Наказания в казачестве

Положение о суде Казачьей Чести

I. Общие положении

1.1. «Казачий войсковой совет», созданный с целью защиты духовных, политических достижений российского народа, возрождения и поддержания традиций и жизненных принципов казачества, является добровольной, самостоятельной, духовной, внепартийной общественной организацией, руководствуется Конституцией Российской Федерации, действующим законодательством Российской Федерации, Уставами войск, имеет собственную казачью судебную систему и соответствующее судопроизводство по делам казачьей жизнедеятельности.

1.2. Суды Казачьей Чести (в дальнейшем — Суды Чести) это выборные органы Казачий войсковой совет (и дальнейшем — КВС). Суды Чести не подменяют собой государственные судебные и иные правоохранительные органы и структуры.

1.3. Суды Чести в своей деятельности руководствуются Конституцией РФ, действующим законодательством РФ, Уставами Войск, Уставами Отделов, Кодексом Чести и настоящим Положением.

2. Задачи Судов Чести и порядок их формирования

2.1. Главными задачами Судов Чести является: поддержание высокого казачьего духа, дисциплины, защита авторитета Совета и казачьего сообщества, они также призваны активно содействовать воспитанию казаков в духе верности и преданности казачьему общественному движению за возрождение государственной службы российского казачества, развитию норм коллективизма, товарищеского и братского взаимодействия, поддержанию казачьих традиций и обычаев, правильному пониманию казачьей чести и достоинства, строгому соблюдению и беспрекословному исполнению казаками принятых на себя обязательств и правил общественного поведения, законов Российской Федерации, Кодекса Чести казака, решений Кругов и других распорядительных положений органов казачьего самоуправления.

2.2. Суды Чести действуют во всех казачьих обществах, входящих в состав КВС.

2.3. Суды Чести в казачьих обществах, входящих в состав КВС состоят из судей, избранных простым большинством голосов на Больших кругах (сходах) соответствующих казачьих обществ. Количественный состав Суда Чести, соответствующего казачьего общества, устанавливается самим казачьим обществом, но при этом в его составе должно быть не менее трех членов. Кандидаты в судьи Судов Чести окружных казачьих обществ предлагаются казачьими обществами, входящими в состав окружных и прошедшие квалификационный отбор на Суде Чести КВС. Из числа избранных судей на Большом Круге простым большинством голосов утверждается Председатель Суда Чести. Председатель Суда Чести КВС осуществляет контроль деятельности нижестоящих судов а также по мере необходимости организует обучение и сборы судей нижестоящих судов. Избранным судьям выдаются удостоверения и знаки, свидетельствующие об их особом статусе.

2.4. В своей деятельности Суды Чести казачьих обществ, входящих в состав КВС, подотчетны Суду Чести КВС и его Председателю.

2.5. Состав Суда Чести КВС формируется из числа судей Судов Чести казачьих обществ, и предложенных ими для избрания на Большом круге КВС. Члены суда казачьей чести КВС избираются простым большинством голосов на Большом круге КВС открытым голосованием в количестве от трех до одиннадцати человек на срок действия КВС.

2 2.6. Председатель Суда Чести КВС избранный на Большом Круге КВС является главным судьей КВС, выполняющим также административные функции в отношении судов Казачьей чести казачьих обществ, входящих в состав КВС.

2.7. Суд Чести КВС, возглавляемый Председателем, также выполняет функции суда апелляционной инстанции. Суды Чести, в лице их Председателей, на каждом Большом Круге КВС отчитываются о своей деятельности.

2.8. В состав Суда Чести избираются казаки казачьих обществ, входящих в КВС, которые по своим деловым и моральным качествам могут быть образцом дисциплинированности, организованности, честности, порядочности. Председателями Судов Чести могут стать кандидаты, которые наряду с вышеуказанными качествами, имеют высшее юридическое образование.

2.9. Члены Суда чести, не оправдавшие оказанного доверия, или совершившие проступки, несовместимые с высоким званием судьи, могут быть лишены статуса судьи Большим Кругом КВС.

Член Суда чести считается лишенным статуса судьи, если за прекращение исполнения им своих судейских обязанностей проголосовало простое большинство участников соответствующего Круга. О данном факте немедленно уведомляется Председатель Суда Казачьей Чести КВС и Атаманы казачьих обществ, входящих в КВС и Атаман КВС.

3. Дела, рассматриваемые Судом Казачьей Чести КВС и нижестоящих судов Казачьей чести:

— оскорбления, оговор, дискредитация казачьего общества и казаков, хулиганство, злословие, богохульство, если эти действия совершены виновным казаком впервые;

— неисполнение или ненадлежащее исполнение казаками своих обязанностей, а также положений соответствующего Устава и положений Кодекса Казачьей Чести;

— неисполнение казаками: родителями, опекунами, воспитателями своих обязанностей по надлежащему воспитанию своих детей;

— об оскорблении казаком своих родителей, неуважительном отношении к старшим казакам, пожилым людям, женщинам, детям;

— недостойное поведение казака в семье, пьянство;

— дискредитация любыми методами, действиями (бездействием), способами казачьего общества и казаков, неуважительное высказывание о казачьем движении и казаках;

— неуважительно отношение казака к казачьим святыням, форме, укладу казачьей жизни;

— уклонение от прохождения военной службы по призыву;

— уклонение/ненадлежащее исполнение добровольно принятых на себя обязанностей по несению государственной службы в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации;

— уклонение/ненадлежащее исполнение казаком обязанностей, возложенных на казака Атаманом или решений казачьего общества;

— иные дела, касающиеся повседневной жизнедеятельностью казачьего общества;

— об отношениях казачьих структур, входящих в КВС с органами управления КВС, между собой.

