Кто подписывает законы в сша

Русская политика

Аналитические публикации об актуальных проблемах российской политики

Главное меню

Подписывает ли Президент РФ законы?

Опубл. admin • 14.01.2018

Депутат от «Единой России» и координатор НОД Евгений Федоров утверждает, что у Президента Путина нет достаточных полномочий для управления страной, и Конституция России не предоставляет ему таких полномочий. Однако это утверждение Федорова опровергается словами самого Путина, который признался в том, что при желании он мог бы легко изменить Конституцию. По словам Президента для этого даже не требуется всенародного голосования. Достаточно было бы провести решение в Государственной Думе, где у правящей партии имеется конституционное большинство. Значит, дело вовсе не в недостатке полномочий Президента, а в отсутствии у Путина политической воли на изменение существующей политической системы в стране. Но все же с Федоровым можно согласиться в одном. Ни Президент, ни Правительство, ни депутаты Государственной Думы страной не управляют.

По словам депутата Государственной Думы Евгения Федорова законы в нашей стране разрабатывают иностранные специализированные учреждения, которых насчитывается около сотни. Эти учреждения вносят законопроекты в Государственную Думу, где депутаты обязаны за них проголосовать, чтобы они официально стали бы законами.

Если все так, как утверждает депутат от «Единой России», то живем мы действительно на оккупированной территории. Разработкой законов в Российской Федерации занимаются не российские граждане, а иностранные, по большей части американские, организации. Депутаты Государственной Думы не пишут законы, не предлагают их, и даже не принимают. Ежемесячно в каждую фракцию приходит папочка документов, в которых четко расписано, кто и за что должен голосовать. По этой причине совершенно даже неважно наличие депутатов в зале заседаний, потому что за них и так проголосуют их же карточками. И это говорит не Васька из подворотни, а депутат от фракции «Единая Россия», с учетом того, что в Государственную Думу, а тем более во фракцию «Единая Россия», проходит очень жесткий отбор. Получается, что деятельность депутатов Государственной Думы это всего лишь цирковое представление, которое показывают специально для нас для того, чтобы мы успокоили свои и так расшатанные нервы: «Смотрите, депутаты работают над нашим будущим».

Спросите себя. Если бы Вы были на месте Президента, и знали бы, как на самом деле устроена вся система принятия законов, то Вы бы что-нибудь подписывали? Чтобы ответить на вопрос, а подписывает ли Президент России законы, нужно посмотреть хотя бы не на оригинал, а на копию какого-нибудь закона. Смеем Вас заверить, что Вы никогда не найдете в открытом доступе ни одной копии закона, где бы стояла подпись Президента. Она есть в распоряжениях Президента, на поздравительных открытках и на других индивидуальных актах, но в нормативных актах (в нормативных указах Президента и федеральных законах) подписи Президента Вы никогда не найдете.

Что характерно, свои подписи под законами не ставит не только Президент России, но также и Лукашенко – Президент Белоруссии, и Порошенко – Президент Украины. А не ставят они свои подписи под законами по той причине, что оригиналов законов в природе не существует. А поскольку оригиналов нет, то нам никогда не дадут посмотреть и на копии этих законов.

Казалось, что тут сложного – просто посмотреть на копию закона. Тут даже подпись Путина не нужна. Достаточно только подписи ответственного лица с государственной печатью. Но даже этого нам никогда не смогут предоставить. Что же получается? Официально законы у нас есть? Есть. Путин их подписывает? Подписывает. А посмотреть на эту подпись можно? НЕЛЬЗЯ. В интернете легко можно найти какой-нибудь закон США с подписью Трампа или закон Франции с подписью Макрона. А вот найти закон РФ с подписью Путина мы никогда не сможем, как бы ни старались.

Если перейти на официальный сайт Президента России и скачать копию какого-нибудь закона, то грамотный юрист будет в шоке. Президент РФ оказывается не Владимир Владимирович Путин, а какой-то В. Путин. Кто он? Вениамин? Вячеслав? Владислав? Вольдемар? Вообще-то, с юридической точки зрения это полное нарушение правил по техническому оформлению нормативно-правового акта. Если, например, в официальном документе любой организации не указать в строгой последовательности инициалы и фамилию (а на некоторых особо важных документах вообще требуется имя и отчество указывать полностью), а оставить только фамилию, то этот документ уже не будет считаться юридическим документом, то есть он не будет иметь юридической силы. Попробуйте в решении суда не указать полные инициалы судьи. То такое решение подлежит отмене в виду существенного нарушения процессуальных норм, выражающегося в отсутствии подписи судьи. А тут речь идет не о каком-то решении суда, а о федеральном законе.

Кроме того, в указанной копии закона отсутствуют не только инициалы Президента и его подпись, но и гербовая печать, вместо которой указано «КАНЦЕЛЯРИЯ». У нас что, канцелярия Президента подписывает законы? То что нам представляют на всеобщее обозрение, нельзя назвать юридическим документом. Это даже обычным документом назвать нельзя.

Самое интересное то, что в самих законах стоит штрих-код страны производителя товара. Если ввести его для проверки, то он выбивает не Россию, а почему-то США, реже Канаду. Раньше штрих-код США и Канады стоял практически на всех законах Российской Федерации. Однако в последнее время стали подтирать хвосты. Слишком уж вызывающим выглядит то, когда на российских законах стоят иностранные штрих-коды.

Таким образом, не существует ни одного закона, подписанного В.В. Путиным или хотя бы заверенной государственной печатью копии с подписью ответственного лица. Многие люди считают себя законопослушными. Но как можно быть законопослушным, ни разу не увидев оригиналов или копий законов, по которым ты живешь, и, не убедившись, что они вообще существуют. Есть оригиналы и надлежащим образом заверенные копии законов США, Франции и других стран. Но почему-то нет оригиналов и надлежаще оформленных копий законов Российской Федерации.

