Реформы в следственном комитете

Власть и право

Прокурорам вернут контроль над следователями

«Надо поактивнее двигаться»: Матвиенко поддержала возврат прокуратуре контроля над следствием

Председатель Совфеда Валентина Матвиенко поддержала предложение генпрокурора России Юрия Чайки вернуть право возбуждать и расследовать дела, в том числе в отношении следователей. Глава надзорного ведомства считает, что контроль следователей со стороны прокуроров поможет сдержать «растущий вал» нарушений в СК. В Генпрокуратуре «Газете.Ru» сообщили, что единой сформированной концепции реформы пока что нет, поэтому вычислить время на ее реализацию невозможно.

Работа следователей: медленно и без изменений

Генпрокурор России Юрий Чайка предложил вернуть прокуратуре возможность контролировать деятельность Следственного комитета. По его мнению, право прокуроров возбуждать и расследовать дела — в том числе в отношении следователей — поможет снизить число допускаемых ими нарушений.

«Наделение прокуроров отдельными полномочиями кардинально ситуацию не изменит, только полноценный прокурорский надзор за процессуальной деятельностью органов следствия и право прокурора возбуждать и расследовать уголовные дела, в частности, в отношении следователей может сдержать растущий вал допускаемых ими нарушений», — заявил Чайка во время ежегодного доклада в Совете Федерации.

Он отметил, что президент России Владимир Путин ранее поручил усилить надзор за следствием на всех уровнях.

Чайка также раскритиковал работу следственных органов, заявив, что в 2017 году не произошло существенных изменений в работе следователей.

«На фоне снижения нагрузки по направленным в суд делам количество выявленных прокурорами на досудебной стадии нарушений закона выросло до 5,2 млн», — заявил Чайка.

Он добавил, что почти 70% дел в стране рассматривается в упрощенном порядке, который не предполагает ни длительных расследований, ни тем более реабилитации подсудимых. В то же время, отметил Генпрокурор, число оправданных судом следователей возросло на 28%, а общее количество лиц, получивших право на реабилитацию, превысило 13 тыс. человек (+3,6%).

При этом ежегодно увеличивается число дел, сроки расследования по которым превышают 12 месяцев. К концу прошлого года их было около 4,5 тыс., а еще 300 дел в СК расследуются свыше 3 лет.

Инициативу прокуратуры поддержала председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко. Она заявила, что вернуть контроль прокуратуры над следствием необходимо уже давно. По ее словам, эту идею поддерживают все сенаторы, однако ее нужно обсудить в администрации президента со всеми участниками процесса. «Это позволит существенно повысить эффективность работы следственных органов и всех, кто завязан на уголовно-процессуальный процесс», — сообщила Матвиенко после доклада Чайки.

Глава Совфеда также отметила, что время для данного решения «перезрело» и «надо поактивнее двигаться».

Когда примут реформу, пока неясно

Официальный представитель Генпрокуратуры Александр Куренной в разговоре с «Газетой.Ru» заявил, что точные сроки и другие детали возможной реформы пока озвучивать преждевременно. «Не прописана даже самая общая конструкция возможной реформы. Валентина Матвиенко заявила, что есть определенные наработки в Совфеде, есть данные, которые дала Генпрокуратура, и есть наработки, которые они собирали в других заинтересованных министерствах и ведомствах. Единой сформированной концепции пока нет, поэтому вычислить время на ее реализацию невозможно», — сообщил Куренной.

Первый зампред Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Эрнест Валеев считает, что в России существует необходимость восстановить баланс полномочий следователя и прокурора. «Сегодня прокурорского надзора за расследованием преступлений на стадии именно досудебного производства в целом нет. Все надзорные полномочия прокурора переданы начальнику следственных отделов.

Ситуация абсурдная — прокурор заведует центральным процессом в уголовном судопроизводстве, однако до того, как дело поступит к нему с обвинительным заключением, он по сути отстранен от процесса»,

— заявил Валеев «Газете.Ru».

Депутат отметил, что отсутствие контроля в любом ведомстве ни к чему хорошему никогда не приводило. «Восстановление следственных полномочий у прокурора не влечет за собой ни расформирование штатной численности, не переподчинение следователей. Независимость следователя должна оставаться всегда», — сообщил он.

Эрнест Валеев подтвердил, что на данный момент реформа находится на стадии разработки. «У нас генеральный прокурор не обладает правом законодательной инициативы, поэтому предложение Чайки в чистом виде рассматриваться не может», — подытожил он.

