Среднеассирийские законы история создания

Среднеассирийские законы история создания

Среднеассирийские законы это не законы государства, а свод различных законодательных актов и норм обычного права Ашшурской общины, составленный для обучения и для практических нужд. Всего сохранилось 14 табличек и фрагментов, которые принято обозначать прописными латинскими буквами, от «А» до «О».

Табличка «А» (пятьдесят девять параграфов) подвешена различным аспектам правового положения свободной женщины – «дочери человека», «жены человека», вдовы и т .п , а так же блудницы и рабыни. Сюда входят различные правонарушения, совершенные женщиной или против неё, брак, имущественные отношения супругов, права на детей и т.п. Иными словами женщина выступает здесь как субъект права, и как его объект, и как преступница и как потерпевшая. Сюда же отнесены действия, совершенные женщиной или мужчиной: чародейство, мужеложство, убийство в чужом доме.

Касательно убийства, то согласно этим законам, убийца выдается хозяину дома, т.е. главе семьи убитого. «Хозяин дома» может поступить с ним по своему усмотрению: убить или отпустить, взяв с него выкуп.

Определена, согласно законодательства, долговая кабала на весьма жестких условиях: по истечению определенного срока заложники считаются купленными за полную цену. С ними можно обращаться как с рабами, подвергать телесным наказаниям и даже продавать в другую страну.

Земля служила объектом купли-продажи, под контролем государства. Община может заменить продаваемый участок другим.

Семейное право регулирует и отношение в «большой семье». В большой семье власть главы семьи чрезвычайно широка. Глава большой семьи может отдавать своих детей, жену в залог, подвергать жену телесным наказаниям и даже наносить ей увечья. Как ему угодно он может поступать и со своей «согрешившей» незамужней дочерью. Прелюбодеяние карается смертью для обоих его участников: застав их на месте преступления, оскорбленный муж может убить их обоих. По суду же на совершивших прелюбодеяние накладывается такое же наказание, какому муж пожелает подвергнуть свою жену. Женщина может стать юридически самостоятельной лишь в том случае, если она овдовела и не имеет сыновей, ни свекра, ни других родичей мужа. В противном случае, она остается под патриархальной властью. Свод законом устанавливает весьма несложную процедуру превращения наложницы-рабыни в законную жену и узаконение рожденных ей детей, но во всех других отношениях отношение к рабам и рабыням чрезвычайно суровы. Рабыням и блудницам под страхом тяжелого наказания запрещалось носить покрывало, какое носят свободные женщины. Однако тяжелое наказание накладывается на рабыню по закону, а не произволу господ.

В Ассирийском судопроизводстве широко применялись ордалий (испытание водой) и клятва. Отказ от ордалия или клятвы был равносилен признанию вины.

«История Востока», под ред. Р.Б Рыбакова, издание Института востоковеденья РАН.

Ассирия в XV—XI вв. до н. э. (среднеассирийский период).

По мере того как в Ассирии господствующий класс переходил к политике завоеваний, роль царя всё более усиливалась, поскольку он был не только жрецом, но и военачальником. С другой стороны, в связи с возросшим удельным весом земледелия в экономике Ассирии в рассматриваемый период особое значение приобретают взаимоотношения между общинами и богатыми рабовладельцами и землевладельцами. Эти отношения регулировались царской властью в интересах класса рабовладельцев. Царская власть контролировала деятельность общин, ограничивала их самостоятельность и имела задачей обеспечивать для господствующего класса большую производительность общинных земель, держа в повиновении рабов и массы нищающего свободного люда. Это в свою очередь способствовало усилению роли и значения царской власти и превращению её в деспотическую.

В таком направлении и происходили изменения в государственном и политическом строе Ассирии. В XV—XIV вв. до н. э. правитель Ашшура начинает называться «царём страны Ашшур». Конечно, усиление царской власти происходило не без борьбы со знатью, привыкшей править государством непосредственно — через ашшурский совет. И когда Тукультининурта I, казалось бы без видимой причины, переносит свою столицу из Ашшура на противоположный берег Тигра, где строит новую столицу, то естественно предположить, что это делается для того, чтобы порвать с ашшурским советом, который становится теперь лишь городским советом. В свете этого будет понятно, почему Тукультининурта был убит восставшими против него «великими».

Община и семья.

В пределах территории той или иной городской общины в Ассирии имелся целый ряд сельских общин, являвшихся собственниками всего земельного фонда. Этот фонд состоял, во-первых, из обрабатываемой земли, поделённой на участки, находившиеся в пользовании отдельных семей. Эти участки, по крайней мере теоретически, подлежали периодическим переделам. Во-вторых, имелись запасные земли, на пользование долей которых также имели право все члены общины. Земля в то время уже продавалась и покупалась. Хотя каждая сделка купли-продажи земли ещё требовала утверждения общины, как собственника земли, и совершалась под контролем царя, однако в условиях роста имущественного неравенства это не могло воспрепятствовать скупке земельных участков и созданию крупных хозяйств.

Мелкие земледельцы в основном держались большими (неразделёнными) семьями («домами»), которые, однако, постепенно распадались. В пределах таких «домов» царь, невидимому, имел право сохранять за собой «долю», доход с которой поступал ему лично или переуступался им кому-либо из должностных лиц в качестве кормления за службу. Этот доход держателем мог быть передан и третьим лицам. Община в целом была обязана по отношению к государству повинностями и натуральными налогами.

Для среднеассирийского периода (XV—XI вв. дон. э.) характерно существование патриархальной семьи, насквозь проникнутой духом рабовладельческих отношений. Власть отца над детьми мало отличалась от власти хозяина над рабом; ещё и в староассирийский период дети и рабы одинаково причислялись к имуществу, из которого кредитор мог брать возмещение за долг. Жена приобреталась путём купли, и её положение мало отличалось от рабского. Мужу предоставлялось право не только избивать, но в ряде случаев и калечить её; жену за побег из дома мужа жестоко карали. Нередко жена должна была отвечать своей жизнью за преступления мужа. По смерти мужа жена переходила к его брату или отцу или даже к собственному пасынку. Лишь в том случае, если в семье мужа отсутствовали мужчины старше 10 лет, жена становилась «вдовой», имевшей известную правоспособность, которой была лишена рабыня. За свободной женщиной, правда, признавалось право на внешнее отличие от рабыни: рабыне, как и проститутке, под угрозой строжайших кар воспрещалось ношение покрывала — признака, отличавшего каждую свободную женщину. Считалось, что в сохранении чести женщины в первую очередь заинтересован её владелец — муж. Характерно, например, что насилие над замужней женщиной каралось много строже, чем насилие над девушкой. В последнем случае закон заботился главным образом о том, чтобы отец не лишился возможности выдать дочь замуж, хотя бы за насильника, и получить доход в виде брачного выкупа.

