Момент окончания преступления ст

§ 2. Оконченное преступление

В отличие от неоконченного преступления оконченное характеризуется полным соответствием содеянного указанным в законе объективным и субъективным признакам.

УК РФ в ч. 1 ст. 29 впервые дает определение понятия оконченного преступления. Преступление признается оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного конкретной нормой Особенной части УК.

При этом момент юридического окончания криминального деяния может не совпадать с представлением самого субъекта о завершении преступления.

Наиболее существенным признаком, отличающим оконченное преступление от иных стадий, является полное осуществление объективной и субъективной сторон предусмотренного уголовным законом общественно опасного деяния. Объект же и субъект деяния одинаковы как для оконченного преступления, так и для приготовления и покушения.

Момент окончания преступления зависит от того, как в конкретной норме Особенной части УК сконструирован данный состав преступления.

В так называемых материальных составах, в объективную сторону которых в качестве обязательных признаков включается наступление конкретного преступного последствия, для признания преступления оконченным требуется фактическое наступление данного последствия. Таковы, например, составы, предусмотренные ст. 105, 111, 112, 115, 158, 159, 285, 286 УК.

В так называемых формальных составах, объективная сторона которых исчерпывается совершением указанных в диспозиции закона действий (бездействия) и не включает последствия в качестве необходимого признака, преступление считается оконченным с момента совершения предусмотренного в данной норме действия или с момента бездействия. Таковы, например, составы, предусмотренные ст. 125, 129, 130, 133, 162, 163, 213, 290 УК.

Некоторые составы сконструированы таким образом, что преступление считается оконченным с момента поставления объекта уголовно-правовой охраны под угрозу причинения вреда .ч. 1 ст. 215, ч. 1 ст. 217 УК и др.). В некоторых составах момент окончания преступления переносится на более ранние по отношению к наступлению преступных последствий стадии (так называемые усеченные составы). Например, с момента посягательства на жизнь потерпевшего считаются оконченными преступления, предусмотренные ст. 277, 295, 317 УК РФ (законодатель применительно к этим составам поступает альтернативно, считая преступление оконченным как в случае покушения на убийство, так и в случае самого убийства особо охраняемых законом лиц). Отдельные составы преступлений конструируются, исходя из особенностей их совершения и повышенной степени общественной опасности, таким образом, что криминальное деяние считается оконченным с момента осуществления организационной деятельности, направленной к совершению тяжких и особо тяжких преступлений. Таковы составы, предусмотренные ст. 208, 209, 210, 239 УК.

Таким образом, различная конструкция составов преступлений в УК предопределяет и различия в моменте окончания того или иного криминального деяния. В тех случаях, где для оконченного состава преступления требуется фактическое наступление последствия, его отсутствие означает, что речь может идти только о неоконченном преступлении.

Ж. был осужден по ч. 2 ст. 144 УК РСФСР (ч. 2 ст. 158 УК РФ) за повторную кражу. Будучи ранее судимым за совершение аналогичного преступления, он в состоянии алкогольного опьянения тайно похитил из секции универмага «Детский мир» рулон фотообоев стоимостью 146 455 руб. Выйдя за пределы секции, он был задержан с похищенным работниками милиции.

Президиум Московского городского суда, рассмотрев дело в порядке надзора, переквалифицировал действия Ж. по ст. 15 и ч. 2 ст. 144 УК РСФСР (ст. 30 и ч. 2 ст. 158 УК) как покушение на повторное (неоднократное) совершение кражи, поскольку оконченной кража считается лишь с того момента, когда виновный приобретает реальную возможность распорядиться похищенным имуществом по своему усмотрению. Преступление не было доведено до конца по не зависящим от виновного обстоятельствам*.

Статья 29. УК РФ

Оконченное и неоконченное преступления

1. Преступление признается оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом.

2. Неоконченным преступлением признаются приготовление к преступлению и покушение на преступление.

Комментарии к статье 29 УК РФ

Преступление, определяемое законодателем как деяние, представляет собой осознанное и волевое поведение человека. Поведение — это процесс, длящийся во времени. Независимо от продолжительности поведенческого акта его можно разделить на определенные этапы, стадии. В преступном поведении также выделяют разные периоды: обнаружение умысла, приготовление к преступлению, покушение на преступление, оконченное преступление, сокрытие преступления.

Не все из названных периодов имеют уголовно-правовое значение. Так, стадия обнаружения умысла имеет превентивное, оперативно-розыскное значение, но, как правило, не содержит в себе основания уголовной ответственности. В таких случаях действует общепризнанный в теории уголовного права принцип cogitationis poenam nemo patitur (мысли ненаказуемы). При этом нельзя смешивать обнаружение умысла, выражающееся в установлении сформированного умысла на совершение преступления, с преступлениями, создающими угрозу конкретным общественным отношениям. К таким преступлениям относятся, например, указанные в ст. 354 «Публичные призывы к развязыванию агрессивной войны», ст. 282 «Возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды» УК РФ и т.п. Однако этими статьями предусмотрена ответственность за действия (речи, публикации и т.д.), в ходе выполнения которых реализуется сформированный умысел лица на указанные преступления.

Стадия сокрытия преступления имеет значение для выявления, раскрытия и расследования преступления.

В качестве самостоятельных юридически значимых стадий действующий УК РФ выделяет изначально две: оконченное и неоконченное преступления. Так, в названии ст. 29 УК РФ содержится указание именно на эти две стадии. При этом в тексте ч. 2 ст. 29 УК РФ стадия неоконченного преступления разделяется на две: приготовление к преступлению и покушение на преступление.

Таким образом, закон предусматривает три самостоятельные юридически значимые стадии совершения преступления:

— приготовление к преступлению;

— покушение на преступление;

Такой подход к решению вопроса об уголовной ответственности за деяние, прерванное на различных стадиях его совершения, объективно обусловлено. Признаком общественной опасности обладает не только оконченное преступление, завершенное деяние, но и деяние, которое по причинам, не зависящим от воли виновного, не было выполнено в полном объеме, не было завершено наступлением общественно опасных последствий или выполнением в полном объеме действий, образующих объективную сторону состава преступления, в полном объеме.

Стадии совершения преступления различаются между собой по моменту прекращения совершения преступления. Преступные действия могут быть выполнены виновным сразу в полном объеме. Например, в ходе возникшей ссоры человек хватает лежащий на столе нож и наносит смертельное ранение своему обидчику. В другой ситуации преступление может готовиться заранее: лицо составляет план действий, подыскивает соучастников, приобретает орудие совершения преступления, создает условия для сокрытия преступления и т.п., но не доводит совершение преступления до конца, в связи с тем что его действия пресекаются сотрудниками правоохранительных органов. В третьем случае лицо выполняет все задуманные действия, например производит выстрел в человека, но желаемый результат не наступает в связи с промахом. В последних двух ситуациях преступление не было доведено до конца, общественно опасные последствия не наступили, но опасность таких действий не вызывает сомнений, они являются объективно вредоносными, поскольку реально угрожали причинить вред объекту, охраняемому уголовным законом, — жизни человека.

