Основания проведения психиатрической экспертизы

Основания проведения психиатрической экспертизы

Юридическим основанием для производства судебной экспертизы с участием психолога является соответствующее постановление следователя или определение суда, которые могут выноситься по ходатайству подэкспертного или его защитника. В этих случаях назначается комплексная психолого-психиатрическая экспертиза. Федеральный Закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»:

Статья 19. Основания производства судебной экспертизы в государственном судебно- экспертном учреждении

Основаниями производства судебной экспертизы в государственном судебно — экспертном учреждении являются определение суда, постановления судьи, лица, производящего дознание, следователя или прокурора. Судебная экспертиза считается назначенной со дня вынесения соответствующего определения или постановления.

Орган или лицо, назначившие судебную экспертизу, представляют объекты исследований и материалы дела, необходимые для проведения исследований и дачи заключения эксперта.

Орган или лицо, назначившие судебную экспертизу, получают образцы для сравнительного исследования и приобщают их к делу в порядке, установленном процессуальным законодательством Российской Федерации. В необходимых случаях получение образцов осуществляется с участием эксперта, которому поручено производство судебной экспертизы, или специалиста.

В случае, если получение образцов является частью исследований и осуществляется экспертом с использованием представленных на судебную экспертизу объектов, после завершения судебной экспертизы образцы направляются в орган или лицу, которые ее назначили, либо определенное время хранятся в государственном судебно — экспертном учреждении.

Особенности производства судебной экспертизы в государственном судебно — экспертном учреждении в отношении живых лиц определяются главой IV настоящего Федерального закона.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ:

Статья 196. Обязательное назначение судебной экспертизы

Назначение и производство судебной экспертизы обязательно, если необходимо установить:

1) причины смерти;

2) характер и степень вреда, причиненного здоровью;

3) психическое или физическое состояние подозреваемого, обвиняемого, когда возникает сомнение в его вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве;

4) психическое или физическое состояние потерпевшего, когда возникает сомнение в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания;

5) возраст подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, когда это имеет значение для уголовного дела, а документы, подтверждающие его возраст, отсутствуют или вызывают сомнение.

Основания и порядок помещения лица в медицинский стационар

В случае возникновения при назначении или производстве судебно-медицинской либо судебно-психиатрической экспертизы необходимости стационарного обследования лица оно помещается в соответствующий медицинский стационар на основании постановления или определения о назначении судебной экспертизы. Порядок помещения лица в медицинский стационар определяется процессуальным законодательством Российской Федерации.

Лица, содержащиеся под стражей, помещаются для производства судебной экспертизы в медицинские стационары, специально приспособленные для содержания в них указанных лиц.

Для производства судебно-психиатрической экспертизы лицо помещается в психиатрический стационар или судебно-психиатрический экспертный стационар только на основании определения суда или постановления судьи. Судебно-психиатрические экспертные стационары могут быть предназначены для помещения в них лиц, не содержащихся под стражей, или для помещения в них лиц, содержащихся под стражей.

Орган или лицо, назначившие судебную экспертизу и поместившие лицо в медицинский стационар в принудительном порядке, обязаны в течение 24 часов известить об этом кого-либо из членов его семьи, родственников или иных лиц по его указанию, а при отсутствии таковых сообщить в орган внутренних дел по месту жительства указанного лица.

Комментарий к статье 29

В данной статье установлены фактические и процессуальные основания для назначения и производства экспертизы в стационарных условиях.

Фактическими основаниями для помещения в медицинский стационар является невозможность производства полноценной судебной экспертизы в иных условиях. Необходимость стационарного обследования должна быть обоснованной. Обоснованность определяется следующим образом. Во-первых, наличие в стационаре средств, способов и условий, при которых может быть дано качественное экспертное заключение; во-вторых, отсутствие иных возможностей (реализации всех имеющихся) вынести объективное экспертное решение (например, производство амбулаторной экспертизы и невозможность дачи заключения).

Заблуждением является утверждение о том, что экспертиза в амбулаторных условиях является поверхностной, некачественной и т.д. Различие состоит в невозможности применения ряда методов исследования в амбулаторных условиях. Амбулаторное обследование может и не ограничиваться одноразовой доставкой подэкспертного в экспертное учреждение. В необходимых случаях (для рентгенографического, электроэнцефалографического и других лабораторных и параклинических методов исследования) его можно доставлять в экспертное учреждение не один раз. Однако и при таком производстве амбулаторной экспертизы обследование вне стационарных условий не всегда может быть достаточным для точной диагностики клинически сложных состояний, особенно при сложных формах патологии, при симулятивных или, наоборот, диссимулятивных тенденциях подэкспертного. В случае выявления признаков симулятивного поведения возможны случаи неоднократного помещения в стационар для более полного, а главное, динамического круглосуточного наблюдения подэкспертного, которое может быть осуществлено только при производстве стационарной экспертизы.

Однако не стоит переоценивать результативность и необходимость производства стационарной экспертизы. Практика показывает, что на стационарную судебную экспертизу не всегда поступают действительно сложные в клинико-диагностическом отношении подэкспертные и поставленные в отношении их экспертные вопросы вполне могли бы быть решены в амбулаторных условиях, что существенно сокращает сроки судопроизводства.

Рекомендуется первичное проведение именно амбулаторной экспертизы, и, если при этом сами судебные эксперты придут к заключению о необходимости стационарной экспертизы, они должны это обосновать в экспертном заключении для органа (лица), назначившего экспертизу. Это обоснование должно лечь в основу постановления (определения) о производстве стационарной судебной экспертизы. Стоит рекомендовать воздерживаться в практике от назначения только амбулаторных экспертиз, даже в очевидных ситуациях. В любом случае необходимо тесное взаимодействие экспертных служб с органами, назначающими экспертизу, для консультации перед принятием процессуального решения.

Процессуальным основанием для назначения экспертизы является только постановление следователя, прокурора, органа дознания, дознавателя, судьи или определение суда. В случае возникновения необходимости в производстве экспертизы участники судопроизводства заявляют ходатайства, которые подлежат обязательному рассмотрению с вынесением мотивированного решения.

Соответствующее процессуальное законодательство определяет порядок помещения лиц в условия стационара. Так, лицо, в отношении которого решается вопрос о его гражданской дееспособности, может быть принудительно направлено на экспертизу только по определению суда, вынесенному на судебном заседании с обязательным участием прокурора и врача-психиатра (ст.283 ГПК РФ).

В уголовно-процессуальном законодательстве помещение обвиняемых и подозреваемых в стационар для производства экспертизы производится на основании постановления следователя (ст.195 УПК РФ), постановления судьи или определения суда на основании ст.283 УПК РФ. Несколько иная ситуация с обвиняемым или подозреваемым, к которому не избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. В ходе досудебного производства на основании п.3 ч.2 ст.29 и в соответствии со ст.165 УПК РФ следователь с согласия прокурора возбуждает ходатайство перед судьей соответствующего суда, о чем выносит соответствующее постановление. Не позднее 24 часов с момента поступления указанного ходатайства оно должно быть рассмотрено и по нему вынесено постановление о разрешении экспертизы в стационарных условиях или отказе в этом.