Органы прокуратуры являются главной правозащитной организацией нашей страны, считает экс-председатель комиссии по общественной безопасности Общественной палаты и член Президиума организации «Офицеры России» Антон Цветков. «Если рассмотреть различные дела, то можно увидеть, что обвинительный уклон у прокуратуры гораздо меньше — он больше правозащитный. Прокуроры стоят на стороне защиты прав и интересов граждан. Вспомним ситуацию с сотрудницей детского сада, активисткой Евгенией Чудновец и врачом-гематологом Елены Мисюриной, когда прокуратура добилась их освобождения из СИЗО. Когда прокуратура принимала решение, кого арестовывать, а кого нет, было меньше арестов, чем сейчас, когда это делается на базе судов», — рассказал Цветков «Газете.Ru».

Конкуренции между СК и прокуратурой не получилось

Источники «Газеты.Ru» еще в конце ноября 2017 года сообщали о том, что органы прокуратуры России ждет реформа после выборов президента России в 2018 году. Об этом тогда заявил собеседник, близкий к руководству надзорного ведомства.

«Вероятно, что после выборов произойдет определенная реформа, в ходе которой прокуратура получит некие полномочия, которых не имеет сейчас. Это касается, в частности, права возбуждать и прекращать уголовные дела. Рассмотреть предложения о наделении прокуроров дополнительными правами обещал еще весной нынешнего года Совфед, и не исключено, что после выборов президента они будут приняты», — отметил источник.

Еще один источник «Газеты.Ru», близкий к руководству СК, сообщил, что предположительно реформа будет достаточно глубокой — прокуратуре в том числе могут вернуть следственные функции, которые у ведомства отобрали после создания СК РФ.

«Это вполне реально. Дело в том, что сейчас нет особой разницы, в составе прокуратуры находится следствие или оно выделено в отдельное ведомство. Той самой «конкуренции» органов, которой добивались при создании комитета, по факту не получилось. А так дела будут уходить в суд быстрее, будет меньше чиновников, что поможет ускорить расследование уголовных дел, которое сейчас тянется годами», — заявил собеседник.

Следственный комитет работал в структуре Генеральной прокуратуры с 2007 года и только в 2011 оформился в самостоятельное ведомство.Тогда было принято решение лишить следствия Генеральную прокуратуру, чтобы обеспечить независимый надзор прокуроров за ходом следственной работы.

Новому органу передали все следственные функции Генпрокуратуры. Вплоть до настоящего времени только СК России может возбуждать дела в отношении спецсубъектов: судей, адвокатов, депутатов Госдумы, федеральных министров, а также работников других правоохранительных органов, в том числе полицейских, прокуроров и чекистов.

Прокуратура, таким образом, потеряла позицию руководителя процесса, а СК стал единственным следственным органом, который подчиняется напрямую президенту. Расследовать дела о преступлениях, совершенных самими следователями, могут только их непосредственные коллеги по ведомству.

Кроме того, СК ведет расследование по большинству тяжких и особо тяжких преступлений, предусмотренных УК РФ: «убийство», «причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее за собой смерть человека», «похищение человека», «превышение должностных полномочий» и многие другие. Также Следственный комитет — единственный орган, который имеет право возбуждать дела по факту нарушений, допущенных на выборах в органы власти, включая выборы президента РФ.

Спустя шесть лет после введения реформы, уже в конце 2017 года, в СМИ появилась информация о том, что МВД России готовит ряд реформ структуры следственных органов страны. В числе реформ мелькала и идея ликвидации СКР с последующей передачей его полномочий МВД РФ и Генпрокуратуре.

Необходимость реформы тогда связывали с проблемами ведомства — пять сотрудников СКР в разное время были заподозрены в коррупции.

Среди них — бывший начальник следственного управления СКР по Центральному округу Москвы Алексей Крамаренко и начальник Главного следственного управления СКР по Москве Александр Дрыманов. Информация об их причастности к коррупционной сделке появилась зимой 2017 года.

Официальный представитель МВД России Ирина Волк в ноябре 2017 года опровергла сообщения о расформировании ведомства. Она отметила, что министерство не выдвигало инициатив о передаче полномочий СКР другим ведомствам, «и тем более — о его ликвидации». Представитель Следственного комитета Светлана Петренко также опровергла информацию о готовящейся в 2018 году реформе СКР.