После развала СССР были уничтожены десятки тысяч заводов и фабрик, а самая богатая страна мира стоит на грани нищеты. В то же самое время Центральный Банк России под председательством Эльвиры Набиулиной оказывает благотворительную помощь США в огромных размерах. А может это вовсе не помощь, а выплата дани? Так, Центральный Банк России продолжает инвестировать в американский государственный долг. В третьем квартале этого года ЦБ вложил в американские ценные бумаги еще 2,5 миллиарда долларов. Общий объем благотворительности достиг 107 миллиардов долларов (или 6 триллионов 100 миллиардов рублей). Таким образом, Центральный Банк, работу которого Путин признал удовлетворительной, инвестировал в экономику страны, которая является главным дирижером антироссийской политики, около половины годового бюджета России, и продолжает инвестировать дальше. Какая-то логика должна же быть в этом? И логика есть. Жить на две страны – это основной стиль жизни нынешней российской элиты. Здесь – выкачивать, а туда – переводить, в надежде на то, что там признают за своего.

Представьте опять себя на месте Президента. Вы, зная обо всем этом, поставили бы свою подпись?

Законодательный процесс

Законодательный процесс. Свои полномочия Кон­гресс и его палаты осуществляют путем принятия законов, ре­золюций, некоторых других документов. Наиболее важными из них, принимаемыми с участием обеих палат, являются, есте­ственно, законы.

Право законодательной инициативы, исходя из концеп­ции жесткого разделения властей, формально предоставлено только членам палат Конгресса США. Однако на деле, соглас­но обычаю, законотворческая деятельность Конгресса во мно­гом предопределяется содержанием ежегодных и иных посланий Президента США. Билли (законопроекты), кроме финансовых, могут вноситься в ту палату, членами которой являются иници­аторы. На деле билли нередко вносятся одновременно и пред­ставителями, и сенаторами (отсюда двойные обозначения не­которых законов: Смита—Коннели, Тафта—Хартли — по фа­милиям инициаторов в обеих палатах). Постоянные правила палат допускают внесение как разработанного проекта, так и законопредложения. Последнее вносится в форме петиции, предлагающей рассмотреть вопрос о целесообразности приня­тия закона. Если палата вынесет положительную резолюцию по петиции, разработка билля поручается постоянному комитету, профиль деятельности которого соответствует содержанию закона.

Процедура внесения билля довольно проста, особенно в Палате представителей, где текст проекта опускается в спе­циальный ящичек — «хоппер», стоящий на столе у клерка палаты. В Сенате внесение законопроектов осуществляется в рамках «утренних вопросов». Оно сопровождается краткой речью сенатора после предоставления ему слова председатель­ствующим.

Вторая стадия законодательного процесса — обсуждение билля — наиболее объемна. В каждой палате билль проходит три чтения, проводимых, как правило, в три различных дня.

В ходе первого чтения клерк Палаты представителей или секретарь Сената зачитывают лишь название проекта, после чего обсуждается целесообразность его принятия в той кон­цепции, которая предложена. Затем вопрос ставится на голо­сование. Если билль принят в первом чтении, он направляет­ся в постоянный комитет, соответствующий профилю проекта.

Второе чтение в каждой палате начинается с оглашения текста законопроекта клерком (секретарем) палаты. После это­го председатель или докладчик комитета излагает предложе­ния о поправках, выработанные комитетом. Постоянные пра­вила палат устанавливают, что доклад постоянного комитета по законопроекту не может рассматриваться палатой ранее чем через два календарных дня (не считая суббот, воскресе­ний и праздничных дней) после того, как члены палаты полу­чат его в отпечатанном виде. После оглашения доклада коми­тета происходит постатейное обсуждение законопроекта. В ходе дебатов депутаты высказываются по поправкам, предло­женным комитетом, и выдвигают собственные предложения о поправках. Предлагаемые поправки не должны противоречить содержанию проекта в целом. Поправка включается в текст проекта в случае ее одобрения большинством голосов присут­ствующих членов палаты.

После завершения второго чтения законопроект вновь передается в постоянный комитет. Последний может дораба­тывать его лишь в редакционном отношении. Только редакци­онные поправки допустимы и в ходе третьего чтения. Палата может вернуться ко второму чтению, то есть к внесению по­правок по существу, только приняв об этом единогласное ре­шение. Третье чтение завершается голосованием по вопросу о принятии билля.

Билль должен быть принят в идентичной редакции обеи­ми палатами. Поэтому билль, одобренный одной палатой, на­правляется в другую. Если вторая палата одобряет его, то после подписания председателями палат (первым подписыва­ет спикер) билль передается Президенту. Если законопроект отклоняется одной из палат, то его текст вместе с предложен­ными поправками возвращается в палату, первоначально при­нявшую его. Она может согласиться с поправками либо откло­нить их. В последнем случае созывается согласительный коми­тет. Выработанный им текст билля ставится на голосование в палатах. Они не вправе его изменить. Если в предложенной согласительным комитетом редакции текст законопроекта не будет принят обеими палатами, то либо создается новый со­гласительный комитет (в случае принятия обеими палатами совпадающей резолюции об этом), либо билль считается отвер­гнутым.

Как видно, в законодательном процессе палаты американ­ского Конгресса равноправны: закон может быть принят толь­ко с согласия обеих палат.

Получив принятый в идентичной редакции билль, Прези­дент должен подписать его в течение 10 дней (не считая вос­кресных дней). С момента подписания Президентом акт приоб­ретает юридическую силу, если в нем самом не указано иного срока. Но в течение этого срока Президент может отклонить закон, использовав право вето. В этом случае закон с возра­жениями Президента отправляется в ту палату, в которую он был внесен. По общему правилу, Президент может отвергнуть только весь закон целиком: Конституция выборочного вето не предусматривает.

Конституция США предусмотрела отлагательный характер вето Президента: оно может быть преодолено Конгрессом путем повторного принятия палатами билля, причем сначала той, в которую он был внесен. Билль должен быть принят по­именным голосованием в прежней редакции, то есть без уче­та замечаний Президента, 2 /3 голосов членов каждой палаты, присутствующих на данном заседании и участвующих в голо­совании. В этом случае билль сразу после одобрения палата­ми становится законом, то есть вступает в силу без подписи Президента.

Такое же последствие (вступление закона в силу) насту­пает и в том случае, если в течение 10 дней, отведенных для подписания актов парламента, Президент не подпишет зако­нопроект и не вернет его в Конгресс (разд. 7 ст. I Конституции). Данное правило не распространяется на те случаи, когда билль поступил к Президенту менее чем за 10 дней до окончания сессии. Дело в том, что в данной ситуации срок, отведенный Президенту для подписания билля, не успеет истечь к концу сессии, а постоянные правила Палаты представителей, как уже упоминалось, устанавливают правило дисконтинуитета в отношении биллей. Поэтому в данном случае президентское вето приобретает по сути абсолютный характер. Такую разно­видность президентского вето называют в США «карманным» (Президент как бы кладет билль в карман). Впрочем, он может впоследствии все же подписать билль и ввести его в действие.