Выделение лиц, к которым избрана мера пресечения под стражу, не случайно. Особый порядок содержания указанной категории граждан налагает особые требования к их размещению в ходе производства экспертизы. Запрещено помещение лиц, содержащихся под стражей, в стационары, не приспособленные для содержания лиц, к которым применена мера пресечения в виде заключения под стражу. Для этих целей созданы специализированные отделения в судебно-психиатрических и общепсихиатрических стационарах. Лица, не содержащиеся под стражей, могут помещаться в общие отделения, что не исключает надзор за ними, однако правовое положение этих лиц существенно отличается от правового положения лиц, к которым мера пресечения применена.

Доставка и прием в стационарное отделение могут быть ограничены в связи с организационными трудностями. Прием производится при наличии в отделении свободных коек. При отсутствии свободных коек прием подэкспертных в отделение производится в порядке очередности.

Порядок прибытия в экспертное учреждение для прохождения стационарной экспертизы подэкспертных, не содержащихся под стражей, определяется руководителем экспертного учреждения с учетом мнения правоохранительных органов и судов, входящих в зону обслуживания данного экспертного учреждения. Подэкспертный в этом случае может прибыть и самостоятельно в сопровождении следователя или лиц, назначенных им, или приводом. Подэкспертный или его законный представитель должны быть заранее извещены сотрудниками экспертного учреждения о времени прибытия на экспертизу.

Доставку лиц, содержащихся под стражей, осуществляют сотрудники МВД РФ и уголовно-исполнительной системы Минюста России, входящие в состав специальных подразделений, на которые возложена указанная функция.

Прием в учреждение осуществляется на основании требований, установленных в данных учреждениях. Все лица, прибывающие в экспертное учреждение для прохождения стационарной экспертизы, принимаются и осматриваются врачом этого учреждения. После врачебного осмотра и изучения документов, в том числе обязательно — личного дела содержащихся под стражей, прибывшее лицо помещается в стационарное отделение либо ему отказывается в приеме по нижеперечисленным основаниям:

1) отсутствие постановления (определения) о назначении стационарной экспертизы в отношении данного лица;

2) отсутствие материалов уголовного, гражданского или административного дела, в рамках которого назначена данная экспертиза;

3) отсутствие личного дела арестованного (для лиц, содержащихся под стражей);

4) невозможность на основании представленных документов удостовериться в том, что в экспертное учреждение прибыло действительно то лицо, в отношении которого назначена данная экспертиза;

5) истечение к моменту доставки в экспертное учреждение лица сроков его содержания под стражей;

6) отсутствие постановления судьи о помещении данного лица в психиатрический стационар при направлении подозреваемого или обвиняемого, не содержащихся под стражей, на стационарную экспертизу дознавателем, следователем или прокурором;

7) наличия медико-санитарных противопоказаний к помещению лица в стационарное экспертное отделение (обнаружение у него опасного для окружающих инфекционного заболевания, иного тяжелого соматического расстройства, делающего невозможным стационирование в непрофилированное по этому заболеванию отделение) или невыполнение иных медико-санитарных условий стационирования (отсутствие необходимых прививок, лабораторных анализов и пр.);

8) отказ самого подэкспертного или его законного представителя на проведение стационарной экспертизы, если ее производство возможно только с добровольного согласия указанных лиц.

Об отказе в приеме делается отметка в специальном журнале учета лиц, прибывших в экспертное учреждение. В личном деле лиц, содержащихся под стражей, делается запись об отказе с указанием его оснований. По просьбе лица, которому отказано в приеме, или сопровождающего его законного представителя им может быть выдана на руки справка об отказе с указанием его оснований.

Важным условием объективного исследования является процедура назначения конкретных исполнителей экспертного задания. В случае, если орган, назначивший экспертизу, в постановлении (определении) о назначении экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении конкретно указывает лиц, которые должны производить исследование, руководитель экспертного учреждения обязан обеспечить участие указанных лиц. В случае, если указанные в постановлении (определении) лица не могут произвести экспертизу (по причине болезни, отпуска и т.д.) или отсутствуют указания на конкретных лиц, руководитель экспертного учреждения, в которое помещен подэкспертный, в день его приема в стационарное отделение назначает эксперта, которому поручается производство данной стационарной экспертизы. При назначении комиссионной экспертизы в день приема подэкспертного руководитель экспертного учреждения должен назначить эксперта-докладчика. Полный состав экспертной комиссии определяется графиком работы экспертного учреждения или определяется персонально руководителем экспертного отделения. Каждый назначенный эксперт должен быть представлен подэкспертному до проведения экспертных исследований.

В процессе изучения материалов дела, медицинской документации и обследования лица, направленного на экспертизу, может быть установлено, что дать ответ на экспертные вопросы невозможно. В этих случаях составляется письменное сообщение о невозможности дать экспертное заключение, и подэкспертный в день принятия такого экспертного решения подлежит выписке из стационарного отделения.

После того как эксперт (при единоличной экспертизе) или эксперты (на заседании комиссии) приняли экспертное решение, подэкспертный подлежит выписке из стационарного экспертного отделения в этот же день или в ближайшее возможное время.

Орган (лицо), назначивший судебную экспертизу и поместивший лицо в медицинский стационар в принудительном порядке, обязан в течение 24 часов известить об этом кого-либо из членов его семьи, родственников или иных лиц по его указанию, а при отсутствии таковых сообщить в органы внутренних дел по месту жительства (регистрации) указанного лица. Более подробно гарантии прав и законных интересов лиц, в отношении которых проводится судебная экспертиза, рассматриваются в ст.31 данного Закона.

Основания назначения судебно-психиатрической экспертизы

Основания назначения судебно-психиатрической экспертизы достаточно многогранны, и это необходимо учитывать. Она проводится в целом ряде случаев, все зависит от обстоятельств дела и сопутствующих факторов.

Некоторые основания

Перечислим некоторые основания назначения судебно-психиатрической экспертизы:

  • Серьезные сомнения в психическом здоровье и вменяемости лица.
  • Нестандартное поведение во время расследования и судебного процесса.
  • Выраженные признаки психических отклонений.
  • Необходимость сбора дополнительных данных о психическом здоровье человека.
  • Потребовалось провести исследования для потерпевших и свидетелей с целью установления объективности их показаний.
  • Оспаривание соглашений в гражданских делах, возможная недееспособность лица на момент подписания.

Назначается экспертиза дознавателем, прокурором или судьей. Инициатором в рамках процесса может выступить сторона защиты или обвинения. Если существует вероятность невменяемости лица, то потребуется привлечь специалистов для обследования.

Кто проводит экспертизу?

Провести обследование предлагает «Центр медицинских экспертиз». Наша компания владеет огромным штатом, сможет оперативно справиться с этой задачей. В организации работают только лучшие сотрудники, они выполнят все процедуру, соберут информацию, предоставят объективную оценку.

2.3.2. Обязательное производство судебно-психиатрической экспертизы (назначение, проведение и оценка ее заключения) по делам о применении принудительной меры медицинского характера

Такое сомнение может возникнуть в силу самых различных обстоятельств: неясности мотивов совершения преступления, странности поведения лица, нелепости его показаний, наличия данных о его психическом заболевании в прошлом113.

Для решения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера важное значение имеет правильное установление психического состояния лица, совершившего общественно опасное деяние, и момента возникновения у него психического расстройства. Поэтому специфической чертой расследования деяний невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, является обязательное назначение судебно-психиатрической экспертизы.