Задачей уголовного закона является охрана наиболее важных объектов от преступных посягательств. В свою очередь, охрана подразумевает недопущение и угрозы причинения вреда этим объектам и причинения реального ущерба. Между тем неоконченная преступная деятельность создает реальную угрозу причинения вреда объектам, охраняемым уголовным законом, или причиняет им вред не в полном объеме, частично. Поэтому уголовный закон и устанавливает ответственность за неоконченные преступления. При этом основанием уголовной ответственности за неоконченные преступления остается совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления. Они имеются и в неоконченном преступлении, которое, как указывалось выше, отличается от оконченного преступления лишь выполнением объективной стороны состава преступления не в полном объеме, что на наличие признаков состава преступления не влияет.

Таким образом, неоконченное деяние, предусмотренное уголовным законом, так же как и оконченное, является преступным и наказуемым.

В УК РФ вопросы ответственности за неоконченное преступление регулируются нормами, включенными в главу 6 «Неоконченное преступление».

Понятие оконченного преступления приведено в ч. 1 ст. 29 УК РФ, в соответствии с которой преступление признается оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного УК РФ. Следовательно, для оконченного состава преступления в деянии должны быть: объект, объективная сторона, субъективная сторона, субъект преступления. Однако все эти признаки имеются и в неоконченном преступлении, за исключением того обстоятельства, что объективная сторона состава преступления в неоконченном преступлении выполнена не в полном объеме. Поэтому основное различие между преступлением неоконченным и оконченным состоит в степени выполнения объективной стороны. Для оконченного преступления завершенность деяния определяется моментом окончания преступления.

В зависимости от законодательной конструкции состава преступления по его объективной стороне момент окончания преступления законодатель соотносит с различными факторами.

В преступлениях с материальным составом моментом окончания преступления является момент наступления общественно опасных последствий, являющихся конструктивным признаком именно этого состава преступления. Так, убийство будет окончено с момента наступления смерти потерпевшего. Смерть человека в данном случае является конструктивным признаком преступления, предусмотренного ст. 105 УК РФ. Именно на наступление этого последствия направлены действия виновного, именно эти последствия охватываются его умыслом. В то же время если, желая совершить убийство, виновный причиняет иной вред, например вред здоровью человека, то ненаступление желаемых последствий в виде смерти будет означать отсутствие оконченного состава убийства. Другие материальные составы, например криминальные банкротства (ст. ст. 196, 197 УК РФ), будут являться оконченными с момента причинения крупного ущерба и т.д.

В ряде случаев определение момента наступления последствий не всегда однозначно, и для установления их наступления необходимо обращение к иным юридически значимым обстоятельствам. Так, например, состав кражи (ст. 158 УК РФ) является материальным, поскольку кража будет являться оконченной с момента причинения ущерба. Наличие же ущерба судебной практикой соотнесено с моментом изъятия имущества и наличием у виновного реальной возможности им пользоваться или распоряжаться по своему усмотрению (например, обратить похищенное имущество в свою пользу или в пользу других лиц, распорядиться им с корыстной целью иным образом) .

Пункт 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 2.

В отдельных случаях специфика момента окончания преступления связана с особенностями предмета посягательства. К примеру, момент окончания мошенничества (ст. 159 УК РФ), совершенного в отношении имущества, определяется так же, как момент окончания кражи, мошенничество же, совершенное в форме приобретения права на чужое имущество, считается оконченным с момента возникновения у виновного юридически закрепленной возможности вступить во владение или распорядиться чужим имуществом как своим собственным (в частности, с момента регистрации права собственности на недвижимость или иных прав на имущество, подлежащих такой регистрации в соответствии с законом; со времени заключения договора; с момента совершения передаточной надписи (индоссамента) на векселе; со дня вступления в силу судебного решения, которым за лицом признается право на имущество, или со дня принятия иного правоустанавливающего решения уполномоченными органами власти или лицом, введенными в заблуждение относительно наличия у виновного или иных лиц законных оснований для владения, пользования или распоряжения имуществом) .

Пункт 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 2.

Следует иметь в виду также и то обстоятельство, что некоторые материальные составы преступлений при отсутствии названных в диспозиции статьи Особенной части УК РФ общественно опасных последствий вообще не влекут уголовную ответственность. К ним можно отнести нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств (ст. 264 УК РФ). Само по себе нарушение указанных правил влечет лишь административную ответственность, и только наличие последствий как минимум в виде тяжкого вреда здоровью человека дает основание для уголовной ответственности. Таким образом, при отсутствии названных последствий действия лица не квалифицируются как покушение на преступление. Сказанное дает основание сделать вывод о том, что стадии приготовления или покушения возможны только при совершении умышленных преступлений, при наличии целенаправленного преступного деяния.

Преступления с формальным составом будут являться оконченными с момента выполнения объективной стороны состава преступления в полном объеме, предусмотренном уголовным законом. Последствия в преступлениях с формальным составом не входят в конструкцию объективной стороны. Поэтому, например, клевета (ст. 129 УК РФ) будет являться оконченной с момента распространения заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию. Последствия в преступлениях с формальным составом не являются составообразующими, но они учитываются при назначении наказания или могут являться квалифицирующими признаками. В последнем случае последствия приобретают составообразующий характер и являются обязательными для наличия оконченного квалифицированного состава преступления.

В отдельных случаях момент окончания преступления переносится законодателем на начальную стадию деяния. Подобный подход имеет место, как правило, в отношении наиболее опасных посягательств. Так, разбой (ст. 162 УК РФ) хотя и является одним из видов хищения, но будет оконченным преступлением не с момента причинения ущерба собственнику или иному владельцу, а с момента совершения нападения с целью хищения чужого имущества. Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК РФ) будет являться оконченным преступлением уже с момента совершения действий, направленных на причинение смерти указанным лицам, а не с момента наступления смерти, как при убийстве, и т.д. В теории уголовного права составы, в которых момент окончания преступления перенесен на начальный этап деяния, называют усеченными составами.

Кроме этих составов выделяются также и так называемые составы опасности. Специфика этих составов преступлений заключается в том, что момент окончания преступления связывается не с наступлением общественно опасных последствий и не с начальными действиями посягательства, а с моментом возникновения реальной опасности наступления общественно опасных последствий. Так, заражение ВИЧ-инфекцией (ст. 122 УК РФ) является оконченным преступлением с момента поставления другого лица в опасность заражения.

