Мошенничество формальный состав

> «> Состав мошенничества материальный

Берегись мошенничества!

— Конечно материальный, так как объективная сторона содержит три состояляющих деяние, общественно опасные последствия и причинно-следственную связь между деянием и последствиями.

— Формальный состав преступления отличается от материального тем, что в этом составе преступления не требуется наступления неблагоприятных последствий, например, хранение наркотических средств, тогда как в материальныхсоставах это обязательное условие, при краже, например, требуется причинение материального ущерба потерпевшему.

Верховный суд распишет состав преступления «мошенничество»

Верховный суд предлагает дополнить ст.159 Уголовного кодекса (УК; мошенничество) шестью новыми составами: мошенничество в сфере кредитования, получения пособий, мошенничество с банковскими картами, при инвестиционной деятельности, а также в сфере страхования и компьютерной информации. При этом в УК сохранится и классическая формулировка, которая трактует мошенничество как хищение или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

Материальный состав преступления — это состав, момент окончания которого законодатель связывает с наступлением преступного результата (последствий). Если же деяние, направленное на достижение преступного результата, обязательного для данного состава преступления, не привело к его наступлению, состава оконченного преступления не будет. Виновный в таком случае будет нести ответственность за покушение на совершение соответствующего преступления.

Формальными признаются составы .

Как определить состав мошенничества, куда обращаться? 13: 56

Согласно уголовному кодексу Российской федерации, мошенничеством считается завладение правом на собственность чужого имущества. Либо также мошенничеством может считаться хищение, которое было осуществлено обманным путем или в результате злоупотребления чужим доверием. Постоянная борьба с мошенничеством должна вестись не только правоохранительными органами, но и всеми жителями страны. Мошенники не стоят на месте.

Каково полное определение мошенничества?

в соответствии со ст. 159 УК РФ. мошенничество — это хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

«Мошенничество определяется в законе как хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

Предметом мошенничества может быть либо чужое имущество, как и при других формах хищения, либо право на имущество, что отражает специфику данной формы хищения.

С объективной стороны мошенничество заключается в хищении чужого имущества или приобретении права на чужое имущество одним из двух указанных в законе способов: путем обмана или путем злоупотребления доверием.

Активный обман состоит в преднамеренном введении в заблуждение собственника или иного владельца имущества посредством сообщения ложных сведений, представления подложных документов и иных действий, создающих у названного лица ошибочное представление об основаниях перехода имущества во владение виновного.

Пассивный обман заключается в умолчании о юридически значимых фактических обстоятельствах, сообщить которые виновный был обязан, в результате чего лицо, передающее имущество, заблуждается относительно наличия законных оснований для передачи виновному имущества или права на него.

Обман как способ мошеннического завладения имуществом является необходимой фактической предпосылкой, причиной неправомерного перехода имущества из владения или ведения собственника или иного управомоченного лица в незаконное владение виновного.

Лекции онлайн

Мошенничество (ст. 159 УК). Понятие и виды данного преступления. Отличие мошенничества (ст. 159 УК) от причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием ( ст. 165 УК).

наказывается штрафом в размере от двухсот до семисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до семи месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет.

наказывается штрафом в размере от семисот до одной тысячи минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от семи месяцев до одного года либо лишением свободы на срок от двух до шести лет со штрафом в размере до пятидесяти минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца либо без такового.

Мошенничество формальный состав

В данном параграфе будут рассмотрены объективные признаки состава преступления мошенничества: объект и объективная сторона.

Согласно ч. 1 ст. 159 УК РФ мошенничество — это хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

Мошенничество рассматривается как форма (разновидность) хищения, поэтому ему присущи все признаки этого вида противоправного деяния. Между тем, квалифицируя мошенничество, следует обратить внимание на следующее обстоятельство: определение мошенничества в Уголовном кодексе РФ на первый взгляд мало чем отличается от определения в УК РСФСР 1960 г. Так, ч. 1 ст. 159 УК РФ определяет мошенничество как хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием. А в ст. 147 УК РСФСР термин «хищение» отсутствовал и мошенничеством признавалось завладение чужим имуществом или приобретение права на чужое имущество путем обмана либо злоупотребления доверием. Следовательно, основное различие определений, данных в указанных статьях УК РФ и УК РСФСР, состоит в терминологических словосочетаниях соответственно «хищение чужого имущества» и «завладение чужим имуществом».

Однако хищение и завладение отнюдь не равнозначные понятия, ибо «завладение» не всегда может являться «хищением» в прямом смысле этого слова. Так, можно «завладеть» чужим имуществом (одолжить у приятеля, попользоваться вещью и т.п.) на определенное время, не имея при этом умысла и намерения похитить данное чужое имущество. Видимо, учитывая такое различие, законодатель счел необходимым подчеркнуть «хищение», а не «завладение». И с точки зрения юридической техники такая правовая конструкция уголовной нормы вполне оправданна, ибо сужается сфера, круг случаев привлечения лиц к уголовной ответственности [1] .

Предметом мошенничества наряду с имуществом является право на чужое имущество как юридическая категория. Характеристика этого чисто гражданско-правового понятия на практике может вызывать у работников следствия (дознания) некоторые затруднения.

Право на чужое имущество может быть закреплено в различных документах, например в завещании, страховом полисе, доверенности на получение тех или иных ценностей, в различных видах ценных бумаг. Имущественные права, удостоверенные именной ценной бумагой, передаются в порядке, установленном для уступки требований (цессии).

Именно документы, содержащие указания на имущественные права, включая их приобретение, нередко бывают предметом различных мошеннических операций. Причем с момента получения мошенником документа, на основании обладания которым он приобрел право на имущество, преступление признается оконченным, независимо от того, удалось ли ему получить по этому документу соответствующее имущество в натуре или в денежном эквиваленте.

Таким образом, объектом мошенничества являются отношения собственности, а предметом преступления является имущество и имущественные права, правовой режим которых закреплен в ГК РФ и соответствующих федеральных законах.

Современное уголовное законодательство не предусматривает специального состава, посвященного хищению недвижимого имущества, в отличие от прежнего уголовного закона, который в последние годы своего действия имел состав неправомерного завладения чужим недвижимым имуществом. Это не означает, однако, что неправомерное завладение (хищение) чужой недвижимостью в настоящее время перестало быть уголовно наказуемым.

Предмет мошенничества сформулирован законодателем шире, чем обычно понимается предмет хищения. Предметом мошенничества выступают:

· право на чужое имущество.

Право на имущество — это права собственника или законного владельца имущества в отношении этого имущества, имеющие какую-либо форму выражения: форму документа или предмета материального мира. Перечень конкретных прав, подпадающих под понятие «право на имущество», может быть настолько широким, насколько позволяет виновному обратить конкретное имущество в свою пользу или в пользу других лиц. Прежде всего, это, конечно, все имущественные права, вытекающие из правомочий собственника или законного владельца (владения, пользования, распоряжения); это может быть также право требования имущества из другого владения, в том числе временного, и др.

Внешний вид — выражение вовне права на имущество — может быть разным: дарственная на квартиру или договор купли-продажи.

По ст. 159 УК РФ имеется в виду право на чужое имущество, т.е. такое, в отношении которого у виновного нет никаких законных прав.

Нельзя путать право на имущество как предмет мошенничества с теми правомочиями, которые виновный желает приобрести в результате получения такого права. Последние понимаются только как правомочия владения, пользования и распоряжения имуществом (триада правомочий собственника).