Следователь, лицо, производящее дознание, не обладают специальными познаниями в области психиатрии и психологии, и, как правило, не могут определить, имеются ли у лица какие-либо психические расстройства, однако, они могут, исходя из своего опыта и знаний, обнаружить некоторые характерологические особенности субъекта, которые позволят заподозрить

наличие психических отклонений.

Психические расстройства не столь очевидны, как физические, и их нельзя выявить без специальных исследований.

Экспертиза должна быть назначена сразу же, как только появились сомнения в психическом состоянии лица, в отношении которого ведется производство. Проведение психиатрической экспертизы предполагает применение специальных психоневрологических методик и сложных методов обследования с использованием медицинской техники, а также вступление в контакт с испытуемым для получения от него сведений анамнестического характера и данных, указывающих на состояние его интеллекта, воли, эмоций.

Постановление о назначении экспертизы — это юридический факт, вызывающий трехстороннее правоотношение; 1) следователя с лицом, направленным на экспертизу (первый вправе провести экспертизу, а второй обязан подвергнуться экспертному исследованию); 2) следователя с лицом, назначенным экспертом (первый вправе требовать проведения экспертизы, а второй обязан ее провести), 3) эксперта с лицом, направленным на экспертизу (первый, опираясь на предоставленные ему следователем правомочия, имеет право подвергнуть лицо исследованию, а второй обязан не препятствовать этому). Процессуальная форма, регламентирующая порядок назначения экспертизы, определяет, что следователь должен направить руководителю соответствующего экспертного учреждения постановление о назначении судебной экспертизы и материалы, необходимые для ее производства. По мнению Ф.С. Сафуанова, назначение экспертизы обусловливает особые требования при сборе таких материалов. Так, в частности, данные о личности подэкспертного лица не должны ограничиваться характеристиками с места работы и жительства, которые часто являются довольно формальными по содержанию; желательно собрать полные биографические данные (наследственность, особенности воспитания в семье, успеваемость и взаимоотношения в учебных заведениях), сведения об отношении к семье, работе, сослуживцам, друзьям, к самому себе, о поведении, об особенностях

реагирования в экстремальных ситуациях Приведенная рекомендация представляется правильной, однако, на мой взгляд, сбором такой информации мог бы заниматься специалист-психолог при проведении тестирования. Специалист-психолог должен в обязательном порядке присутствовать по делам такой категории на первоначальных этапах уголовного судопроизводства.

При назначении судебно-психиатрической экспертизы следователь должен проверить информацию, которая вызвала сомнение во вменяемости лица, позаботиться о качестве материалов уголовного дела, представляемых в распоряжение экспертов, критически оценить их заключение, сопоставить их выводы с другими установленными в ходе производства по делу доказательствами.

В ряде случаев судебно-психиатрическая экспертиза назначается без достаточных оснований, что приводит к затягиванию процессуальных сроков, нарушению прав участников уголовного процесса, снижению эффективности уголовного судопроизводства.

Существенным недостатком в деятельности как органов предварительного следствия и прокурора, так и суда, является их некритичное отношение к заключению экспертов о невменяемости лица, в отношении которого проводилась экспертиза. Практически во всех заключениях вопрос о вменяемости разрешается абстрактно, а не применительно к моменту

177 совершения конкретного общественно опасного деяния . Врачи-психиатры, проводящие экспертизу, ставят перед собой задачу — выявить и обосновать расстройство психической деятельности, в силу которого данное лицо не может отдавать отчет своим действиям либо руководить ими. В лучшем случае вопрос о невменяемости разрешается именно применительно к моменту проведения экспертизы, но не к моменту совершения общественно опасного деяния, Нередки случаи, когда заключение судебно-психиатрической экспертизы о невменяемости лица, в отношении которого она проводилась, очевидно сомнительно. Так, в отношении Б. было возбуждено дело по ст 158 УК РФ. Б. украл 300 метров телефонного кабеля и сдал его в пункт приема цветного металла, на вырученные деньги он купил себе спортивный костюм и сходил в ресторан. По делу было проведено предварительное следствие, и оно с обвинительным заключением было направлено в суд. При подготовке к судебному разбирательству стало известно, что Б. находится на лечении в психиатрической больнице. Была назначена судебно-психиатрическая экспертиза. , В экспертном заключении указывалось, что Б. страдает хронической душевной болезнью и его следует признать невменяемым в отношении совершенного деяния. Суд согласился с выводами экспертизы, освободил Б. от уголовной ответственности и применил к нему принудительные меры медицинского характера. Собранные по делу доказательства прямо противоречили выводу экспертов. Однако суд противоречие между выводами судебно-психиатрической экспертизы и иными

Органам предварительного расследования и судам в подобных случаях следует исходить из того, что сам по себе факт хронического душевного заболевания еще не служит основанием (как нередко считают эксперты- психиатры) для признания невменяемым.

Достаточно часто следователи игнорируют данные, вызывающие сомнение в психической полноценности лица, в отношении которого ведется производство, что приводит к несвоевременному назначению судебно- психиатрической экспертизы и, в конечном счете, к нарушению прав и законных интересов лиц, совершивших общественно опасные деяния.

В процессе производства о применении принудительных мер медицинского характера назначается амбулаторная либо стационарная судебно-психиатрическая экспертиза. Особенность амбулаторной судебно- психиатрической экспертизы заключается в однократном характере психиатрического освидетельствования испытуемого без длительного медицинского наблюдения. Возможности амбулаторной экспертизы позволяют дать окончательный ответ на многие экспертные вопросы. Предварительно экспертами изучаются все материалы уголовного дела, относящиеся к предмету экспертизы, включая медицинскую документацию (если таковая имеется), испытуемого опрашивают и заносят данные психиатрического опроса в историю болезни. Поэтому ко времени комиссионного освидетельствования эксперты обладают уже значительной по объему информационной базой, достаточной для выдвижения основных экспертных гипотез и выводов. Вместе с тем, в ряде случаев вопрос о психическом состоянии не может быть решен в условиях амбулаторной экспертизы и требует стационарного обследования. В 95 % изученных уголовных дел, как правило, изначально проводилась амбулаторная экспертиза, а впоследствии — стационарная. Стационарная экспертиза заключается в длительном наблюдении за испытуемым в психиатрическом стационаре, в условиях которого, помимо клинических, применяются также лабораторные методы исследования.

Результаты судебно-психиатрической экспертизы в определенной мере зависят от качества материалов дела, представленных в распоряжение экспертов.

При направлении обвиняемого на экспертизу, следователь обязан приложить- к уголовному делу постановление о назначении судебно- психиатрической экспертизы, полученные из психиатрических больниц и экспертных учреждений подлинники амбулаторных и стационарных историй болезни, протоколы допросов родных, сослуживцев, знакомых, иных лиц, характеризующих обвиняемого, а также протоколы допросов очевидцев общественно опасного деяния. Эти документы наряду с другими материалами уголовного дела помогают эксперту разобраться в обстоятельствах совершенного общественно опасного деяния и обосновывают направление лица в экспертное учреждение для решения вопроса о его психическом состоянии и

Собрав материалы, необходимые для предстоящей экспертизы, следует еще раз оценить составляющие их доказательства — каждое в отдельности и всю их совокупность. Это позволит упорядочить и систематизировать полученную информацию, оценить ее с точки зрения полноты, точности, непротиворечивости. Лишь после завершения такой работы материалы для экспертизы можно считать подготовленными и вынести постановление о назначении экспертизы.