Чайка снова выступил за создание единого Следственного комитета при прокуратуре

Следственный комитет оформился как самостоятельное ведомство в 2011 году

Москва. 15 июня. INTERFAX.RU — Генпрокурор России Юрий Чайка выступил за создание единого Следственного комитета.

«Я вижу единый Следственный комитет, и он действительно должен быть при прокуратуре», — заявил Чайка, отвечая на вопросы журналистов в пятницу в Калуге.

Он отметил при этом, что всегда придерживался этой позиции, и она не изменилась.

«Должно быть единое следствие, за исключением, может быть, каких-то государственных преступлений, которые должны остаться в подследственности ФСБ», — сказал генпрокурор.

Он допустил применение модели ФБР США как единого следственного органа.

«Какая форма следствия будет — сложно сказать. Наверное, здесь близка будет модель ФБР при региональном прокуроре. Это будет эффективная модель», — сказал Чайка.

По его словам, «сегодня мир берет на вооружение модель прокуратуры советского образца по вопросам следствия».

«Евросоюз создает спецпрокуратуру по образу и подобию советской прокуратуры, и с 2019 года прокурор возбуждает уголовное дело, расследует, поддерживает обвинение и направляет дело в суд. То, от чего мы ушли, мотивируя тем, что функции следствия и надзора надо разделить, совершив большую глупость, о чем я всегда говорю», — сказал Чайка.

Он считает, что у прокуратуры должны быть полномочия для того, чтобы осуществлять надзор за следствием.

«Прокурорская модель реализуется как орган уголовного преследования: либо прокурор сам расследует уголовное дело, либо осуществляет надзор за следствием — то, чего сегодня у нас нет. На мой взгляд, мы к этому придем, жизнь заставит это сделать рано или поздно», — подчеркнул генпрокурор.

Реформа Следственного комитета

В 2011 году Следственный комитет оформился как самостоятельное ведомство, до этого с 2007 года СК работал в структуре прокуратуры.

В результате реформирования прокуроры утратили право инициировать уголовные дела, а также руководить следствием посредством обязательных указаний. Прокуроры, таким образом, потеряли позиции руководителей процесса. А Следственный комитет стал единственным следственным органом, который подчиняется напрямую президенту.

Дискуссии о причинах этой реформы сводились к обсуждению разделения функций надзора, расследования, оперативно-розыскной деятельности.

Единая служба следствия

Как отмечал журнал Forbes, на первых этапах реформы озвучивались идеи объединить всех следователей под одним началом. Эта же идея была прописана в Концепции судебной реформы 1991 года, однако от нее отказались.

Между тем в конце 2017 года в СМИ появилась информация о том, что МВД России подготовило ряд предложений по реструктуризации следственных органов страны, которые включают, в том числе, ликвидацию СКР и передачу его полномочий МВД РФ и Генпрокуратуре. Официальный представитель ведомства Ирина Волк опровергла эти сообщения. Она отметила, что министерство не выдвигало инициатив о передаче полномочий СКР другим ведомствам, «и тем более — о его ликвидации».

Официальный представитель СКР Светлана Петренко в декабре также опровергла появившуюся в СМИ информацию о якобы готовящейся в 2018 году реформе СКР. «В медиапространстве не первый раз появляется подобного рода информация, которая не соответствует действительности. Все это вбросы, не более!» — отмечала она.

Однако в марте 2018 года руководитель главного следственного управления Следственного комитета по Москве Александр Дрыманов заявил, что в России может быть создана «единая служба следствия» на базе СКР.

Последняя информация в СМИ о создании единой службы следствия — я могу сказать, не со всей долей уверенности, что это очень вероятно — что так и будет», — заявил журналистам Дрыманов в понедельник.

Отвечая на вопрос, идет ли работа по изменению законодательства для создания указанной службы, Дрыманов ответил: «Безусловно».

В ответ на другой вопрос о том, будет ли формироваться такая служба на базе СКР через слияние следственных подразделений ФСБ и МВД, он отметил, что это «логично».

Создание «единой службы следствия», по его словам, может занять около года.

При смене элит первым лишиться должности может Бастрыкин

Какая судьба ждет Следственный комитет России

Одна из самых могущественных силовых структур в России — Следственный комитет — может быть реформирована уже после инаугурации президента. Только пока неясно, какой из сценарий реформы возобладает: сам Александр Бастрыкин близок к президенту, но у него есть и весьма влиятельные оппоненты.