4. Порядок рассмотрения дел судами казачьей чести

4.1 Рассмотрение дел Судом Чести КВС и нижестоящими Судами Чести инициируется:

— самим Судом Чести КВС и нижестоящими судами Казачьей чести;

— по заявлению казаков и членов их семей;

— по поручению соответствующего Атамана;

— по решениям Совета старейшин (Атаманов)

— в порядке обжалования постановлений судов нижней инстанции

4.2. Судья Суда Чести КВС и нижестоящих судов Казачьей чести не может принимать участие в рассмотрении дела в случае наличия родства с потерпевшим /виновным, а также если он является свидетелем по данному делу. В случае, если одна из сторон считает состав Суда/судью заинтересованным в исходе рассматриваемого дела, решение об участии судей в рассмотрении дела принимается на заседании остальными членами Суда простым большинством голосов, в отношении состава суда — непосредственно Председателем Суда Чести КВС.

4.3. Рассмотрение дел осуществляется на открытом заседании суда, где имеют право присутствовать любые казаки.

4.4. На заседании суда обязательно приглашается казак, относительно которого рассматривается дело. Если он из уважительных причин не прибыл на заседание суда, дело может быть рассмотрено в его отсутствие. Его интересы в этом случае представляет Атаман соответствующего казачьего общества или казак с надлежаще оформленной доверенностью

4.5. Судья Суда Чести:

— получив заявление или материалы, инициирующие судебное производство, в десятидневный срок принимает решение о принятии его к своему производству и назначает день его слушания, но не позже 30 дней с момента поступления заявления или материалов.

— осуществляет подготовку к слушанию дела: собирает необходимые документы, опрашивает казаков, иных лиц, приобщает к материалам дела другие доказательства, имеет право давать поручения по указанным вопросам другим казачьим судам в случае, когда необходимые материалы невозможно собрать на территории казачьего общества, входящего в состав КВС,

4.6. Во время рассмотрения дела Судом Чести, исследуются все обстоятельства и собранные документы, опрашиваются лица, причастные к делу. По окончании судебного разбирательства, Судом Чести выносится письменное постановление в виде решения

4.7. Отказ казака давать Суду Чести показания, материалы, документы, относящиеся к существу рассматриваемого дела — является недопустимым, и влечет за собой ответственность казака в соответствии с Кодексом Казачьей Чести.

4.8. Судьи независимы в принятии решений и имеют в судебном заседании равные права.

4.9. Решения судов принимаются большинством голосов членов суда. Определяющим голосом при равенстве голосов судей является голос Председателя Суда Чести. В случае несогласия судьи с принятым решением, он вправе изложить особое свое мнение дополнительно в письменном виде, которое приобщается к судебному решению.

4.10. Рассмотрение дел, возбужденных судьями по собственной инициативе, ведется в таком же порядке.

5. Меры наказания, применяемые Судами Чести к виновным казакам:

— оглашение казачьего осуждения;

— требование извиниться перед Советом Атаманов, Советом старейшин, соответствующим Кругом казаков, потерпевшим в присутствии казаков;

— искупление в церкви;

— временное лишение права голоса на ближайшем соответствующем Круге;

— предупреждение об исключении из радов казаков;

— поднятие вопроса о лишении казачьего чина перед атаманом (должностным лицом), который этот чин присваивал;

— исключение из рядов казаков.

5.2. Все решения Суда Чести объявляется на Суде и отражаются в соответствующих приказах атаманов соответствующих казачьих обществ, а также доводятся до сведения всех казаков КВС на ближайшем Большом Круге и через имеющиеся средства информации.

5.3. В отношении казака, отказывающегося выполнить решение Суда Чести, Суд Чести вправе применить к казаку более суровое наказание.

6. Обжалование постановлений Судов Чести.

6.1 Решения нижестоящих Судов Чести в десятидневный срок после их принятия могут быть обжалованы в Суде Чести вышестоящей инстанции.

6.2. В Суд Чести Отдела подаются заявления на пересмотр дела в том случае, если они рассматривались в порядке обжалования Судами Чести нижестоящих инстанций.скачать dle 12.0

Топальская сотня

Суды, наказания и казни у Запорожских казаков

Как в выборе войсковой старшины и распределении земель, так и в судах, наказаниях и казнях запорожские казаки руководствовались не писаными законами, а «древнему обычаю, словесным правом и здравым смыслом».

Писаных законов от них следует ожидать прежде всего потому, что община казаков имела слишком короткое прошлое, чтоб выработать те или иные законы, систематизировать их и изложить на бумаге, а также потому, что все историческое жизни запорожских казаков были полны почти бесконечными войнами, которые не позволяли им слишком останавливаться на устройстве внутреннего строя своей жизни; наконец, запорожские казаки вообще избегали писаных законов, опасаясь, чтобы они не изменили их свобод.

