Квалифицируется как мошенничество

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 30 ноября 2017 г. № 48 “О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате”

В целях обеспечения единообразного применения судами норм уголовного закона об ответственности за мошенничество, присвоение и растрату, а также в связи с вопросами, возникшими у судов, Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 2 и 5 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 года № 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации», постановляет дать судам следующие разъяснения:

1. Обратить внимание судов на то, что способами хищения чужого имущества или приобретения права на чужое имущество при мошенничестве, ответственность за которое наступает в соответствии со статьями 158.1, 159, 159.1, 159.2, 159.3, 159.5 УК РФ, являются обман или злоупотребление доверием, под воздействием которых владелец имущества или иное лицо передают имущество или право на него другому лицу либо не препятствуют изъятию этого имущества или приобретению права на него другим лицом.

2. Обман как способ совершения хищения или приобретения права на чужое имущество может состоять в сознательном сообщении (представлении) заведомо ложных, не соответствующих действительности сведений, либо в умолчании об истинных фактах, либо в умышленных действиях (например, в предоставлении фальсифицированного товара или иного предмета сделки, использовании различных обманных приемов при расчетах за товары или услуги или при игре в азартные игры, в имитации кассовых расчетов и т.д.), направленных на введение владельца имущества или иного лица в заблуждение.

Сообщаемые при мошенничестве ложные сведения (либо сведения, о которых умалчивается) могут относиться к любым обстоятельствам, в частности к юридическим фактам и событиям, качеству, стоимости имущества, личности виновного, его полномочиям, намерениям.

Если обман не направлен непосредственно на завладение чужим имуществом, а используется только для облегчения доступа к нему, действия виновного в зависимости от способа хищения образуют состав кражи или грабежа.

3. Злоупотребление доверием при мошенничестве заключается в использовании с корыстной целью доверительных отношений с владельцем имущества или иным лицом, уполномоченным принимать решения о передаче этого имущества третьим лицам. Доверие может быть обусловлено различными обстоятельствами, например служебным положением лица либо его личными отношениями с потерпевшим.

Злоупотребление доверием также имеет место в случаях принятия на себя лицом обязательств при заведомом отсутствии у него намерения их выполнить с целью безвозмездного обращения в свою пользу или в пользу третьих лиц чужого имущества или приобретения права на него (например, получение физическим лицом кредита, аванса за выполнение работ, услуг, предоплаты за поставку товара, если оно заведомо не намеревалось возвращать долг или иным образом исполнять свои обязательства).

4. В случаях, когда лицо получает чужое имущество или приобретает право на него, не намереваясь при этом исполнять обязательства, связанные с условиями передачи ему указанного имущества или права, в результате чего потерпевшему причиняется материальный ущерб, содеянное следует квалифицировать как мошенничество, если умысел, направленный на хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество, возник у лица до получения чужого имущества или права на него.

О наличии такого умысла могут свидетельствовать, в частности, заведомое отсутствие у лица реальной возможности исполнить обязательство в соответствии с условиями договора, использование лицом при заключении договора поддельных документов, в том числе документов, удостоверяющих личность, уставных документов, гарантийных писем, справок, сокрытие лицом информации о наличии задолженностей и залогов имущества, распоряжение полученным имуществом в личных целях вопреки условиям договора и другие.

Судам следует учитывать, что указанные обстоятельства сами по себе не могут предрешать выводы суда о виновности лица в совершении мошенничества. В каждом конкретном случае необходимо с учетом всех обстоятельств дела установить, что лицо заведомо не намеревалось исполнять свои обязательства.

5. Мошенничество, то есть хищение чужого имущества, совершенное путем обмана или злоупотребления доверием, признается оконченным с момента, когда указанное имущество поступило в незаконное владение виновного или других лиц и они получили реальную возможность (в зависимости от потребительских свойств этого имущества) пользоваться или распорядиться им по своему усмотрению.

Если предметом преступления при мошенничестве являются безналичные денежные средства, в том числе электронные денежные средства, то по смыслу положений пункта 1 примечаний к статье 158 УК РФ и статьи 128 Гражданского кодекса Российской Федерации содеянное должно рассматриваться как хищение чужого имущества. Такое преступление следует считать оконченным с момента изъятия денежных средств с банковского счета их владельца или электронных денежных средств, в результате которого владельцу этих денежных средств причинен ущерб.

6. Если мошенничество совершено в форме приобретения права на чужое имущество, преступление считается оконченным с момента возникновения у виновного юридически закрепленной возможности вступить во владение или распорядиться чужим имуществом как своим собственным (в частности, с момента регистрации права собственности на недвижимость или иных прав на имущество, подлежащих такой регистрации в соответствии с законом; со времени заключения договора; с момента совершения передаточной надписи (индоссамента) на векселе; со дня вступления в силу принятого уполномоченным органом или лицом, введенными в заблуждение относительно наличия у виновного или иных лиц законных оснований для владения, пользования или распоряжения имуществом, правоустанавливающего решения).

7. Хищение лицом чужого имущества или приобретение права на него путем обмана или злоупотребления доверием, совершенные с использованием подделанного этим лицом официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, требует дополнительной квалификации по части 1 статьи 327 УК РФ.

Если лицо подделало официальный документ, однако по независящим от него обстоятельствам фактически не воспользовалось этим документом, содеянное следует квалифицировать по части 1 статьи 327 УК РФ. Содеянное должно быть квалифицировано в соответствии с частью 1 статьи 30 УК РФ как приготовление к мошенничеству, если обстоятельства дела свидетельствуют о том, что умыслом лица охватывалось использование подделанного документа для совершения преступлений, предусмотренных частями 3, 4, 6 или 7 статьи 159, частями 3 или 4 статьи 159.1, частями 3 или 4 статьи 159.2 УК РФ либо частями 3 или 4 статьи 159.5 УК РФ.

В том случае, когда лицо использовало изготовленный им самим поддельный документ в целях хищения чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием, однако по независящим от него обстоятельствам не смогло изъять имущество потерпевшего либо приобрести право на чужое имущество, содеянное следует квалифицировать как совокупность преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 327 УК РФ, а также частью 3 статьи 30 УК РФ и, в зависимости от обстоятельств конкретного дела, соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающей ответственность за мошенничество.

Хищение лицом чужого имущества или приобретение права на него путем обмана или злоупотребления доверием, совершенные с использованием изготовленного другим лицом поддельного официального документа, полностью охватывается составом мошенничества и не требует дополнительной квалификации по статье 327 УК РФ.

8. Неправомерное завладение денежными средствами, иным чужим имуществом или приобретение права на него путем предъявления (представления) чужих личных или иных официальных документов (например, паспорта, пенсионного удостоверения, свидетельства о рождении ребенка) в зависимости от непосредственного объекта посягательства и иных обстоятельств дела квалифицируется как мошенничество соответственно по статьям 158.1, 159, 159.1, 159.2, 159.3, 159.5 УК РФ.

Если виновным указанные документы были предварительно похищены, то его действия должны быть дополнительно квалифицированы по части 1 статьи 325 УК РФ (когда похищен официальный документ) либо по части 2 этой статьи (когда похищен паспорт или другой важный личный документ).

9. Если в результате мошенничества гражданин лишился права на жилое помещение, то действия виновного надлежит квалифицировать по части 4 статьи 159 УК РФ независимо от того, являлось ли данное жилое помещение у потерпевшего единственным и (или) использовалось ли оно потерпевшим для собственного проживания.