Вменяемость, несомненно, презюмируется по каждому уголовному делу, но доказывать необходимо не вменяемость, а наличие психического расстройства у лица, если к этому появляются основания. Не случайно закон предписывает в каждом «сомнительном» случае прибегать к назначению судебно-психиатрической экспертизы. Р.И. Михеев предлагал по каждому уголовному делу проводить судебно-психиатрическую экспертизу, поскольку

это единственный способ доказать вменяемость . С такой позицией можно согласиться лишь отчасти. Несомненно, проведение судебно-психиатрической экспертизы по каждому уголовному делу — это достаточно сложное и дорогостоящее мероприятие, которое будет усложнять процесс и нарушать прав и свободы человека. Однако в целях избежания ошибок при возбуждении уголовного дела или производства о применении принудительных мер медицинского характера необходима обязательная консультация специалиста- психолога, специалиста-психиатра по каждому делу. Думается, что реализация такой возможности существует в рамках проведения освидетельствования психического состояния лица до возбуждения уголовного дела. При проведении такой консультации у следователя не будет повода для сомнений. Поскольку весь процесс производства по делу строится на логико- практической деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокурора, суда, которая зависит от субъективного мнения и внутреннего убеждения должностных лиц, то вопрос о вменяемости и необходимости проведения судебно-психиатрической экспертизы во многом зависит именно от субъективного мнения участников доказательственной деятельности. Все это позволяет сделать вывод о том, что лица с психическими недостатками, не исключающими вменяемость, признаются в ходе производства по делу полностью вменяемыми, в силу того, что их вменяемость презюмируется.

В литературе и практике в течение ряда пет господствует позиция, в соответствии с которой в сфере установления невменяемости учитывается компетенция лишь психиатров и юристов. Значение и формы использования профессиональных психологических познаний вообще не обсуждаются, хотя делаются ссылки на закономерности психической деятельности, относящиеся к предмету психологии.

Исходя из того, что выраженные психические расстройства приводят к невозможности регулировать свои действия, правильно отражать действительность, либо контролировать поведение медицинский диагноз при знании закономерностей развития заболевания чаще всего считается достаточным для вывода о невменяемости.

Из двух критериев невменяемости — медицинского и психологического — решающая роль отводится первому, реализация же второго сводится к использованию психологической терминологии при характеристике степени тяжести психической болезни или иного болезненного расстройства психики. При этом считается, что невменяемость, как уголовно-правовое понятие и как обстоятельство, устанавливаемое экспертизой, имеет одно и то же содержание.

Монопольное положение судебных психиатров в решении вопросов вменяемости-невменяемости не соответствует принципу виновной ответств ецности.

Уголовно процессуальный закон (ст. 196 УПК РФ) предусматривает обязательность экспертизы для определения психического состояния обвиняемого или подозреваемого, если возникают сомнения по поводу их вменяемости, но не говорит о том, что это — предмет исключительно применения психиатрических специальных познаний.

На практике при решении вопроса о невменяемости, эксперту, с одной стороны, следователю и суду — с другой, предлагается решить один и тот лее вопрос. В результате лишь на основании медицинского критерия (диагноза и принятия во внимание типичных вариантов развития болезни) следует вывод, который предопределяет вменение или невменение в вину деяния — фактически минуя рассмотрение психологического критерия, как самостоятельного этапа исследования.

Схема «диагноз — вывод о вменяемости (невменяемости)» освобождает экспертов от оценки психологического механизма поведения в ситуации конкретного деяния, тем самым существенно сужаются возможности для адекватного вывода. Психологический критерий невменяемости в актах психиатрической экспертизы не привязывается к анализу конкретного поведенческого акта, его содержание сводится к немотивированному в психологическом плане утверждению о том, что степень болезненных расстройств достаточно (недостаточно) значительна для того, чтобы исключить вменяемость114. Как показало проведенное автором изучение уголовных дел о применении принудительных мер медицинского характера, следователи и суды не оценивают заключения экспертов о вменяемости-невменяемости критически, так как считают это повторным решением вопроса, требующего специальных познаний, В частности, не анализируется компетентность суждений экспертов о состоянии интеллектуальных и волевых качеств субъекта.

Подавляющее большинство заключений судебно-психиатрической экспертизы (95 %) строится по следующей схеме: обследуемый болен психической болезнью — следовательно, он невменяем, а это значит, что в основу вывода ложится один медицинский критерий: после постановки диагноза и констатации состояния подэкспертного на момент обследования, эксперты переходят к заключительному выводу. Заключения не содержат достаточного анализа того, обладал ли испытуемый психической способностью отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими на момент совершения деяния, который основывался бы на понятиях и закономерностях психологической науки.

Эксперты-психиатры фактически изучают психическое состояние субъекта на период проведения экспертизы. Конечно, прошлое непосредственно не наблюдаемо, однако, при судебно-психологической (или психолого- психиатрической) экспертизе методические рекомендации ориентируют на ретроспективное изучение психического состояния и поведения субъекта в момент совершения деяния. Если судить по материалам судебно- психиатрических экспертиз, то подобный подход при решении вопроса о вменяемости-невменяемости не практикуется. Состояние психики субъекта на момент экспертизы далеко не всегда целиком соответствует ее состоянию на момент деяния, в том числе за счет переживаний по поводу содеянного, воздействия обстановки в следственном изоляторе, медицинском учреждении. Поэтому выявления медицинской симптоматики на момент проведения экспертизы недостаточно, чтобы судить о вменяемости-невменяемости.

На практике приходится сталкиваться с особенностями психической деятельности, психическими состояниями, в которых норма и патология «переплетены», и поэтому необходимо применение знаний, относящихся как к психиатрии, так и психологии, в этих случаях целесообразно применение методов, сложившихся в обеих науках, сопоставление данных психологических и психиатрических исследований.

Представляется, что назначение и проведение психол ого-психиатрической экспертизы имеет некоторые практические преимущества для судебно- следственных органов. По сравнению с последовательным проведением судебно-психиатрической, затем судебно-психологической экспертиз однократное проведение комплексной экспертизы повышает рентабельность производства экспертизы и сокращает сроки следствия.

Думается, что в настоящее время значение комплексной психолого- психиатрической экспертизы особенно возрастет, поскольку она способна решать задачи, ставящиеся перед экспертами в связи с введением в УК РФ нормы, предусматривающей ответственность лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости (ст. 22). Многие этапы и элементы оценки достоверности заключения эксперта реально недоступны для следователя и судей, так как они не обладают специальными познаниями, на которых опирается в своих исследованиях эксперт.

Дискуссионными в науке уголовного процесса являются вопросы о компетенции эксперта-психиатра, следователя и суда при решении вопроса о невменяемости и вменяемости и о компетенции эксперта-психиатра при даче заключения о значении психических расстройств. Довольно длительное время предпринимаются попытки выяснить, имеется ли право у эксперта-психиатра дать заключение о вменяемости или невменяемости лица, обвиняемого в совершении преступления. Ряд ученых-процессуалистов выступают противниками такого права эксперта-психиатра.