Поскольку законодатель выделил право на имущество в качестве самостоятельного предмета мошенничества, постольку завладение им составляет оконченное преступление, вне зависимости от того, получено ли по этому праву конкретное имущество. Законодатель говорит о приобретении права на имущество, а не о получении в результате приобретенного права реального имущества.

Стоимость права на имущество — размер хищения — определяется стоимостью имущества, правами на которое завладевает виновный [2] .

Выделение в одной из форм хищения в качестве предмета права на чужое имущество определено спецификой способов совершения этого хищения — обмана и злоупотребления доверием. Суть мошенничества — получение имущества внешне добровольно, от самого потерпевшего. Способ в любом другом хищении означает совокупность приемов и методов, которыми пользуется лицо для достижения желаемого результата. Применение предусмотренного законом способа, доведение его до конца, выполнение всех обязательных элементов означает, как правило, что виновный получает задуманное. Применение способа в хищении, таким образом, практически всегда неразрывно связано с приобретением чужого имущества, с результатом, к которому стремится виновный. И только в мошенничестве, исходя из специфики способа хищения, способ — обман или злоупотребление доверием, и результат — получение имущества — могут значительно не совпадать во времени в том случае, если какое-либо имущество можно получить только через получение права на него. И для того, чтобы предотвратить весьма вероятные споры о моменте окончания хищения в подобных ситуациях, законодатель совершенно правильно использует для описания предмета мошенничества еще одну его разновидность — право на чужое имущество. Кроме того, это сделано еще и для квалификации неправомерного завладения недвижимостью, когда изъять имущество в физическом смысле просто невозможно.

Потерпевшим в мошенничестве, точнее, лицом, в отношении которого был применен мошеннический обман или злоупотребление доверием, может быть только вменяемое и достаточно взрослое лицо, способное осознавать происходящее.

Считать, что мошенничество возможно только в отношении совершеннолетних граждан, нет никаких оснований. В то же время невозможно назвать тот предельный возраст, по достижении которого можно говорить о совершении в отношении лица мошенничества; в каждом конкретном случае это должно устанавливаться отдельно, с привлечением по мере надобности психологов и педагогов.

Объективная сторона мошенничества заключается в хищении чужого имущества или приобретении права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

Специфичность данного преступления заключается в том, что собственник как бы добровольно передает, либо отчуждает иным образом свое имущество преступнику. Преступник действует таким образом, что создается видимость, что правообладание на имущество действительного собственника перешло к нему на вполне законных основаниях. Между тем в силу п. 2 ст. 209 ГК РФ отчуждение имущества может быть произведено только лишь с согласия и (или) по поручению собственника. А поскольку такого согласия и своего волеизъявления на отчуждение имущества собственник не давал, то преступник путем ли обмана или злоупотребления доверием фактически изымает это имущество у титульного (непосредственного) собственника. Именно эти два действия и составляют признаки объективной стороны мошенничества, однако законодатель к сожалению не раскрывает этих понятий.

На практике под обманом понимают умышленное искажение или сокрытие истины с целью ввести в заблуждение лицо, в ведении которого находится имущество, и таким образом добиться от него добровольной передачи имущества, а также сообщение с той же целью заведомо ложных сведений. Иными словами, обман — это прежде всего сознательная дезинформация контрагента либо иного лица.

Обман — понятие широкое, оно включает в себя не только предоставление ложных сведений, но и факт умолчания об истине либо замалчивание иных сведений. Поэтому сам факт искажения истинных действий (бездействия) должен носить исключительно предумышленный характер (прямой либо косвенный умысел). Нет умысла — нет и состава мошенничества. Следовательно, наличие умысла как субъективной стороны преступления обязательно для того, чтобы признать совершенное таким способом хищение мошенническим действием [3] .

Рассмотрим некоторые аспекты квалификации мошенничества, связанного с обманом.

Мошенничество, которое связано с подделкой и использованием фальшивых документов, необходимо отличать от случаев устройства на работу по поддельному диплому и получения при этом определенной зарплаты за выполнение круга обязанностей по должности, которую лицо не имело права занимать.

Приведем характерный пример. Некий гражданин, предъявив в отдел кадров подложный диплом о высшем образовании, был зачислен на должность директора организации, где довольно успешно выполнял возложенные на него обязанности. Здесь отсутствует состав хищения денежных средств путем мошенничества, поскольку гражданин выполнял работу, получая за это заработную плату по штатному расписанию.

В подобных случаях лицо, подделавшее официальный документ, будет нести ответственность по ст. 327 УК РФ, т.е. за подделку такого документа (ч. 1) и за использование заведомо подложного документа (ч. 3).

В мошенничестве выделяют активный и пассивный обман. Активный обман имеет место тогда, когда его содержание составляют различные обстоятельства, относительно которых преступник вводит в заблуждение потерпевшего (искажение истины). Пассивный обман состоит в несообщении таких фактов, которые бы удержали лицо от передачи имущества. Нередко в содержание обмана входит ложное обещание, заключающееся не только в искажении фактов, но и в сообщении одновременно ложной информации о своих подлинных намерениях в будущем.

Приобретение права на имущество путем обмана или злоупотребления доверием — это особая разновидность мошенничества-хищения. Выделение ее потребовалось, поскольку в общем понятии хищения говорится о предмете — чужом имуществе; только предмет и разделяет хищение чужого имущества и приобретение права на чужое имущество.

С объективной стороны мошенничество включает в себя деяние — хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество, совершенное способами обмана или злоупотребления доверием, последствие — имущественный ущерб собственнику или законному владельцу и причинную связь между деянием и последствием.

Хищение в мошенничестве, как и во всяком другом хищении, обладает всеми теми признаками, которые рассматривались выше. Оно является противоправным, безвозмездным, совершенным с корыстной целью и причинившим ущерб собственнику или законному владельцу имущества. И только в зависимости от того, что было предметом преступления, деяние выражается или в изъятии чужого имущества и обращении его в свою пользу или пользу других лиц, или в приобретении права на чужое имущество, которое, опять-таки, обращается в свою пользу или в пользу других лиц.

Специфика же мошенничества выражается в его способах — обмане и злоупотреблении доверием.

Обман предполагает информационное воздействие на потерпевшего, при котором он вводится в заблуждение. Такое воздействие предпринимается с целью заставить потерпевшего передать виновному не принадлежащее ему чужое имущество или право на чужое имущество. Различают два вида обмана: первый, он же классический, встречающийся чаще — искажение истины, в том числе полная ложь (активный обман); второй — умолчание об истине, когда сообщение сведений о ней может повлиять на принятие потерпевшим решения (пассивный обман).

По форме выражения обман может быть устным и письменным, в том числе с использованием поддельных документов; словесным и действием; выделяют также конклюдентную форму обмана.

Конкретных проявлений обмана на практике существует великое множество. Их можно классифицировать, например, следующим образом:

· обман относительно действительных намерений;

· обман в предмете преступления: в его свойствах, качестве, количестве;

· обман в каких-либо фактах или событиях;

· обман в личности виновного [4] .

Злоупотребление доверием, второй мошеннический способ, стоит очень близко к обману и часто связан с ним. В любом мошенничестве всегда присутствуют элементы и обмана, и злоупотребления доверием. Но, как правило, что-то одно является причиной передачи потерпевшим виновному имущества. Иногда, и часто, это, действительно, обман; но вполне возможно, что в качестве такой первопричины служит именно злоупотребление доверием. Так, если лицо продает другому лицу медное кольцо, выдавая его за золотое, то причиной получения денег за это кольцо служит обман — заверение виновного в определенном качестве кольца, хотя, конечно, и некоторые элементы злоупотребления доверием здесь тоже имеют место. Напротив, при получении лицом кредита в банке с тем, чтобы присвоить его, причиной передачи этому лицу имущества в виде кредитных денег служат доверительные отношения, возникшие между банком и виновным, и основанные на каких-либо объективных обстоятельствах (наличии залогового имущества, собственной недвижимости и т.п.). Хотя, очевидно, и в этой ситуации имеют место элементы обмана.