По смыслу указанной нормы уголовного закона в ее взаимосвязи с примечанием к статье 139 УК РФ и статьей 16 Жилищного кодекса Российской Федерации к такому жилому помещению относятся жилой дом, часть жилого дома, квартира, часть квартиры, комната в жилом доме или квартире независимо от формы собственности, входящие в жилищный фонд. Те обстоятельства, что данное помещение не соответствует санитарным, техническим и иным нормам, непригодно для проживания, на квалификацию содеянного не влияют. В качестве жилого помещения не могут рассматриваться объекты, не являющиеся недвижимым имуществом, — палатки, автоприцепы, дома на колесах, строительные бытовки, иные помещения, строения и сооружения, не входящие в жилищный фонд.

Для целей части 4 статьи 159 УК РФ правом на жилое помещение признается принадлежащее гражданину на момент совершения преступления право собственности на жилое помещение или право пользования им (в частности, право пользования членами семьи собственника, право пользования на основании завещательного отказа, право пользования на основании договора ренты и пожизненного содержания с иждивением, право пользования на основании договора социального найма).

10. Если в результате мошенничества гражданин лишился не права на жилое помещение, а возможности приобретения такого права (например, в случае хищения денег при заключении фиктивного договора аренды жилого помещения либо хищения денег под видом привлечения средств для участия в долевом строительстве многоквартирных домов), то в действиях виновного отсутствует признак лишения гражданина права на жилое помещение.

Ответственность за привлечение денежных средств граждан в нарушение требований законодательства Российской Федерации об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и (или) иных объектов недвижимости при отсутствии признаков мошенничества наступает в соответствии со статьей 200.3 УК РФ.

11. Судам необходимо иметь в виду, что состав мошенничества, предусмотренного частями 5-7 статьи 159 УК РФ, имеет место в случае, если:

в действиях лица имеются признаки хищения чужого имущества или приобретения права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием;

указанные действия сопряжены с умышленным неисполнением принятых на себя виновным лицом обязательств по договору в сфере предпринимательской деятельности, сторонами которого являются только индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации;

виновное лицо является индивидуальным предпринимателем или членом органа управления коммерческой организации.

Указанное преступление совершается с прямым умыслом, направленным на хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество, возникшим у лица до получения такого имущества или права на него. При этом не имеет значения, каким образом виновный планировал распорядиться или распорядился похищенным имуществом (например, использовал в личных целях или для предпринимательской деятельности).

Мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, признается уголовно наказуемым, если это деяние повлекло причинение ущерба индивидуальному предпринимателю или коммерческой организации в размере десяти тысяч рублей и более. Размер причиненного ущерба надлежит исчислять исходя из стоимости похищенного имущества на момент совершения преступления. Согласно положениям пункта 2 примечаний к статье 158 УК РФ значительный ущерб, причиненный потерпевшему в результате преступления, предусмотренного частью 5 статьи 159 УК РФ, определяется без учета его имущественного положения.

12. Если умысел лица направлен на хищение чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием под видом привлечения денежных средств или иного имущества граждан или юридических лиц для целей инвестиционной, предпринимательской или иной законной деятельности, которую фактически не осуществляло, то содеянное в зависимости от обстоятельств дела образует состав мошенничества (части 1, 2, 3 или 4 статьи 159 УК РФ) или мошенничества, сопряженного с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности (части 5, 6 или 7 статьи 159 УК РФ), и дополнительной квалификации по статье 172.2 либо 200.3 УК РФ не требует.

13. Действия заемщика, состоящие в получении наличных либо безналичных денежных средств путем представления банку или иному кредитору заведомо ложных и (или) недостоверных сведений с целью безвозмездного обращения денежных средств в свою пользу или в пользу третьих лиц при заведомом отсутствии у него намерения возвратить их в соответствии с требованиями договора, подлежат квалификации по статье 159.1 УК РФ.

Для целей статьи 159.1 УК РФ заемщиком признается лицо, обратившееся к кредитору с намерением получить, получающее или получившее кредит в виде денежных средств от своего имени или от имени представляемого им на законных основаниях юридического лица.

По смыслу закона кредитором в статье 159.1 УК РФ может являться банк или иная кредитная организация, обладающая правом заключения кредитного договора (статья 819 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Обман при совершении мошенничества в сфере кредитования заключается в представлении кредитору заведомо ложных или недостоверных сведений об обстоятельствах, наличие которых предусмотрено кредитором в качестве условия для предоставления кредита (например, сведения о месте работы, доходах, финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации, наличии непогашенной кредиторской задолженности, об имуществе, являющемся предметом залога).

14. В случаях когда в целях хищения денежных средств лицо, например, выдавало себя за другое, представив при оформлении кредита чужой паспорт, либо действовало по подложным документам от имени несуществующего физического или юридического лица, либо использовало для получения кредита иных лиц, не осведомленных о его преступных намерениях, основание для квалификации содеянного по статье 159.1 УК РФ отсутствует, ответственность виновного наступает по статье 159 УК РФ.

Если индивидуальный предприниматель либо руководитель организации представил кредитору заведомо ложные сведения о хозяйственном положении либо финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации не с целью хищения денежных средств, а с целью получения кредита либо льготных условий кредитования, намереваясь при этом исполнить договорные обязательства, то такие действия не образуют состава мошенничества в сфере кредитования. Указанные действия этих лиц, причинившие крупный ущерб кредитору, квалифицируются по части 1 статьи 176 УК РФ.

15. По статье 159.2 УК РФ квалифицируется такое хищение денежных средств или иного имущества в форме мошенничества, которое связано с незаконным получением социальных выплат, а именно установленных федеральными законами, законами субъектов Российской Федерации, нормативными правовыми актами федеральных органов исполнительной власти, нормативными правовыми актами органов местного самоуправления выплат гражданам, нуждающимся в социальной поддержке.

Для целей статьи 159.2 УК РФ к социальным выплатам, в частности, относятся пособие по безработице, компенсации на питание, на оздоровление, субсидии для приобретения или строительства жилого помещения, на оплату жилого помещения и коммунальных услуг, средства материнского (семейного) капитала, а также предоставление лекарственных средств, технических средств реабилитации (протезов, инвалидных колясок и т.п.), специального транспорта, путевок, продуктов питания.

Не относятся к социальным выплатам по смыслу статьи 159.2 УК РФ гранты, стипендии, предоставляемые физическим лицам и организациям в целях поддержки науки, образования, культуры и искусства, субсидии на поддержку сельскохозяйственных товаропроизводителей, на поддержку малого и среднего предпринимательства. Мошенничество при получении указанных выплат квалифицируется по статье 159 УК РФ.

16. Обман как способ совершения мошенничества при получении выплат, предусмотренного статьей 159.2 УК РФ, выражается в представлении в органы исполнительной власти, учреждения или организации, уполномоченные принимать решения о получении выплат, заведомо ложных и (или) недостоверных сведений о наличии обстоятельств, наступление которых согласно закону или иному нормативному правовому акту является условием для получения соответствующих выплат в виде денежных средств или иного имущества (в частности, о личности получателя, об инвалидности, о наличии детей, наличии иждивенцев, об участии в боевых действиях, отсутствии возможности трудоустройства), а также путем умолчания о прекращении оснований для получения указанных выплат.

Если лицо путем представления заведомо ложных и (или) недостоверных сведений, а равно путем умолчания о фактах получило документ (справку, удостоверение, сертификат и пр.), подтверждающий его право на получение социальных выплат, однако по независящим от него обстоятельствам фактически не воспользовалось им для получения социальных выплат, содеянное следует квалифицировать в соответствии с частью 1 статьи 30 УК РФ как приготовление к мошенничеству при получении выплат, если обстоятельства дела свидетельствуют о том, что умысел лица был направлен на использование данного документа для совершения преступлений, предусмотренных частями 3 или 4 статьи 159.2 УК РФ.

Субъектом преступления, предусмотренного статьей 159.2 УК РФ, может быть лицо, как не имеющее соответствующего права на получение социальных выплат, так и обладающее таким правом (например, в случае введения в заблуждение относительно фактов, влияющих на размер выплат).

