по моему мнению, является отсутствие специальных норм, устанавливающих повышенную уголовную ответственность за воинские преступления, совершенные в военное время или в боевой обстановке. Такие нормы имели место в Уголовном кодексе РСФСР 1961 г.

Говоря о практической стороне вопроса, следует подчеркнуть, что в современной армии необходимо делать упор на повышении правосознания именно командного состава. Объясняется это тем, что в настоящее время командиры, сталкиваясь с вопросами применения норм международного гуманитарного права, чаще всего руководствуются соображениями здравого смысла и собственного опыта. И в этом есть определенная логика, ведь большинство норм и принципов международного права основываются именно на понятиях морали и нравственности. Поэтому чаще всего такие действия командиров и начальников оправданы реалиями сложившейся ситуации. Однако нужно понимать, что такой подход неверен, так как рано или поздно правовая неосведомленность может привести к трагическим последствиям. Поэтому, с моей точки зрения, государству необходимо в первую очередь повысить правовую культуру командного (начальствующего) состава Вооруженных Сил РФ.

Также считаю, что военнослужащим необходимо постоянно напоминать об ответственности за нарушение любого законодательства, как внутреннего, так и международного. В связи с этим в условиях вооруженного конфликта следует увеличить количество проведения выездных судебных заседаний в присутствии личного состава. Военнослужащие должны видеть, что за нарушение закона следует реальная ответственность, а не только угроза ее применения.

Подводя итог своей работе, хотел бы еще раз отметить, что соблюдение военнослужащими норм международного гуманитарного права обеспечивается не только работой помощника по правовой работе, но и самим командиром и другими органами государственной власти, такими как органы военной полиции, военной прокуратуры и военными судами.

Смотрите еще:

  • Закон от 19122005 163-фз Федеральный закон от 27 июня 2018 г. N 163-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации" Документ является поправкой к Комментарии Российской […]
  • Нотариусы петрозаводск чеботарёв Нотариусы Петрозаводск Ниже представлен список нотариусов в выбранной категории. Чтобы посмотреть подробную информацию по конкретному нотариусу, кликните по ФИО нотариуса. Нотариус Барышева Надежда Юрьевна Телефон: +7(88142)700087 Адрес: […]
  • Как исчислить сумму налога на доходы физических лиц Как высчитать НДФЛ из зарплаты Актуально на: 24 января 2018 г. По общему правилу заработная плата облагается НДФЛ по ставке 13% для резидентов и 30% для нерезидентов. И каждый работодатель, будучи налоговым агентом, должен исчислить, […]
  • Сайт воркутинского городского суда республики коми Воркутинский городской суд Республики Коми Согласно приказа наркома юстиции Коми АССР № 36 от 23 августа 1943 г. был образован Кожвинский нарсуд III участка в п. Воркута, а с 12 января 1944 г. был переименован в нарсуд I участка города […]
  • Как уйти на удо с поселениями Какие нужны документы, чтобы выйти по УДО с колонии-поселения? Срок 9 месяцев колония поселения.Какие документы нужны чтоб выйти по УДО с колонии-поселения. Ответы юристов (1) Здравствуйте. «Осужденный, к которому может быть применено […]
  • Исчислить налоги на имущество физических лиц обязаны п1 ст 5 закона УПЛАТА ПЕНСИОНЕРОМ НАЛОГА НА ИМУЩЕСТВО ФИЗЛИЦ И ЗЕМЕЛЬНОГО НАЛОГА В ОТНОШЕНИИ ПРИНАДЛЕЖАЩИХ ЕМУ НА ПРАВЕ СОБСТВЕННОСТИ СТРОЕНИЙ И ЗЕМЕЛЬНОГО УЧАСТКА При установлении земельного налога нормативными правовыми актами представительных органов […]
  • Закон 83 фз с изменениями Федеральный закон от 27 ноября 2017 г. N 347-ФЗ "О внесении изменений в статьи 2 и 11 Федерального закона "Об автономных учреждениях" и статью 30 Федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской […]
  • Ставки осаго 2018 москва ЦБ озвучил новые тарифы ОСАГО Поделиться Стало известно, на сколько может подорожать полис ОСАГО уже в ближайшее время: Центробанк опубликовал проект модернизации тарифной политики "обязательной автогражданки". Что интересно, рост цены […]