Так, М.С. Строгович писал: «Судебно-психиатрическая экспертиза дает свое заключение о состоянии психики обвиняемого, но вопрос о признании обвиняемого невменяемым решается следователем или судом. Это объясняется

тем, что вменяемость и невменяемость являются понятиями юридическими,

хотя и имеют медицинское (психиатрическое) основание»115. По мнению С.С. Степичева и А.А. Хомовского «эксперты-психиатры должны дать заключение о психическом состоянии обвиняемого, а не о вменяемости или

невменяемости» . Сторонники иной позиции указывают, что «юридический критерий невменяемости есть не что иное, как определение самой сущности психической болезни. Поэтому отрывать понятие юридического критерия . от психической болезни нельзя. Раз это так, то констатация основного свойства — психической болезни есть основная задача эксперта. Из этого следует, что именно эксперту-психиатру и надлежит высказаться о вменяемости невменяемости»184.

«Установление вменяемости (невменяемости) субъекта не является исключительной прерогативой следователя и суда, поскольку для решения такого вопроса необходимы познания в области психиатрии, а в определенных случаях и комплексные исследования, проводимые психиатрами и патопсихологами»185.

Эта дискуссия была обусловлена, прежде всего, настороженным отношением юристов к возможным попыткам психиатров решать юридические вопросы, имевшим место быть в 20-е годы XX века. Например, предлагалось суды заменить психиатрами, которые бы рекомендовали формы лечения преступников186; психиатру — решать, как поступить с правонарушителем, в -120187

значительной степени заменяя суд . Предлагались и такие компромиссные решения, как включить в состав экспертной комиссии наряду с психиатрами юристов, поскольку при решении вопроса о вменяемости и невменяемости приходиться обсуждать и юридические критерии116.

В настоящее время представляется бесспорным, что вменяемость и невменяемость понятия юридические, и в этом смысле признать лицо вменяемым или невменяемым, как юридический факт, может только суд (ст, 443 УПК РФ). Эксперт-психиатр, давая заключение о вменяемости (невменяемости), не решает его в юридическом смысле, а дает мотивированное медицинское заключение по этому поводу. Юридический факт вменяемости (невменяемости) могут устанавливать только следователь и суд, оценивая заключение наряду с другими материалами, характеризующими личность

Формы использования специальных познаний в науке, технике, искусстве или ремесле предполагают передачу результатов работы эксперта субъектам доказывания.

Однако существует и другая возможность взаимодействия следователя и эксперта, предусмотренная ст. 205 УПК РФ, которая закрепляет право следователя по собственной инициативе либо по ходатайству других лиц допросить эксперта для разъяснения данного им заключения. Необходимо отметить, что новое уголовно-процессуальное законодательство (ст. 80 УПК РФ) впервые объединяет в один вид доказательств заключение и показания эксперта, но проводит между ними различие по предмету содержащихся в них сведений и по форме представления. Показания эксперта могут быть получены только после того, как он представил свое заключение, поскольку лишь в результате ознакомления с ним участников процесса у последних может возникнуть потребность в разъяснениях и уточнениях сделанных экспертом выводах. Предмет показаний эксперта ограничен кругом вопросов, по которым им было дано заключение. Эксперт не может быть допрошен по поводу сведений, которые стали ему известны в связи с производством судебной экспертизы, но не относятся к ее предмету.

Эксперт допрашивается в тех случаях, когда требуется разъяснение терминов и формулировок; уточнение компетенции эксперта и его отношение к делу; более детальное объяснение использованных материалов и методик; объяснение расхождений между объемом поставленных вопросов и выводами, а также между членами экспертной комиссии; выяснение, в какой мере выводы основаны на следственных материалах и т.д.

Действительно, эксперты-психиатры в заключениях при описании данных наружного осмотра подэкспертного, состояния его внутренних органов, признаков поражения центральной нервной системы, результатов лабораторных исследований, данных, характеризующих соматическое состояние и свидетельствующих о наличии или отсутствии в этой сфере патологических изменений, используют специальную терминологию, не понятную должностным лицам, назначившим экспертизу и не обладающим познаниями в области психиатрии. Очевидно, что в этих случаях следователь, судья нуждаются в определенного рода пояснениях, которые помогли бы оценить экспертное заключение с точки зрения его полноты, истинности и достоверности.

Хотелось бы отметить, что ни в одном из 200 изученных мною уголовных дел не было протокола допроса эксперта.

На практике может возникнуть такая ситуация, когда подэкспертный в ходе экспертизы может сообщить эксперту о совершенном им преступном деянии, неизвестном следователю. Может ли в данной ситуации эксперт быть допрошен как свидетель? Безусловно, нет.

Допрос эксперта имеет цель получить разъяснения и дополнения ранее данного им заключения судебной экспертизы по уголовному делу. Последний является лицом, назначенным в качестве эксперта и отвечающий требованиям, предусмотренным в УПК РФ, в то время как такие требования не распространяются на лицо, допрашиваемое в качестве свидетеля. Положение свидетеля в уголовном процессе существенно отличается от статуса эксперта. Назначение свидетеля в уголовном процессе состоит в сообщении следователю или суду в установленном порядке сведений о фактах, ставших известными ему благодаря личному или из указанного им источника восприятию. Причем этими сведениями свидетель располагает до его допроса, они восприняты им вне производства по уголовному делу. Эксперт в своем заключении сообщает сведения о фактах, которые не были ему известны, но о наличии или отсутствии которых он сделал вывод посредством своих специальных познаний и на основе исследования соответствующих объектов и материалов дела, предоставленных ему следователем или судом. Эксперт вне производства по делу не имеет никаких сведений об обстоятельствах дела, он знакомится с ними впервые по материалам предварительного судебного следствия в тех

пределах, в каких это необходимо ему для дачи заключения . В противном случае то или иное сведущее лицо не может быть назначено экспертом по делу, а, будучи назначенным, подлежит отводу. Недопустимо приглашение в качестве эксперта лица, которое может быть вызвано и допрошено в качестве свидетеля по уголовному делу.

Располагая данными о тех или иных обстоятельствах, имеющих значение для дела, свидетель незаменим. Эксперт же, напротив, всегда заменим, потому что факты, для исследования которых он призван в установленном порядке, существуют объективно в материалах уголовного дела и могут быть выявлены любым другим специалистом.

Большое развитие в уголовном судопроизводстве в настоящее время стал приобретать и принцип гуманизма, уважения к человеку, бережное отношение к его доброму имени и правам. Это свидетельствует о том, что нравственные нормы, реализуемые в области судопроизводства, не отделяются от ф процессуальных норм, они включены в их содержание, являются

необходимыми составляющими правовых предписаний и определяют нравственный смысл и назначение процессуальных норм, а также указывают на этически допустимые способы их реализации. Принцип уважения чести и достоинства играет особую роль в установлении данных о личности лица, в отношении которого возникли сомнения в его психической полноценности, поскольку при проведении освидетельствования, экспертизы, других следственных действий не подлежат разглашению сведения частной жизни граждан, а равно и другие сведения личного характера, в том числе данные о психическом заболевании (ст. 9 УПК РФ). *

В целях сохранения тайны частной жизни считаю целесообразным наделить эксперта, специалиста (психолога), которые будут принимать участие в производстве о применении принудительных мер медицинского характера, правом свидетельского иммунитета, в части, касающейся интимных сторон жизни подэкспертного.