17. Действия лица следует квалифицировать по статье 159.3 УК РФ в случаях, когда хищение имущества осуществлялось с использованием поддельной или принадлежащей другому лицу кредитной, расчетной или иной платежной карты путем сообщения уполномоченному работнику кредитной, торговой или иной организации заведомо ложных сведений о принадлежности указанному лицу такой карты на законных основаниях либо путем умолчания о незаконном владении им платежной картой.

Не образует состава мошенничества хищение чужих денежных средств путем использования заранее похищенной или поддельной платежной карты, если выдача наличных денежных средств была произведена посредством банкомата без участия уполномоченного работника кредитной организации. В этом случае содеянное следует квалифицировать как кражу.

В случаях когда лицо похитило безналичные денежные средства, воспользовавшись необходимой для получения доступа к ним конфиденциальной информацией держателя платежной карты (например, персональными данными владельца, данными платежной карты, контрольной информацией, паролями), переданной злоумышленнику самим держателем платежной карты под воздействием обмана или злоупотребления доверием, действия виновного квалифицируются как кража.

18. Если изготовление, приобретение, хранение, транспортировку поддельных платежных карт, распоряжений о переводе денежных средств, документов или средств оплаты (за исключением случаев, предусмотренных статьей 186 УК РФ), а также электронных средств, электронных носителей информации, технических устройств, компьютерных программ, предназначенных для неправомерного осуществления приема, выдачи, перевода денежных средств, лицо совершило в целях их использования им же для совершения преступления, предусмотренного частью 3 или частью 4 статьи 158 УК РФ, частью 3 или частью 4 статьи 159 УК РФ, частью 3 или частью 4 статьи 159.3 УК РФ либо частью 3 или частью 4 статьи 159.6 УК РФ, которое по независящим от него обстоятельствам не смогло довести до конца, то содеянное следует квалифицировать как совокупность приготовления к указанному преступлению и оконченного преступления, предусмотренного статьей 187 УК РФ.

Сбыт поддельных платежных карт, распоряжений о переводе денежных средств, документов или средств оплаты (за исключением случаев, предусмотренных статьей 186 УК РФ), а также электронных средств, электронных носителей информации, технических устройств, компьютерных программ, предназначенных для неправомерного осуществления приема, выдачи, перевода денежных средств, заведомо непригодных к использованию, образует состав мошенничества и подлежит квалификации по статье 158.1 УК РФ или соответствующей части статьи 159 УК РФ. В случае, когда лицо изготовило, приобрело, хранило, транспортировало с целью сбыта указанные средства платежа, заведомо непригодные к использованию, однако по независящим от него обстоятельствам не смогло их сбыть, содеянное должно быть квалифицировано в соответствии с частью 1 статьи 30 УК РФ как приготовление к мошенничеству, если обстоятельства дела свидетельствуют о том, что эти действия были направлены на совершение преступлений, предусмотренных частью 3 или частью 4 статьи 159 УК РФ.

19. При рассмотрении дел о преступлениях, предусмотренных статьей 159.5 УК РФ, судам следует иметь в виду, что мошенничество в сфере страхования совершается путем обмана относительно наступления страхового случая (например, представление заведомо ложных сведений о наличии обстоятельств, подтверждающих наступление страхового случая, инсценировка дорожно-транспортного происшествия, несчастного случая, хищения застрахованного имущества) либо относительно размера страхового возмещения, подлежащего выплате (представление ложных сведений с завышенным расчетом размера ущерба по имевшему место в действительности страховому случаю).

Субъектом преступления, предусмотренного статьей 159.5 УК РФ, может быть признано лицо, выполнившее объективную сторону данного преступления (например, страхователь, застрахованное лицо, иной выгодоприобретатель, вступившие в сговор с выгодоприобретателем представитель страховщика, эксперт).

20. По смыслу статьи 159.6 УК РФ вмешательством в функционирование средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации или информационно-телекоммуникационных сетей признается целенаправленное воздействие программных и (или) программно-аппаратных средств на серверы, средства вычислительной техники (компьютеры), в том числе переносные (портативные) — ноутбуки, планшетные компьютеры, смартфоны, снабженные соответствующим программным обеспечением, или на информационно-телекоммуникационные сети, которое нарушает установленный процесс обработки, хранения, передачи компьютерной информации, что позволяет виновному или иному лицу незаконно завладеть чужим имуществом или приобрести право на него.

Мошенничество в сфере компьютерной информации, совершенное посредством неправомерного доступа к компьютерной информации или посредством создания, использования и распространения вредоносных компьютерных программ, требует дополнительной квалификации по статье 272, 273 или 274.1 УК РФ.

21. В тех случаях, когда хищение совершается путем использования учетных данных собственника или иного владельца имущества независимо от способа получения доступа к таким данным (тайно либо путем обмана воспользовался телефоном потерпевшего, подключенным к услуге «мобильный банк», авторизовался в системе интернет-платежей под известными ему данными другого лица и т.п.), такие действия подлежат квалификации как кража, если виновным не было оказано незаконного воздействия на программное обеспечение серверов, компьютеров или на сами информационно-телекоммуникационные сети. При этом изменение данных о состоянии банковского счета и (или) о движении денежных средств, происшедшее в результате использования виновным учетных данных потерпевшего, не может признаваться таким воздействием.

Если хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество осуществляется путем распространения заведомо ложных сведений в информационно-телекоммуникационных сетях, включая сеть «Интернет» (например, создание поддельных сайтов благотворительных организаций, интернет-магазинов, использование электронной почты), то такое мошенничество следует квалифицировать по статье 159, а не 159.6 УК РФ.

22. От мошенничества следует отличать причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения (статья 165 УК РФ). В последнем случае отсутствуют в своей совокупности или отдельно такие обязательные признаки мошенничества, как противоправное, совершенное с корыстной целью, безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц.

При решении вопроса о том, имеется ли в действиях лица состав преступления, ответственность за которое предусмотрена статьей 165 УК РФ, суду необходимо установить, причинен ли собственнику или иному владельцу имущества реальный материальный ущерб либо ущерб в виде упущенной выгоды, то есть неполученных доходов, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено путем обмана или злоупотребления доверием, и превышает ли сумма ущерба двести пятьдесят тысяч рублей (пункт 4 примечаний к статье 158 УК РФ).

Обман или злоупотребление доверием в целях получения незаконной выгоды имущественного характера может выражаться, например, в представлении лицом поддельных документов, освобождающих от уплаты установленных законодательством платежей (кроме указанных в статьях 194, 198, 199, 199.3, 199.4 УК РФ) или от платы за коммунальные услуги, в несанкционированном подключении к энергосетям, создающем возможность неучтенного потребления электроэнергии или эксплуатации в личных целях вверенного этому лицу транспорта.

23. Противоправное, безвозмездное обращение имущества, вверенного лицу, в свою пользу или пользу других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному законному владельцу этого имущества, должно квалифицироваться судами как присвоение или растрата при условии, что похищенное имущество находилось в правомерном владении либо ведении этого лица, которое в силу должностного или иного служебного положения, договора либо специального поручения осуществляло полномочия по распоряжению, управлению, доставке, пользованию или хранению в отношении чужого имущества.

Решая вопрос об отграничении составов присвоения или растраты от кражи, суды должны установить наличие у лица вышеуказанных полномочий. Совершение тайного хищения чужого имущества лицом, не обладающим такими полномочиями, но имеющим доступ к похищенному имуществу в силу выполняемой работы или иных обстоятельств, должно быть квалифицировано как кража.

24. При рассмотрении дел о преступлениях, предусмотренных статьей 160 УК РФ, судам следует иметь в виду, что присвоение состоит в безвозмездном, совершенном с корыстной целью, противоправном обращении лицом вверенного ему имущества в свою пользу против воли собственника.

