Сократов адвокат

Апология Сократа

«Куда вас несёт, человеки?»
Псевдо-Плотин « Клитофант»

Смерть метнула свой вызов ему в сверкающий весенним многоцветьем день. «Заявление подал и клятву принёс Мелет, сын Мелета из Питфа. против Сократа, сына Софроникса из Алопеки. Сократ повинен в том, что не чтит богов, которых чтит город, и вводит новые божества, и повинен в том, что развращает юношество, а наказание за это — смерть».
Сократ даже сразу не поверил, посчитал шуткой своих многочисленных друзей. Настолько нелепо и примитивно было обвинение. И это ему, разуму которого Дельфийская пифия дала высочайшую оценку: «Софокл — мудр, Еврипид — мудрее. Сократ же мудрейший из всех людей».
Но как неправдоподобно ни было это нападение, оно сделано официально и согласно закону, который он считал самым полезным установлением государства. Надо было обороняться.
Апологию для него написал Лисий, знаменитый в Афинах логограф (составитель судебных речей).
Прочитав её, Сократ похвалил его: «Отличная у тебя речь, Лисий, да мне она не к лицу!» Она была безупречна профессионально, но обращена к чувствам судей, а не к разуму. Лисий использовал своеобразные хитрости, полуправдой добиваясь конечной цели — благополучного разрешения конфликта. Сократ стремился только к правде, к чистой победе богини Фемиды.
Так же как в философских спорах для него неприемлемы были словесные извращения софистов. Он хотел не только опровергнуть и без того невежественное обвинение, но и отстоять свою гражданскую позицию.
Выяснилось, что на самом деле было три обвинителя, Мелет и Ликон. бездарный поэт, были подставными фигурами. А за ними стоял Анит. ,богач,
владелец кожевенных мастерских, герой борьбы с тридцатью тиранами. называл её «опившейся» ) Они подготовились основательно, наняв лучших судебных юристов.
Это был давний и беспощадный противник. Анит формировал идею толпы, скотоподобного единообразия, безусловного повиновения и агрессивного миросозерцания посредственностей.
Сократ отвергал это убожество, тем более воинствующее противодействие его внутренней свободе и считал основным злом невежество, а спасением -знание.
Но Сократ не учёл того, что судьи это пятьсот граждан полиса, тоже толпа., и она не предсказуема. Хотя он знал всю неуёмную силу человеческого скопища, лишённого коллективного разума и разбитого на самосознание одиночек. И вдруг бездумно и бесповоротно вдохновляющегося зовом случайных поводырей. Он надеялся словом обуздать и образумить эту самовозбуждающуюся массу.
Сократ предвидел смертельное напряжение предстоящей борьбы двух извечных врагов зла невежества и красоты знания. Но он продолжал верить правде, заключенной в чеканных словах клятвы судей: «Когда закон будет безмолвствовать, я буду голосовать, следуя своей совести, без пристрастия и без ненависти. »
И ещё (это был прямой вызов демократии) Сократ не мог уронить своё человеческое достоинство. По его убеждению, что если кто занял где-то место в строю, или его поставили, он и должен остаться , несмотря на опасность, пренебрегая и смертью и всем, кроме позора.
Сократ участвовал в трёх кровопролитных битвах Пелопонесской войны, где отличился храбростью и мужеством, даже спас вождя Алкивиада в бою. отказавшись потом от награды.
И он прямо заявил об этом судьям: «Итак, выслушайте, что со мной случилось, и тогда вы убедитесь, что даже под страхом смерти я никому не могу уступить вопреки справедливости, а не уступая могу от этого погибнуть.»
Направляясь на суд, Сократ, как всегда при решении сложных житейских задач, вызвал демония — внутреннего я, живущего в нём, который всегда предупреждал его об опасности. Но гений молчал,
Он сбросил с себя чуждые ему тяготы и заботы этого происшествия и вздохнул облегченно:» С человеком хорошим не бывает ничего плохого ни при жизни, ни после смерти и боги не перестают заботиться о его делах.»
Ареопаг, холм Ареса возвышался недалеко от Акрополя, где в естественном амфитеатре заседали судьи, архонты, по пятьдесят человек от каждого из Афинских округов во главе с басилевсом, располагаясь за длинным мраморным столом на скамьях, покрытых шкурами.
Справа место для обвинителей — квадратный камень, застеленный циновками, слева — такой же камень — скамья подсудимых.
Внутри амфитеатра собирались близкие родственники, друзья, которых скифы- полицейские пропускали по специальному выбору. А за оградой шумели крикливые жители полиса, привлечённые смертельной схваткой двух
Сократ начал защиту с нападения, самого действенного начала. Обвинителей он разделил на старых, кто создавал предвзятые мнения о нём. и новых, нытеявшиу
Вообще принято говорить о тех, кто философствует: и что. мол, «ищут в небесах и под землёю», и что «богов не признают», и «ложь выдают за правду. А так как хулители честолюбивы, сильны, многочисленны, и говорят о нём упорно и убедительно, то давно прожужжали всем уши клеветой на него.
« Вот почему накинулись на меня и Милеет, и Анит, и Ликон,:Мелет негодует на меня из-за поэтов, Анит— из-за ремесленников, А Ликон — из-за ораторов.»
«Ну, а все те, кто восстанавливали вас против меня по зависти или по злобе или потому, что поверили наветам, а затем стали убеждать других,-они совершенно недосягаемы, их нельзя вызвать сюда, на суд, нельзя никого из них опровергнуть, и приходится попросту сражаться с тенями и опровергать, когда никто не возражает.»
За изгородью в толпе раздались возмущённые крики. » Хотя я почти уверен, что тем самым я вызываю ненависть, но как раз это и служит доказательством, что я говорю правду и что в этом и состоит клевета на меня, и именно таковы её причины».
На критике старых врагов Сократ останавливаться не стал, посчитав достаточным сказанное.
С Мелетом и его друзьями — врагами новыми, он легко расправился своим любимым приёмом «от противного»:» Итак, если гениев я признаю, с чем ты согласен, а гении — это некие боги, то и выходит так, как я сказал: ты шутишь и предлагаешь загадку, утверждая, что я не признаю богов и в то же время признаю их, потому что гениев -то я признаю».
После минутного молчания, пока осмысливалась шутка, слышно было лишь как в цветущих оливах пересвистывались дрозды, раздался обвальный хохот.
Ободренный этим, Сократ ещё раз прибег к юмору. « Ведь если вы меня казните, вам нелегко будет найти такого человека, который попросту — хоть и смешно сказать- приставлен богом к нашему городу, как к коню, большому и благородному, но обленившемуся от тучности и нуждающемуся в том, чтобы его подгонял какой-нибудь овод.»
И на этот раз он вызвал одобрительный хохот, сводя пафос смерти, заданный обвинителями, к обыденности.
Понимая, что необходимо польстить плебсу, иначе нарушится ставший обычаем ритуал, Сократ наполнил это глубоким смыслом своего нравственного кредо. При всей любви к согражданам он не будет слушаться их и будет продолжать философствовать и убеждать каждого как это он делает ежедневно: «Ты, лучший из людей, раз ты афинянин, гражданин величайшего города, больше всех прославленного мудростью и могуществом, не стыдно ли тебе заботиться о деньгах, чтобы их было у тебя как можно больше, о славе и о почестях, а о разуме, об истине и о душе своей не заботиться и не помышлять, чтобы она была как можно лучше?»
И всё-таки Сократ не был бы Сократом, чтобы не подразнить толпу, даже во вред себе: «Возможно, кто-нибудь из вас рассердится, вспомнив, как он сам, когда судился в суде и не по такому важному делу, как моё, упрашивал и умолял судей с обильными слезами и, чтобы разжаловать их как можно больше, приводил сюда своих детей. »
За оградой загудели угрозами и оскорблениями. Словно не замечая этого, Сократ продолжал, уже обращаясь к судьям: не говоря о чести, неправильно умолять судью и просьбами вызволять себя, вместо того, чтобы разъяснить дело и убеждать. Ведь судья поставлен не для того, чтобы миловать по произволу, но для того, чтобы творить суд по правде, и не следует приучаться к нечестью.
Простить ему этой дерзости не могли, предрешая обвинительный вердикт.
Он был признан виновным 281 голосом. Против — 220, для оправдания не хватило два десятка голосов. Невежество, как и положено сущим, победило разум.
После признания виновным осужденный мог сам предложить себе наказание.
Но Сократ ещё более усугубил своё положение, последовательно и уже без колебаний сводя дело к смертной казни.: «Итак. Чего же я заслуживаю за то, что я такой?. Чего-нибудь хорошего, афиняне, если уж в самом деле воздавать по заслугам. ничего более подходящего, как обед в Пританее! (Общественное здание, где чествовали победителей Олимпийских игр и других героев ).
Под гневный ропот толпы продолжилось голосование. Сократ большинством в 360 голосов был приговорён к отравлению цикутой.
Его могли осудить к изгнанию, как его учителя Анаксагора, но Сократ сам отверг это: «И хороша же в таком случае была бы моя жизнь, скитаясь из города в город, причем отовсюду меня бы изгоняли».
Сократ объяснил согражданам своё поведение. Не доводов у него не хватило, которыми бы он мог склонить их на свою сторону, если бы считал нужным делать и говорить всё, чтобы избежать приговора. А дерзости и бесстыдства и желания говорить им то, что они привыкли слушать от других, плакал бы и горевал, что недостойно его и он предпочитает умереть после такой защиты, чем оставаться в живых, защищаясь иначе.
Это была бескомпромиссная апология на чистой правде без малейшего унижения человеческого достоинства обвиняемого. Идеальная защита будущего. Это было неудачное завершение действия, но показательная победа разума.
«Я ухожу отсюда, приговорённый вами к смерти, а мои обвинители уходят, уличённые правдою в злодействе и несправедливости. И я остаюсь при своём наказании, а они — при своём.»
«Заметим ещё вот что: ведь, сколько есть надежда, что смерть — это благо! Смерть одно из двух: либо умереть значит стать ничем, так что умерший уже ничего не чувствует, либо же, если верить преданиям, то это какая-то перемена для души, переселение её из здешних мест в другое место.»
Вот уже подходили скифы, чтобы отвести его в тюрьму, неподалёку расположенную в холме Пникс для исполнения приговора. Сократ попрощался: «Но уже пора идти отсюда, мне, чтобы умереть, вам — чтобы жить, а что из этого лучше, никому неведомо, кроме бога.»
Умирая, Сократ попросил друга принести богу врачевания Асклепию петуха в жертву, которую обычно приносят ему в благодарность выздоравливающие.
По его убеждению смерть — это исцеление.
Как сообщают древние источники, узнав о казни, афиняне побили камнями Милета, Ликон и Анит спаслись бегством из города.
Сократ был предтечей. Идущий за ним божественный подсудимый из Назарета просто молчал перед судьями, зная бессмысленность спора с толпой, ради которой и по воле которой он был потом распят.