В целом практика показывает, что президентское вето — это весьма мощное орудие воздействия главы исполнительной власти на законодательный процесс. До начала 90-х гг. прези­денты применяли вето 1421 раз. И только в 103 случаях Кон­грессу удалось преодолеть его*.

* См.: Правительство, министерства и ведомства в зарубежных странах. М., 1994. С. 40.

Прохождение финансовых (денежных) биллей имеет неко­торые особенности. Как уже упоминалось, они могут быть внесены только в Палату представителей, причем не как законопредложения, а лишь в форме разработанных биллей. В нижней палате финансовые билли обладают привилегией вне­очередного рассмотрения.

Особый порядок имеет прохождение бюджета. Он регули­руется Актом о сбалансированном бюджете и чрезвычайном контроле за дефицитом 1985 г . Закон предусматривает несколь­ко этапов прохождения бюджета. К первому понедельнику после 3 января Президент направляет Конгрессу проект бюджета на следующий финансовый год. Одновременно проект должен быть передан в бюджетное управление Конгресса (вспомогательный орган парламента, в задачи которого входят разработка и пред­ставление палатам докладов, заключений и исследований по вопросам бюджетной политики), которое к 15 февраля долж­но представить доклад по нему бюджетным комитетам палат. Последние рассылают его в другие постоянные комитеты, которые до 25 февраля должны представить в бюджетные комитеты заключения и предложения по вопросам своего ве­дения.

К 1 апреля бюджетный комитет Сената готовит проект совпадающей резолюции по бюджету. К 15 апреля Конгресс должен принять ее. На основе резолюции по бюджету Конгресс принимает Акт об ассигнованиях, предусматривающий основ­ные направления доходов и расходов федерального бюджета на следующий финансовый год. Палатой представителей он должен быть принят не позднее 30 июня.

Финансовый год начинается в США с 1 октября.

В последние годы в США резко обострилась проблема сво­евременного принятия актов об ассигнованиях. Сроки такого принятия все чаще нарушаются из-за разногласий между Пре­зидентом и Конгрессом. Своеобразным рекордом стало подпи­сание Президентом Акта об ассигнованиях на 1997 финансо­вый год 26 апреля 1997 г ., т. е. спустя почти семь месяцев после начала финансового года Попыткой преодолеть трудности при­нятия бюджета, приобретшие систематический характер, ста­ло принятие в апреле 1996 г . Акта о постоянном вето на акты об ассигнованиях, который вступил в силу 1 ноября 1997 г . и будет действовать до 31 декабря 2002 г . Акт внес существен­ные коррективы в процедуру принятия бюджета, пополнив ее особенности еще одной весьма существенной деталью.

При получении акта об ассигнованиях, принятого Конг­рессом, Президент в течение пяти дней может представить парламенту послание, в котором будут перечислены отверга­емые им статьи. Если в течение определенного срока Конг­ресс не примет соответствующие статьи в прежней редакции 2 /3 голосов постатейным голосованием, акт вступает в силу в редакции Президента. Если примет, акт вновь направляется Президенту, который вправе наложить повторное вето на ре­шение Конгресса. Оно опять-таки может быть преодолено, но уже 1 /3 голосов плюс один голос присутствующих парламен­тариев каждой палаты. После окончания процедуры преодоле­ния вето акт об ассигнованиях вступает в силу немедленно в редакции Конгресса, если вето преодолено, либо в редакции Президента — если нет.

По мнению многих американских юристов, произведенные изменения в бюджетном процессе нарушают конституционные нормы об отлагательном и тотальном характере президентско­го вето*.

* См. об этом: Травкина Н. М. Законодательный бюджетный процесс в США: крах или диалектическое развитие // США: экономика, полити­ка, идеология. 1996. № 12. С. 34.

Все билли, принимаемые Конгрессом США, подразделя­ются на публичные и частные. Публичные законы представляют собой акты, устанавливающие общие правила поведения, принимаемые по главным вопросам внутренней и внешней политики. Именно они составляют основную массу статутов. Частные, же парламентские акты регулируют правовой ста­тус отдельных лиц и корпораций. Эти два вида биллей вносят­ся в разные календари палат, причем частные рассматрива­ются в упрощенном порядке — при меньшем кворуме и без постатейного обсуждения.

В США существует два издания, осуществляющих официальное опубликование законов. Непосредственно после вступ­ления в силу публичные законы опубликовываются в издани­ях серии «Публичное право». В конце года все акты Конгресса сводятся воедино и публикуются в хронологическом порядке в очередном номере ежегодного издания «Полное собрание ста­тутов Соединенных Штатов» («United States Statutes at Large»).

Кроме того, положения законов публикуются и в Своде законов США («The United States Code»). Особенность его струк­туры заключается в том, что отдельные нормы законов (а не законы целиком) сводятся по предметам их регулирования, составляя 50 титулов (разделов) Свода. Каждый титул подраз­деляется на главы и параграфы. По каждому параграфу при­водится перечень предшествующих актов. Свод переиздается один раз в шесть лет. В 2000 г . имело место очередное издание. Ежегодно публикуются дополнения к Своду, в которых также по титулам фиксируются изменения законодательства за год. Все изменения поглощаются очередным изданием Свода.

Законы США представляют собой сложный комплекс законов, который включает как федеральные законы, так и законы отдельных штатов. В США так же до сих пор действует система Common Law, которая возникла в Европе еще в средние века.

Среди федеральных законов США основным законом является Конституция страны со всеми ее поправками, включая и Биль о правах. Конституция имеет высшую юридическую силу в США. Она была принята в 1787 году и дает общее представление о федеральном государственном устройстве США, а так же об основных правах и свободах граждан страны.

