Основные правила квалификации убийства

Общие условия правильной квалификации убийства

Об исполнении уголовного закона идет речь в тех случаях, когда, во-первых, надлежащее ею исполнение решает задачу общего предупреждения преступлений и, во-вторых, когда он применяется в связи с конкретным преступлением и исполнение его решает задачу частного предупреждения.

Одним из видов исполнения уголовного закона при решении задачи частного предупреждения является квалификация преступления. При квалификации преступления происходит применение нормы Особенной части Уголовного кодекса. Для осуществления правосудия важна правильная квалификация, когда преступление получило оценку в соответствии с точным смыслом уголовно-правовой нормы и установленными фактическими обстоятельствами его совершения. Поэтому правильная квалификация преступления включает не только его правовую, но и более широкую социальную оценку. Правильная квалификация преступления является важной гарантией осуществления правосудия в точном соответствии с законом. Она необходима для привлечения лица, совершившего преступление, к уголовной ответственности. только при такой квалификации вынесенный судом приговор может быть признан законным и обоснованным, выражающим оценку от имени государства совершенного преступления и личности осужденного15.

Прежде всего правильная квалификация служит обеспечению назначения виновному справедливого наказания достижению целей наказания, указанных в ст. 20 УК. В самом деле, квалификация убийств по закону, предусматривающему менее строгую ответственность, чем это необходимо, ведет к ослаблению борьбы с ними. Применение более сурового закона может привести к несправедливости и даже к роковой ошибке, если виновный при отсутствии признаков ст. 102 УК будет осужден к смертной казни. Квалификация убийства имеет значение и для избрания вида режима содержания в местах лишения свободы, для условно-досрочного освобождения и снятия судимости. Однако было бы упрощением требование правильной квалификации убийства (как и других преступлений) сводить лишь к вопросам назначения наказания виновному. Дело в том, что ошибочная квалификация убийства может привести и к неправильному решению вопроса о применении отдельных положений общей части Уголовного кодекса (например, давности привлечения к уголовной ответственности). В случае совершения лицом, осужденным за убийство (при неправильной квалификации), нового преступления последнее может быть именно в связи с этим, в свою очередь, неправильно квалифицировано, когда возникнет вопрос о повторности или о совершении преступления особо опасным рецидивистом — квалифицированных признаках нового преступления. От правильной квалификации зависит и определение подсудности дела об убийстве. 2.

Исследуя вопросы квалификации убийств, мы исходим из того, что их верная квалификация обеспечивается не только правильным применением уголовно-правовых норм, но и строжайшим соблюдением требований уголовно-процессуального закона. Для правильной квалификации убийства необходимо соблюдение ряда условий общего характера, которые, разумеется, не являются специфическими только для них. К числу таких условий, по нашему мнению, относятся следующие:

Установление всех обстоятельств совершенного преступления и данных о личности виновного обеспечивается прежде всего выполнением требований ст.ст. 20 и 68 УПК о всесторонности полноте и объективности исследования обстоятельств, подлежащих доказыванию. Нарушение этого условия по делам об убийствах нередко приводит к неправильной квалификации. Изучение дел этой категории из числа возвращенных на дополнительное расследование в связи с неполнотой следствия показало, что по многим из них не были установлены мотивы, не выявлены отягчающие и иные обстоятельства убийства, имеющие значение для квалификации. Ошибки такого рода объясняются тем, что органы предварительного следствия, а иногда и суды, установив какое-нибудь одно или несколько обстоятельств совершения убийства, оставляют без внимания другие существенные обстоятельства, на основе которых можно было бы сделать правильный вывод о признаках этого преступления, влияющих на его квалификацию.

Оценка каждого обстоятельства совершенного преступления в отдельности и всех их в совокупности дает возможность при квалификации учесть все признаки, имеющие для этого значение. Соблюдение данного условия должно способствовать сокращению случаев односторонней оценки признаков преступления при его квалификации. Ошибки по делам об убийствах чаще всего являются результатом переоценки значения для квалификации какого-то одного обстоятельства при оставлении без внимания других существенных обстоятельств. Это относится прежде всего к убийствам при смягчающих обстоятельствах. В этих случаях при квалификации учитывается иногда лишь сам факт умышленного причинения смерти потерпевшему, а другие действия, чаще всего действия потерпевшего, не получают соответствующей оценки.

В таких случаях вопрос о степени значимости неправомерного или иного безнравственного поведения потерпевшего для возникновения намерения у субъекта преступления, его уголовной ответственности и квалификации содеянного должен решаться органами расследования и судом в конечном счете на основании оценки всей совокупности обстоятельств.

Применение уголовно-правовой нормы в соответствии с ее точным смыслом — необходимое условие правильной квалификации преступления. Соблюдение этою условия обеспечивает процесс квалификации преступления, суть которого состоит в уяснении точного смысла закона и фактических обстоятельств преступления и в их сопоставлении. Процесс квалификации преступления хотя и протекает в рамках уголовно-процессуальной деятельности, но имеет самостоятельное значение и находится с ней в диалектическом единстве. Этот процесс является результатом сложной деятельности органов расследования, прокурора и судей.

Закон должен абстрагироваться от индивидуальности. Норма закона не может быть индивидуальной, она всегда абстрактна и содержит лишь типические признаки. Наоборот, деяние не может не быть индивидуальным. При квалификации преступления происходит выяснение наличия типических признаков абстрактной нормы закона в конкретном деянии, которому дается юридическая оценка. В результате сопоставления абстрактного и конкретного, конкретного и абстрактного создаются условия для уяснения точного смысла закона, для всестороннего анализа и установления состава преступления и всех его признаков.

Процесс квалификации убийства не ограничивается только сопоставлением признаков нормы и конкретного деяния. В ряде случаев необходимо оперировать оценочными понятиями, которые, обладая относительной определенностью, вместе с тем являются обязательными квалифицирующими признаками. Относительная определенность таких, например, признаков, как «особая жестокость», «способ, опасный для жизни многих людей» (пп.

Квалификация деяния неразрывно связана с разрешением вопроса о том, имело ли место преступление. Нельзя говорить, например, о совершении конкретного убийства, не избирая хотя бы ориентировочно уголовно-правовую норму.

Избрание и уяснение точного смысла уголовно-правовой нормы, всесторонний анализ и установление признаков состава преступления по делам об убийствах имеет значение прежде всего для разграничения видов этих преступлений, а также для отграничения их от других преступлений и, главным образом, от преступлений, так или иначе сопряженных с посягательством на жизнь человека16.