Имущественное расслоение в ассирийском обществе к тому времени, несомненно, было весьма значительным. У ашшурских купцов ещё в раннеассирийский период скопились крупные богатства. Как мы указывали выше, торговля Ашшура на некоторое время резко сократилась в силу внешних причин; даже открывшиеся в середине II тысячелетия до н. э. новые возможности для торговли были всё же не столь широки, как ранее, ввиду соперничества соседних крупных государств. Богатые ассирийцы всё больше стремились использовать в своих интересах все внутренние возможности и создавали крупные земледельческие .хозяйства. Резкое имущественное расслоение всё более охватывает сельское население, торговля и ростовщичество начинают разъедать ассирийскую сельскую общину. Между тем необходимого количества рабов маленькая Ассирия дать не могла. Можно с большой уверенностью сказать, что в хозяйстве рядового общинника рабов обычно не было, а крупные владельцы испытывали недостаток в рабской силе. Создававшийся недостаток рабов сказался на ценах: нормальная стоимость одной рабыни поднялась до 100 кг свинца, что равнялось стоимости около 6 га поля — раза в три дороже, чем в раннеассирийский период.

Выше говорилось, что ассирийские походы этого времени преследовали цель обеспечить интересы торговли, но они в неменьшей степени преследовали также цель добычи рабов. Цари XIII—XII вв. приводили из походов многие тысячи пленных. Однако и в этот период количество рабов в Ассирии всё же было значительно меньшим, чем в соседней Вавилонии.

Относительный недостаток в рабской силе зажиточная верхушка ассирийского рабовладельческого общества стремилась восполнить за счёт закабаления своих соотечественников. Продолжающееся имущественное расслоение способствовало этому. Что в этот период всё быстрее идёт процесс разорения основной массы свободных земледельцев, следует из большого числа дошедших до нас заёмных сделок. Объектом займа чаще всего являлся свинец, который был в это время обычным денежным эквивалентом, реже — хлеб и др. В большинстве случаев заём давался на тяжёлых ростовщических условиях, и притом под залог поля, дома или домочадцев должника. Иногда же должник обязан был к жатве предоставить кредитору определённое количество жнецов (взамен процентов на сумму займа). Количество жнецов бывало значительным, поэтому можно предположить, что в выполнении этого обязательства участвовали члены всей «большой семьи»; в отдельных случаях, возможно, участвовали даже члены других семей той же общины, приходившие на помощь своему попавшему в сети ростовщика соседу.

Результатом всего этого было разорение, обезземеливание и массовое закабаление рядовых общинников-земледельцев.

До нас дошли, хотя и не полностью, законы среднеассирийского времени. Они были записаны на отдельных глиняных таблицах, из которых каждая посвящена какой-либо отдельной стороне повседневной жизни. По уровню правового развития они стоят ниже старовавилонских законов, что соответствует сравнительно низкому уровню развития ассирийского общества времён Ашшурубаллита I. Некоторые исследователи считают их, впрочем, не собственно законами, а записью судебной практики для руководства судам.

Согласно этим законам, кредитор не мог безоговорочно распоряжаться лицом, отданным в залог. Так, он не мог продать замуж отданную в залог девушку без разрешения её отца и не мог подвергать заложенного человека телесному наказанию. Лишь когда (при неуплате долга) данное лицо переходило в собственность кредитора (считалось проданным «за полную цену»), кредитор приобретал над ним полную власть домовладыки и мог «ударять, выщипывать волосы, бить по ушам и просверливать их». Он мог даже продать такого кабального раба за пределы Ассирии. Кабальное рабство было бессрочным.

Наряду с прямой долговой кабалой существовали и различные прикрытые виды закабаления — например, «усыновление» ростовщиком своего обедневшего однообщинника «вместе с полем и домом», «оживление» девушки из голодающей семьи с переходом патриархальной власти на неё от отца к «оживителю» (хотя и с обязательством «оживителя» обращаться с ней всё же не как с рабыней) и др. Кабальные рабы работали в сельском хозяйстве так же, как и в доме.

Возникновение сословий.

Первоначально в Ассирии не существовало сословного различия между отдельными группами свободных. Гражданское полноправие выражалось в принадлежности свободных к общине. Оно было связано с обладанием земельным наделом в пределах общины и с выполнением общинных повинностей. Грань между богатым и знатным рабовладельцем и рядовым общинником — свободным производителем материальных благ — не получила ещё юридического оформления. Несомненно, однако, что знать лично своих повинностей не выполняла. Это касалось, в частности, воинской повинности. И в этом уже было серьёзное отличие в положении богатого и бедного среди свободных.

Насколько можно предположить, войско в Ассирии в этот период было организовано следующим образом: с одной стороны, низшие разряды воинов (хупшу), поидимому, набирались из людей, зависимых от царя и получавших от дворца либо земельный надел, либо только довольствие. С другой стороны, обязанность выставлять воинов лежала и на общинах, которые от себя выделяли участок земли, держатель которого обязан был участвовать в царских походах. На деле, если «воин» был достаточно зажиточен, он мог выставить вместо себя заместителя из числа бедноты. Он давал при этом обязательство снабжать продовольствием своего заместителя с условием, однако, что семья его будет на него работать.

Аналогичное положение существовало и в отношении других «общинных повинностей». Получалось так, что среди свободных резко отделялись друг от друга люди, на которых лежали все повинности — рядовые общинники, и люди, которые этих повинностей не несли,— богачи. Поэтому сам термин «общинник» (алайау) с течением времени стал применяться не ко всякому члену общины, а только к несущему на самом деле повинности за себя и за богачей своей общины. Затем этот термин стал обозначать вообще «зависимое лицо», будь то «усыновлённый», закабалённый или же кто-либо из потомства бывшей «оживлённой» девушки, выданной замуж за какого-нибудь бедняка или раба, продолжавшей вместе со всей своей новой семьёй оставаться в зависимости от своего «оживителя» и отбывать за него повинности.

Система «заместительства на повинностях» имела для богатой верхушки ассирийского общества огромные преимущества. Эта система, предоставляя богачам практически неограниченные возможности для эксплуатации, маскировала её так, что позволяла угнетателю изображать себя даже благодетелем. Такая система могла возникнуть только тогда, когда процесс разорения свободных земледельцев зашёл достаточно далеко, а самостоятельность общины была подорвана.

Разорение и закабаление свободных мелких производителей в Ассирии создавали, таким образом, положение, аналогичное сложившемуся в Аррапхе. Без сомнения, Ассирия разделила бы судьбу Аррапхи и Митанни, если бы не удачные походы, которые позволили привлечь в страну большое количество чужеземных рабов, что привело к задержке дальнейшего процесса закабаления соплеменников. Сравнительно лёгкий захват значительной и многолюдной территории позволил Ассирии выставлять большее по численности войско, чем у соседей. Среди непосредственно граничивших с нею стран не было сильных военных соперников. Всё это делало Ассирию одной из наиболее значительных держав того времени.

Военные походы Тиглатпаласара.

