Ук рсфср ст 89

Законодательная база Российской Федерации

Бесплатная консультация
Федеральное законодательство

  • Главная
  • ЗАКОН РСФСР от 27.10.60 «ОБ УТВЕРЖДЕНИИ УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РСФСР» (вместе с «УГОЛОВНЫМ КОДЕКСОМ РСФСР»)
  • «Свод законов РСФСР», т. 8, с. 497, 1988
  • «Ведомости ВС РСФСР», 1960, N 40, ст. 591
  • Статья 89. Хищение государственного или общественного имущества, совершенное путем кражи

    Тайное похищение государственного или общественного имущества (кража) —

    наказывается лишением свободы на срок до трех лет или исправительными работами на срок до одного года.

    Кража, совершенная повторно, или по предварительному сговору группой лиц, или с применением технических средств, —

    наказывается лишением свободы на срок до шести лет.

    Кража, совершенная особо опасным рецидивистом или в крупных размерах, —

    наказывается лишением свободы на срок от пяти до пятнадцати лет с конфискацией имущества или без таковой.

    Примечание. Повторным в статьях 89, 90, 92 и 93 признается преступление, совершенное лицом, ранее совершившим какое-либо из преступлений, предусмотренных этими статьями либо статьями 77, 91, 144 — 147 настоящего Кодекса.

    Архив рубрики: ст. 89 УК РСФСР

    Minor theft (cf. 93, part 1).

    Новый “самолетный” процесс в Ленинграде (1979, 17-1)

    N 17 – 15 сентября 1979 Поступили более подробные сведения в попытке захвата самолета в Ленинграде, о которой сообщалось [в 1979, 11-13]. 6 января 1979 в ленинградском аэропорту “Пулково” были арестованы Вадим (Павлович?) Эренберг (р.1956), его брат Алексей (р.1962), жена … Читать далее →

    Суд над Михаилом Поляковым (1984, 8-2)

    N 8 – 30 апреля 1984 В начале апреля 1984 Ленинградский городской суд в течение трех дней рассматривал дело Михаила Полякова (1984, 1/2-2). М.Поляков обвинялся по ст.70 УК РСФСР, а также по ст.89 УК РСФСР (“хищение государственного и общественного имущества”). … Читать далее →

    Аресты в Воронеже (1983, 16-2)

    N 16 – 31 августа 1983 В середине 1982 в Воронеже были арестованы три человека, обвинявшиеся по ст.190-1 УК РСФСР в том, что они дважды в 1981-1982 распространяли на воронежских заводах листовки с призывами к забастовкам и “демонстрациям молчания по … Читать далее →

    Преследования пятидесятников (1984, 3-1)

    N 3 – 15 февраля 1984 В [1984, 1/2-4] ошибочно сообщалось, что Тамара Швед (по мужу Понижаева) была судима вместе с А.Заривным и С.Дуденко. Ее судили отдельно 23-24 мая 1983, она обвинялась по ст.187-1 УК УССР (аналог ст. 190-1 УК … Читать далее →

    Последние сообщения

    Цели бюллетеня

    =========================
    «Здесь и в дальнейшем речь идет в первую очередь об оперативной, срочной информации, важной для конкретных действий: организации кампании по защите того или иного лица, посылке ему материальной помощи и т.д.».

    Статья 89 УК РФ. Назначение наказания несовершеннолетнему (действующая редакция)

    1. При назначении наказания несовершеннолетнему кроме обстоятельств, предусмотренных статьей 60 настоящего Кодекса, учитываются условия его жизни и воспитания, уровень психического развития, иные особенности личности, а также влияние на него старших по возрасту лиц.

    • URL
    • HTML
    • BB-код
    • Текст
    • Комментарий к ст. 89 УК РФ

      1. При назначении наказания суд обязан учитывать как обстоятельства, единые для всех лиц, совершивших преступления, независимо от их возраста, т.е. руководствоваться общими началами назначения наказания (ст. 60 УК), так и обстоятельства, обусловленные несовершеннолетием виновного лица:

      1) условия его жизни и воспитания;

      2) уровень психического развития, иные особенности личности;

      3) влияние на него старших по возрасту лиц.

      Условия жизни и воспитания несовершеннолетнего выясняются с учетом данных о его родителях, об учебе, условиях жизни в семье и т.п. Уровень психического развития определяется с помощью судебно-психологической экспертизы. Под иными особенностями личности понимаются внушаемость, склонность к подражанию, импульсивность и т.п.

      2. Если совершению преступления несовершеннолетним предшествовало неправомерное или провоцирующее поведение взрослых лиц, в том числе признанных потерпевшими по делу, суд вправе признать это обстоятельство смягчающим наказание виновного, а также направить в необходимых случаях частные определения по месту работы или жительства указанных лиц.