Поэтому сами наказания и казни у запорожских казаков касались всего уголовных и имущественных преступлений; это общее правило у всех народов, стоявших и стоящих на первых ступенях общественного развития: человеку нужно прежде защитить свою личность и имущество, а уже потом думать о других, более сложные звенья общественной жизни. Именно поэтому у запорожских казаков за такое преступление, как кража, который в устроенной государству наказывается штрафом или лишением свободы, назначалась смертная казнь: «У них за единственно путы или плеть вешают на дереве».

Обычай, вместо писаных законов, признавал в качестве гарантии твердого порядка в Запорожье и российское правительство: так, императрица Екатерина II, подавляя восстание гайдамаков, указом от 12 июля 1768 велела «поступать с ними по всей строгости запорожских обрядов».

Но при этом не следует утверждать, что запорожские судьи, руководствуясь в своей практике исключительно обычаем, позволяли себе произвол или волокиту: незначительная численность запорожского общества, его чисто народный строй и полная доступность каждого члена казачьей общины к высшим начальникам, делали суд в Запорожье простым, быстрым и справедливым в полном и точном смысле этих слов. Обиженный и обидчик устно излагали перед судьями сущность своего дела, выслушивали их устное решение и сразу прекращали свои распри и недоразумения. к тому же перед судьями все были одинаково равны – и простой казак и значительный товарищ.

Акты судебных казацких дел, дошедших до нас, обнаруживают, что запорожцы признавали: право первой займу, право договора между товарищами, право давности владений, – последнее, впрочем, допускалось лишь в мизерных размерах, да и то в городах: оно касалось не пахотных земель и угодий, которые были общей собственностью казаков, а небольших огородов и усадеб у домов; признавали обычай наставление преступника бросить злые дела и вести себя праведно, допускались следствия «по самой справедливости, зрелым взглядом» в любое время, кроме постных дней первой седмицы; практиковалось предварительное заключение преступников в военную тюрьму или пушкарню и суровый суд или пытки; конце разрешалась порука всего войска и духовных лиц за преступников, особенно если эти преступники предварительно проявляли себя с выгодной для всего войска стороны или были ему почему нужны.

Те же акты и свидетельства современников дают несколько примеров гражданского и уголовного судопроизводства у запорожских казаков. Из преступлений гражданского судопроизводства важнейшими считались дела с несправедливой денежной претензии, неуплаченного долга, взаимных ссор, различных убытков и потравы, дела о превышении определенной в Сичи нормы продажи товаров.

Из уголовных преступлений крупнейшим считалось убийство казаком товарища, побои, причиненные козаком казаку в трезвом или пьяном виде, воровство казаком у товарища и укрывательство им краденых вещей: «особенно суровыми были за крупную кражу, за которую, при двух определенных свидетелях, наказывают насмерть ». Связь с женщиной и содомский грех, учитывая обычай, запрещавший сечевым казакам бракосочетания; обида женщины, когда казак «обесславит женщину, как не принадлежит», ибо такое преступление «в поругания всего Войска Запорожского служит»; дерзость относительно начальства, особенно по чиновных людей русского правительства; насилие в самом Запорожье или в христианских селениях, когда козак отнимал у товарища лошадь, скот и имущество; дезертирство, то есть самовольное отлучение казака под разными предлогами в степь во время похода против неприятеля; гайдамацтво, т.е. кража лошадей, скота и имущества в мирных жителей украинских, польских и татарских областей или у купцов и путешественников, проезжавших запорожскими степями; приведение в Сечь женщины, не исключая матери, сестры или дочери; пьянство во время похода на неприятеля. Последнее всегда считалось у казаков уголовным преступлением и влекло за собой суровое наказание.

Суровые законы, как отметил Всеволод Каховский, объясняются в Запорожье тремя причинами: во-первых, тем, что туда приходили люди сомнительной нравственности, во-вторых, тем, что войско жило без женщин и не испытывало их смягчающее влияние на нравы, в-третьих, тем, что казаки вели постоянную войну и потому для поддержания порядка в армии нуждались особенно строгих законов.

Судьями у запорожских казаков была вся войсковая старшина, т.е. кошевой атаман, судья, писарь, военный есаул, довбыш, Паланковое полковник и иногда весь Кош. Кошевой атаман считался высшим судьей, поскольку имел верховную власть над всем войском; решение суда Коша время сообщалось особым документом, в котором писалось: «По приказу господина кошевого атамана такого-то, военный писарь такой-то».

Военный судья лишь рассматривал дела, давал советы сторонам, но не утверждал своих определений; войсковой писарь время преподавал приговор старшины на совете; время извещал осужденных, особенно если дело касалось лиц, живших не в самой Сечи, а в паланках; военный есаул выполнял роль следователя, исполнителя приговоров, по-лицийного чиновника; он рассматривал на месте жалобы, следил за исполнением приговоров атамана и всего Коша, оружием преследовал разбойников, воров и грабителей; военный довбыш был помощником есаула и приставом при экзекуциях; он прилюдно зачитывал приговоры старшины и всего войска на месте казни или на военном совете; курении атаманы, которые зачастую выполняли среди казаков роль судьи, в собственных шалашах имели такую ​​ силу, что могли рассматривать споры сторон и телесно наказывать за какие проступки; наконец, Паланковое полковник со своими помощниками – писарем и есаулом, который жил далеко от Сечи, ведавший пограничными разъездами и руководил казаками, жившими в степи в отдельных хуторах и слободах, во многих случаях, при отсутствии сечевой старшины, выполнял также и роль судьи в своих владениях.