Не менее важно уяснение точного смысла закона, установление и всесторонний анализ признаков состава преступления и для отграничения одного вида убийства от другого. Анализ норм, предусматривающих ответственность за убийство (ст.ст. 102—106 УК), показывает, что разграничение различных видов убийства находится в зависимости от формы вины и от наличия или отсутствия смягчающих или отягчающих обстоятельств, определяющих в конечном счете квалификацию преступления.

Отграничение одного вида убийства от другого представляет известную сложность. Изучение практики показывает, что ошибки в квалификации убийств чаще всего допускаются в силу того, что один вид убийства в результате недостаточно тщательного анализа его признаков принимается за другой. Сложность состоит в том, что в каждом убийстве есть не только типические признаки, о которых уже говорилось, но и свои нюансы, которые зависят от конкретных обстоятельств преступления, личности виновного и потерпевшего, их действий и т. д.

Исходя из сказанного, процесс квалификации убийства условно можно подразделить на два этапа.

На первом этапе уяснение точного смысла закона, установление и всесторонний анализ признаков состава преступления позволяют отграничить убийство от других преступлений и разрешить вопрос о характере субъективной стороны. В результате этого выясняется наличие или отсутствие так называемого основного состава преступления, т.е. такого состава, в характеристике которого отсутствуют и смягчающие, и отягчающие обстоятельства, имеющие значение для квалификации. Речь идет об установлении либо умышленного убийства, предусмотренного ст. 103 УК, либо неосторожного убийства, предусмотренного ст. 106 УК.

По делам о неосторожном убийстве (ст. 106 УК) процесс квалификации на этом завершается, поскольку в Уголовном кодексе предусмотрен только один вид убийства по неосторожности.

Установив основной состав умышленного убийства, необходимо перейти к следующему этапу квалификации преступления.

На втором этапе решается вопрос о наличии или отсутствии квалифицирующих особенностей совершенного убийства и об отнесении его соответственно к тому или другому виду умышленного убийства. Каждый вид умышленного убийства выделяется квалифицирующими особенностями данного конкретного состава преступления. Наличие смягчающих обстоятельств убийства, указывающих на совершение его в состоянии аффекта или при превышении пределов необходимой обороны, влечет квалификацию соответственно по ст.ст. 104 или 105 УК.

При установлении отягчающих обстоятельств убийства подлежит применению ст. 102 УК. Как показало изучение практики, при квалификации по этой статье возникают затруднения в применении так называемых оценочных понятий и оценочных признаков состава преступления, поскольку в этих случаях квалификация основывается в значительной мере на субъективных моментах. Больше всего недостатков встречается из-за различного толкования оценочных признаков по делам об умышленном убийстве, совершенном с особой жестокостью, из хулиганских побуждений и способом, опасным для жизни многих людей.

Сложность решения этих вопросов подчеркивает важность второго этапа квалификации. На этом этапе квалификации умышленного убийства по некоторым делам приходится сталкиваться с конкуренцией смягчающих и отягчающих обстоятельств, которые влияют на квалификацию умышленного убийства. При решении данного вопроса в принципе следует исходить из того, что закон для таких случаев не ставит в качестве условия применения ст.ст. 104 и 105 УК отсутствие отягчающих обстоятельств, указанных в ст. 102 УК.

Пленум Верховного суда РФ в постановлении от 22 декабря 1992 г. «О судебной практике по делам об умышленных убийствах»17 признал, что убийство, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, а также с превышением пределов необходимой обороны, при обстоятельствах, предусмотренных в пп. «г», «д», «ж», «з», «и», «л» ст. 102 УК, не должно квалифицироваться как убийство при отягчающих обстоятельствах. Хотя Пленум Верховного суда РФ и отнес это положение к п. «г» ст. 102 УК в полном объеме, нам это кажется не бесспорным: правильное решение его требует дифференцированного подхода. В тех случаях, когда не установлено, что виновный, действуя в состоянии аффекта или при превышении пределов необходимой обороны, сознает или сознательно допускает, что он совершает убийство с особой жестокостью, преступление подлежит квалификации по ст. ст. 104 или 105 УК. По-разному этот вопрос должен решаться при применении ст.ст. 104 и 105 УК когда виновный осознает, что он совершает убийство с особой жестокостью.

В литературе правильно отмечалось, что осознание виновным особой жестокости, как правило, говорит о большой доле рассудительности при осуществлении умысла, что не свойственно действиям, совершенным в состоянии аффекта, когда у виновного ослаблена способность контролировать свои действия, а преступные действия внезапны и скоротечны.

трудно представить, чтобы виновный, находясь в состоянии аффекта, сознательно причинял, например, потерпевшему особые мучения или страдания. При таком положении не должно возникать сомнения в том, что состояния аффекта не было18, следовательно, и квалификация по ст. 104 УК исключается.

В тех случаях, когда виновный, совершая убийство при превышении пределов необходимой обороны, сознавал или сознательно допускал особую жестокость, его действия, по нашему мнению, все же подпадают под признаки ст. 105 УК. Дело в том, что сознание особой жестокости не исключает (в отличие от состояния аффекта) самого факта совершения убийства при превышении пределов необходимой обороны.

Вопрос о конкуренции смягчающих обстоятельств, указанных в ст.ст. 104 и 105 УК, и отягчающих обстоятельств умышленного убийства, перечисленных в пп. «а», «б», «в», «е», «к» ст. 102 УК, в силу характера последних не возникает. 2.2

§ 3. Общеуголовные правила квалификации преступлений

Существует ряд общеуголовных правил квалификации преступления, содержащихся как непосредственно в уголовном законодательстве, так и основанных на буквальном понимании норм Конституции РФ и международного права. Рассмотрим те из них, которые имеют наибольшее значение в правоприменении.

I. Правило конкуренции специальных норм: в соответствии с ч. 3 ст. 17 УК РФ если деяние одновременно подпадает под признаки преступления, предусмотренного в общей и специальной норме, то содеянное квалифицируется только по специальной норме.

Специализация нормы Особенной части УК РФ может быть основана на любом элементе и признаке состава преступления.

Специализация по объекту имеет место, когда деяние посягает на второй объект уголовно-правовой охраны; так, при умышленном причинении смерти работнику милиции в связи с исполнением им обязанностей по охране общественного порядка квалифицируется не по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а по специальной норме, содержащейся в ст. 317 УК РФ, объектом охраны которой является не только жизнь человека, но и интересы порядка управления.