Крупнейшим соперником Ассирии после разрушения Митанни была Вавилония. Заручившись, повидимому, поддержкой крупной ассирийской ростовщической знати, Вавилония добилась значительного ослабления царской власти в Ассирии, где, как кажется, начался период внутренних смут и междоусобиц. Годы, непосредственно следовавшие после убийства Тукультининурты I, прошли под знаком вмешательства Вавилонии в ассирийские дела. Некоторых ассирийских царей этого времени можно рассматривать как прямых ставленников Вавилонии. Однако сама Вавилония в это время была внутренне слаба, и ассирийским царям удалось упрочить свою власть и воссоздать могущество Ассирии. Походы Тиглатпаласара I (Тукультиапалэшарра, 1116—1090) значительно расширили её пределы. К этому времени пала Хеттская держава, разгромлённая «народами моря», и произошло заметное ослабление Египта, а также и Вавилонии. Значительная часть внешних владений Вавилонии была незадолго перед тем захвачена эламитами, пытавшимися около этого времени создать крупную державу, простиравшуюся от Нузу до Персидского залива. Эта Эламская держава, однако, оказалась весьма непрочной, и в конце XII в. до н. э. царь Ассирии Тиглатпаласар I фактически уже не имел серьёзных соперников в Передней Азии.

Первые его походы были направлены на север и северо-восток, в горные области, и имели чисто грабительский характер. Несмотря на то, что во время одного из походов ему удалось глубоко проникнуть в северную горную область — может быть, вплоть до Чёрного моря (близ устья реки Чорох), Ассирия и не пыталась удерживать эти районы за собой. Позже Тиглатпаласару удалось установить временный контроль над Вавилонией. Он не раз переправлялся также через Евфрат; ему удалось достичь Ливанских гор и Финикии, где он получил дары от фараона. Результатом этих походов было значительное расширение территорий, подчинённых Ассирии. На покорённые народы не просто налагалась дань, но их территория объединялась с ассирийской, а население, независимо от этнического происхождения, причислялось к ассирийцам. Тиглатпаласар в своих надписях-анналах подчёркивает заботу о земледелии. В частности, речь идёт об обеспечении оросительной сети водоподъёмными сооружениями.

Всё это приводило к тому, что отмеченные нами выше процессы разорения и закабаления общинников и усиления рабовладельцев замедлились, хотя захватывали всё большую территорию. Всё же эти процессы, повидимому, зашли уже достаточно далеко. Именно к этому или к несколько более позднему времени следует отнести дарование городу Ашшуру освобождения от повинностей. К IX—VIII вв. до н.э., когда вокруг такого рода освобождений разгорелась острая политическая борьба внутри Ассирии, освобождение Ашшура от повинностей считалось уже старинной традицией. Предоставление такого освобождения было равносильно созданию автономной самоуправляющейся организации рабовладельцев внутри Ассирийского государства. Оно являлось крупной победой ашшурской рабовладельческой знати и должно было иметь своим следствием ещё большее усиление её власти и увеличение бремени повинностей» лежавших на сельском населении.

Проникновение арамеев в Сирию и Месопотамию.

Около 1150 г. начинается вторжение в долины Верхнего Евфрата и Верхнего Тигра «мушков»,—повидимому, племён из числа разгромивших Хеттскую державу. В это же время происходит массовое проникновение на территорию Сирии и Месопотамии семитических скотоводческих племён —арамеев. Это проникновение, возможно, было связано с постепенным истощением степных пастбищ Аравийского полуострова в условиях всё большей сухости климата и нерационального выпаса стад мелкого рогатого скота. Оседая на слабо ещё освоенных ассирийцами землях Месопотамии, арамеи не только нарушали связь собственно Ассирии с окраинами державы, но и разрушали складывавшуюся здесь ассирийскую аграрную и политическую систему.

Многочисленные данные более поздних ассирийских текстов, а также языковые данные говорят о быстрой и почти полной перемене в это время языка у населения Северной Месопотамии.

Как свидетельствуют надписи Тиглатпаласара I и его сына, арамейское нашествие, начавшееся со второй половины царствования Тиглатпаласара, вызывало в Ассирии большое беспокойство. Вскоре ассирийская территория была расчленена наступлением арамейских племён. В последней четверти XI в. арамеи захватывают ряд областей даже к востоку от реки Тигра. Однако и в этот период массового переселения арамеев на север Месопотамии сохранился ряд созданных ассирийцами изолированных поселений, что способствовало в дальнейшем новому завоеванию этой территории Ассирией.

Ассирийские законы

Глиняные таблетки второй половины II тысячелетия до н. э. из г. Ашшура. Язык — среднеассирийский диалект аккадского.
Сборник ассирийских законов не является официальным кодексом, что подтверждается также отсутствием введения и заключения, как, например, в кодексе Хаммурапи. Скорее всего это сборник отдельных постановлений, случаев из судебной практики и решений по различным делам По сравнению с кодексом Хаммурапи ассирийские законы гораздо более суровы. Особенно показательно совершенно бесправное положение должника (табл. А, § 44). В очень тяжелом положении находились женщины. После замужества они переходили в полную власть мужа, и закон не защищал их от произвола с его стороны.
Таким образом законодательство рабовладельческого общества выступает в Ассирии в особенно резкой и откровенной форме, лишенным тех смягчений и частичных уступок свободным беднякам (в частности, должникам), которые имеются в законах других древневосточных рабовладельческих государств (кодекс Хаммурапи).
Последние статьи сборника ассирийских законов содержат ценные сведения о сельской общине в Ассирии.
Перевод сделан с некоторыми сокращениями по изданию: Driver and Miles, The Assyrian Laws.