Присвоение считается оконченным преступлением с того момента, когда законное владение вверенным лицу имуществом стало противоправным и это лицо начало совершать действия, направленные на обращение указанного имущества в свою пользу (например, с момента, когда лицо путем подлога скрывает наличие у него вверенного имущества, или с момента неисполнения обязанности лица поместить на банковский счет собственника вверенные этому лицу денежные средства).

Как растрата должны квалифицироваться противоправные действия лица, которое в корыстных целях истратило вверенное ему имущество против воли собственника путем потребления этого имущества, его расходования или передачи другим лицам.

Растрату следует считать оконченным преступлением с момента начала противоправного издержания вверенного имущества (его потребления, израсходования или отчуждения).

В том случае, когда лицо совершает с единым умыслом хищение вверенного ему имущества, одна часть которого им присваивается, а другая часть этого имущества растрачивается, содеянное не образует совокупности преступлений.

25. Разрешая вопрос о наличии в деянии состава хищения в форме присвоения или растраты, суд должен установить обстоятельства, подтверждающие, что умыслом лица охватывался противоправный, безвозмездный характер действий, совершаемых с целью обратить вверенное ему имущество в свою пользу или пользу других лиц.

Направленность умысла в каждом подобном случае должна определяться судом исходя из конкретных обстоятельств дела, например таких, как наличие у лица реальной возможности возвратить имущество его собственнику, совершение им попыток путем подлога или другим способом скрыть свои действия.

При этом судам необходимо учитывать, что частичное возмещение ущерба потерпевшему само по себе не может свидетельствовать об отсутствии у лица умысла на присвоение или растрату вверенного ему имущества.

26. При решении вопроса о виновности лиц в совершении мошенничества, присвоения или растраты суды должны иметь в виду, что обязательным признаком хищения является наличие у лица корыстной цели, то есть стремления изъять и (или) обратить чужое имущество в свою пользу либо распорядиться указанным имуществом как своим собственным, в том числе путем передачи его в обладание других лиц, круг которых не ограничен.

От хищения следует отличать случаи, когда лицо, изымая и (или) обращая в свою пользу или пользу других лиц чужое имущество, действовало в целях осуществления своего действительного или предполагаемого права на это имущество (например, если лицо обратило в свою пользу вверенное ему имущество в целях обеспечения долгового обязательства, не исполненного собственником имущества). При наличии оснований, предусмотренных статьей 330 УК РФ, в указанных случаях содеянное образует состав самоуправства.

27. При рассмотрении уголовных дел о мошенничестве, присвоении или растрате, совершенных двумя и более лицами, суду с учетом положений статей 32, 33, 35 УК РФ надлежит выяснить, какие конкретно действия, непосредственно направленные на исполнение объективной стороны этих преступлений, выполнял каждый из соучастников.

Исполнителем мошенничества, сопряженного с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности (части 5, 6, 7 статьи 159 УК РФ), мошенничества в сфере кредитования (статья 159.1 УК РФ), присвоения или растраты (статья 160 УК РФ) может являться только лицо, обладающее признаками специального субъекта этого преступления. Исходя из положений части 4 статьи 34 УК РФ лица, не обладающие соответствующим статусом или правомочиями, но непосредственно участвовавшие в хищении имущества согласно предварительной договоренности с индивидуальным предпринимателем или членом органа управления коммерческой организации, либо с заемщиком, либо с лицом, которому вверено имущество, должны нести уголовную ответственность по статье 33 и соответственно по части 5, 6 или 7 статьи 159, статье 159.1 или статье 160 УК РФ в качестве организаторов, подстрекателей или пособников.

28. Мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, мошенничество в сфере кредитования, присвоение или растрату надлежит считать совершенными группой лиц по предварительному сговору, если в преступлении участвовали два и более лица, отвечающие признакам специального субъекта этих преступлений, которые заранее договорились о совместном совершении преступления.

В отличие от группы лиц, заранее договорившихся о совместном совершении преступления, в организованную группу по смыслу части 3 статьи 35 УК РФ могут входить также лица, не обладающие признаками специального субъекта, предусмотренными частями 5, 6 или 7 статьи 159, статьей 159.1 или статьей 160 УК РФ, которые заранее объединились для совершения одного или нескольких преступлений.

В случае признания мошенничества, присвоения или растраты совершенными организованной группой действия всех ее членов, принимавших участие в подготовке или в совершении преступления, независимо от их фактической роли следует квалифицировать по соответствующей части статей 159, 159.1, 159.2, 159.3, 159.5, 159.6, 160 УК РФ без ссылки на статью 33 УК РФ.

29. Под лицами, использующими свое служебное положение при совершении мошенничества, присвоения или растраты (часть 3 статьи 159, часть 3 статьи 159.1, часть 3 статьи 159.2, часть 3 статьи 159.3, часть 3 статьи 159.5, часть 3 статьи 159.6, часть 3 статьи 160 УК РФ), следует понимать должностных лиц, обладающих признаками, предусмотренными пунктом 1 примечаний к статье 285 УК РФ, государственных или муниципальных служащих, не являющихся должностными лицами, а также иных лиц, отвечающих требованиям, предусмотренным пунктом 1 примечаний к статье 201 УК РФ (например, лицо, которое использует для совершения хищения чужого имущества свои служебные полномочия, включающие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности в коммерческой организации).

Признак совершения преступления с использованием своего служебного положения отсутствует в случае присвоения или растраты принадлежащего физическому лицу (в том числе индивидуальному предпринимателю) имущества, которое было вверено им другому физическому лицу на основании гражданско-правовых договоров аренды, подряда, комиссии, перевозки, хранения и др. или трудового договора. Указанные действия охватываются частью 1 статьи 160 УК РФ, если в содеянном не содержится иных квалифицирующих признаков, предусмотренных этой статьей.

Действия организаторов, подстрекателей и пособников мошенничества, присвоения или растраты, заведомо для них совершенных лицом с использованием своего служебного положения, квалифицируются по соответствующей части статьи 33 УК РФ и по части 3 статьи 159, части 3 статьи 159.1, части 3 статьи 159.2, части 3 статьи 159.3, части 3 статьи 159.5, части 3 статьи 159.6 или по части 3 статьи 160 УК РФ соответственно.

30. Определяя стоимость имущества, похищенного в результате мошенничества, присвоения или растраты, следует исходить из его фактической стоимости на момент совершения преступления. При отсутствии сведений о стоимости похищенного имущества она может быть установлена на основании заключения специалиста или эксперта.

При установлении размера похищенного в результате мошенничества, присвоения или растраты судам надлежит иметь в виду, что хищение имущества с одновременной заменой его менее ценным квалифицируется как хищение в размере стоимости изъятого имущества.

Если стоимость имущества, похищенного путем мошенничества (за исключением части 5 статьи 159 УК РФ), присвоения или растраты, составляет не более двух тысяч пятисот рублей, а виновный является лицом, подвергнутым административному наказанию за мелкое хищение чужого имущества стоимостью более одной тысячи рублей, но не более двух тысяч пятисот рублей, и в его действиях отсутствуют признаки преступлений, предусмотренных частями 2, 3 и 4 статьи 159, частями 2, 3 и 4 статьи 159.1, частями 2, 3 и 4 статьи 159.2, частями 2, 3 и 4 статьи 159.3, частями 2, 3 и 4 статьи 159.5, частями 2, 3 и 4 статьи 159.6, частями 2 и 3 статьи 160 УК РФ, то содеянное подлежит квалификации по статье 158.1 УК РФ.

31. Мошенничество, присвоение или растрата, совершенные с причинением значительного ущерба гражданину, могут быть квалифицированы как оконченные преступления по части 2 статьи 159, части 2 статьи 159.3, части 2 статьи 159.5, части 2 статьи 159.6 или части 2 статьи 160 УК РФ соответственно только в случае реального причинения значительного имущественного ущерба, который в соответствии с пунктом 2 примечаний к статье 158 УК РФ не может составлять менее пяти тысяч рублей.