Наказания и казни у запорожских казаков назначались разные, в зависимости от характера преступлений. С наказаний применялись: привязывание к пушке на площади за пренебрежение начальства и особенно за денежный долг: если казак задолжает казаку и не захочет или не сможет оплатить ему долг, виновного приковывают цепями к пушке и оставляют до тех пор, пока либо он сам не заплатит своего долга, или кто другой не поручится за него; подобный способ наказания, но только за воровство, существовал у татар, и можно предполагать, что казаки заимствовали его у мусульманских соседей; порка плетью под виселицей за воровство и гайдамацтво: «будучи сами большими ворами с точки зрения постороннего, они жестоко наказывают тех, кто и малейшую вещь украдет у своего товарища »; повреждение членов« изломлением одной ноги на сходку »за ранение ножом в пьяном виде;« за большой вины переламливалы руку и ногу »; разграбление имущества за самовольное превышение таксы – установленной в Сичи нормы продажи товаров, продовольствия и напитков; ссылку в Сибирь, которое, наконец, стало применяться лишь в последнее время исторического существования запорожских казаков, по императрицы Екатерины II; переводы столетних дедов указывают также на наказание розгами, но документов об этом нет, поэтому следует считать, что такое наказание допускалось лишь как единичное явление, мало соотносительно с честью запорожского «рыцаря»; наконец, при взаимной ссоре, по преданию, допускалась и дуэль.

Казни, как и наказания, у запорожских казаков назначались разные, в зависимости от преступления, совершенного тем или иным лицом.

Самой страшной казнью было закапывание преступника живым в землю: так поступали с тем, кто убивал своего товарища – убийцу клали живым в гроб вместе с убитым и обоих закапывали в землю. Наконец, если убийца был храбрым воином и добрым казаком, его освобождали от этой страшной казни, заменяя ее штрафом.

Но самой популярной казнью у запорожских казаков было забивание палками возле позорного столба: до этого осуждали лиц, совершивших кражу или спрятали украденные вещи, позволяли себе прелюбодеяние, содомский грех, побои, насилие, дезертирство. Позорный столб стоял на сечевой площади у колокольни, у него всегда лежала связка сухих дубовых палок с головками на концах, называемых киями и похожих на палки, которые привязывают к цепа. Кии заменяли запорожцам великорусские плети. Если один казак украдет у другого какую-то мелочь, то ли в самой Сечи, или вне ее, а затем его разоблачат, то его приводили на площадь, приковывали к позорному столбу и держали обычно в течение трех дней, а иногда и больше, пока он не уплатит денег за украденную вещь. В течение этого времени мимо преступника проходят товарищи, причем одни молча смотрят на привязанного; другие, напившись, ругают и бьют его; третьи предлагают ему денег: четвертые, прихватив с собой водки и калачей, поят и кормят его, и хотя преступнику не хотелось ни есть, ни пить, он все же должен это делать.

«Пей. сукины сыну, вору! Как не будешь пить, то будем тебя, сукины сына, бить! »- Кричали казаки. Но когда преступник выпьет, то казаки, прицепились к нему, говорят: «Теперь же, брат, дай-ка мы тебя немного попобьемо». Напрасно тогда преступник будет молить о пощаде; на все его просьбы казаки упорно отвечают: «За то мы тебя, сукины сыну, и водкой поили, что нам тебя надо попобиты». После этого они наносили несколько ударов привязанному к столбу и уходили, за ними появлялись другие. В таком положении преступник оставался сутки, а то и пять подряд, на усмотрение судей. Но обычно бывало так, что уже за одни сутки преступника убивали насмерть, после чего его имущество отбирали на войско; случалось, впрочем, что некоторые из преступников не только оставались жить, но и получали от своих пьяных товарищей деньги. Иногда наказанием палками заменяли смертную казнь: в таком случае у наказанного отбирали скот и движимое имущество, причем одну часть скота отдавали на войско, другую – старшина паланки, третью часть и все движимое имущество виновного – его жене и детям, если он был женатым.

Кроме позорному столбу у запорожских казаков использовали виселицу и железный крюк: в них осуждали за «большую» или неоднократную кражу.