      Следует также учитывать, что согласно п. «е» ч. 1 ст. 61 УК к обстоятельствам, смягчающим наказание, относится совершение преступления в результате физического или психического принуждения, не исключающего преступности деяния, либо в силу материальной, служебной или иной зависимости несовершеннолетнего, в связи с чем при выяснении судом факта вовлечения его в совершение преступления взрослыми следует решать вопрос о характере примененного в отношении несовершеннолетнего физического или психического принуждения (п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних»).

      Объективная сторона: не является проникновением в помещение или иное хранилище, жилище.

      Похищение имущества у родственника, проживающего в одном жилом помещении с похитителем, необоснованно квалифицировано, как совершенное с проникновением в жилище.
      Пост. презид. Мурманск. обл. суда
      Бюллетень Верх. Суда Российской Федерации, 1989, N 1, с.15

      Кража вещей с подоконника открытого окна, без вторжение в жилое помещение не образует состав преступления предусмотренного ч.3 ст.144 УК.
      Опред. СК Верх. Суда РФ от 23.01.91
      Бюллетень Верх. Суда Российской Федерации, 1993, N 4, с.14

      Кражу из магазина суд необоснованно квалифицировал как совершенную с проникновением в помещение.
      Постановления и определения по уголовным делам Верховного Суда РСФСР
      /1981-1988 г.г./ с.116

      Покушение на открытое похищение общественного имущества без признаков проникновения в хранилище необоснованно квалифицировано по ст.15 и ч.3 ст.90 УК РСФСР.
      Квалифицируя действия Трифонова по ст.15 и ч.3 ст.90 УК РСФСР суд указал, что виновный пытался совершить открытое похищение общественного имущества с проникновением в хранилище. Суд признал ящик прилавка, где продавец хранил денежную выручку, хранилищем, которое имеется в виду в ч.3 ст.90 УК РСФСР. С таким выводом суда согласиться нельзя, поскольку ящик, из которого Трифонов похитил деньги, не является ящиком кассового аппарата, сейфом или иным, специально приспособленным для хранения денег, хранилищем, а был обычным ящиком в прилавке, использовавшимся продавцом для того, чтобы складывать выручку в процессе реализации товаров.
      Постановления и определения по уголовным делам Верховного Суда РСФСР
      /1981-1988 г.г./ с.122

      Застекленный прилавок в магазине не признан помещением или хранилищем, поэтому хищение из него товаров необоснованно квалифицировано как совершенное с проникновением.
      Постановления и определения по уголовным делам Верховного Суда РСФСР
      /1981-1988 г.г./ с.123

      Не огражденная и неохраняемая площадка не признана хранилищем, хищение государственного имущества из которого квалифицируется по ч.3 ст.89 УК РСФСР. Надзорной инстанцией хищение обоснованно признано неоконченным, поскольку виновные, изьявшие государственное имущество, были задержаны на территории предприятия.
      Постановления и определения по уголовным делам Верховного Суда РСФСР
      /1981-1988 г.г./ с.116

      Применительно к ч.3 ст.89 УК РСФСР под «проникновением» понимается не только тайное вторжение в помещение или иное хранилище с целью совершения кражи, но и извлечение оттуда похищаемых предметов с помощью различных приспособлений без входа в соответствующее помещение.
      Постановления и определения по уголовным делам Верховного Суда РСФСР
      /1981-1988 г.г./ с.117

      Лицо, совершившее кражу повторно и с проникновением в помещение, несет ответственность по ч.3 ст.89 УК РСФСР; квалифицировать эти действия еще по ч.2 ст.89 УК РСФСР излишне.
      Постановления и определения по уголовным делам Верховного Суда РСФСР
      /1981-1988 г.г./ с.118

      Кража из помещения во время работы не может квалифицироваться как совершенная путем проникновения. Приобретение заведомо похищенного имущества необоснованно признано совершенным в крупном размере.
      Опред. СК Верх. Суда РФ от 21.03.88
      Бюллетень Верх. Суда Российской Федерации, 1989, N 1, с.5

      Открытая, не охраняемая железнодорожная платформа для перевозки автомобилей «КРАЗ» не может рассматриваться хранилищем и покушение на хищение с нее запасного колеса с автомашины /стоимостью 667 руб./ необоснованно квалифицировано как совершенное путем проникновения.
      Определение 25-89 по делу Афонина и Иванова
      Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда РСФСР за 4-й квартал 1989 г.

      Евразийский юридический портал

      Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

      • Историко-правовой аспект ответственности за преступления против собственности в уголовном законодательстве 1960 г.