Шакро молодой «утащил» генералов

После инаугурации Владимир Путин может начать большую реформу правоохранительных органов, сообщают инсайдеры в Кремле. Наиболее уязвим в этом отношении Следственный комитет — одно из самых молодых силовых ведомств России, созданное в сентябре 2007 года (и с тех пор его бессменно возглавляет Александр Бастрыкин). Первые четыре года Следком существовал при прокуратуре, а затем окончательно стал самостоятельным органом.

Формальным поводом для реформирования может стать серия коррупционных скандалов, которые сотрясали Следственный комитет два последних года после ареста преступного авторитета Захария Калашова (он же Шакро молодой).

По обвинению в получении взятки от одного из воров в законе еще в июле 2016 года сотрудниками ФСБ были задержаны сразу три высокопоставленных сотрудника Следственного комитета — начальник Главного управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности (ГУСБ) Михаил Максименко, его заместитель (руководитель управления собственной безопасности) Александр Ламонов и заместитель начальника Главного следственного управления (ГСУ) по Москве Денис Никандров. Судебный процесс над Максименко начался в Мосгорсуде в январе нынешнего года.

Профессор Катасонов о необходимости единой платежной системы, которую не могут создать много лет

А в конце декабря был арестован еще и начальник Следственного управления по Центральному административному округу (ЦАО) Москвы Алексей Крамаренко. По версии следствия, все четверо были задействованы в освобождении из-под стражи криминального авторитета Андрея Кочуйкова (по кличке Итальянец) — ближайшего сподвижника Шакро молодого.

Чайка победил Бастрыкина

Обсуждаются самые различные варианты реформы. Один из них — вернуть Следственный комитет под полный контроль прокуратуры (как было в 2007—2011 годы).

Второй возможный сценарий — полностью расформировать Следственный комитет, распределив его следственные полномочия между МВД и прокуратурой (как было до 2007 года).

Выступая на межведомственном совещании по защите прав инвесторов 21 февраля генеральный прокурор Юрий Чайка обрушился с критикой на Следственный комитет. «К сожалению, для многих наших следователей сегодня уголовно-процессуальное законодательство, нормы материального права — это космос… Сейчас все очень просто: СИЗО, особый порядок, в котором сегодня рассматривается до 70% дел. И наступает деградация, и он [следователь] считает, что может таким же образом реагировать на законные требования прокуроров», — заявил Юрий Чайка.

В тот же день сам Бастрыкин, выступая с лекцией в Санкт-Петербурге, заявил, что структура его ведомства — одна из самых оптимальных в Европе. Кроме того, он напомнил, что в целом Следственный комитет подчиняется президенту.

Именно на близость Бастрыкина к главе государства указывают, когда обсуждается еще один сценарий реформирования Следственного комитета — не ослабление, а, напротив, увеличение его функций. Об этом сам Александр Бастрыкин заявил, выступая перед студентами МГУ: по его словам, один из обсуждаемых вариантов — это создание единого Следственного комитета (то есть с передачей ему следственных функций от ФСБ, МВД, а возможно, ФССП и МЧС).

Бастрыкин также сообщил студентам, что «предлагается вариант создания института судебного следователя, как это было после реформы 1864 года» или «даже следственного судьи, как это есть во Франции». Какой из вариантов возьмет верх, станет ясно уже очень скоро — инаугурация президента состоится в начале мая.

Эксперт: «российского ФБР» не получится

«Свободная пресса» с просьбой прокомментировать перспективы реформирования Следственного комитета обратилась к нашему постоянному эксперту по правовым вопросам, юристу правозащитных организаций «Агора» и «Зона права» Андрею Сабинину.

«СП»: — Андрей Васильевич, по одной из версий, после выборов Следственный комитет получит новые функции, став неким аналогом американского ФБР.

— Когда говорят о том, что в России создадут аналог ФБР (а говорят об этом уже лет десять), объединив в одном следственном «монстре» функции МВД, Следкома и ФСБ, забывают об одном. ФБР никогда не было следственным органом в нашем понимании, и сегодня ресурсы ФБР распределены поровну между обеспечением национальной безопасности и выполнением «старых» обязанностей — борьбой с преступностью.

Кроме того, ФБР — это составная часть Министерства юстиции США, и оно является одной из 17 отдельных правительственных учреждений США, перед которыми стоит задача сбора информации и ведения разведывательной деятельности в интересах США. Поэтому любые российские аналогии невозможны.