Вместе с тем следует отметить, что и усеченные составы, и составы опасности являются разновидностями формальных составов, где момент окончания преступления не зависит от момента наступления общественно опасных последствий.

Стадии совершения преступления представляют собой этапы развития преступной деятельности. Так, на стадии приготовления действия лица направлены на создание условий, при наличии которых преступление может быть совершено или его совершение становится легче. Стадия приготовления к преступлению характерна только для преступлений, совершаемых умышленно, причем только для преступлений, совершаемых с прямым умыслом. Приготовление невозможно при совершении неосторожных преступлений. Нельзя готовиться к преступлению, создавать условия для его совершения, если лицо не предвидит возможность наступления общественно опасных последствий или не желает их наступления. По этим же причинам невозможно и приготовление к совершению преступления с косвенным умыслом. Возможность стадии приготовления в теории уголовного права соотносится также и с объективными критериями. Доминирующей является позиция, согласно которой приготовление возможно лишь при совершении преступлений с материальным составом. Однако, как представляется, такая возможность имеет место и для преступлений с формальным составом. Например, при совершении взятки должностное лицо делает намеки на необходимость вознаграждения, затягивает решение вопроса, наконец, прямо заявляет о необходимости дать взятку. С позиций уголовного закона такие действия следует расценивать как приготовление, хотя справедливости ради необходимо сказать, что следственной и судебной практике подобного рода дела неизвестны.

Решая вопрос о стадиях совершения преступления, нельзя не обратить внимания и на положения ч. 5 ст. 34 УК РФ, где говорится, что в случае недоведения исполнителем преступления до конца по независящим от него обстоятельствам остальные соучастники несут уголовную ответственность за приготовление к преступлению или покушение на преступление. За приготовление к преступлению несет уголовную ответственность также лицо, которому по независящим от него обстоятельствам не удалось склонить других лиц к совершению преступления.

На стадии покушения действия лица (в отдельных случаях бездействие) являются уже непосредственным выполнением объективной стороны состава преступления, т.е. его непосредственным совершением. Однако эти действия или не завершаются наступлением общественно опасных последствий, или выполняются не в полном объеме — выполняются не все действия, которые, по мнению виновного, необходимы для завершения преступления.

Как и приготовление, покушение возможно только в отношении преступлений, совершаемых умышленно. Виды умысла при этом могут быть различными. Покушение возможно при совершении преступления и с прямым умыслом, например, при совершении кражи поступает сигнал тревоги на пост охраны и преступление пресекается, так и с косвенным умыслом — виновный выбрасывает гранату на улицу из хулиганских побуждений, безразлично относясь к последствиям своего действия, однако граната не взрывается.

Вместе с тем применительно к составу убийства Верховный Суд РФ занимает позицию, согласно которой, если убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, т.е. когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по независящим от него обстоятельствам.

См.: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ «Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2003 год» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 9. Эта позиция подтверждена и в других решениях Верховного Суда РФ.

Хотя в литературе можно достаточно часто встретить утверждения о том, что стадия покушения характерна только для материальных составов преступлений, следует констатировать, что покушение возможно и при совершении преступлений с формальным составом. Так, например, получение взятки (ст. 290 УК РФ) и дача взятки (ст. 291 УК РФ) являются преступлениями. Между тем, в соответствии с п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2000 г. N 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе», если обусловленная передача ценностей не состоялась по обстоятельствам, независящим от воли лиц, пытавшихся передать или получить предмет взятки или подкупа, содеянное ими следует квалифицировать как покушение на получение либо дачу взятки или незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе. Таким образом, правильное определение стадии совершения преступления связано с обязательным учетом вида состава преступления по конструкции его объективной стороны, объективными и субъективными признаками, характеризующими преступление.

Совершение преступления не обязательно связано с наличием всех стадий его совершения. Они могут иметь место в полном объеме, может иметь место приготовление и покушение, только приготовление или только покушение, только оконченное преступление, но каждая последующая стадия поглощает предыдущую, что отражается на квалификации преступления. При правовой оценке деяния указывается лишь та стадия, на которой преступление было завершено. Указание на наличие какой-либо стадии неоконченного преступления осуществляется путем включения в его квалификацию ссылки на ч. ч. 1 или 3 ст. 30 УК РФ. Если имело место только приготовление к преступлению, то его квалификация осуществляется с указанием на ч. 1 ст. 30 УК РФ. Если же имело место и приготовление и покушение или только покушение, то при квалификации деяния указывается на ч. 3 ст. 30 УК РФ. При оконченном преступлении, независимо от того, какие стадии неоконченного преступления имели место, деяние квалифицируется только как оконченное преступление без указания на ст. 30 УК РФ.

Определение стадии совершения преступления имеет важное правовое и практическое значение. В связи с тем что каждая последующая стадия представляет большую по сравнению с предыдущей опасность, поскольку усиливается угроза причинения вреда или причиняется больший вред, то, соответственно, каждая стадия преступления должна влечь за собой и более строгое наказание.

ПОЗИЦИИ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОТНОСИТЕЛЬНО МОМЕНТА ОКОНЧАНИЯ ПОЛУЧЕНИЯ, ДАЧИ ВЗЯТКИ,
ПОСРЕДНИЧЕСТВА ВО ВЗЯТОЧНИЧЕСТВЕ, КОММЕРЧЕСКОГО ПОДКУПА

Одним из наиболее проблемных вопросов квалификации взяточничества и коммерческого подкупа является определение момента окончания преступления. Ему посвящены пп. 10—13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» от 9 июля 2013 г. № 24. Принятию данного Постановления предшествовало обсуждение его проекта на научно-практической конференции «Актуальные вопросы квалификации преступлений коррупционной направленности», состоявшейся в Верховном Суде Российской Федерации 28 марта 2013 г., а также на страницах юридической печати. Постановление во многом воспроизвело и развило положения ранее действовавшего постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» от 10 февраля 2000 г. № 6. В нем также содержатся ответы на ряд новых вопросов, которые возникли в связи с включением в Уголовный кодекс Российской Федерации (УК РФ) состава посредничества во взяточничестве (ст. 2911). Кроме того, Пленум Верховного Суда Российской Федерации попытался ответить на некоторые старые дискуссионные в доктрине уголовного права вопросы.

1. В пункте 10 постановления «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» сформулировано общее правило определения момента окончания преступлений, предусмотренных ст.ст. 204, 290, 291, 2911 УК РФ: «Получение и дача взятки, а равно незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе, посредничество во взяточничестве в виде непосредственной передачи взятки считаются оконченными с момента принятия должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, хотя бы части передаваемых ему ценностей (например, с момента передачи их лично должностному лицу, зачисления с согласия должностного лица на счет, владельцем которого оно является). При этом не имеет значения, получили ли указанные лица реальную возможность пользоваться или распоряжаться переданными им ценностями по своему усмотрению».