[§ 1.] [Ес]ли женщина — [будь то] жена человека (1), [будь] то дочь человека (2), — вступив в дом бога, [из] дома бога что-либо [принадлежащее свят]ыне украдет и [оно] будет схвачено [в ее руках, и ее] уличат клятвенным показанием или докажут [против нее, то должно возвести] обвинение и [воп]росить бога; что он повелит [сделать с женщиной], то должно с ней сделать.
[§ 2.] Если женщина — будь то жена человека, будь то дочь человека — скажет мерзость или впадет в хуление, то эта женщина должна нести свою вину; к ее мужу, ее сыновьям и ее дочерям нельзя предъявлять требований.
[§ 3.] Если человек заболеет или умрет, а его жена украдет что-либо в его доме или отдаст [какому-либо] человеку, или женщине, или кому-либо другому, то жена человека и принявшие от нее должны быть убиты. А если жена человека, чей муж здрав, украдет в доме своего мужа или отдаст [какому-либо] человеку, или женщине, или кому-либо другому, то человек должен клятвенным показанием уличить свою жену и наложить на нее наказание; а принявший из рук жены человека должен отдать покражу, а также должно наложить на него наказание, какое человек наложит на свою жену.
[§ 4.] Если раб или рабыня примут что-либо из рук жены человека, то должно отрезать нос и уши рабу и рабыне, восполнить покражу. Человек может отрезать уши своей жене. А если жене своей он отпустит грех и не отрежет ей уши, то не должно отрезать рабу и рабыне (и) возмещать покражи.
[§ 5.] Если жена человека в доме другого человека украдет что-либо превышающее [стоимостью] 5 мин олова, то владелец покражи должен покляться: «[Будь я проклят] если позволил ей взять! В моем доме произошла кража!» Если ее муж согласится, он может отдать покражу и выкупить ее, отрезав ей [при этом] уши. Если муж ее не согласится выкупить ее, то владелец покражи может взять ее [себе], а также отрезать ей нос.
[§ 6.] Если супруга мужа заложит что-либо на стороне, то принявший отвечает, как за покражу.
.
[§ 24.] Если жена человека удалилась от своего мужа, будь то в том городе, будь то в окрестных поселениях, где он ей указал дом, войдет в дом ассирийца, поселится у хозяйки дома, переночует трижды-четырежды, а хозяин дома не будет знать, что в его доме живет жена человека, [но] наконец эта женщина будет схвачена, то хозяин дома, чья жена от него удалилась, жену свою, (отрез]ав [ей (что-либо)], может взять; жене человека, у которой жила его жена, должно отрезать уши; если захочет, ее муж может отдать ее цену — 3 таланта 30 мин олова; а если захочет, его жену могут взять [у него]. А если хозяин дома знал, что у его жены живет жена человека, то он должен отдать втрое. А если он отопрется, говоря: «Я действительно не знал», то они должны пойти к Реке. И если человек, в доме которого жила жена человека, вернется из Реки, то он должен отдать втрое. Если же человек, от которого удалилась жена, вернется из Реки, то тот свободен, он выполнил все, что касалось Реки (3). А если муж, от которого бежала жена, (уши) своей жене не отрежет и возьмет обратно свою жену, то не должно быть никакого наказания.
[§ 25.] Если женщина живет еще (?) (4) в доме своего отца, а муж ее умер и братья ее мужа «неразделенные», а детей у нее нет, то все украшения, которые возложил на нее ей ее муж и которые не пропали, могут взять «неразделенные» братья ее мужа; относительно прочего они должны без привлечения (имени) богов изобличить [и тогда] могут взять. К богу Реки и к клятве их не должно брать.
[§ 26.] Если женщина живет еще (?) (4) в доме своего отца, а муж ее умер, то все подарки, которые делал ей ее муж, если есть дети ее мужа, они могут взять, а если нет детей ее мужа, она сама может взять.
[§ 27.] Если женщина живет еще (?) (4) в доме своего отца, а муж ее постоянно ходил к ней, то всякое «нудунну» (выделенное имущество), которое дал ей ее муж, он сам может взять, [но] на принадлежащее дому отца ее он не имеет прав.
[§ 28.] [Ес]ли вдова вошла в дом человека и принесла с собой своего сына-младенца и он возрос в доме взявшего ее, но таблетки об усыновлении его не было написано, то он не получает надела в доме своего воспитателя, не отвечает за долги и получает надел согласно своей доле в доме своего родителя.
[§ 29.] Если женшина войдет в дом своего мужа, то ее приданое и все, что она принесет из дома отца своего или что ей дал ее свекор при ее приходе, — свободное и бесспорное имущество для ее детей; дети ее свекра не должны предъявлять прав. Но если муж получит (это) от нее (после ее смерти), то может отдать, что хочет, своим детям.
[§ 30.] Если отец принес, доставил «библу» (калым) в дом тестя своего сына, а женщина его сыну (еще) не будет дана, а другой его сын, жена которого живет в доме своего отца, умер, то жену своего умершего сына он может дать в качестве «ахузйту» (5) своему другому сыну, в дом тестя которого он внес <«библу»). Если владелец дочери, принявший «зубуллу» (калым), не согласится отдать свою дочь, то отец, принесший «зубуллу», если хочет, может взять свою невестку и отдать своему сыну, а если хочет, может взять [обратно] все, что он принес — олово, серебро, золото, — только основную сумму (6), кроме съедобного; на съедобное он не имеет прав (7).
[§ 31.] Если человек принес в дом своего тестя «зубуллу», а жена его умерла, а у его тестя есть [еще] дочери, то если хочет тесть, он может взять дочь своего тестя вместо своей умершей жены, или если он хочет, то он может взять серебро (в смысле «деньги»), которое он отдал; ячменя или овец или чего-либо съедобного ему не должно давать, он должен получить только серебро.
[§ 34.] Если человек возьмет себе вдову и не составит договора и она проживет в его доме 2 года, то она жена и уйти не может.
[§ 35.] Если вдова войдет в дом человека, то все, что она принесет, [принадлежит] ее мужу. А если человек придет к женщине, то все, что он принесет, [принадлежит] женщине.
[§ 36.] Если женщина живет еще (?) (7) в доме своего отца, или если ее муж поселил ее отдельно и ее муж отправится в поле (8) и не оставит ей ни масла, ни шерсти, ни одежды, ни корма, ни вообще чего бы ни было и не пришлет ей ничего из поля, то эта женщина должна быть 5 лет верной своему мужу и не должна поселяться у [другого] мужа; если у нее есть дети, то они должны наниматься и [тем] питаться, а женщина должна ждать своего мужа и не должна поселяться у [другого] мужа. Если у нее нет детей, то 5 лет она должна ждать своего мужа, при наступлении же 6-го года она может поселиться у какого хочет мужа. Когда придет ее муж, он не будет иметь на нее прав, она свободна для ее последующего (т. е. второго) мужа. Если более 5 лет он задержался, но отсутствовал не по своей вине — либо враг города (?) схватил его, (и) он пропал (9), либо он был схвачен по лож[ному (доносу)] (10) и задержался, то по приходе он должен дать клятвенное показание и дать женщину вместо своей жены и может взять свою жену. А если царь пошлет его в чужую страну и он задержится долее 5 лет, то жена его должна его ждать и не должна поселяться у [другого] мужа. А если до истечения 5 лет она поселится у [другого] мужа и родит [ему], то муж ее по возвращении может взять ее и ее потомство, потому что она не выждала [срока] договора и дала себя взять [в жены].
[§ 37.] Если человек оставит свою жену, то, если найдет нужным, может дать ей что-нибудь, если не найдет нужным, может ей ничего не давать: она должна уйти с пустыми руками.
[§ 38.] Если женщина живет еще (?) в доме своего отца, а муж ее оставит ее, то подарки (украшения), которые он сам ей делал (буквально: на нее возложил), он может взять, [но] на «терхёту» (брачный дар), который он принес, он не имеет прав, оно свободно для женщины (11).
[§ 39.] Если человек отдаст мужу не свою дочь и если прежде ее отец задолжал и она была поселена [в доме кредитора] в качестве залога, [и если] прежний кредитор придет к продавцу женщины, то он должен быть удовлетворен относительно ее цены; если у продавца будет нечего дать, то человек (тот) может взять продавца. А если в бедственном положении она жила, то она свободна для своего оживителя (12). А если человеку, взявшему женщину, либо дали написать таблетку (т. е. взять на себя обязательство), либо иным образом дали принять на себя [ответственность перед] вчиняющим иск, то он должен в[зместить] цену женщины, а продавец [свободен].
[§ 40.] . Рабыни не должны покрываться; кто увидит покрытую рабыню, должен схватить ее и привести к воротам (?) дворца. Ей должно отрезать уши, схвативший ее может взять ее одежды. Если человек увидит покрытую рабыню и отпустит, не схватит ее и не приведет к воротам (?) дворца и против него выступят свидетельским показанием, изобличат его, — то ему должно дать 50 ударов палкой, просверлить ему уши, продернуть веревку и завязать сзади; [его донос]чик (?) может взять его одежды. Один полный месяц он должен выполнять царскую работу.
[§ 42.] Если человек в день праздника возольет масло на голову дочери человека или на пиру принесет «хуруппате», то возвращения быть не может (т. е. помолвка не может быть аннулирована).
[§ 43.] Если человек либо возольет на голову масло, либо принесет «хуруппате», а сын, которому он предназначал [эту] жену, умрет или пропадет, то он может отдать [ее] какому хочет из своих сыновей от старшего до младшего, которому будет 10 лет. Если отец умрет и сын, которому он предназначал [эту] жену, также умрет, то сын умершего сына, которому будет 10 лет, может взять ее. Если сыновья сына моложе 10 лет, то отец девушки, если хочет, может отдать свою дочь или, если хочет, может вернуть [принесенное] в равном количестве (13). Если сына не будет, то все, что он получил из цветных камней, и всего, что не съедобно, он должен вернуть, а съедобного он не должен возвращать.
[§ 44.] Если ассириец или ассириянка, которые живут в доме человека за свою цену (14) в качестве залога, взяты за полную цену (15), то он может его бить, таскать [за волосы], бить по ушам и просверливать [их].
[§ 46.] Если женщина, чей муж умер, по смерти мужа не выйдет из его дома и если ее муж ничего не отписал ей, то она может жить в доме своих детей, где хочет; дети ее мужа должны содержать ее; они должны заключить договор, [чтобы давать ей] прокормление и питье, как невест[к]е, которую они любят. Если она последующая (т. е. вторая жена) и не имеет своих детей, то она может жить у одного (из пасынков), но они должны содержать ее совместно. Если у нее есть дети, то дети первой [жены] могут не соглашаться содержать ее, а она может жить в доме своих собственных детей, где хочет. Ее собственные дети должны содержать ее, и их работу она должна выполнять. А если [ес]ть (кто-либо) из детей ее мужа, кто возьмет ее, то только [взяв]ший ее [должен содержать ее, а ее другие дети могут н]е содержать ее.
[§ 47.] Если человек или женщина приготовят чары и они будут схвачены в их руках, против них выступят свидетельским показанием и изобличат их, то приготовившего чары должно убить. Человек, который видел изготовление чар [или] от видевшего чары слыхал, что он говорил ему: «Я сам видел», [этот] слышавший должен прийти и сообщить царю. Если видевший отопрется от того, что тот сказал царю, то он должен сказать перед Быком, сыном Шамаша (16): «[Будь я проклят], если он не говорил»; он свободен; видевший, который сказал и отперся — царь как сочтет нужным, должен допросить его и выяснить его подноготную (?). Заклинатель, когда его приведут, должен заставить говорить [того] человека и сказать [ему] так: «От клятвы, которой ты заклят для царя и его сына, вас (!) не освободят, но, согласно таблетке, которой ты заклят для царя и его сына, ты будешь заклят».
[§ 58.] Во всех наказаниях — [будь то отрывание], будь то отрезание [жене человека], также и жрец — «галлу» (17) пусть узнает [и пусть] придет, согласно тому, [что написано на [этой] таблетке (?)].
[§ 59.] Кроме наказаний [жене человека, написанных] на [этой] таблетке, человек может свою жену [бить], выщипывать [волосы], бить по у[шам] и ко[лотить(?)], вины его [в том] нет.