При решении вопроса о наличии в действиях лица квалифицирующего признака причинения гражданину значительного ущерба судам наряду со стоимостью похищенного имущества надлежит учитывать имущественное положение потерпевшего, в частности наличие у него источника доходов, их размер и периодичность поступления, наличие у потерпевшего иждивенцев, совокупный доход членов семьи, с которыми он ведет совместное хозяйство. Мнение потерпевшего о значительности или незначительности ущерба, причиненного ему в результате преступления, должно оцениваться судом в совокупности с материалами дела, подтверждающими стоимость похищенного имущества и имущественное положение потерпевшего.

32. Вопрос о наличии в действиях виновных квалифицирующего признака совершения мошенничества, присвоения или растраты в крупном или особо крупном размере должен решаться в соответствии с пунктом 4 примечаний к статье 158 УК РФ для целей частей 3 и 4 статьи 159, частей 3 и 4 статьи 159.2, частей 3 и 4 статьи 160 УК РФ, в соответствии с пунктами 2 и 3 примечаний к статье 159 УК РФ для целей частей 6 и 7 статьи 159 УК РФ и в соответствии с примечанием к статье 159.1 УК РФ для целей частей 3 и 4 статьи 159.1, частей 3 и 4 статьи 159.3, частей 3 и 4 статьи 159.5, частей 3 и 4 статьи 159.6 УК РФ.

В случае совершения нескольких хищений чужого имущества, общая стоимость которого образует крупный или особо крупный размер, содеянное квалифицируется с учетом соответствующего признака, если эти хищения совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить хищение в крупном или особо крупном размере.

Разрешая вопрос о квалификации действий лиц, совершивших мошенничество, присвоение или растрату в составе группы лиц по предварительному сговору либо организованной группы по признаку «причинение значительного ущерба гражданину» либо по признаку «в крупном размере» или «в особо крупном размере», следует исходить из общей стоимости имущества, похищенного всеми участниками преступной группы.

33. Если действия лица при мошенничестве, присвоении или растрате хотя формально и содержали признаки указанного преступления, но в силу малозначительности не представляли общественной опасности, то суд прекращает уголовное дело на основании части 2 статьи 14 УК РФ.

34. Рекомендовать судам при рассмотрении уголовных дел о мошенничестве, присвоении или растрате выявлять обстоятельства, способствовавшие совершению указанных преступлений, нарушения прав и свобод граждан, а также другие нарушения закона, допущенные при производстве дознания или предварительного следствия, и в частном определении или постановлении обращать внимание соответствующих организаций и должностных лиц на данные обстоятельства и факты нарушений закона, требующие принятия необходимых мер.

35. Признать утратившим силу постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2007 года № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате».

Верховный суд РФ разъяснил, как квалифицировать кибермошенничества

ВС впервые объяснил вопросы применения статей о мошенничестве, введенных в УК в 2012 году

МОСКВА, 14 ноября. /ТАСС/. Верховный суд России подготовил разъяснения судьям о квалификации кибермошенничеств, а также мошенничеств с банковскими картами.

В подготовленном постановлении пленума ВС РФ «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» он впервые разъяснил вопросы применения веденных в Уголовном кодексе (УК) в 2012 году новых статей о мошенничестве, проанализировав практику их применения.

Статья «Мошенничество в сфере компьютерной информации» (159.6 УК РФ) предполагает «целенаправленное воздействие программных или программно-аппаратных средств на серверы, компьютеры, в том числе переносные (портативные) — ноутбуки, планшетные компьютеры, смартфоны), или на информационно-телекоммуникационные сети , что позволяет виновному или иному лицу незаконно завладеть чужим имуществом или приобрести право на него». Такой вид мошенничества требует дополнительной квалификации по статьям УК о неправомерном доступе к компьютерной информации или о создании, использовании и распространении вредоносных программ.

Если же виновный в хищении просто воспользовался учетными данными собственника (тайно либо путем обмана воспользовался телефоном потерпевшего, подключенным к услуге «Мобильный банк», авторизовался в системе интернет-платежей под известными ему данными другого лица и тому подобное), такие действия подлежат квалификации по статье «Кража».

Хищение чужого имущества путем распространения заведомо ложных сведений в интернете (например, создание поддельных сайтов благотворительных организаций, интернет-магазинов, использование электронной почты), следует квалифицировать как обычное мошенничество (по ст. 159 УК РФ).

Мошенничества с платежными картами

Статья «Мошенничество с использованием платежных карт» (159.3 УК РФ) может применяться в случаях, когда при хищении средств с помощью поддельной или принадлежащей другому лицу карты работник банка, торговой или иной организации намеренно вводится в заблуждение о принадлежности карты, в том числе и «путем умолчания о незаконном владении картой». Если же речь идет о простом снятии средств из банкомата, это должно квалифицироваться как кража.

Как кражу следует квалифицировать и хищение безналичных средств с помощью персональных данных владельца, данных платежной карты, пароля, переданного злоумышленнику самим держателем платежной карты под воздействием обмана или злоупотребления доверием.

Изготовление, хранение, перевозку поддельных платежных карт, а также технических устройств и компьютерных программ, предназначенных для неправомерного приема, выдачи, перевода денежных средств, если по независящим от него обстоятельствам виновных не смог довести умысел на хищение средств до конца, следует квалифицировать как приготовление к преступлению (краже или одному из видов мошенничества).

В свою очередь, продажа непригодных к использованию поддельных платежных карт, технических устройств и компьютерных программ якобы для неправомерного получения денежных средств образует состав мошенничества или мелкого хищения.

Если же виновный изготовил или приобрел поддельные платежные карты для того, чтобы самому совершить хищение в крупном или особо крупном размере, но по независящим от него обстоятельствам не смог ими воспользоваться, это следует квалифицировать как приготовление к хищению и одновременно как оконченное преступление по ст. 187 УК РФ («Неправомерный оборот средств платежей»).

Как это работает: семь видов мошенничества в разъяснениях Пленума ВС

Современные виды мошенничества могут вызвать немало вопросов у судов, которые разбирают уголовные дела. Расплатиться чужой кредиткой в магазине – это мошенничество или кража? А если снять с нее деньги в банкомате или использовать карту вместе с похищенным конвертом с ПИН-кодом? Как выглядит мошенничество с социальными выплатами и какие дотации к ним не относятся? Какие особенности есть у хищения безналичных денег? И почему хищение денег через поддельные благотворительные сайты не относится к мошенничеству в сфере компьютерной информации? На эти и другие вопросы ответил Пленум Верховного суда в постановлении, принятом 30 ноября 2017 года.

1. Мошенничество – хищение путем обмана или злоупотребления доверием. А что такое обман и злоупотребление доверием?

Обман – это сознательное сообщение или представление ложных сведений, или умолчание об истинных фактах, или умышленные действия для того, чтобы ввести в заблуждение. К последним, например, относятся передача сфальсифицированного товара, имитация использования кассы, обманные приемы в азартных играх и т.п. А ложные сведения могут касаться чего угодно: юридических фактов и событий, качества и стоимости имущества, личности обманщика, его возможностей и намерений.

Злоупотребление доверием – это его использование с корыстной целью. Доверие может объясняться личными или служебными отношениями. Злоупотребляет доверием и тот, кто получает деньги или имущество по договору, но не собирается его исполнять. Например, человек получил кредит в банке или аванс за работы или услуги.

2. Когда мошенничество считается законченным?

В тот момент, когда преступник или другие люди завладели имуществом и получили реальную возможность пользоваться и распоряжаться им.

Если мошенник получил право на чужое имущество (например, убедил оформить на себя недвижимость или ценную бумагу), преступление считается оконченным с момента регистрации или другого решения уполномоченного органа.