Виселице ставили в разных местах запорожских вольностей над большими дорогами или дорогами, они имели вид двух столбов с перекладиной наверху и с веревочным силком или петлей на перекладине. Чтобы выполнить казнь, преступника сажали верхом на лошадь, подводили под виселицу, набрасывали на его шею петлю, быстро отгоняли коня, и преступник оставался висеть в петле. Передают, что от виселицы, по казацкому обычаю, можно было спастись, когда некая девушка проявляла желание выйти за преступника замуж; если этот перевод правильный, то этот обычай допускался, очевидно, учитывая постоянное стремление запорожцев всячески увеличить свою численность за существующего парней сечевиков , но по привычной семейной жизни в паланок казаков. В этом отношении очевидцы приводят такой случай. Однажды вели какого-то преступника на казнь; навстречу ему вышла девушка под белым покрывалом и изъявила желание выйти за него замуж. Преступник, приблизившись к девушке, стал просить ее снять с лица покривку. Девушка сняла. Тогда преступник, увидев перед собой чудовище, изрытым оспой, публично заявил: «Как иметь такую ​​ Дзюбу вести к браку, лучше на виселице дать дуба!”

Железный крюк – и сама виселица, но с заменой петли веревкой с острым железным крюком на конце. Преступника, осужденного на крюк, подводили к виселице, застромлялы под ребра острый крюк и оставляли его так висеть до тех пор, пока его тело не разлагалось и не рассыпались кости, для устрашения ворам и преступникам; снять труп с виселицы не разрешалось никому под угрозой смертной казни. Железным крюком пользовались поляки и, конечно, от них его переняли и запорожские казаки.

Острая свая или острый кол – это высокий деревянный столб с железной спицы наверху; для того, чтобы посадить на острую курю преступника, несколько человек поднимали его по круглой лестнице и сажали на кол, острый конец круга протыкал все внутренности человека и выходил среди позвонков на спине. Наконец, запорожцы редко применяли такую ​​ казнь, и о ее бытовании рассказывают лишь предания древних дедов; зато поляки очень часто практиковали эту казнь для устрашения козаков: запорожцы называли смерть на острой сваи «столбовой» смертью. «Так умер покойный отец, так и я умру потомственно столбовой смертью».

Народные предания рассказывают, что когда поляки подносили на кол запорожцев, то они, сидя на них, издевались над ляхами, прося у них потянуть трубку и потом, покурив, осматривали своих злейших врагов мутными глазами, плевали им «в лицо-глаза», проклинали католическую веру и спокойно умирали «столбовой смертью». Острая свая практиковалась у поляков и татар, от которых, видимо, и была заимствована запорожцами. Для выполнения всех перечисленных казней у запорожских казаков вообще не существовало ката; когда была потребность казнить какого преступника, то его приказывали казнить преступнику, если же в то время был только один преступник, то его оставляли в тюрьме до тех пор, пока не ‘появлялся второй; тогда новый преступник казнил старшего.

С рукописей Очевидца судебных порядков у запорожских казаков, рассказывает о них так: «Права запорожские, по которым они судили и решали спорные дела, были такими. Когда, скажем, случится, что двое казаков между собой засперечаються или подерутся, или друг другу по-соседски сделает вред, то есть своим скотом выпаса хлеб или сено или причинит какой-то другой несправедливости, и не могут помириться между собой, тогда оба, купив на базаре по кружке вина, идут судиться в паланку, к которой принадлежат, и, положив калачи на сырно (стол), становятся возле порога, низко кланяются судьям и говорят: «кланяемся, господа, хлебом и солью». Судьи начинают спрашивать: «Какое ваше дело, господа молодцы?»

Тогда обиженный говорит первым: «Вот, господа, какое наше дело: этот (показывает на своего товарища) обидел, вот столько-то вред мне своим скотом сделал и не хочет мне заплатить и пополнить, следующего за потравы сена и за забой хлеба ». Судьи обращаются к обидчику: «Ну, братец, говори, правда ли то, что товарищ тебя говорит?» На что обидчик отвечает: «Да что ж? То все правда, что я вред сделал моему соседу и не отрекаюсь, но не могу его вдовольствуваты затем, что он лишнее от меня требуе и вреда не имеет столько ». Выслушав их, паланка посылает от себя казаков для засвидетельствования ущерба. После их возвращения, если жалоба оказывалась подходящей, судьи говорили обидчику: «Ну, что ж ты, братец, согласен заплатить ущерб своему соседу или нет?” Обидчик тогда снова кланяется судьям и отрицает: «Да что же, господа, лишнее он с меня требуе, я не согласен платить, в воле ваши и ». Судья долго уговаривает обе стороны помириться и, если они согласны, то паланка сама решает их дело и отпускает по домам. Если же обидчик крутится и не примирюеться в паланке, то их отсылают в Сечь. Когда же позовникы приедут в Кош, то спрашивают друг друга: «А в чей же шалаш впереди пойдем?” Обиженный обычно отвечает: «Пойдем, брат, к нашему шалашу». «Ну, хорошо, пойдем и к вашему куреня», – отвечает позваный. Войдя в шалаш, оба подходят к атаману и говорят ему: «Здравствуй, отец!». «Здравствуйте, господа молодцы! – Отвечает атаман, – садитесь ». «Да нет, отец, никогда садиться, мы дело к тебе имеем». «Ну, говорите, какое ваше дело?» – Спрашивает атаман, и тогда обиженный рассказывает всю приключение и свою обиду, и то, как они судились в паланке. Атаман, выслушав его, спрашивает обидчика, которого он куреня, и узнав, закричит ребятам: «Подо только такого-то шалаша атамана попросите ко мне». Когда этот атаман появится и сядет, то первый его спрашивает: «Это ли вашего куреня казак?»