        27 октября 1960 г. Верховный Совет РСФСР принял третий, последний в истории Российской Советской Феде­ративной Социалистической Республики, Уголовный ко­декс, который вступил в силу с 1 января 1961 года.

        УК РСФСР 1960 г. в первоначальной редакции обозна­чал преступление как «общественно опасное деяние, пося­гающее на советский общественный или государственный строй, социалистическую систему хозяйства, социалисти­ческую собственность, личность, политические, трудовые, имущественные и другие права граждан, а равно иное, по­сягающее на социалистический правопорядок обществен­но опасное деяние. » (ст. 7). В последней редакции, спустя 36 лет, УК РСФСР 1960 г. признавал объектами преступле­ния общественный строй СССР, его политическую и эко­номическую системы, личность, политические, трудовые, имущественные и другие права и свободы граждан, все фор­мы собственности, социалистический правопорядок (ст. 7).

        Ответственность за преступления против собствен­ности была предусмотрена сразу в двух главах Особенной части — в главе второй («Преступления против социали­стической собственности», ст. 89-101) и главе пятой («Пре­ступления против личной собственности», ст. 144-151). 1 Примечательно, что преступления против собственности других социалистических государств (ст. 101) наказывались по статьям главы второй Особенной части УК, а преступле­ния против собственности «объединений, не являющихся социалистическими» (ст. 151), даже если они были рос­сийскими, по статьям главы пятой Особенной части УК РСФСР.

        В новом УК была продолжена линия на приоритетную охрану, прежде всего, социалистической собственности (государственной и общественной), что, впрочем, впол­не соответствовало идеологическим установкам КПСС о решающем значении именно этой формы собственности в построении в СССР бесклассового коммунистическо­го общества. Действовавшая тогда Конституция СССР 1936 года (ст. 4) экономической основой советского обще­ства признавала «социалистическую систему хозяйства и социалистическую собственность на орудия и средства производства» (позднее то же самое было провозглашено в ст. 10 Конституции СССР 1977 года).

        Вследствие изложенного в УК РСФСР социалистиче­ская собственность как объект уголовно-правовой охраны по своей важности уступала лишь «советскому обществен­ному и государственному строю». В Особенной части УК посягательства на социалистическую собственность по степени опасности стояли выше, чем даже преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности (глава третья).

        Естественно, в УК преступления против социалистиче­ской собственности наказывались строже таких же престу­плений, но направленных против личной собственности. Так, кража государственного или общественного имуще­ства при особо отягчающих обстоятельствах наказывалась лишением свободы на срок от 5 до 15 лет, с конфискацией имущества или без нее (ч. 3 ст. 89), тогда как подобная кра­жа личного имущества могла повлечь лишение свободы на срок от 4 до 10 лет (ч. 3 ст. 144).

        В Основы уголовного законодательства 1958 г. и УК 1960 г. на всем протяжении их действия вносились различные изменения. Процесс реформирования акти­визировался в связи с обсуждением и принятием новой Конституции СССР 1977 г., тем не менее, прогрессивные изменения практически не коснулись вопросов собствен­ности. Статьей 10 Конституции СССР 1977 г. устанавлива­лось, что «основу экономической системы СССР составляет социалистическая собственность на средства производства в форме государственной (общенародной) и колхозно­кооперативной собственности». Соответственно в ст. 11, 12 и 13 Конституции СССР содержались определения го­сударственной собственности, собственности колхозов и других кооперативных организаций, их объединений и личной собственности граждан. Те же нормы и в той же последовательности были включены в действовавшую в то время Конституцию РСФСР.

        Если сравнивать содержание ст. 10 и последователь­ность изложения определений разных форм собственности в ст. 11, 12 и 13 Конституции СССР, то очевиден вывод, что до принятия Закона СССР от 14 марта 1990 г. приоритетное значение придавалось социалистической собственности.

        Как пишут Л.Д.Гаухман и С.В.Максимов, «приоритет социалистической собственности по сравнению с личной собственностью граждан, закрепленный на конституци­онном уровне, находил воплощение в охране этих форм собственности уголовным правом, что проявлялось в трех моментах».