Месяца ша сарате, дня 2-го эпонима Са-. -у.

[§ 1.] [. ] из невозделанных земель (??) [. из (?)] бесплодной земли старший брат 2 части [. в качестве своей наследственной доли] должен выбрать и взять, и братья его друг за другом должны выбрать и взять. Всякое поле «шилухли» и все [произведения] трудов их младший сын должен разделить; старший сын должен выбрать и взять 1 часть, а о второй части его он должен метать жребий со своими братьями (18).
[§ 2.] Если человек из неразделенных братьев погубит живое существо, [то] его должно отдать хозяину живого существа; если хочет, хозяин живого существа может убить его, а если хочет может помиловать [и] взять его наследственную долю.
[§ 3.] Если человек из неразделенных братьев скажет слово измены (?) или бежит, (то) с его наследственной долей царь (поступит), как желает.
[§ 6.] [Если человек скажет человеку: «Я] возь[му] твой [дом и поле] за серебро», то прежде чем он [возьм]ет поле и дом за серебро, в течение полного месяца глашатай трижды должен выкликать в поселении бога Ашшура и трижды он должен выкликать в поселении, где тот берет поле и дом: «Поле и дом такого-то, сына такого-то, на возделываемой земле такого-то поселения я возьму за [серебро]; у кого есть [право] взять или претензии, пусть они предъявят свои документы и положат их перед «надзирателями», пусть возбудят иск, пусть освободят [имущество от сторонних претензий] и пусть возьмут». Кто в течение этого полного месяца, пока есть срок не забыть (старое право), предъявит свои документы и положит их перед «надзирателями» — [этот] человек в отношении поля своего должен быть удовлетворен (?) и может взять [его]. Когда глашатай выкликает в городе бога Ашшура, должны присутствовать один из советников («суккаллу» (19)), что перед царем, писец города, глашатай и царские «надзиратели». В поселении, где он берет поле и дом, должны присутствовать староста и трое «великих» поселения. Они должны заставить глашатая выкликнуть, должны написать свои документы и отдать [их]: «В течение этого полного месяца, кто не принес своего документа, не положил перед «надзирателями», потерял свою часть,в поле и доме; они «свободны» [принадлежат] просившему глашатая выкликнуть». Из трех документов о кличе глашатого, которые должны написать судьи, 1 документ должны взять надзиратели .
[§ 8.] Если человек [нарочно] спутает большую межу своих товарищей (20), то его должно уличить клятвенным показанием и доказать против него; он должен отдать 1 талант свинца; поле, которое он [нарочно] спутал [и взял], он должен отдать втрое; ему должно дать 50 ударов палки, и 1 полный месяц он должен выполнять царскую работу.
[§ 9.] Если человек нарушит малую межу между жребиями (21), то против него должно выступить свидетельским показанием и изобличить его; он должен отдать 1 талант свинца; поле, которое он [нарочно] спутал [и взял], он должен отдать втрое; ему должно дать 50 ударов палки, и 1 полный месяц он должен выполнять царскую работу.
[§ 10.] Если человек выроет колодец или построит укрепленный двор (22) не на своем поле, то он теряет свою часть в колодце своем и (укрепленном дворе) своем, ему должно дать 30 ударов палки, и 1 полный месяц он должен [выполнять] царскую работу.
(Конец параграфа настолько фрагментирован, что не поддается переводу.)
[§ 12.] Если человек разобьет сад или [выроет] колодец и вырастит деревья на поле [товарища своего], а хозяин поля будет смотреть (с ведома его) и не [возразит], то сад [«свободен» (т. е. принадлежит) разбившему его, [но] он должен [отдать] хозяину (поля, превращенного в) сад поле за поле.
[§ 13.] Если человек не на своей невозделанной земле разобьет сад, выроет колодец и вырастит овощи или деревья, то против него должно выступить свидетельским показанием и изобличить его, и когда придет хозяин поля, то он может взять и сад вместе [с произведениями] трудов.
[§ 14.] Если человек не на своей невозделанной земле огородился (?) и будет формовать кирпичи, то против него должно выступить свидетельским показанием и изобличить его; землю он должен отдать втрое, и кирпичи его возьмут. Ему должно дать 50 ударов палки, и [1 полный месяц] он должен выполнять царскую работу.
[§ 17.] Если в колодцах (цистернах) есть вода, которая для орошения (и) [для обработки (полей) [прих]одит, то хозяева полей должны помогать друг другу; каждый должен выполнять работу для своего поля и орошать свое поле; а если в их числе есть несогласные, то тот в числе их, кто согласен, должен спросить судей, взять документ от судей и выполнять работу; эту воду он может взять себе и орошать свое поле; никто другой не должен орошать.
[§ 18.] Если есть вода Адада (23) (т. е. дождевая), которая для орошения (и) для обработки (полей) приходит, то хозяева полей должны помогать друг другу; каждый должен выполнять работу для своего поля и орошать свое поле. А если в их числе есть несогласные, то тот в их числе, кто согласен, может взять документ от судей против несогласных. [Староста] и 5 «великих», [поселения должны присутствовать. ], ему должны дать . .уд]аров [палкой, и 1 (?) полный месяц он должен] выполнять [царскую работу].