Адвокат адвокатской конторы №1 г. Георгиевска
Юрий Каширин

Адвокатская палата Ленинградской области

Реестр адвокатов

Адвокатская палата Ленинградской области (АП ЛО) — это одна из крупнейших адвокатских палат в России, в которой состоит более тысячи двухсот адвокатов.

На этой странице можно найти сведения об адвокатах, внесенных в Реестр адвокатов АП ЛО (в том числе и о тех, чей статус приостановлен или прекращен).

Адвокаты, перешедшие в адвокатские палаты других субъектов РФ из данного реестра исключены, поскольку сведения об адвокате могут быть внесены лишь в один региональный реестр.

На этой странице можно получить следующую информацию об адвокате: статус, регистрационный номер и название адвокатского образования, в котором трудится адвокат. Номер телефона для связи с адвокатом, можно узнать в Реестре адвокатских образований.

Реестр может обновляться с задержкой в 2-3 рабочих дня.

Лица, не включенные в настоящий реестр, либо в реестры адвокатских палат других регионов — отношения к адвокатской деятельности не имеют!

Ознакомиться с реестром российских адвокатов можно на сайте Министерства юстиции РФ, по ссылке

Реестр адвокатов Ленинградской области ведет Управление Министерства юстиции по Ленинградской области. Порядок ведения региональных реестров адвокатов определен Приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 5 февраля 2008 г. N 20, который не предусматривает публикацию реестра Министерством Юстиции.

В этой связи реестр, представленный на данном сайте, является самым полным и достоверным.

Внесение в региональный реестр адвокатов сведений об адвокатах осуществляется в связи с:

  • присвоением статуса адвоката;
  • изменением адвокатом членства в адвокатской палате одного субъекта Российской Федерации на членство в адвокатской палате другого субъекта Российской Федерации;
  • приостановлением, возобновлением, прекращением статуса адвоката, изменением фамилии, имени и (или) отчества адвоката;
  • а также исключение сведений об адвокате из регионального реестра адвокатов в связи с изменением им членства в адвокатской палате.