«СП»: — То есть этот сценарий вам кажется маловероятным?

— Никогда ФСБ не передаст свои следственные функции «на сторону». Да и передавать подследственность МВД в некую глобальную структуру вряд ли целесообразно. Такая централизация только усилит полномочия и бесконтрольность руководителя центрального аппарата этого «российского ФБР», сформирует неповоротливого и плохо управляемого следственного монстра.

Существующая система разделения следственных полномочий достаточно понятна, и к ней привыкли. Что-то менять — это все равно, что милицию переименовывать в полицию.

ЦИК пока назвал предварительные итоги выборов

«СП»: — То есть, на ваш взгляд, Следственный комитет вообще не нужно никак реформировать?

— Сам Следком (нынешний) представляется этакой элитарной следственной структурой, но почему-то страдает отсутствием сменяемости полномочий основного руководителя. И на деле — это обычный карательный инструмент с отсутствием реальной независимости следователей и состязательности сторон уголовного процесса.

Никто и никого даже не пытается реабилитировать, максимум дел уходит в суд, и только в исключительных случаях уголовное преследование прекращается на стадии расследования. Так что политическому руководству лучше не страдать гигантоманией и совершенствовать существующие механизмы. И поменять Бастрыкина: ротация — значит, для всех. И назначить его, к примеру, руководителем Следственного управления в Чечню на пять лет. Считаю, что это самый лучший способ для проверки его компетенции.

«СП»: — А ведь обсуждается еще и вариант полной ликвидации Следственного комитета. Как вы оцениваете его вероятность?

— Ликвидация Следкома приведет к перераспределению его следственных функций между другими правоохранительными структурами, и что явно — в ущерб качеству расследования.

Хотя и в самом комитете оно давно «хромая утка». Возможно, такой разговор провоцируется в рамках усиления претензий и влияния ФСБ в объеме их следственных полномочий. Может быть, недовольны самим Бастрыкиным, и его тень падает на всю структуру.

Ломать — не строить. Такая реформа, хоть слияние в трехголового дракона, хоть отрубание одной из голов, ничего не даст, потому что насквозь порочна вершина» правоохранительной пирамиды» — податливый и зависимый суд.

Заявление сопредседателей предвыборного штаба Вадима Кумина по аресту Сергея Удальцова

Fitch признал: санкции Америки бессильны. И что тогда?

А россияне пребывают в ужасе от перспективы быть выброшенными за борт

Смена главных следователей в регионах — это начало большой реформы

В России началась волна отставок руководителей региональных управлений Следственного комитета России (СКР). В начале апреля Владимир Путин уволил главу свердловского СК Валерия Задорина. Циркулируют активные слухи об уходе со своего поста руководителя челябинского СКР Дениса Чернятьева. Его тюменский коллега Михаил Богинский, как говорят, тоже «сидит на чемоданах». Также ходят слухи об увольнении Марины Заббаровой, руководителя СУ СКР по Пермскому краю. Сложили полномочия главы управлений СКР в Белгородской, Псковской, Пензенской областях и в Красноярском крае.

В России назревает реформа следователей, которая коснется СКР, Генпрокуратуры, МВД и ФСБ, утверждает бывший старший следователь по особо важным делам, член президиума Национального антикоррупционного комитета Павел Зайцев. Специально для «URA.RU» он объяснил логику изменений в рядах силовиков.

— Павел Васильевич, после состоявшихся 18 марта президентских выборов страна входит в новый политический цикл. На ваш взгляд, поменяются ли принципиально позиции Следственного комитета?

— Я считаю, что необходима серьезная реформа силовых органов в целом и СКР в частности — надо объединять все следствие в одном подразделении. Началось все с того, что несколько лет назад следователей вывели из состава Генеральной прокуратуры. Тогда же назвали новую структуру Следственным комитетом России. Однако это неверная формулировка, потому что в СКР собраны вовсе не 100 процентов всех следователей. Подавляющее большинство следователей на самом деле остались работать в других местах — в МВД и ФСБ, например. Почему они не вошли в СКР? Вот именно поэтому в стране назрела необходимость в создании объединенной следственной структуры. Это главная задача на ближайшее время.

— Не спровоцирует ли это очередной «передел» власти силовых структур и обострение противостояния, которое мы наблюдаем сегодня?