Перев. И. М. Дьяконова.

1. То-есть замужняя женшина.
2. Скорее всего, женшина знатного происхождения вне зависимости от семейного положения (ср. § 21 и др ).
3. Так называемый «божий суд». Всплывший считается виновным. Ср «Кодекс Хаммуряпи», прим. 47.
4. Или только.
5. Женшина, вступающая в дом мужа, не будучи девушкой. Термин, производный от глагола «ахазу» — «взять».
6. То-есть без каких либо процентов.
7. Сравни «Кодекс Хаммурапи», статья 136.
8. То-есть в путешествие или в поход.
9. Сравни «Кодекс Хаммурапи», статья 134.
10. Буквально; согласно лжи.
11. Сравни «Кодекс Хаммурапи», статья 159.
12. Речь идет о взятии на воспитание дочери бедняка; воспитатель приобретает на нее полуродительские, полурабовладельческие права. В этом случае, даже если ее отец был несостоятельным должником, кредитор не имел на нее прав, так как она служила залогом.
13. Типичный левиратный брак.
14. То-есть в виду истечения срока уплаты считаются проданными.
15. Сравни «Кодекс Хаммурапи», статья 116.
16. Культ священных быков был распространен в Ассирии. У входа во дворец ставились гигантские фигуры крылатых быков с человеческими головами.
17. Род жреца.
18. Сравни «Кодекс Хаммурапи», статья 165.
19. Царский чиновник.
20. То-есть общинную межу.
21. То-есть земельных участков.
22. Вероятно, плотину
33. Бога бури, т. е. дождевая.

Ассирия в среднеассирийский период

В XV в. до н. э. ассирийцы пытаются восстановить прежнее положение своего государства в значительной степени средствами дипломатии. Своим врагам — Вавилонскому, Митаннийскому и Хеттскому царствам — они противопоставили союз с Египтом, который стал играть в середине II тысячелетия до н. э. ведущую роль на Ближнем Востоке. Уже после первого похода Тутмоса III на Восточносредиземноморское побережье Ассирия отправила ему ценные дары. Дружественные отношения двух государств укрепляются при египетских фараонах Аменхотепе III и Эхнатоне (конец XV—XIV в. до н. э.). Они обмениваются послами и богатыми дарами, египтяне ведут ответственные переговоры с ассирийским посольством, несмотря на яростные протесты Вавилонии и Митанни, видевших в Ассирии подвластное им государство.

Поддержанная Египтом, Ассирия развивает свои внешнеполитические успехи. Ашшур-Убаллит I (XIV в. до н. э.) устанавливает родственные отношения с вавилонским царским домом и энергично добивается того, чтобы на вавилонском троне сидели ассирийские ставленники.

В XIII в. до н. э. Ассирийское государство достигает наивысшего подъема и наибольших внешнеполитических успехов.

Особенно ощутимых результатов Ассирия достигает в западном направлении, где ей окончательно подчиняется некогда могущественное государство Митанни. Ассирийский царь Тукульти-Нинурта I (вторая половина XIII в. до н. э.) совершает успешный поход в Сирию и захватывает там около 30 000 пленных.

Успехи Ассирии на западе не могли не беспокоить Хеттское царство, заключившее направленные против нее союзы с Египтом и Вавилонией.

В связи с этим южное, вавилонское направление начинает играть немаловажную роль во внешней политике Ассирии XIII в. до н. э. Тукульти-Нинурте I удается развить успехи своих предшественников, одержавших ряд побед над вавилонянами. Он вторгается в Вавилон, увозит в плен вавилонского царя, большие трофеи, в том числе статую бога Мардука, покровителя города.

В среднеассирийский период начинает приобретать определенное значение и северное направление внешней политики Ассирии. Район Закавказья привлекает ее богатством металлов, местоположением на важнейших торговых путях и кажущейся легкостью завоевания у разрозненных племен. Страной Наири или Уруатри (позднее Урарту) называли ассирийцы этот район, где они удачно воевали с рядом племен. Тукульти-Нинурте I удалось разбить даже коалицию 43 князей Наири.

В XII в. до н. э. Ассирия, подорвав свои силы почти непрерывными войнами, переживает упадок.

Но в правление Тиглатпаласара I (1115—1077 гг. до н. э.) к ней вновь возвращается былое могущество, что было обусловлено изменением международной обстановки: пало Хеттское царство, Египет вступил в полосу политической раздробленности. У Ассирии фактически не было соперников. Этой новой расстановкой сил и были обусловлены направления внешней политики при Тиглатпаласаре I. Основной удар нацеливался на запад, куда было совершено около 30 походов, в результате которых захвачены Северная Сирия и Северная Финикия, осуществлено вторжение в юго-восточную часть Малой Азии. В знак своего триумфа на западе Тиглатпаласар I совершил демонстративный выход на финикийских кораблях в Средиземное море. Успех Ассирии увенчался торжественной присылкой даров победителю от Египта. На севере были одержаны новые победы в Наири. А отношения с окрепшим Вавилоном носили переменный характер: успешные походы Тиглатпаласара I, сопровождавшиеся захватом Вавилона и Сиппара, сменились неудачами, и ответный поход вавилонян в Ассирию привел даже к захвату и увозу ими статуй ассирийских богов.

Расцвет Ассирии закончился неожиданно. На рубеже XII—XI вв. до н. э. из Аравии на просторы Передней Азии хлынули кочевые племена семитоязычных арамеев. Области Восточносредиземноморского побережья приняли часть арамейского потока переселенцев. Они же стали плацдармом дальнейшего их продвижения в район Месопотамии. Ассирия лежала на их пути, и ей пришлось принять на себя основной удар. Арамеи расселились по территории и смешались с собственно ассирийским населением. Почти полтора столетия Ассирия переживала упадок, мрачные времена владычества иноземцев. Ее история в этот период почти неизвестна.