Регистрационный номер адвоката в региональном реестре адвокатов включает две составляющие (группы цифр), разделенные косой чертой, из которых первые две цифры — это номер субъекта Российской Федерации; а вторая составляющая (третья и далее цифры) — порядковый номер записи при внесении сведений об адвокате в региональный реестр адвокатов. Формирование второй составляющей регистрационного номера осуществляется путем сквозной нумерации независимо от года. Регистрационный номер имеет следующий вид: N/N (например, 01/253, 35/2, 47/1486).

Регистрационный номер не может быть присвоен другому лицу, в том числе при исключении сведений об адвокате из регионального реестра адвокатов или внесении сведений о прекращении статуса адвоката. Регистрационный номер указывается на реестровом деле адвоката и в удостоверении адвоката.

Адвокатская палата Ленинградской области доводит до сведения граждан о существовании в сети Интернет множества сайтов, на страницах которых размещен реестр адвокатов Ленинградской области, не соответствующий по своему содержанию официальным данным. На страницах таких сайтов Вы можете столкнуться с:

  • отсутствием действительных данных;
  • устаревшими данными;
  • специально измененными данными.
  • Будьте внимательны и проверяйте информацию!
    Ознакомиться с реестром российских адвокатов можно на сайте Министерства юстиции РФ, по ссылке

    Сократ Схоластик

    История Древней Церкви

    Сократ Схоластик (

    Сократ Схоластик (греч. Σωκράτης ο Ιστορικός или Σχολαστικός – «ученый», Scholia – «школа»)

    Уже в античные времена не существовало никаких сведений о его биографии кроме фактов, упомянутых им самим в «Церковной Истории», произведения, созданного по образцу одноимённого труда Евсевия Кесарийского, где активно очерчивается роль императора в церковных делах, и светским проблемам уделяется такое же внимание, как и религиозным.

    Учителями Сократа, судя по его упоминаниям, были грамматики по имени Элладий и Аммоний, прибывшие в Константинополь из Александрии, где они были языческими жрецами. Восстание, сопровождавшееся разгромом храмов, принудило их к изгнанию. Этот разгром, во время которого, в частности, был разрушен храм Серапеум, относится примерно к 391 году. По-видимому, он принадлежал к состоятельному сословию, поскольку имел возможность получить прекрасное образование. Он изучал грамматику, риторику, библейскую экзегезу, отлично знал латинских авторов.

    Учился ли в дальнейшем Сократ у софиста Троила, до конца не доказано. В последующие годы он путешествовал, посетив, помимо всего прочего, Пафлагонию и Кипр.

    Так же нет информации о профессии Сократа. Предполагают, что он не был священником, что мотивируется его либеральным богословием; не мог быть и чиновником, поскольку в его сочинении нет характерного для таких авторов панегирических описаний императорских деяний — хотя при этом к существующему порядку вещей он испытывает явную симпатию. Судя по тексту предполагают, что он был юристом, вдобавок, титул «Схоластик» дает многим повод видеть в нём «адвоката» (но патриарх Фотий демонстративно опускает это прозвище).

    Образование, полученное у языческих грамматиков, было причиной уважения Сократа к греческой языческой науке; он охотно изучал — хотя и критиковал, защищая христианство, — сочинения Юлиана и Ливания; из более древних писателей, он, как это показано Бауром и Гарнаком, уважал особенно Фукидида, которому старался подражать в складе речи и в композиции. Христианских авторов он начал изучать лишь в то время, когда уже приступил к написанию своей церковной истории.

    Он читал и знал Евсевия Памфила, Филосторгия, Руфина Аквилейского, Савина, Афанасия Великого, «Акты» Архелая, «Якорь» св. Епифания, сочинения Георгия Лаодикийского, рассказы о монашестве Евагрия и Палладия, сочинения еретика Нестория. Оригена он знал недостаточно, не столько по его сочинениям, сколько по апологии, писанной его другом Памфилом. Сочинения отцов церкви — каппадокийцев (Василия Великого, Григория Богослова и Григория Нисского) он читал мало, что отзывается на его истории весьма невыгодно. Из древней, дооригеновской христианской литературы Сократ знает лишь имена Климента Александрийского, Иринея Лионского, Аполлинария Иерапольского.

    Сократ был самоучка в богословии и не имел твердых и устойчивых понятий об истинном учении Церкви. Ему нравились остроумные и глубокомысленные рассуждения ученых еретиков, например Филосторгия и особенно Савина, епископа ираклийского. При всей своей осторожности, он много пользуется их сведениями и суждениями (оба их сочинения дошли до нас в целом виде).

    Дело о ДТП с участием Сократа и Аристотеля в Энгельсе передали в Москву

    В обстоятельствах смертельной аварии, произошедшей в городе Энгельс Саратовской области, будут разбираться столичные следователи. Дело передано в Центральный аппарат Следственного комитета. Об этом сообщается на сайте ведомства.

    Следователи предполагают, что иномарка, в которой находился руководитель отдела процессуального контроля областного СУ СК России Аристотель Ашкалов, сестра его супруги и его брат Сократ сбила насмерть двух женщин.

    Попавшие под колеса пересекали дорогу по нерегулируемому пешеходному переходу.

    Сократу Ашкалову, который проходит в деле как подозреваемый, избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде.

    Ранее Октябрьский районный суд Краснодара лишил футболиста Федора Смолова водительских прав. Спортсмен не сможет управлять автомобилем одни год. Такое наказание вынесено за административное правонарушение: Смолов оставил место дорожной аварии. Напомним, форвард попал в ДТП в Краснодаре 1 августа. Футболист не справился с управлением, и его BMW M5 версии First Edition врезался в металлическое ограждение.

    Мельниченко Роман Григорьевич

    Комментарии к публикациям, ответы на комментарии, новые публикации и все прочие события

    Скрываются уведомления об ответах на комментарии и прочие частые уведомления

    Только важные

    Показываются только уведомления о новых публикациях, днях рождения и прочие важные события

    Право Сократа на адвоката

    Жизнь древнегреческого философа Сократа привлекает к себе внимание многих исследователей. Особый же интерес как историков, так и всех тех, кто интересуется историей философии, вызывает смерть Сократа.

    Необычные обстоятельства этой насильственной и одновременно героической смерти давно стали объектом научного изучения представителей различных отраслей знаний.

    Попробуем посмотреть на обстоятельства смерти Сократа с позиции поверенного права, т.е. с позиции современной адвокатуры и адвокатской деятельности.