Пленум Верховного Суда Российской Федерации остался верен позиции, которая отражалась в ранее действовавшем постановлении «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе». Эти преступления надо считать оконченными с момента принятия должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, хотя бы части передаваемых ему ценностей. Данное правило Пленум предлагает распространить и на момент окончания посредничества во взяточничестве в виде непосредственной передачи взятки.

В теории уголовного права ряд авторов настаивают на том, чтобы признавать указанные преступления оконченными с момента, когда у получателя незаконного вознаграждения появляется реальная возможность пользоваться или распоряжаться переданными ценностями по своему усмотрению. Фактически предлагается определить момент окончания преступления

точно так же, как это сделано в отношении хищения. В качестве аргумента высказывается положение о том, что получение взятки — это корыстное преступление, соответственно, пока не появится возможность реализовать корыстную цель, преступление не следует признавать оконченным(1). Однако Пленум Верховного Суда Российской Федерации справедливо отказался от такого подхода и сохранил преемственность. Ведь составы взяточничества сформулированы по типу формальных, и их основным объектом является не собственность, а государственная власть и интересы службы, которым причиняется вред независимо от того, появилась или нет реальная возможность пользоваться и распоряжаться переданными средствами(2).

В постановлении «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» приводятся примеры определения момента окончания преступления (с момента передачи средств лично должностному лицу, зачисления с согласия должностного лица на счет, владельцем которого оно является). Однако некоторые варианты взяточничества заслуживают отдельного внимания при рассмотрении вопроса о моменте окончания преступления.

Так, если взятка передается через посредника, то моментом окончания получения взятки будет признаваться момент получения ценностей должностным лицом, а не посредником. Если посредник не передал ценности должностному лицу, содеянное надлежит оценивать как покушение на получение взятки.

Если незаконное вознаграждение должностному лицу зачисляется на его счет в банке, то моментом окончания преступления следует признавать время зачисления денег на счет при условии, что должностное лицо об этом осведомлено.

Бывает так, что взяткодатель сначала одаривает родственников должностного лица, а потом предлагает последнему выполнить в его пользу определенные действия. Если в такой ситуации должностное лицо соглашается, то имеет место получение им взятки, которое следует признавать оконченным с момента, когда должностное лицо «одобрило» подарок.

2. Неоднозначно в теории и на практике решается вопрос квалификации взяточничества — установления момента окончания получения, дачи взятки, посредничества во взяточничестве как совершенных в значительном, крупном, особо крупном размере при получении части ценностей, не составляющей значительного, крупного, особо крупного размера, если предполагалось получить их в соответствующем размере. Предлагаются следующие варианты квалификации:

1) содеянное квалифицируется как оконченное преступление, совершенное в значительном, крупном, особо крупном размере, с момента принятия хотя бы части, если предполагалось получить ценности в соответствующем размере(3);

2) содеянное требует квалификации по совокупности преступлений: как покушение на преступление, совершенное в значительном, крупном, особо крупном размере, и оконченное преступление в размере фактически переданных ценностей(4);

3) имеет место покушение на преступление, совершенное в значительном, крупном, особо крупном размере. Дополнительной квалификации не требуется(5).

В судебной практике на уровне решений Верховного Суда Российской Федерации встречались два первых варианта квалификации. В доктрине доминирующей является позиция, отраженная в третьем варианте.

Сторонники первого из перечисленных подходов исходят из общего правила определения момента окончания преступлений, образующих взяточничество. Согласно данному правилу преступление считается оконченным с момента принятия должностным лицом хотя бы части ценностей. При этом предполагается, что составы взяточничества, совершенного в значительном, крупном и особо крупном размере, являются усеченными, значит, достаточно начать действовать с намерением совершить преступление в значительном, крупном или особо крупном размере.

Второй вариант основан на том, что составы взяточничества формальные, размер взятки является признаком объективным, для признания оконченными соответствующих преступлений требуется, чтобы должностное лицо приняло взятку в значительном, крупном или особо крупном размере. Поэтому нельзя вменять оконченное преступление. В то же время, коль фактически содеянное образует признаки оконченного преступления, требуется помимо покушения на преступление в значительном, крупном или особо крупном размере вменять еще и оконченное преступление в размере фактически полученных должностным лицом ценностей. Подобная логика квалификации при частичной реализации умысла в теории уголовного права не нова. Она применяется, и давно, при квалификации попыток убийства двух и более лиц, когда смерть причиняется только одному потерпевшему (см. п. 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» от 27 января 1999 г. № 1).

Третий вариант, как и второй, предполагает, что размер взятки — это признак объективный, следовательно, как совершенное в значительном, крупном и особо крупном размере преступление не может признаваться оконченным до тех пор, пока должностное лицо не получит ценности в соответствующем размере. В то же время недопустима совокупность покушения на преступление и оконченного преступления, поскольку будет иметь место двойное вменение одних и тех же действий, которое в силу ст. 6 УК РФ (принцип справедливости) является незаконным.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации остановил свой выбор на первом подходе, посчитав тем самым, что определение момента окончания взяточничества не зависит от размера переданных ценностей. В постановлении Пленума «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» предусмотрено: «Если взяткодатель (посредник) намеревался передать, а должностное лицо — получить взятку в значительном или крупном либо в особо крупном размере, однако фактически принятое должностным лицом незаконное вознаграждение не образовало указанный размер, содеянное надлежит квалифицировать как оконченные дачу либо получение взятки или посредничество во взяточничестве соответственно в значительном, крупном или особо крупном размере. Например, когда взятку в крупном размере предполагалось передать в два приема, а взяткополучатель был задержан после передачи ему первой части взятки, не образующей такой размер, содеянное должно квалифицироваться по пункту “в” части 5 статьи 290 УК РФ».

Единственный аргумент, который был высказан докладчиком проекта постановления, — «так сложилась судебная практика»(1). Об этом «преимуществе» принятого Пленумом варианта разъяснения говорили и авторы проекта(2). Доводов уголовно-правового характера приведено не было.

Данная рекомендация представляется ошибочной и в известной степени не согласуется с общим подходом к оценке посягательства при частичной реализации умысла. Составы получения, дачи взятки, посредничества во взяточничестве в значительном, крупном, особо крупном размере не являются усеченными, они сконструированы по типу формального. Размер взятки (значительный, крупный, особо крупный) — это признак объективный, а не субъективный. Применительно к составам других преступлений (ст.ст. 146, 2281 УК РФ и др.) этот термин толкуется именно как признак объективной стороны. Для окончания преступления требуется, чтобы присутствовали все объективные признаки, в том числе и размер. Например, сбыт наркотических средств в крупном размере считается оконченным, если приобретателю был передан наркотик именно в крупном размере. Если передана только часть наркотического средства, не составляющая крупного размера, содеянное квалифицируется как покушение на сбыт наркотика в крупном размере(1).