3. Какие особенности есть у хищения безналичных денег?

Они точно такой же объект посягательства, как и наличные средства, но с некоторыми юридическими отличиями. В случае хищения безналичных денег преступление считается оконченным с момента изъятия денежных средств с банковского счета владельца или электронных денег, а не с того момента, как ими завладел преступник. Главное, что потерпевшему причинен ущерб, а куда ушли электронные деньги – неважно. К тому же часто их путь сложно отследить, как показывает судебная практика.

Место окончания преступления определяют по адресу банка, его филиала или другой организации, где был открыт счет или велся учет электронных денег. Это поможет определить, к территории какого суда относится преступление.

4. Сколько есть разных видов мошенничества и зачем нужно такое разделение?

Кроме «простого» мошенничества (ч. 1–4 ст. 159 УК), есть мошенничество в предпринимательстве (ч. 5–7 ст. 159 УК), в сфере кредитования (159.1), при получении выплат (159.2), с использованием платежных карт (159.3), в сфере страхования (159.5), в сфере компьютерной информации (159.6). При таком условном разделении их получается семь.

Он служит для дифференциации наказания в зависимости от общественной опасности преступления. Например, за «простое» мошенничество без отягчающих обстоятельств можно получить до двух лет лишения свободы, а аналогичное мошенничество с кредитами или страховыми выплатами грозит максимум четырьмя месяцами ареста.

5. А что такое мошенничество в сфере кредитования (ст. 159.1 УК)?

Это действия заемщика, который от своего лица или от лица своей фирмы сообщил банку заведомо ложные или недостоверные сведения, чтобы получить кредит и не отдавать его. Эта неверная информация должна касаться условий, на которых банк выдает кредит (например, сведения о месте работы, доходах, финансовом состоянии, наличии кредиторской задолженности, предмете залога).

Чаще случается, что предприниматель или директор фирмы подают неверную отчетность, просто чтобы получить кредит или льготные условия кредитования. При этом они планируют отдавать деньги банку. Это не является мошенничеством. Но если такой обман причинил ему крупный ущерб (2,25 млн руб.), то бизнесмену или менеджеру грозит ответственность по ч. 1 ст. 176 УК («Незаконное получение кредита»).

6. Как выглядит мошенничество с социальными выплатами (ст. 159.2 УК)?

Это предоставление чиновникам, которые назначают выплаты, заведомо ложных или недостоверных сведений с целью получить деньги. Например, неверной информации о личности получателя, об инвалидности, наличии детей или иждивенцев, участии в боевых действиях, невозможности устроиться на работу.

Умолчание тоже могут назвать преступлением в том случае, когда человек потерял право на выплаты (например, ему дали другую группу инвалидности), но продолжил их получать.

За приготовление к мошенничеству должны судить того, кто получил обманом сертификат или другой документ, но не смог его «обналичить» по объективным обстоятельствам. В этом случае нужно обязательно доказать умысел совершить преступление.

К социальным выплатам не относятся гранты, стипендии в поддержку науки, образования и т.п., сельскохозяйственные субсидии и выплаты в поддержку малого и среднего предпринимательства. Мошенничество при их получении квалифицируют как «простое» по ст. 159 УК.

7. Что отличает мошенничество в предпринимательской деятельности (ч. 5–7 статьи 159 УК РФ)?

Здесь нарушитель – это индивидуальный предприниматель или член правления коммерческой организации, который умышленно не исполняет обязательства по предпринимательскому договору. Например, таким преступлением могут назвать привлечение денег под видом инвестиций.

Здесь обязателен прямой умысел на хищение чужого имущества, который возник у преступника до того, как он его получил. Минимальный ущерб для преступления составляет 10 000 руб.

8. Что такое мошенничество с помощью кредитных карт (ст. 159.3 УК)?

Это хищение денег с использованием поддельной или чужой платежной карты – кредитной, дебитной и т.д. Чтобы рассчитаться с ее помощью, мошенник сообщает кассиру или другому работнику, что эта карта принадлежит ему, или просто умалчивает, что карта чужая.

Если преступник расплачивается с помощью чужой карты в банкомате или использует карту совместно с похищенными ПИН-кодами или паролями – это считается кражей, а не мошенничеством.

9. Как выглядит мошенничество со страховками (ст. 159.5 УК)?

В этом случае мошенник может обманывать насчет наступления страхового случая – например, инсценирует ДТП, несчастный случай, хищение застрахованного имущества. Другой вид преступления – завышение размера страхового возмещения по наступившему случаю.

Преступником может быть страхователь, застрахованное лицо, иной выгодоприобретатель, а также представитель страховщика, который вступил в сговор, или эксперт.

10. Что понимают под мошенничеством в сфере компьютерной информации (ст. 159.6 УК)?

Его обязательный признак – целенаправленное вмешательство в работу программ и баз данных, которое нарушает процесс обработки, хранения, передачи компьютерной информации. Примером может служить вирус, собирающий данные кредитных карт, с помощью которых пользователи оплачивают покупки в интернете.

Если преступник воспользовался телефоном потерпевшего с «мобильным банком» или авторизовался в системе платежей под чужим аккаунтом, – такое получение денег считается кражей, а не мошенничеством. Если он, конечно, не вмешивался в работу компьютерных программ. К таким воздействиям не относится изменение данных о счете или движении денег.

«Простым», а не «компьютерным» является известный в Интернете вид обмана – например, поддельные сайты благотворительных организаций, интернет-магазинов.

/* MOBILE */ @media screen and (max-width: 39.9375em) < #iframeG1H6B2B9A5C3N8H4H < height: 780px; >> /* DESKTOP */ @media screen and (min-width: 40em) < #iframeG1H6B2B9A5C3N8H4H < height: 740px >> /* IPHONE 5 & SE*/ @media screen and (device-aspect-ratio: 40/71) < .iframe_wrapper < margin: 0 -30px >#iframeG1H6B2B9A5C3N8H4H <> > @media only screen and (min-device-width: 320px) and (max-device-width: 568px) < #iframeG1H6B2B9A5C3N8H4H <>>

Татьяна Ахмедова* подала в суд на Римму Чеканову* — она добивалась возмещения ущерба от преступления по ч.1 ст. 112 УК (приченение средней тяжести вреда здоровью), компенсации морального вреда и расходов на лечение. В материальный ущерб входило 200000 расходов на представителя, впоследствии сумма увеличилась еще на 30000 руб. из-за участия в гражданском деле адвоката.

В первой инстанции исковые требования частично удовлетворили. При этом суд пришел к выводу, что истица доказала расходы на представителя полностью, и обязал Чеканову компенсировать запрошенные 230000 руб.

Но апелляция частично отменила решение. Там заключили, что Ахмедова не доказала оплата услуг представителя на сумму 200000 руб. в рамках уголовного дела относится к процессуальным издержками и рассматриваются по УПК, а не в гражданском судопроизводстве. Производство во делу в этой части прекратили.

При этом отменили и компенсацию 30000 руб. — расходы на адвоката в рамках гражданского дела. Причиной отказа в этой части стало то, что в материалах дела не было оригинала ордера, соглашения с представителем об оказании юридических услуг, квитанции или другого документа, подтверждающего расходы на представителя. При этом копии этих документов, заверенные самим представителем, в деле были — но суд счел, что это ненадлежащие доказательства. Такое решение Ахмедова оспорила в ВС — и гражданская коллегия под председательством судьи Сергея Асташова согласилась с ее аргументами (дело № 26-КГ18-11)

Апелляция оставила в силе решение первой инстанции о взыскании морального вреда, отметил ВС, следовательно сами требования заявительницы о возмещении расходов на представителя были обоснованными. Ахмедова пользовалась услугами представителя и в первой инстанции, и в апелляции, и ответчица этого не оспаривала, а в деле есть копии платежных документов.