    Как известно, Сократ был привлечен к ответственности за то, что не чтит богов, которых чтит город, а вводит новые божества, и повинен в том, что развращает юношество. Результатом судебного разбирательства стало вынесение Сократу обвинительного приговора и назначение наказания в виде смертной казни. Проанализировав письменные свидетельства очевидцев этих событий и исторические исследования, мы пришли к однозначному выводу: осуждение и смерть Сократа есть следствие его отказа от юридической помощи.

    Кратко опишем общее положение дел с уголовной защитой в Древней Греции во время разворачивания главного события — суда над Сократом. В VI — V вв. до н.э., в эпоху расцвета афинской демократии, появляются отдельные лица, профессионально оказывающие юридическую помощь гражданину, привлекаемому к уголовной ответственности, — логографы, синегоры и прагматики.

    Логографы — «писатели речей». Их деятельность осуществлялась на возмездной основе и ставила перед собой основную цель — помогать удачному ведению дела в суде. Такая работа осуществлялась путем сбора материалов по делу, указания судебной инстанции, рассмотрению которой подлежало дело, избрания наиболее «выгодного» вида жалобы, а в случаях, когда наказание не было установлено законом, — определением подходящей меры наказания, а также написанием текста речи, который клиент затем произносил в суде.

    Синегоры — «помогающие ораторы» — лица, искушенные в ораторском искусстве, произносящие речь в защиту своего клиента. Первоначально это были родственники обвиняемого, а затем право произнесения защитительной речи перешло к друзьям или просто профессиональным ораторам.
    Потребность афинского общества в судебных ораторах призвала к жизни целое направление в социальной жизни — софизм.

    Софисты — это лица, которые за вознаграждение обучали мастерству судебного спора. Как известно, софистская школа послужила базой для возникновения философии. Осмелимся сделать следующий вывод: адвокатская деятельность наравне с религиозной послужила движущей силой зарождения и развития философии.

    Прагматики — особый класс юрисконсультов, которые сопровождали ораторов в суд и консультировали их по юридическим вопросам в ходе процесса. Прагматики по роду своей деятельности наиболее близки к современному пониманию адвоката и его труда.

    Анализ процесса над Сократом мы проведем на основании работ двух наиболее известных авторов: ученика Сократа – Платона 1 и античного историка-философа Диогена Лаэртского 2.

    Для начала рассмотрим тактику обвиняющей стороны в деле Сократа. Согласно описаниям Диогена Лаэртского, процесс против Сократа готовили три юриста. Основная суть уголовного процесса Древней Греции заключалась в произнесении речей. В роли логографа, т.е. составителя речи, выступил софист Поликрат. С самим обвинением против Сократа выступал Милет. Он же выступил с первой речью перед судьями. После первой речи произносилась вторая речь, девтерология, которую произносил синегор. В роли синегора со стороны обвинения выступил Полиевкит, по свидетельству Платона — Анит. Всю нужную подготовку к процессу устроил демагог Ликон.

    На этом примере мы наблюдаем узкую профессиональную специализацию адвокатов Древней Греции. Один профессионал готовит речь, другой ее произносит. При этом они не отвлекаются на само ведение дела, которым, в свою очередь, занимается третий специалист. Такой профессиональный подход к делу и не снился современным российским адвокатам, которые «и швец, и жнец, и на дуде игрец».

    Сами тексты обвинительных речей по делу Сократа до нас не дошли. Об их качестве мы можем судить только по их результатам да по разрозненным сведениям о них в защитительной речи самого Сократа. В своей речи Сократ признал: «… меня касается, то от их речей я чуть было и сам себя не забыл: так убедительно они говорили».

    Что же Сократ? Как он выстроил свою защиту по явно надуманным обвинениям? Создается такое общее ощущение, что своей защитой он провоцировал обвинительный приговор. Но, с другой стороны, сколько бы ни говорил Сократ в своих защитительных речах о готовности умереть, в его речи отчетливо прослеживается его явное желание жить. В нем как бы борются два желания: защитить себя и в то же время не потерять лицо и остаться философом в собственном понимании.

    Так, для Сократа юристом Лисием была написана защитительная речь. Философ, прочитав ее, сказал: «Отличная у тебя речь, Лисий, да мне она не к лицу», — ибо слишком явно речь эта была скорее судебная, чем философская. Сократ, судя по всему, готовился не к судебному заседанию, а к философскому дискурсу. При этом Сократ отверг помощь юриста.

    В то же время медвежью услугу в судебном заседании оказал ему его ученик, будущий великий философ Платон. Платон, будучи другом Сократа, выступил в роли синегора. Не будучи профессиональным юристом и оратором, во время суда Платон взобрался на помост и начал говорить: «Граждане афиняне, я — самый молодой из всех, кто сюда всходил. », но судьи закричали: «Долой! Долой!»

    Что хотел сказать Платон таким вступлением своей так и не произнесенной речи? Или он хотел возвеличить себя: вот, дескать, какой я молодой, а уже защищаю великого Сократа, или хотел вызвать к себе жалость как к оратору, апеллируя к своей молодости. В любом из двух вариантов — это чудовищное юридическое невежество или банальное пренебрежение интересам своего клиента.

    Диоген Лаэртский напрямую связывает обвинительный приговор с этой выходкой попробовавшего себя в роли адвоката Платона. При этом сам Платон в своем произведении «Апология Сократа» ни словом не упоминает об этом эпизоде.

    Сами же речи Сократа в суде прекрасны с философской точки зрения, но полны ошибок с позиции защиты. Речь Сократа не воспринималась судьями. Во время своего выступления Сократ постоянно обращается к судьям: «А вы помните, о чем я вас просил вначале, — не шуметь, если я буду говорить по-своему».

    Основная риторическая ошибка Сократа заключалась в постоянном предсказывании своего поражения: «И если что погубит меня, так именно это; не Мелет и не Анит, а клевета и недоброжелательство многих — то, что погубило уже немало честных людей, думаю, что и еще погубит». Как можно убедить других, будучи уверенным в проигрыше дела?

    С одной стороны, Сократ ищет сочувствия у судей: указывает на свои военные заслуги перед полисом, говорит о своей семье, детях, постоянно подчеркивает свою бедность. С другой стороны, к судьям — гражданам Афин он обращается со следующими словами: «В самом деле, если вы меня убьете, то вам нелегко будет найти еще такого человека, который, смешно сказать, приставлен к городу как овод к лошади, большой и благородной, но обленившейся от тучности и нуждающейся в том, чтобы ее подгоняли». У нас лично после таких слов возникло бы только одно желание — прихлопнуть этого назойливого овода.