Ссылка на судебную практику не выдерживает критики, поскольку судебная практика противоречива, не объясняет даваемой квалификации, во многом обусловлена общим разъяснением Пленума Верховного Суда Российской Федерации о моменте окончания получения, дачи взятки, посредничества во взяточничестве, не учитывающим юридически значимый размер. Обращение к п. 25 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» от 27 декабря 2002 г. № 29 также несостоятельно. Там речь идет о квалификации разбоя, совершаемого с целью хищения в крупном размере. Однако состав разбоя усеченный. Признак размера отнесен законодателем к цели преступления. В составах получения, дачи взятки, посредничества во взяточничестве размер — это объективный признак. Почему же сделано исключение для составов взяточничества? Приемлемого объяснения нет.

Из изложенного следует, что в случаях взяточничества в значительном, крупном и особо крупном размере преступление признается оконченным не с начала передачи ценностей при наличии намерения передать их в соответствующем размере, а с момента передачи в значительном, крупном или особо крупном размере.

Данное Пленумом Верховного Суда Российской Федерации разъяснение ухудшает в значительной степени положение виновных лиц, поскольку вместо покушения на преступление будет вменяться оконченное преступление. Кроме того, становится невозможным добровольный отказ от получения, дачи взятки, посредничества во взяточничестве в значительном, крупном или особо крупном размере, если получена часть незаконного вознаграждения. В связи с этим рекомендация Пленума вряд ли подлежит использованию при квалификации рассматриваемых преступлений.

3. Имеются особенности при определении момента окончания получения или дачи взятки, посредничества во взяточничестве или коммерческого подкупа в случае, когда предметом преступления является незаконное оказание услуг имущественного характера. Теоретически возможны, по меньшей мере, два подхода. Согласно первому преступление следует считать оконченным с момента начала оказания такой услуги. Второй вариант предполагает, что преступление будет оконченным с момента, когда услуга предоставлена.

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» дается рекомендация, в соответствии с которой преступление будет оконченным с начала выполнения действий,

непосредственно направленных на приобретение имущественных выгод. В пункте 11 Постановления предусмотрено: «В тех случаях, когда предметом получения или дачи взятки, посредничества во взяточничестве либо коммерческого подкупа является незаконное оказание услуг имущественного характера, преступление считается оконченным с начала выполнения с согласия должностного лица либо лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, действий, непосредственно направленных на приобретение ими имущественных выгод (например, с момента уничтожения или возврата долговой расписки, передачи другому лицу имущества в счет исполнения обязательств взяткополучателя, заключения кредитного договора с заведомо заниженной процентной ставкой за пользование им, с начала проведения ремонтных работ по заведомо заниженной стоимости)».

Этой рекомендацией в целом выдерживается логика, согласно которой получение, дача взятки, посредничество во взяточничестве, коммерческий подкуп окончены с момента принятия должностным лицом или лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, хотя бы части взятки или предмета коммерческого подкупа. Начал получать — преступление окончено независимо от того, что не смог получить все.

Эту логику следует считать обоснованной для преступлений, в которых размер не имеет квалификационного значения. Однако если речь идет о преступлениях, в которых значительный, крупный, особо крупный размер является квалифицирующим признаком, данный подход представляется не отвечающим требованиям закона. Для признания оконченными преступлений, совершенных в значительном, крупном и особо крупном размере, требуется, чтобы была оказана услуга соответствующей стоимости.

Представляет интерес еще один вопрос, связанный с особенностью такого предмета взяточничества, коммерческого подкупа, как оказание услуг имущественного характера. Это определение размера в случае, когда услуга до конца не выполнена. Хотя Пленум прямого ответа на данный вопрос не дает, тем не менее из подхода к установлению момента окончания преступления можно заключить, что размер взятки, коммерческого подкупа будет определяться стоимостью услуги в целом.

Эта логика представляется неприемлемой для исчисления размера взятки, коммерческого подкупа и была подвергнута справедливой критике. Правильным видится подход к определению размера взятки, коммерческого подкупа, который бы учитывал стоимость услуги, которую предполагалось оказать должностному лицу либо лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, и стоимость реально выполненных работ в счет этой услуги.

4. Дачу и получение взятки в теории уголовного права иногда называют «парными» преступлениями. Это значит, что одно без другого совершаться не может. Посредничество во взяточничестве в типичном случае имеет место, если совершаются два других преступления — дача и получение взятки. Эта особенность рассматриваемых преступлений приводит к тому, что прекращение одного преступления делает невозможным совершение другого. Например, если взяткодатель отказался от передачи взятки должностному лицу, то это автоматически делает невозможным получение взятки. В связи с этим требуется сформулировать правила квалификации действий лиц, которые не могут продолжить преступление, поскольку другие лица отказались от совершения своих преступлений.

Также парными являются и составы коммерческого подкупа: незаконная передача лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества и незаконное получение этим лицом указанных предметов.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 12 постановления «О судеб-ной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» предлагает квалифицировать действия лица, непосредственно направленные на передачу взятки или предмета коммерческого подкупа, в случае если должностное лицо или лицо, осуществляющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, отказалось принять взятку или предмет коммерческого подкупа, как покушение на преступление,

предусмотренное ст. 291 или ст. 2911 УК РФ, ч. 1 или ч. 2 ст. 204 УК РФ.

Позиция Пленума Верховного Суда Российской Федерации в точности соответствует УК РФ. Отказ получателя взятки или предмета коммерческого подкупа от совершения преступления является обстоятельством, препятствующим совершению парного преступления, не зависящим от лица, которое совершает это парное преступление. Поэтому есть все основания квалифицировать действия последнего как неоконченное преступление.

Сформулированное в Постановлении правило можно расширить, дополнив его ситуацией, когда при наличии предварительной договоренности с получателем о передаче ему незаконного вознаграждения от совершения преступления отказываются взяткодатель, посредник во взяточничестве или лицо, передающее предмет коммерческого подкупа. В случае их отказа от совершения преступления действия должностного лица или лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, следует квалифицировать как неоконченное преступление — покушение или приготовление в зависимости от того, на какой стадии оно было прервано.