Специализация по предмету, например, в случае хищения предметов, имеющих особую ценность, ответственность наступает согласно ст. 164 УК РФ вне зависимости от способа хищения, а не по ст. 158- 162 УК РФ.

Специализация по субъекту, так, в случае убийства матерью своего новорожденного ребенка ответственность наступает не по ст. 105 УК РФ, а по ст. 106 УК РФ.

Специализация по признакам объективной стороны, например, фальсификация доказательств является разновидностью служебного подлога, и ответственность субъекта наступает не по ст. 292 УК РФ, а по ст. 303 УК РФ.

Специализация по признакам субъективной стороны; так, причинение смерти в состоянии сильного душевного волнения квалифицируется не по ст. 105 УК РФ, а по ст. 107 УК РФ.

Заметим, что специализация нормы может проходить сразу по нескольким признакам состава преступления.

Кемеровским областным судом 17 июля 2000 г. Б. и С. осуждены по п. «а», «б» ч. 3 ст. 286 и ч. 2 ст. 302 УК РФ. Они признаны виновными в том, что как лица, производящие дознание, 24 марта 1999 г. в помещении Кемеровского РОВД принуждали к даче показаний свидетелей с применением насилия и издевательств. Кроме того, являясь должностными лицами, превысили свои полномочия, поскольку с применением насилия и специальных средств совершили действия, явно выходящие за пределы их полномочий и повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассмотрев 25 октября 2000 г. уголовное дело по кассационным жалобам осужденных и их адвокатов, приговор изменила и исключила указание об осуждении Б.

и С. по п. «а», «б» ч. 3 ст. 286 УК РФ, указав следующее. Признавая Б. и С. виновными по п. «а», «б» ч. 3 ст. 286 УК РФ, суд неправильно применил уголовный закон, в нарушение требований ст. 17 УК РФ признал совокупностью преступлений одно действие, предусмотренное общей нормой — ст. 286 УК РФ и специальной нормой — ст. 302 УК РФ. В соответствии с ч. 3 ст. 17 УК РФ в этом случае содеянное надлежит квалифицировать по ч. 2 ст. 302 УК РФ, а общая норма (п. «а», «б» ч. 3 ст. 286 УК РФ) подлежит исключению из приговора как излишне вмененная[361].

Нередко самостоятельная уголовно-правовая норма может являться квалифицирующим признаком другого состава преступления; в этом случае вменяется только квалифицированный состав того преступления, в котором эта норма отягчает ответственность. Так, при изнасиловании, повлекшем заражение потерпевшей венерическим заболеванием, ответственность наступает не по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 131,121 УК РФ, а лишь по п. «г» ч. 2 ст. 131 УК РФ. Данное правило квалификации основано на принципе справедливости уголовного права (ст. 6 УК РФ), в соответствии с которым содеянное не может подвергаться двойной правовой оценке.

Верховный Суд РФ в одном из решений указал, что поскольку Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ признала обоснованным осуждение по п. «в» ч. 2 ст. 162 УК РФ, предусматривающей ответственность за разбой с незаконным проникновением в жилище, то правовая оценка содеянного по ч. 2 ст. 139 УК РФ является излишней[362].

При наличии в одном деянии признаков, предусмотренных в различных частях одной и той же уголовно-правовой нормы, уголовная ответственность наступает только по той части, которая содержит более квалифицированный состав. При этом признаки, содержащиеся в менее квалифицированном составе, обязательно указываются в правоприменительном документе.

Это правило также основано на принципе справедливости уголовного права, согласно которому возможна однократная уголовно-правовая оценка содеянного, и прямо вытекает из положения ч. 2 ст. 17 УК РФ об идеальной совокупности преступлений.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ признала, что при квалификации действий осужденных суд ошибочно сослался на квалифицирующий признак похищения человека по предварительному сговору группой лиц.

Как видно из материалов дела, хищение совершалось в составе организованной группы, поэтому квалифицирующий признак хищения — по предварительному сговору группой лиц — подлежит исключению из приговора как излишне вмененный[363].

Если в содеянном одновременно имеются отягчающие и смягчающие ответственность признаки, то вменению подлежат только те обстоятельства, которые смягчают уголовную ответственность. Данное правило основано на конституционном правиле о сомнениях (ч. 2 ст. 49 Конституции РФ), согласно которому любое непреодолимое юридическое сомнение должно быть истолковано в пользу виновного лица.

Так, убийство двух и более лиц не может квалифицироваться как совершенное при отягчающих обстоятельствах (предусмотренных ч. 2 ст. 105 УК РФ), если совершено при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1 ст. 108 УК РФ) или в состоянии сильного душевного волнения — аффекта (ст. 107 УК РФ)[364].

В одном из решений Верхоного Суда РФ указывалось, что осужденные, как видно из их показаний, считали, что смерть потерпевшей наступила от удушения.

В соответствии с принципом справедливости при наличии стадий совершения умышленного преступления ответственность наступает только по по-

следней стадии совершения преступления. Так, при последовательных приготовлениях к преступлению, покушении на преступление и оконченном преступлении и ответственность наступает только за оконченное преступление.

В случае, когда преступление прервано на стадии покушения, дополнительная ответственность за приготовление к этому же преступлению невозможна.

Преступление, которое начато как менее тяжкое, а в дальнейшем переросло в более тяжкое, надлежит квалифицировать лишь по статье закона, предусматривающей уголовную ответственность за более тяжкое преступление.

Д. и О. в состоянии алкогольного опьянения из личных неприязненных отношений избили гражданина Б., причинив вред здоровью средней тяжести. Во время избиения виновные договорились между собой об убийстве Б. и совместно задушили его при помощи шнурков от ботинок и палки.

Военная коллегия Верховного Суда РФ в кассационном порядке изменила приговор по следующим основаниям. Умысел на убийство Б. возник у осужденных непосредственно во время его избиения. Таким образом, преступление, начатое как менее тяжкое, переросло в более тяжкое, и поэтому причинение Б. вреда здоровью средней тяжести охватывается составом преступления, предусмотренного п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, в связи с чем дополнительной квалификации по п. «г» ч. 2 ст. 112 УК не требуется1.