    Во время второй части процесса, когда судьи стали определять Сократу кару или пеню, он предложил уплатить штраф в размере двадцать пять драхм (ничтожно малая сумма). Судьи зашумели, а он сказал: «По заслугам моим я бы себе назначил вместо всякого наказания обед в Пританее». В современном понимании эту ситуацию можно обрисовать следующим образом: человека осудили за преступление, а он требует за это у суда государственную награду — орден «Герой России».

    Сократу в судебном процессе очень не хватало профессионального юриста и оратора. В своей речи он пытается опровергнуть юридическую несостоятельность обвинения, всю его противоречивость и нелогичность. Это — одно из самых сильных с юридической точки зрения мест в речи Сократа. Но само построение речи и используемые в ней риторические приемы в большинстве случаев неудачны и сводят на нет всю логику рассуждений Сократа.

    Если бы подобный обвинительный приговор вынесли в современной России, он был бы бесспорно отменен кассационной инстанцией на основании нереализованного подсудимым права на квалифицированную юридическую помощь.

    1. Платон. Собрание сочинений в 4 т.: Т. 1 / Под общ. ред. А.Ф. Лосева и др. Пер. с древнегреч. М., 1990.
    2. Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов / Пер. с древнегреч. М.Л. Гаспарова. М., 1998.

    Мельниченко Р. Г. Право Сократа на адвоката // Адвокатская практика. № 5. 2006.

    Метод Сократа, сократовский диалог

    Курсант возмущен действиями майора Пэйна, но отвечает на его вопросы и делает то, что хочет майор. Майор Пэйн умеет ставить вопросы и заставляет отвечать на них.
    скачать видео

    Этот прием эффективной коммуникации известен очень давно и звучит так: «Для получения положительного решения по важному для вас вопросу поставьте его на третье место, предпослав ему два коротких, простых для собеседника вопроса, на которые он без затруднения ответит вам «да». Предваряющие вопросы должны быть короткими, чтобы не утомлять собеседника и не отнимать у него много времени».

    Такой подход — деловая модификация так называемого метода Сократа. Сократ, философ древних Афин, чьи диалоги записал Платон, вел дискуссии необычным образом, преимущественно задавая собеседнику вопросы. Разбираясь в предмете вместе с собеседником и задавая доброжелательные вопросы, на каждый из которых следовал как правило утвердительный ответ, Сократ подводил собеседника к более полному видению предмета обсуждения и выводам, которые изначально были для собеседника не очевидными.

    В современном варианте метод Сократа заключается в том, что свою мысль вы расчленяете на маленькие звенья, и каждую подаете в форме вопроса, подразумевающего короткий, простой и заранее предсказуемый ответ. По сути, это редуцированный, хорошо организованный диалог с перехватом инициативы.

    Модификация метода Сократа — принцип трех Да, вариант, где вопросы строятся даже не разумным, а просто случайным образом, лишь бы собеседник ответил: «Да!». Интересно, что даже в таком варианте эффект все равно есть

    Метод Сократа предупреждает ненужные споры. Когда собеседник вас не понимает, хочется ему втолковать, интонации становятся более давящими и напряженными. Но если вы собьетесь на монолог и начнете давить, скорее всего, вы столкнетесь с сопротивлением и проиграете. Монолог, как форма убеждения — прост, но малоэффективен, Диалог труднее, но продуктивнее.

    Как правило, так организованный диалог держит внимание собеседника, не дает отвлечься; если что-то в вашей логической цепочке для собеседника неубедительно, вы это вовремя заметите; собеседник приходит к истине сам (хотя и с вашей помощью).

    Разговоры с детьми, построенные по методу Сократа, занимают очень много времени и не гарантируют, что приведут к нужному результату. Однако в отличие от коротких родительских распоряжений, такие разговоры учат детей думать и помогают в большей степени понимать родителей. В качестве примера смотри статью «Ребенок просит XBOX​».

    Иллюстрации

    Молодой человек, Володя Я., записал беседу, которую он провел с мамой. В данном случае вас должно интересовать не содержание, а форма диалога: очень своеобразный вариант метода Сократа:

    – Мам, сколько мне лет?

    – 23, сынок. А что ты спрашиваешь?

    – Мам, как ты думаешь, мне жениться пора?

    – Нет, нет, тебе рано.

    – Правильно, мама, я с тобой согласен. Это дело серьезное, мне надо еще окончить институт, встать на ноги. . Мам, а как ты думаешь, я с женщинами живу?

    – . Не знаю, сынок, наверное.

    – Конечно, живу. Я уже вполне взрослый мужчина. И у меня к тебе вопрос: я могу приводить женщин к себе домой? У меня сейчас есть любимая. Как жена она едва ли мне подходит, да и рано мне, но как женщина — я от нее без ума. Мам, где мы должны встречаться? У нее возможности нет, у друзей на квартирах не всегда можно. Что, нам под кустами, в подворотнях, в антисанитарных условиях? Мам, ты не хочешь, чтобы у меня и у женщины, которую я люблю, были неприятности? Я могу приводить женщин к себе домой?

    – Ой, сынок. Но чтобы я об этом ничего не знала.

    – Хорошо. Вот, мам, тебе и папе билеты на вечерний сеанс в кино. Кино хорошее, вам понравится. Договорились?

    Как тренировать метод Сократа?

    Продумайте логику того, что вы хотите сказать. У вас есть мысль, вы хотите ее донести до собеседника. Первая трудность в том, что ваша мысль не всегда полностью ясна вам самим (самой). Чтобы лучше понимать свою собственную мысль, запишите ее, изложите ее письменно. Записали? Теперь в своем тексте выделите тезисы, обоснования тезисов и иллюстрации, которые делают вашу мысль более яркой и живой. Когда вы это сделаете, вы разберетесь в своих мыслях и сможете лучше свою мысль изложить собеседнику.

    Сформулируйте свои тезисы в форме вопросов. Все, что вы хотите сказать, переведите в форму вопросов, на каждый из которых собеседник должен будет ответить утвердительно. Вопросы направят его внимание в нужное русло? Если вы зададите вопрос, собеседнику нужно будет на него ответить, да? Когда собеседник три раза скажет Да, несколько раз согласится с вами, ему проще будет сказать вам и окончательное Да. Согласны?

    С чего начать? Самая сильная логика рушится, если собеседник не захочет вас слушать изначально. Продумайте начало разговора — такое, чтобы привлечь внимание, чтобы вас стали слушать.

    Берите инициативу в свои руки. Теперь, когда вы подготовились, не ждите, пока собеседник начнет говорить что-то вам, а опережайте собеседника, начинайте задавать ему свои вопросы. А чтобы это стало вашей привычкой, тренируйтесь. Конкретно: три дня по три часа (можно вразбивку) стройте фразы таким образом, чтобы собеседник отвечал вам «Да».