Пленум формулирует правило квалификации содеянного для случая, когда условленная передача ценностей не состоялась по обстоятельствам, не зависящим от воли лиц, действия которых были непосредственно направлены на их передачу или получение. Содеянное следует квалифицировать как покушение на дачу либо получение взятки, на посредничество во взяточничестве или на коммерческий подкуп. Данное правило в точности соответствует ч. 3 ст. 30 УК РФ. В нем идет речь о ситуациях, когда передача ценностей не произошла не по воле одного из ее участников, а по не зависящем от всех участников причинам. Например, в силу задержания сотрудниками правоохранительных органов.

5. Спорным в теории и практике является вопрос относительно квалификации получения должностным лицом или лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, незаконного вознаграждения в ходе оперативно-розыскного мероприятия, когда переданные ценности сразу после их принятия указанными лицами изымаются сотрудниками правоохранительных органов.

Одни авторы считают, что содеянное в таком случае следует квалифицировать как оконченное преступление, поскольку момент окончания преступления определяется принятием должностным лицом, лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, незаконного вознаграждения. Факт изъятия этих ценностей после задержания указанного лица не должен влиять на квалификацию.

Другие предлагают расценивать содеянное как покушение на преступление. Главный их довод заключается в том, что должностное лицо, лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, в итоге никакого вознаграждения не получает, поскольку вознаграждение сразу же изымается. Оперативно-розыскное мероприятия в этом случае — законное средство изобличения коррупционера. В ситуации с продажей и покупкой наркотических средств, когда сделка осуществляется под контролем правоохранительных органов, Пленум Верховного Суда Российской Федерации в свое время занял позицию, согласно которой содеянное по общему правилу требует квалификации как покушения на соответствующее преступление (покушения на приобретение или на сбыт наркотического средства).

Проект постановления о коррупционных преступлениях содержал два варианта решения проблемы. В ходе дискуссии при обсуждении проекта высказывались аргументы как в пользу первого варианта, так и в пользу второго.

В практике также нет единого подхода к рассматриваемой ситуации. Содеянное квалифицировалось как оконченное преступление, давалась квалификация действий должностного лица, лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, и как неоконченного преступления(1).

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 13 постановления «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» остановил свой выбор на первом варианте решения проблемы. Получение или дача взятки, в том числе через посредника, а равно получение либо передача незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе, если указанные действия осуществлялись в условиях оперативно-розыскного мероприятия, должны квалифицироваться как оконченное преступление. Далее в Постановлении отмечено, что при этом не имеет значения, были ли ценности изъяты сразу после их принятия должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации.

Встречались случаи, когда в ходе оперативно-розыскного мероприятия переданные должностному лицу ценности изъять не удалось, поскольку должностное лицо, получив их, скрылось. В такой ситуации не вызывает сомнений квалификация действий должностного лица как оконченного преступления.

Определение момента окончания преступления, предусмотренного ст. 150 ук рф «вовлечение несовершеннолетнего в совершение

ОПРЕДЕЛЕНИЕ МОМЕНТА ОКОНЧАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННОГО СТ. 150 УК РФ «ВОВЛЕЧЕНИЕ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНЕГО В СОВЕРШЕНИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ»

Проблема определения момента окончания совершения преступления, предусмотренного ст. 150 УК РФ «Вовлечение несовершеннолетних в совершение преступления», является актуальной в наше время. Практическое значение момента окончания преступления состоит в том, что по-разному будет наказываться оконченное и неоконченное преступление (ст. 66 УК РФ). Данный вопрос возник в связи с тем, что сам состав преступления, предусмотренный ст. 150 УК РФ, не является материальным, а сам термин «вовлечение» можно толковать как действие, направленное на возбуждение у несовершеннолетнего желания, решимости, стремления участвовать в совершении преступления, и как результат, когда несовершеннолетний дал согласие участвовать в совершении деяния, предусмотренного ст. 150 УК РФ. Надо отметить, что Верховный Суд РФ и СССР не раз менял свою позицию по данному вопросу. За последнее десятилетие вышло два постановления Верховного Суда РФ с кардинально разными позициями. Так, в постановлении Верховного Суда

РФ № 7 от 14 февраля 2000 г. «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» момент окончания признавался с момента вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления независимо от того, совершил ли он какое-либо из указанных противоправных действий. Данная позиция ВС РФ достаточно критически оценивалась в теории уголовного права. В последнем постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 1 февраля 2011 г. №1 «О судебной практике

применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» законодатель по-новому определил момент окончания преступления: оно является оконченным с момента совершения несовершеннолетним преступления, приготовления к преступлению, покушения на преступление не с момента совершения действий, как в предыдущем постановлении. Если последствия, предусмотренные диспозицией ст. 150 УК РФ, не наступили по не зависящим от виновных обстоятельствам, то действия квалифицируются по ст. 150 УК РФ и ч. 3 ст. 30 УК РФ. Следовательно, покушение необходимо квалифицировать как действия взрослого, направленные на вовлечение, но не повлекшие преступной активности несовершеннолетнего.

Интересно постановление Пленума Верхового Суда № 1 с точки зрения того, что оно связывает квалификацию вовлечения только с подстрекательством (абз. 6 п. 42), а что касается квалификации, когда взрослый выступает организатором преступления, то в постановлении об этом ничего не говорится. По-моему мнению, его действия необходимо квалифицировать по ст. 150 УК РФ со ссылкой на ч. 3 ст. 33 УК РФ, т.е. как организацию вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления. Что касается случаев, когда взрослый и несовершеннолетний действуют как соисполнители основного преступления, например кражи, то действия взрослого необходимо дополнительно квалифицировать по ст. 150 УК РФ при наличии любой инициативы с его стороны, которая может быть выражена, например, в уговоре совершить преступление или в принуждении несовершеннолетнего.

Таким образом, я считаю, что позиция Пленума Верховного Суда РФ от

февраля 2011 г. № 1 5 об определении момента окончания преступления является более совершенной и конкретизированной по сравнению с позициями пленумов предыдущих годов.

Момент окончания преступления ст

Статья 29. Оконченное и неоконченное преступления
[Уголовный кодекс РФ] [Глава 6] [Статья 29]

3. Уголовная ответственность за неоконченное преступление наступает по статье настоящего Кодекса, предусматривающей ответственность за оконченное преступление, со ссылкой на статью 30 настоящего Кодекса.