Квалификация содеянного в умышленных преступлениях с материальным составом может зависеть от формы умысла. При установлении косвенного умысла в отношении последствий вменяется оконченное преступление в соответствии с реально наступившими последствиями. При установлении прямого умысла, но отсутствии желаемого последствия содеянное квалифицируется как стадия соответствующего преступления.

Как указано в приговоре, пьяные М. и В. на улице поселка встретили не знакомого им гражданина Ш., пристали к нему и стали избивать, нанося удары руками и ногами, в т.ч. по лицу и голове. Желая причинить потерпевшему боль, М. в процессе избиения нанес ему удар ножом в плечо, причинив легкое телесное повреждение с кратковременным расстройством здоровья. Вслед за М. В. с целью убийства нанес Ш. этим же ножом удар в левую половину груди, причинив проникающее ранение в левую плевральную полость, отнесенное к тяжким телесным повреждениям. После этого М. и В. с места происшествия скрылись, а Ш. был подобран патрульным нарядом милиции и доставлен в больницу, где ему была оказана медицинская помощь.

Органы следствия и суд действия В., связанные с причинением тяжкого телесного повреждения Ш., квалифицировали как покушение на умышленное убийство из хулиганских побуждений.

Военная коллегия Верховного Суда РФ установила, что действия В. по ст. 15, п. «б» ст. 102 УК РСФСР (1960 г.) (ст. 30, п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ) квалифицированы без достаточных оснований. В ходе предварительного следствия и в судебном заседании В. утверждал, что, нанося Ш. удар ножом, он умысла на его убийство не имел, а хотел лишь причинить потерпевшему физическую боль. Эти объяснения подтверждены объективными данными. Из материалов дела видно, что удар В. был нанесен с незначительной силой, о чем свидетельствовала небольшая глубина раневого канала (1,5 см). После случившегося В. видел, что Ш. жив, однако каких-либо действий, направленных на лишение его жизни, не предпринимал, хотя имел такую возможность. Сам факт нанесения удара в левую половину груди при отсутствии других доказательств, подтверждающих умысел на лишение жизни потерпевшего, не может свидетельствовать о намерении В. убить Ш.. Поэтому действия В. в части причинения Ш. совершены с косвенным умыслом, и их необходимо квалифицировать не как покушение на убийство, а как причинение тяжкого вреда здоровью1.

Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. М., 2003. Горелик А.С. Конкуренция уголовно-правовых норм. Красноярск, 1998.

Иванов СА., Третъяк М.И Теоретические основы квалификации преступлений. Ставрополь, 2006.

Иногамова-Хегай Л.В. Конкуренция уголовно-правовых норм при квалификации преступлений. М., 2002.

Иногамова-Хегай Л.В. Конкуренция норм уголовного права. М., 1999.

Кадников ИГ. Квалификация преступлений и вопросы судебного толкования. Теория и практика. М., 2003.

Корнеева А.В. Теоретические основы квалификации преступлений. М., 2006. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1999.

Куринов Б.А. Научные основы квалификации преступлений. М., 1984. Коржанский Н.И. Объект посягательства и квалификация преступлений. Волгоград, 1976.

Наумов А.В., Новиченко А.С. Законы логики при квалификации преступлений. М., 1978.

Пикуров Н.И Квалификация преступлений при бланкетной форме диспозиции уголовного закона. М., 1982.

§ 3. Квалификация при совокупности преступлений

§ 3. Квалификация при совокупности преступлений

Реформирование уголовного законодательства, произведенное Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. № 162, привело к исключению неоднократности как института Общей части УК РФ, отказу от неоднократности и специального рецидива как квалифицирующих признаков в Особенной части УК и, соответственно, к новой трактовке понятия совокупности преступлений. Изменения, внесенные в ст. 17 УК Федеральным законом от 21 июля 2004 г. № 73, также существенным образом оказали влияние на определение правил квалификации при совокупности преступлений. Действующее уголовное законодательство содержит регламентацию двух форм множественности — совокупности и рецидива преступлений, и лишь наличие совокупности преступлений оказывает влияние на их квалификацию.

Согласно ч. 1 ст. 17 УК совокупностью преступлений признается совершение лицом двух или более преступлений, ни за одно из которых оно не было осуждено. Этот вид совокупности, получивший в науке и практике название «реальной совокупности» преступлений, характеризуется осуществлением лицом несколькими действиями (актами бездействия) двух или более составов различных преступлений. После исключения из Уголовного кодекса неоднократности преступлений реальная совокупность охватывает не только разнородные и однородные, но и тождественные преступления. Общее правило квалификации преступных деяний при их реальной совокупности состоит в том, что каждое из совершенных преступлений квалифицируется по самостоятельной статье (пункту, части статьи) Особенной части УК.

Характеристика второго вида совокупности преступлений — «идеальной совокупности» — в законе приведена в ч. 2 ст. 17 УК; совокупностью преступлений признается и одно действие (бездействие), содержащее признаки преступлений, предусмотренных двумя или более статьями Кодекса.

В идеальной совокупности могут находиться и преступления, предусмотренные разными частями статьи УК, если этими частями закреплены признаки отдельных самостоятельных преступлений, а не разновидности состава одного и того же преступления[219]. Однако случаи возможной квалификации при идеальной совокупности содеянного по нескольким частям одной и той же статьи, содержащим признаки самостоятельных составов преступлений, распространены нечасто. Это объясняется общей концепцией построения Уголовного кодекса, когда одна статья Особенной части УК, как правило, содержит признаки лишь одного состава преступления, а если и нескольких, то таких, что невозможно их выполнение одним действием (бездействием).

Так, Никулин был осужден 26 января 2000 г. по ч. 1 и 4 ст. 222 УК за незаконное ношение газового оружия и боеприпасов к огнестрельному оружию[220].

Если совершенное лицом деяние содержит в себе признаки преступления, подпадающие под различные части одной статьи, которые предусматривают не самостоятельные составы преступлений, а разновидности состава одного и того же преступления, идеальная совокупность не образуется. Так, мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору в крупном размере, квалифицируется не по совокупности ч. 2 ст. 159 и ч. 3 ст. 159, а лишь по ч. 3 ст. 159 УК. Квалификация подобных ситуаций определяется не правилами квалификации при идеальной совокупности преступлений, а правилами квалификации при конкуренции уголовно-правовых норм, которые будут рассмотрены в следующем параграфе работы.