        1. Две разные главы содержались в Особенной части УК РСФСР 1960 г., — «Преступления против социалисти­ческой собственности» (вторая), и «Преступления про­тив личной собственности граждан» (пятая). В них были объединены соответственно нормы о преступлениях про­тив социалистической (государственной и общественной) собственности и против личной собственности граждан. Традиционно в Особенной части УК главы располагаются в последовательности, соответствующей значимости, с точки зрения законодателя, охраняемых общественных отноше­ний, являющихся социальными ценностями. Поскольку глава вторая располагалась после главы первой «Государ­ственные преступления» и перед главой третьей «Престу­пления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности», это следует признать доказательством того, что социалистическая собственность признавалась социальной ценностью вслед за общественными отношениями, обеспе­чивающими устои и основополагающие интересы государ­ства. Притом общественные отношения, обеспечивающие важнейшие блага личности, включая жизнь, считались, та­ким образом, менее значимыми. А поскольку нормы о по­сягательствах на личную собственность были расположены после упомянутой главы третьей, а также главы четвертой «Преступления против политических, трудовых, иных прав и свобод граждан», личная собственность граждан оценивалась как меньшая социальная ценность, чем социа­листическая собственность и чем отношения, обеспечиваю­щие блага личности, политические, трудовые, иные права и свободы граждан.
        2. В отличие от главы пятой в главе второй Особенной части УК РСФСР 1960 г. предусматривалась ответствен­ность за более широкий круг преступлений. В частности, была установлена уголовная ответственность за такие виды преступлений, как хищение государственного или обще­ственного имущества, совершенное путем присвоения или растраты либо путем злоупотребления служебным положением; хищение государственного или обществен­ного имущества в особо крупных размерах; причинение имущественного ущерба государству или общественной организации путем обмана или злоупотребления дове­рием и некоторые другие. В главе пятой соответствующие нормы отсутствовали, что позволяет предположить: ана­логичные виды деяний, направленных против личной соб­ственности граждан, не были криминализированы.
        3. Пенализация преступлений против социалистиче­ской собственности и личной собственности граждан была различной. Например, хищение государственного или об­щественного имущества, совершенное путем грабежа осо­бо опасным рецидивистом, наказывалось лишением сво­боды на срок от шести до пятнадцати лет с конфискацией имущества, а грабеж в отношении личной собственности, совершенный особо опасным рецидивистом, — лишени­ем свободы на срок от пяти до десяти лет с конфискацией имущества, т. е. преступления против социалистической собственности карались намного строже.

        К этим трем пунктам можно добавить еще одно за­мечание. По тем же критериям рассматривались и пре­ступления против находящегося на территории РСФСР имущества других социалистических государств (ст. 101) и объединений, не являющихся социалистическими орга­низациями (ст. 151). Единственными такого рода объедине­ниями к тому времени оставались, пожалуй, различные ре­лигиозные конфессии, имущественная база которых была сведена к минимуму, поскольку в соответствии с Декретом СНК РСФСР от 29 января 1918 г. «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» и постановлением ВЦИК и СНК ОФСР от 8 апреля 1929 г. «О религиозных объеди­нениях» государственным имуществом признавались мо­литвенное здание и культовое имущество (в том числе и полученное в качестве пожертвования от прихожан или приобретенное на пожертвованные ими средства, при том, что завещания в пользу церкви признавались судебной практикой недействительными): все предметы из драго­ценных металлов и камней; предметы, имеющие истори­ческое, художественное и музейное значение; иконы; об­лачения; хоругви и т. п. Скажем, кража из церкви икон на сумму 22120 руб., совершенная в 1985 г., была квалифи­цирована по ст. 931 УК РСФСР. Не признавались же госу­дарственным имуществом лишь ладан, свечи, лампадное масло, вино для причастия и другие предметы, приобре­тенные церковью для выполнения религиозных обрядов, а также денежные средства, складывающиеся из пожертво­ваний верующих и предназначенные для оплаты священ­нослужителям и поддержания в надлежащем виде церкви. Хищение таких предметов квалифицировалось по статьям о преступлениях против личной собственности граждан со ссылкой на ст. 151 УК РСФСР. С возрождением в конце 80-х — начале 90-х годов прошлого века религиозных орга­низаций и с изменением законодательства в направлении признания их юридической личности стала меняться и квалификация. Так, Заокским районным судом Тульской области Анфилов был осужден за хищение государствен­ного имущества путем мошенничества, совершенного при следующих обстоятельствах. Представившись председа­телю церкви адвентистов седьмого дня и ректору семина­рии АСД заместителем заведующего административным отделом ЦК КПСС, он пояснил им, что для ЦК КПСС, исправительно-трудовых колоний и школ необходимы 100 полных и 100 детских Библий, чем ввел указанных лиц в заблуждение и получил от них 14 полных и 14 дет­ских Библий. Указав на неверное определение объекта преступления и переквалифицируя содеянное на мошен­ничество личного имущества граждан, Судебная коллегия Верховного Суда сослалась, во-первых, на то, что в соответ­ствии с Законом РСФСР от 25 октября 1990 г. «О свободе вероисповеданий» религиозные объединения имеют право собственности на имущество, приобретенное ими за счет собственных средств, пожертвований, завещанное гражда­нами и т. д. (ст. 26), во-вторых, на факт передачи указан­ных библий в дар церкви АСД верующими других стран и факт непринятия их на учет в райисполкоме и, в-третьих, на ст. 151 УК РСФСР, согласно которой преступления про­тив собственности объединений, не являющихся социали­стическими, должны квалифицироваться как совершенные против личной собственности граждан.