Второй атаман, спросив казака, получает ответ: «Да, отец, наш курень». После чего дело вновь рассказывается, и атаманы говорят друг другу: «Ну что, брат, будем делать с сими казаками?», А второй атаман обращается к ним: «Да вас уже, братья, и паланка судила?» «Судили, отец» , – отвечают они и кланяются. Атаманы уговаривают позовникив. «Помиритесь, удовлетворит тут же друг друга, и не мордует начальства». Когда обидчик отвечает: «Да что же, родители, когда он требуе лишнее», то атаманы, видя его упорство, говорят своим казакам: «Ну, теперь же, братики, востоке все четверо к судье, что скажет судья». «Хорошо, – отвечают казаки, – подождите же, родители, мы пойдем на базар и купим калачей». Таким образом, все четверо отправляются в судьи. Сначала входят атаманы и, поклонившись, говорят: «Здравствуйте, ваша милость». Судья отвечает: «Здоровые и вы, господа атаманы. Прошу садиться ». Затем появляются позовникы, кланяются судьи, кладут калачи на сырно и говорят: «кланяемся вам, сударь, хлебом и солью». «Спасибо, господа-молодцы, за хлеб и за соль», – отвечает судья и, обращаясь к атаманов, спрашивает: «Что это у вас за казаки? Какое дело имеют? »Один из атаманов рассказывает подробно все дело, решение паланки и их собственное.

Тогда судья обращается к обидчику: «Да как же ты, братец, решился с этим казаком, когда вас судили и паланка, и атаманы, и я приговариваю обиженного удовлетворить, а ты не хочешь этого сделать из упрямства, хотя со всех сторон виноват ».

Но бывает, что позваный не соглашается, держится на самом упрямства и повторяет то, что и раньше: «Да что же, сударь, когда он лишнее требует». «Так ты не согласен, братец?» «Нет, сударь». «Ну, теперь же вы, господа атаманы, идите с ними в кошового, там уже будет им последний суд, решения; идите с богом, господа атаманы, а вы, братцы, забирайте с собой и свой хлеб с творожная». «Да нет, сударь, мы себе купим на базаре». «Забирайте, забирайте, – гневно повторяет судья, – и не держите атаманов, потому что им не одно дело ваше». Наконец, взяв свои хлебы, казаки с атаманами уходят в шалаш кошевого, все кланяются, приговаривая: «Здорово, вельможный пан».

Казаки, положив калачи, добавляют: «кланяемся, вельможный пан, хлебом и солью» и, остановившись у двери, еще раз низко кланяются. На что кошевой отвечает: «Здорово, господа атаманы. Спасибо, молодцы, за хлеб, за соль, а что это, господа атаманы, у вас за казаки? «Атаманы снова подробно рассказывают все дело. Кошевой, немного помолчав, обращается к обидчику и говорит ему: «Ну, как же ты, братец, думаешь решиться с сим казаком? Вас решила паланка, вас решили атаманы, вас решил и судья военный, и теперь дело дошло и до меня. И я, розслухавшися, признаю, что паланка решила ваше дело хорошо, которое и я утверждаю и признаю тебя во всем виновным. Так что же ты мне скажешь? Согласен ли ты обиженного удовлетворить? »« Нет, вельможный пан, требуе лишнее ».

Кошевой повторяет громко и с гневом: «Так ты, братец, не согласен?» «Да, знатный господин, не согласен, в воле вашей». «Ну, хорошо», – встав и исходя из шалаша говорит кошевой; атаманы и казаки так же выходят и, кланяясь, говорят ему: «Прощай, вельможный пан». «Прощайте, паны-молодцы, прощайте да и нас не забывайте», – говорит кошевой и, выйдя из шалаша, созывает свою челядь: «Сторожа, киев». Слуги бегут и несут охапками кии. Тогда вельможный говорит: «Ну, ложись, братец. Вот мы тебя проучим, как правду делать и господ уважать ». «Помилуй, вельможный пан!» – Орет тогда казак не своим голосом. «Нет, братец, не нужно помилование, если ты такой упрямый. Казаки, на руках и на ногах станьте. Сторожа, берите кии и бейте его хорошо, чтобы знал, почем фунт лиха ».

Когда кии начнут между собой говорить, по ту и по другую сторону, винный казак молчит и слушает, что скажут. И когда виновного уже хорошо угостят, то есть дадут 50 или 100 киев, тогда кошевой говорит: «Хватит». Сторожа, подняв свои кии на плечи, стоит, как солдаты с ружьями на страже, но казаки еще придерживают виновного, ожидая окончательного решения. Кошевой вновь обращается к виновному: «Послушай, братец, как тебя паланка решила и сколько обиженный требует, заплати ему непременно, и сейчас заплати, на моих глазах». Тогда виновный отвечает: «Слышу, вельможный пан, слышу и готов все исполнить, что прикажешь».

Кошевой продолжает: «А что это тебя выбили, то переноси здорово, чтобы ты не слишком мудрил и не упирался. А может тебе еще добавить киев? »Но виновный с жалобным криком просит:« Будет с меня и этого, никогда не буду противиться, буду чтить господа ». Тогда наконец кошевой угомонится и скажет казакам на страже: «Ну, хватит, вставайте и казака на волю пускайте, а кии подальше прячьте».