Идеальную совокупность, как правило, не образуют тождественные преступления. Исключение составляет рекомендация, предусмотренная в п. 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)», о квалификации убийства одного человека и покушения на убийство другого. При оценке подобных ситуаций, в том числе и в случаях, когда виновный имел умысел на убийство двух лиц одним действием (например, путем взрыва), Пленум предлагает независимо от последовательности преступных действий содеянное квалифицировать по ч. 1 или ч. 2 ст. 105 и по ч. 3 ст. 30 и пункту «а» ч. 2 ст. 105 УК. Этот вопрос уже рассматривался нами в § 1 гл. 4 работы «Квалификация неоконченной преступной деятельности». Напомним лишь, что, по нашему мнению, квалификация подобных случаев должна производиться в соответствии с направленностью умысла как покушение на убийство двух лиц (ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 105 УК), т. е. не образовывать идеальной совокупности тождественных преступлений.

Преступления, входящие в идеальную совокупность, имеют ряд общих признаков. Ими являются не только субъект преступления, но и действие или хотя бы часть действия[221]. При этом объект преступления и форма вины могут как совпадать, так и различаться. Так, в случае отклонения действия, если виновный, стремившийся убить одно лицо, промахнулся и причинил по неосторожности смерть другому, необходима квалификация содеянного как покушение на убийство одного лица и неосторожное причинение смерти другому (ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105, ч. 1 ст. 109 УК). При этом действие и объект полностью идентичны, различается лишь форма вины. Если некто А хочет убить некоего Б путем поджога дома последнего, необходима квалификация по совокупности при наличии к тому оснований по п. «д», «е» ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 167 УК. В этом случае объекты преступлений различны, однако форма вины совпадает. Если лицо, взрывая машину, причиняет одному потерпевшему смерть, а другому — тяжкий вред здоровью, необходима квалификация по совокупности п. «е» ч. 2 ст. 105 и п. «в» ч. 2 ст. 111 УК. В этом случае совпадает форма вины, а объекты хотя и различны, но являются однородными (жизнь и здоровье).

Совокупность могут образовывать преступления, завершенные на различных стадиях его совершения, совершенные как единолично, так и в соучастии.

Нами были рассмотрены общие правила квалификации при совокупности преступлений. Однако ч. 1 ст. 17 УК содержит также исключения, отражающие ситуации, когда совокупность преступлений не образуется. Совершение лицом двух или более преступлений, ни за одно из которых оно не было осуждено, не признается совокупностью преступлений в случаях, когда совершение двух или более преступлений предусмотрено статьями Особенной части УК в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание. Это положение относится к случаям как реальной, так и идеальной совокупности преступлений.

Статья 17 УК построена следующим образом. В части 1 содержится общее правило по определению того, что является совокупностью преступлений — совершение двух или более преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено. То есть общее правило — это наличие при совокупности двух или более преступлений. Часть же 2 содержит исключение из этого правила. Совокупностью преступлений признается и одно действие при определенных обстоятельствах. Сама формулировка «признается и одно действие», на наш взгляд, свидетельствует именно о том, что в ч. 2 ст. 17 УК изложено исключение из общего правила. Это исключение затрагивает лишь вопрос о количестве деяний, которые могут образовывать совокупность — одно или два (или более), и не затрагивает других характеристик совокупности преступлений, в частности того, что каждое из преступлений, входящих в совокупность, требует самостоятельной квалификации. Таким образом, все положения, относящиеся к ч. 1 ст. 17 УК, излагающей общие правила, относятся и к исключению, изложенному в ч. 2 ст. 17 УК, что позволяет прийти к выводу, что и при реальной, и при идеальной совокупности преступлений, когда совершение двух или более преступлений предусмотрено статьями Особенной части УК в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание, совокупность преступлений не образуется.

В связи с изложенными соображениями едва ли можно согласиться с мнением Л.Д. Гаухмана об относимости положения о том, что совокупностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено, за исключением случаев, когда совершение двух или более преступлений предусмотрено статьями Особенной части УК в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание, только к случаям реальной совокупности преступлений[222].

Под исключение, изложенное в ч. 1 ст. 17 УК, в действующем уголовном законодательстве подпадают следующие ситуации:

1) совершение преступления в отношении двух или более лиц;

2) совершение преступления, сопряженного с другим преступлением.

1. Совершение преступления в отношении двух или более лиц как квалифицирующий признак предусмотрено в ряде статей Особенной части УК, например, п. «а» ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 107, п. «б» ч. 3 ст. 111, ч. 2 ст. 121 УК и др. Вменение этого квалифицирующего признака возможно как при единстве умысла на совершение преступления в отношении двух или более лиц, так и при отсутствии такового[223]. Это могут быть ситуации, когда:

1) одним действием и, естественно, при едином умысле совершается преступление в отношении двух лиц (например, одновременное похищение двух человек);

2) совершение в разное время в отношении разных лиц деяний, охватываемых единым умыслом (например, убийство лицом двух своих конкурентов, проживающих в разных районах города);

3) совершение в разное время самостоятельных преступлений, не охватываемых единым умыслом (например, заражение венерической болезнью одного сексуального партнера, а через некоторое время другого).

Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 6 апреля 2004 Г. приговор в отношении Степанова и Горланова изменила с учетом изменений и дополнений, внесенных в УК Федеральным законом от 8 декабря 2003 Г. В определении указано, что, поскольку из УК исключен признак неоднократности, убийство двух лиц должно быть квалифицировано не по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК, a по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК[224].

Все эти преступления квалифицируются не самостоятельно, а по квалифицирующему признаку, предусматривающему совершение преступления в отношении двух лиц. Первая и вторая из изложенных ситуаций представляют собой единое преступление. Третья ситуация представляет собой учтенную законодателем реальную совокупность преступлений.

2. Совершение преступления, сопряженного с другим преступлением, имеет место в случаях, когда это обстоятельство играет роль квалифицирующего признака в норме Особенной части УК. Так, в п. «в», «з» и «к» ч. 2 ст. 105 УК речь идет о сопряженности убийства с похищением человека, захватом заложника, разбоем, вымогательством, бандитизмом, а также изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера. Совершение убийства, сопряженного с перечисленными преступлениями, следует квалифицировать не по совокупности убийства и любого из этих преступлений, а только по соответствующим пунктам ч. 2 ст. 105 УК. Такой должна быть квалификация как при учтенной законодателем идеальной совокупности преступлений (например, насильник с целью подавления сопротивления жертвы убивает ее) так и при учтенной законодателем реальной совокупности преступлений (например, насильник после совершения полового сношения убивает жертву из мести за оказанное при изнасиловании сопротивление). В обоих случаях квалификация должна производиться лишь по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК[225].