        В УК РСФСР 1960 г. мошенническое завладение госу­дарственным или общественным имуществом окончатель­но обретает статус хищения, а происходит это благодаря не только тому, что на это недвусмысленно указывало название ст. 93 (хищение государственного или общественного иму­щества, совершенное путем мошенничества), но и благода­ря появлению ст. 94 (причинение имущественного ущерба государству или общественной организации путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии призна­ков хищения). Возможность же завладения путем обмана или злоупотребления доверием не только имуществом, но и правом на имущество была оставлена за мошенниче­скими посягательствами на личную собственность (ст. 147), поскольку глава о преступлениях против личной собствен­ности граждан не содержала нормы, аналогичной ст. 94. И это логично, поскольку в условиях обобществленной соб­ственности обманы в обязательственных отношениях между юридическими лицами (государственными и общественны­ми организациями, учреждениями и предприятиями) ни­чего не меняли в существе отношений собственности, фик­сируя лишь неправомерное перемещение имущества из одного государственного «кармана» в другой. Возможность же возникновения таких обязательственных отношений с участием юридических и физических лиц, которые могли бы служить предпосылкой для обманного перемещения государственного или общественного имущества в «личный карман», была, видимо, достаточно небольшой.

        Что касается хищения путем злоупотребления служеб­ным положением, присвоения и растраты (ст. 92), то поня­тия эти в законе не раскрывались, указывались лишь осо­бенности субъектов таких преступлений: при присвоении и растрате ими могли быть лица, которым государственное или общественное имущество вверено, а субъектом хище­ния путем злоупотребления служебным положением мог­ло быть только должностное лицо (в ведении которого на­ходилось имущество социалистической организации).

        В связи с тем, что в УК РСФСР понятие хищения не раскрывалось, в литературе велась оживленная дискуссия о нем. Наиболее серьезными были споры об объективной стороне хищения. Например, по Г.А.Кригеру, при совер­шении хищения имеет место преступное «завладение» социалистическим имуществом или «передача» его тре­тьим лицам, по А.А.Пинаеву — «изъятие» и «обращение» имущества в пользу отдельных лиц, по П.С.Матышевско- му — «обращение» имущества в свою пользу или поль­зу другого, по Э.С.Тенчову — тоже «обращение», но в собственность виновного, по В.С.Устинову — «изъятие» в собственность виновного или других лиц, по М.А.Ефимо- ву — «изъятие», «издержание», «передача» социалистиче­ского имущества либо «завладение» им и т. д.

        Что касается остальных признаков хищения, то боль­шинство специалистов к ним относило безвозмездность и противоправность содеянного виновным, а также послед­ствие хищения — причинение имущественного ущерба собственнику имущества. В целом не вызывало сомнения отнесение к обязательным признакам хищения также ко­рыстной цели, но корыстный мотив таковым признавался не всеми авторами.

        В юридической литературе можно было встретить различные точки зрения по количеству форм хищения, предусмотренных в ст. 92 (ст. 1471) УК РсФсР 1960 г. Так, Г.А.Матусовский считал, что в ст. 92 (ст. 1471) УК РСФСР го­ворилось лишь об одной форме хищения, а понятия «при­своение», «растрата» и «хищение путем злоупотребления служебным положением» следует, по его мнению, рассма­тривать в качестве элементов внутри этой формы.

        Некоторые авторы предлагали выделять в рассматри­ваемой статье две самостоятельные формы хищения. Но и здесь не было единства мнений в том, какие две формы сле­дует считать самостоятельными. Например, В.Фельдблюм придерживался позиции, что ст. 92 (1471) объединяет такие две формы хищения, как присвоение и растрата, а понятие «злоупотребление служебным положением» является лишь характеристикой субъекта названного преступления.

        В.В.Устименко же считал, что «диспозиция ст. 84 УК УССР (ст. 1471 УК РСФСР) по существу объединяет два са­мостоятельных преступления. Это хищение. путем при­своения или растраты. и хищение. путем злоупотребле­ния служебным положением».

        «Субъектом присвоения и растраты, — считает П.С.Матышевский, — может быть лицо, наделенное опре­деленными правомочиями (управления, пользования, распоряжения, владения) в отношении похищаемого им имущества».

        Несколько уже определяет это понятие Ш.И.Чинхоев. По его мнению, «при присвоении и растрате виновное лицо непосредственно само владеет вверенным имуще­ством, и его правомочия в отношении вверенного иму­щества ограничиваются лишь правом владения, но не распоряжения».