— Да, надо признать, что противостояние, о котором вы говорите, действительно можно увидеть. Очень часто в судах я сталкиваюсь с тем, что у прокурора — одно мнение, а у следователя из СКР — совсем другое. Например, следователи МВД с прокуратурой предпочитают не ругаться и, как правило, вырабатывают единую позицию. Чего не скажешь о сотрудниках СКР. Соответственно между этими двумя ведомствами [Генеральной прокуратурой и СКР], мягко говоря, не все спокойно.

Следователи из СКР, вероятно, думают, что они выше, а следователи из Генпрокуратуры по старинке уверены, что выше и важнее они. Этот конфликт, кстати, требует и реорганизации Генеральной прокуратуры. В частности, ей необходимо придать те полномочия, которыми она обладала до 2007 года — прежде всего, вернуть контроль за ведением уголовных дел. Тогда и неразберихи станет в разы меньше.

— Павел Васильевич, какое сейчас место у СК в современной силовой иерархии?

— Это достаточно мощная структура, она фактически занимается всеми громкими политическими и экономическими делами. Мощнее по уровню следствия, думаю, нет. МВД, конечно, может поспорить за счет своей численности. Что касается ФСБ, то эта служба уступает [СКР]. Во-первых, их [сотрудников ФСБ] мало, во-вторых, у них колоссальный оперативный опыт, а следственный — минимальный. Это связано со спецификой работы: уголовных дел у ФСБ значительно меньше, и рука не так набита. Это как сравнить врача, который оперирует раз в месяц, с тем, кто делает по пять операций в день. Вот и вся разница.

— Сейчас в регионах начинаются назначения руководителей местных Следственных комитетов. Очень часто кадровые решения представляются не вполне ясными. По какому принципу принимается решение — кого и куда именно назначить. Существует ли какая-то единая модель, общая логика?

— Единого подхода при назначении кадров в регионы нет. К каждому конкретному случаю подходят индивидуально, с учетом специфики территории, личности претендента. Учитываются, конечно, образование, опыт, компетенции возможного кандидата на пост. Но единой логики назначений нет. Так, в некоторых случаях важно не допустить конфликта руководителя [территориального управления СКР] с губернатором, с ФСБ, например. А иногда, наоборот, намеренно идут на то, чтобы был конфликт.

Ротация кадров представляется востребованной. Не секрет, что многие сейчас критикуют СКР, в некоторых делах видна какая-то заинтересованность. Для этого и нужна смена части руководящего состава. Причем я не говорю, что людей в обязательном порядке надо отправлять в отставку — их вполне можно переставить на другие должности. Но всем уже очевидно: нужные свежие кадры, свежая кровь.

— А какая сегодня повестка у руководителей региональных управлений СКР?

— Опять же у каждого своя повестка — она зависит от конкретного региона. Например, в Астрахани главное направление работы СКР, так или иначе, связано с добычей природных ресурсов, а в Тюмени — с газом и нефтью. Слышал, что главе СКР в Свердловской области якобы ставили в упрек то, что он не занимался «политическими» делами. Новый руководитель, вероятно, теперь будет ими заниматься — наверняка получит соответствующие установки, чтобы подобных упреков больше не было.

Силовиков ждет перестройка?

ФСБ может расширить свои полномочия, а Следственный комитет — кануть в Лету. Эксперты рассказали, каковы перспективы этих преобразований.

21:05, 16.02.2018 // Росбалт, В России

В кулуарах российской власти обсуждают новую реформу правоохранительной системы. В частности, ФСБ могут предоставить право возбуждать уголовные дела в отношении спецсубъектов — прокуроров, руководителей следственных органов и адвокатов. Одновременно вновь появились слухи о реформировании и даже упразднении СК.

«Росбалт» спросил у экспертов о причинах появления таких предложений и о возможных последствиях перестановки сил.

Геннадий Гудков, полковник запаса ФСБ, депутат Госдумы III—VI созывов:

«Все реформы правоохранительной системы за последние десять лет — это результат борьбы за власть и деньги. Никаких других целей у этих преобразований нет. Например, реформирование милиции в полицию в 2010 году ничего не дало России ни в плане эффективности правоохранительной системы, ни для борьбы с преступностью, ни в обеспечении безопасности граждан — но зато привело к непомерному раздуванию бюджета и полномочий и т.п.

ФСБ у нас опять превратилась в монстра, который имеет чрезвычайный мандат и, по сути, является структурой, которой подчинены все правоохранительные органы: и МВД, и ФСИН, буквально все. В какой-то степени чуть менее зависимыми от ФСБ — и то условно — являются Росгвардия и ФСО, которая традиционно играет роль „младшего брата“. А остальные органы под козырек стоят, поэтому я даже не могу понять, какие еще полномочия нужны ФСБ — они уже избыточные и никем не контролируются.