В связи с изложенным едва ли можно согласиться с рекомендациями Пленума Верховного Суда РФ о необходимости квалификации убийства, сопряженного с другими преступлениями, по совокупности преступлений, данными в постановлении «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)», а также о необходимости квалификации убийства в процессе изнасилования или насильственных действий сексуального характера по совокупности п. «к» ч. 2 ст. 105 и соответствующей части ст. 131 или 132 УК (п. 16 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 131 и 132 УК РФ»),

Не образуется совокупности преступлений, если одно преступление перерастает в другое, более тяжкое преступление, т. е. если во время совершения преступления до полного его окончания происходит трансформация умысла виновного. В этом случае содеянное следует квалифицировать по статье, предусматривающей ответственность за более тяжкое преступление. Так, в соответствии с п. 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», «если в ходе совершения кражи действия виновного обнаруживаются собственником или иным владельцем имущества либо другими лицами, однако виновный, сознавая это, продолжает совершать незаконное изъятие имущества или его удержание, содеянное следует квалифицировать как грабеж, а в случае применения насилия, опасного для жизни или здоровья либо угрозы применения такого насилия — как разбой». Действие, начатое как мелкое хулиганство, являющееся административным правонарушением (ст. 20.1 КоАП РФ), может перерасти в уголовно-наказуемое хулиганство (ст. 213 УК), если виновный, например, начав с нецензурной брани в общественном месте, потом вытащил нож и стал им угрожать окружающим. А если же он этим ножом причинит кому-либо тяжкий вред здоровью, содеянное перерастает в умышленное причинение тяжкого вреда здоровью из хулиганских побуждений (п. «д» ч. 2 ст. 111 УК). Совокупность преступлений в таком случае не образуется, квалификация осуществляется по статье, предусматривающей ответственность за более тяжкое преступление. Вместе с тем, если умысел виновного трансформируется лишь частично, а в другой части продолжает реализовываться виновным, необходима квалификация по совокупности преступлений. Так, если виновный при совершении вымогательства завладевает частью имущества потерпевшего немедленно, а часть требует передать в будущем под угрозой насилия, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст, 161 (или 162) и 163 УК, поскольку в данном случае образуется реальная совокупность преступлений, которая требует квалификации по двум статьям УК.

Наукой уголовного права выделен ряд сложных единичных преступлений, отграничение которых от совокупности преступлений может вызывать определенные сложности.

Составные преступления состоят из двух или нескольких самостоятельных преступлений, образующих единое преступление, ответственность за которое предусмотрена отдельной статьей УК. Так, массовые беспорядки охарактеризованы в ч. 1 ст. 212 УК как действия, сопровождающиеся насилием, погромами, поджогами, уничтожением имущества, применением огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств, а также оказанием вооруженного сопротивления представителю власти. Составное преступление может предусматриваться признаками как основного состава (приведенный пример с массовыми беспорядками — ч. 1 ст. 212 УК), так и признаками квалифицированного состава преступления, например, п. «в» ч. 2 ст. 126 УК — похищение человека с применением насилия или с угрозой его применения. Правило квалификации единого составного преступления состоит в том, что если простые преступления, являющиеся компонентами единого составного преступления, являются менее или равными по общественной опасности, чем образующее их составное преступление, квалификаций по совокупности не требуется. Если же простое преступление, являющееся компонентом единого-составного преступления, является более общественно опасным, чем то составное преступление, в которое оно входит, необходима квалификация по совокупности преступлений. Так, если массовые беспорядки сопровождаются применением насилия вплоть до причинения тяжкого вреда здоровью (ч. 1 ст. 111 УК), квалификация Но совокупности не требуется, так как ч. 1 ст. 212 УК предусматривает более опасное преступление (санкция от 4 до 10 лет лишения свободы), чем предусмотренное ч. 1 ст. 111 УК (наказывается лишением свободы от 2 до 8 лет). В случае же, если в этой ситуации причинение тяжкого вреда здоровью повлекло по неосторожности смерть потерпевшего, необходима квалификация по совокупности ч. 1 ст. 212 и ч. 4 ст. 111 УК, так как санкция ч. 4 ст. 111 УК предусматривает наказание от 5 до 15 лет лишения свободы.

К числу составных преступлений относится бандитизм. Нужна ли квалификация по совокупности бандитизма и совершаемых бандой преступлений, а если да, то в каких случаях? В литературе по этому вопросу сформулированы различные позиции. Так, ряд авторов, опираясь на п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г; № 1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм», в котором указано, что «судам следует иметь в виду, что ст. 209 УК РФ, устанавливающая ответственность создание банды, руководство и участие в ней или совершаемых ею нападениях не предусматривает ответственность за совершение членами банды в процессе нападения преступных действий, образующих самостоятельные составы преступлений, в связи с чем в этих случаях следует руководствоваться положениями ст. 17 УК РФ, согласно которым при совокупности преступлений лицо несет ответственность за каждое преступление по соответствующей статье или части статьи УК РФ»[226], утверждают, что поскольку «бандитизм как оконченный состав преступления не предполагает наступления определенных последствий»[227], во всех случаях совершения бандой преступлений Необходима квалификация по совокупности ст. 209 УК РФ и соответствующих статей Кодекса.

Другая позиция состоит в том, что «совокупности преступлений не может быть, если объективная сторона второго состава, даже тяжкого преступления, как и бандитизм, выражается только в нападении, Таким образом, поглощаются составом бандитизма акты «разбойного нападения» как для завладения имуществом, так и оружием, поскольку и вооруженность, и нападение в целях завладения — это элементы бандитизма»[228].