        По мнению некоторых авторов, такое ограничительное толкование данного понятия необоснованно. Субъектом присвоения и растраты является лицо, у которого имуще­ство находится в правомерном владении. и он (виновный) был наделен в отношении него правомочиями по распоря­жению, управлению, доставке, хранению.

        Уголовный кодекс 1960 г. совершенно определенно исходил из существования общего понятия «хищение», охватывающего ряд сходных по объективным и субъектив­ным признакам посягательств на социалистическую соб­ственность. Однако само это понятие в законе не раскры­валось. Важнейшие общие признаки хищения были даны в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 г. «О судебной практике по делам о хищениях государ­ственного и общественного имущества». Но по-прежнему играла большую роль доктринальная разработка общего понятия хищения. Значение этого понятия не упало из-за того, что в Уголовном кодексе 1960 г. ответственность диф­ференцировалась по конкретным формам хищения. При­знано, что общее понятие «хищение» помогает раскрыть характерные признаки, присущие всем его формам и ви­дам, облегчает анализ конкретных форм хищения, способ­ствует их отграничению от других преступлений против собственности, от посягательств, направленных на иные общественные отношения, и от действий, не наказуемых в уголовном порядке.

        Рассматривая вопросы применения судами законо­дательства об ответственности за хищения государствен­ного или общественного имущества в сфере сельскохозяй­ственного производства, Пленум Верховного Суда СССР в п. 4 своего Постановления от 19 июня 1979 г. № 2 отнес к субъектам присвоения и растраты наряду с должностными лицами сельскохозяйственных организаций, предприятий и учреждений экспедиторов, шоферов-экспедиторов, заве­дующих токами, складами и других работников, совершив­ших хищение вверенного им имущества, в отношении ко­торого они осуществляли правомочия по распоряжению, управлению, доставке или хранению.

        В УК РСФСР 1960 г. предусматривалась ответствен­ность за самостоятельную форму хищения (наряду с при­своением и растратой) путем злоупотребления служебным положением (ст. 92, ч. 2 ст. 1471 УК РСФСР). Правда, един­ства взглядов на сущность этого преступления не было. Одни ученые считали указанное преступление способом присвоения и растраты, сторонники другого подхода (их было большинство) полагали, что хищение путем злоу­потребления служебным положением — самостоятельная (третья) форма хищения, предусмотренная в ст. 92 (ч. 2 ст. 1471 УК РСФСР)

        На протяжении более чем тридцати лет (до 1991 года) судебно-следственной практикой хищение признавалось мелким, если оно совершалось на сумму, не превышающую 50 рублей, и крупным — на сумму от 2,5 до 10 тыс. рублей. Интересен тот факт, что форма хищения (в зависимости от суммы) законодательного значения не имела.

        В первоначальной редакции ст. 96 УК 1960 г. предусма­тривала ответственность за мелкое хищение государствен­ного или общественного имущества путем кражи, мошен­ничества, присвоения, растраты или злоупотребления служебным положением, совершенное лицом, которое уже подвергалось мерам общественного воздействия за мелкое хищение или, хотя не подвергалось таким мерам, но со­вершало мелкое хищение не менее двух раз, а равно совер­шенное лицом, к которому по обстоятельствам дела меры общественного воздействия не могут быть применены.

        Таким образом, можно обозначить следующее:

        1) понятие мелкого хищения законодательно относит­ся только к таким видам собственности, как государствен­ное или общественное имущество;

        2) мелкое хищение не влекло уголовной ответственно­сти, кроме таких видов, как грабеж и разбой;

        3) квалифицированные виды хищений относительно мелкого хищения (группа лиц по предварительному сгово­ру и др.) значения для квалификации не имеют.

        Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 1 (20) 2010

        Статья 89. Назначение наказания несовершеннолетнему

        2. Несовершеннолетний возраст как смягчающее обстоятельство учитывается в совокупности с другими смягчающими и отягчающими обстоятельствами.

        Комментарий к Ст. 89 УК РФ

        1. При назначении наказания несовершеннолетнему суд обязан руководствоваться не только общими началами назначения наказания, предусмотренными в ст. 60 УК, но и учитывать иные, предусмотренные в комментируемой статье обстоятельства: условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, уровень его психического развития и иные особенности личности, а также влияние на него старших по возрасту лиц, которые в соответствии с ч. 1 ст. 421 УПК подлежат установлению при производстве предварительного расследования и судебного разбирательства.