По ч.2 ст. 71 ГПК письменные доказательства представляются в подлиннике или в форме надлежащим образом заверенной копии, напомнил ВС. При этом подлинники нужны тогда, когда обстоятельства дела по закону нельзя подтвердить иначе, или когда представленные копии различаются по содержанию.

«Если копии документов представлены в суд в электронном виде, суд может потребовать представления подлинников этих документов», — отметил ВС. Однако все это не учли в апелляции.

ВС привел и другой аргумент: одно то, что подтверждающих расходы документов нет, еще не говорит о том, что судрасходы взыскать не получится.

В итоге ВС счел отказ в компенсации расходов на адвоката неправомерным и отправил дело в части взыскания расходов на представителя на новое рассмотрение в апелляцию.

*Имена и фамилии участников спора изменены редакцией

Рудольф Вальтер Рихард Гесс – заместитель фюрера по партии, рейхсминистр без портфеля, член Рейхстага, Тайного совета, Совета министров, генерал войск СС и СА. Гесс входил в круг ближайших соратников Гитлера, вместе с ним отбывал наказание в Ландсбергской тюрьме, помогал писать «Майн кампф», был назначен его преемником. В начале войны Гесс попал в британский плен и пробыл там вплоть до Нюрнбергского процесса, на котором предстал как один из 24 главных военных преступников Третьего рейха.

Рудольф Гесс с 1933 года принадлежал к верхушке нацистской партии, нес ответственность по всем партийным вопросам и мог принимать решения от имени Гитлера. Будучи имперским министром без портфеля, Гесс имел полномочия санкционировать все законопроекты, прежде чем они становились законами. Политик активно поддерживал подготовку к войне – так, именно он в 1935 году подписал закон о введении обязательной воинской повинности и создании германской армии мирного времени численностью в 500 000 человек. Выступая перед народом, Гесс говорил, что каждый должен приносить жертвы для вооружения, а его любимой фразой было «пушки вместо масла».

В числе прочих имперских министров Гесс подписал указ о включении четырех западных провинций Польши в состав Германии. Он публично восхвалял «великодушное предложение Гитлера Польше», обвиняя последнюю в агитации за войну. Гесс участвовал в агрессии против Австрии и Чехословакии, в 1938 году подписал закон о воссоединении Австрии с Германской империей, а спустя месяц – декрет о введении системы управления Судетской областью (территория Чехии). При этом руководство новыми регионами он брал на себя.

Поездка политика в Великобританию 10 мая 1941 года вошла в историю как «Миссия Гесса». Он в одиночку полетел на переговоры о заключении мира, утверждая, что Гитлер был готов принять некоторые мирные предложения. Примечательно, что этот полет произошел всего через десять дней после того, как фюрер назначил точную дату нападения на Советский Союз. В Англии Гесс пытался оправдать агрессию Германии в отношении Австрии, Чехословакии, Польши, Норвегии, Дании, Бельгии и Нидерландов, но был арестован и схвачен в плен. Только в октябре 1945 года Гесса перевезли из Великобритании в Германию, чтобы предать суду на Нюрнбергском процессе.

Обвинительное заключение от СССР представлял Роман Андреевич Руденко, от Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии – Хартли Шоукросс, от США – Роберт Хьюаут Джексон, а от Французской Республики – Франсуа де Ментон. Гесса защищал сначала доктор Гунтер фон Роршейдт, а затем доктор Альфред Зайдль.

Государственный и политический деятель Германии Рудольф Гесс обвинялся по четырем разделам: ведение агрессивной войны, преступления против мира, военные преступления и преступления против человечности. Несмотря на то, что с 1941 по 1945 год Гесс провел в плену, обвинение настаивало: он содействовал военной, экономической и психологической подготовке к войне, участвовал в политическом планировании военных преступлений и преступлений против человечности. Гесс был пропагандистом расовых теорий, принимал видное участие в разработке положений «Майн кампф». По мнению обвинения, он использовал свои посты, личное влияние и тесную связь с фюрером для прихода к власти нацистских заговорщиков и их укреплению в Германии.

Первое время на судебных заседаниях Гесс находился в состоянии амнезии, выражался бессвязно, часами застывал в одном положении, сидел с отсутствующим видом, а иногда и вовсе читал детективные романы. Его адвокат, Гунтер фон Роршейдт, ходатайствовал о проведении психиатрической экспертизы – он считал, подсудимому будет лучше, если разбирательство в отношении него приостановят и возобновят лишь после лечения: «Обвиняемый Гесс выразил пожелание (во всяком случае лично мне) присутствовать на суде, так как он не считает себя ограниченным в своих возможностях. Однако, по мнению его защитников, это не соответствует действительности». Медицинское обследование показало: умственное состояние Гесса не является основанием для отложения процесса. Тем не менее, 30 ноября 1945 года по этому поводу было созвано чрезвычайное судебное заседание. На нем впервые за долгое время неожиданно для всех выступил сам Гесс: «Я хочу сказать, что с этого момента моя память находится в полном распоряжении cуда. Основания, которые имелись для того, чтобы симулировать потерю памяти, были чисто тактического порядка. Вообще, действительно, моя способность сосредоточиваться была несколько нарушена, однако моя способность следить за ведением дела, защищать себя, ставить вопросы свидетелям или самому отвечать на задаваемые мне вопросы не утрачена».

В дальнейшем защитник подавал еще ходатайства о медицинском освидетельствовании Гесса, но трибунал отклонил их после доклада тюремного психиатра: «Тот факт, что поведение Гесса является ненормальным, то обстоятельство, что он страдает потерей памяти, и то, что его психическое состояние ухудшилось за время этого процесса, возможно, является правильным. Но ничто не указывает на то, что он не осознает характера выдвинутых против него обвинений или что он не способен защищать себя. Ничто не указывает на то, что Гесс не находился в здравом рассудке в период совершения тех действий, которые ему инкриминируются». Обвиняемый был недоволен, что его пытаются выставить больным, и 5 февраля 1946 года сменил адвоката. Правда, к окончанию процесса он снова демонстрировал потерю памяти, испытывал проблемы с речью и жаловался на желудочные колики.

Гособвинитель Роман Руденко в своем выступлении сделал акцент на разработке Гессом человеконенавистнической теории высшей расы: «Из этой теории вытекало, что немцам, вследствие их принадлежности якобы к высшей расе, присвоено право строить свое благополучие на костях других рас и народов. Эта теория объявила немецко-фашистских узурпаторов не связанными ни законами, ни общепризнанными правилами человеческой морали. «Расе господ» все дозволено. Все действия этих господ, сколь бы отвратительны и бесстыдны, жестоки и чудовищны они ни были, обосновывались идеей превосходства этой расы». Руденко напомнил, что Гесс в 1933 году создал управление расовой политики, а значит, именно он несет ответственность за нюрнбергские законы (два антиеврейских акта, принятых 15 сентября 1935 года на съезде Национал-социалистической партии в Нюрнберге). Главный обвинитель от СССР также привел статью в газете «Национал цейтунг» от 1941 года, посвященную Гессу: «Много времени тому назад – это было еще до начала войны – Рудольфа Гесса называли совестью партии. Если мы спросим, почему заместителю фюрера было дано это почетное звание, то на этот вопрос нетрудно ответить: нет ни одного события в нашей общественной жизни, которое не было бы связано с именем заместителя фюрера. Он настолько мгогосторонен и своеобразен в своей работе и в сфере своей деятельности, что это нельзя сказать несколькими словами. Многие мероприятия, проведенные правительством, особенно в сфере военной экономики и в партии, проводились полностью по инициативе заместителя фюрера».