3 комментария к записи “Статья 29 УК РФ. Оконченное и неоконченное преступления”

Комментарий к статье 29

1. В УК нет термина «стадия». Однако теория уголовного права и практика пользуются им, ибо, как и любая другая деятельность человека, его преступное поведение протекает во времени и пространстве и состоит из нескольких этапов. Стадии — это этапы осуществления преступления. Они отличаются по характеру действий и последствий и степени реализации преступного намерения.
Закон различает оконченное и неоконченное преступления. Неоконченное преступление, в свою очередь, бывает либо приготовлением, либо покушением (ч. 2 комментируемой статьи). Таким образом, УК предусматривает три стадии совершения преступления: оконченное преступление, приготовление к преступлению, покушение на преступление.
2. Исходя из определения преступления как общественно опасного деяния (ст. 14 УК), не является стадией так называемое обнаружение умысла, т.е. выраженное вовне словесно, письменно, угрозой и т.п. намерение совершить преступление, ибо в этих случаях нет действий, направленных на его реализацию. Однако, если установлено, что лицо обнаружило умысел на совершение преступления, следует сделать все возможное для предотвращения преступной деятельности.
Ненаказуемую угрозу совершить преступление надо отличать от преступлений, объективную сторону которых составляет психическое воздействие на потерпевшего путем угроз. В предусмотренных законом случаях (см., например, ст. ст. 119, 296 УК) такая угроза уголовно наказуема.
3. Преступление признается оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного УК (ч. 1 комментируемой статьи). В этом случае налицо полное осуществление объективных и субъективных признаков состава преступления, названных в конкретной норме Особенной части УК и вытекающих из положений Общей части УК.
Установление момента окончания преступления — одна из гарантий соблюдения принципа законности в процессе квалификации преступлений. Момент окончания преступления зависти от законодательной конструкции состава преступления.
Преступление признается оконченным:
а) в материальных составах — с наступлением преступных последствий (см., например, ст. ст. 105, 158, 159, 172, 264 УК). Хищение оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств является оконченным, когда лицо противоправно завладело ими любым способом с намерением присвоить похищенное либо передать его другому лицу, а равно распорядиться им по своему усмотрению иным образом (п. 13 Постановления Пленума ВС РФ от 12.03.2002 N 5) ; экологические преступления, связанные с причинением крупного ущерба, образуют оконченный состав лишь при наличии реального ущерба;
———————————
См. также: БВС РФ. 2010. N 12. С. 11.

б) в формальных составах — с завершением общественно опасных действий (см., например, ст. ст. 166, 204, 230 УК). Так, неправомерное завладение транспортным средством считается оконченным преступлением с момента отъезда либо перемещения транспортного средства с места, на котором оно находилось; вымогательство является оконченным преступлением с момента предъявления требований о передаче имущества под угрозой причинения вреда потерпевшему или его близким ; сбыт части поддельных денег образует состав оконченного преступления ; незаконное культивирование запрещенных к возделыванию растений, содержащих наркотические вещества, признается оконченным с момента посева независимо от последующего всхода либо произрастания растений ; преступления, предусмотренные п. п. «б», «в», «г» ч. 1 ст. 256, ст. 258 УК, считаются оконченными с момента начала добычи, выслеживания, преследования, ловли независимо от того, были ли фактически добыты водные биологические ресурсы или иные животные; преступления, предусмотренные ст. ст. 150, 151 УК, являются оконченными с момента совершения несовершеннолетним преступления, приготовления к преступлению, покушения на преступление или после совершения хотя бы одного из антиобщественных действий, пре-дусмотренных диспозицией ч. 1 ст. 151 УК (систематическое употребление спиртных напитков, одурманивающих веществ, занятие бродяжничеством или попрошайничеством) (п. 42 Постановления Пленума ВС РФ от 01.02.2011 N 1) ; при коммерческом подкупе (ст. 204 УК) преступление считается оконченным с момента принятия получателем хотя бы части передаваемых ценностей ; получение должностным лицом части заранее обусловленной суммы взятки считается оконченным преступлением ;
———————————
БВС РФ. 1997. N 3. С. 10.
БВС РФ. 1997. N 5. С. 10.
БВС РФ. 1998. N 7. С. 7.
См. также: БВС РФ. 2000. N 2. С. 22.
БВС РФ. 2001. N 4. С. 17.
БВС РФ. 2001. N 8. С. 18.

в) в усеченных составах момент окончания преступления законодатель переносит на начало преступной деятельности, внешне напоминающей приготовление или покушение (например, ст. ст. 209, 277, 295, 317 УК). Разбой, равно как и хищение оружия, путем разбойного нападения в целях хищения чужого имущества, считается оконченным с момента нападения в целях хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (п. 6 Постановления Пленума ВС РФ от 27.12.2002 N 29).
Вопрос о моменте окончания преступлений, которые совершаются в течение длительного времени и складываются как бы из серии самостоятельных преступлений, т.е. в продолжаемых и длящихся преступлениях, решен в одном из постановлений высшей судебной инстанции. Началом продолжаемого преступления считается совершение первого действия из числа нескольких тождественных действий, составляющих одно продолжаемое преступление, а концом — момент совершения последнего действия. Длящееся преступление начинается с момента совершения преступного действия (бездействия) и заканчивается вследствие действий самого виновного, направленных к прекращению преступления, либо наступления событий, препятствующих совершению преступления (например, вмешиваются органы власти) (п. п. 4, 5 Постановления 23-го Пленума ВС СССР от 04.03.1929).
4. Признание преступления оконченным влияет на квалификацию, позволяет отграничить от неоконченного преступления, правильно решить вопросы применения давности и амнистии. В соответствии со ст. 11 УК, чтобы знать, какой закон надо применить, следует установить, где совершено (окончено) преступление, т.е. его место. Местом совершения (окончания) преступлений с материальным составом будет место наступления преступных последствий, а для преступлений с формальным составом — место совершения обозначенных в законе действий. Если место совершения (окончания) преступления установить невозможно, то вступает в действие ст. 32 УПК.
5. В ч. 3 комментируемой статьи единообразно решен вопрос об ответственности за оконченное и неоконченное преступление. Согласно данной норме ответственность за неоконченное преступление наступает по статье УК, предусматривающей ответственность за оконченное преступление, со ссылкой на ст. 30 УК. Законодательная урегулированность уголовной ответственности приводит к выводу о том, что основание уголовной ответственности за оконченное преступление, приготовление к преступлению и покушение на преступление едино, а именно наличие состава преступления, признаки которого сформулированы в диспозиции конкретной нормы Особенной части УК. Применительно к приготовлению к преступлению и покушению на преступление это неоконченный состав, признаки незавершенности которого указаны в ч. ч. 1 и 3 ст. 30 УК.
В ч. 3 комментируемой статьи названа формула квалификации приготовления и покушения — конкретная статья Особенной части УК и соответствующая часть ст. 30 УК.