        2. При назначении наказания несовершеннолетнему судам следует руководствоваться разъяснениями, данными в Постановлении Пленума ВС РФ от 01.02.2011 N 1. При решении вопроса о назначении наказания несовершеннолетним суду следует обсуждать прежде всего возможность применения наказания, не связанного с лишением свободы, имея в виду не только требования, изложенные в ст. 60 УК (характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание), но и условия, предусмотренные комментируемой статьей (условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, уровень психического развития, иные особенности личности, влияние старших по возрасту лиц). Суд вправе принять решение о назначении несовершеннолетнему наказания в виде лишения свободы лишь тогда, когда исправление его невозможно без изоляции от общества, обязательно мотивировав в приговоре принятое решение. Судам необходимо более тщательно изучать возможности применения предусмотренных ст. ст. 75 и 76 УК оснований к освобождению несовершеннолетних от уголовной ответственности. При назначении несовершеннолетнему наказания с применением ст. 73 УК судам в каждом случае следует обсуждать вопрос о возложении на условно осужденного исполнения определенных обязанностей.

        3. Учет условий жизни и воспитания предполагает установление в ходе судебного разбирательства данных о среде, в которой жил и воспитывался несовершеннолетний до совершения преступления, условий формирования личности несовершеннолетнего в семье, в школе, в трудовом коллективе.

        4. Учет уровня психического развития и иных особенностей личности (прежде всего социально-психологических данных виновного) необходим для того, чтобы установить, осознавал ли несовершеннолетний в полной мере фактический характер и вредность своих поступков, возможность руководить ими. Нередко условия воспитания подростка обусловливают отставание уровня его развития от сверстников, что снижает степень понимания социального содержания и значения совершенных действий, а следовательно, определяет необходимость смягчения ответственности.

        5. Влияние старших по возрасту лиц будет иметь место как в случае уголовно наказуемого вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления путем обещаний, обмана, угроз или иным способом (ст. 150 УК), так и в случаях любого иного негативного влияния старших по возрасту на несовершеннолетнего (аморальный образ жизни родителей, одобрение старшими противоправного поведения и ориентирование на игнорирование общепризнанных правил поведения, восхваление «преступной романтики» и т.п.).

        Ук рсфср ст 89

        ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СУДА

        26 июля 1995 г. г.Москва

        Президиум Верховного Суда Российской Федерации

        Председателя — Лебедева В.М.,

        Членов Президиума — Меркушова А.Е., Верина В.П., Жуйкова В.М., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М., Каримова М.А., Свиридова Ю.А., Езина В.Ф.

        рассмотрел уголовное дело по протесту Председателя Верховного Суда Российской Федерации на приговор военного трибунала — войсковая часть 62980 от 16 апреля 1990 г., оставленный без изменения военным трибуналом Дальневосточного военного округа 4 июня 1990 г., согласно которому военнослужащий войсковой части 62431 рядовой

        Красов Андрей Витальевич, родившийся 18 сентября 1969 г. в гор.Орле, судимый 2 октября 1987 г.по ч.2 ст.144 УК РСФСР к одному году исправительных работ, наказание не отбывший,

        осужден к лишению свободы : по ч.3 ст.89 УК РСФСР на 3 года, по ч.4 ст.89 УК РСФСР и совокупности преступлений на 6 лет с конфискацией имущества, а по совокупности приговоров — на 6 лет 4 месяца в исправительно-трудовой колонии усиленного режима с конфискацией имущества.

        Определением Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 19 мая 1992 г. действия Красова с ч.4 ст. 89 УК РСФСР переквалифицированы на ч.3 ст. 89 УК РСФСР, по которой назначено наказание — 5 лет лишения свободы. В соответствии со ст.41 УК РСФСР окончательно наказание Красову определено — 5 лет 4 месяца лишения свободы в исправительно-трудовой колонии общего режима.

        Срок отбывания наказания Красову исчисляется с 24 ноября 1989 года.

        По данному делу осуждены также СЕМЕНОВ С.В.,ФЕДОТОВ В.В. и КРАВЧЕНКО П.С., протест в отношении которых не вносится в связи с отбытием ими наказания.

        В связи с изменением законодательства в протесте ставится вопрос о

        переквалификации преступных действий Красова со ст. 89, ч.3,УК РСФСР на ч.2 ст.144 УК РСФСР /в редакции Закона от 1 июля 1994 г./ .

        Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Белявского В.Б. и заключение Заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И. об удовлетворении протеста, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

        С учетом изменений, внесенных в приговор Военной коллегией Верховного

        Суда Российской Федерации, Красов признан виновным в хищении государственного имущества по предварительному сговору группой лиц, повторно и с проникновением в хранилище, которое совершено им при следующих обстоятельствах.

        6 октября 1989 г. Красов и Кравченко проникли в вещевой склад части, откуда похитили летно-техническое обмундирование стоимостью 1200 руб.91 коп.