    Когда потренируетесь? В какой ситуации? Успехов вам!

    Сократ (469 до н.э.)

    Сократ получил общедоступное начальное образование, потом изучал математику, астрономию, метеорологию, увлекался науками о природе. В 18 лет прошел военную службу, затем помогал отцу в его работе скульптора и камнетеса. Был небогат и вел неприхотливый образ жизни и не жаловался на судьбу; одевался скромно и нередко ходил босиком. Участвовал в военных действиях против Спарты и проявил себя отважным и стойким воином. После первой же битвы ему была присуждена награда за храбрость. А однажды зимой он в течение двух часов простоял перед лагерем на одном и том же месте, погруженный в размышления, босиком и в легкой одежде, забыв про суровый мороз. После сорока лет Сократ женился на некой Ксантиппе, имевшей репутацию сварливой и несносной женщины, на выходки которой он реагировал с философской невозмутимостью. Объясняя в шутку свой выбор, Сократ говорил, что «все желающие сделаться искусными наездниками выбирают самых горячих лошадей, и если они могут обуздать их, то в них является уверенность, что они справятся и с другими лошадьми». Трех сыновей Сократа звали Лампрокл, Софроникс и Менексен.

    Еще в молодости, посетив Дельфы, Сократ был взволнован призывной надписью спартанца Хилона, начертанной на Храме Аполлона. Надпись гласила: «Познай самого себя». Став сперва учеником знаменитого греческого натурфилософа Анаксагора, Сократ постепенно создает свою собственную философскую систему, стержнем которой становится самопознание и нравственность. А девизом Сократа было:

    «Ничего сверх меры».
    «О, сколько существует вещей, без которых можно жить!»
    «Кто знает себя, тот знает, что для него полезно, и ясно понимает, что он может и чего он не может».

    Истинное познание, как его понимал Сократ, призвано дать человеку верные ориентиры для его повседневной жизни, чтобы научиться разумно вести человеческие дела. Дорога самопознания ведет человека к пониманию своего места в мире, к уяснению того, «каков он по отношению к пользованию собой как человеком». Зло творится, согласно Сократу, по неведению, незнанию; злой поступок является следствием непонимания того, что есть истинное благо, а не результатом разумного выбора зла; другими словами, умышленное зло невозможно. «Я знаю, что ничего не знаю». «Что есть Бог, я не знаю», — говорил Сократ. — «Я знаю, чем Он не является».

    По Сократу, душа «царит в нас», но, в отличие от тела, «она невидима». Эта незримая наша «хозяйка» управляет нашим зримым телом, так как в ней находится наш разум, распоряжающийся телом как хочет. И не только телом, но и всеми поступками. Ибо добродетель есть Знание, и моральное поведение есть поведение разумной души, а не тела. Душа — источник благоразумия, сдержанности и самообладания, и пока душа сохраняет контроль над телом и чувственными вожделениями, человек остаётся нравственным. Когда же физические вожделения и чувственные удовольствия берут верх над душой и заставляют ее «угождать им», человек перестает быть нравственным, становится рабом чувственных наслаждений и доводит до «позорного состояния тело и душу».

    Таким образом, бессмертная душа подвержена как совершенствованию, так и порче, в зависимости от земного образа жизни тех, кому она достается в своих вечных переселениях из этого мира в загробный и возвращениях назад. Отсутствие бессмертия души, замечает Сократ, было бы счастливой находкой для дурных людей, ибо со смертью души они легко избавлялись бы от присущей им порочности. Но душа бессмертна, и, следовательно, неизбежна ответственность человека за свои дела.

    Со времен Пифагора мудрецы, философы и софисты были в глазах большинства жителей Греции людьми суетной, бесполезной и даже опасной породы, дурачащими своих слушателей, умниками, сбивающими с толку подрастающее поколение. Многие философы были вынуждены бежать из Афин. И для Сократа его иронические выпады в адрес «незнающего большинства» не прошли даром. Обыватели издевались над молодыми людьми, целыми днями шатавшимися за Сократом по городу, говоря: «Надо же, ты познаешь себя, что ты невежественен и глуп!» В марте 399 года до н.э. против Сократа было сфабриковано дело, по которому он обвинялся в непризнании тех Богов, каких признавал традиционно город Афины, и «в развращении умов молодёжи».

    Враги Сократа надеялись, что он тоже бежит из Афин или публично раскается, приведя с собой в Суд плачущую жену и детей, но Сократ отказался даже от помощи адвоката и в Суде открыто высмеял костность и невежественность сложившегося образа жизни. Платон, в то время ещё юноша, присутствовал на Суде и позднее записал речь Сократа. Друзья уговаривали Сократа отречься от своих слов, чтобы сохранить себе жизнь, но он был непреклонен. Взбешенные судьи вынесли ему смертный приговор, по которому он должен был выпить чашу яда из сока болиголова. «Избегнуть смерти нетрудно, афиняне, — ответил Сократ судьям. — А вот что гораздо труднее — это избегнуть испорченности: она настигает стремительнее смерти».

    Из апологии Сократа после обвинительных речей

    . так вот, говорю я, если бы вы меня отпустили на этом условии, то я бы вам сказал: «Желать вам всякого добра — я желаю, о мужи афиняне, и люблю вас, а слушаться буду скорее Бога, чем вас, и, пока есть во мне дыхание и способность, не перестану философствовать, уговаривать и убеждать всякого из вас, кого только встречу, говоря то самое, что обыкновенно говорю: «О лучший из мужей, гражданин города Афин, величайшего из городов, больше всех прославленного за мудрость и силу, не стыдно ли тебе, что ты заботишься о деньгах, чтобы их у тебя было как можно больше, о славе и о почестях, а о разумности, об истине и о душе своей, чтобы она была как можно лучше, — не заботишься и не помышляешь?»

    И если кто из вас станет возражать и утверждать, что он об этом заботится, то я не оставлю его и не уйду от него тотчас же, а буду его расспрашивать, пытать, опровергать и, если мне покажется, что в нем нет доблести, а он только говорит, что есть, буду попрекать его за то, что он самое дорогое не ценит ни во что, а плохое ценит дороже всего. Так я буду поступать со всяким, кого только встречу, с молодым и старым, с чужеземцами и с вами, с вами особенно, потому что вы мне ближе по крови. Могу вас уверить, что так велит Бог, и я думаю, что во всем городе нет у вас большего блага, чем это мое служение богу.