Что касается Следственнного комитета, то он тоже появился в результате межклановых коллизий, аппаратного давления. Я помню очень хорошо, когда мы принимали закон об СК, абсурд начинался с первой строчки: написано было, что это орган власти. Какой власти — исполнительной, законодательной, судебной? Вот [возглавившему ведомство] Александру Бастрыкину захотелось, чтобы это был орган власти, и чтобы никому не подчиняться, кроме президента. А у президента, даже если бы он хотел контролировать СК, физически нет такой возможности.

Что касается разговоров об упразднении СК, то от этого прокуратура как институт никак не выиграет, а вот „прокуратура“ как люди, которые хотят, допустим, „сковырнуть“ Бастрыкина, чтобы стать более весомыми и влиятельными, — возможно.

Поэтому никакой реформы, направленной на благо народа, на обеспечение защиты от терроризма, от уличной или организованной преступности, не будет. Это просто борьба кланов за расстановку „своих“ людей, за доступ к бюджету, за аппаратное влияние и за дополнительные полномочия, которые являются источником сверхдоходов. В борьбе прокуратуры со Следственным комитетом в выигрыше оказывается, допустим, группировка [генпрокурора РФ] Юрия Чайки, или наоборот. И только. Преобразований по существу ждать не приходится».

Алексей Кондауров, генерал-майор КГБ в отставке, депутат Госдумы IV созыва:

«Я не исключаю, что ФСБ действительно хочет расширить свои полномочия по возбуждению уголовных дел в отношении спецсубъектов, особенно после случая с Шакро Молодым. ФСБ лоббирует такие изменения в связи с тем, что не было возбуждено уголовное дело в отношении Александра Дрыманова. Сейчас спецслужба ведет оперативные разработки, но потом передает их в Следственный комитет. По всей видимости, они хотят избавиться от таких промежуточных инстанций, как СК, и замкнуть на себя подследственность такого рода резонансных дел.

Ясно, что расширение своих полномочий в этой части лоббирует руководство ФСБ: громкие расследования прибавляют политического веса и авторитета организации. Это очевидно и в случае с Шакро Молодым, когда идет борьба с главным „вором в законе“, и в других широко освещаемых уголовных делах — например, в отношении Алексея Улюкаева или Никиты Белых. Основная масса населения воспринимает такие расследования как эффективную борьбу с коррупцией. Я не исключаю, что и Владимир Путин не против того, чтобы изменить подследственность.

Что же касается идеи об упразднении Следственного комитета, то пока трудно сказать, состоится ли такая реформа. Если она все же произойдет, то не все следствие перейдет к ФСБ, а частично вернется опять в прокуратуру. Особенного смысла в этом, честно говоря, нет, поэтому я не уверен, что такое решение будет принято».

Игорь Каляпин, правозащитник, председатель общественной организации «Комитет против пыток»:

«Ходят слухи об упразднении Следственного комитета, о том, что СК собираются опять объединить с прокуратурой, а ФСИН — с МВД. Мне представляется довольно странной такая реформа в „режиме возврата“. Это будет выглядеть как констатация неудачи, а СК как структура, на мой взгляд, вполне состоялся. Другое дело, что там есть проблемы с менеджментом.

Например, я постоянно вижу, что в Следственном комитете не исполняются внутренние нормативные акты, не выполняются приказы Александра Бастрыкина. И это системная проблема. Есть приказы, которые не исполняются никогда, и существует целая нормативная база, которая почти не работает. Какие-то механизмы в СК включаются чаще всего в ручном режиме, по команде либо Бастрыкина, либо его заместителей. Но эта проблема никак не решится путем слияния с прокуратурой.

Что касается дел в отношении высших должностных лиц, спецсубъектов, то я считаю, что такие дела должны расследоваться, конечно, не ФСБ, а Следственным комитетом. У ФСБ просто нет необходимого юридического аппарата, чтобы эти дела расследовать. А вот оперативное сопровождение по таким делам целесообразно действительно осуществлять какой-то специальной структуре, и участие ФСБ тут вполне оправданно и разумно. Но спецслужба в имеющемся виде не потянет ни возбуждение уголовных дел, ни их расследование.