Под злоупотреблением доверием как способом мошенничества следует понимать использование виновным для незаконного получения чужого имущества особых, доверительных отношений, сложившихся в силу наличия каких-либо обстоятельств между ним и потерпевшим. Очень часто в основе этих доверительных отношений лежат отношения гражданско-правовые, хотя это могут быть и отношения, основанные на трудовых, а также на особых личных связях (родстве, дружбе, любви и т.п.).

Злоупотребление доверием возможно только в отношении вменяемого и вышедшего из малолетнего возраста потерпевшего. В противном случае, когда виновный пользуется доверием невменяемого или малолетнего с тем, чтобы заставить его передать ему имущество или право на него, мошенничество отсутствует и содеянное квалифицируется как кража.

В качестве видов мошеннического злоупотребления доверием могут быть названы следующие:

· невозвращение виновным имущества, полученного в прокат (по договору проката).

· отказ от оплаты и присвоение товаров, полученных виновным в кредит (товарный кредит);

· занятие денег или имущества в долг и присвоение их;

· получение аванса за работу, которую виновный не собирается выполнять;

· получение и присвоение банковских кредитов;

· присвоение арендованного имущества;

· получение и присвоение предоплаты по каким-либо договорам и т.д. [5]

Не следует путать понятия «доверие» и «доверчивость». Если первое основано, как правило, на каких-либо основаниях, то второе является индивидуальным свойством характера конкретного человека и сколько-нибудь убедительных оснований под собой не имеет. В то же время совсем исключить мошенничество в отношении особенно доверчивого человека, видимо, нельзя. Если виновному известно это качество потерпевшего, и он его использует для завладения имуществом, следует говорить о составе мошенничества.

Указанными способами при мошенничестве и вымогательстве преступник может «приобрести» не только право собственности, но и любые иные имущественные права на недвижимость, в том числе обязательственные. При этом нельзя согласиться с тем утверждением, что в этом случае преступник приобретает отдельные правомочия собственника по владению, пользованию или распоряжению имуществом. Преступник оформляет не абстрактные правомочия собственника, а конкретные гражданские имущественные права, например по договору аренды. В любом случае преступление в форме «приобретения прав» на недвижимость будет окончено в момент государственной регистрации такого права, что прямо вытекает из гражданского законодательства. Фактическая передача в пользование, например, земельного участка (без оформления прав на него) вследствие угроз может рассматриваться в качестве результата вымогательства в отношении «имущества» (в пользование), но не «права на имущество».

В связи с пониманием в качестве мошенничества действий, направленных на приобретение иных отличных от права собственности прав на имущество, возникает проблема толкования таких квалифицирующих признаков мошенничества как мошенничество, совершенное в крупном размере.

Примечание к ст. 158 УК предусматривает, что «крупным размером. признается стоимость имущества, в пятьсот раз превышающая минимальный размер оплаты труда». Поэтому в случае приобретения права на недвижимость для квалификации мошенничества и вымогательства имеет значение не стоимость права на имущество (например, цена аренды), а цена имущества, право на которое приобретает виновный.

Остается решить вопрос с уголовной ответственностью за завладение той, несомненно, большей частью недвижимого имущества, которое похитить путем перемещения в пространстве ввиду его физических свойств невозможно (земля, недра, здания сооружения и т.д.).

Завладение правом на имущество представляет собой юридическое оформление необходимых документов, в результате которого виновный приобретает права владения, пользования и распоряжения конкретным имуществом. Непосредственно о праве на имущество как предмете хищения говорится в диспозиции ч. 1 ст. 159 УК (мошенничество), при этом вид имущества (движимое или недвижимое), о котором идет речь, не определяется. Хотя вызывает определенные сомнения формулировка, заложенная законодателем в указанной норме, — «приобретение права на имущество», так как мошенничество в целом представляет собой форму хищения, а хищение в примечании к ст. 158 УК определяется как изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц.

Сложнее квалифицировать действия лица при фактическом завладении недвижимым имуществом без оформления необходимых документов по переходу права собственности на данное имущество. Можно ли признать подобные действия хищением чужого имущества? Очевидно, можно. При этом случаи фактического завладения чужим недвижимым имуществом необходимо разделить на две группы:

· когда виновный преследует цель в будущем оформить документы по переходу к нему или другим лицам права собственности на незаконно захваченное недвижимое имущество;

· когда он намерен фактически владеть, пользоваться, распоряжаться незаконно захваченным недвижимым имуществом без оформления документов, подтверждающих его право собственности на данное имущество [6] .

Может показаться, что в первом случае должен стоять вопрос о привлечении лица к уголовной ответственности за хищение, предметом которого является право на недвижимое имущество. Таким образом, фактическое завладение недвижимым имуществом представляло бы здесь первый этап хищения права на него, и в зависимости от способа завладения им, способа оформления права на данное имущество и конструкции состава хищения действия преступника должны были бы квалифицироваться как покушение на кражу, мошенничество, присвоение, растрату, грабеж либо разбой.

Действия виновного, фактически завладевшего таким имуществом, при наличии у него цели оформления в будущем необходимых документов, подтверждающих его право собственности на данное имущество, также необходимо квалифицировать как хищение недвижимого имущества, а не покушение на хищение права на него.

Представляется, что уголовный закон позволяет квалифицировать завладение недвижимым имуществом как хищение. Возникающие в этом случае сомнения основаны, как отмечалось, на традиционном понимании хищения как перемещения чужого имущества в пространстве.

В понятии хищения, изложенного в примечании к ст. 158 УК, отсутствуют какие-либо ограничения его предмета в смысле деления имущества на движимое и недвижимое.

Объективная сторона хищения (как следует из законодательного определения его понятия) слагается из двух действий: изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц. Союзы «и» и «или», заложенные законодателем в понятие хищения, позволяют предположить, что указанные действия могут осуществляться виновным как альтернативно, так и совместно. Отсюда следует, что хищение с объективной стороны может совершаться путем: изъятия чужого имущества, обращения его в пользу виновного или других лиц, изъятия и обращения этого имущества в пользу виновного или других лиц.

Однако первый вариант предложенного определения объективной стороны хищения скорее всего будет неприемлем для практики, так как для признания хищения оконченным преступлением необходимо, чтобы имущество было не только изъято, но и чтобы виновный получил реальную возможность пользоваться или распоряжаться похищенным, т.е. необходимо обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц.

Таким образом, хищение, исходя из смысла закона, фактически представляет собой обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, которое может осуществляться как с изъятием имущества, так и без такового.

Можно выделить три случая совершения хищения, когда в действиях преступника не усматривается фактического изъятия имущества.

Во-первых, это касается таких форм хищения, как присвоение и растрата, когда имущество вверено лицу для определенных целей и находится у него в фактическом владении на законных основаниях. Виновный в этом случае является одновременно и преступником, совершающим хищение, и законным владельцем имущества, у которого хищение совершается. В такой ситуации говорить об изъятии имущества было бы неверно.