    . Будьте уверены, что если вы меня такого, как я есть, убьете, то вы больше повредите себе, нежели мне. Мне-то ведь не будет никакого вреда ни от Мелета, ни от Анита, да они и не могут мне повредить, потому что я не думаю, чтобы худшему было позволено вредить лучшему. Разумеется, он может убить, изгнать из отечества, отнять все права. Но ведь это он или еще кто-нибудь считает все подобное за великое зло, а я не считаю; гораздо же скорее считаю я злом именно то, что он теперь делает, замышляя несправедливо осудить человека на смерть. Таким образом, о мужи афиняне, я защищаюсь теперь совсем не ради себя, как это может казаться, а ради вас, чтобы вам, осудивши меня на смерть, не проглядеть дара, который вы получили от Бога. В самом деле, если вы меня убьете, то вам нелегко будет найти еще такого человека, который, смешно сказать, приставлен к городу как овод к лошади, большой и благородной, но обленившейся от тучности и нуждающейся в том, чтобы ее подгоняли. В самом деле, мне кажется, что Бог послал меня городу как такого, который целый день, не переставая, всюду садится и каждого из вас будит, уговаривает, упрекает. Другого такого вам нелегко будет найти, о мужи, а меня вы можете сохранить, если вы мне поверите. Но очень может статься, что вы, как люди, которых будят во время сна, ударите меня и с легкостью убьете, послушавшись Анита, и тогда всю остальную вашу жизнь проведете во сне, если только Бог, жалея вас, не пошлет вам еще кого-нибудь. А что я такой как будто бы дан городу Богом, это вы можете усмотреть вот из чего: похоже ли на что-нибудь человеческое, что я забросил все свои собственные дела и сколько уже лет терпеливо переношу упадок домашнего хозяйства, а вашим делом занимаюсь всегда, обращаясь к каждому частным образом, как отец или старший брат, и убеждая заботиться о добродетели.

    Речь Сократа после смертного приговора

    Немного не захотели вы подождать, о мужи афиняне, а вот от этого пойдет о вас дурная слава между людьми, желающими хулить наш город, и они будут обвинять вас в том, что вы убили Сократа, известного мудреца. Конечно, кто пожелает вас хулить, тот будет утверждать, что я мудрец, пусть это и не так. Вот если бы вы немного подождали, тогда бы это случилось для вас само собою; подумайте о моих годах, как много уже прожито жизни и как близка смерть. Это я говорю не всем вам, а тем, которые осудили меня на смерть. А еще вот что хочу я сказать этим самым людям: быть может, вы думаете, о мужи, что я осужден потому, что у меня не хватило таких слов, которыми я мог бы склонить вас на свою сторону, если бы считал нужным делать и говорить все, чтобы уйти от наказания. Вовсе не так. Не хватить-то у меня правда что, не хватило, только не слов, а дерзости и бесстыдства и желания говорить вам то, что вам всего приятнее было бы слышать, вопия и рыдая, делая и говоря, повторяю я вам, еще многое меня недостойное — все то, что вы привыкли слышать от других. Но и тогда, когда угрожала опасность, не находил я нужным делать из-за этого что-нибудь рабское и теперь не раскаиваюсь в том, что защищался таким образом, и гораздо скорее предпочитаю умереть после такой защиты, нежели оставаться живым, защищавшись иначе. Потому что ни на суде, ни на войне, ни мне, ни кому-либо другому не следует избегать смерти всякими способами без разбора. Потому что и в сражениях часто бывает очевидно, что от смерти-то можно иной раз уйти, или бросив оружие, или начавши умолять преследующих; много есть и других способов избегать смерти в случае какой-нибудь опасности для того, кто отважится делать и говорить все. От смерти уйти нетрудно, о мужи, а вот что гораздо труднее — уйти от нравственной порчи, потому что она идет скорее, чем смерть. И вот я, человек тихий и старый, настигнут тем, что идет тише, а мои обвинители, люди сильные и проворные, — тем, что идет проворнее, — нравственною порчей. И вот я, осужденный вами, ухожу на смерть, а они, осужденные истиною, уходят на зло и неправду; и я остаюсь при своем наказании, и они — при своем. Так оно, пожалуй, и должно было случиться, и мне думается, что это правильно.