Экономика, социальные отношения и политический строй Ассирии в среднеассирийский период претерпевают значительные изменения. Сокращение объема торговли, вызванное упадком политического могущества Ассирии в XVII—XV вв., привело к возрастанию роли земледелия, которое стало развиваться быстрыми темпами и достигло больших успехов благодаря развитию ирригационной сети, расширению сельскохозяйственной территории за счет новых земель, захваченных во время войн.

Установление контроля над некоторыми областями в Закавказье привело к расширению металлургической базы Ассирии. В стране развивается строительство. Отстраивается город Кальху, воздвигается новая ассирийская столица «Крепость Тукульти-Нинурты», причем на строительстве работают пленные: касситы, хурриты, урарты, пригнанные ассирийцами из завоеванных стран.

Рост политического могущества Ассирии в XIV—XIII вв. до н. э. способствовал новому оживлению ассирийской торговли: не только внутренней — по Тигру, но и внешней — с Восточным Средиземноморьем. Ассирийские купцы основывают свои торговые кварталы в Мари, Угарите, Египте.

Доходы ассирийского государства растут за счет поступления даров, дани, жертвоприношений и налогов с населения подвластных ему территорий.

Ухудшение экономического положения страны наступило в XI в. до н. э., во время арамейского нашествия, когда была подорвана налаженная система земледелия, территория опустошена, начались неурожаи, голод.

О социальной структуре среднеасси-рийского общества можно судить на основании Судебника XVI—XIV вв. до н. э. из города Ашшура и ряда государственных и частноправовых документов.

Верхушку ассирийского общества составлял класс рабовладельцев, который был представлен крупными землевладельцами, купцами, жречеством, служилой знатью, имевшими обширные частные наследственные земельные владения, ненаследственные участки за службу, получавшими дары и вознаграждения от царя, освобождение от повинностей, владевшими рабами. Именно права «великих» строго охраняли среднеассирийские законы.

Основная масса населения — класс мелких производителей — состоял преимущественно из свободных земледельцев-общинников. Сельская община обладала правом собственности на землю, держала в своих руках систему орошения и имела самоуправление: во главе ее стояли староста и совет «великих» поселения. Все общинники выполняли повинности: работу на «дом царя», платили подати в казну, несли воинскую службу. Земли общины окружались «большой межой», за нарушение которой следовало суровое наказание. Внутри сельской общины земля делилась «по жребию», подвергалась переделам между большесемейными домами, и за нарушение этой «малой межи» также наказывали. Внутри «большой семьи» имелись «малые семьи», которые получали свою долю.

Во второй половине II тысячелетия до н. э. развивается и частная собственность. Нередким явлением становится купля-продажа земли, причем не только земельных участков (поля, сада, гумна и др.), но и всего комплекса хозяйственных и жилых построек, т. е. усадьбы. Однако при совершении акта купли-продажи земли учитывались интересы общины, а покупатель принимал на себя соответствующие общинные повинности.

Развитие частной собственности, ростовщичества, земельной концентрации вело к разорению общинников, попадавших в долговую зависимость, терявших землю и личную свободу. Для среднеассирийского периода типично появление различных форм зависимости, возникавших вследствие так называемых актов «оживления» (обеспечение пропитанием в голодный год), «усыновления», займов под высокий процент с залогом личности должника или членов его семьи, самопродажи. Все они в конечном счете вели к развитию рабства, были одним из его источников внутри ассирийского общества.

Большое значение в этот период приобретает обращение в рабство военнопленных. Такие рабы, особенно квалифицированные ремесленники, которых ассирийцы охотно угоняли в плен, чаще всего использовались в царском хозяйстве. Но часть пленных подвергалась увечьям, например ослеплялась, и могла быть использована в производстве лишь частично. Положение рабов в обществе было приниженным: рабыни, например, не имели права носить покрывало — признак свободной женщины, за подобное нарушение им отрезали уши. Даже в отношении рабов и рабынь из числа ассирийцев, ставших таковыми из-за неуплаты долга, разрешалось членовредительство: хозяева могли их «ударять, щипать за волосы, бить по ушам и просверливать их».

Ассирийская семья носила ярко выраженный патриархальный характер. Власть отца и мужа, домовладыки, распространялась на всех членов семьи. Обычай майората отдавал все имущественные привилегии (право получить две доли наследства, первым выбрать долю, власть над «неразделенными» братьями) в руки старшего сына. Особенно приниженным было положение в семье женщин. Они находились под властью сначала отца, затем свекра, мужа, сыновей; брак носил характер купли; было распространено многоженство; женщины почти не имели права распоряжаться имуществом, не могли покинуть дом и семью мужа даже в случае его смерти или дурного обращения. Суровые физические наказания полагались жене за любые проступки, произвол мужа поощрялся рядом статей законов.

Система государственного управления и среднеассирийский период претерпевшими серьезные изменения.

В руках «ишшиаккума» сосредоточиваются также и функции «укуллума». В связи с развитием ирригационного земледелия и военной политики роль правителя как верховного военачальника и организатора общественных работ в государстве все более возрастает. Ашшур-Убаллит I эпизодически начинает употреблять новый титул — «шарру» (царь), а позднее появляется развернутая титулатура: «царь множеств, царь могучий, царь Ассирии». Царю подчиняется большой административный аппарат: от областеначальников до старост и советов «великих» каждой общины.

Роль ашшурского совета старейшин — органа ассирийской знати — постепенно уменьшается. Должность «лимму» обычно замещается членами царского дома. Цари начинают ограничивать права совета. Тукульти-Нинурта I, например, лишил совет Ашшура общегосударственного значения, перенеся столицу в новый город, который он назвал своим именем. Но этот шаг стоил ему жизни: недовольные «великие» убивают царя. Однако роль совета все еще значительна. В XV—XIV вв. до н. э. им издаются так называемые среднеассирийские законы, на основе которых старейшинами вершился суд в воротах города Ашшура. В конце периода Ашшур получает «иммунитет» — освобождение от всякого рода налогов и повинностей, что было явной уступкой царей ашшурской знати, и эти права ревностно сохраняются ею на протяжении всей дальнейшей истории Ассирии.

Ассирийцы продуманно стали создавать особую систему управления завоеванными областями, которая получает полное развитие в следующий, новоассирийский период. Это переселение их жителей в Ассирию или в другие подчиненные ей области, включение побежденных государств в состав Ассирии в качестве провинций, насаждение в них ассирийской военной и гражданской администрации, выработка системы налогового обложения и др.

Законодательство

Писатели древности, к сожалению, не оставили потомству документов об ассирийских законах, столь же подробных, как, например, о египетских. Зато до нас дошли подлинные законодательные памятники Ассирии. Из уголовного ассирийского судопроизводства мы узнаем, что вся судебная процедура была кратка. Сами законы отличались исключительной жестокостью, предусматривали казни и пытки, для того чтобы добиться признания у обвиняемых. Одних преступников обезглавливали, других сажали на кол, с третьих сдирали кожу. Трупы казненных выбрасывали на съедение диким животным. За сравнительно небольшие преступления виновникам выкалывали глаза, отрубали руки.