Следует согласиться с И.В. Смольковой, по мнению которой, «нуждаются в законодательном разрешении вопросы о наделении правом свидетельского иммунитета всех лиц, чья профессиональная деятельность связана с необходимостью сохранения личных тайн граждан (врач; субъекты, имеющие отношение к процедуре усыновления (удочерения); психолог; ?

психотерапевт; нотариус; фармацевт)»117, Представляется, что профессия

эксперта-психиатра будет также уместна в данном перечне.

Думается, что во всех случаях, когда у следователя возникли сомнения в психической полноценности обвиняемого или в деле появились документы, свидетельствующие о наличии психических расстройств, необходимо назначать комплексную психолого-психиатрическую экспертизу, поскольку за внешними признаками вменяемости зачастую скрываются такие психические аномалии, которые возможно установить только путем проведения психолого- психиатрической экспертизы, где участие психолога позволит более квалифицированно установить особенности психического состояния лица.

Заключение психолого-психиатрической экспертизы представляет собой наиболее подробную и объективную характеристику психического состояния лица, по сравнению с другими источниками информации. Значение этого вида доказательств, представляется достаточно важным для разрешения уголовных дел о применении принудительных мер медицинского характера. — 125 —

Порядок назначения и производство судебно-психиатрической экспертизы

СПЭ может быть назначена только в рамках возбужденного уголовного или гражданского дела и только лицом (органом), ведущим судопроизводство. К ним относятся должностные лица, осуществляющие предварительное расследование (дознаватель, следователь, прокурор), или суд (судья), рассматривающий дело в первой инстанции. В уголовном процессе на стадии предварительного расследования правом назначения СПЭ наряду со следователем и прокурором обладает дознаватель. Иные должностные лица, органы, организации или граждане назначать СПЭ не вправе. СПЭ, назначенные разными уполномоченными на это лицами и судами, друг от друга отличаются только порядком назначения.

Ходатайствовать об экспертизе могут сам обвиняемый, потерпевший, родственники, в судебном заседании — прокурор и защитник с момента его участия в уголовном и гражданском процессе. В последнем случае могут ходатайствовать о назначении экспертизы истцы и ответчики.

Согласно процессуальному законодательству судебная экспертиза назначается в случаях, когда при производстве по уголовному или гражданскому делу требуются специальные познания в науке, технике, искусстве или ремесле (ч. 1 ст. 57 УПК, ч. 1 ст. 79 ГПК, ст. 9 Закона о судебно-экспертной деятельности). Необходимость использования наряду с психиатрическими также смежных с ними научных познаний является основанием для проведения комплексных экспертиз (психолого-психиатрической, сексолого-психиатрической и пр.) [1] . Потребность в психиатрических знаниях может быть реализована также в других формах, например в предусмотренной процессуальным законодательством форме участия психиатра в качестве специалиста (ст. 58 УПК, ст. 188 ГПК).

Необходимость назначения судебной экспертизы определяется следователем самостоятельно (ч. 1 ст. 195 УПК). Следователь должен признать назначение судебной экспертизы необходимым, если существенные для уголовного дела факты могут быть установлены не иначе как путем применения специальных знаний.

Чаще всего СПЭ назначается в связи с сомнениями в психической полноценности подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, гражданского истца, ответчика, лица, жалоба которого рассматривается в порядке гражданского судопроизводства, а также лица, в отношении которого решается вопрос о его гражданской недееспособности или сделкоспособности.

Основания для назначения СПЭ:

1) наличие данных о том, что лицу в прошлом оказывалась психиатрическая или наркологическая помощь (диагностировалось психическое расстройство, оказывалась амбулаторная психиатрическая помощь, лицо помещалось в психиатрический стационар, признавалось невменяемым по другому уголовному делу, негодным к военной службе по состоянию психического здоровья и т.п.);

2) обучение в учреждении для лиц с задержкой или отставанием в психическом развитии;

3) сведения о перенесенных черепно-мозговых травмах, тяжелых инфекционных и иных заболеваниях, протекавших с психическими расстройствами;

4) странности в поступках и высказываниях лица, которые могут свидетельствовать о наличии у него психического расстройства, его собственные высказывания об испытываемых им болезненных (психопатологических) переживаниях и др.;

5) особенности поведения лица во время судебно-следственных действий (необычные высказывания, немотивированный отказ отвечать на вопросы, рассеянность или неоправданная веселость, бессмысленные поступки во время допросов;

6) указания на наличие у лица психических расстройств или неадекватного поведения в прошлом со слов свидетелей;

7) указание па неадекватное поведение в экспертно значимой ситуации со слов свидетелей или потерпевших;

8) кажущаяся безмотивность и неадекватность юридически значимых действий, противоречие между совершенным действием и личностью обвиняемого, иногда необычная жестокость.

Решая индивидуально вопрос о необходимости назначения и производства СПЭ, необходимо исходить из общего требования закона о назначении СПЭ всегда, когда для правильного разрешения судебного дела необходимы специальные исследования.

Основания для обязательного назначения СПЭ (ст. 196 УПК, ст. 283 ГПК):

1) установление психического расстройства в результате умышленного причинения тяжкого вреда здоровью;

2) сомнение во вменяемости или в способности подозреваемого, обвиняемого самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном процессе;

3) сомнение в способности потерпевшего правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания;

4) признание гражданина недееспособным (ст. 283 ГПК).

Обязательность проведения СПЭ по данным обстоятельствам означает, что перечисленные в законе обстоятельства не считаются доказанными, если СПЭ не проведена. Нельзя признать лицо невменяемым или недееспособным без установления у него психического расстройства в аспекте его влияния на процессуально-релевантные способности (юридический критерий вменяемости п недееспособности), ПО невозможно установить без участия эксперта-психиатра.

По общему правилу в распоряжение экспертов-психиатров предоставляются материалы уголовного или гражданского дела в полном объеме. Медицинская документация испытуемого является составной частью этих материалов.

При подготовке материалов дела к проведению СПЭ судебно-следственные органы должны:

— собрать все сведения о нахождении лица под наблюдением у психиатра по месту жительства;

— провести допрос лиц, знавших данного гражданина, об особенностях его поведения;

— собрать медицинскую документацию из наркологических и психиатрических учреждений, если имеются сведения, что данный гражданин находился там на лечении.

При сборе объективных материалов о жизни и здоровье испытуемого особое внимание следует обращать на период, относящийся к совершению преступления, сделки или иного юридического действия, по поводу которого ведется производство данного уголовного или гражданского дела. Показания относительно поступков, высказываний, внешнего вида субъекта (обвиняемого, потерпевшего, истца) в указанный период должны быть собраны как можно более полно. Странности и нелепости поведения лица, наблюдаемые во время судебно-следственных действий, должны быть кратко отражены в протоколе этого действия, а также в постановлении (определении) о назначении экспертизы.

Эти сведения можно получить при опросе лиц, которые знают данное лицо. Допрос знакомых и родственников приобретает особую важность в случаях, если лицо никогда прежде не обращалось за медицинской, в том числе и за психиатрической помощью. Но и при наличии многообразной медицинской документации допрос знакомых и родственников также необходим, так как дает информацию о поведении лица в быту и вне медицинского учреждения.