Во-вторых, хищение может быть совершено путем обращения имущества в пользу виновного или других лиц без его изъятия, когда его предметом выступает право на имущество. Совершить такое хищение возможно только в случаях, когда законом предусмотрен специальный порядок оформления права собственности на конкретное имущество. Хищение представляет собой незаконный переход права собственности на имущество от одного лица (собственника) к другому (непосредственно преступнику или иным лицам). При этом для квалификации хищения не имеет значения, о каком имуществе идет речь — движимом или недвижимом. При совершении хищения права на имущество собственник может остаться фактическим владельцем имущества (например, жить в квартире), но формально все права по владению, пользованию, распоряжению данным имуществом принадлежат преступнику. Исходя из изложенного, диспозицию ч. 1 ст. 159 УК можно было сформулировать в более простой форме, например: «Хищение чужого имущества или права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием», что полностью соответствовало бы законодательному определению понятия хищения.

В-третьих, хищение путем обращения имущества в пользу виновного или других лиц, не сопряженное с изъятием имущества, может представлять собой фактическое завладение имуществом, которое ввиду его физических свойств невозможно изъять, т.е. переместить в пространстве. При этом собственник или иной владелец имущества лишается контроля над ним и не может фактически осуществлять свои права пользования, владения и распоряжения данным имуществом. Предметом хищения здесь выступает недвижимое имущество, такое, как земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты, здания, сооружения, частные предприятия и др. Например, если какой-либо из указанных объектов был захвачен с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, такие действия могут при наличии всех других признаков хищения квалифицироваться как разбой; без насилия — как грабеж, если обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц совершено тайно — как кража, с применением обмана — как мошенничество и т.д. [7]

Таким образом, уголовный закон допускает включение в предмет мошенничества любых видов недвижимого имущества, в том числе позволяет квалифицировать незаконные действия, связанные с фактическим завладением чужим недвижимым имуществом, как мошенничество.

При этом объективная сторона, выражающаяся в действиях виновного по хищению недвижимого имущества и обстоятельствах его хищения, может иметь очень много аспектов, т.к. состав преступления мошенничества предусматривает совершение данного преступления путем обмана или злоупотребления доверием. Что же касается наступивших последствий, то здесь всегда имеют место случаи наличия квалифицированного состава преступления именно по объективной стороне, связанных с размером причиненного ущерба, т.к. данный состав преступления носит ярко выраженный материальный характер. Все эти аспекты будут подробно рассмотрены в параграфе 2.3.

[1] Тарасова Н.В. Мошенничество как форма хищения // Российское законодательство в современных условиях. Материалы IV ежегодной научно-практической конференции, 10 октября 2006 г., г. Брянск. — Брянск: ООО «Издательство Курсив», 2006. — С. 231-240

[2] Современное уголовное право. Общая и особенная части: Учебник / Под ред.: Наумов А.В. — М.: Илекса, 2007. С. 612

[3] Аванесян С.Р. Мошенничество как форма хищения // Право: теория и практика. — М.: Тезарус, 2007, № 4 (93). — С. 65-67

[4] Малыхина Т.А. Факторы, детерминирующие мошенничество // «Черные дыры» в Российском Законодательстве. Юридический журнал. — М.: «1К-Пресс», 2007, № 1. — С. 418-421

[5] Тарасова Н.В. Мошенничество как форма хищения // Российское законодательство в современных условиях. Материалы IV ежегодной научно-практической конференции, 10 октября 2006 г., г. Брянск. — Брянск: ООО «Издательство Курсив», 2006. — С. 231-240

[6] Горобченко С.В. Криминалистическая классификация способов совершения мошенничества в сфере оборота недвижимости // Право и образование. — М., 2008, № 8. — С. 165-172

[7] Никитенкова Н.Ю. Мошенничество на рынке недвижимости // Юридическая теория и практика. — Челябинск: Изд-во Челяб. юрид. ин-та МВД РФ, 2008, № 1. — С. 130-133

Конференция ЮрКлуба

Хищение. Состав материальный vs формальный.

Читаем в комменте к УК (http://www.info-ur.ru/pps/158.html):
Хищение чужого имущества — материальный состав преступления [мое прим. Искл. — разбой], в объективную сторону которого в качестве обязательного признака входят общественно опасные последствия. Преступный результат при хищении состоит в причинении собственнику реального материального ущерба, размер которого определяется стоимостью изъятого преступником имущества.

Плохо у меня получается зацепить эту мысль — почему всегда материальный. Факт мошенничества, допустим, свершился — казалось бы, все.
В 158-й: «Под хищением в статьях настоящего Кодекса понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества».

Верно ли я мыслю, что состав материальный в связи с раздроблением гипотезы в данной норме и отсылкой к общественно опасным последствиям из статьи 158?

Мусорок 18 Янв 2010

Плохо у меня получается зацепить эту мысль — почему всегда материальный. Факт мошенничества, допустим, свершился — казалось бы, все.

не просто обмануть, но и путем такого обмана завладеть имуществом — тогда будет хищение и мошенничество
а если просто обмануть, а имуществом не завладеть, то это и не будет хищением — вросто — врунишка лживый

крупыч 18 Янв 2010

Факт мошенничества, допустим, свершился — казалось бы, все.

Разница в материальных и формальных составах — в том, когда наступает момент под кодовым названием «всё». Диспозиция всех хищений (кроме разбоя) расписана таким образом, что оконченным преступление будет в тот момент, когда преступник фактически завладел чужим имуществом и/или получил реальную возможность распоряжаться им. До этого момента преступление будет неоконченным. Разбой наоборот сформулирован как нападение с целью завладения чужим имуществом. Т.е. достаточно иметь цель (сове6ршение хищения) и совершить непосредственно нападение. А там кто кого — уже по барабану. Преступление является оконченным.

Добавлено немного позже:

Вообще не понял Вашей мысли.

Pepper 18 Янв 2010

Вообще не понял Вашей мысли.
[/quote]

Гипотеза раздроблена — одно из требований содержится в ст. 158. А именно требование об ущербе. Т.е. пока не нанесен ущерб, хищение не случится. Такова была мысль.

По хищению теперь понял. А вот по краже почему материальный?
Сообщение отредактировал Pepper: 18 Январь 2010 — 21:35

Мошенничество в виде приобретения права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием

Диспозиция ч. 1 ст. 159 УК РФ выделяет специальную разновидность мошенничества — приобретение права на чужое имущество.

Широкое понимание имущества в качестве предмета преступлений против собственности, включающее в себя в числе прочего и имущественные, в том числе обязательственные права, влечет за собой столь же широкое понимание «приобретения права на имущество». Таковым считается получение имущественных прав, связанных не только с владением, пользованием и распоряжением имуществом, но и с имущественными требованиями, возникающими между участниками гражданского оборота, то есть приобретением любых гражданских прав, имеющих экономическое содержание, включая также и имущественные права на работы, услуги, результаты творческой деятельности.

Некоторые авторы считают, что приобретение права на имущество предполагает посягательство исключительно на отношения собственности: Право на имущество — это юридическая категория, включающая в себя определенные правомочия собственника, то есть права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему имуществом. Причем право на имущество не может быть идентифицировано с имущественными правами. В статьях Уголовного кодекса, где в качестве предмета преступления названо имущество, под ним следует понимать только совокупность вещей, включая деньги и ценные бумаги. Имущественные обязательства в принципе не могут быть предметом не только хищения, но и преступного посягательства вообще. Имущественные права могут выступать в качестве предмета преступлений против собственности, но не хищений, а такого преступления, как причинение имущественного ущерба собственнику путем обмана или злоупотребления доверием, ибо материальный ущерб выражается в данном случае в виде непередачи должного. Таким образом, предметом хищения, прежде всего, выступают вещи.