Бандитизм является составным преступлением. Трудности в его квалификации объясняются тем, что простые преступления, входящие в него, в отличие, например, от состава массовых беспорядков (ст. 212 УК), представлены обобщенно[229]. Правила квалификации бандитизма при совершении бандой конкретных преступлений, на наш взгляд, должны определяться правилом квалификации составных преступлений, состоящим в том, что если простые преступления, являющиеся компонентами единого составного преступления, являются менее или в равной степени тяжкими, чем образующее их составное преступление, квалификации по совокупности не требуется. В противном же случае необходима квалификация по совокупности преступлений. При этом критерием определения сравнительной степени тяжести преступлений являются санкции (см. об этом подробнее в § 4 гл. 4 «Квалификация при конкуренции уголовно-правовых норм»). По мнению В.С. Комиссарова[230], при совершении бандитизма необходима квалификация по совокупности во всех случаях посягательства на более ценный объект уголовно-правовой охраны. Думается, квалификация бандитизма по совокупности с другими преступлениями необходима в тех случаях, когда посягательство на другие объекты уголовно-правовой охраны наказывается более строго, чем по ст. 209 УК, например, ч. 3 ст. 126, ч. 2, 3 ст. 205, ч. 3 ст. 206 УК. Процитированный п. 13 постановления можно трактовать таким образом, что если простые преступления, являющиеся составными частями составного преступления, «являются менее опасными, чем это составное преступление, то они не образуют самостоятельных составов преступлений, а являются именно частями составного преступления. Если же степень тяжести каких-либо частей составного преступления больше, чем степень тяжести составного преступления, такие преступления являются самостоятельными и требуют квалификации по совокупности. Вместе с тем, совершение членом банды убийства, в соответствии с ч. 1 ст. 17 УК, следует квалифицировать по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК как убийства, сопряженного с бандитизмом.

Часто в составных преступлениях одно преступление выступает способом совершения другого. В таких случаях правила квалификации те же. Если одно преступление выступает способом совершения другого, более или в равной степени опасного преступления, совокупность преступлений не образуется. Если же способ совершения преступления является более опасным, чем то преступление, ради которого он применяется, необходима квалификация по совокупности преступлений. Чаще всего таким способом является насилие (при этом фактическое содержание насилия чаще всего устанавливается исходя из анализа санкции[231]), реже — использование служебного положения и обман или злоупотребление доверием. В соответствии с изложенным правилом, например, если для вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления используется насилие вплоть до причинения средней тяжести вреда здоровью, содеянное охватывается ч. 3 ст. 150 УК и не требует квалификаций по совокупности. В случае же причинения тяжкого вреда здоровью необходима квалификация по совокупности ч. 3 ст. 150 и соответствующей части ст. 111 УК. Так, Волков, Шишкин и Площадных были осуждены по ч. 2 ст. 162 и п, «а», «г» ч. 2 ст. 127 УК. Президиум Верховного Суда РФ удовлетворил надзорное представление заместителя Генерального Прокурора РФ, указав, что вина всех осужденных в разбойном нападении на Краснова установлена. Вместе с тем, осужденные удерживали потерпевшего Краснова в салоне автомашины с целью подавить его сопротивление совершаемому хищению и исключить возможность обращения в правоохранительные органы, т. е. их действия по удержанию Краснова представляют собой один из способов насилия, примененного к нему в процессе разбойного нападения, поэтому квалификация их действий по п. «а», «г» ч. 2 ст. 127 УК является излишней[232].

Требует уяснения вопрос, необходима ли при совершении преступлений из хулиганских побуждений квалификация по совокупности с хулиганством (ст. 213 УК). Диспозиции составов преступлений, совершаемых из хулиганских побуждений (п. «и» ч. 2 ст. 105, п. «д» ч. 2 ст. 111, п. «д» ч. 2 ст. 112, ч. 2 ст, 115, ч. 2 ст. 167 УК), обрисованы в уголовном законе путем описания наступивших опасных последствий. При этом способ причинения последствий, если он не образует самостоятельного квалифицирующего признака, увеличивающего степень общественной опасности содеянного (например, с особой жестокостью, общеопасным способом для убийства), значения для квалификации не имеет. То есть причинение смерти при убийстве возможно, например, путем удушения, утопления, производства выстрела, удара ножом; сам факт применения оружия или предметов, используемых в качестве оружия, квалифицирующего значения при убийстве не имеет. Таким образом, исходя из сказанного, можно утверждать, что применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, является одним из способов совершения убийства из хулиганских побуждений (п. «и» ч. 2 ст. 105 УК). Сопоставительный анализ санкций хулиганства (ч. 1 ст. 213 УК) и преступлений, совершаемых из хулиганских побуждений, позволяет сделать вывод, что квалификация по совокупности требуется только при причинении легкого вреда здоровью из хулиганских побуждений (ч. 2 ст. 115 УК). Санкции остальных статей являются равными или более строгими, чем та, которая установлена в ч. 1 ст. 213 УК.

Не образует совокупности совершение нескольких действий, альтернативно предусмотренных в одном составе преступления, совершение любого из которых образует оконченный состав преступления. Квалификация преступления как единого производится при наличии как одного, так и нескольких действий, а также и в том случае, когда одно из действий не окончено (см. § 1 гл. 4 «Квалификация при неоконченной преступной деятельности»).

Не образуют совокупности эпизоды единого продолжаемого преступления. Продолжаемыми являются преступления, складывающиеся из ряда тождественных преступных действий, направленных к общей цели и составляющих в своей совокупности единое преступление (п. 2 постановления Пленума Верховного Суда СССР «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям»). Эпизоды, образующие продолжаемое преступление, даже если они содержат в себе признаки самостоятельного преступления, тем не менее самостоятельного значения не имеют, поскольку являются лишь этапами в реализации единого преступного умысла виновного.

Приведенное определение продолжаемого преступления позволяет сделать вывод о том, что для него характерен определенный умысел. Правила квалификации преступлений при наличии определенного умысла состоят в том, что деяние может быть квалифицировано как оконченное преступление лишь при полной реализации умысла виновного, поэтому продолжаемое преступление является оконченным с момента совершения последнего из тождественных деяний при «жесткой конкретизации желаемого результата»[233]. Едва ли можно согласиться с тем, что в продолжаемом преступлении возможен неконкретизированный умысел[234] (например, лицо крадет по одной книге из чужой библиотеки, «пока не поймают»). Н.Ф. Кузнецова предлагает отнести такие деяния к продолжаемым преступлениям с неконкретизированным умыслом и квалифицировать по фактически наступившим последствиям. Представляется, такое предложение противоречит сложившемуся в науке определению продолжаемого преступления. Общественная опасность продолжаемого преступления в том и состоит, что отдельные его эпизоды, которые могут и не образовывать признаков самостоятельного состава преступления, в целом составляют единое преступное деяние. При неконкретизированном же умысле, когда нет четкого представления о едином преступном результате, улица возникает отдельный умысел на совершение конкретного преступного эпизода, каждый из которых должен квалифицироваться самостоятельно, если содержит признаки самостоятельного состава преступления. При этом прав А.П. Козлов, когда утверждает, что «традиционно признается, что повторное мелкое хищение всегда остается мелким»[235], количество правонарушений не перерастает в качество. Не зря же законодатель при построении Уголовного кодекса РФ отказался от института административной преюдиции. Таким образом, если деяние образует продолжаемое преступление, отдельные его эпизоды не подлежат самостоятельной квалификации по совокупности преступлений. Если же умысел виновного был неконкретизированным, совершенные им тождественные преступные деяния подлежат самостоятельной оценке. Если они содержат признаки самостоятельных составов преступлений, необходима квалификация по совокупности. Если же деяния содержат признаки административного правонарушения, то вне зависимости от факта привлечения или непривлечения лица к ответственности за каждое отдельно взятое действие (бездействие) и от общего объема ущерба общественным отношениям они подлежат рассмотрению в административно-правовом порядке.