В конце концов, ФСБ поднадзорна военно-следственным органам прокуратуры. Любое подразделение ФСБ формально является войсковой частью. Не очень нормально, чтобы у нас всеми спецсубъектами занималась войсковая часть. Все-таки должностных преступлений происходит достаточно много. Это военным переворотом попахивает».

Валерий Соловей, доктор исторических наук, политический аналитик:

«Оснований для реформы две. Первая заключается в том, что статус Следственного комитета так и не „устаканился“. Из него не получился российский аналог ФБР, как изначально предполагалось. Плюс существуют постоянные конфликты между СК и прокуратурой. Их компетенция не была разделена, что и создавало почву для конфликтов.

Вторая причина возможных реформ заключается в том, что сейчас наблюдается острая нехватка средств в бюджете. Хотя на правоохранительные органы и на оборону выделяется гигантская сумма — чуть ли не треть бюджета, — все равно пытаются оптимизировать их штатную структуру. И в этом смысле расформирование Следкома и передача его функций отчасти в органы МВД, отчасти в прокуратуру, отчасти в ФСБ выглядит естественным решением.

В ФСБ предполагается передать следственные функции по особо важным преступлениям. Это, конечно, приведет к усилению ФСБ, ее роли и значения».

Кирилл Кабанов, председатель постоянной комиссии СПЧ по гражданскому участию в противодействии коррупции и контролю за правоохранительными органами:

«До выборов правоохранительная реформа вряд ли произойдет — потому что это всегда шок для системы. Она перестает работать, люди начинают думать, кто куда пойдет, кто кого назначит.

Нужно ли создавать какую-то структуру, которая бы доминировала? Я считаю, что не нужно. Жесткое ограничение правоохранительных органов по подследственности, по тематике, наоборот, позволит создать мощную, эффективную государственную машину. А если мы будем соединять все в одну систему, допускать сильное доминирование одной спецслужбы, одного органа, и класть яйца в одну корзину, то, как показывает историческая практика, это будет недальновидно и неэффективно.

То же самое и со Следственным комитетом. Вроде как уже построили систему, может, надо ее еще настроить, откорректировать по персоналиям. Но она уже работает. Так давайте не будем трогать то, что работает.

На самом деле, конечно, плох тот солдат, который не мечтает стать генералом, и плох тот генерал, который не мечтает стать маршалом. Поэтому кто-то лоббирует подобную реформу и считает, что сможет объять необъятное».

Смотрите еще:

  • Правила узлов учета тепловой энергии Подготовлены новые правила коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя Минстрой России разработал новую редакцию правил коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя. Одно из основных изменений — проводить обязательные […]
  • Оформить спортзал в детском саду Оборудование спортзала в детском саду по фгос: делаем правильно При обустройстве спортзала в детском саду существуют три главных непреложных правила: оборудование должно быть в первую очередь безопасным, то есть соответствовать нормам […]
  • Закон трехлетней давности Да, могут, причем бесконечное количество раз, срок действия исполнительного приказа начинает течь заново. Автовладельцы, у которых есть долги по транспортному налогу (ТН) трехлетней давности, полагают, что о таких задолженностях […]
  • Безопасность жизнедеятельности законы Правовые основы БЖД Юридической базой всех отраслей законодательства является Конституция РФ (1993 г.), которая обладает наивысшей юридической силой. Основы конституционного строя РФ в области БЖД изложены в статье 7, а права и […]
  • 253 ст ук рф Статья 253. Нарушение законодательства Российской Федерации о континентальном шельфе и об исключительной экономической зоне Российской Федерации См. комментарии к статье 253 УК РФ Информация об изменениях: Часть 1 изменена с 8 июля 2018 […]
  • Приказ минздравсоцразвития от 260411 Приказ минздравсоцразвития от 260411 Выполнять, иду 342н 26.04.11 рф от приказ минздравсоцразвития существовала Ей это 26.04.11 удалось, залезли в головной приказ глубже, порылись там хорошо, а уж 342н привели в […]
  • Авторское свидетельство и патент Патент и авторское свидетельство: сходство и различия В нашей стране право собственности на любое изобретение может быть передано непосредственно государству, в результате чего выдается авторское свидетельство, действительное 15 лет с […]
  • Страховой стаж без начислений Что такое страховой стаж Наличие стажа играет первостепенную роль в финансовом обеспечении гражданина, как в период его активной трудовой деятельности, так и в годы его нахождения на пенсии. Одним из видов стажа, то есть времени, когда […]