Данная точка зрения представляется сомнительной, поскольку она противоречит диспозиции ст. 159 УК РФ и не отвечает на вопрос о том, как следует квалифицировать преступные деяния, посягающие на «приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием». Кроме того, рассматриваемое понятие «объемлет всякое право на имущество в смысле вещи, включая как вещные, так и обязательственные права». В этой связи мы придерживаемся позиции тех авторов, которые считают, что предметом мошенничества, помимо имущества, является также право на имущество как юридическая категория, что в целом отражает специфику данной формы хищения.

В то же время, анализируя указанную норму, а также текст примечания 1 к ст. 158 УК РФ, можно сделать вывод о том, что такую разновидность мошенничества как приобретение права на чужое имущество в современной законодательной редакции нельзя в полной мере соотнести с понятием хищения, так как оно «не подпадает под признаки определения, данного в примечании к ст. 158 УК», поскольку не связано с изъятием и (или) обращением в пользу виновного или других лиц предмета преступления — чужого имущества.

Таким образом, законодатель допустил наличие в одной уголовно-правовой норме смешанного состава, когда в одном случае преступление может быть совершено путем хищения, в другом — при отсутствии его признаков. Приобретение права на чужое имущество, совершенное путем обмана и (или) злоупотребления доверием, еще не означает его фактическое извлечение из обладания собственника и незаконный перевод во владение других лиц, поскольку для этого виновному необходимо совершить ряд юридически значимых действий, направленных на непосредственную реализацию этого права.

Исходя из лексического значения, понятие «право» рассматривается как «охраняемое государством, узаконенная возможность, свобода что-нибудь делать, осуществлять». Таким образом, с учетом того, что закон исключает возникновение субъективного права в результате неправомерных действий, едва ли возможно признавать «приобретение права на чужое имущество» преступными действиями имущественного характера. В данном случае точнее было бы говорить о посягательстве на имущественные права, совершенном определенным образом, в связи с чем, представляется необходимым изменить ч. 1 примечания к ст. 158 Уголовного кодекса РФ, а также изменить редакцию ст. 159 УК РФ.

Приобретение права на чужое имущество представляет собой особую разновидность посягательства на собственность, которая по своей юридической сути не является хищением, так как не связана с непосредственным изъятием и (или) обращением чужого имущества в пользу виновного или других лиц. Специфика данной разновидности мошенничества заключается в том, что лицо, его совершающее, путем обмана или злоупотребления доверием не завладевает имуществом, а лишь приобретает право на него. По существу речь идет о юридическом способе изъятия, в отличие от физического, о котором идет речь в примечании 2 к ст. 158 УК РФ.

Юридически имущественные права представляют собой субъективные права участников правоотношений, связанные с владением, пользованием и распоряжением имуществом, а также с теми материальными (имущественными) требованиями, которые возникают между участниками гражданского оборота по поводу распределения этого имущества и обмена (товарами, услугами, работами, ценными бумагами, деньгами и тому подобное). Имущественным правом являются правомочия собственника, право хозяйственного ведения, право оперативного управления (вещные имущественные права) и обязательственные права (в том числе право на возмещение ущерба, причиненного жизни или здоровью гражданина, а также вреда, причиненного имуществу физического или юридического лица), права авторов и изобретателей на вознаграждение за созданными ими произведения (сделанные изобретения), наследственные права и так далее.

В гражданском законодательстве России под правом на имущество понимаются имущественные права, которыми определяются субъективные права участников правоотношений, связанные с владением, пользованием и распоряжением имуществом, а также материальными (имущественными) требованиями, которые возникают между участниками экономического оборота по поводу распределения этого имущества и обмена (товарами, деньгами, ценными бумагами, услугами, выполняемыми работами и так далее).

В соответствии со ст. 128 ГК РФ имущественные права относятся к объектам гражданских прав. Однако в уголовном праве России имущественные права в соответствии с ч. 1 ст. 159 УК РФ рассматриваются как самостоятельная категория, отличная от такой категории как имущество. Нетождественность в уголовно-правовом смысле имущества и права на имущество обусловлено тем, что в ч. 1 ст. 159, а также ч. 1 ст. 163 УК РФ то и другое обозначается различными терминами и, следовательно, тому и другому придается различное уголовно-правовое значение.

С точки зрения законодателя приобретение права на имущество не равнозначно приобретению имущества. Так, обладатель права на имущество для того, чтобы приобрести само имущество, должен совершить еще другие, дополнительные действия. При этом лицу, противоправно приобретшему право на имущество, в том числе путем обмана или злоупотребления доверием, собственник либо иной владелец данного имущества может воспрепятствовать в реализации этого права путем обращения, например, в правоохранительные или иные государственные органы.

Понятие «приобретение права на чужое имущество» подразумевает под собой оформление права собственности на вещь либо приобретение обязательственного права, которое позволяет завладеть этой вещью в будущем. При этом, в последней части объективная сторона преступления оказывается сконструированной по типу формального состава, отличаясь тем самым от хищения моментом окончания.

Ю.И. Ляпунов, придерживаясь аналогичной позиции, также исходит из того, что закрепление права на имущество в различных документах (завещании, страховом полисе, доверенности на получение тех или иных материальных ценностей) предопределяет то обстоятельство, что при получении мошенником документов, на основании обладания которыми он приобретает право на имущество, преступление считается оконченным, независимо от того, удалось ли мошеннику получить по ним соответствующее имущество.

Таким образом, рассматриваемую разновидность преступлений против собственности можно определить как противоправное безвозмездное приобретение права на чужое имущество в пользу виновного или других лиц, совершенное путем обмана или злоупотребления доверием, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущественного права, либо создавшее угрозу причинения такого вреда, совершенное из корыстной или иной личной заинтересованности.

В.Н. Лимонов, отмечая неодинаковую правовую природу этого вида преступления, а также различную степень общественной опасности каждой формы мошенничества, предлагает разделить указанную норму на две самостоятельные статьи, предусматривающие ответственность за мошенничество, совершенное с целью завладения имуществом, и за мошенничество, совершенною с целью завладения правом на имущество.

Свою точку зрения В.Н. Лимонов обосновывает тем, что законодатель придал различное правовое значение незаконному приобретению чужого имущества и незаконному приобретению права на чужое имущество, которое выражается в двух моментах: социальном и уголовно-правовом.

Суть социального момента состоит в неодинаковой степени общественной опасности мошенничества, состоящего в хищении чужого имущества, а также мошенничества, выражающегося в приобретении права на чужое имущество. Первой разновидности такого деяния характерна более высокая степень общественной опасности, поскольку происходит непосредственное изъятие имущества из обладания собственника, в то время как при второй разновидности собственник или иной владелец имущества утрачивает лишь право на него.

Уголовно-правовой момент заключается в том, что указанные разновидности мошенничества имеют различные моменты окончания преступления: хищение, совершенное в форме мошенничества, считается оконченным, когда виновный получает реальную возможность распорядиться имуществом, а при мошенничестве, состоящем в приобретении права на имущество — с момента получения такого права виновными.

Частично соглашаясь с позицией В.Н. Лимонова, мы полагаем, что завладение правом на имущество не является разновидностью мошенничества, поскольку, как это было обосновано выше, оно не подпадает под признаки хищения. По нашему мнению, приобретение права на чужое имущество, совершенное путем обмана или злоупотребления доверием, должно быть отнесено к группе корыстных преступлений против собственности, не являющихся хищением. В этой связи, нами предлагается внести следующие изменения в Уголовный кодекс РФ:

«1. Мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием;

2. Мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, а равно с причинением значительного ущерба;

3. Мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере;

2. Дополнить статьей 159.1 с диспозицией следующего содержания:

2. То же деяние, совершенное группой лиц по предварительному сговору либо в крупном размере;

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи:

а) совершенные организованной группой;

б) причинившие особо крупный ущерб».