    А теперь, о мои обвинители, я желаю предсказать, что будет с вами после этого. Ведь для меня уже настало то время, когда люди особенно бывают способны пророчествовать, — когда им предстоит умереть. И вот я утверждаю, о мужи, меня убившие, что тотчас за моей смертью придет на вас мщение, которое будет много тяжелее той смерти, на которую вы меня осудили. Ведь теперь, делая это, вы думали избавиться от необходимости давать отчет в своей жизни, а случится с вами, говорю я, совсем обратное: больше будет у вас обличителей — тех, которых я до сих пор сдерживал и которых вы не замечали, и они будут тем невыносимее, чем они моложе, и вы будете еще больше негодовать. В самом деле, если вы думаете, что, убивая людей, вы удержите их от порицания вас за то, что живете неправильно, то вы заблуждаетесь. Ведь такой способ самозащиты и не вполне возможен, и не хорош, а вот вам способ и самый хороший, и самый легкий: не закрывать рта другим, а самим стараться быть как можно лучше. Ну вот, предсказавши это вам, которые меня осудили, я ухожу от вас. А с теми, которые меня оправдали, я бы охотно побеседовал о самом этом происшествии, пока архонты заняты своим делом и мне нельзя еще идти туда, где я должен умереть. Побудьте пока со мною, о мужи! Ничто не мешает нам поболтать друг с другом, пока есть время. Вам, друзьям моим, я хочу показать, что, собственно, означает теперешнее происшествие. Со мною, о мужи судьи, — вас-то я по справедливости могу называть судьями — случилось что-то удивительное. В самом деле, в течение всего прошлого времени обычный для меня вещий голос слышался мне постоянно и останавливал меня в самых неважных случаях, когда я намеревался сделать что-нибудь не так; а вот теперь, как вы сами видите, со мною случилось то, что может показаться величайшим из зол, по крайней мере, так принято думать; тем не менее, божественное знамение не остановило меня ни утром, когда я выходил из дому, ни в то время, когда я входил в суд, ни во время всей речи, что бы я ни хотел сказать. Ведь прежде-то, когда я что-нибудь говорил, оно нередко останавливало меня среди слова, а теперь во всем этом деле ни разу оно не удержало меня от какого-нибудь поступка, от какого-нибудь слова. Как же мне это понимать? А вот я вам скажу: похоже, в самом деле, что все это произошло к моему благу, и быть этого не может, чтобы мы правильно понимали дело, полагая, что смерть есть зло. Этому у меня теперь есть великое доказательство, потому что быть этого не может, чтобы не остановило меня обычное знамение, если бы то, что я намерен был сделать, не было благом. А рассудим-ка еще вот как — велика ли надежда, что смерть есть благо? Умереть, говоря по правде, значит одно из двух: или перестать быть чем бы то ни было, так что умерший не испытывает никакого ощущения от чего бы то ни было, или же это для души какой-то переход, переселение ее отсюда в другое место, если верить тому, что об этом говорят. И если бы это было отсутствием всякого ощущения, все равно что сон, когда даже ничего не видят во сне, то смерть была бы удивительным приобретением. Мне думается, в самом деле, что ее бы кто-нибудь должен был взять ту ночь, в которую он спал так, что даже не видел сна, сравнить эту ночь с остальными ночами и днями своей жизни и, подумавши, сказать, сколько дней и ночей прожил он в своей жизни лучше и приятнее, чем ту ночь, то, думаю, не только всякий простой человек, но и сам Великий царь нашел бы, что сосчитать такие дни и ночи сравнительно с остальными ничего не стоит. Так если смерть такова, я со своей стороны назову ее приобретением, потому что таким-то образом выходит, что вся жизнь ничем не лучше одной ночи. С другой стороны, если смерть есть как бы переселение отсюда в другое место и если правду говорят, будто бы там все умершие, то есть ли что-нибудь лучше этого, о мужи судьи? В самом деле, если прибудешь в Аид, освободившись вот от этих так называемых судей, и найдешь там судей настоящих, тех, что, говорят, судят в Аиде, Миноса, Радаманта, Эака, Триптолема, и всех тех полубогов, которые в своей жизни отличались справедливостью, — разве это будет плохое переселение? А чего бы не дал всякий из вас за то, чтобы быть с Орфеем, Мусеем, Гесиодом, Гомером! Что меня касается, то я желаю умирать много раз, если все это правда; для кого другого, а для меня было бы удивительно вести там беседы, если бы я встретился, например, с Паламедом и Теламоновым сыном Аяксом или еще с кем-нибудь из древних, кто умер жертвою неправедного суда, и мне думается, что сравнивать мою судьбу с их было бы не неприятно. И наконец, самое главное — это проводить время в том, чтобы распознавать и разбирать тамошних людей точно так же, как здешних, а именно кто из них мудр и кто из них только думает, что мудр, а на самом деле не мудр; чего не дал бы всякий, о мужи судьи, чтобы узнать доподлинно с человека, который привел великую рать под Трою, или узнать Одиссея, Сисифа и множество других мужей и жен, которых распознавать, с которыми беседовать и жить вместе было бы несказанным блаженством. Не может быть никакого сомнения, что уж там-то за это не убивают, потому что помимо всего прочего тамошние люди блаженнее здешних еще и тем, что остаются все время бессмертными, если верно то, что об этом говорят.

    Но и вам, о мужи судьи, не следует ожидать ничего дурного от смерти, и уж если что принимать за верное, а так это то, что с человеком хорошим не бывает ничего дурного ни при жизни, ни после смерти и что боги не перестают заботиться о его делах; тоже вот и моя судьба устроилась не сама собою, напротив, для меня очевидно, что мне лучше уж умереть и освободиться от хлопот. Вот почему и знамение ни разу меня не удержало, и я сам не очень-то пеняю на тех, кто приговорил меня к наказанию, и на моих обвинителей. Положим, что они выносили приговор и обвиняли меня не по такому соображению, а думая мне повредить; это в них заслуживает порицания. А все-таки я обращаюсь к ним с такою маленькою просьбой: если, о мужи, вам будет казаться, что мои сыновья, сделавшись взрослыми, больше заботятся о деньгах или еще о чем-нибудь, чем о доблести, отомстите им за это, преследуя их тем же самым, чем и я вас преследовал; и если они будут много о себе думать, будучи ничем, укоряйте их так же, как и я вас укорял, за то, что они не заботятся о должном и воображают о себе невесть что, между тем как на самом деле ничтожны. И, делая это, вы накажете по справедливости не только моих сыновей, но и меня самого. Но вот уже время идти отсюда, мне — чтобы умереть, вам — чтобы жить, а кто из нас идет на лучшее, это ни для кого не ясно, кроме Бога.

    Смотрите еще:

    • Авторское свидетельство и патент Патент и авторское свидетельство: сходство и различия В нашей стране право собственности на любое изобретение может быть передано непосредственно государству, в результате чего выдается авторское свидетельство, действительное 15 лет с […]
    • Госпошлина ип в арбитражный суд Размер госпошлины при подачи кассационной жалобы в арбитражный суд? На меня, как на индивидуального предпринимателя подало исковое заявление о взыскании в арбитражный суд ООО. Процесс они выиграли. Я подал в апелляцию, решение оставили […]
    • Приказ минздравсоцразвития от 260411 Приказ минздравсоцразвития от 260411 Выполнять, иду 342н 26.04.11 рф от приказ минздравсоцразвития существовала Ей это 26.04.11 удалось, залезли в головной приказ глубже, порылись там хорошо, а уж 342н привели в […]
    • Фмс патент в москве Патент на работу для граждан Украины Стоимость: согласно официальным ценам ММЦ в Сахарово. Легальность патента: в итоге вы получите 100% легальный патент, подлинность которого сможете проверить самостоятельно на официальном сайте […]
    • Нормативные акты регламентирующие деятельность суда Нормативные акты регламентирующие деятельность суда НОРМА ТИВНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ, РЕГЛАМЕНТИРУЮЩИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СУДА 1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993 г.); 2. Федеральный конституционный закон […]
    • Прокурор мохов Прокурор мохов Адрес 107140, г. Москва, ул. Краснопрудная 22Б (схема проезда) Телефоны для обращения граждан +7 (495) 785-70-00 Телефон для обращения СМИ +7 (495) 785-70-00 (доб. 180) Факс +7 (499) 266-16-75 Отдел с дислокацией в г. […]
    • Права и обязанности ученика в школе по новому закону об образовании Права и обязанности учащихся Неотъемлемой составляющей образования является воспитание - педагогически рациональное управление процессам развития личности ребенка. Такое его понимание закреплено в Законе РФ «Об образовании» и находит […]
    • Приказ министра обороны 844 Приказ Министра обороны Российской Федерации от 3 июня 2011 г. N 844 г. Москва "О внесении изменений в приказ Министра обороны Российской Федерации от 30 июня 2006 г. N 200" Документ является поправкой к Зарегистрирован в Минюсте РФ 20 […]