        Во второй половине этого же месяца Красов совместно с Семеновым проник в этот же вещевой склад и совершил хищение имущества на общую сумму 3187 руб.39 коп.

        Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит протест подлежащим удовлетворению .

        В соответствии с Федеральным Законом Российской Федерации от 1 июля 1994 г. «;О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР»; из Уголовного кодекса РСФСР исключена глава вторая Особенной части, предусматривавшая ответственность за преступления против социалистической собственности. Этот Закон преступность и наказуемость за противоправное завладение чужим имуществом не устранил ,а предусмотрел ответственность за это по нормам главы пятой УК РСФСР, изложенным в новой редакции.

        Материалами дела установлено, что в октябре 1989г. Красов совершил кражи чужого имущества по предварительному сговору группой лиц, повторно и с проникновением в помещение. В связи с этим действия осужденного в этой части надлежит переквалифицировать со ст.89,ч.3, на ст.144, ч.2, УК РСФСР (в редакции Закона от 1 июля 1994 года), поскольку санкция нового закона смягчает наказание и, следовательно, в соответствии со ст.6 УК РСФСР этот закон имеет обратную силу.

        При назначении наказания Красову учитываются требования ст.37 УК РСФСР. Исходя из изложенного и руководствуясь п.5 ст.378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

        приговор военного трибунала — войсковая часть 62980 от 16 апреля 1990 г., определение военного трибунала Дальневосточного военного округа от 4 июня 1990 г. и определение военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 19 мая 1992 г. в отношении КРАСОВА Андрея Витальевича изменить :

        переквалифицировать действия осужденного с ч.3 ст.89 УК РСФСР на ч.2 ст.144 УК РСФСР ( в редакции Закона от 1.07.94 г.),на основании которой назначить ему наказание в виде 4 лет лишения свободы без конфискации имущества.

        В соответствии со ст.41 УК РСФСР окончательно наказание Красову по совокупности приговоров определить в виде 4 лет 4 месяцев лишения свободы в исправительно-трудовой колонии общего режима без конфискации имущества.

        В остальной части судебные решения оставить без изменения.

        Электронный текст документа
        подготовлен ЗАО «Кодекс» и сверен по:
        Файл — рассылка

        Смотрите еще:

        • Пособия на детей в кургане Детские пособия в Кургане и Курганской области в 2018 году 100% среднемесячного дохода, из расчета за последние два года; Вам нужна консультация эксперта по этому вопросу? Опишите вашу проблему и наши юристы свяжутся с вами в ближайшее […]
        • Закон о местном самоуправлении рф 2011 Федеральный Закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» ОБ ОБЩИХ ПРИНЦИПАХ ОРГАНИЗАЦИИ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 16 сентября 2003 года 24 сентября 2003 года (в ред. […]
        • Закон об орд с изменениями 144-ФЗ «Об оперативно розыскной деятельности» Действующий ФЗ-144 содержит основные аспекты оперативно-розыскной деятельности РФ. Также обеспечивает проведение законных мероприятий в оперативно-розыскной области. Описание […]
        • Красноярская государственная экспертиза Красноярский филиал 660017, г. Красноярск,ул. Красной Армии, д. 3 Часы работы: Пн-Чт 9:00 — 18:00 Пт 9:00 — 16:45 Сб-Вс выходной Перерыв на обед с 13:00 — 13:45 Единый справочный телефон: Доступность для инвалидов: Есть лифт […]
        • Правила пользования с микроскопом в пищевой промышленности Правила пользования микроскопом Работая с микроскопом, необходимо соблюдать определенные правила обращения с ним. 1. Микроскоп вынимают из футляра и переносят к рабочему месту, держа его одной рукой за ручку […]
        • Сиделки для детей с проживанием Сиделки для детей с проживанием 21.08.2018 09:15 Частные услуги Гуру Apr 6 2018, 15:23 Телефон: ‎ 8 906 382 14 77 (Фаина)- Предлагаю услуги сиделки (в доме,в стационаре,с проживанием);- женщина 50л аккуратная,чистоплотная,без […]
        • Иск по алиментам гпк рф Все об алиментах – пошаговая инструкция Если у Вас возникли вопросы по взысканию алиментов, изменению размера алиментов, прекращению уплаты алиментов - звоните нам 8(8442)50-56-79, мы бесплатно проконсультируем по всем интересующим Вас […]
        • Оконченное преступление понятие момент окончания преступления Портал "Юристъ" - Ваш успех в учебе и работе! Уголовное право В оконченном преступлении существует единство объективной и субъективной сторон. 2. Момент окончания преступлений с материальным, формальным и усеченным составом. Момент […]