При наличии сведений о том, что лицо в прошлом лечилось или состояло под наблюдением у врача или в лечебном учреждении (учреждениях), вся медицинская документация из этих учреждений (в первую очередь по месту настоящего и прошлого места жительства) обязательно запрашивается. Медицинская документация из психоневрологического диспансера, который обслуживает население территории, где проживает лицо, является важным источником информации, поскольку в диспансерной амбулаторной карте содержатся наиболее полные сведения о госпитализациях в психиатрические больницы, обращениях за медицинской помощью к психиатру в течение жизни. Если медицинская помощь оказывалась лицу частнопрактикующим врачом, необходимо затребовать медицинскую документацию, которая велась этим врачом в отношении данного пациента, а также решить вопрос о допросе частнопрактикующего врача в качестве свидетеля. В некоторых случаях для всестороннего экспертного исследования бывает полезной медицинская документация из медицинских учреждений общего профиля: поликлиник, больниц, медицинских пунктов и т.д. Записи общесоматических врачей в амбулаторной карте и в историях болезни могут содержать полезные эксперту-психиатру сведения о психическом состоянии лица в тот период, что может оказать существенную помощь при определении клиники и динамики имеющегося психического расстройства.

Истребованию подлежат медицинские документы или их копии в полном объеме. Предоставление эксперту отдельных выписок из текста медицинских документов допускается лишь в силу объективных обстоятельств. Исключение из этого правила составляют только судебно-психиатрические документы, в отношении которых достаточным является предоставление лишь копий экспертного заключения.

От качества подготовленной работы во многом зависит полнота и всесторонность экспертного исследования, надежность экспертных выводов. Целый ряд необходимых для успешного проведения СПЭ действий вправе совершать только субъект, назначающий экспертизу. Это касается сбора материалов, подлежащих экспертному исследованию. Самостоятельно собирать необходимые ему для производства экспертного исследования материалы эксперт не вправе.

Подготовив все необходимое для экспертизы, нужно решить вопрос о выборе эксперта (экспертов) или экспертного учреждения, которому будет поручено производство экспертизы. Чаще всего производство СПЭ поручается СПЭУ, обсуживающему данный регион. Поручение производства экспертизы СПЭУ иной территориальной принадлежности, межобластному СПЭУ или ГНЦ им. В. П. Сербского должно быть обосновано, например, в связи с отводом всех территориальных экспертов но тем или иным объективным обстоятельствам. При выборе СПЭУ учитывается также мнение участников процесса.

После выбора СПЭУ необходимо определить вид СПЭ, который максимально будет соответствовать решению поставленных перед ней вопросов. Наибольшие сложности представляет выбор между назначением амбулаторной и стационарной СПЭ. По сложившейся практике, оказавшейся весьма эффективной, первичная экспертиза всегда назначается как амбулаторная. Это связано с тем, что амбулаторное освидетельствование почти в 90% всех назначаемых экспертиз является достаточным, чтобы ответить на все интересующие следствие и суд экспертные вопросы (так называемое амбулаторное сито). И только в случае невозможности решения экспертных вопросов в амбулаторных условиях назначается производство стационарной СПЭ. Первичная СПЭ в виде стационарной экспертизы также возможна, но ее назначение должно быть обосновано достаточными причинами и основательно мотивировано в постановлении (определении). Если компетентным органом (лицом) назначается первичная СПЭ в виде стационарной экспертизы, то эксперты самостоятельно не могут от нее отказаться и ограничиться проведением амбулаторной экспертизы.

Юридическим основанием для проведения СПЭ является постановление дознавателя, следователя, прокурора или определение суда о ее назначении (ст. 195 УПК, ст. 80 ГПК).

В постановлении (определении) о назначении СПЭ необходимо указать (ч. 1 ст. 195 УПК, ч. 1 ст. 80 ГПК):

— основания для назначения экспертизы (обстоятельства, вызвавшие сомнение в психической полноценности);

— фамилию, имя и отчество эксперта или наименование экспертного учреждения, которым поручено проведение экспертизы;

— вопросы, поставленные на разрешение экспертов;

— вид экспертизы (способ ее производства);

— материалы, предоставленные экспертам.

Среди прочих наиболее часто основанием для производства СПЭ являются сомнения в психической полноценности лица. Хотя бы в краткой форме их надо перечислить в постановлении (определении). В нем также важно правильно сформулировать экспертное задание с помощью вопросов, подлежащих экспертному решению.

Условно структура постановления (определения) о производстве СПЭ состоит из трех разделов:

• вводного, в котором перечисляются формальные признаки: фамилия, имя, отчество, год и место рождения подэкспертного лица, наименование дела, по которому назначается СПЭ, статьи Уголовного или Гражданского кодекса, по которым определяется юридическая ответственность, и т.д.;

• основного, в котором излагается сущность инкриминируемых подэкспертному лицу противоправных действий; основания, вызвавшие сомнения в психической полноценности направляемого на СПЭ лица; формулируются вопросы экспертам, на которые необходимо дать ответ;

• заключительного, в котором содержатся процессуальные требования к экспертам, сроки производства экспертизы, а также дается опись предоставляемых экспертам документов для производства СПЭ.

Традиционными вопросами, которые наиболее часто ставятся перед экспертами, являются следующие:

— вопрос о психическом состоянии обвиняемого, подозреваемого, свидетеля и потерпевшего в уголовном процессе или истца и ответчика по гражданскому делу и об их возможности в юридически значимой ситуации понимать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и (или) руководить ими (при СПЭ по уголовным делам) и понимать значение своих действий и руководить ими (при СПЭ в гражданском судопроизводстве);

— вопрос о психическом состоянии лица в период судебного рассмотрения данного уголовного или гражданского дела в аспекте рассматриваемых юридических вопросов;

— необходимость применения к обвиняемому по уголовному делу принудительных мер медицинского характера или к истцу или ответчику но гражданскому делу соответствующих юридических и социальных последствий (назначение опекуна или попечителя, признание сделки недействительной).

Может возникнуть необходимость в постановке помимо указанных дополнительных вопросов перед экспертами-психиатрами (например, о степени обоснованности заключений предыдущих СПЭ или медицинских диагнозов лечебных учреждений; об определении времени начала заболевания, клинического течения или его прогноза; о возможности медико-социальной реабилитации и т.д.). Целенаправленность мотивов при вынесении постановления (определения) очень различна и не терпит стандартов [2] .

Эксперт при проведении судебной экспертизы профессионально самостоятелен и процессуально независим (ст. 7 Закона о судебно-экспертной деятельности).

При формулировании экспертного задания назначивший экспертизу орган (лицо) ограничивается только предметом экспертного исследования. Никто, включая следователя, суд и руководителя СПЭУ, где проводится экспертиза, не вправе давать эксперту указания, которые могут повлиять на формулирование экспертных выводов. Эксперт сам выбирает методы и средства исследования, самостоятельно формулирует выводы на основании собственных исследований и несет за данное им заключение личную юридическую ответственность.

Процессуальный порядок вынесения постановления на предварительном следствии и определения в судебном заседании различен.

На предварительном следствии постановление о назначении СПЭ составляется дознавателем, следователем, прокурором самостоятельно. После этого они обязаны ознакомить с постановлением о назначении судебной экспертизы подозреваемого, обвиняемого, его защитника и разъяснить им права, предусмотренные ст. 198 УПК. Об этом составляется протокол, подписываемый следователем и лицами, которые ознакомлены с постановлением (ч. 3 ст. 195 УПК).