Наказания в казачестве

Крыжанстовская Елена Викторовна – кандидат педагогических наук,
доцент кафедры теории и методики
профессионального образования АГПА (г. Армавир)

В жалованной грамоте черноморским казакам, переселившимся на Кубань, императрица Екатерина II указала их основную задачу: «Войску Черноморскому принадлежит бдение и стража пограничная от набегов народов закубанских». Эта задача стала основным законом жизни казаков Кубани, определив их жизнь, семейный уклад, воспитание подрастающего поколения.

Самобытным было воспитание в казачьих семьях. Главными качествами личности считались: трудолюбие, честность, общительность, радушие и добрый нрав. На первом месте – вера и служение долгу. Казаки не мыслили себя вне православной веры, которая сказывалась на всех сторонах жизни.

Важнейшую роль в сохранении казачьих традиций играли старики, пользующиеся огромным авторитетом. Уважение к старшим – основа семейного уклада. Воспитание сознательной дисциплины, военно-патриотических традиций было главным в семье казаков.
Под методами патриотического воспитания понимались конкретные пути формирования у казаков любви к своему Отечеству и качеств, необходимых для его вооруженной защиты, включающие совокупность средств и приемов, используемых воспитателями (командирами и представителями духовенства) в совместной деятельности с казаками для достижения поставленной цели.

К числу таких методов в первую очередь целесообразно отнести: просвещение, религиозное внушение, пример, награждение, нравственное приучение.

Система методов патриотического воспитания выполняла ряд функций. Важнейшими из них являлись:
– оказание влияния на сознание казака (идеологическое воздействие);
– передача опыта отношений (норм и правил поведения);
– организация поведения казаков в соответствии с установленными традициями, нормами и правилами;
– стимулирование духовных и физических сил казаков при выполнении требований военной службы;
– предупреждение развития нежелательных, негативных черт характера и поведения казаков.

С историей казачества дети знакомились в семье, где передавались от старших примеры ратных подвигов. Главный девиз казаков: «За Веру, Царя и Отечество» был определяющим в воспитании казака с детских лет. Казак считал: «Без догляду и дети не растут». В казачьих семьях радовались рождению будущего казака: « Сын – зернышко, а дочь – полова, ветер дунет – от дома улетит». В беседе, в рассказах, действиях казак передавал свой жизненный опыт, уклад всей казачьей жизни сыновьям. Все секреты, от военных до бытовых, казаки передавали детям. А казачью форму готовили сыну задолго до посвящения в казаки. В семье царил культ казачьей формы, которую одевали по праздникам и в строю. На войсковые празднества, сходы и другие важные мероприятия, проходившие в Екатеринодаре, непременно приглашали смышленых мальчиков от всех казачьих поселений края, с тем, чтобы эти события были запечатлены в их детском сознании. Они передавали все увиденное своим детям. Так и ковалась эта живая цепочка казачьей жизни, культуры.

Семья казаков строго выполняла свои обязанности перед казачьей общиной. Казак должен был строго воспитывать детей, учить чтить старших, выполнять 10 Заповедей Господних, являющихся жизненным правилом казака-христианина. Он разъяснял, толковал, показывал их значения детям. В семьях детям постоянно напоминалось, что за непослушание последует наказание, чтобы проступки больше не проявлялись, и ребенок должен научиться избегать повторения ошибок. В детстве и подростковом возрасте это было действенным способом нравственной школы, формировалось самосознание, социально-культурная адаптация. Семья, казацкая община являлись главными воспитателями. Это была народная педагогика с ее особыми воспитательными традициями и результатами воздействия на психику воспитуемых, отшлифованная вековыми традициями. Она воспитывала характер воина, защитника, ответственного за свое доброе имя.

У казаков были свои обычаи, язык, культура, своя история, психология, своя структура бытия и быта. Нерушимыми были – верность славе предков, любовь к родной земле и ее защита. В казачьих семьях из поколения в поколение передавались сказания о подвигах и ратных делах. Все это было эмоционально окрашено. Речь богата поговорками, пословицами, ярко отражающая атмосферу вольности и независимости, геройства. Язык казаков – чудесный сплав украинского и русского языков, завораживал душу. Поэтому рассказы отцов и дедов становились запоминающимися, воспитание проходило без нудных нравоучений. Детей редко били. Достаточно было отцу, старшему брату, деду выразить свое неудовольствие укоризненным взглядом или нахмуренными бровями. Чтилась в семье мать. Она оставалась за главную в семье, когда казак уходил в поход: « Жинки дома хозяйнуют, а казаки в Сечи». На ее плечи ложились все хозяйственные заботы, присмотр за детьми, уход за стариками. Мать выражала основную нравственную задачу в семье – забота о близких, трудолюбие, воспитание.

В казачьих семьях в труде принимали участие даже малые дети. Мать следила за тем, чтобы с малых лет дети умели заботиться о других, оказывали помощь друг другу, старикам. Именно в раннем детстве мать первая вкладывала в воспитание народную мудрость. В воспитание включалось старшее поколение, поощряли трудовые умения и учили, как действовать в тех или иных ситуациях. Их опыт был неоценим. Именно в семье дети усваивали систему норм и правил поведения, учились подчиняться и брать ответственность на себя. Казаки-ветераны были для детей идеалом личности, нравственным компасом, помогали войти им во взрослый мир во всех его проявлениях.