Родовым объектом мошенничества, как и других преступлений против собственности, являются общественные отношения, обеспечивающие нормальное функционирование экономической системы Российской Федерации.

В качестве видового объекта выступают отношения собственности в целом, включающие права собственника по владению, пользованию и распоряжению, принадлежащим ему имуществом.

Непосредственным же объектом выступает та конкретная форма собственности, на которую было осуществлено посягательство.

В соответствии со ст.ст. 213-215 Гражданского кодекса РФ выделяются следующие формы собственности и, соответственно, право на них:

— собственность граждан и юридических лиц (кроме государственных и муниципальных предприятий и учреждений, финансируемых собственником);

— государственная собственность, подразделяемая на федеральную собственность и собственность субъектов РФ;

— муниципальная собственность, включающая в себя имущество, принадлежащее на праве собственности городским и сельским поселениям, а также иным муниципальным образованиям.

Обобщая вышеизложенное, необходимо отметить, что приобретение права на чужое имущество выражается, как правило, в завладении различных документов, посредством которых возможно отчуждение чужого имущества, либо совершение иных действий по созданию видимости правомерного завладения имуществом или приобретении отдельного правомочия по имуществу.

Таким образом, можно выделить три вида приобретения права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием: 1) приобретение права на чужое имущество с целью дальнейшего завладения им, например, получение путем обмана либо злоупотребления доверием доверенности от юридического лица на получение денежных средств в банке с целью их хищения; 2) приобретение права на чужое имущество для создания видимости правомерного владения имуществом, уже находящимся у виновного, например, получение путем обмана или злоупотребления доверием правоустанавливающего документа на имущество, которым он незаконно пользуется; 3) приобретение права на чужое имущество в виде осуществления отдельного правомочия по управлению чужим имуществом без его хищения, например, получение доверенности на распоряжение дачным участком.

Все формы собственности, с точки зрения их юридической защиты, являются равноценными и подлежат одинаковой охране нормами уголовного законодательства. Так, Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении № 5 от 25.04.1995 г. «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности» указал, что «Поскольку закон не предусматривает дифференциации ответственности за эти преступления в зависимости от формы собственности, определение таковой не может рассматриваться обязательным элементом формулировки обвинения лица, привлеченного к уголовной ответственности». Установление непосредственного объекта мошенничества не влияет на квалификацию содеянного, однако необходимо для решения вопроса о признании собственника потерпевшим и гражданским истцом по уголовному делу, а также при решении вопроса о порядке возмещения ущерба.

Объективная сторона мошенничества складывается из трех основных элементов:

— общественно-опасного действия (бездействия);

— общественно-опасных последствий совершенного;

— преступления (преступного результата);

— причинной связи между этим действием (бездействием) и наступившими последствиями. Преступление представляет собой, прежде всего, акт человеческой деятельности, направленный к достижению преступной цели, основу которого составляет телодвижение в виде действия (выстрел из пистолета) или бездействия (невыполнение возложенных на лицо обязанностей), либо их система. Обман (злоупотребление доверием) также является актом человеческого поведения. Завладевая имуществом, мошенник не только обманывает, но и завладевает, а затем удерживает имущество, совершая при этом самые разнообразные действия.

В юридической литературе обман и злоупотребление доверием нередко рассматриваются и как средство мошеннического получения имущества, и как способ совершения данного преступления; иногда говорится об обмане как о средстве завладения имуществом. Однако исходя из того, что обман составляет основу мошеннических действий и представляет собой акт человеческого поведения, можно говорить о причинной связи между обманом и завладении имуществом как преступным результатом посягательства. Таким образом, ответственность за мошенничество наступает только в том случае, если доказано завладение чужим имуществом путем обмана.

Так, Североморским городским судом Мурманской области 4 апреля 1996 г. Тимуршина осуждена по ч. 1 ст. 147 УК РСФСР (ст. 159 УК РФ) к штрафу в размере 1 миллиона неденоминированных рублей.

Тимуршина, зарегистрированная с 5 апреля 1995 г. в Североморском центре занятости как безработная и получавшая в связи с этим соответствующее пособие, 7 июня 1995 г. выступила учредителем общества с ограниченной ответственностью «Ариес». Отделом экономики и государственной регистрации администрации г. Североморска Тимуршина 13 июня 1995 г. была зарегистрирована в качестве субъекта предпринимательской деятельности. Не поставив об этом в известность центр занятости, Тимуршина в период с 13 июня по 2 ноября 1995 г. незаконно получала пособие по безработице, обманом завладев деньгами в сумме 2.912.859 неденоминированных рублей. Признавая Тимуршину виновной в мошенничестве, суд первой инстанции исходил из того, что она, выступив учредителем общества с ограниченной ответственностью, в силу действующего закона потеряла статус безработного и поэтому не имела права получать пособие.

Между тем преступление, за которое осуждена Тимуршина, может быть совершено только при наличии прямого умысла. Однако данных о совершении Тимуршиной умышленных действий, направленных на завладение чужим имуществом путем обмана, в материалах дела не имеется, о чем судебная коллегия областного суда указала в определении, отменяя приговор.

Для привлечения Тимуршиной к ответственности за мошенничество необходимо было доказать, что Тимуршина знала о том, что, став учредителем какого-либо предприятия, она не имела права на получение пособия по безработице и умышленно скрыла это с целью незаконного его получения. Но таких доказательств судом не установлено.

Как видно из приложенной к делу справки общества с ограниченной ответственностью «Ариес», в период с июня по ноябрь 1995 г. Тимуршина ни зарплаты, ни дивидендов не получала. В документах, регламентирующих порядок получения пособия по безработице, с которыми была ознакомлена Тимуршина, нет указаний на то, что учредитель какого-либо предприятия считается лицом работающим и не может признаваться безработным.

При таких обстоятельствах в действиях Тимуршиной состава мошенничества при получении ею пособия по безработице не содержится.

Завладение чужим имуществом, а также приобретение права на имущество при мошеннических действиях совершается путем обмана либо злоупотребления доверием, в связи с чем, в практической деятельности правоохранительных органов нередко возникают вопросы, связанные с квалификацией хищений со сберегательными книжками на предъявителя, а также с автоматизированными системами обработки данных в случаях, когда, например, лицо оплачивает в магазине покупку по чужой, незаконно позаимствованной кредитной карточке, поскольку при предъявлении сберегательной книжки на предъявителя или кредитной карточки организация обязана произвести платеж независимо от того, вводит ли виновное лицо в заблуждение банковского или иного служащего или нет.

В этой связи в научной литературе было высказано мнение, в соответствии с которым при мошенничестве получение права на имущество может быть связано с приобретением незаконным путем не только отельных правомочий собственника на чужое имущество, но и права требования имущества: вклад в банке, безналичные деньги, заложенное имущество и так далее.

Мы не разделяем подобной позиции, поскольку применение к данному случаю нормы о мошенничестве является применением аналогии уголовного закона. Действительно, так называемые безналичные деньги, то есть денежные средства, находящиеся на банковских счетах, являются чужим имуществом и, соответственно, предметом хищения.

Предметом хищения является имущество, обладающее физическими признаками, в то время как вклад в банке является лишь правом требования и, совершая перевод денег с использованием компьютерных сетей, лицо фактически не завладевает имуществом.

В этой связи в научной литературе было высказано мнение, что существующее толкование предмета кражи, охватывающее имущественное право требования, представляется весьма проблематичным, поскольку позволяет рассматривать кражу в широком круге факторов неисполнения частноправовых обязательств, не требующих наступления уголовной ответственности, что обуславливает целесообразность установления уголовной ответственности за обогащение за чужой счет путем злоупотребления с автоматизированными системами обработки данных по норме о самостоятельном преступлении.