В судебном заседании его участники вправе обсуждать обстоятельства, относящиеся к назначению СПЭ: необходимость ее назначения, выбор экспертов и государственного СПЭУ, где экспертиза будет проводиться, отводы экспертам, материалы, которые экспертам могут быть предоставлены. Участники судебного заседания могут сформулировать свои вопросы экспертам, после оглашения этих вопросов по ним заслушивается мнение сторон, но окончательный круг вопросов для экспертов определяется судом. Если суд отклоняет какие-либо вопросы экспертам, которые были представлены одной из сторон процесса, то это должно быть мотивировано (ч. 2 ст. 283 УПК, ч. 2 ст. 79 ГПК).

Подозреваемые, обвиняемые, свидетели и потерпевшие при назначении и производстве СПЭ вправе:

1) знакомиться с постановлением (определением) о назначении СПЭ;

2) заявлять отвод эксперту или ходатайствовать о производстве экспертизы в другом СПЭУ;

3) ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц либо о производстве СПЭ в конкретном СПЭУ;

4) ходатайствовать о внесении в постановление (определение) о назначении СПЭ дополнительных вопросов эксперту;

5) присутствовать с разрешения следователя при производстве экспертизы, давать объяснения эксперту;

6) знакомиться с заключением эксперта или сообщением о невозможности дать заключение, а также с протоколом допроса эксперта (ч. 1 ст. 198 УПК).

Перечисленные права подозреваемого и обвиняемого разъясняются ему следователем (судом) при ознакомлении с постановлением (определением) о назначении экспертизы. Если после ознакомления с постановлением (определением) подозреваемый или обвиняемый заявляет ходатайства, то они должны быть рассмотрены. В случае если ходатайство удовлетворяется, в текст постановления (определения) о назначении СПЭ вносятся соответствующие изменения. Отказ в удовлетворении ходатайства должен быть мотивирован и надлежаще оформлен.

Если на предварительном следствии выносится постановление следователя о проведении стационарной СПЭ в отношении лица, которое не содержится под стражей, то назначающий ее следователь должен обратиться в суд за вынесением решения о помещении данного лица в психиатрический стационар (ч. 1 ст. 203 УПК). Судья выносит такое решение в порядке, установленном ст. 165 УПК. Для помещения на стационарную СПЭ лица, содержащегося под стражей, судебного решения не требуется. На стадии судебного разбирательства для помещения на стационарную СПЭ любого обвиняемого достаточно судебного решения (определения) о ее назначении.

В уголовном судопроизводстве СПЭ подозреваемым, обвиняемым, подсудимым проводится без их согласия. Судебная экспертиза в отношении потерпевшего, за исключением случаев, предусмотренных и. 4 и 5 ст. 196 УПК, а также в отношении свидетеля (ч. 5 ст. 56 УПК) производится с их согласия или согласия их законных представителей, которые даются указанными лицами в письменном виде (ч. 4 ст. 195 УПК, ч. 3 ст. 28 Закона о судебно-экспертной деятельности).

В гражданском судопроизводстве СПЭ всегда проводится с согласия лица, которое подвергается освидетельствованию, за исключением производства по делам, касающимся признания гражданина недееспособным. Если в этих случаях лицо явно уклоняется от медицинского освидетельствования, то суд вправе вынести определение о принудительном направлении лица, в отношении которого рассматривается вопрос о его недееспособности, на СПЭ. Данное решение принимается судом в судебном заседании с обязательным участием прокурора.

Доставка подэкспертного в государственное СПЭУ организуется лицом (органом), назначившим экспертизу (ч. 3 ст. 27 Закона о судебно-экспертной деятельности). Данная обязанность не может возлагаться на самих экспертов и на СПЭУ.

При поручении производства СПЭ сотрудникам государственного СПЭУ постановление (определение) о ее назначении направляется руководителю данного СПЭУ, который в свою очередь поручает производство экспертизы конкретным экспертам из числа сотрудников данного учреждения (ч. 1 и 2 ст. 199 УПК, ч. 1 ст. 84 ГПК). Сотрудник государственного СПЭУ не вправе принимать поручение о производстве СПЭ непосредственно от органа (лица), ее назначившего, а только от руководителя учреждения, где он работает (ст. 16 Закона о судебно-экспертной деятельности). Сотрудникам государственного СПЭУ их права и ответственность разъясняются лишь однажды при приеме на работу или при заключении трудового договора. Расписка о предупреждении об ответственности за дачу заведомо ложного заключения дается экспертом в тексте экспертного заключения или в ином документе, который составляется экспертами по результатам проведенного ими исследования.

Если проведение СПЭ назначено вне экспертного учреждения, то назначивший ее орган (лицо) вызывает эксперта, удостоверяет его личность, специальность, компетентность, отсутствие оснований для отвода и только после этого ему вручается постановление (определение) о назначении экспертизы, разъясняются его права и обязанности, он предупреждается об ответственности за дачу заведомо ложного заключения. О выполненных действиях в постановлении о назначении экспертизы делается отметка, которая удостоверяется подписью эксперта. В судебном заседании эксперт расписывается в протоколе судебного заседания или на специальном бланке, который приобщается к протоколу.

  • [1] Судебная психиатрия : учебник для юрид. вузов / под ред. А. С. Дмитриева, Т. В. Клименко. М., 1998.
  • [2]Дмитриева Т. Б. Подготовка материалов для судебно-психиатрической экспертизы. М., 1995. С. 34.
  • Смотрите еще:

    • Правила узлов учета тепловой энергии Подготовлены новые правила коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя Минстрой России разработал новую редакцию правил коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя. Одно из основных изменений — проводить обязательные […]
    • Безопасность жизнедеятельности законы Правовые основы БЖД Юридической базой всех отраслей законодательства является Конституция РФ (1993 г.), которая обладает наивысшей юридической силой. Основы конституционного строя РФ в области БЖД изложены в статье 7, а права и […]
    • Оформить спортзал в детском саду Оборудование спортзала в детском саду по фгос: делаем правильно При обустройстве спортзала в детском саду существуют три главных непреложных правила: оборудование должно быть в первую очередь безопасным, то есть соответствовать нормам […]
    • Приказ минздравсоцразвития от 260411 Приказ минздравсоцразвития от 260411 Выполнять, иду 342н 26.04.11 рф от приказ минздравсоцразвития существовала Ей это 26.04.11 удалось, залезли в головной приказ глубже, порылись там хорошо, а уж 342н привели в […]
    • Авторское свидетельство и патент Патент и авторское свидетельство: сходство и различия В нашей стране право собственности на любое изобретение может быть передано непосредственно государству, в результате чего выдается авторское свидетельство, действительное 15 лет с […]
    • Страховой стаж без начислений Что такое страховой стаж Наличие стажа играет первостепенную роль в финансовом обеспечении гражданина, как в период его активной трудовой деятельности, так и в годы его нахождения на пенсии. Одним из видов стажа, то есть времени, когда […]
    • Подать иск во время суда Обращение в суд. С чего начать? Если предстоит первое обращение в суд, то всегда возникает закономерный вопрос — с чего начать? Этот материал мы подготовили специально для тех кто не имеет опыта подготовки и подачи в суд документов для […]
    • Закон о банковских операциях Федеральный закон от 2 декабря 1990 года № 395-1 «О банках и банковской деятельности» Федеральный закон «О банках и банковской деятельности» от 2 декабря 1990 года № 395-1 – основной документ, регулирующий создание и деятельность […]