Длящиеся преступления характеризуются непрерывным осуществлением состава определенного преступного деяния. «Длящееся преступление можно определить как действие или бездействие, сопряженное с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного законом под угрозой уголовного преследования» (п. 1 указанного постановления Пленума Верховного Суда СССР). Уже первоначальный акт действия (преступного бездействия) при длящемся преступлении составляет оконченный состав преступления. Прекращение длящегося преступления происходит или по воле самого лица (например, явка с повинной); или в силу действий правоохранительных органов (например, задержание лица); или в силу иных обстоятельств, прекращающих выполнение преступления (например, отпадение лежавшей на лице обязанности). Таким образом, на всем протяжении совершения длящегося преступления происходит непрерывное осуществление одного и того же состава преступления, поэтому длящееся преступление образует единое преступление и исключает квалификацию содеянного по совокупности преступлений.

Итак, основные правила квалификации При совокупности преступлений сводятся к следующему:

1. Общее правило квалификации по совокупности преступлений — каждое из преступлений, входящих в совокупность, квалифицируется по самостоятельной статье (пункту, части статьи) УК РФ.

2. При идеальной совокупности квалификация, как правило, производится по различным статьям Особенной части УК или же по различным частям одной статьи, если они содержат признаки самостоятельных составов преступлений.

3. Совокупности преступлений не образуется, когда два или более преступления предусмотрены другими статьями Особенной части УК в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание. В этих случаях квалификация совершенных деяний производится с использованием соответствующих квалифицирующих признаков того состава преступления, который предусматривает другое преступление в качестве сопряженного с ним.

4. Исключается квалификация по совокупности преступлений, если совершено одно деяние, Признаки которого предусмотрены различными частями одной статьи Особенной части УК, закрепляющими разновидности одного и того же состава преступления.

5. При перерастании преступления в процессе его совершения, но до полного окончания в другое, более тяжкое, преступление, совокупность преступлений не образуется. Содеянное подлежит квалификации по статье, предусматривающей ответственность за более тяжкое преступление.

6. Если простые преступления, являющиеся компонентами единого составного преступления, являются менее тяжкими или равными по степени тяжести, чем объединяющее их составное преступление, квалификация по совокупности не требуется.

Если простое преступление является более тяжким, чем то составное преступление, компонентом которого оно является, необходима квалификация по совокупности преступлений.

7. Если одно преступление выступает способом совершения другого, равного по тяжести или более тяжкого преступления, совокупности преступлений не образуется.

Если способ совершения преступления является более общественно опасным, чем то преступление, ради совершения которого он применяется, необходима квалификация по совокупности преступлений.

8. При совершении нескольких действий, указанных альтернативно в одном составе преступления, совокупность преступлений не образуется.

9. Отдельные эпизоды продолжаемого преступления не подлежат самостоятельной квалификации и, соответственно, не образуют совокупности преступлений.

10. При наличии неконкретизированного умысла на совершение нескольких тождественных деяний, когда нет четкого представления о едином преступном результате, каждое из совершенных деяний подлежит самостоятельной оценке. Если они содержат признаки самостоятельных составов преступлений, необходима квалификация по совокупности.

11. Длящееся преступление является единым и не может само по себе образовывать совокупности преступлений.

Смотрите еще:

  • Оформить спортзал в детском саду Оборудование спортзала в детском саду по фгос: делаем правильно При обустройстве спортзала в детском саду существуют три главных непреложных правила: оборудование должно быть в первую очередь безопасным, то есть соответствовать нормам […]
  • Областной закон смоленской области 109 з Закон Смоленской области от 29 ноября 2007 г. N 109-з "Об отдельных вопросах муниципальной службы в Смоленской области" (с изменениями и дополнениями) Закон Смоленской области от 29 ноября 2007 г. N 109-з"Об отдельных вопросах […]
  • Новый закон по мсэ Путин поручил упростить порядок установления инвалидности Президент России Владимир Путин поручил правительству упростить порядок установления инвалидности, а также развивать центры комплексной реабилитации. Такое поручение глава […]
  • Приказ министра обороны 844 Приказ Министра обороны Российской Федерации от 3 июня 2011 г. N 844 г. Москва "О внесении изменений в приказ Министра обороны Российской Федерации от 30 июня 2006 г. N 200" Документ является поправкой к Зарегистрирован в Минюсте РФ 20 […]
  • Екатерина романова адвокат Екатерина Романова, адвокат, председатель Президиума Коллегии Адвокатов, биография, смотрим видео онлайн Смотрите видео онлайн адвоката Екатерины Романовой по актуальным правовым вопросам юрисдикции: Фразы из видео ролика. У меня […]
  • Разъяснение к приказу 183н Письмо Министерства здравоохранения РФ от 3 сентября 2014 г. N 25-4/10/2-6691 Об осуществлении предметно-количественного учета лекарственных средств В связи с поступающими запросами органов управления здравоохранением субъектов Российской […]
  • Загранпаспорт как оформить анкету Заполнение анкеты Услуга: Заполнение анкеты на загранпаспорт + полный пакет документов 500 рублей – для детей и пенсионеров 1000 рублей – для взрослых В стоимость включено: Заполнение анкеты на загранпаспорт в соответствии с […]
  • Наследство ребенка как снять Деньги по наследству Краткое содержание Как получить деньги по наследству Под наследованием ст. 1110 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ) понимает переход имущества от умершего лица к иным лицам по правилам универсального правопреемства. […]