Роль отца возрастала по мере роста мальчика. Он учил «порядку и делу», как говорят в народе. Меньше баловал, был строг, требователен. Он учил держаться в седле и джигитовке, ухаживать за лошадью. Но главной задачей отца было вырастить настоящего казака, готового к воинской службе. Народная мудрость сохранила об этом много пословиц: «Где саблей не возьмешь, пикой достанешь», «Казак без коня – как зима без снега», «Сабля казаку и славу принесет, и честь спасет».

Воспитание в казачьей семье не передавалось в «готовом» виде детям, а накапливалось. Развивалось и обогащалось всеми членами семьи. Оно плавно выходило из ее рамок, передавалось казачьему обществу, то есть становилось намного шире. Здесь и школа воинской подготовки шире, и жестче наказания, вплоть до порки публичной и даже смертной казни. Молодой казак уже ощущал себя членом казачьего братства, понимая значимость этого членства. Особенностью воспитания было то, что дети осознавали уникальность истории казачества, специфику своей культуры (одежда, обычаи, язык), то есть в казачьих семьях легче происходила этническая самоидентификация детей, отождествление себя с казачьей общностью.

Детей учили уважать обычаи народов Кавказа. Обычай быть гостеприимным воспитывался с детства, что в условиях территориальной разобщенности на Кавказе было очень важно. Казаки интересовались жизнью, бытом, культурой горских народов, сравнивали со своим укладом. Учили детей уважать человека, понимать состояние и желание людей, преодолевать конфликты, неурядицы, быть терпимыми к религиозным чувствам горцев. Хотя и встречались случаи нетрадиционных решений конфликтов между горцами и казаками. Но все эти случаи обсуждались, устанавливались правила достижения цели без крови.

Особое значение предъявлялось в семье к здоровому образу жизни: физической закалке, трезвости, чистоте. Казак не мог показаться пьяным на улице, только в темноте через огород он мог пройти к дому. Дети не имели права садиться за стол с грязными руками. В семье строго следили за репутацией детей, ведь семейная жизнь казака в станице становилась достоянием всех. Казачье общество оценивало казака и членов его семьи по поступкам, делам, строго судило о его надежности – ненадежности, умении держать данное слово. Благодаря этому поддерживались определенные взаимоотношения между поколениями: дочь и сын не могли противоречить отцу, старики всегда сидели на почетном месте, почтительно со старшими здоровались.

Педагогика казачества представляет большие возможности в воспитании нравственности, доброты, трудолюбия, патриотизма, терпимости. Современный педагог должен изучать опыт прошлого поколения в воспитании личности, возрождая традиции народной педагогики.

Из истории и культуры линейного казачества Северного Кавказа: материалы Восьмой Кубанско-Терской научно-практической конференции / под ред. Н.Н. Великой, С.Н. Лукаша. – Армавир: ИП Шурыгин В.Е., 2012. – 216 с.

Смотрите еще:

  • Правила узлов учета тепловой энергии Подготовлены новые правила коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя Минстрой России разработал новую редакцию правил коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя. Одно из основных изменений — проводить обязательные […]
  • Безопасность жизнедеятельности законы Правовые основы БЖД Юридической базой всех отраслей законодательства является Конституция РФ (1993 г.), которая обладает наивысшей юридической силой. Основы конституционного строя РФ в области БЖД изложены в статье 7, а права и […]
  • Оформить спортзал в детском саду Оборудование спортзала в детском саду по фгос: делаем правильно При обустройстве спортзала в детском саду существуют три главных непреложных правила: оборудование должно быть в первую очередь безопасным, то есть соответствовать нормам […]
  • Приказ минздравсоцразвития от 260411 Приказ минздравсоцразвития от 260411 Выполнять, иду 342н 26.04.11 рф от приказ минздравсоцразвития существовала Ей это 26.04.11 удалось, залезли в головной приказ глубже, порылись там хорошо, а уж 342н привели в […]
  • Авторское свидетельство и патент Патент и авторское свидетельство: сходство и различия В нашей стране право собственности на любое изобретение может быть передано непосредственно государству, в результате чего выдается авторское свидетельство, действительное 15 лет с […]
  • Страховой стаж без начислений Что такое страховой стаж Наличие стажа играет первостепенную роль в финансовом обеспечении гражданина, как в период его активной трудовой деятельности, так и в годы его нахождения на пенсии. Одним из видов стажа, то есть времени, когда […]
  • Подать иск во время суда Обращение в суд. С чего начать? Если предстоит первое обращение в суд, то всегда возникает закономерный вопрос — с чего начать? Этот материал мы подготовили специально для тех кто не имеет опыта подготовки и подачи в суд документов для […]
  • Закон о банковских операциях Федеральный закон от 2 декабря 1990 года № 395-1 «О банках и банковской деятельности» Федеральный закон «О банках и банковской деятельности» от 2 декабря 1990 года № 395-1 – основной документ, регулирующий создание и деятельность […]