Законы США на федеральном уровне (т.е. в масштабах всей страны) имеют определенную процедуру принятия: сначала текст закона (в виде законопроекта) должен одобрить Конгресс США. После этого Акт Конгресса (именно так именуется принятый закон) должен подписать Президент США. После этого, закон передается Архивариусу США, который ежегодно публикует тома принятых законов в виде Большого свода законодательства Соединённых штатов. Большой свод является официальным источником американского законодательства, принятого Конгрессом США.

Так как Большой свод очень большой, к тому же все принятые законы вносятся в него в хронологичесом порядке, то со временем возникла необходимость его упорядочения. С этой целью был создан Кодекс США, который является сводной кодификацией федерального законодательства страны. В Кодексе все федеральное законодательство сгрупировано по тематике, утратившие же силу нормы удаляются из Кодекса.

Кодекс состоит из 50 разделов. К примеру, раздел 17 посвящен Авторскому праву. Раздел 35 — Патентам и т.д. Все разделы в Кодексе расположены в алфавитном порядке. Каждый раздел делится на главы, которые в свою очередь могут делится на части, секции и параграфы.

Кроме федеральных законов существуют и свои законы в отдельно взятых штатах, которые имеют довольно широкие полномочия в сфере законодательства. Они даже имеют свои Конституции, которые часто бывают более подробными чем федеральная Конституция. Однако, законы и Конституции штатов не должны противоречить Конституции США.

Из за такой сложной системы, а так же действия законов системы Common Law, в США до сих пор имеют действие некоторые архаичные и на взгляд современного человека дурацкие законы. К примеру, в штате Айова поцелуй не может длится более 5 минут, а однорукие пианисты обязаны играть бесплатно. В Северной Дакоте в ресторанах, барах и кафе запрещено одновременно подавать пиво и соленые крекеры и т.д.

Конечно, старинные законы в США это забавные анахронизмы или курьёзы. Но иногда их наличие может сыграть свою ключевую роль. И раз уж есть интерес к теме, делюсь вдогон ещё такой вот историей. Предупреждаю, она длинновата. Моя родственница в свое время работала следователем (Crime Scene Investigator), ну и сотрудники рассказали ей такую штуку.

Для начала пояснение — в США административное деление такое:, штат делится на графства (в Луизиане — приходы), а графства на городища, поселки, области и т.д. Бывает так, что город соответствует графству, а, бывает, нет. В каждом городке или области есть свой отдел полиции. Обычно они подчиняются напрямую коммиссару полиции графства. Иногда они координируют действия. Юрисдикции полиция одного городка в другом не имеет (даже остановить нарушителя «чужой» полицейский не имеет права — хотя, конечно, может сообщить о нарушении или совершить гражданский арест). Полиция есть и у штата, но она редко действует в самих городках. В больших городах, полицейских и детективов много, ну а в маленьких может быть всего несколько человек патрульных, а территория покрытия может быть и большой..

И вот, в одной местности резко возросло употребление метамфетамина (далее «мет»). Кто не знает что это, гугль в помощь или посмотрите сериал Во Все Тяжкие (Breaking Bad). Сначала это дело не просекли, а потом полиция потихоньку начала вставать на уши. Понятно, что где-то появилась крупная редиска, производитель мета. Но никак не удается обнаружить гадa, чтобы устранить первопричину.

Комиссары полиции, разумеется, недовольны, и в участки идет директива: «найти и обезвредить». Местным полицейским только этой радости не хватало, но за дело взялись. А что реально они могут сделать? Ну, патрулировать чуть больше, ну, местных наркош и мелких уличных продавцов тряхнуть, но они часто только цепочка в очень длинной цепи, так что успехов не особо много. А у маленьких полицейских участков своих детективов часто нет. И доходит эта директива до одного шерифа, главы полицейского участка одного городка на отшибе (я упрощаю термин «шериф» для простоты. Вообще это сложная функция, обязанности которой очень разнятся от штата к штату, но для рассказа, пускай, будем звать его “шериф”).

У шерифа дел по горло, территория большая, а народу мало. Это же только в фильмах шериф — такой брутальный мачо, который может из шестизарядного кольта выстрелить 20 раз навскидку не перезаряжая и не промахнуться ни разу. Он везде ездит сам на своем быстроногом коне или пикапе с верным весёлым напарником, несмотря на время суток и погоду. И самые красивые девушки округи выпрыгивают из лифчиков, как только он удостоит их своим вниманием и отдаются прямо на капоте. Ну а про преступников и говорить нечего, он их находит на счет «три» и они срутся (пардон, дамы) от его сурового взгляда, сдавая пароли и явки и клянутся завязать с преступной жизнью навсегда.

В реальности шериф — такой же задроченный наёмный или выборный сотрудник, как и другие. Он должен и заниматься писаниной, и составлять расписание патрулей, и нанимать-увольнять сотрудников, и закупать оружие, боеприпасы, и канцелярию, и организовывать тренировки сотрудников, и участвовать в благотворительности и т.д. И помимо всей этой хрени ещё и заниматься раскрытием преступлений. А дома у него, как и у всех, ждёт жена которая полощет мозг про непокошеный газон, и что часть забора упала, и что надо сделать в ванной ремонт. А сын подрался в школе, а дочке надо проверить уроки, а у собаки болят ушки, и помпа в аквариуме сдохла. А по четвергам у него отчет, и давно не собирались с друзьями посмотреть футбол.

Этот шериф (реальный, а не киношный) урывками, в свободное время, потихоньку начинает анализировать факты, смотреть статистику, расспрашивать знакомых полицейских из других городков, и ездить больше по вверенной ему территории и т.д. И вот он притер хер к носу, и видит расклад странный. У него на территории как раз нет повышения использования мета. Опыт подсказывает: лиса не трогает ближний курятник, а значит производство у него на территории, a потом мет развозят. Что неприятно ему не только как шерифу, но и как отцу семейства.

Он начинает расследование (и длится это не 1-2-3 дня, как в фильмах, а долго), но в конце он выходит на подозреваемых. Есть у него на территории, недалеко от крупной дороги, бензоколонка. К ней ещё пристроен магазинчик продуктов и ширпотреба, небольшой склад/подсобка и офис траковой компании делающей местные развозки. Когда наступает 10 часов вечера, магазин закрывается, но бензоколонка работает. То есть подойдя к окошку и заплатив, можно купить бензин. Ну и периодически подъезжают машины к складу и что-то привозят и увозят. Со временем подозрения шерифа становятся более сильными, и он всё больше думаeт, что этот чёртов мет варят ночью на складе или в подсобке. Но. нет абсолютно никаких доказательств кроме своих умозаключений..