Комментируемая статья выделяет уголовно наказуемые стадии совершения преступления, т.е. этапы развития преступления, отличающиеся друг от друга характером совершенных действий и степенью реализации преступного намерения.
1. Стадия оконченного преступления характеризуется тем, что в совершенном лицом деянии содержатся все признаки конкретного состава преступления, предусмотренного статьей Особенной части Уголовного кодекса.
Преступления с материальным составом признаются оконченными с момента совершения деяния и наступления указанных в статье вредных последствий (например, наступление смерти при убийстве — ст. 105 УК, причинение различной степени тяжести вреда здоровью — ст. ст. 111, 112, 115 УК и т.д.).
Преступления с формальным составом являются оконченными с момента совершения деяния (действия либо бездействия). Например, публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма — ст. 205.2 УК, захват заложника — ч. ч. 1 и 2 ст. 206 УК и т.д.
При этом в одной статье Особенной части УК, но в разных ее частях может предусматриваться ответственность за преступление как с материальным, так и с формальным составом. Например, террористический акт без отягчающих обстоятельств (ч. 1 ст. 205 УК) сконструирован как преступление с формальным составом и окончен с момента «взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека…» безотносительно к тому, наступили при этом какие-либо вредные последствия или нет. Части 2 и 3 данной статьи рассматривают террористический акт как преступление с материальным составом, если указанные общеопасные действия повлекли «по неосторожности смерть человека», «причинение значительного имущественного ущерба либо наступление иных тяжких последствий» (ч. 2 ст. 205 УК) или «повлекли умышленное причинение смерти человеку» (ч. 3 ст. 205 УК) .
———————————
В редакции Федеральных законов от 27 декабря 2009 г. N 377-ФЗ и от 30 декабря 2008 г. N 321-ФЗ.

2. Стадиями неоконченного преступления признаются приготовление к преступлению и покушение на преступление (см. комментарий к ст. 30 УК).
Не является уголовно наказуемой стадией совершения преступления так называемое «обнаружение преступного намерения», т.е. выражение лицом вовне (устно, письменно, путем жестов или символических знаков) намерения совершить преступление без осуществления практических действий во исполнение задуманного. Мысли, взгляды и намерения лица не являются преступлением, сколь бы предосудительными они ни были. Вместе с тем информация о намерении совершить преступление имеет практическое значение для деятельности оперативно-розыскных подразделений правоохранительных органов с целью своевременной профилактики либо пресечения начатого преступления. Таким образом, уголовно наказуемыми стадиями совершения преступления Уголовный кодекс признает: приготовление к преступлению, покушение на преступление и оконченное преступление.
3. Особенностью квалификации неоконченного преступления является то, что ответственность наступает по статье Особенной части УК, предусматривающей ответственность за оконченное преступление, со ссылкой на ст. 30 Общей части настоящего Кодекса (например, покушение на кражу — ч. 3 ст. 30, ст. 158 УК и т.д.).

Статья 29. Оконченное и неоконченное преступления

1. Глава посвящена уголовной ответственности за неоконченное преступление. Однако ее содержание шире буквального названия. Фактически в главе регулируются вопросы различных стадий развития преступления, включая оконченное преступление. Соответственно, в комментируемой статье, открывающей главу, дается характеристика оконченного преступления.
2. Оконченное преступление характеризуется в значительной мере формально. Законодатель не раскрывает его сущностных признаков, а отсылает к признакам конкретных составов преступлений. Такой подход, вероятно, объясняется тем, что сложно определить один общий момент окончания преступления. Существует большое разнообразие обстоятельств, с которыми связывается окончание преступления как объективного, так и субъективного порядка. Из указанной нормы следует, что окончание преступления устанавливается в соответствии с признаками конкретного состава.
3. Согласно ч. 2 комментируемой статьи уголовная ответственность наступает как за оконченное, так и за неоконченное преступление. Выделяется два этапа, две стадии неоконченного преступления:
1) приготовление;
2) покушение.
4. В ч. 3 ст. 29 установлено правило квалификации неоконченного преступления. Оно квалифицируется по статье Особенной части УК, предусматривающей ответственность за оконченное преступление, с одновременной ссылкой на ст. 30 УК, где дается характеристика приготовления к преступлению (ч. 1) и покушения на нее (ч. 3).
Ссылка при квалификации неоконченного преступления сразу на две статьи Общей и Особенной частей УК указывает как на характер совершаемого преступления (например, убийство), так и на стадию его прерывания (приготовление или покушение). Одновременно такая квалификация определяет и рамки ответственности за неоконченное преступление, корректируя санкцию статьи Особенной части УК применительно к неоконченному преступлению, соответственно, установленному законодателем (ст. 66 УК). Так, покушение на убийство должно квалифицироваться по ч. 3 ст. 30 и ч. ч. 1 или 2 ст. 105 УК.

Смотрите еще:

  • Адвокаты петрозаводск Адвокат Воронина М.Л. | Юрист | Петрозаводск Информация Представительство в суде Защита на следствии и в суде________________________________________ Показать полностью… Петрозаводская Центральная Коллегия Адвокатов 1. Жилищные дела • о […]
  • Предмет преступления является структурным элементом объекта преступления Предмет преступления. Потерпевший Предмет преступления – вещи, иные материальные объекты, воздействуя на которые виновный нарушает общественные отношения, охраняемые уголовным законом. Например, предметом кражи (ст. 158 УК РФ) является […]
  • Исковое заявление о возмещении морального вреда в уголовном деле Исковое заявление о возмещении морального вреда в уголовном деле В … районный суд Истец: … (ФИО потерпевшего) Место жительства: …, тел. … Ответчик: … (Ф.И.О. причинителя вреда) Место жительства …, тел. … Цена иска: … рублей ИСКОВОЕ […]
  • Пример специального закона Портал "Юристъ" - Ваш успех в учебе и работе! Теория государства и права Глава 17. Правовой акт. Нормативно-правовой акт. Международный договор 347 Имеется два официальных способа установления классификации законов: 1. Конституционный, […]
  • Ст 112 113 ук рф Статья 112. Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью См. комментарии к статье 112 УК РФ Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ в часть 1 статьи 112 внесены изменения 1. Умышленное причинение средней тяжести вреда […]
  • По апк обращение к суду Обращение в суде Здравствуйте скажите пожалуйста во время заседания суда как можно обращаться к судье? ВАША ЧЕСТЬ или УВАЖАЕМЫЙ СУД.Как будет правильно напишите пожалуйста. Ответы юристов (5) Здравствуйте! Если Арбитражный суд, то […]
  • Решения судов по ст 213 ук рф Дата опубликования: 13 июня 2012 г. Верховный Суд Республики Башкортостан г. Уфа. 7 июня 2012 года. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Башкортостан в составе: председательствующего Габитова Р.Х. судей Скорина […]
  • Военные адвокаты воронеж Официальный сайт адвоката Музыря Д.В. Адвокатский стаж 20 лет. Статус адвоката присвоен в 1998 г. сразу после окончания дневного отделения юридического факультета Белгородского государственного университета. Вопросы уголовного права и […]