Наиболее древним законодательным памятником Ассирии считался «Торговый устав», действовавший в малоазиатской фактории ассирийских купцов – Канесе, относящийся к XIX в. до н. э.

«Торговый устав» отражал торговые контракты, продажу и наем поземельной собственности, положение рабов и т. д. В нем устанавливались гарантии, которыми была защищена поземельная собственность в Ассирии.

Об ассирийском законодательстве удалось узнать главным образом благодаря находке во время раскопок 1903-1914 гг. в развалинах Ашшура среднеассирийских законов в фрагментированном виде.

На основании этих материалов можно судить о том, каким было ассирийское общество во II тысячелетии до н. э. и какого рода социальные сдвиги произошли в нем в результате постоянных войн, начиная с царствования царя Ашшурубаллита (XV в. до н. э.) и вплоть до XI в. до н. э. Эти документы интересны тем, что они не являются судебниками царей (как, например, судебники Хаммурапи). Ассирийские законы считались принадлежностью городских советов или ассирийского народа, а не царя.

Дошедшая до нас часть этих законов посвящена главным образом положению женщины в семье. Она была буквально в «руках мужа», жила, в сущности, на положении рабыни и не имела никакого нрава на семейное имущество. Об этом свидетельствовал следующий параграф закона:

«Если раб или рабыня приняли что-либо из рук жены человека, (то) рабу и рабыне должны отрезать нос и ухо (и) краденое ими должны восполнить; человек может отрезать ухо своей жене. А если он освободил свою жену и не отрезал ей [у]хо, (то) рабу и рабыне также не должны отрезать (и) краденое они не обязаны восполнить».

Из этого закона явствует, что вся собственность в доме принадлежит только мужу. Поэтому передача женой какого-либо имущества кому бы то ни было приравнивалась к воровству. Все законы, связанные с положением женщины, направлены против нее. Мужчина наказывается лишь в том случае, когда обидит чужую жену или совершит с ней прелюбодеяние, короче, наказывается за то, что нарушил право чужой собственности.

Все наказания для женщин были чрезвычайно жестокими. Например, женщина, которая нагрубила какому-нибудь мужчине, должна была уплатить большой денежный штраф и, кроме того, получить 25 ударов палками. Свободная женщина могла выходить на улицу только под покрывалом. Если же рабыню или проститутку обнаруживали с закрытыми лицами, то их наказывали 50 ударами палками. Любой свободный человек, который встречал проститутку или рабыню с закрытым лицом, обязан был немедленно привести ее в суд. Если же он нарушал этот закон, [169] то его наказывали самого 50 ударами палками. Тот же, кто сообщил об этом факте, получал одежду нарушителя.

В гражданском законе были определены взаимные права и обязанности мужа и жены, отца и детей. Из него вытекает, что ассирийская семья была основана на неограниченной супружеской власти отца, доведенной до абсурда. Мужу, желавшему развестись с женой, достаточно было уплатить ей некоторую сумму серебром. Жену же, обманувшую мужа или пожелавшую отделаться от него, бросали в реку.

До нас дошло несколько брачных контрактов новоассирийского периода, из которых видно, что в отдельных конкретных случаях наблюдалось отступление от сурового патриархального права. В одном случае за женой сохраняется право бросить мужа и вернуться в дом отца. В другом – жена освобождается от обязанностей отрабатывать долги своего мужа.

Зажиточная верхушка ассирийского общества, используя своих беднейших сограждан на войне, эксплуатировала их и в мирной обстановке, пользуясь нормами долгового права.

Много внимания уделяли ассирийские законы правам и обязанностям сельской общины. Строго различались большая межа, отделяющая землю одной общины от другой, и малая, отделяющая друг от друга наделы земледельцев внутри общины. Каждый общинник получал свой надел по жребию (пуру) и мог передавать его по наследству. Но наследовать он имел право только родственнику или соседу, но не чужаку. Правда, с течением времени этот закон научились обходить. Продавец усыновлял покупателя и передавал ему надел, как сыну. С помощью такой акции можно было даже отдать свой земельный участок в оплату долга, объявив своим сыном заимодавца. Таким образом старые общинные отношения стали уходить в область прошлого. Земельные переделы происходили все реже, и владения общинника постепенно превращались в частную собственность на землю.

Нередки были и противозаконные захваты чужой земли. По ассирийскому праву за нарушение большой межи полагалось нанести обидчику 100 ударов палкой и отрубить палец, а за нарушение малой межи – только 50 палочных ударов. Конечно, сильные и влиятельные люди ухитрялись подкупать судей и округлять свои владения за чужой счет, не страшась таких суровых наказаний.

Смотрите еще:

  • Код услуги по сводному реестру государственных и муниципальных услуг Код услуги по сводному реестру государственных и муниципальных услуг Реестр муниципальных услуг Информация о новом порядке оказания Государственных и муниципальных услуг На территории Российской Федерации. Федеральным законом […]
  • Госпошлины за регистрационные действия с 2018 Госпошлины за регистрацию автомобиля в ГИБДД Добрый день, уважаемый читатель. В этой статье речь пойдет про государственные пошлины, которые необходимо оплатить при постановке автомобиля на учет в ГИБДД. В отличие от пошлины за выдачу […]
  • Штраф ук рб Уклонение от уплаты штрафа (Комментарий к статье 418 Уголовного кодекса Республики Беларусь) Страницы работы Содержание работы Статья 418. Уклонение от уплаты штрафа Уклонение осужденного от наказания в виде штрафа, назначенного […]
  • Снос перегородки в квартире разрешение Что не нужно согласовывать при перепланировке квартиры? Практически каждый владелец квартиры желает сделать ее более удобной. Но, прежде чем взяться за изменение внутреннего облика жилья, стоит помнить, что для некоторых переделок […]
  • Налог на 300 лС автомобили и автосалоны Москвы Автоновости Список Автосалонов Каталог Автомобилей Карта Москвы Налог на лошадиные силы Транспортный налог платят владельцы всех автомобилей, за исключением владельцев сельхозтехники. Также налог не […]
  • Пособие своими руками для ясельной группы Материал (младшая группа) на тему: Сенсорное воспитание детей от 1,5 до 3 лет (игры своими руками) Основным видом деятельности ребенка дошкольника является игра. Ранний возраст – самое благоприятное время для сенсорного воспитания, […]
  • Решение суда турист Автострахование Жилищные споры Административное право Участие в долевом строительстве Трудовые споры, пенсии Главная Турист отказался от тура ввиду замены отеля турагентом. Суд взыскал компенсацию морального […]
  • Заявление на 20000 материнского капитала Несколько лет назад правительство страны подтвердило разрешение на снятие определенной суммы денег в качестве помощи с сертификата, поэтому многие родители решили воспользоваться данным правом. Как снять 20 тыс. руб. с материнского […]