А принадлежит это добро одному достопорядочному гражданину. В церковь тот ходит по воскресеньям, раздаёт индюшек в День Благодарения, замещает баскетбольного тренера в детской команде , и паркуется строго по правилам. И жена его просто супер и есть у нее какой-то салончик красоты и т.д. Короче, порядочней этой семьи только мистер и миссис Санта Клаус.

В принципе, можно установить регулярное патрульное наблюдение, но:

1) плохиши, если это и они, наверняка не дураки. Очень уж осторожно работают. Наверняка скоро патруль засекут и либо приостановят деятельность или перенесут куда-либо (может вне его юрисдикции)

2) Сидеть каждый день в засаде он не может, он семейный человек. Особо делиться подозрениями тоже нельзя. И не то, что он своим ребятам из участка не доверяет, но понимает, городок небольшой. Многие друг друга знают, пускай даже через цепочку в 1-2 звена. Кто-то с кем-то учился в школе, их дети в одной секции, работали вместе, соседи, в одну церковь ходят и т.д. То есть учитывая специфику, очень большие шансы, если заранее сказать своим сотрудникам, то его подозрения станут известными. А привлечь людей со стороны он не может, доказательств нет.

То есть надо устраивать внезапный рейд, не объясняя сотрудникам зачем, но это очень чревато, если ошибся. А взять гадов хотелось бы с поличным, с доказательствами для суда. То есть — нужен повод, чтобы зайти на этот склад, ибо если полицейский уже зашел куда-то и увидел нарушение, пусть даже несвязанное с целью визита, то все равно можно проводить арест.

Но тут есть главное «НО». Граждан в США защищает Господин ЗАКОН, с неприкосновенностью личности и бизнеса всё строго. Полиция может зайти с обыском в 4 случаях (я конечно упрощаю):

1) Человек сам пригласил полицию (но этот сказочный вариант отпадает).

2) Полиция активно преследует преступника (например, он убегает и заскакивает в чей-то дом и полиция вбегает за ним — тоже Голливуд).

3) Судья/прокурор даст ордер на обыск. Вообще вариант хороший, но недвижка принадлежит эдакому столпу общества, и судья его хорошо знает. Плюс ни судья и прокурор без доказательств никогда ордер не подпишут.

4) Остаётся последний вариант,” убедительная причина”.

В целом закон таков — если полицейский видит преступление или вдруг слышит вопли или выстрелы или нечто подобное, то он будет иметь достаточно обоснований для суда, что у него была убедительная причина, и он вошел в дом или на территорию бизнеса, думая, что там было правонарушение. Но если причина неубедительная, то судья просто выбросит неправильно собранные доказательства из судебного слушанья и всё обвинение развалится.

Получается проклятый замкнутый круг. Надо шерифу именно зайти, но зайти нельзя, ибо причины нет. И естественно с помощью сотрудников (не попрётся же он один, жизнь-то как память дорога), но не предупреждая их заранее (а они законы, кстати, тоже знают). Иначе не будет доказательств, а без них и суда. А не будет суда, редиски будут продолжать варить свой мет и травить народ. Вот и решай загадку со столькими неизвестными.

Наш шериф резко теряет настроение. Как нарушить закон, одновременно его соблюдая, особенно тому, кто этому закону служит? Мозг кипит, и он понимает, что нужно найти НЕЧТО. Тут надо придумать такую бяку, чтобы одним выстрелом уложить всех и вся. И вот наш шериф после долгих мучительных поисков находит ЭТО. Сначала, естественно, он ЭТО пропускает, потом перечитывает, потом перечитывает ещё раз, потом зловеще ухмыляется и идет в архив рыться в документах. Ну а потом выходит очень довольный, чистит шерифскую звезду и приговаривает, мол, “покажу я вам плохишам козу-дерезу, будете у меня яйца как сережки носить.” А потом собирает сотрудников и говорит: «Ребятки, сегодня вечером будьте тут. У нас внеурочное задание».

И вот они собираются и на нескольких машинах едут на эту бензоколонку. Магазин закрыт, но траки подъезжают, отъезжают, периодически люди заходят с какими-то ящиками или канистрами. Полиция с выключенными огнями наблюдает. И вот подъезжает машинка на заправку, заправляется и отъезжает. И шериф говорит бойцам: всем к входам, огни и сирены на машинах включить, здание окружить, 2 человека со мной. Шериф с сотрудниками подбегает к окошечку бензоколонки и рявкает: «вы арестованы за незаконную торговлю, немедленно откройте дверь».

Продавец на бензоколонке в шоке от огней и рыка, открывает дверь, полицейские надевают ему наручники и через магазин идут на склад, подсобку и офис. А другим полицейским по рации приказ: выбивайте двери.. И, конечно, берут молодчиков с поличными прямо во время варки и упаковки товара. И добропорядочного хозяина площадки, и водителей тягачей, которые вместе с легальными грузами мет развозят тоже берут. Всех тащат в участок, доказательств на десятерых хватит.

С утра дело направляется к судье и прибегает уже нанятый адвокат и орёт: «Какого, спрашивается, хрена шериф и полиция вообще делали на этой станции. Где убедительная причина? Вы, не шериф, а болван. Завтра улицу будете мести». И судья с интересом поддакивает: «Действительно, какого хрена, я ордер на обыск не подписывал. Как вы посмели зайти на частную собственность?» Прокурор уже красного цвета, ибо он понимает, что сейчас судья выбросит доказательства.

На что шериф выдерживает паузу, достаёт бумажки и говорит: «А вы знаете, уважаемый прокурор, не менее уважаемый адвокат, и очень уважаемый судья, что есть в нашем графстве один маленький, но большой закон, принятый в 1800 лохматом году, и который ясно гласит: «Торговля жидкостями, представляющими пожарную опасность разрешена только в светлоe время суток». Мы и вошли, ибо увидели преступление».