Мы не можем согласиться с подобным мнением, поскольку, во-первых, в диспозиции новой нормы невозможно описать всё разнообразие форм такого хищения, а, во-вторых, реализация указанного предложения приведет к чрезмерному загромождению Особенной части УК РФ. Мы полагаем, что подобного рода посягательства следует квалифицировать как покушение на кражу.

Поскольку мошенничество с объективной стороны относится к преступлениям с материальным составом, обязательным признаком его объективной стороны является преступный результат, заключающийся в причинении материального ущерба потерпевшему. Поэтому если действия виновного не повлекли за собой причинение ущерба владельцу имущества, то в таком случае отсутствует и само преступление — мошенничество. Однако в судебной практике нередко встречаются ошибки при квалификации подобного рода деяний.

Так, Левобережным районным судом г. Липецка 15 июня 1999 г. осуждены Ларин и Стуров по п. «б» ч. 3 ст. 158, пп. «а», «б», «г» ч. 2 ст. 159, ч. 3 ст. 30, пп. «а», «б», «г» ч. 2 ст. 159, п. «б» ч. 3 ст. 161, пп. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 163 УК РФ.

Ларин признан виновным в том, что в г. Липецке в ночь на 27 ноября 1997 г. путем среза петель гаражных ворот проник в гараж, откуда тайно похитил имущество, принадлежавшее Москалеву М., на сумму 1.410 рублей и имущество, принадлежавшее Москалеву А., на сумму 29.200 рублей. 29-30 ноября 1997 г. Ларин обратился к потерпевшему Москалеву А. и сказал, что за 5 тысяч рублей, может возвратить похищенное, так как оно, якобы, передано ему для реализации, пояснив, что выступает в роли посредника. Поверив в обман, Москалев отдал Ларину 5 тысяч рублей, после чего тот возвратил ему большую часть похищенного.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене приговора в части осуждения Ларина по пп. «а», «б», «г» ч. 2 ст. 159 УК РФ и прекращении производства по делу в этой части.

Президиум Липецкого областного суда 1 марта 2000 г. протест удовлетворил по следующим основаниям.

С субъективной стороны мошенничество, как и любое хищение, характеризуется прямым умыслом и корыстной целью. Корыстная цель при хищении предполагает стремление обратить похищенное чужое имущество в свою собственность или собственность третьего лица. Она реализуется путем получения фактической возможности владеть, пользоваться и распоряжаться похищенным имуществом как своим собственным. Отсутствие корыстной цели исключает квалификацию изъятия чужого имущества как хищения.

Объективная сторона мошенничества состоит из преступных действий в виде обмана или злоупотребления доверием, а также причинения реального материального ущерба собственнику.

При обстоятельствах, установленных судом, ущерб потерпевшему был причинен в результате кражи. Перепродавая потерпевшему похищенное у него же имущество за меньшую стоимость, осужденный дополнительного ущерба не причинил, а, напротив, уменьшил сумму похищенного.

При таких обстоятельствах утверждение о наличии у осужденного корыстной заинтересованности в причинении потерпевшему ущерба путем обмана ошибочно и его действия не образуют состава преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ, поскольку отсутствует объективная и субъективная сторона этого преступления.

Для привлечения виновного к уголовной ответственности необходимо также установить причинную связь между действием (бездействием) и наступившим общественно опасным результатом.

Причинная связь при мошенничестве развивается весьма своеобразным и сложным путем: в акте перехода имущества из владения потерпевшего к виновному принимает непосредственное участие сам потерпевший, действующий под влиянием заблуждения. Причиной передачи имущества преступнику является заблуждение, а причиной этого заблуждения — обман либо злоупотребление доверием. Таким образом, заблуждение потерпевшего является необходимым звеном в цепи причинной связи: с одной стороны, оно является необходимым условием перехода имущества (права на имущество, имущественных выгод), с другой стороны, оно выступает как своего рода результат обмана. Выпадение этого звена разрушает всю цепь причинной связи. Поэтому в любом случае мошенничества должно быть установлено, что заблуждение имело место именно в результате обмана со стороны виновного либо возникло вначале помимо действий виновного (при пассивном обмане).

Таким образом, при рассмотрении вопроса о последствиях совершенного преступного деяния необходимо установить объективно существующую связь между данным человеческим действием и теми общественно опасными последствиями, которые произошли от него во внешнем мире. В каждом конкретном случае, прежде всего, требуется разрешить вопрос, есть ли вообще какая-либо объективная связь между определенным действием лица и теми событиями, которые вменяются ему в ответственность.

Заблуждение должно быть действительным, а не мнимым. Поэтому, если потерпевший передает имущество виновному не потому, что поверил его лжи, а по какой-либо иной причине (например, из жалости, сострадания и тому подобное), то состав мошенничества отсутствует, так как нарушается причинная связь между обманом и передачей имущества.

В теории уголовного права высказывалось мнение о том, что использование чужой ошибки не заключает в себе состава мошенничества. Характерным в этом отношении является рассуждение дореволюционного русского криминалиста И.Я. Фойницкого: «Пользование ошибкой другого есть пользование отсутствующими у ошибающегося знаниями. Но знание само по себе есть капитал, нередко приобретаемый с значительными затратами. Делиться ими безвозмездно ни на ком не лежит юридической обязанности».

Современная наука уголовного права и судебная практика однозначно отвергают данную точку зрения, как противоречащую общим принципам уголовного законодательства, с чем мы полностью солидарны.

По смыслу ст. 29 УК РФ момент окончания преступления зависит от объективной стороны состава преступления. Обязательный признак объективной стороны мошенничества заключается в том, что лицо, передающее деньги или ценности, заблуждается относительно истинных намерений преступника, то есть не знает, что его обманывают.

Так, А., работая главным налоговым инспектором, по предварительному сговору с лицом, в отношении которого дело прекращено в связи со смертью, сообщил руководителям частной фирмы — супругам Г. о необходимости провести аудиторскую проверку исчисления налога на добавленную стоимость.

А. и другое лицо без проведения проверки документации заявили руководителям фирмы о имеющихся нарушениях при исчислении налога на добавленную стоимость на сумму более 1 миллиарда неденоминированных рублей, что в свою очередь влечет наложение штрафных санкций в сумме 100 миллионов неденоминированных рублей.

Затем сумма штрафа в связи с якобы проведенной работой была снижена до 20 миллионов неденоминированных рублей.

Потерпевшие согласились с предложенной суммой и выдали 10 миллионов неденоминированных рублей в виде аванса, после чего другое лицо было задержано, а деньги изъяты.

Действия А. квалифицированы судом по пп. «а», «в» ч. 2 ст. 159 УК РФ.

Президиум Верховного Суда РФ, удовлетворив протест заместителя Генерального прокурора, переквалифицировал действия А. с пп. «а», «в» ч. 2 ст. 159 УК РФ на ст. 30, пп. «а», «в» ч. 2 ст. 159 УК РФ, указав следующее.

Суд правильно установил, что действия А. и другого лица были направлены на завладение деньгами потерпевших в сумме 20 миллионов рублей путем обмана, однако не учел того, что преступный результат их действий не мог наступить, так как их намерение потерпевшие разгадали, о чем поставили в известность органы ФСБ России.

Таким образом, виновные по не зависящим от их воли обстоятельствам совершили не все действия, необходимые для исполнения преступных намерений.