Обвинитель от Великобритании настаивал, что роль Гесса в нацистской партии точно установлена – ведь он оказывал фюреру помощь во всех областях деятельности. «Я приведу только один пример. – заявил Хартли Шоукросс. – Вы помните указание, данное им партийным чиновникам в связи с вопросом об истреблении восточных народов, об оказании помощи набору в войска СС? Он сказал: «Они состоят из национал-социалистов, являющихся наиболее подходящими по сравнению с другими вооруженными войсками для выполнения особых задач на оккупированных восточных территориях, благодаря их усиленной национал-социалистской подготовке по расовым и национальным вопросам».»

Франсуа де Ментон из Франции тоже сослался на связь Гесса с Гитлером. Он напомнил, что Гесс являлся его назначенным преемником, примкнул к движению с самого начала, взял на себя ответственность за расовые законы, содействовал проведению в жизнь политической идеи режима и распространял эту идею во всех кругах населения.

Главный обвинитель от США в заключительной речи произнес: «Фанатик Гесс, перед тем как его обуяла страсть к странствованиям, был инженером, управлявшим механизмом партии, передававшим руководящему составу партии пропагандистские установки, осуществлявшим надзор над всеми сторонами деятельности партии и сохранявшим ее наготове, как преданное и послушное орудие власти».

Защищавший подсудимого Зейдль заявил, что считает трибунал некомпетентным для суда над германскими военными преступниками. Он также отверг обвинение в совершении Гессом преступления против мира, сказав, что такого преступления не существует: «Осуждение за преступления против мира и за участие в общем плане, направленном на ведение агрессивной войны, может иметь место вопреки действующему международному праву только в том случае, если трибунал, нарушая принцип «Nulla poena sine lege», решится на дальнейшее развитие международного права. И как бы ни было велико это искушение, нельзя предусмотреть всех тех последствий, которые оно может повлечь за собой. Будет нарушен принцип, который вытекает из принципа уголовного права всех цивилизованных народов и который является неотъемлемой составной частью международного права, а именно то, что действие является наказуемым только в том случае, если наказуемость его была установлена законом до того, как это действие совершено. И если не хотят закрыть дорогу действительному развитию международного права, то правовой основой для приговора этого суда может явиться только подлинное международное право, то есть право, действовавшее во время совершения рассматриваемых действий». Благодаря Зейдлю на суде впервые появились секретные протоколы к пакту Молотова-Риббентропа.

Сам Рудольф Гесс заявил, что признает себя виновным только перед богом. Он сказал следующее: «Я подчеркиваю, что я несу полную ответственность за все то, что я сделал и подписал вместе с другими. Мои принципы заключаются в том, что данный трибунал не является правомочным». Последнее слово Гесс попросил произносить сидя – учитывая его состояние здоровья, – и председательствующий не стал возражать. Гесс признался: «Те выводы, к которым пришел защитник здесь, на этом суде, от моего имени в отношении оценки моего народа и истории, являются для меня важными. Я не защищаюсь от того, что выдвинуто обвинителями, которые, по моему мнению, не имеют права обвинять меня и моих соотечественников. Я не придаю значения тем упрекам, которые касаются событий, являющихся суверенным делом Германии и поэтому не относящихся к компетенции иностранцев. Такого рода выпады моих врагов – это честь для меня. Судьба дала мне возможность трудиться многие годы под руководством величайшего из сыновей Германии за всю ее тысячелетнюю историю. Даже если бы я мог, я не хотел бы исключать это время из своей жизни. Я счастлив сознанием, что выполнил свой долг в качестве национал-социалиста, в качестве верного последователя моего фюрера. Я ни о чем не сожалею. Если бы я опять стоял у начала моей деятельности, я опять-таки действовал бы так же, как действовал раньше, даже в том случае, если бы знал, что в конце будет зажжен костер, на котором я сгорю. Независимо от того, что делают люди, наступит время и я предстану перед престолом Всевышнего. Только перед ним я несу ответственность и знаю, что он оправдает меня».

Трибунал 1 октября 1946 года признал подсудимого Гесса виновным в преступлениях против мира, военных преступлениях и преступлениях против человечности, и приговорил его к пожизненному тюремному заключению.

Член Международного военного трибунала, судья Верховного Суда СССР Ион Тимофеевич Никитченко выступил с особым мнением. Он заявил, что приговор суда дает правильную и полную характеристику того положения, которое Гесс занимал в системе руководства гитлеровской партии и государства, однако не согласился с мерой наказания. «Учитывая, что Гесс был третьим по значению политическим руководителем в гитлеровской Германии, что он играл решающую роль в преступлениях фашистского режима, я считаю единственно правильной мерой наказания для него смертную казнь», – написал Никитченко. Маршал Соколовский как советский представитель заявил, что в полной мере разделяет мнение Никитченко.

Утром 18 июля 1947 года Рудольфа Гесса доставили в тюрьму Шпандау в Берлине – там согласно директиве Союзнического Контрольного совета должны были содержаться семь преступников, приговорённых Международным военным трибуналом в Нюрнберге к разным тюремным срокам. Гесса, как и других, разместили в одиночной 6-метровой камере во внутреннем тюремном блоке, чтобы невозможно было перестукиваться. После освобождения в 1966 году последних преступников, Шираха и Шпеера, Гесс остался в Шпандау один. Его семья, адвокат и почитатели пытались добиться освобождения, но Советский Союз этого не допустил. 17 августа 1987 года 93-летний Рудольф Гесс покончил с собой, повесившись на кабеле. Спустя несколько месяцев администрация тюрьмы была расформирована, а на ее месте появился торгово-развлекательный центр.

В статье использованы сведения из «Сборника материалов Нюрнбергского процесса над главными немецкими военными преступниками» (в двух томах, под редакцией К.П. Горшенина, Р.А. Руденко и И.Т. Никитченко), «Стенограммы Нюрнбергского процесса» (автор – С.А. Мирошниченко), «Нюрнбергского процесса. Сборника материалов в 8-ми томах» (автор – Н.С. Лебедева) и Википедии.

Смотрите еще:

  • 293 приказ министерства Приказ Министерства образования и науки РФ от 8 апреля 2014 г. N 293 "Об утверждении Порядка приема на обучение по образовательным программам дошкольного образования" Приказ Министерства образования и науки РФ от 8 апреля 2014 г. N 293"Об […]
  • Приказ аттестация 07042014 Приказ аттестация 07042014 В соответствии с частью 4 статьи 49 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2012, № 53, ст. 7598; 2013, № 19, […]
  • Фед закон 35 Федеральный закон от 29 июля 2017 года № 245-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О связи" Документ является поправкой к Изменения и поправки Комментарии Российской Газеты Принят Государственной Думой 21 июля 2017 года Одобрен […]
  • 537 приказу мэр Приказ Министерства экономического развития РФ от 31 марта 2015 г. N 189 "Об утверждении Порядка согласования применения закрытых способов определения поставщиков (подрядчиков, исполнителей) и Порядка согласования заключения контракта с […]
  • Пояснения пленума верховного суда Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 ноября 2017 г. № 44 “О практике применения судами законодательства при разрешении споров, связанных с защитой прав и законных интересов ребенка при непосредственной угрозе его жизни или […]
  • Приказ минздравсоцразвития рф от 23042009 210н Приказ Минздравсоцразвития России от 23.04.2009 г. № 210н "О номенклатуре специальностей специалистов с высшим и послевузовским медицинским и фармацевтическим образованием в сфере здравоохранения Российской Федерации" Приказ […]
  • Приказ минобрнауки 1015 от 15082014 Приказ Министерства образования и науки РФ от 17 июля 2015 г. № 734 “О внесении изменений в Порядок организации и осуществления образовательной деятельности по основным общеобразовательным программам - образовательным программам […]
  • Ст 6 закона об обороте земель Федеральный закон от 24 июля 2002 г. N 101-ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 24 июля 2002 г. N 101-ФЗ"Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" С […]