Когда-то этот закон имел смысл — продавать, например, керосин в розлив вечером в лавке при свете горящей лампы было просто опасно. Не дай бог лампа упадет, всё вспыхнет и выгорит на фиг в секунды. Поэтому торговля керосином была разрешена только при свете дня. А когда появилось электричество, то закон стал неактуален и его благополучно забыли. НО. НЕ ОТМЕНИЛИ. А ЗАКОН ЕСТЬ ЗАКОН. Бензин — тоже жидкость представляющая пожарную опасность. А продавали его в тёмное время суток, полицейские сами видели, как машины заправлялись. Значит, преступление происходило.

“Ну, а когда зашли, надо же было убедиться, что, не дай Господь, не торгуют бензином, например, со складcкого помещения, ибо мы видели, как люди заходили и выходили с ящиками и канистрами. Ну а что мы лабораторию по производству мета обнаружили, так это счастливая «случайность», господа. А что бы у вас, уважаемые, не было сомнений, вот и судебный прецедент тоже с 1800 лохматого года: какого-то лавочника за это самое нарушение 200 лет назад и наказали. А право у нас, кстати, прецедентное.

И кто же у нас болван, очень уважаемый господин адвокат? Всё в соответствии с ЗАКОНОМ. Я, шериф, для того тут и есть, чтобы ЗАКОН блюсти».

Ну а дальше уже дело техники, между адвокатами, прокурором, судьёй и т.д. Посадили голубчиков потом, конечно, доказательств-то до фига, и все добыты законным путём.

Ну а шериф, что шериф? Думаете, ему цветы, овации, и ордена? Нет, конечно, это его работа, он за это денежку получает. Комиссар Полиции графства «молодец» по телефону сказал, и то ладно. Шериф лишь пораньше с работы чуток ушел, ночка-то бессонная выдалась.

Пришел домой, дети в послешкольных программах, жена ещё на работе. Потянулся, сел на диван, сериал любимый включил и бутылочку пивка раздавил. И заснул перед включённым телевизором с мыслью «а забор и впрямь починить надо. Да и насчёт ванны жена, конечно, права, только кафель на распродаже взять надо, а то дерут втридорога». А пока шериф спит, пускай ему приснится хороший сон. Например, что он брутальный мачо, от кулаков которого разлетаются все бандиты. Выйдет из салуна, поправит свой покосившийся Стетсон, перезарядит кольт, перецелует восхищённых им брюнеток и блондинок, сядет на верного коня и уедет в алеющий восход. А из-под цокающих копыт коня медленно появится надпись «THE END».

Подписан закон о мерах воздействия (противодействия) на недружественные действия США и иных иностранных государств

Владимир Путин подписал Федеральный закон «О мерах воздействия (противодействия) на недружественные действия Соединённых Штатов Америки и иных иностранных государств».

Федеральный закон принят Государственной Думой 22 мая 2018 года и одобрен Советом Федерации 30 мая 2018 года.

Справка Государственно-правового управления

Федеральный закон направлен на защиту интересов и безопасности Российской Федерации, её суверенитета и территориальной целостности, прав и свобод граждан Российской Федерации от недружественных действий, выражающихся в том числе во введении политических и экономических санкций в отношении Российской Федерации, её граждан и российских юридических лиц. Для достижения указанных целей Федеральным законом устанавливается перечень мер воздействия (противодействия), которые могут применяться в отношении Соединённых Штатов Америки и иных иностранных государств, совершающих указанные недружественные действия, в отношении отдельных организаций, находящихся под юрисдикцией таких государств, прямо или косвенно подконтрольных им или аффилированных с ними, а также в отношении должностных лиц и граждан таких государств.

Подписывает ли законы Президент РФ?

«Доверяй, но проверяй». (Народная поговорка)

Честно говоря, я не особо слежу за подобными вещами, меня больше интересуют вопросы методологии рассмотрения тех или иных событий. Но сегодня мне в личных сообщениях прислали видео, мимо которого я пройти не могу и предлагаю его для ознакомления.

Сразу скажу, что я пока не исследовал данный вопрос, поэтому не готов сам дать комментарий – просто видео.

Известно, что по нашему законодательству законы принимает Государственная Дума РФ, а Президент должен законы утверждать. Причём формулировки в законе составлены так, что роль Президента в этом достаточно формальная, по большому счету он просто должен «проштамповать» законы Думы. Однако, подпись Президента является обязательным элементом. Так вот из данного видео следует, что Путин по крайней мере некоторые законы Думы (сколько таких законов всего – это большой вопрос) . НЕ ПОДПИСЫВАЕТ. Вместо подписи Путина (которая на документе НЕ СТОИТ) проставлен какой-то штрих код, который при проверке оказывается штрих кодом из США и (или) Канады, а под документом стоит печать, про которую любой мало-мальски образованный в бухгалтерии человек сразу скажет, что печать «левая» — она не является печатью Президента РФ (она является только печатью его канцелярии, то есть закон, возможно, передан, но он не подписан).

Данная информация тем более интересна, что наша «пятая колонна», пользуясь неграмотностью населения в юридических вопросах и в частности незнанием законодательства, часто апеллирует к тому, что якобы Путин «подписывает законы, ухудшающие жизнь граждан», умалчивая при этом, что по закону это его практически обязанность, а вообще Путин не законодательный орган, и эти законы принимает отнюдь не Путин, а Государственная Дума (и даже точнее – «Единая Россия» по указаниям из Вашингтона).

Так вот, похоже, что Путин таких законов не подписывает, а их надлежащее юридическое оформление – это липа и подделка. Штрих код США и Канады под Российскими законами – это вообще очень интересно.

Кто подписывает законы в сша

Одним из способов участия Президента в законодательном процессе является право отклонения принятых парламентом законов, так называемое право вето. Именно намекая на право вето, Президент США Д.Эйзенхауэр в 1959 году заявил: «Я есть часть законодательного процесса» *122, с. 63*. Существование такого права обосновывается необходимостью обеспечения сотрудничества законодательной и исполнительной властей, которое реализуется предоставлением главе государства права не подписывать и, следовательно, не публиковать закон, а направить его в законодательный орган для нового рассмотрения. Право вето предусмотрено конституциями многих государств. Его реализация зависит от существующей системы правления и национальных особенностей конкретного государства.

Впервые право вето было предоставлено Президенту США. Оно явилось, по мнению Дж.Мэдисона и А.Гамильтона, «естественной защитой», «необходимым барьером» на пути «несовершенных законов» *190, с. 479-482*. А осуществляя его, по мнению В.Вильсона, Президент действует в качестве «третьей составной части законодательной власти» *26, с. 52*.