По иному оценивается обман, который не вызвал заблуждения, вследствие чего преступнику не удалось завладеть чужой собственностью. Некоторые ученые в таких случаях предлагают вопрос об уголовной ответственности виновного решать исходя из того, насколько реальной была опасность наступления вредных последствий с учетом общественной значимости объекта и размера возможного вреда.

Нам представляется, что в таких случаях действия виновного должны оцениваться в соответствии с направленностью его умысла и квалифицироваться как покушение на мошенничество, исходя из конкретных обстоятельств дела, а также стоимости (значимости) имущества для гражданина.

Говоря о субъекте мошеннических действий, следует отметить, что его признаки должны рассматриваться в двух взаимосвязанных аспектах. Первым из них является аспект установления юридических признаков, которые представляют собой элементы состава рассматриваемого преступления. Вторым аспектом является рассмотрение субъекта мошеннического хищения с точки зрения социальной характеристики личности преступника, что дает возможность правильно решить вопрос об индивидуализации ответственности виновного.

С юридической точки зрения субъектом мошенничества может быть любое физическое вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста. При этом субъектом преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ, является лицо, использующее для этого свое служебное положение. Это могут быть не только должностные лица федеральных и муниципальных государственных организаций, но и работники коммерческих структур, использующие свое служебное положение для хищения чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием. Конкретные проявления этой разновидности мошенничества могут быть самыми разнообразными. Главное необходимо установить, что, обманывая собственника или иного владельца имущества, виновный использовал при этом свое служебное положение как работник того или иного предприятия, организации или учреждения.

Содержание субъективной стороны мошенничества определяют три признака — вина, под которой в теории уголовного права понимают психическое отношение лица к совершаемому им общественно-опасному деянию и к его общественно-опасным последствиям, мотив — обусловленное определенными человеческими потребностями, осознанное побуждение, стимулирующее субъект к совершению преступления и проявляющееся в нем, а также цель, то есть идеальная (мысленная) модель будущего желаемого результата, к причинению которого стремится виновное лицо посредством совершения преступления.

Волевой элемент умысла при мошенничестве заключается в том, что виновный желает путем обмана или злоупотребления доверием завладеть имуществом или таким же способом завладеть правом на чужое имущество. Совершая мошенничество, виновный не только осознает общественно опасный характер своих действий и предвидит причинение общественно опасных последствий в виде реального имущественного ущерба собственнику (владельцу) имущества (интеллектуальный момент вины), но и желает путем совершения таких действий обратить в свою собственность похищенное имущество (право на него). Таким образом, учитывая, что преступления, субъективной стороне которых присуща цель, совершаются только с прямым умыслом, вина, представляя собой психическое отношение лица к совершенному им деянию и наступившим преступным последствиям, при мошенничестве выражается только в умышленной форме.

В ряде случаев при совершении данных преступлений в качестве одного или нескольких мотивов могут присутствовать месть, зависть, озлобленность, тщеславие и другие низменные побуждения. Нередко поводом для участия в различных преступлениях имущественного характера выступают любопытство, интересы дружбы, стремление к самоутверждению, сострадание, иная личная заинтересованность, известны также случаи, когда виновное лицо похищало оружие с тем, чтобы использовать его для мести обидчикам.

В этой связи мы не согласны с мнением тех авторов, которые признают корыстную цель в качестве обязательного признака субъективной стороны преступлений, связанных с хищением чужого имущества, поскольку «трактовка корыстной цели в качестве необходимого признака имущественных преступлений приводит к искусственному сужению состава хищения». Аналогично решается вопрос и в судебной практике.

Нам представляется, что понятие «хищение» следует значительным образом расширить, включив в его состав и случаи совершения деяний не только из корыстной, но и из иной личной заинтересованности.

Наряду с целью, субъективную сторону мошенничества составляет также мотив преступления, то есть обусловленные определенными потребностями и интересами внутренние побуждения, которые вызывают у лица решимость совершить преступление и которыми оно руководствуется при его совершении». Это вполне закономерно, поскольку мотив отвечает на вопрос, что движет человеком, а цель — куда направляется данное действие.

Отсутствие корыстной цели свидетельствует и об отсутствии состава мошенничества, тогда как мотив не является обязательным признаком хищения вообще и мошенничества в частности. Например, мотив не будет корыстным в том случае, если имущество изымается не в собственность виновного, а в пользу третьих лиц. Между тем, цель в данном случае корыстная — дать возможность преступной наживы другому лицу. В этой связи мы не согласны с мнением авторов, полагающих, что корыстный мотив является обязательным признаком мошенничества.

Следовательно, установление прямого умысла и корыстной цели является необходимым условием для привлечения к уголовной ответственности за мошенничество.

Таким образом, рассмотренную нами разновидность преступлений против собственности можно определить как противоправное безвозмездное приобретение права на чужое имущество в пользу виновного или других лиц, совершенное путем обмана или злоупотребления доверием, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущественного права, либо создавшее угрозу причинения такого вреда, совершенное из корыстной или иной личной заинтересованности.

Обобщая вышесказанное, нам представляется необходимым внести следующие изменения в Уголовный кодекс РФ:

1. Изложить диспозицию статьи 159 УК в следующей редакции:

4. Мошенничество, совершенное:

а) организованной группой;

б) в особо крупном размере».

2. Дополнить Уголовный кодекс статьей 159.1 с диспозицией следующего содержания:

«1. Приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием, создающее угрозу причинения ущерба собственнику или иному владельцу данного имущественного права, совершенное из корыстной или иной личной заинтересованности;

Смотрите еще:

  • Экспертную систему правила Лекция № 13. Экспертные системы и продукционная модель знаний Для ознакомления с таким новым для нас понятием, как экспертные системы мы, для начала, пройдемся по истории создания и разработки направления «экспертные системы», а потом […]
  • Закон об ао в редакции 2018 Внесены изменения в закон об акционерных обществах Президент подписал Федеральный закон «О внесении изменений в Федеральный закон «Об акционерных обществах». Федеральный закон принят Государственной Думой 10 июля 2018 года и одобрен […]
  • Заявление супругов о распределении имущественного налогового вычета Правила составления заявления на распределение имущественного вычета между супругами В соответствии с налоговым законодательством РФ каждый, кто приобрел недвижимость, имеет право получить назад часть уплаченных средств в виде возврата […]
  • Приказ минобрнауки 1015 от 15082014 Приказ Министерства образования и науки РФ от 17 июля 2015 г. № 734 “О внесении изменений в Порядок организации и осуществления образовательной деятельности по основным общеобразовательным программам - образовательным программам […]
  • Оформить загранпаспорт по московской области Адреса и телефоны подразделений Управления по вопросам миграции Московской области Главное управление МВД по Московской области по вопросам миграции : 140053, Люберецкий район, г. Котельники, Новорязанское ш., д. 4 Подразделения УВМ МВД […]
  • Возврат налогов за лечение ребенка Примеры расчета вычета В данном разделе мы приведем примеры расчета социального налогового вычета на лечение в разных ситуациях. Пример 1: Оплата собственного лечения Условия получения вычета: В 2017 году Сидоров С.С. прошел курс лечения […]
  • Что нужно для заключения брака в 17 лет Возможен-ли брак до совершеннолетия? C каждым годом статистические показатели ранних браков растут. В последнее время дискуссии на тему ранних браков возникают все чаще, и не только российская, но и общемировая юридическая практика идет […]
  • 30 федерального закона об образовании в российской федерации Приказ Министерства образования и науки Российской Федерации (Минобрнауки России) от 14 июня 2013 г. N 464 г. Москва "Об утверждении Порядка организации и осуществления образовательной деятельности по образовательным программам среднего […]