Согласно Конституции США любой законопроект, прежде чем стать законом, должен быть подписан Президентом в течение 10 дней, не считая воскресений (на практике в их число включаются и праздники). В случае несогласия с законопроектом Президент возвращает его со своими возражениями в парламент, который может преодолеть вето 2/3 голосов каждой палаты. Следовательно, право вето носит отлагательный характер. Если указанный срок прерывается окончанием работы парламента, то глава государства может оставить закон неподписанным. Это так называемое «карманное вето» носит абсолютный характер, поскольку для его преодоления Конгресс должен заново принять законопроект.

В отличие от 42 губернаторов штатов, Президент США не наделен правом постатейного (выборочного) вето, т.е. правом отвергать только некоторые положения законопроекта и соглашаться с другими, что, несомненно, делает право вето весьма громоздким. Конгресс довольно эффективно использует преимущества этого правила. При прохождении через палаты президентского законопроекта (обычно это билли об ассигнованиях) в него включается поправка, не имеющая ничего общего с законом. Заинтересованный в принятии билля в целом глава государства вынужден соглашаться с неугодным «наездником» *117, с. 54*.

Практика применения права вето весьма пестра и не поддается однозначной оценке, т.к. она многократно менялась в зависимости от политической ситуации и соотношения сил партий в государстве. Семь первых президентов США не использовали вето. После же Дж.А.Гарфилда ни один Президент не отказал себе в удовольствии воспользоваться своим конституционным правом, причем некоторые достаточно часто. С конца XIX века намечается тенденция к более активному использованию права вето. Его пик приходится на период президентства Ф.Рузвельта, когда главой государства вето было наложено 631 раз *123, с. 31*.

В 60-70-х годах правом вето президенты стали пользоваться значительно реже, чем в 30-50-х годах, что, в общем, отражает эволюцию во взаимоотношениях Президента и Конгресса. Ныне глава государства во все большей степени стал заручаться предварительной поддержкой парламента при осуществлении своих законодательных программ *17, с. 56*. К тому же Конгресс пытается ограничивать возможности использования Президентом данного права.

Помимо упоминавшегося «наездника», парламент в отдельных случаях регулирует законодательный процесс таким образом, чтобы лишить Президента возможности применить «карманное вето». В августе 1973 года Конгресс впервые в истории, распускаясь на месяц, отложил представление Президенту нескольких законопроектов с целью направить их главе государства в последние дни перерыва, чтобы десятидневный срок пришелся на начало сессии *13, с. 21*.

Следует отметить, что право вето — весьма эффективное средство, поскольку Конгрессу удается преодолевать только около 7%. Подвергшиеся этой процедуре билли часто пересматриваются парламентом и принимаются в приемлемом для Президента варианте. Особенно эффективным является использование главой государства вето при блокировании бюджетных инициатив Конгресса, поскольку в США парламент принимает бюджетный закон дважды. Первый раз — билль, санкционирующий издание бюджетного закона, второй раз — закон об ассигнованиях. Поэтому Президент может наложить вето дважды *13, с. 18-19*.

Уже сама угроза применения вето часто оказывает на конгрессменов должное воздействие. Однако, как отмечает профессор А.А.Мишин, право вето является прежде всего оборонительным, негативным оружием, с помощью которого глава государства может только сорвать законодательную инициативу Конгресса, но не реализовать свою. «Президенту, имеющему позитивную программу законодательных мер, право вето не может сослужить главную службу» *117, с. 57*. Поэтому «вето или даже угроза его применения является частью сложного процесса политических уступок, в котором Президент располагает существенными полномочиями» *186, с. 343*.

В отличие от США Президент ФРГ не обладает правом вето. Конституция предоставляет ему только право оформления законов посредством контрассигнации. Это не чисто техническое действие, поскольку глава государства может проверить данный закон на соответствие его Конституции. Однако в силу того что Федеральный конституционный суд непосредственно следит за нарушением Конституции, необходимости в реализации указанного права у Президента обычно не возникает. И все же, не обладая правом вето и возможностью отклонить уже вступивший в силу закон, Президент ФРГ способен предотвратить его действие посредством отказа от оформления. Решиться на подобный шаг глава государства может только при весомых сомнениях, грубых ошибках, содержащихся в законе.

Злоупотребления со стороны Президента здесь невозможны, поскольку сам его отказ оформить закон подлежит проверке Федеральным конституционным судом. Поэтому авторы немецкого курса государственного права называют оформление закона Президентом ФРГ своеобразным государственно-нотариальным действием, главным назначением которого является засвидетельствование главой государства подлинности текста *37, с. 226*.

Во Франции обнародование закона осуществляется декретом Президента. Глава государства вправе потребовать в течение 15 дней повторного обсуждения как закона в целом, так и его отдельных статей. Это требование может основываться на технических причинах или на проявлении политического несогласия по существу вопроса (последнее еще не имело места).

На практике процедура повторного обсуждения закона в V Республике, в отличие от IV Республики, применяется в единичных случаях, так как правительство старается решать спорные проблемы на стадии рассмотрения закона, а не промульгации. Президент Ф.Мит-теран (1981-1995) только дважды воспользовался этим правом (Закон о Всемирной выставке 1989 года и Закон о Новой Каледонии) *70, с. 138-139*. Конституцией предусмотрена невозможность отказа Президента от подписания декрета о промульгациии после нового обсуждения закона или истечения 15-дневного срока.

Президент России обладает правом вето, которое реализует достаточно часто. До 30% общего количества законов отклоняется или возвращается на повторное рассмотрение *131, с. 19*. Если в зарубежной практике во главу угла президентского вето ставятся политические и экономические основания, то в России — правовые. Президент Ельцин обосновывал это главным образом низким юридическим качеством принимаемых законов, противоречием Конституции, федеральным законам, а также отсутствием заключения правительства по законопроектам, требующим дополнительных ассигнований из федерального бюджета.

Наряду с юридически-техническими огрехами и упущениями в принятых законах встречаются сложные правовые коллизии. В основном они касаются различной интерпретации Президентом и парламентом ключевых положений Конституции — принципа разделения властей, правовых основ организации государственной власти, полномочий федеральных органов законодательной и исполнительной властей.

Практика применения вето весьма противоречива и непоследовательна. Отсутствие традиций разрешения споров политического характера заводит порой законотворческий процесс в тупик. Иногда причины применения вето непонятны и носят слишком общий характер. И все же, по мнению российских ученых, право вето стимулирует повышение качества принимаемых законов, а его частое использование является оправданным на этапе становления профессионального парламента при недостатке квалифицированных юристов *131, с. 11*.

Помимо отклонения закона с повторным рассмотрением в парламенте (отлагательное вето), Президент России может возвратить закон в парламент без рассмотрения его по существу в связи с нарушением требований Конституции к принятию таких актов. Это право не предусмотрено Конституцией, но вытекает из ее смысла, поскольку Президент является гарантом Конституции, и подтверждено постановлением Конституционного Суда Российской Федерации *88, с. 15*. Если Президент усматривает в процессе принятия или одобрения федерального закона нарушение установленных условий или процедур, он не может считать закон принятым и подписать его.

Вето Президента в России преодолевается в единичных случаях, что является необходимым условием нормального функционирования системы разделения властей. Если действующая процедура позволяет парламенту легко преодолеть возражения главы государства, то у депутатов возникает соблазн навязать ему свою волу. Именно «легкие» победы Верховного Совета над Президентом, по мнению А.Н.Шо-хина, явились одной из причин конституционного кризиса 1993 года, поскольку право вето преодолевалось простым большинством голосов *213, с. 58*.

Значительное число отклоненных Президентом законов дорабатывается с учетом его замечаний. С этой целью Государственной Думой создаются специальные комиссии, в состав которых входят и представители Президента. В российской практике имели место случаи, когда Б.Ельцин, не желая обострять отношения с парламентом, подписывал законы, которые, по его мнению, содержали положения, противоречащие Конституции (1994 год — Закон о статусе депутатов) *82, с. 492*.

Следует отметить, что конституционный механизм реализации права вето в России наиболее близок к американскому, а не западноевропейскому. Хотя имеются некоторые особенности. Во-первых, политическая практика США не знает случаев неподписания или неопубликования законов главой государства, поскольку после преодоления президентского вето «законопроект становится законом». В России такие случаи имели место, что являлось явным нарушением Конституции (Закон о реституции ценностей). К сожалению, в России нет механизма, обеспечивающего действие закона, не подписанного Прези-дентом.

Другой особенностью является отсутствие у российского Президента «карманного вето». А наделение главы государства подобным правом было бы весьма полезным для России, где в последние дни сессий парламента принимается по несколько десятков законов за одно чтение, что, несомненно, сказывается на их качестве.

По нашему мнению, наиболее совершенная конструкция реализации права вето предусмотрена Конституцией Республики Беларусь, поскольку глава государства наделяется постатейным и «карманным» вето. Президент вправе вернуть для повторного голосования не только весь законопроект со своими возражениями, но и отдельные его положения. В этом случае закон подписывается главой государства с оговоркой о несогласии с отдельными его статьями и вступает в силу, за исключением тех положений, по которым имеются возражения.

Реализация «карманного вето» существенно отличается от США. Президент Беларуси в таких случаях и после истечения двухнедельного срока принимает решение по существу: либо подписывает закон, либо возвращает его со своими возражениями в Палату представителей, после чего он рассматривается, начиная не с первого чтения, а по особой процедуре рассмотрения возражений Президента *158, с. 46*. Такая практика является весьма позитивной, поскольку позволяет добиваться процессуальной экономии законодательной деятельности. К тому же законодательство Беларуси, в отличие от российского, обязывает главу государства подписать принятый парламентом закон после преодоления президентского вето. Все это способствует более тесному сотрудничеству властей в законодательном процессе, исключает их конфронтацию. Как итог — Президентом возвращается менее 5% законов, что свидетельствует о стремлении сторон снять возникающие разногласия на основе разумных компромиссов путем достижения взаимоприемлемого решения *62, с. 40*.

Смотрите еще:

  • Правил устройства и безопасной эксплуатации грузоподъемных кранов в рб Изменения и дополнения в Правила устройств. DenweR 26 Май 2015 Постановлением Министерства по чрезвычайным ситуациям Республики Беларусь от 15 мая 2015 г. № 23 «О внесении изменений и дополнений в постановление Министерства по […]
  • Neither so правило Английский язык: уроки онлайн Уровень Intermediate Урок 2. Дополнительные разновидности вопросов. Способы выражения согласия. Некоторые предлоги, вызывающие затруднения. Придаточные предложения. Дополнительные значения Will и Would Тема […]
  • Жалоба а гречанинов Sokolieds.ru Юридические консультации 21.03.2018 admin Ноты Александр Гречанинов — Жалоба (Пьеса) Op. 3 №1 Ноты Мот — Когда Исчезнет Слово Ноты песни Luis Fonsi Feat. Daddy Yankee — Despacito Ноты песни Мальбэк и Сюзанна — […]
  • Жертва преступления на английском Секреты английского языка Сайт для самостоятельного изучения английского языка онлайн The Language of Crime Posted on 2015-07-18 by admin in Разговорник // 0 Comments Предлагаем вам несколько слов на тему «преступление» (crime). Лицо, […]
  • Заявление на уточнение реквизитов платежа Жизнь индивидуального предпринимателя — сайт на простом языке об отчетности ИП Заявление об уточнении платежа. Бланк. Образец. 25.05.2017 admin Comments 0 Comment Добрый день дорогие друзья! Наверняка многие из Вас сталкивались с […]
  • Закон от 19122005 163-фз Федеральный закон от 27 июня 2018 г. N 163-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации" Документ является поправкой к Комментарии Российской […]
  • Осаго если водитель пьян Получение выплаты по ОСАГО при ДТП с пьяным водителем Согласно Правилам дорожного движения (далее – Правила, ПДД) водителю запрещается, при каких бы то ни было обстоятельствах управлять автотранспортным средством в пьяном виде. Это […]
  • Как исчислить сумму налога на доходы физических лиц Как высчитать НДФЛ из зарплаты Актуально на: 24 января 2018 г. По общему правилу заработная плата облагается НДФЛ по ставке 13% для резидентов и 30% для нерезидентов. И каждый работодатель, будучи налоговым агентом, должен исчислить, […]